Производство следствия в уголовном судопроизводстве кыргызской республики icon

Производство следствия в уголовном судопроизводстве кыргызской республики


Смотрите также:
Постановление правительства кыргызской республики об утверждении Положения о квалификационных...
12) e-mail: inf@preslib org by (Самовольцева Кира Алексеевна Агеева Елена Валерьевна) Ustawa...
Статья Общие положения...
Кыргызской Республики «О внесении изменений в Семейный кодекс Кыргызской Республики»...
Правила совершения сделок с ценными бумагами в Кыргызской Республике Общие положения...
Программа энергосбережения Кыргызской Республики до 2015 года...
Кыргызской Республики «О физической культуре и спорте в Кыргызской Республике»...
Программа развития ООН в кыргызской республике четвертый национальный отчет по сохранению...
Положение о патологоанатомической службе Приложение №1...
Закон Кыргызской Республики «Об Уставе внутренней службы Вооруженных Сил Кыргызской Республики»...
О регламенте Жогорку Кенеша Кыргызской Республики...
О регламенте Жогорку Кенеша Кыргызской Республики...



Загрузка...
скачать
АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ


На правах рукописи


АСАНАЛИЕВА Альбина Асановна




ПРОИЗВОДСТВО СЛЕДСТВИЯ В УГОЛОВНОМ

СУДОПРОИЗВОДСТВЕ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ


Специальность 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность


А в т о р е ф е р а т диссертации

на соискание ученой степени

кандидата юридических наук


Москва - 2007


Диссертация выполнена на кафедре управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России


Научный руководитель:

кандидат юридических наук, профессор

^ Колесников Иван Иванович


Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Ефимичев Сергей Петрович


кандидат юридических наук, доцент

^ Цоколова Ольга Игоревна


Ведущая организация - Московский университет МВД России.

Защита состоится «29» марта 2007 г. в 14час. 30 мин. на заседании Диссертационного совета К - 203.002.01 при Академии управления МВД России по адресу: 117418, Москва, ул. 3. и А. Космодемьянских, 8, ауд. 415-417.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии управления МВД России.

Автореферат разослан «_____» февраля 2007 года.


Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, профессор В.И. Старков

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Современный этап развития Кыргызской Республики тесно связан с глубокой трансформацией правовой сферы. Кардинальным переменам подвергаются все отрасли законодательства, особенно в сфере уголовного судопроизводства. Вместе с тем не все вновь принятые законодательные акты направлены на защиту прав и законных интересов человека и гражданина.

Анализ ныне действующего УПК Кыргызской Республики показал, что реализация многих институтов уголовного процесса сопряжена со значительными сложностями в правоприменительной деятельности практических работников, в связи с чем, он нуждается в постоянном совершенствовании. С момента принятия (30 июня 1999 г.) уголовно-процессуальное законодательство Кыргызской Республики подвергалось изменениям и дополнениям 14 раз1.

Во вновь принятом УПК Кыргызской Республики не нашли отражение ранее действовавшие институты предварительного расследования в форме дознания, а также протокольная форма досудебной подготовки материалов.

Анализ следственной практики органов внутренних дел показывает недостаточную оправданность такого решения законодателя, так как оно не имело положительного воздействия на вопросы законности. По данным Главного следственного управления МВД Кыргызской Республики, ежегодно по республике регистрируется более 30 тыс. преступлений2, из которых 85% относится к подследственности органов внутренних дел.

Создавшаяся нагрузка у следователей из-за отсутствия расследования в форме дознания и протокольной формы досудебной подготовки материалов привела к снижению качества следствия, отсутствию всесторонности, полноты и объективности на стадии производства следствия (30-40% дел прекращалось либо приостанавливалось производством необоснованно). Увеличение нагрузки на следователей, а также участившиеся за последние два года случаи привлечения следователей к выполнению несвойственных им функций в связи с всевозможными акциями гражданского неповиновения (охрана общественного порядка, зданий ОВД и др.) приводят к волоките и нарушениям прав и законных интересов граждан.

В связи со сказанным действующий УПК Кыргызской Республики не только не исчерпал, но, напротив, в значительной мере усилил потребность в тщательной теоретической разработке проблем уголовного процесса, в первую очередь проблем стадии производства следствия. Практическое значение этой проблемы особенно возросло в последние годы. Так, например, судом в связи с некачественным производством следствия для восполнения пробелов следствия было возвращено в 2002 году – 342 уголовных дел (+2,3%), в 2003 – 369 (+2,4%), в 2004 – 328 (1,9 %), в 2005 – 296 (+3,1%), в 2006 – 211 (+1,3%).

Таким образом, актуальность темы исследования определяется необходимостью совершенствования стадии производства следствия в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики. Изложенные обстоятельства и предопределили выбор темы диссертационного исследования.

^ Степень разработанности темы исследования. В целом проблеме оптимизации стадии производства следствия в уголовном судопроизводстве, представляющей как научный, так и практический интерес, всегда уделялось внимание в правовой науке. В той или иной степени изучению данной проблемы посвящены работы ученых и исследователей разных отраслей права.

Раскрытию различных теоретических и практических аспектов названной проблемы было посвящено немало работ русских, советских и российских ученых и исследователей-процессуалистов, среди которых следует назвать Б.Т. Безлепкина, Ю.Н. Белозерова, В.П. Божьева, Н.В. Витрука, А.П. Гуськову, И.Ф. Демидова, С.П. Ефимичева, О.А. Зайцева, Л.М. Карнееву, И.И. Колесникова, Э.Ф. Куцову, А.М. Ларина, П.А. Лупинскую, В.А. Михайлова, И.В. Ростовщикова, М.С. Строговича, И.Л. Трунова, И.Я. Фойницкого, О.И. Цоколову, А.А. Чувилева и других.

В монографических исследованиях, коллективных работах, сборниках статей обстоятельно рассмотрели отдельные аспекты деятельности следователя такие ученые, как В.П. Божьев, А.А. Власов, Б.Я. Гаврилов, О.А. Галустьян, А.П. Гуляев, И.М. Гуткин, С.П. Ефимичев, Л.М. Карнеева, Л.М. Колодкин, А.М. Ларин, П.А. Лупинская, Л.Н. Масленникова, И.Л. Петрухин, А.А. Петуховский, Р.Д. Рахунов; следствия и дознания - Ш.Х. Вахитов, И.Л. Петрухин, Ю.Н.Белозеров, Л.М. Карнеева, С.В. Бородин, С.П. Ефимичев, П.С. Элькинд, A.M. Ларин, А.Г. Маркушин, П.А. Лупинская, Е.Г. Мартынчик, Д.В. Милушев, Е.А. Матвиенко, В.И. Никандров, Л.Д. Самогин, В.Т. Тапин, Ф.Н. Фаткуллин, А.П. Гуляев, A.A. Чувилев, H.A. Якубович, H.A. Ковалев, С.П. Сереброва, О.И. Цоколова, P.C. Абдарахманов, И.Е. Быковский; протокольного досудебного производства - В.И. Дьяченко, В.И. Басков, Л. Смирнов, Ю.Н. Белозеров, Л.М. Карнеева, С.Л. Лоно, Цыганенко С.С., H.A. Якубович, Т.А. Михайлова, Е.И. Кокан, Ю.К. Якимович; прокурорского надзора и ведомственного контроля за деятельностью органов следствия - Ю.М. Рагинский, Л.Г. Южаков, Г.И. Скаредов, А.Б. Соловьев, М.Е. Токорева, H.A. Якубович, А.Г. Хализмин, А.Д. Бойков, И.Ф.Демидов, Х.С.Хаджиев, В.Я. Чеканов; дознавателя, начальника органа дознания - Э.И. Воронин, С.И. Гирько, Ю.Н. Белозеров, И.М. Гуткин, A.А. Чувилев, В.Е. Чугунов; начальника следственного отдела - Б.Я. Гаврилов, О.А. Галустьян, В.Ф. Статкус, А.А. Чувилев, В.М. Савицкий, В.С. Шадрин; прокурора - Н.В. Жогин, А.П. Коротков, А.М. Ларин, В.А. Михайлов, А.Г. Халиулин и другие.

В Кыргызской Республике научные исследования по проблемам стадии производства следствия в уголовном судопроизводстве на монографическом уровне не проводились, а подвергались исследованию ее отдельные аспекты. Среди ученых республики данную проблему в той, или иной мере затрагивали в своих исследованиях Т.А. Дуйшенбиев, Д.Т. Зилалиев., Калдыбай уулу М., М.К. Карачалов, А.К. Кулбаев, В.Ш. Табалдиева, М.И. Усаров.

Вместе с тем, проблема оптимизации стадии производства следствия до настоящего времени исследованию не подвергалась. Кроме того, фактический и нормативно-правовой материал, использовавшийся в данных работах, на сегодняшний день претерпел определенные изменения, которые оказывают существенное влияние на содержание исследования.

Важное теоретическое и практическое значение данной уголовно-процессуальной проблемы и обусловило ее выбор в качестве темы диссертации.

^ Объектом исследования являются регулируемые нормами национального законодательства общественные отношения, возникающие, изменяющиеся и прекращающиеся в стадии производства следствия между субъектами данного института.

Предмет исследования составляют отдельные стороны названного объекта, подлежащие непосредственному изучению. К ним относятся нормы национального законодательства, регулирующие деятельность государственных органов и должностных лиц на стадии производства следствия.

^ Цель и задачи диссертационного исследования. Цель диссертационного исследования заключается в определении направления и конкретных мер совершенствования стадии производства следствия в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики и выработка на этой основе научно обоснованных предложений и рекомендаций для органов, ведущих производство по уголовным делам.

Достижение этой цели представляется возможным путем решения следующих исследовательских задач:

- обобщить историю развития и становления стадии производства следствия в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики;

- сформулировать понятие, раскрыть содержание, сущность и значение стадии производства следствия в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики;

- конкретизировать цели, задачи и принципы стадии производства следствия в контексте назначения современного уголовного процесса;

- определить сущность ведомственного контроля и прокурорского надзора за деятельностью органов следствия;

- на основе анализа действующего уголовно-процессуального закона внести предложения в законодательные органы республики, направленные для совершенствования стадии производства следствия, а также практические рекомендации для государственных органов и должностных лиц для повышения эффективности их правоприменительной деятельности.

^ Методологические основы и методика исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляют диалектическая теория познания, ориентирующая на изучение комплекса общественных явлений и процессов в их историческом развитии и во взаимосвязи теории и практики, истории и современности. Диссертантом использованы общие, специальные и частно-научные методы исследования (историко-правовой, статистический, сравнительно-правовой), а также приемы конкретно-социологического анализа (изучения материалов уголовных дел, анкетирования и интервьюирования практических работников).

Диссертационное исследование базируется на изучении и анализе широкого круга законодательного материала, научных источников на различных этапах развития государства, имеющих отношение к теме.

^ Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что осуществлено комплексное монографическое исследование правовой природы стадии производства следствия, процессуального положения следователя, руководителя следственного подразделения и прокурора в данной стадии. В результате исследования выявлены пробелы в действующем законодательстве, не позволяющие в должной мере обеспечить функционирование стадии производства следствия. По результатам проведенного исследования сформулирован ряд теоретических и практических выводов.

Обобщена история развития и становления стадии производства следствия в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики и дана авторская периодизация.

В диссертации выдвинут и аргументирован вывод об отсутствии в уголовно-процессуальном законе положения, способствующего максимально раскрыть сущность и значение стадии производства следствия. В частности, существует необходимость в теоретической разработке и уточнении некоторых правовых категорий, которые характеризуют содержание стадии производства следствия, например, понятия «стадия производства следствия».

На основе анализа норм национального законодательства, регламентирующего деятельность органов следствия с соответствующими компетентными органами и должностными лицами, предлагается вновь ввести в действующее уголовно-процессуальное законодательство институты: дознания и протокольной формы досудебной подготовки материалов.

Проанализированы основные направления деятельности руководителя следственного подразделения при осуществлении ведомственного контроля, прокурора при осуществлении надзора за исполнением закона на стадии производства следствия.

Теоретические положения обосновывают законодательные предложения по совершенствованию и оптимизации стадии производства следствия.

Наряду с этим научная новизна работы находит отражение в следующих результатах проведенного исследования:

- определении понятия «стадия производства следствия»;

- обосновании принципов, регулирующих стадию производства следствия;

- раскрытии содержания стадии производства следствия.

В концентрированном виде результаты проведенного исследования, содержащие научную новизну и теоретическую значимость, приведены в заключении диссертации, а также в основных положениях, выносимых на защиту.

^ Основные положения, выносимые на защиту:

1. Аргументированный тезис о том, что на развитие стадии производства следствия Кыргызстана большое влияние оказали общественно-политические процессы, происходившие в стране, а именно стадия производства следствия взяв начало с обычного права кыргызов, продолжалась вплоть до присоединения Кыргызстана к Российской империи. Далее на территории Кыргызстана стали действовать органы предварительного следствия Российской империи, с момента создания Туркестанской области, а затем Туркестанского генерал-губернаторства (с 1865 по 1917 гг.). Становление производства следствия в Киргизии послеоктябрьского (1917 г.) периода тесно связана с историческими, социально-экономическими и политико-правовыми процессами, происходящими в Российской Федерации, затем в СССР. После Великой Отечественной войны наиболее значимыми событиями в развитии института предварительного следствия стало принятие в 1958 году Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, а также Уголовно-процессуального кодекса Киргизской ССР 1961 года, который действовал вплоть до 1999 года.

2. Авторская редакция понятия «стадия производства следствия», как досудебной стадии уголовного процесса, где осуществляется процессуальная форма деятельности уполномоченных на то должностных лиц – следователей, направленная на установление объективной истины по делу и заключающаяся в раскрытии преступлений, на основе собранных и исследованных доказательств установлению и изобличению лиц их совершивших, позволяющих решить вопрос о передаче дела в суд, а равно деятельность по установлению фактов, свидетельствующих об отсутствии преступления или оснований для направления в суд.

3. Полученный автором вывод о том, что целями стадии производства следствия являются достижение объективной истины и принятие мер по устранению обстоятельств, способствующих нарушению уголовного закона, в соответствии с чем перед стадией производства следствия поставлены следующие задачи: быстрое и полное раскрытие преступлений, установление и изобличение лиц, их совершивших; обеспечение возмещения причиненного преступлением материального ущерба; выявление по каждому уголовному делу причин и условий, способствовавших совершению преступления; правильное применение уголовного закона.

4. Вывод, согласно которому к принципам стадии производства следствия относятся: а) своевременное начало производства следствия и соблюдение процессуальных сроков; б) привлечение общественности к участию в раскрытии преступлений; в) обеспечение прав и свобод лиц, участвующих в стадии производства следствия; г) недопустимость разглашения данных следствия; д) обязательность удовлетворения ходатайств, имеющих значение для дела; е) право на обжалование действий следователя; ж) принятие мер по выявлению и устранению причин и условий, способствующих совершению преступления; з) надзор прокурора за исполнением законов при производстве следствия; и) процессуальная самостоятельность следователя.

5. Вывод автора о том, что дальнейшее совершенствование стадии производства следствия должно осуществляться с учетом общемировых закономерностей развития форм уголовного судопроизводства, при этом, основываясь на состязательной форме, которая в наибольшей степени обеспечивает защиту прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.

6. Вывод, согласно которому реализация функции контроля и надзора за законностью и обоснованностью на стадии производства следствия обусловливается осуществлением субъектами правоприменения уголовно-процессуальной деятельности на данной стадии. Компетенция прокурора и руководителя следственного подразделения, осуществляющих надзор и контроль, определяется исключительно нормами уголовно-процессуального законодательства Кыргызской Республики, которые одновременно устанавливают круг полномочий указанных субъектов.

7. Предложения по совершенствованию правового регулирования и организационно-методического обеспечения деятельности государственных органов и должностных лиц на стадии производства следствия, включаюющие выработанные и сформулированные автором изменения и дополнения в действующее уголовно-процессуальное законодательство Кыргызской Республики:

- изменить наименование главы 2 УПК Кыргызской Республики «Принципы уголовного процесса» на «Цели, задачи и принципы уголовного процесса»;

- изложить ч. 1 ст. 4 УПК КР в следующей редакции: «1. Целью уголовного процесса является достижение объективной истины по делу и принятие мер по устранению обстоятельств, способствующих нарушению закона, в соответствии с которыми перед органами уголовного судопроизводства поставлены следующие задачи: быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших; обеспечение возмещения причиненного преступлением материального ущерба; выявление по каждому уголовному делу причин и условий, способствовавших совершению преступления; справедливое судебное разбирательство и правильное применение уголовного закона»;

- дополнить ч. 1 ст. 37 УПК КР положением, предусматривающим права руководителя следственного подразделения «отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении производства следствия и необоснованные постановления о прекращении уголовного дела, вносить прокурору ходатайства об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя»;

- закрепить в ч. 2 ст. 37 УПК КР обязательность приобщения письменных указаний руководителя следственного подразделения к материалам уголовного дела. Изложить первое предложение ч. 2 ст. 37 УПК КР в следующей редакции:

«2. Указания руководителя следственного подразделения должны приобщаться к материалам уголовного дела в письменной форме,…»;

^ Обоснованность и достоверность результатов исследования обусловлены выбором и применением научной методологии исследования, основные положения которой изложены ранее. В непосредственной связи с ними для обеспечения комплексности изучения проблемы совершенствования и оптимизации стадии производства следствия изучен широкий круг литературных и нормативно-правовых источников, которые составляют теоретическую и правовую базу диссертации. Таковыми явились: 1) указанные в библиографии работы советских, российских, зарубежных и кыргызских ученых и исследователей по уголовно-процессуальному праву, международному и уголовному праву, прокурорскому надзору и теории государства и права; 2) статистические данные и результаты социологических исследований.

Эмпирическую базу исследования составили результаты изучения 356 уголовных дел (в г. Бишкек, Чуйской, Иссык-Кульской, Нарынской областей Кыргызской Республики); результатах интервьюирования и анкетирования 230 работников прокуратуры, следственных подразделений органов внутренних дел ряда областей Кыргызской Республики, в том числе Таласской, Ошской, Жалал-Абадской. Сказанное позволяет говорить о том, что полученные результаты достаточно репрезентативны, достоверны и обоснованны.

^ Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что его основные положения могут в значительной степени расширить научную основу и объем знаний о стадии производства следствия, а также в возможности использования содержащихся в нем выводов и рекомендаций в уголовно-процессуальном праве. По мнению автора, предложенные понятия и некоторые положения могут внести определенный вклад в развитие науки уголовного процесса, а также быть использованы при дальнейшей разработке ее соответствующих разделов.

Практическая ценность заключается в выработке предложений и практических рекомендаций по совершенствованию правового регулирования и организационно-методического обеспечения деятельности государственных органов и должностных лиц на стадии производства следствия, которые включают сформулированные автором изменения и дополнения в действующее уголовно-процессуальное законодательство Кыргызской Республики.

Отдельные положения исследования могут быть использованы в научно-исследовательской деятельности по проблемам совершенствования и оптимизации стадии производства следствия, а также в высших учебных заведениях юридического профиля при преподавании соответствующих разделов уголовно-процессуального права Кыргызской Республики.

^ Апробация результатов исследования и внедрение. Основные положения, выводы и практические рекомендации диссертационного исследования докладывались автором в 2002-2006 гг. на научно-практических конференциях, семинарах, в том числе: международных конференциях: «Проблемы и перспективы развития уголовного законодательства Республики Казахстан» (Караганда, 2002, 12-14 декабря, Карагандинский юридический институт имени Б. Бейсенова); «Пути совершенствования кадровой работы в органах внутренних дел» (Бишкек, 2002, 14 марта, Академия МВД Кыргызской Республики); «Законность и правопорядок, как основа обеспечения прав человека и укрепления общественной безопасности» (Академия МВД Кыргызской Республики, Бишкек, 2003, 10 октября); «10-летие КРСУ» (Кыргызско-Российский Славянский Университет, 2003); «Актуальные проблемы правовой науки Кыргызстана в контексте развития национальной государственности» (Академия МВД Кыргызской Республики, Бишкек, 2004); «Предупреждение, раскрытие и расследование преступлений: вопросы теории и практики» (Академия МВД Кыргызской Республики, Бишкек, сентябрь, 2006). Основные выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, опубликованы в четырех научных статьях (1,6 п.л.). Отдельные результаты диссертационного исследования используются при проведении учебных занятий по курсам «Уголовный процесс», «Прокурорский надзор» в Академии МВД Кыргызской Республики, Юридической Академии, Кыргызско-Российском Славянском Университете (г. Бишкек).

^ Структура диссертации определяется целями и задачами исследования, его содержанием и логикой изложения материала. Работа состоит из введения, двух глав, содержащих в себе семь параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, указываются цель и задачи, определяются объект и предмет исследования, его методологическая основа, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов исследования, формулируются предложения выносимые на защиту, содержатся сведения об апробации результатов проведенного исследования и о структуре диссертации.

^ В первой главе – «Развитие и современное состояние стадии производства следствия в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики» - рассматриваются особенности исторического развития и становления стадии производства следствия; исследуются понятие и сущность стадии производства следствия; раскрываются цели, задачи, и принципы уголовного процесса в стадии производства следствия, и их реализация в уголовно-процессуальной деятельности следователя.

Появление досудебной деятельности в Кыргызстане, именуемой в настоящее время стадией производства следствия, связано с возникновением и дальнейшим развитием розыскной (следственной) формы уголовного судопроизводства, формы, предполагающей активность представителей государства. Следственная форма уголовного процесса пришла на смену обвинительной, ознаменовав тем самым изменение значимости общественных ценностей. Поскольку первые источники права рассматривали преступление как нарушение прав частного лица, то совершение такого деяния влекло месть со стороны обиженного и инициатива в доказывании преступных посягательств полностью принадлежала ему3. Затем в обществе появилась иная ценность – интересы государства, а не права частного лица. Соблюдение порядка, законов в государстве приобретает гораздо больший вес. Соответственно строятся и все сферы общественной жизни, с учетом этого же постулата меняется и уголовное судопроизводство, а позже публичное начало становится принципом всей уголовно - процессуальной деятельности.

1 января 1835 года был введен в действие Свод законов Российской Империи, том XV которого содержал первый российский Уголовно - процессуальный кодекс - «О судопроизводстве по преступлениям». Данный закон по сути представлял лишь закрепление прежнего порядка уголовного судопроизводства, несмотря на появление многих, ранее не существовавших положений. Следствию, которое в свою очередь делилось на предварительное (общее) и формальное (специальное), было посвящено два раздела из семи. Предварительным следствием (inquisitio generalis) назывался объем всех действий, направленных на исследование состава преступления, с тем, чтобы решить вопрос о предъявлении обвинения конкретному лицу 4. Формальным следствием (inqusitio specialis) считалась совокупность действий следователя, которые направляются против известного лица, поставленного в состояние обвинения в совершении конкретного преступления, чтобы иметь возможность окончательно решить, действительно ли, и в каком виде, или в какой степени учинило оно рассматриваемое преступление и достойно ли оно наказания. Формы указанных видов следствия существенно не отличались друг от друга. Их различия заключались лишь в наличии или отсутствии процессуальной фигуры обвиняемого и в принятии в итоге различных по природе своей решений. Необходимость отделения предварительного следствия от формального заключалась в требовании привлечения лица в качестве обвиняемого только при наличии достаточных данных, позволяющих обоснованно сомневаться в невиновности конкретного лица5.

Указом от 6 июля 1860 года впервые происходит отделение власти судебной от административной, учреждаются должности судебных следователей. В 44 губерниях устанавливаются 993 следственных участка. Конечно же, это явилось определенным «благом» на пути совершенствования организации производства следствия, хотя в целом порядок расследования преступлений остается прежним и до 1864 года изменения судоустройства никоим образом не сказываются на качестве следствия.

Диссертант отмечает, что единых критериев предварительного «исследования» преступлений в пореформенный период XIX века не существовало. С одной стороны, начальный этап производства следствия в полной мере соответствовал предъявляемым законом требованиям при достижении необходимого результата - установления наличия либо отсутствия события преступления - вне зависимости от формы его осуществления. С другой, - от производства следствия ожидается не только достоверное утверждение о факте совершения преступления конкретным лицом, но и соблюдение установленной Уставом уголовного судопроизводства процедуры совершения отдельных действий по собиранию доказательств «с полным беспристрастием, не упуская обстоятельств, оправдывающих обвиняемого».

История развития стадии производства следствия в Кыргызстане, начинается с обычного права кыргызов6, который носил характер частного обвинения – в суде разбирательство начиналось только по частному иску потерпевшего и прекращалось примирением сторон. Судебные функции осуществляли бии – родоплеменные старейшины, и в некоторых случаях главы и правители рода и племени. В зависимости от компетенции суды биев, можно условно дифференцировать, как аильные, родовые и племенные. Аильными биями обычно являлись те аксакалы, которые были знатоками обычного права кыргызов. Они единолично, или с участием других лиц, рассматривали незначительные преступления, например, по обвинению в клевете, оскорблении, драке, нанесении телесных повреждений, краже скота и другого имущества небольшой стоимости. Родовые бии рассматривали тяжкие преступления, такие, как барымта7, разбой, грабеж, убийство, нанесение тяжких телесных повреждений и т.д. Спорные дела, возникающие между членами родов и племен, рассматривались на обычных и чрезвычайных съездах биев. В суде биев стороной обвинения могли выступать пострадавший, его родственники или влиятельные люди из его аила и рода. На потерпевшего возлагались обязанности представлять свидетелей и вещественные доказательства. После чего бий вызывал к себе подозреваемого. В случае неявки последнего, бий обращался к его влиятельному сородичу, чтобы тот обязал ответчика и свидетелей прийти в суд. Суд биев производился устно, открыто и начинался со слушания пострадавшего и его свидетелей, а затем обвиняемого и его свидетелей. Суд задавал им вопросы. Стороны также имели возможности задавать вопросы друг другу. После всех выступлений бий выносил решение или объявлял перерыв для консультаций с более опытными биями или влиятельными лицами аила и рода. Суд биев мог вынести окончательное или альтернативное решение. При окончательном решении вина обвиняемого безусловно была доказана. Альтернативное решение выносилось, когда бий сомневался в виновности обвиняемого и выносил такое решение, по которому обвиняемый, в одном случае, мог быть признан виновным в совершении преступления, а в другом – невиновным.

В суде биев признавались следующие виды доказательств: задержание с поличным, вещественные доказательства, личное признание обвиняемого, показания очевидцев и присяга.

Органы следствия Российской империи стали действовать на территории современного Кыргызстана с момента присоединения кыргызов к России, создания Туркестанской области (1865-1867 гг.), затем Туркестанского генерал-губернаторства (1867-1917 гг.). Колониально-управленческий аппарат на территории Кыргызстана носил полувоенный характер, в структуру которого входила военная прокуратура и следствие8. Становление стадии производства следствия в Киргизии послеоктябрьского (1917 г.) периода тесно связано с историческими, социально-экономическими и политико-правовыми процессами, происходящими в Российской Федерации, а затем в СССР.

Значительной вехой в развитии института предварительного следствия в Киргизской ССР явилось учреждение в 1933 г. Прокуратуры СССР. Ее учреждение означало дальнейшее развитие следствия по пути централизации. При прокуроре СССР были введены, согласно Положению от 17 декабря 1933 г., должности следователей по важнейшим делам. По полномочию прокурора Союза ССР они могли действовать на всей территории Советского Союза. После Великой Отечественной войны наиболее значимыми событиями в развитии института предварительного следствия в Киргизской ССР стало принятие в 1958 г. Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, а также уголовно-процессуального кодекса Киргизской ССР в 1961 г.

Октябрьская революция 1917 года перечеркивает весь, в том числе и положительный, опыт кыргызского государства в правовом регулировании общественных отношений. Не стало исключением и уголовное судопроизводство. 24 ноября 1917 года был издан Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР «О Суде» (Декрет о суде №1), разрушивший всю прежнюю судебную систему. Упраздняются и «доныне существовавшие институты судебных следователей...», а следствие возлагается на местных судей «впредь до преобразования всего порядка уголовного судопроизводства». Указанный декрет не устанавливал каких-либо правил, касающихся порядка рассмотрения уголовных дел, а тем более расследования. Но в нем содержатся те начала, которые во многом предопределили развитие уголовного судопроизводства на многие годы. Ими стали неразрывная связь уголовного судопроизводства с партийной идеологией и отождествление права и политики, нормотворчество по формуле: «закон - это политика,...»9. Все это порой пагубно отражалось на праве, а в 30-е годы вовсе превратило его в несправедливость.

Анализ, законодательства времен становления советской власти, позволяет утверждать, что качественным следствием признавалась эффективная борьба с «врагами революции». Средства, употребляемые для этих целей, никак не ограничивались, несмотря на явную необходимость в этом, что понималось и самой властью. Кроме судей появились иные органы, совмещающие функции расследования и разрешения дел по существу10. Акты, направленные на установление хоть каких - то рамок произвола со стороны должностных лиц, были в крайней степени непоследовательны.

Немногое изменили в понимании предварительного расследования уголовно - процессуальные кодексы 1922 - 23 годов. Хотя в законе снова появляются те признаки, которые составляют качество расследования в настоящее время (всесторонность и полнота исследования обстоятельств дела - ст. ст. 111, 112 УПК РСФСР от 15.02.1923 г.).

В 30-е годы репрессивность уголовного судопроизводства уже никак не скрывалась. Это подтверждается изменениями, вносимыми в УПК РСФСР в 1934 и 1937 годах. 1 декабря 1934 года постановлением ЦИК СССР УПК РСФСР дополнен главой тридцать третьей «О расследовании и рассмотрении дел о террористических организациях и террористических актах против работников Советской власти». В этой главе предусматривалось, что расследование по указанной категории дел должно быть завершено в течение 10 дней. Причем, такая поспешность достигалась путем лишения обвиняемого практически всех прав, в том числе права иметь защитника, а обвинительное заключение вручалось обвиняемым за одни сутки до рассмотрения дела в суде. Аналогичный порядок был введен в отношении дел о контрреволюционном вредительстве и диверсиях постановлением ЦИК СССР от 14 сентября 1937 года.

Решительный шаг в устранении двойственности в руководстве следствием был сделан в 1927—1928 гг. В сентябре 1927 г. на объединенном заседании НК РКИ СССР и НК РКИ РСФСР было принято решение, которым следственный аппарат передавался прокуратуре. Законодательное оформление данная перестройка получила в конце 1928 г. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 3 сентября 1928 г. было внесено изменение в Положение о судоустройстве РСФСР. Следственный аппарат вышел из подчинения судов и был передан прокуратуре.

Разработка и принятие Основ уголовного судопроизводства Союза ССР (1958г.) и уголовно-процессуального кодекса Киргизской ССР (1961г.) стали важным этапом в развитии уголовного процесса. Они аккумулировали опыт работы правоохранительных органов, идеи процессуальной науки и в значительной степени усовершенствовали уголовный процесс. В законодательном порядке были сформулированы задачи уголовного судопроизводства: быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Получили закрепление и развитие положения о принципах советского уголовного процесса. Впервые был четко сформулирован принцип осуществления правосудия только судом. Существенные изменения были внесены в определение порядка судопроизводства на различных стадиях процесса.

В последующий период (конец 80-х и начало 90-х гг. XX века.), в УПК Киргизской ССР были внесены многочисленные изменения и дополнения, направленные на усиление гарантий прав личности в уголовном процессе.

В 1999 году на основании Модельного УПК для государств-участников СНГ, был принят УПК Кыргызской Республики, который содержал важные положения из общепризнанных принципов и норм международного права. Однако, автор считает, что эти положения не получили полной реализации в стадии производства следствия.

В ныне действующем уголовно-процессуальном законодательстве Кыргызской Республики, ранее существовавшая стадия предварительного расследования была преобразована в стадию производства следствия, при этом были исключены из УПК: предварительное расследование в форме дознания и протокольная форма досудебной подготовки материалов. Вместе с тем, в Уголовно-процессуальном кодексе Кыргызской Республики названная стадия не получила четкой дефиниции, в ст. 5 где даны основные понятия, говорится лишь о таких понятиях как «следствие» и «производство по делу».

Анализируя разные подходы к определению понятия и содержания стадии производства следствия, диссертант пришел к выводу, что стадия производства следствия - это досудебная стадия уголовного процесса, где осуществляется процессуальная форма деятельности уполномоченных на то должностных лиц – следователей, направленная на установление объективной истины по делу и заключающаяся в раскрытии преступлений, на основе собранных и исследованных доказательств установлению и изобличению лиц их совершивших, позволяющих решить вопрос о передаче дела в суд, а равно деятельность по установлению фактов, свидетельствующих об отсутствии преступления или оснований для направления в суд.

Стадия производства следствия призвана обеспечить быстрое и полное раскрытие преступлений, установление и изобличение лиц, их совершивших, создание необходимых условий для правильного и всестороннего рассмотрения уголовного дела в суде. Выполнение указанных задач преследует цель, направленную на успешную борьбу с преступностью. Вместе с тем, автор полагает, что, помимо указанных задач, необходимо законодательно закрепить и такие как: обеспечение возмещения причиненного преступлением материального ущерба; выявление по каждому уголовному делу причин и условий, способствовавших совершению преступления. По мнению диссертанта, стадия производства следствия будет полной, всесторонней и объективной только в том случае если по каждому уголовному делу будут решены все вышеперечисленные задачи в совокупности.

Конституция Кыргызской Республики закрепила общеправовые принципы которые, выражая природу и сущность демократического государства, содержат гарантии прав и свобод человека и гражданина (ст. ст. 4, 5, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 21, 39). Эти принципы исходят из признания человека, его прав и свобод высшей ценностью (ст. 16 Конституции КР). В соответствии с конституционными принципами в отраслевом законодательстве содержатся нормы, имеющие основное, определяющее значение для всего судопроизводства и отдельных его стадий. Автор считает, что с практической и теоретической точек зрения представляется оправданным конструирование системы принципов применительно к стадии производства следствия. Такая конкретизация принципов будет служить совершенствованию правоприменительной деятельности следователя в строгом соответствии закону.

Автор приходит к выводу о том, что под принципами стадии производства следствия понимаются выраженные в нормах права и адресованные следователю руководящие положения, отражающие содержание общеправовых и уголовно-процессуальных принципов и определяющие основные свойства этой деятельности, а в совокупности, с функциями следователя – и ее сущность. К системе принципов стадии производства следствия следует отнести: а) своевременное начало производства следствия и соблюдение процессуальных сроков; б) привлечение общественности к участию в раскрытии преступлений; в) обеспечение прав и свобод лиц, участвующих в стадии производства следствия; г) недопустимость разглашения данных следствия; д) обязательность удовлетворения ходатайств, имеющих значение для дела; е) право на обжалование действий следователя; ж) принятие мер по выявлению и устранению причин и условий, способствующих совершению преступления; з) надзор прокурора за исполнением законов при производстве следствия; и) процессуальная самостоятельность следователя.

^ Вторая глава - «Совершенствование стадии производства следствия в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики» - посвящена рассмотрению вопросов по совершенствованию стадии производства следствия путем развития форм уголовного судопроизводства; определению процессуального положения следователя в стадии производства следствия; определению правовых основ совершенствования стадии производства следствия; изучению проблем ведомственного контроля и прокурорского надзора за деятельностью органов следствия.

Автором исследованы процессуальные меры, направленные на дальнейшее совершенствование стадии производства следствия в Кыргызской Республике, путем рассмотрения перспективы стадии производства следствия с учетом общих закономерностей развития форм уголовного судопроизводства в зарубежных государствах. Автор считает, что знание правовых, процедурных норм различных государств, общего положения стадии производства следствия поможет четче высветить современное состояние следствия в Кыргызской Республике, наметить пути его совершенствования. Диссертант отмечает, что общей тенденцией дальнейшего совершенствования стадии производства следствия в Кыргызской Республике является проникновение в эту часть уголовного процесса все большего числа элементов состязательности.

Анализируя уголовно-процессуальное законодательство зарубежных государств диссертант полагает, что такой опыт, следует условно разделить на три уровня возможного заимствования. Первый - уровень общих закономерностей и принципов развития форм уголовного судопроизводства является единым для любого государства. Это естественный путь эволюционного развития в данной области. Различные государства сейчас находятся на различных этапах данного пути, но движутся они по нему в одном направлении - к состязательной форме. Убедительный тому пример - уголовное судопроизводство зарубежных государств. По мнению автора, представляется целесообразным при дальнейшем совершенствовании стадии производства следствия придерживаться этой перспективы. Второй уровень - это схема организационного строения правоохранительной системы в целом, и, в частности, органов следствия. Здесь в законодательстве и практике государств наблюдаются наиболее существенные различия. На этом уровне можно выделить какие-либо общие начала лишь для отдельных групп государств. Представляется, что Кыргызстан на этом уровне может пойти путем, обусловленным собственным историческим опытом и сложившейся практикой. При этом необходимо учесть все негативные моменты, выявившиеся в зарубежных странах, чтобы не повторять допущенных ими ошибок. И третий уровень - это законодательное регулирование процессуальной деятельности органов следствия и других участников стадии производства следствия. Автор считает, что это наиболее подходящая область для заимствования всего положительного в зарубежном опыте для правовой реформы Кыргызстана.

Диссертант приходит к выводу, что с целью совершенствования стадии производства следствия в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики целесообразно опираться на общие закономерности развития форм уголовного судопроизводства зарубежных государств, которые, основываясь на состязательной форме, в наибольшей степени обеспечивают защиту прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.

Диссертант отмечает, что несовершенность уголовно-процессуального закона вызывает наибольшую обеспокоенность, прежде всего следственных органов МВД, так как в соответствии с установленной законом подследственностью (ст. 163 УПК КР), как говорилось выше, на следователей органов внутренних дел приходится расследование 85% совершаемых в республике преступлений.

Автор полагает, что данная проблема вызвана прежде всего недостаточным урегулированием этого вопроса в законодательстве, в связи с чем на практике нередки споры об определении подследственности как на первоначальном, так и на последующем этапах стадии производства следствия, приводящие, порой, к необоснованному дублированию, ведомственным спорам, а в конечном итоге к волоките при производстве следствия, тем самым нарушению законных прав и интересов человека и гражданина.

Проведенный автором опрос показал: 46% респондентов отметили, что если в ходе осуществления своих функций органы внутренних дел выявляют преступление по линии финансовой полиции, предусматривающее альтернативную подследственность, то в соответствии с ч. ч. 16, 17 ст. 163 УПК КР, по уголовному делу, подследственному разным органам, производство следствия осуществляется следователем органа, возбудившим его, а при совокупности преступлений, предусмотренных данной статьей, относящихся к подследственности разных органов, подследственность определяется по более тяжкому преступлению. При этом передача по подследственности в следственные подразделения других правоохранительных органов происходит лишь в том случае, если это уголовное дело, с точки зрения следователя органа внутренних дел, не является достаточно перспективным. Те же, в свою очередь, также, не видя судебной перспективы и, не желая ухудшать свои показатели работы, стараются вернуть уголовное дело по надуманным основаниям назад в ОВД. В результате часть материалов уголовного дела теряет доказательственное значение, либо со стороны «заинтересованных» в исходе дела лиц принимаются соответствующие меры, препятствующие нормальному ходу следствия.

Изложенное позволяет диссертанту заключить, что в уголовно-процессуальном законодательстве необходимо исключить подобные положения об альтернативной подследственности, регламентирующие вопросы подследственности, строго разграничив ее между следователями правоохранительных органов по предметному, территориальному либо персональному признакам, исключив их расширительное толкование.

Ныне действующее уголовно-процессуальное законодательство Кыргызской Республики, как уже говорилось выше, предусматривает только производство следствия, исключив дознание и протокольную форму досудебного производства. В общей структуре предварительного производства теперь ведущее место занимает стадия производства следствия, хотя ранее дознание и протокольная форма досудебного производства материалов охватывало значительный круг, хоть и уголовно-наказуемых, но не представляющих значительной общественной опасности деяний.

Обращаясь к данной проблеме, автор отмечает, что в науке уголовного процесса многие авторы приходили к выводу о ненужности дознания как самостоятельной формы предварительного расследования, самостоятельной, наряду со следствием, формой предварительного производства. По их мнению, это привело бы «к устранению искусственного деления предварительного расследования на дознание и предварительное следствие и к установлению единого процессуального порядка расследования для всех уголовных дел»11. Подытоживая различные высказывания ученых, диссертант соглашается с мнением русского ученого-процессуалиста XIX века А. А. Квачевского, считавшего, что: «Дознание дает основание к начатию следствия, устанавливает известный взгляд следователя на способы к дальнейшему раскрытию преступления. Но дознание вырабатывает только сведения и указания, которые не имеют судебный характер, вся его роль ограничивается изысканием данных для следователя, содействием ей, облегчением ее, она не имеет дело с судебными формами и обрядами, не оценивает фактов, не делает никаких определений из них и поэтому может быть произведено лицом, не принадлежащим к судебному ведомству. Предварительное следствие же направлено к установлению доказательств противозаконности действия и вины преступника, которая проверяется в суде, занимается обсуждением, оценкою обстоятельств дела, формы и акты его имеют значение судебное, поэтому оно проводится только лицом судебного ведомства»12.

Изложенное позволило автору обоснованно заключить, что в уголовно-процессуальном законодательстве Кыргызской Республики необходимо вновь предусмотреть дознание и протокольную форму досудебной подготовки материалов.

При рассмотрении процессуального положения следователя в стадии производства следствия, автор замечает, что основой полномочий следователя является его процессуальная самостоятельность. Так, в ст. 35 УПК КР указано, что в стадии производства следствия все решения о направлении следствия и производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции прокурора. Процессуальную самостоятельность следователя подтверждает закрепленное в действующем законе положение о том, что никто не может принудить следователя принять решение, противоречащее его внутреннему убеждению.

Исходя из этого, автор пришел к мнению о том, что полная ответственность на следователя может быть возложена только при условии отсутствия воздействия и влияния на него извне, то есть наличия у него хотя бы относительной процессуальной самостоятельности, так как в силу поднадзорности и подконтрольности прокурору и руководителю следственного подразделения, по мнению А.П. Гуляева, «процессуальной независимости следователя объективно не существует»13.

Автор отмечает, что проблема правового статуса следователя являлась предметом исследования многих ученых-специалистов в области уголовного судопроизводства. Но, несмотря на большое количество серьезных работ, вопросы процессуальной независимости и самостоятельности следователя до настоящего времени носят дискуссионный характер. Одни авторы признают процессуальную самостоятельность, существующую вместе с ответственностью и сочетающуюся с прокурорским надзором и ведомственным контролем (А.П. Гуляев), но отрицают процессуальную независимость следователя. Сторонники второго подхода отождествляют процессуальную самостоятельность с его процессуальной независимостью (Ю. В. Манаев, Р.Д. Рахунов). Сторонники третьего подхода рассматривают процессуальную самостоятельность не как основной принцип уголовного процесса, а лишь как условие осуществления независимости судей и их подчинения только закону или как положения, ограждающего внутреннее убеждение следователя (С.В. Бородин, И. Д. Перлов). Наконец, существует еще одна точка зрения, согласно которой действующее законодательство подчеркивает процессуальную самостоятельность процессуальных решений следователя и независимость его как участника процесса (М. М. Выдря). Объясняется это тем, что сложившаяся практика показывает, что в уголовном процессе понятия «самостоятельность» и «независимость» следователя, несмотря на трактовку их как синонимичных понятий, не совсем тождественны. Анализируя различные высказывания ученых, диссертант придерживается мнений большинства ученых-процессуалистов: А.А. Власов, А.П. Гуляев, В.А. Дубривный, А.А. Жидких, Л.М. Карнеева, А.М. Ларин, Ю.В. Манаев, В.Ф. Статкус, В.С. Чистякова, которые рассматривают процессуальную самостоятельность, как один из основополагающих принципов деятельности следователя в стадии производства следствия, так как успешно руководить следствием может только процессуально и организационно самостоятельный следователь.

Таким образом, автор приходит к выводу, что процессуальная самостоятельность следователя имеет принципиальное значение для успешного осуществления задач уголовного судопроизводства и является необходимым условием, обеспечивающим оперативность и инициативу следователя при производстве следствия по уголовным делам, возлагает на него ответственность за качество и сроки производства следствия, а также гарантирует независимость следователя при решении важнейших процессуальных вопросов.

Рассматривая вопросы осуществления ведомственного контроля и прокурорского надзора, диссертант обращает внимание на то, что они выступают как средства охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики и их значение в обеспечении законных прав граждан при производстве уголовных дел все более возрастает.

В осуществлении охраны прав и свобод человека и гражданина в ходе производства уголовных дел важное место занимает ведомственный контроль. Ведомственный контроль за производством следствия осуществляет руководитель следственного подразделения путем осуществления процессуальных действий и решений, связанных с проверкой процессуальной деятельности следователя по обеспечению им охраны прав и свобод участников уголовного процесса.

На основе проведенного анализа норм УПК КР автор делает вывод о необходимости расширения полномочий руководителя следственного подразделения, в связи с тем, что он является одним из гарантов охраны конституционных прав и свобод участников процесса. Отсутствие контроля со стороны руководителя следственного подразделения на несвоевременное производство следственных и иных процессуальных действий следователем может сказаться на соблюдении законных прав, свобод и интересов участников уголовного процесса. В УПК РФ (ст. 39), в отличие от УПК КР (ст. 37), более расширены полномочия руководителя следственного подразделения по контролю за деятельностью следователя, что свидетельствует о дальновидности российского законодателя.

Проведенное исследование позволяет автору внести предложение о дополнении ч. 1 ст. 37 УПК КР следующим положением, предусматривающим права руководителя следственного подразделения: «отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении производства следствия и необоснованные постановления о прекращении уголовного дела, вносить прокурору ходатайства об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя».

Диссертант полагает, что письменные указания руководителя следственного подразделения - это самостоятельный процессуальный акт, что подтверждает его обязательность для следователя. Во-вторых, процессуальная самостоятельность письменных указаний обусловлена теми серьезными правовыми последствиями, которые они могут порождать: изменение квалификации преступления, изменение меры пресечения или изменение обвинения и другие последствия, вытекающие из ст. 37 УПК КР. В этой связи, диссертант считает, что как и любой другой документ, порождающий определенные правоотношения между участниками процесса, письменные указания руководителя следственного подразделения должны приобщаться к материалам уголовного дела.

Таким образом, автор предлагает закрепить в ч. 2 ст. 37 УПК КР положение об обязательном приобщении письменных указаний руководителя следственного подразделения к материалам уголовного дела.

Диссертантом рассмотрены основные направления деятельности прокурора в стадии производства следствия. Осуществляя надзор за исполнением законов органами следствия, прокурор реализует данное направление своей деятельности в неразрывном единстве законности и соблюдения прав граждан в процессуальной деятельности должностных лиц, ведущих производство по уголовным делам.

Анализ уголовно-процессуального законодательства Кыргызской Республики свидетельствует о том, что прокурору предоставлены широкие полномочия для предотвращения необоснованного вмешательства органов уголовного преследования в охраняемые законом права и интересы участников процесса. Так, прокурор санкционирует производство обыска, заключение под стражу и другие решения следователя в случаях, предусмотренных УПК Кыргызской Республики; продлевает сроки следствия и содержания под стражей (ст. ст. 110, 111, 166, 184 УПК КР). Прокурор вправе отменять незаконные и необоснованные постановления следователя, выносить постановления о приостановлении, прекращении производства по делу. Кроме того, осуществляя надзор за исполнением законов органами следствия, прокурор в пределах своей компетенции разрешает жалобы на решения и действия следователя; отстраняет следователя от дальнейшего участия в осуществлении уголовного судопроизводства по данному делу, если им допущено нарушение закона.

Очевидно, что с принятием нового УПК Кыргызской Республики, изменились и полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами следствия. По мнению диссертанта, установленный ч. 2 ст. 34 УПК КР круг полномочий прокурора по надзору за исполнением законов в уголовно-процессуальной деятельности органов следствия достаточно широк и дает возможность прокурору эффективно осуществлять надзор.

Диссертант подчеркивает, что полномочия прокурора, как органа государственной власти в сфере уголовного судопроизводства, носят властный характер. Но, в отличие от остальных специальных органов государственной власти, осуществляющих производство уголовных дел, прокуратура в стадии производства следствия обладает полномочиями властно-распорядительного характера, что объясняется специфичностью производства по уголовному делу и включает в процесс следствия применение в отношении граждан принудительных мер, которые существенно ограничивают их основные права и свободы, гарантированные Конституцией Кыргызской Республики. Между тем, в процессе производства по уголовному делу не исключено допущение различных ошибок и нарушений закона, требующих незамедлительного вмешательства прокурора. Применяя свои властно-распорядительные полномочия прокурорского надзора за исполнением законов органами следствия, прокурор, в отличие от общего надзора, может своей властью устранять нарушения закона.

В своем исследовании автор отмечает, что ряд ученых и практических работников, которые высказываются в пользу ограничения полномочий прокурора, предлагают лишить его тех из них, которые носят властно-распорядительный характер. По мнению диссертанта, это неверно. Лишение прокурора властно-распорядительных полномочий, не имея которых он не в состоянии будет обеспечить законность производства по уголовному делу, эффективность предупреждения, выявления и устранения нарушений закона в стадии производства следствия, нанесет существенный ущерб правам и законным интересам граждан и общества в целом.

^ В заключение диссертации подводятся основные итоги исследования, излагаются выводы и предложения по рассмотренным проблемам, в том числе предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Автором обобщена история развития и становления стадии производства следствия в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики.

Основываясь на изучении и анализе существующих научных разработок и положениях УПК КР, диссертантом дано авторское определение понятия «стадия производства следствия».

В своем исследовании автор приходит к теоретическому выводу о том, что целями стадии производства следствия, являются достижение объективной истины и принятие мер по устранению обстоятельств, способствующих нарушению уголовного закона, в соответствии с чем перед стадией производства следствия поставлены следующие задачи: быстрое и полное раскрытие преступлений, установление и изобличение лиц, их совершивших; обеспечение возмещения причиненного преступлением материального ущерба; выявление по каждому уголовному делу причин и условий, способствовавших совершению преступления; правильное применение уголовного закона.

Диссертант обосновывает необходимость закрепления в качестве системы принципов стадии производства следствия: а) своевременное начало производства следствия и соблюдение процессуальных сроков; б) привлечение общественности к участию в раскрытии преступлений; в) обеспечение прав и свобод лиц, участвующих в стадии производства следствия; г) недопустимость разглашения данных следствия; д) обязательность удовлетворения ходатайств, имеющих значение для дела; е) право на обжалование действий следователя; ж) принятие мер по выявлению и устранению причин и условий, способствующих совершению преступления; з) надзор прокурора за исполнением законов при производстве следствия, и) процессуальная самостоятельность следователя.

Автор отмечает, что дальнейшее совершенствование стадии производства следствия должно осуществляться с учетом общемировых закономерностей развития форм уголовного судопроизводства и при этом основываться на состязательной форме, которая в наибольшей степени обеспечивает защиту прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.

Обращаясь к проблеме совершенствования уголовно-процессуального законодательства в стадии производства следствия и улучшения деятельности органов следствия и должностных лиц, диссертант обосновывает необходимость закрепления в УПК КР институтов дознания и протокольной формы досудебной подготовки материалов.

В своем исследовании автор приходит к выводу, согласно которому реализация функции контроля и надзора за законностью и обоснованностью производства следствия обусловливается осуществлением ее субъектами правоприменения уголовно-процессуальной деятельности на данной стадии. Компетенция прокурора и руководителя следственного подразделения, осуществляющих надзор и контроль, определяется исключительно нормами уголовно-процессуального законодательства Кыргызской Республики, которые одновременно устанавливают круг полномочий указанных субъектов в этой части.

Изложенные предложения, сформулированные на основе проведенного исследования, направлены на совершенствование действующего уголовно-процессуального законодательства, повышение эффективности деятельности следователя в стадии производства следствия.

^ Основные положения диссертации опубликованы в четырех научных статьях, общим объемом 1,6 п.л.:

Научные статьи, опубликованные в журналах,

рекомендованных перечнем ВАК:

  1. Асаналиева, А.А. Исторический аспект развития органов предварительного следствия в Кыргызской Республике /А.А. Асаналиева // «Черные дыры» в Российском законодательстве. – 2006. - № 1. – С.454-460 (0,5 п.л.).

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

  1. Асаналиева, А.А. Законодательные пути совершенствования следствия в Кыргызской Республике. / А.А. Асаналиева // Научно-методический журнал по проблемам юридического образования «Право и образование» №2. Бишкек, 2002. С. 35-40 (0,5 п.л.).

  2. Асаналиева, А.А. Проблемы совершенствования уголовно-процессуального регулирования стадии следствия в Кыргызской Республике. / А.А. Асаналиева /// Научно-методический журнал по проблемам юридического образования «Право и образование» №2. – Бишкек, 2002. – С. 46-50 (0,3 п.л.).

  3. Асаналиева, А.А. Сущность ведомственного контроля за деятельностью органов следствия и его соотношение с прокурорским надзором в Кыргызской Республике. – Москва, 2007. (0,3 п.л.)


АСАНАЛИЕВА Альбина Асановна

производство следствия в уголовном судопроизводстве Кыргызской Республики

^ Корректор М.А. Княжеченко

Подписано в печать 02. 2007 г.

Усл.- печ. л……. Усл.- изд. л…… Заказ…… Тираж 100 экз.

Центр оперативной полиграфии

ФГОУ ВПО РГАУ – МСХА им. К.А. Тимирязева

127550, г. Москва, ул. Тимирязевская, 44


1 Законом КР от 22.06.2001., № 55; 28.06.2001., № 62; 4.08.2001., № 81; 20.03.2002., № 41; 16.10.2002., № 141; 13.03. 2003., № 61; 11.06.2003., № 98; 5.08.2003., № 192; 14.11.2003., № 221; 24.03.2004., № 47; 28.03.2004., № 52; 24.05.2004., № 68; 8.08.2004., № 11; 6.02.2006., № 35.

2 См.: Сведения ГСУ МВД Кыргызской Республики о совершаемых преступлениях за 2002-2006 гг.

3 Правда русская // Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах. Т. 1. Законодательство Древней Руси. - М., 1984; Белозерская уставная грамота 1488 года // Российское законодательство Х – ХХ веков. В девяти томах. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. - М., 1985.

4 Баршев Я И. Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству.- М.: «ЛексЭст», 2001. С. 74.

5 Баршев Я И. Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству.- М.: «ЛексЭст», 2001. С. 74-75, 94.

6 Уголовный процесс, как и другие отрасли права кыргызов дореволюционного периода (до 1917 г.) мало изучены и до настоящего времени не получили должной оценки. Хотя изучение обычного права, с которым кыргызский народ прожил многие века и в котором раскрываются его национальный характер и колорит, должен представлять интерес для современной теории и практики. Единственной опубликованной работой, посвященной уголовному праву и процессу по обычному праву кыргызов, является книга С.К. Кожоналиева (Кожоналиев С.К. Обычное право кыргызов / Вступ. ст. Т.К. Чоротегина. – Бишкек, 2000 г.).

7 Барымта – вооруженное или иным путем, восстановление своего утраченного имущества и т.п.

8 Введение в историю кыргызской государственности/ Курс лекций для вузов.

Ред. чл.-корр. НАН, д.ю.н. Тургунбеков Р.Т. -Бишкек: Илим, 2003. С. 66-77.

9 Общая теория права. Под. ред. И.С. Самошенко. - М.: Юрид. лит., 1966. С.28.

10 Например, Постановлением НКЮ РСФСР от 18 декабря 1917 года был предусмотрен революционный трибунал печати, призванный рассматривать дела о преступлениях, совершаемых путем использования печати. // См.: История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации прокуратуры 1917-1954 г.г. Сб. документов. - М., 1955. С. 34.

11 См. об этом: Чистякова В.С. Соотношение дознания и предварительного следствия в советском уголовном процессе. — М., 1987. С. 51-53; Перлов И.Д., Рагинский М.Ю. Назревшие вопросы дознания и предварительного следствия // Советское государство и право. — 1957. — № 4. С.116; Кареев Д. С. Вопросы уголовного процесса в связи с проектом УПК СССР // Социалистическая законность. — 1984. — № 2. С.34-35; Савицкий В.М. Теоретическая модель нового уголовно-процессуального регулирования // Советское государство и право. — 1990. — №2. С. 83.

12 Квачевский А.А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по Судебным Уставам 1864 года. — СПб., 1867. Т. 2. С. 61.

13 Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. — М., 1981. С. 99.




Скачать 424.75 Kb.
оставить комментарий
Дата15.10.2011
Размер424.75 Kb.
ТипДиссертация, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх