Состояние и особенности подготовки специалистов с высшим профессиональным образованием в 1993-2007 гг icon

Состояние и особенности подготовки специалистов с высшим профессиональным образованием в 1993-2007 гг


Смотрите также:
Положение об организации целевой подготовки специалистов с высшим и средним профессиональным...
Объявляет прием курсантов и слушателей на 2012 2013 учебный год...
Программа вступительного собеседования по обществознанию (для абитуриентов со средним...
Положение о порядке организации целевой контрактной подготовки специалистов с высшим и средним...
Встатье рассматриваются вопросы взаимодействия рынков труда и образовательных услуг в сфере...
Правила приема в гоу впо....
Темы рефератов для аспирантов по психологии высшей школы Требования к специалисту с высшим...
Программа комплексного государственного экзамена по дисциплинам: Экономическая теория...
Профили подготовки и специальностей работников...
В соответствии с Федеральным планом статистических работ на 2005 год и постановлением...
Учебный план Сокращенной подготовки специалистов с высшим образованием на базе среднего...
Кафедра медицинской и биологической кибернетики Сибгму приглашает специалистов с высшим и...



Загрузка...
скачать
Состояние и особенности подготовки специалистов с высшим профессиональным образованием в 1993-2007 гг.


Гапонюк Петр Никитович,

Российская академия образования


Аннотация

В статье рассматривается динамика подготовки специалистов с высшим профессиональным образованием в период с 1993 г. по 2007 г. в рамках российской системы образования

Ключевые слова: образование, вуз, социальная динамика


Abstract

Dynamics of training specialists with the high education in 1993 till 2007 time frames within the limits of the Russian education system is considered in the article.

Keywords: education, high school, social dynamics


Высшее образование является наиболее динамичным компонентом системы образования: численность студентов вузов за последние шесть лет возросла на 2636 тыс. человек, или на 94,5%. В системе высшего профессионального образования наблюдается устойчивый рост количества как государственных, так и негосударственных вузов. По данным Федеральной службы государственной статистики (Госкомстат)*, общее количество вузов по России в 2006/07 учебном году составило 1090 (по сравнению с 1995 г. оно выросло на 328), а число обучаемых в них - 7310 тыс. человек. Количество студентов увеличилось 2,62 раза по сравнению с 1995 г. (таблица 1.1).

^ Таблица 1.1. Высшие учебные заведения




1993/

1995/

2000/

2001/

2002/

2003/

2004/

2005/

2006/




94

96

01

02

03

04

05

06

07

Число высших учебных заведений - всего

626

762

965

1008

1039

1046

1071

1068

1090

в том числе:




























Государственных и муниципальных

548

569

607

621

655

654

662

655

660

негосударственных

78

193

358

387

384

392

409

413

430

Численность студентов – всего (тыс. человек)

2613

2791

4742

5427

5948

6456

6884

7064

7310

в том числе в учебных заведениях:




























Государственных и муниципальных

2543

2655

4271

4797

5229

5596

5860

5985

6133

из них обучалось на отделениях:




























очных

1625

1700

2442

2657

2862

З010

3144

3195

3251

очно-заочных (вечерних)

170

160

259

285

299

302

300

300

291

заочных

748

795

1519

1784

1973

2165

2279

2348

2443

экстернат

-

0.1

51

71

95

119

137

142

148

негосударственных

70

136

471

630

719

860

1024

1079

1177

из них обучалось на отделениях:




























очных

37

53

183

224

242

267

290

313

331

очно-заочных (вечерних)

5

14

44

50

47

50

61

71

81

заочных

22

61

243

355

427

539

663

684

753

экстернат

6

8

1

1

3

4

10

11

12

На 10 000 человек населения приходилось студентов высших учебных заведений

176

188

324

373

410

448

480

495

514

в том числе государственных и муниципальных

171

179

292

329

361

388

408

419

431

Из общей численности студентов - женщины, (тыс. человек)

1347

1517

2686

3146

3422

3745

4001

4114

4256

Численность профессорско-преподавательского персонала в высших учебных заведениях, (тыс. человек)




























государственных и муниципальных

239,8

240.2

265,2

272,7

291,8

304,0

313,6

322,1

334,0

негосударственных

3,8

13.0

42,2

46,9

47.8

50.1

50.7

65.2

75,

*Здесь и далее использованы данные с сайта Госкомстата: http://www.gks.ru/wps/portal


В целом по России в 2004 г. в структуре профессиональной подготовки учащиеся ПУ составили 17,3% (в 1998 г. - 26%), студенты ссузов - 26% (в 1998 г. - 30%>), а вузов - 56,8% (в 1997 - 43,5%) от общего числа учащихся (таблица 1.2).

^ Таблица 1.2. Основные показатели системы профессионального образования Российской Федерации (тыс. чел.)




1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

Количество учебных заведений, всего

4166

4114

4050

3954

3911

3893

3872

Численность учащихся

1689

1670

1667

1676

1694

1679

1649

Принято

928

899

885

893

931

845

837

Выпущено

841

821

800

785

770

763

759

Сузы

Количество учебных заведений, всего в т.ч. государственные негосударственные

2634

2649

2653

2631

2649

2703

2684

2612

2608

2593

2584

2576

2589

2595

22

41

60

47

73

114

89

Численность учащихся в т.ч. государственных негосударственных

1929,9

1986,3

2029,9

2068.2

2175,6

2360,8

2470,2

1923,3

1975,8

2011.1

2051,6

2147,3

2308,6

2409,8

6,6

10,5

18,8

16,6

28,3

52,2

60,4

Принято - всего в т.ч. государственные негосударственные

668,9

667,8

694,4

714,2

781,5

867,2

877,7

664,6

662

684,6

706.5

766,5

842,4

850,8

4.3

5.8

9,8

7,7

15

24,8

26,9

Выпущено - всего в т.ч. государственные негосударственные

474

496,4

542,2

549

569,7

579.3

608,6

473

494

537.9

544,8

563,2

567,7

593.2

1

2,4

4,3

4,2

6,5

11.6

15,4

Вузы

Количество учебных заведений, всего в т.ч. государственных негосударственных

762

817

880

914

939

965

1008

569

573

578

580

590

607

621

193

244

302

т т л

349

358

387

Численность учащихся всего в т.ч. государственных негосударственных

2790,7

2964,9

3248,3

3597,9

4073

4741,4

5426,9

2655,2

2802.4

3046,5

3347,2

3728,1

4270,8

4797,4

135.5

162,5

201,8

250.7

344,9

470.6

629,5

Принято – всего в т.ч. государственные негосударственные

681

729,2

814,6

912,9

1059

1292,5

1461,6

628,6

674.3

748,3

831,8

946,4

1140,3

1263,4

52,4

54,9

66,3

81.1

112,6

152,2

198,2

Выпущено – всего в т.ч. государственные негосударственные

403,2

428,2

457.7

500.8

554.8

635,1

720,2

395,5

415,1

436,2

470.6

514.6

578.9

647.8

7.7

13,1

21,5

30,2

40.2

56,2

72,4


Доминирующее положение в системе высшего образования России продолжают занимать государственные вузы. В 2006/07 учебном году в 660 государственных высших учебных заведениях России обучалось около 6,1 млн. человек (или 83,8% от общего числа студентов вузов); в том числе около 3,2 млн. студентов - на дневных отделениях вузов. За семь лет число студентов государственных вузов увеличилось в 1,5 раза.

Высокими темпами развивается негосударственное высшее образование. Количество негосударственных вузов по России за семь лет увеличилось в 1,2 раза и составило 430 единиц, а численность учащихся в них выросла в 2,5 раза и достигла почти 1177 тыс. человек. 253 негосударственных вуза имеют государственную аккредитацию. Наибольшее число вузов сосредоточено в Центральном (35%), Приволжском (16,6%о), Южном (13,9%) федеральных округах России. Наименьшее число вузов находится в Дальневосточном (4,5%) и Уральском (6,5%) федеральных округах.

Вместе с тем распределение учебных заведений и обучающихся в них студентов по территории России крайне неравномерно: все вузы страны сосредоточены в 122 городах, из них почти половина вузов - в 15 городах. Такой разброс во многом обусловлен неравномерностью распределения населения по территории РФ, различием в социально-экономическом уровне развития регионов. Так, в многомиллионной Москве в 2005 г. было сосредоточено 229 вузов, а численность обучающихся в них студентов превышает 1 млн. человек, 428 тыс. человек обучается в 87 вузах Санкт-Петербурга, 175 тыс. человек - в Екатеринбурге, более 150 тыс. человек - в Новосибирске, Ростове и Московской области, около 130 тыс. человек - в Казани, Челябинске, Самаре. Дополнительные возможности для реализации права граждан на образование обеспечивается наличием 1540 филиалов высших учебных заведений, из которых 410 - это филиалы государственных вузов. Около половины из них находится на территории Сибири и Дальнего Востока, что способствует преодолению исторически сложившейся диспропорции в размещении высших учебных заведений на территории Российской Федерации. На 10 тыс. населения приходится 327 студентов, обучающихся в государственных и негосударственных вузах (наивысший показатель за всю историю российской высшей школы), из них 194 получают высшее образование за счет бюджета.

По своей подчиненности 52,2% государственных вузов находится в ведении Министерства образования и науки РФ и 0,5% - аналогичных министерств автономных республик. Собственные высшие учебные заведения имеют более 15 отраслевых министерств РФ, а также региональные органы управления (автономные, краевые, и т. д.). Так, 7,5% государственных вузов подчиняются Министерству здравоохранения и социального развития, 9,7% - Министерству сельского хозяйства, 7% -Министерству культуры и массовых коммуникаций, около 2% - местным органам управления.

В 2006 г. государственными вузами России было подготовлено 1055,9 тыс. специалистов, в 2005 г. - 978,4 тыс. специалистов, в 2002 г. - 751,0 тыс. специалистов. Выпуск негосударственных вузов в 2006 г. составил 199,1 тыс. специалистов, в 2005 г. - 173,3 тыс. специалистов, 2002 г. - 87,2 тыс. специалистов (см. таблицу 1.3).

^ Таблица 1.3. Отдельные показатели деятельности организаций образования




2006г.



В % к 2005г.



Справочно

2005г.

6 % к 2004г.

^ Государственные и муниципальные дневные общеобразовательные учреждения













Число учебных заведений, единиц

58683

96,6

60771

97,3

из них: гимназии

1318

103.1

1278

102,6

Лицеи

946

103,2

917

105,2

Численность учащихся, (тыс. человек)

14302,4

94,6

15112.S

93.9

из них: в гимназиях

871,6

100,6

866,1

98,4

в лицеях

559.5

101,2

553,1

101,5

^ Негосударственные дневные общеобразовательные учреждения













Число учебных заведений, единиц

719

99,0

726

102.5

Численность учащихся, (тыс. человек)

71,3

98,6

72,3

103,0

^ Государственные и муниципальные учреждения среднего профессионального образования













Число учебных заведений, единиц

2631

97,9

2688

101,9

Численность студентов, (тыс. человек)

2388,9

96,6

2473.0

98,8

Прием, (тыс. человек)

756,2

93,3

810,9

95.1

Выпуск, (тыс. человек)

657,9

101,0

651,4

96,5

^ Государственные и муниципальные учреждения высшего профессионального образования













Число учебных заведений, единиц

660

100,8

655

98,9

Численность студентов, (тыс. человек)

6133,1

102,5

5985,3

102,1

Прием, (тыс. человек)

1376,7

100,3

1372,5

99,1

Выпуск, (тыс. человек)

1055,9

107.9

978,4

105,2

^ Негосударственные учреждения высшего профессионального образования













Число учебных заведений, единиц

430

104,1

413

101,0

Численность студентов, (тыс. человек)

1176.S

109,0

1079,3

105,4

Прием, (тыс. человек)

280.9

104,8

268,0

97.6

Выпуск, (тыс. человек)

199,1

114,9

173,3

118,5


За последнее десятилетие в системе подготовки специалистов произошли существенные структурные изменения. Сдвиги в структуре рабочих мест, происходящие в экономике при переходе к рынку, вызвали изменение в отраслевой структуре спроса на рабочую силу. Реструктуризация экономики на первых порах резко уменьшила потребность в специалистах, связанных со сферой материального производства. В период с 1990 г. по 2007 г. существенно сократилась численность занятых в таких отраслях, как наука, научное обслуживание (сокращение более чем в два раза), промышленность (сокращение на треть), сельское хозяйство (сокращение почти на четверть). При этом почти вдвое выросла занятость в финансовой сфере и торговле, еще больше - в органах управления. В целом за этот период доля занятых в сфере услуг увеличилась более чем вдвое.

Однако изменения в отраслевой структуре российской экономики существенно не отразились на отраслевой специализации государственных высших учебных заведений. В 2002 г. (как и в 1960 г. и все последующие годы) почти треть специалистов с высшим образованием подготовили вузы промышленно-строительного профиля, более трети - педагогического. На медицинские, правовые, экономические, сельскохозяйственные и транспортные вузы приходилось около 30% общего числа выпущенных специалистов (таблица 1.4).

^ Таблица 1.4. Выпуск специалистов государственными вузами Российской Федерации по отраслевой специализации вузов






Все формы обучения

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

Всего

394,6

415,1

436.2

470,6

514,6

578,8

457.2

751,0

промышленности

121,9

125.9

131,4

138,5

154.3

174,4

192.5

215,8

строительства

10,9

11,4

11,4

12.4

13.5

15,6

17.2

19,9

транспорта

13,5

14,7

16,1

18,0

20,6

25,2

25.6

28,4

связи

3,4

3,4

3.7

3,4

3,7

4.3

4.8

5,6

сельского хозяйства

30,5

33,5

35,8

38,2

41,6

46,3

51.4

57,9

экономики

31,9

33,8

38,7

45,4

52,4

62,6

71,2

89,6

права

4,5

4,9

5,5

6,4

6,6

8,4

9.1

27,1

здравоохранения

26.7

28,2

28,1

26,7

23,1

22,0

21.9

22,4

физической культуры и спорта

4,7

4,5

4,2

4,4

5,0

5,1

5,6

6.0

образования

142,0

149,7

156,5

171,8

188,3

208,8

49,4

42,9

Из них:

























университеты

79,4

89,1

101,5

113,7

128.5

111,3

133,5

149,0

педагогические вузы

53,7

51,1

45,8

47,8

47.6

91,8

57,0

77,5

искусства и кинематографии

4,6

5,1

4,8

5,4

5,5

6,1

8,1

8,9

Однако за годы реформ существенно изменилась структура подготовки специалистов вузами России, и в первую очередь вузами инженерно-технического профиля. В новых условиях существования вузы, не имея долгосрочных прогнозов развития экономики регионов, были вынуждены сами подстраиваться к потребностям весьма нестабильной экономики и изменять структуру подготовки специалистов, самостоятельно решая вопросы о том, для кого готовить специалистов, какому профилю и уровню образования они должны соответствовать, чтобы быть востребованными на рынке труда. Так, наряду с появлением новых профильных специальностей, во многих традиционно технических вузах были открыты факультеты, готовящие менеджеров, экономистов, бухгалтеров, юристов. По этому пути пошли вузы практически всех профилей, кроме медицинских. Этот процесс характерен для государственных вузов всех регионов России.

В целом по России в структуре выпуска государственных вузов преобладают специалисты гуманитарно-социальных специальностей (20,5% от общего числа выпускников, в 1995 г. - 15,4%), экономики и управления (27,7% от общего числа, в 1995 г. - 15,2%), образования (8,1%) , в 1995 г. -9,8%). За шесть лет значительно сократился выпуск специалистов естественнонаучных специальностей (в 2001 г. - 6,6%о, в 1995 г. - 9,4%), здравоохранения (в 2001 г. - 3,9%, в 1995 г. - 7,1%), сферы культуры (в 2001 г. - 1,9%, в 1995 г. - 2,7%), сельского хозяйства (в 2001 г. - 4,4%, в 1995 г. -5,3%).

В последние годы снизился удельный вес выпускников в общем объеме выпуска по всем группам технических специальностей. Среди выпускников 2001 г., получивших образование по инженерно-техническим специальностям, преобладали специалисты по строительству и архитектуре (3,7% от общего числа, в 1995 г. - 4,6%), информатике и вычислительной технике (1,7% от общего числа, в 1995 г. 2,4%), по электронной технике, радиотехнике и связи (1,8% от общего числа, в 1995 г. - 3,4%), машиностроению и материалообработке (2,0% от общего числа, в 1995 г. -3,1%), энергетике и энергомашиностроению (1,5% от общего числа, в 1995 г. - 1,8%), технологическим машинам и оборудованию (1,7% от общего числа, в 1995 г. - 2,3%). Выпуск специалистов по остальным группам специальностей не превышал 1% общего выпуска. Выпуск специалистов в области морской техники, геодезии и картографии, геологии и разведки полезных ископаемых составлял 0,2%) - 0,4% выпуска.

Рост числа выпускников заметен среди таких групп специальностей, как гуманитарно-социальная (за шесть лет выпуск вырос более чем в 2 раза и в 2001 г. достиг 122,2 тыс. человек); экономика и управление (в 1995 г. было выпущено 59,6 тыс. человек, в 2001 г. - 164,9 тыс. человек). По большинству групп специальностей рост численности выпускников проходил на фоне снижения их доли в общем объеме выпуска. Среди таких групп можно выделить: образование (в 1995 г. было выпущено 38,1. тыс. человек, в 2001 г. - 48,4 тыс. человек), естественнонаучная (в 1995 г. - 36,4 тыс. человек, в 2001 г. - 39,1 тыс. человек); сельское хозяйство (в 1995 г. - 20,6 тыс. человек, в 2001 г. -26,1 тыс. человек).

На 85% увеличился выпуск специалистов естественно-технической группы. Численность выпускников группы «здравоохранение» за шесть лет сократилась на 15%> и в 2001 г. составила 23,4 тыс. человек (в 1995 г. - 27,5 тыс. человек).

Несмотря на рост численности выпускников по большинству групп инженерно-технических специальностей, их составляющая в общем объеме выпуска снизилась. При этом структура выпуска изменилась, например, выпуск специалистов по разработке полезных ископаемых за последние шесть лет вырос в 1,5 раза, по энергетике и энергомашиностроению - в 1,3 раза, по наземным транспортным средствам - в 1,25 раза, по эксплуатации транспорта - в 1,65 раза, по технологии продовольственных товаров - в 1,5 раза, по строительству и архитектуре - в 1,25 раза.

Практически не изменилась численность выпускников по следующим группам: геология и разведка полезных ископаемых, металлургия, автоматика и управление, химическая технология, технология товаров широкого потребления. Снизился выпуск специалистов по специальностям: авиационная и ракетно-космическая техника (в 1,25 раза), электронная техника (в 1,25 раза).

В связи с тем, что подготовка специалистов с высшим образованием менее мобильна, чем меняющиеся потребности в специалистах, на рынке труда постоянно существует (в большей или меньшей степени) дисбаланс между выпуском специалистов и потребностью в них.

Планирование развития системы образования не может осуществляться без учета складывающихся демографических тенденций. При этом рассмотрению подлежат как непосредственно влияющие на численность абитуриентов величины, так и параметры демографических процессов, оказывающих наиболее значимое влияние на время получения доходов, а, следовательно, на размер экономической отдачи от инвестиций в че­ловеческий капитал.

Статистические данные свидетельствуют о том, что, начиная с 1987 г. и по 1997 г., в стране ежегодно сокращалась рождаемость, что в перспективе приведет к сокращению количества выпускников дневных общеобразовательных школ к 2013 году примерно на 30-35%. Данная тенденция продолжает существовать и в настоящее время. Так, по предварительной оценке, численность постоянного населения Российской Федерации на 1 января 2006 г. составила 142,7 млн. человек и за прошедший год уменьшилась на 735,5 тыс. человек, или на 0,51% (за 2004 г. на 694,0 тыс. человек или на 0,48%).

Сокращение численности населения происходило из-за естественной убыли населения, которая в 2005 г. увеличилась по сравнению с 2004 г. на 50,1 тыс. человек. Увеличившийся миграционный прирост на 12,7% компенсировал численные потери населения. Демографы фиксируют падение значений статистических показателей, характеризующих этот процесс, уже в течение нескольких десятилетий. И в этом смысле процессы, протекающие в нашей стране, похожи на аналогичные процессы в экономически развитых странах.

В то же время следует иметь в виду, что рождаемость - сложный и многофакторный процесс и поэтому при общей тенденции снижения ее уро­вень (даже если рассматривать страну в целом) подвержен определенным колебаниям. Например, анализ динамики такого наиболее общего показателя, характеризующего процесс рождаемости, как ее суммарный коэффициент показывает, что за последние 40 лет при общем сокращении значения показателя практически в два раза (с 2,4 в 1961 г. до 1,2 в 1998 г.), имели место два локальных его повышения (в начале 1970-х гг. и в 1980-х гг.).

^ Таблица 1.6. Естественное движение населения в Российской Федерации (тыс. человек)

Годы

На 1000 человек населения

Число детей, умерших в возрасте до одного года, на 1000 родившихся живыми

родившихся

умерших

Естественный прирост, убыль (-)

1992

10,7

12.2

-1,5

18,0

1995

9,3

15,0

-5,7

18.1

2000

8,7

15,3

-6,6

15,3

2001

9,0

15,6

-6,6

14,6

2002

9,7

16,2

-6,5

13

2003

10,2

16,4

-6.2

12,4

2004

10.4

16,0

-5,6

11,6

2005

10.2

16.1

-5.9

11.0

2006

10.4

15,2

-4.8

10.2


Кризисное положение с рождаемостью в нашей стране возникло только в последние годы. Еще в 1990 г. Россия имела достаточно высокие значения суммарного коэффициента рождаемости — 1,89. Среди западноевропейских стран более высокое значение имели только Ирландия — 2,12 и Норвегия — 1,93. Падение рождаемости в России в последние десять лет было столь стре­мительно, что, несмотря на то, что в экономически развитых европейских странах протекал аналогичный процесс, уже к концу 1990-х гг. Россия по этому показателю среди них оказалась на последнем месте.

По оценкам экспертов, столь резкое падение уровня рождаемости вышло за рамки обычных колебаний этого показателя. Несомненно, что частич­но эта ситуация была обусловлена снижением эффекта воздействия мер се­мейной политики, введенных в 1980-х гг. и тем, что в свое время введение этих мер закономерно привело к реализации отложенных рождений и стиму­лированию рождений раньше запланированного срока. Но основной вклад в снижение рождаемости, произошедшее в последние годы, внесли значитель­ные перемены в репродуктивном поведении россиян. Современные российские семьи все чаще ограничиваются одним ребенком. С 1990 по 1998 гг. число вторых детей у женщин сократилось в 1,81 раза, третьих — в 2,12 раза, четвертых и более — в 2,18 раза. Конечно, эти данные не служат «последним аргументом» в пользу гипотезы об окончательном и бесповоротном переходе россиян к однодетной модели семьи. И резкое сокращение числа рождений вторых и последующих детей можно объяснить расширением практики «от­кладывания» рождения ребенка в семье в ожидании более благоприятных со­циально-экономических условий. Однако представляется, что если реальная ситуация с уровнем жизни и здоровьем населения будет развиваться по прежней траектории, «отложенные дети» рискуют не появиться на свет.

Многонациональность российского населения и существенная дифференциация социально-экономического развития территорий предопределили значительные региональные различия в изменениях рождаемости. Так, в 1998 г. размах варьирования значений суммарного коэффициента рождаемости по 89 территориям Российской Федерации составил 1,359. Самое высокое значение этого коэффициента было зафиксировано в Дагестане (2,311), самое низкое (0,952) — в Санкт-Петербурге. В целом прослеживалась следующая закономерность: в европейской части страны (исключая Северокавказский регион) уровень суммарного коэффициента рождаемости был ниже среднероссийского, в то время как в Северокавказском регионе, Уральском регионе и регионах, расположенных восточнее - выше.

Российская демографическая статистика позволяет также проследить особенности рождаемости у городского и сельского населения, которая силь­но дифференцирована. В 1998 г. суммарный коэффициент рождаемости сель­ского населения был 1,58, а городского 1,133. В то же время наблюдается тенденция постепенного сближения значений этих показателей. Так, только за последние сорок лет превышение значения суммарного коэффициента рождаемости сельского населения над соответствующим показателем для горожан сократилось с 1,72 раза в 1965 г. до 1,6 раза в 1975 г., 1,5 в 1990 г., и, наконец, 1,4 раза - в 1998 г. При этом сближение значений показателей происходило главным образом за счет более интенсивного снижения рождаемости в сельской местности, у населения которой значение соответст­вующего суммарного коэффициента уменьшилось в течение 1960-1999 гг. в 2 раза, в то время как у жителей городов только в 1,7 раза.

Для более точной оценки экономического эффекта от образования необходима информация о дифференциации рождаемости у групп населения, обладающих различным уровнем образования. К сожалению, эта тема никогда не была популярной среди российских демографов, и поэтому недостаточно разработана. Но и без проведения широкомасштабных специальных исследований очевидно, что взаимосвязь между числом рожденных детей и уровнем образования их родителей существует, но в значительной степени опосредованная, поскольку не количество воспринятой учебной информации влияет на желание/нежелание и воз­можность/невозможность человека иметь детей, а тот образ жизни, система ценностей и те социальные нормы, которые он воспринимает в процессе обу­чения, а затем на рабочем месте в окружении людей, обладающих определенным социальным статусом. Причем, по мнению Теодора Шульца, на рождаемость оказывает влияние главным образом уровень образования матери, поскольку «он влияет на выбор партнера по браку. Он может оказывать влияние на желание иметь детей. От него, безусловно, зависят заработки работающих женщин и производительность труда матерей в домашнем хозяйстве, включая воспитание детей. Вероятно, он воздействует на уровень детской смертности, и, несомненно, от него зависит способность контролировать рождаемость»1.

Наиболее очевидным фактором непосредственного влияния образования на рождаемость можно считать время обучения. Например, стремление человека, и особенно женщин, получить высокий уровень образования неред­ко приводит к увеличению возраста вступления в брак и соответственно ото­двигает время рождение первого ребенка, а устремление к профессиональной самореализации - к страху лишний раз прервать карьеру и, следовательно, ограничению числа детей.

Но и число детей часто влияет на уровень образования их родителей. Причем в силу широкого распространения в России традиционных тендерных ролей рождение ребенка по-разному ограничивает доступ к образованию у отца и матери. У женщин это ограничение связано, как правило, с повышением их домашней и, соответственно, суммарной трудовой нагрузки, сопровождающее появление ребенка в семье. А у мужчин ограничение времени, которое возможно выделить на обучение, связано с необходимостью дополнительных заработков, дополнительной работы для материального обеспечения, причем в большинстве случаев на достаточно длительный срок. Высокий уровень образования родителей формирует в семье повышенные требования к воспитанию, образованию, здоровью и содержанию детей. Претворение этих требований в жизнь предполагает привлечение больших временных и материальных ресурсов, а ограниченность последних может привести к снижению числа детей в семье.

Специальные исследования, проведенные в России в период развитого социализма и направленные на изучение особенностей воздействия образования на демографические процессы показывали, как правило, обратную связь рождаемости и уровня образования родителей (в первую очередь матерей). Сегодня из-за резкого снижения уровня рождаемости в стране уместно было бы предположить изменение действия отдельных факторов рождаемости. Все демографы, анализировавшие в последние годы эти факторы и трансформацию репродуктивных установок населения, отмечают изменение влияния уровня образования родителей на рождаемость. Однако пока нет единства мнений о том, каким образом и в каком направлении изменилось это влияние. Так, Е. Андреев, Г. Бондарская, Т. Харькова провели анализ падения рождаемости в России и факторов, приведших к этому, на основе данных микропереписи населения 1994 г. Их исследование показало, что в момент переписи уровень образования матери не влиял на частоту первых рождений, хотя частота вторых и третьих рождений у женщин с разным уровнем образования не была одинакова. Так, у женщин с «высшим, незаконченным высшим» и «средним специальным образованием» она была на 17 и 31 % (соответствен­но) ниже среднего уровня, а у женщин «с неполным средним образованием и ниже» на 51-126% выше среднего уровня. Однако, в целом авторы этой работы считают, что к середине 1990-х гг. связь между ожидаемым числом детей и уровнем образования женщин практически полностью исчезла2.

Несколько иная картина описывается данными В.В. Бодровой, которая более 10 лет (с 1991 г.) ведет мониторинг репродуктивных ориентации населения России и бывшего СССР". В рамках этого мониторинга информация о мнениях мужчин и женщин об «идеальном», «желаемом» и «ожидаемом» числе детей представлена дифференцировано по различным социально-демографическим характеристикам респондентов, в том числе и по разным уровням образования (см. таблицы 2.5, 2.6 и 2.7). Естественно, что эти данные неточно отражают реальную картину рождаемости населения в целом, в том числе и ее особенности у различных социально-демографических групп, но подобная информация, без сомнения, помогает косвенным образом осветить эту проблему. Анализ репродуктивных установок мужчин и женщин, обладающих разным уровнем образования показывает, что сегодня наименее дифференцированными по уровню образования являются мнения респондентов об «идеальном» и «желаемом» числе детей. Причем во времени эти числа росли (при снижении реальной рождаемости), а разброс мнений у представителей разных образовательных групп — сокращался. Но в 1999 г., как и в 1994 г., мужчины и женщины с высшим или незаконченным высшим образованием имели самые высокие (по сравнению с другими образовательными группами) показатели «идеального» и «желаемого» числе детей.

Наиболее близкой к реальному репродуктивному поведению является оценка числа «ожидаемых» детей. Велик и продолжает расти разрыв между «ожидаемым» и «идеальным», «ожидаемым» и «желаемым» числом детей.

Так, если в 1994 г. соотношение первой пары по женщинам в целом было 1: 1,85, то в 1999 г. — уже 1: 2,42, а по второй паре соответственно - 1: 1,48 и 1: 2,48. Причем такое изменение соотношений между «идеальным», «желаемым» и «ожидаемым» числом детей происходит главным образом за счет уменьшения числа «ожидаемых» детей у женщин. В 1994 г. значение этого показателя по женщинам в целом было 1,10, а в 1999 г. уже только 0,89. Причем уменьшение числа «ожидаемых» детей у женщин происходило неравномерно по образовательным группам. Наибольшие потери понесла группа наименее образованных женщин — число ожидаемых детей в этой группе сократилось за 1994-1999 гг. на 58% (с 0,91 до 0,38). У женщин с высшим и незаконченным высшим образованием, а также у женщин, обладающих средним и средним специальным образованием, сокращение данного показателя составило 17%. В результате в 1999 г. самый высокий показатель «ожидаемого» числа детей имели наиболее образованные женщины — 1,09 ребенка, что на 22,5% превышало средний уровень. В целом данные мониторинга дают основание предполагать, что в настоящее время происходит трансформация репродуктивных ориентации населения, а уровень образования женщин и значения показателей таких репродуктивных установок, как «идеальное», «желаемое» и «ожидаемое» число детей, теперь имеют прямую зависимость.

Несмотря на полученные в ходе проведения мониторинга интересные результаты, на наш взгляд, все же следует отметить определенную услов­ность представленных зависимостей. Дело в том, что группы опрошенных мужчин и женщин, объединенных по признаку «образование», не совпадают по своему возрастному составу. Прямых данных, подтверждающих это поло­жение, нет. Однако, как следует из анализа социального состава экономически активного и экономически неактивного населения, группа «не имеющих среднего образования» представлена в основном учащейся молодежью (причем в основном в возрасте до 20 лет) и пенсионерами, в то время как группы имеющих «высшее» или «среднее специальное образование» состоят главным образом из занятых, то есть лиц трудоспособного возраста, причем старше 20 лет. Не требует особого доказательства тот факт, что репродуктивные ориентации у лиц разного возраста не совпадают. Естественно, что особенности возрастного состава респондентов, дифференцированных по уровню образования, накладывают отпечаток на мнение этих групп об «идеальном», «желаемом» и «ожидаемом» числе детей в семье.

И все же, представляется, что приведенные данные позволяют выдви­нуть гипотезу о том, что сегодня в России высокий уровень образования ро­дителей не только перестал быть фактором «сдерживания» рождаемости (механизм этого процесса был описан выше), а наоборот, становится фактором ее стабилизации, пусть на низком уровне. В основе механизма воздействия высокого уровня образования на рождаемость, вероятно, лежит понимание «ценности» ребенка в семьях, где супруги обладают таким качеством.

Вторым фактором, оказывающим существенное влияние на экономическую эффективность образования (через время получения доходов от него), является смертность. Для России в отличие от экономически развитых стран характерен высокий уровень показателей смертности, причем в последнее десятилетие ситуация ухудшается и, следовательно, негативное влияние этого фактора на экономическую отдачу от вложений в человеческий капитал только возрастает. Так, за период радикальных экономических реформ (1992-1999 гг.) общий коэффициент смертности населения страны (число умерших на 1000 человек населения) повысился с 12,2 до 14,7 лет. Не внушают оптимизма и демографические прогнозы. Так, по расчетам Госкомстата РФ, проведенным с учетом тенденций, сложившихся в 2000 г., можно ожидать дальнейший рост общего показателя смертности вплоть до уровня 15,7-15,8. В 1998 г. из всех стран Европы и бывшего СССР близкое значение этого показателя - 14,3 - было зафиксировано только в Украине.

Изменение общего коэффициента смертности в трудоспособном воз­расте имело в России несколько иную траекторию. После резкого скачка в 1992-1994 гг. с 5,8 до 8,4 умерших на 1000 человек соответствующего воз­раста значение этого коэффициента постепенно снизилось до 6,1 в 1998 г. Однако, начиная с 1998 г. ситуация вновь изменилась и практически 2/3 общего прироста смертности населения были обусловлены ее ростом среди трудоспособного населения3.

Продолжительность жизни представителей определенного поколения людей зависит от большого числа факторов. В демографии факторы смертно­сти традиционно подразделяют на две большие группы4: эндогенные (такие, как естественное старение организма, наследственные болезни, врожденные пороки и другие факторы, обусловленные биологическими особенностями человеческого организма и его наследственностью) и экзогенные (связанные с действием внешней среды: несчастные случаи, травмы и отравления, ин­фекционные и паразитарные болезни, острые заболевания органов дыхания и пищеварения и некоторые другие).

Действие эндогенных факторов в основном обусловлено старением ор­ганизма и концентрируется в старших возрастах. При этом сам человек и ок­ружающая его среда могут частично корректировать негативное воздействие эндогенных факторов на организм человека, что привносит элемент случайности в действие этих факторов. Тем не менее, если рассматривать гипотетическую зависимость смертности населения, обусловленную эндогенными факторами, от возраста, то в целом элемент случайности оказывается незначительным, а зависимость вероятности смерти от возраста — очень большой.

Экзогенные факторы смертности, напротив, воздействуют на организм человека неупорядочено, случайно. Эта случайность во многом определяется тем, что одна и та же причина смерти может быть вызвана различными внеш­ними факторами. Например, причиной острых заболеваний органов дыхания могут быть проблемы экологии, неблагоприятные условия труда, вредные привычки (курение) и др. Вероятность оказаться объектом подобных воздей­ствий, а также вероятность того, что их сила превысит защитные способности организма и приведет к смерти, зависит от ряда природно-климатических, экологических, экономических, социальных, культурных, политических и других факторов, и в меньшей степени - от возраста человека.

По-разному сочетаясь между собой, факторы смертности обусловли­вают непосредственную причину смерти. Преобладание причин смерти с большей долей эндогенного компонента предопределяет постепенное нарас­тание интенсивности смертности с возрастом, а преобладание причин смерт­ности преимущественно экзогенного характера, напротив, ведет к размыва­нию этой зависимости от возраста (увеличению дисперсии остаточной продолжительности жизни), и, следовательно, является объектом повышен­ного интереса пенсионного фонда.

Для последующего анализа деление факторов смертности только на указанные группы уже недостаточно. Необходимо, как минимум, дополни­тельно классифицировать экзогенные факторы на две подгруппы по тому, на­сколько конкретные люди имеют возможность контролировать и управлять интенсивностью их воздействия (например, каждый человек самостоятельно решает, курить ему или нет, но он не может устранить неблагоприятное воз­действие загазованной атмосферы на свое здоровье). Понятно, что такая классификация не является альтернативной, но в данном случае это не принципиально. В рамках данного исследования экзогенные факторы условно будем подразделять на контролируемые (например, вредные привычки) и не контролируемые (например, экология и природно-климатические условия). Такая классификация оправдана тем, что она позволяет явно выделить большую группу факторов (названную нами контролируемыми экзогенными факторами), интенсивность воздействия которых на продолжительность жизни различна в различных социально-демографических группах. В зависимости от пола и связанных с ним куль­турных и социальных стереотипов поведения, семейного положения, образо­вания, уровня дохода, состояния здоровья и других факторов формируется образ жизни человека, его целевые установки и предпочтения. Все это непосредственно воздействует на продолжительность его жизни, может интенсифицировать или, напротив, замедлить действие эндогенных и неконтролируемых экзогенных факторов.

В пределах одного поколения всегда существуют различия в режиме смертности отдельных групп населения (дифференциальная смертность). Это объясняется социальной, культурной и, в меньшей степени, биологической неоднородностью населения, вытекающими отсюда различиями в воздейст­вии контролируемых экзогенных факторов на различные группы населения.

С точки зрения оценки экономической отдачи от вложений в образова­ние, большая продолжительность жизни лиц, имеющих высшее образование, означает, что эти люди чаще доживают до пенсии и имеют не только большие доходы (из-за разницы в уровне оплаты труда), но получают их более продолжительное время по сравнению с людьми, имеющими среднее образование. И в пенсионном возрасте у них остаточная продолжительность жизни выше и, следовательно, сумма пенсионных выплат больше за счет большего размера пенсий (ведь пенсионные выплаты рассчитываются исходя из размера пенсионных отчислений человека и общих таблиц продолжительности жизни) и более продолжительного периода их получения5.

Еще одним существенным, но малоизученным на настоящий момент фактором, влияющим на размер отдачи от вложений в образование, является инвалидизация населения, или, вернее, рост числа людей, ставших инвалидами в трудоспособном возрасте. Ведь инвалидность, полученная в этот период, как правило, заставляет человека либо прекратить трудовую деятельность вообще, либо, как минимум, сокращает его профессиональные возможности. В России ежегодно впервые становятся инвалидами более полумиллиона лиц трудоспособного возраста, среди которых большинство - это мужчины (64%). Каждый год инвалидами становятся 0,8%) всех мужчин в возрасте 16-60 лет и 0,4-0,5% всех женщин в возрасте 16-55 лет. Причем, как показывают расчеты, за последние 10 лет инвалидизация населения трудоспособного возраста возрастает не только абсолютно, но и относительно (например, в расчете на 100 000 населения соответствующего возраста). С 1994 по 1998 г. общий уровень первичной инвалидности в трудоспособном возрасте вырос на 14%. Обращает на себя внимание негативная тенденция сближения уровня инвалидности среди мужчин и женщин (с 1994 по 1998 г. доля женщин среди первичных инвалидов трудоспособного возраста увеличилась с 33,4 до 36,5%), обусловленная ускоренным ростом инвалидности женщин. У женщин трудоспособного возраста в период 1994-1996 гг. темп прироста данного показателя составил 25 %, в то время как у мужчин — только 9%.

В среднесрочной перспективе крайне высока вероятность сохранения тенденции роста уровня первичной инвалидности в трудоспособном возрасте. Прежде всего, это связано с рядом негативных социально-экономических и демографических процессов, сформировавшихся в послед­нее десятилетие XX века и начале XXI века. Среди этих процессов отметим самые, на наш взгляд, важные.

Во-первых, ухудшение условий труда, обусловленное спадом произ­водства, стремительным старением производственного оборудования и от­сутствием средств на его замену. Достаточно сказать, что в 1970 г., например, в промышленности средний возраст такого оборудования составлял 8,4 года (возраст 41% оборудования составлял менее 5 лет, а оборудование, имеющее возраст свыше 20 лет, составляло только 8%> всего парка). Сегодня эта картина принципиально иная: средний возраст оборудования составляет уже 15 лет (только 9% всего оборудования имеет возраст до 5 лет и свыше 25% — более 20 лет). Отсутствие в России достаточного объема инвестиций не позволяет ожидать в ближайшем будущем существенного изменения ситуации. Естественно, что подобное положение при всех прочих равных условиях приводит к повышению риска травматизма и профессиональных заболеваний. Кроме того, немалую роль во все большем распространении травматизма на производстве играет снижение дисциплины труда, фактический развал системы его охраны. По официальным данным на конец 1998 г. в целом по основным фондам Российской Федерации степень износа приближалась к 43%, а машин и оборудования — превышает 66%. На предприятиях промышленности, транспорта и связи износ основных фондов составляет от 42 до 49,5%, строительства — более 32%. Следует отметить, что эти данные основываются на обследовании Госкомстатом России состояния условий труда не на всех предприятиях страны, а лишь на крупных и средних предприятиях и в организациях промышленности, строительства, транспорта и связи, что, естественно, не вполне точно отражает реальное положение дел.

Во-вторых, распространение бедности. Резкая дифференциация дохо­дов и падение уровня жизни привели к ухудшению питания подавляющего большинства населения. Важным индикатором этого процесса является зна­чительное недопотребление населением калорий, белков и углеводов (относительно норм, заложенных в прожиточном минимуме), особенно в группе семей с низкими доходами, сопровождающееся на протяжении многих лет ростом доли расходов на питание в среднедушевом потребительском бюджете (если в 1990 г. эта доля составляла 28%, то в 1996-1997 гг. - уже 48-54%). Кроме того, по данным социологических исследований, проведенных в ИСЭПН РАН, 23-24% россиян (даже до экономического кризиса 17 августа 1998 г.) не имели денег на покупку жизненно важных лекарств и медицинских приборов6, что, естественно, также не способствует улучшению показателей здоровья населения.

В-третьих, фактический развал системы бесплатного медицинского об­служивания, приведший к тому, что сегодня более 30% населения, живущего в крайней нужде и бедности, не получает необходимой медицинской помощи.

В целом среди всего контингента инвалидов практически половину со­ставляют люди трудоспособного возраста. Причем, как показали специальные медико-социальные опросы инвалидов, проведенные в г. Москве, сегодня риск стать инвалидом в этот период жизни, традиционно считающимся наиболее эффективным для профессиональной занятости,существенно увеличивается с возрастом. Получение инвалидности в нашей стране катастрофически снижает возможности человека по продолжению его профессиональной деятельности, хотя с прискорбием следует констатировать, что об этой проблеме пока известно крайне мало, поскольку отсутствуют и необходимая статистика, и научные исследования. Если говорить о занятости инвалидов в целом, то, по официальным данным, на 1 декабря 1998 г. доля занятых среди них (включая инвалидов с детства) составила 15,3%.


Литература

  1. Андреев Е., Бондарская Г., Харькова Т. Падение рождаемости в России: гипотезы и факты // Вопросы статистики. 1998. № 10.

  2. Бедность: альтернативные подходы к определению и измерению. - Московский центр Карнеги, 1998.

  3. Герасименко Н.Ф. Доклад на парламентских слушаниях «О демографической ситуации в России и мерах Правительства Российской Федерации по ее оптимизации».

  4. Инвалиды в России: причины и динамика инвалидности, противоречия и перспективы социальной политики. - М.: Бюро экономического анализа, РОССПЭН, 1999.

  5. Социальная сфера. Преобразование условий труда и быта / Отв. ред. В.Н. Иванов. — М.: Наука, 1998.

  6. Шульц Т. Ценность детей // Женщина, мужчина, семья. Альманах THESIS. 1994. № 3.

1 См.: Шульц Т. Ценность детей // Женщина, мужчина, семья. Альманах THESIS. 1994. № 3. С. 44.

2 См.: Андреев Е., Бондарская Г., Харькова Т. Падение рождаемости в России: гипотезы и факты // Вопросы статистики. 1998. № 10. С. 89.

3 См.: Герасименко Н. Ф. Доклад на парламентских слушаниях «О демографической ситуации в России и мерах Правительства Российской Федерации по ее оптимизации».

4 См.: Социальная сфера. Преобразование условий труда и быта / Отв. ред. В.Н. Иванов. — М.: Наука, 1998.

5 См.: Инвалиды в России: причины и динамика инвалидности, противоречия и перспективы социальной политики. - М.: Бюро экономического анализа, РОССПЭН, 1999. С. 349.

6 Бедность: альтернативные подходы к определению и измерению. - Московский центр Карнеги, 1998. С. 56-57.




Скачать 346,73 Kb.
оставить комментарий
Дата15.10.2011
Размер346,73 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх