Валерий Лейбин Словарь-справочник по психоанализу Издательства icon

Валерий Лейбин Словарь-справочник по психоанализу Издательства


Смотрите также:
Краткий словарь по социологии. М., 1989. Лапланш Ж., Понталис Ж. Б. Словарь по психоанализу. М....
Геоэкономический словарь-справочник...
О. Д. Лукашевич Словарь Справочник...
Словарь справочник экология человека |...
Словарь-справочник современного российского профессионального образования....
Словарь-справочник по истории экономики пособие для студентов 1 курса специальности 030500...
Творчество В. П. Астафьева «Здесь Русский дух, здесь Русью пахнет»...
Словарь справочник лингвистических терминов дает следую-щее определение...
Бартенева О. А., Шапиро В. Д., Ольдерогге Н. Г...
Блинников Л. В. Великие философы: Учебный словарь-справочник...
"Русский язык. Справочник школьника. 5-11 классы"...
Нейролингвистическое программирование. Оперативный словарь – справочник...



Загрузка...
страницы: 1   ...   50   51   52   53   54   55   56   57   ...   73
вернуться в начало
скачать
   В конечном счете З. Фрейд пришел к убеждению, что довольно часто Оно и Сверх-Я занимают общую позицию против Я. Если эти две силы становятся слишком сильными, то им удается расшатать и изменить организацию Я таким образом, что его нормальная связь с реальностью оказывается нарушенной и даже прерванной вовсе. Это может иметь место как в сновидениях, так и в случае невротического заболевания. Основываясь на подобном понимании возникновения невротических заболеваний, З. Фрейд заключил, что «невроз перенесения соответствует конфликту между Я и Оно, нарциссический невроз – конфликту между Я и Сверх-Я, а психоз – конфликту между Я и внешним миром».
   Одна из целей психоаналитической терапии состоит в том, чтобы понизить уровень притязаний Сверх-Я по отношению к Я. Этому способствует явление переноса, при котором пациент может ставить психоаналитика на место своего отца или матери и наделять его той властью, которую его Сверх-Я имеет над Я. У обновленного Сверх-Я появляется, по выражению З. Фрейда, «возможность для некоторого рода последующего образования невротика», поскольку оно может исправить ошибки, ранее допущенные родителями при обучении ребенка. Однако психоаналитик не должен забывать, что его задачей является укрепление ослабленного Я пациента, а не стремление стать для него учителем, примером и идеалом. Если же произойдет последнее, то «аналитик лишь повторит ошибку родителей, которые сокрушили своим влиянием независимость ребенка, и врач лишь поменяет прежнюю зависимость пациента на новую», в то время как цель психоанализа – создать психологические предпосылки для становления пациента зрелым, независимым от аналитика и способным самостоятельно, с сознанием особенностей своего Оно и Сверх-Я решать внутрипсихические конфликты.
   Сходное положение, по мнению З. Фрейда, имеет место и в культуре. Культурное Сверх-Я предъявляет слишком большие требования к людям: оно отдает приказы, не заботясь о том, насколько они выполнимы. Так, культурная заповедь «возлюби ближнего» на деле оказывается неисполнимой. (Несмотря на эту заповедь, религиозные распри являлись постоянным спутником истории развития человечества.) Она, полагает З. Фрейд, способствует агрессивности и является примером непсихологической действенности культурного Сверх-Я.
   Но если это так, то не должны ли мы признать многие культуры невротическими? Поставив этот вопрос, З. Фрейд не дал развернутого ответа на него. Однако, рассматривая роль Сверх-Я в культурном развитии, он выразил надежду на то, что однажды кто-нибудь решится на изучение патологии культурных сообществ.
   Высказанные в работе «Я и Оно» представления З. Фрейда о Сверх-Я получили свое дальнейшее отражение в таких его работах, как «Невроз и психоз» (1924), «Экономическая проблема мазохизма» (1924), «Некоторые психические последствия анатомического различия между полами» (1925), «Проблема дилетантского анализа» (1926), «Симптом, торможение и страх» (1926), «Новый цикл лекций по введению в психоанализ» (1933), «Конечный и бесконечный анализ» (1937), «Расщепление Я в защитном процессе» (1940), «Очерк о психоанализе» (1940).

СВОБОДНЫЕ АССОЦИАЦИИ – высказывания, основанные не на размышлении человека, а на самопроизвольном изложении всего того, что приходит ему в голову по поводу какого-то слова, числа, образа, сюжета, представления, сновидения и т. д.
   Метод свободных ассоциаций лежит в основе классического психоанализа. По признанию З. Фрейда, отказ от гипноза и замена его новой техникой – методом свободных ассоциаций – послужили толчком к становлению и развитию психоанализа.
   Идея необходимости свободного, произвольного изложения мыслей была высказана до З. Фрейда немецким писателем и публицистом Л. Бёрне. В статье «Как стать оригинальным писателем в три дня» (1823) он предлагал начинающим авторам записывать на бумагу все то, что приходит в голову. Когда один из психоаналитиков обратил внимание З. Фрейда на эту статью, то тот удивился сходству между идеями Л. Бёрне и методом свободных ассоциаций. Позднее он признался, что в 14 лет получил в подарок томик сочинений этого писателя.
   Заменив гипноз методом свободных ассоциаций, З. Фрейд исходил из того, что от находящегося в бодрственном состоянии пациента можно узнать нечто существенное, о чем он даже не догадывается. Часто пациент утверждает, что, рассказав врачу о себе, он ничего больше добавить не может. Психоаналитик же уверяет пациента, что он многое знает и ему только следует говорить буквально обо всем, пришедшем ему в голову.
   В совместно написанной с венским врачом Й. Брейером работе «Исследование истерии» (1895) З. Фрейд пояснял, что благодаря методу свободных ассоциаций без всякого гипноза у пациентов появляются новые и проникающие глубже воспоминания. Используя этот метод, он сперва прибегнул к «методологической уловке» – надавливанию пальцами руки на лоб пациента с целью вызвать у него воспоминания в виде картины или мысли, пришедшей ему в голову. При этом З. Фрейд прибегал к активному воздействию на пациента, настойчиво спрашивая его о том, что ему приходит в голову. Однако подобная процедура непременного давления на пациента не только далеко не всегда способствовала свободному ассоциированию, но и, напротив, подчас мешала этому процессу, о чем как раз и заявляли З. Фрейду некоторые пациенты. Учитывая данное обстоятельство, он отказался от первоначальной «методологической уловки», предоставив спонтанное, не принудительное осуществление свободного ассоциирования самому пациенту.
   З. Фрейд исходил из того, что любая ассоциация по тому или иному поводу представляет интерес. Любое пришедшее на ум воспоминание является важным с точки зрения установления связей между протекающими в психике процессами и пониманием причин возникновения заболевания. Отсюда основное правило психоанализа: пациент должен свободно высказывать все свои мысли, исключая какую-либо сосредоточенность на них и предотвращая их критику. Говорить все, подчеркивал З. Фрейд, это значит действительно говорить все, ничего не замалчивая и не утаивая как от психоаналитика, так и от самого себя.
   С точки зрения З. Фрейда, первая случайно пришедшая в голову пациента мысль содержит в себе если не все, то многое из того, что необходимо для раскрытия его бессознательной деятельности. Возникшая у него мысль не является случайной: она всегда есть результат внутреннего сосредоточения и подчинения определенному ходу мыслей.
   Так, однажды З. Фрейд попросил у проходящего у него курс лечения молодого человека назвать первое пришедшее ему на ум женское имя. Молодой человек назвал имя Альбины, хотя был знаком со многими девушками с другими именами. Более того, выяснилось, что он не знал ни одной девушки с таким именем. Почему же он воспроизвел вслух именно это имя? Насколько оно было случайным? Оказалось, что во время лечения З. Фрейд в шутку назвал своего пациента «Альбино», так как у него был необычайно светлый цвет волос. Поскольку в тот период он со своим пациентом занимался выяснением вопроса о женском начале в конституции молодого человека, то последний непроизвольно назвал имя Альбины. Это было связано с тем, что в то время пациент был для себя самой интересной женщиной на свете, то есть Альбиной. Таким образом, возникшая у него свободная ассоциация не была случайной – она вытекала из той внутренней настроенности, которая имела место у пациента в процессе психоаналитического сеанса.
   По мнению З. Фрейда, в свободных ассоциациях обнаруживается тесная связь между прошлым и настоящим. Случайно пришедшая в голову мысль может иметь прямое отношение к какому-то забытому представлению. Правда, в психике пациента работает механизм сопротивления, препятствующий воспоминаниям и переводу вытесненного бессознательного в сознание. Поэтому в произвольно высказанной пациентом мысли часто нет прямого сходства с тем, что скрыто в бессознательном. Тем не менее в этой мысли содержится намек на нечто такое, что является чрезвычайно важным в плане выявления истинных причин заболевания.
   Во время психоаналитического сеанса пациент может утверждать, что ему ничего не приходит на ум и у него нет никаких ассоциаций по поводу какого-то слова или образа. З. Фрейд считал, что на самом деле не существует подобного отказа со стороны мыслей. В действительности у пациента начинает работать сопротивление, выступающее в различных формах критики, сомнения в ценности пришедшей в голову ассоциации. Психоаналитик призывает пациента не критиковать свои мысли. Материал, который представляется пациенту не заслуживающим внимания и отбрасывается как ненужный, сомнительный или вызывающий отвращение, стыд, как раз и является наиболее ценным для психоаналитика. По словам З. Фрейда, именно этот материал из мыслей представляет собой для психоаналитика руду, из которой с помощью искусства толкования можно извлечь драгоценный металл.
   Метод свободных ассоциаций З. Фрейд использовал при изучении симптомов психических заболеваний, сновидений и ошибочных действий. Этот метод широко используется и в современном психоанализе, так как свободное ассоциирование пациента способствует терапевтической работе аналитика по выявлению причин возникновения внутрипсихических конфликтов, бессознательных страхов и чувств вины.

   СГУЩЕНИЕ – один из способов функционирования психики, благодаря которому отдельные элементы, связи и отношения бессознательных процессов воспроизводятся в сжатой, концентрированной форме, способствующей формированию единого представления.
   Понятие сгущения было использовано З. Фрейдом при исследовании природы и механизмов образования сновидений. В работе «Толкование сновидений» (1900) сгущение рассматривалось им в качестве одного из основных механизмов работы сновидения. Благодаря этому механизму явное сновидение, то есть воспринимаемая сновидящим образная картина, оказывается по своему содержанию краткой, а рассказ о ней – сокращенным переводом скрытых мыслей. Процесс сгущения сопровождается тем, что одни элементы не воспроизводятся в явном содержании сновидения, другие соединяются между собой и образуют нечто новое, третьи объединяются между собой путем стирания различий и выделения типичных черт. Так, З. Фрейд считал, что благодаря сгущению различные лица и образы, с которыми человек сталкивается в реальной жизни, в сновидении могут оказаться совмещенными друг с другом. «Составление коллективных лиц – одно из главнейших средств процесса сгущения в сновидении».
   Исходными точками сгущения является совместимость, имеющаяся внутри сновидческих идей. Поскольку совместимости, как правило, недостает для эффективности сгущения, деятельность сновидения создает, как полагал З. Фрейд, новые, искусственные и преходящие общие черты, используя для этого даже слова, в звучании которых содержатся разные значения. Облегчающие сгущение общие черты входят в содержание снов в качестве представителей сновидческих идей, так что какой-то элемент сновидения соответствует узловому пункту или скрещиванию этих идей. «Процесс сгущения, – замечал З. Фрейд, – это та часть деятельности сновидения, которую легче всего познать; достаточно сравнить записанный рассказ о сновидении с записью сновидческих идей, полученной в результате анализа, чтобы получить ясное представление об эффективности сновидческого сгущения.
   С точки зрения З. Фрейда, сгущение – это такой способ функционирования психики, благодаря которому приходят в действие разнообразные бессознательные процессы. Он характерен не только для образования явного содержания сновидений, но и для возникновения ошибочных действий, различного рода острот и каламбуров, невротических симптомов. Поэтому психоаналитическое понимание механизма сгущения рассматривалось З. Фрейдом как в контексте анализа сновидений, так и в рамках исследования промахов человека (забывания слов, неправильном припоминании и др.) или специфики остроумия, что нашло отражение в его работах «Психопатология обыденной жизни» (1901) и «Остроумие и его отношение к бессознательному» (1905).
   В частности, З. Фрейд исходил из того, что сгущение является постоянным и важным процессом при нормальном (не тенденциозном) забывании, когда впечатления, в каком-либо отношении аналогичные, забываются, подвергаясь сгущению со стороны точек их соприкосновения. Кроме того, он признал сгущение с образованием замены ядром техники словесной остроты, что сближает ее возникновение с процессами деятельности сновидения. При сгущении утрачиваются некоторые из подвергшихся ему элементов, в то время как другие, овладевшие их зафиксированной энергией, в результате сгущения усиливаются или чрезмерно разрастаются. Словом, «краткость остроумия, как и краткость сновидения, по-видимому, необходимое сопутствующее явление, встречающееся при обоих сгущениях – оба раза она результат процесса сгущения». Рассматривая данную проблематику, З. Фрейд выдвинул предположение, в соответствии с которым «сгущения в том виде, в каком они служат технике остроумия, возникают автоматически, без специального умысла, во время мыслительного процесса в бессознательном».

   СЕКСУАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ – преобладание одного частного влечения над другими или объединение их между собой с установлением упорядоченной направленности на определенный сексуальный объект.
   Представление о сексуальной организации нашло свое отражение во многих работах З. Фрейда. В первом издании «Трех очерков по теории сексуальности» (1905) данное представление еще не имело строгих очертаний, однако в последующих переиздания этой работы понятие «сексуальная организация» прочно вошло в психоаналитический лексикон. Так, в четвертом издании «Трех очерков по теории сексуальности» (1920) рассматривались «фазы развития сексуальной организации», особенно «прегенитальной организации», в рамках которой выделялись две фазы – оральная или каннибальная и садистско-анальная. По отношению второй фазы развития (садистско-анальной) основатель психоанализа замечал, что «эта форма организации может уже удерживать на всю жизнь и навсегда привязывать к себе значительную часть сексуальной деятельности».
   При рассмотрении сексуальной жизни человека З. Фрейд использовал такие понятия, как «оральная организация», «анальная организация», «фаллическая организация», «генитальная организация». В порядке исторического их появления в психоаналитическом лексиконе З. Фрейда можно сослаться на его статью «Предрасположенность к неврозу навязчивости» (1913), работу «Лекции по введению в психоанализ» (1916/17), статью «Инфантильная генитальная организация» (1923).
   Одна из лекций по введению в психоанализ называлась «Развитие либидо и сексуальная организация». В ней З. Фрейд подчеркивал, что в ранний период инфантильного развития существует особого рода «неустойчивая организация», которую он назвал прегенитальной, и что подробное изучение садистско-анальной организации показывает, какими путями ее частные влечения вынуждены включаться в «новую генитальную организацию».
   В одной из своих последних работ «Очерк о психоанализе» (1940) З. Фрейд заметил, что окончательное формирование сексуальной организации завершается с наступлением половой зрелости, в четвертой, генитальной фазе сексуального развития человека. Эта организация характеризуется следующими особенностями: некоторые прежние проявления энергии либидо сохраняются; часть ее привносится в половую функцию в качестве подготовительных и вспомогательных действий, доставляющих предвкушение удовольствия; другие сексуальные побуждения исключаются из общей направленности и сдерживаются (подавляются) или участвуют таким образом, что подвергаются сублимированию со сменой направленности или формируют специфические черты характера. Однако, как замечал З. Фрейд, процесс окончательного формирования сексуальной организации не всегда проходит безупречно, могут иметь место различного рода фиксации и задержки, в результате чего возможны перверсии. «В этом случае сексуальная организация действительно происходит, но ей не хватает тех частей либидо, которые не продвинулись вперед наравне с другими и остались фиксированными на догенитальных объектах и целях».

   СЕКСУАЛЬНОСТЬ – деятельность, доставляющая удовольствие от взаимодействия половых органов, раздражения эрогенных зон, проявления сексуального инстинкта, влечения, желания.
   В психоанализе понятие сексуальности имеет более широкое толкование, по сравнению с традиционным рассмотрением взаимодействия между половыми органами взрослых людей. Оно охватывает не только формы сексуальности, связанные с продолжением человеческого рода или так называемые перверсии, рассматриваемые в плане отклонения от нормальной сексуальности, но и инфантильную сексуальность, играющую определенную роль в развитии детей, становлении личности, формировании характера человека.
   В работе «Три очерка по теории сексуальности» (1905) З. Фрейд ввел понятия «сексуальный объект» и «сексуальная цель», показал многочисленные отклонения как от сексуального объекта, так и от сексуальной цели, которые ранее принимались в качестве естественных и нормальных. Он обратил внимание на возможные задержки на промежуточной сексуальной цели, свойственные большинству нормальных людей и составляющих основу символизации и сублимации, благодаря которым сексуальность может направляться на создание духовных, художественных ценностей. Одновременно З. Фрейд показал, что сексуальность играет существенную роль при образовании неврозов и является важным элементом психического развития ребенка. Инфантильная сексуальность рассматривалась им в плане соединения с какой-либо необходимой для жизни телесной функцией и проявления различных эрогенных зон, способных доставлять ребенку удовольствие. Развитие человека определялось им с точки зрения преобразований, возникающих на тех или иных этапах проявления инфантильной сексуальности, изменений, происходящих при половом созревании, влияния инфантильного выбора объекта на последующую половую жизнь взрослого.
   З. Фрейд исходил из того, что без осмысления болезненных форм проявления сексуальности, без изучения природы инфантильной сексуальности и соотнесения их с нормальной сексуальной жизнью невозможно понять и то, что называется нормальной сексуальностью. Рассмотрение того и другого привело его к выдвижению следующих положений, нашедших отражение в «Лекциях по введению в психоанализ» (1916/17): «извращенная сексуальность есть не что иное, как возросшая, расщепленная на свои отдельные побуждения инфантильная сексуальность»; сведение сексуальности к продолжению человеческого рода приводит к ошибке, закрывающий путь к пониманию сексуальности, извращений и неврозов; общество стремится к ограничению и подчинению сексуальности, оно заинтересовано в отсрочке ее полного развития у ребенка, пока он не достигнет определенной ступени сексуальной зрелости; воспитание в обществе преследует идеальную цель сделать жизнь ребенка асексуальной, в то время как сексуальные проявления имеют место уже у грудного младенца; сексуальность ребенка исчерпывается проявлением частных влечений, которые независимо друг от друга пытаются получить удовольствие как от собственного тела, так и от внешнего объекта; оба вида сексуальности – извращенная и нормальная – происходят из инфантильной сексуальности; нормальные люди проделывают путь сексуального развития через извращения и привязанности к объектам эдипова комплекса; внутрипсихические конфликты возникают между Я и сексуальностью, а неврозы обязаны своим происхождением этому конфликту.
   Нередко З. Фрейда упрекали в том, что понятие сексуальности в психоанализе претерпело неоправданное расширение с целью сохранить положения о сексуальной причине неврозов и сексуальном значении симптомов. В ответ на это он замечал, что психоаналитики расширили понятие сексуальности лишь настолько, чтобы оно могло включить в себя сексуальную жизнь извращенных и детей. «Это значит, что мы возвратили ему его правильный объем. То, что называют сексуальностью вне психоанализа, относится только к ограниченной сексуальной жизни, служащей продолжению рода и называемой нормальной».

   СЕМЕЙНЫЙ КОМПЛЕКС – двойственные чувства ребенка по отношению к рождающимся в семье другим детям. З. Фрейд считал, что семейный комплекс тесно связан с эдиповым комплексом: и тот и другой опираются на эгоистические чувства маленького ребенка.
   С точки зрения З. Фрейда, семейный комплекс выражает негативное отношение ребенка к появившимся на свет братьям и сестрам. Часто ребенок хочет, чтобы мама и папа «подарили» ему брата или сестру. Он мечтает о том, как будет играть с ним и любить его. Однако с рождением младенца отношения в семье меняются. Родители уделяют большее внимание новорожденному. У старшего ребенка появляются ревность, зависть, тревога. Он чувствует, что отошел на второй план, а ему хочется быть в центре внимания родителей. Поскольку те заняты и поглощены младенцем, постольку младшие брат или сестра начинают восприниматься им как помеха. У старшего ребенка возникает чувство ненависти и желание устранить брата или сестру с тем, чтобы родители вновь могли уделять ему все свое внимание.
   В случае если преждевременная смерть уносит из жизни новорожденного, то старший ребенок испытывает муки совести. Он находится во власти сильных переживаний, оказывающих глубокое воздействие на его психику. Ребенок обвиняет себя в том, что именно его желание смерти брата или сестры привело к реальной кончине младенца. Ощущение собственной вины может оказаться столь острым и всепоглощающим, что на этой почве возможно развитие внутрипсихического конфликта, поверхностное разрешение которого может привести к болезни, когда этот конфликт загоняется вглубь и все попытки разрешить его кончаются неудачей.
   В клинической практике нередки случаи, когда пациенты вспоминают о своем негативном отношении к младшим братьям или сестрам. Так, в процессе психоаналитического лечения одна пациентка призналась, что однажды в пятилетнем возрасте она перевернула коляску со своей годовалой сестрой, так как испытывала к ней ненависть. Другая пациентка сообщила о том, что как-то, когда ее мать вышла из комнаты, она вытащила своего маленького брата из кроватки, положила на подоконник и хотела выбросить из окна. Лишь внезапное возвращение матери в комнату предотвратило трагедию. У обеих пациенток бессознательное чувство вины сохранилось на всю жизнь.
   По мере того как дети в семье подрастают, отношения между ними могут изменяться радикальным образом. Бессознательное чувство неприязни и ожесточения старшего ребенка по отношению к младшему нередко сменяется чувством привязанности и дружбы; ненависть и враждебное соперничество переходят в любовь и заботу. Однако в некоторых семьях чувства ненависти и враждебности детей друг к другу могут сохраниться на всю жизнь и постоянно омрачать отношения в семье.
   З. Фрейд считал, что проявление эдипова комплекса, то есть двойственного отношения ребенка к родителям, может приобрести иную окраску в семейном комплексе. Например, маленькая девочка может найти в своем старшем брате замену отцу, перенося свои нежные чувства с отца на брата и даже испытывая к нему сексуальное влечение. Аналогичная картина может иметь место и у маленького мальчика, который свою эмоциональную привязанность переключает с матери на сестру.
   Раскрытие семейного комплекса – важная и необходимая часть психоаналитического исследования. В психоаналитической теории и практике пониманию семейного комплекса уделяется значительное внимание. Считается, что возрастное положение ребенка среди братьев и сестер является существенным моментом в деле раскрытия причин возникновения неврозов и успешного исхода их лечения.

   СЕМЕЙНЫЙ РОМАН – фантазии ребенка о своих родителях, его инфантильные желания изменить родственные связи и отношения.
   Термин «семейный роман» был введен в психоаналитическую литературу З. Фрейдом для описания того результата инфантильного развития, который связан с отделением подрастающего ребенка от авторитета родителей, от их идеализированных образов. Этот результат может оказаться болезненным, и не случайно встречаются невротики, чье заболевание обусловлено тем, что они потерпели неудачу при раннем опыте отделения от родителей.
   В статье «Семейный роман невротиков» (1909) З. Фрейд отметил, что для маленького ребенка родители являются авторитетом и источником его доверия к ним. По мере своего развития ребенок имеет возможность знакомиться с другими людьми, сравнивать их со своими родителями. Он может обижаться на родителей, воспринимать их наказания как незаслуженные и вызванные тем, что его не любят или он не является им родным. Почерпнутый из литературных источников материал может породить также такие фантазии, в которых ребенок ощущает себя подкидышем и полагает, что в действительности у него есть другие родители, причем более обеспеченные, занимающие высокое социальное положение, добрые, ласковые и любящие детей. Относящаяся к сущности невроза, работа фантазии часто проявляется в детских играх и в период, предшествующий половому созреванию, становится темой семейных отношений. Эта ступень начинающегося отчуждения от родителей, как правило, остающаяся бессознательной в воспоминаниях человека, но часто демонстрируемая психоанализом, может быть названа, по мнению З. Фрейда, «семейным романом невротиков».
   Семейный роман – типичное явление инфантильного развития, в процессе которого у ребенка появляются фантазии о замене родителей другими. Эти фантазии могут быть вызваны наказаниями со стороны родителей или случайными событиями, побуждающими обиду, зависть ребенка, а также желание реализации его чувства мести или возмездия. В большинстве случаев такие фантазии возникают у невротических детей, родители которых прибегают к постоянным наказаниям, всячески пытаются отучить их от различного рода дурных привычек.
   З. Фрейд выделил две фазы семейного романа – несексуальную и сексуальную. Первая фаза относится к наиболее раннему периоду развития ребенка, когда он еще не обладает знанием сексуальных предпосылок своего происхождения. Вторая – к периоду инфантильного развития, когда у ребенка появляется знание о сексуальных отношениях матери и отца, он начинает понимать свое происхождение от матери, возвышает отца, прибегает к различного рода фантазиям, в которых находит отражение переоценка ранних детских лет. В заменах родителей, особенно отца, более замечательными людьми ребенок не столько устраняет, сколько возвышает их. Как замечал З. Фрейд, «стремление заменить настоящего отца более знатным есть лишь выражение тоски ребенка по утраченным счастливым временам, когда его отец казался ему самым благородным и самым сильным мужчиной, а мать – самой милой и самой красивой женщиной».
   Создавая семейный роман, ребенок в своей фантазии отворачивается от родителей, которых знает такими, какими они представляются на данном этапе развития, и обращается к тем, которых он идеализировал на предшествующих этапах инфантильного развития. В этом отношении фантазии ребенка представляют собой лишь выражение сожаления о минувшем счастливом времени жизни.
   З. Фрейд считал, что изучение сновидений дает богатый материал для понимания семейного романа. Толкование сновидений взрослых людей наглядно показывает, что в различных сновидениях присутствуют такие образы и фигуры, которые, будучи величественными и представительными, в действительности означают мать и отца. «Детская переоценка родителей сохраняется, таким образом, и в сновидении нормального взрослого».

Представления З. Фрейда о семейном романе получили дальнейшее осмысление и развитие в работе О. Ранка «Миф о рождении героя» (1909), в которой древние мифы и легенды рассматривались с точки зрения широко распространенных фантазий, берущих свое начало в детской психике. Как показал О. Ранк, мотивы брошенных и воспитанных другими родителями детей находят отражение во многих мифах и сказаниях. Фантазии о чудесном спасении ребенка знатных родителей, перевоплощении божественного родителя в образ человеческого отца явственно присутствуют в большинстве мифологических построений. По словам О. Ранка, «мифы о героях и семейные романы обнаруживают одну и ту же тенденцию: повсюду в мифах прослеживается стремление избавиться от родителей, и такое же желание присутствует в фантазиях ребенка, когда он пытается установить свою независимость».
   Рассматривая сходства между семейным романом детей и различными мифами, О. Ранк обратил внимание на то, что сюжеты мифов оказываются как бы перевернутой картиной семейного романа. Если в семейном романе ребенок освобождается от неприязненных чувств, испытываемых им по отношению к отцу, то во многих мифах повествуется об изгнании ребенка из семьи знатного отца. «В невротическом романе ребенок избавляется от отца, тогда как в мифе отец пытается избавиться от ребенка. И как того требует сущность фантазии, естественным завершением становятся спасение и возмездие».
   В целом между семейным романом и мифом наблюдается параллелизм. Тем самым открывается доступ к психоаналитическому изучению мифов, основанному на знании специфики инфантильного развития и роли детских фантазий в формировании психики человека.

   СЕМЬЯ – основанная на кровном родстве группа людей, связанных между собой взаимной поддержкой, ответственностью, общностью быта.
   В психоанализе семья рассматривается, как правило, с точки зрения ее нуклеарной организации, включающей в себя мать, отца и детей. Основным объектом осмысления являются отношения между ребенком и родителями, анализируемые под углом зрения доэдипальных стадий развития и эдипова комплекса, а также проявления амбивалентных чувств и переживаний, возникающих у ребенка при его общении с сестрами и братьями.
   З. Фрейд уделял значительное внимание раскрытию существа эдипова комплекса, последствий проявления нежных и враждебных чувств ребенка в семье по отношению к его родителям, семейного романа невротиков, формирования Сверх-Я у человека. Вместе с тем в работе «Тотем и табу» (1913) он также рассматривал отношение между тещей и зятем, считая, что это отношение у древних племен часто регламентировалось обычаем избегания и составляет у цивилизованных народов «слабую сторону организации семьи». По его мнению, теща представляет собой инцестуозное искушение для зятя подобно тому, как нередко бывает, что мужчина сперва влюбляется в свою будущую тещу и только потом его влюбленность переходит на ее дочь.
   Впоследствии некоторые аналитики стали обращать внимание на специфику некоторых семей, объединение членов которых между собой осуществляется посредством интериоризации друг друга и в которых ни организационная, ни институциональная структура не имеют изначальной функции цементирующего союза. Р. Лэйнг (1927–1994) назвал такой тип семей «нексусом» (узел). В противоположность нексусу имеется другой тип семей – «серии», члены которых не испытывают друг к другу особой привязанности, заботятся только о том, чтобы выглядеть пристойно в глазах окружающих, и совместное существование которых основывается на страхе по поводу того, что у посторонних людей может сложиться негативное мнение об их семьях.
   В работе «Ращепленное Я» (1957) Р. Лэйнг отметил, что в семье типа нексус каждый ее член воздействует на другого посредством соучастия, шантажа, ощущения обязанности, вины, благодарности или откровенного насилия. Только в этом случае такая семья остается неизменной. Любое отступничество от нексуса, будь то предательство, измена, ересь, согласно соответствующей семейной этике наказывается, и самое худшее наказание состоит в изгнании из семьи или отказ от общения. По мнению Р. Лэйнга, некоторые семьи живут в постоянном страхе, в своего рода «семейном гетто», основанном на материнской излишней опеке. Своеобразная защита, которую подобная семья предлагает своим членам, строится на предпосылке, в соответствии с которой в семье превалируют фантазия о внешнем мире, как чрезмерно опасном, и страх, порожденный внутри нексуса этой внешней угрозой. Стабильность нексуса является продуктом взаимодействия членов семьи, опосредованным страхом и насилием, производимым внутри семьи друг над другом.
   Р. Лэйнг считал, что в семье-нексусе наблюдается взаимная озабоченность, и каждый ее член озабочен тем, что другой думает, чувствует, делает. «Семья может действовать как банда гангстеров, предлагая друг другу обоюдную защиту от насилия по отношению друг к другу. Это взаимный терроризм с предложением защиты и безопасности от насилия, которым один стращает другого и которого человек страшится, если нарушает правила». При взаимном воздействии друг на друга нарушение правил в такой семье является использованием взаимозависимости для того, чтобы причинить вред другому во имя блага нексуса, но самое страшное из всех преступлений – это отказаться действовать на основе семейной этики.




Скачать 13.85 Mb.
оставить комментарий
страница54/73
Дата13.10.2011
Размер13.85 Mb.
ТипСправочник, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   50   51   52   53   54   55   56   57   ...   73
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх