Этикетные коммуникемы русского языка: системный и функциональный аспекты icon

Этикетные коммуникемы русского языка: системный и функциональный аспекты


Смотрите также:
Языковая трудность: системный...
Проблема мотивированности слов фразеологизированной морфемной структуры в современном русском...
Кафедра русского языка и методики преподавания русского языка...
Вопросы государственного итогового экзамена по русскому языку и методике преподавания русского...
Задачи изучения курса «Стилистика русского языка и культура речи» в вузе...
Задачи изучения курса «Стилистика русского языка и культура речи» в вузе...
Магистерская программа «прикладное языкознание» программа вступительного испытания...
Программа дисциплины дпп. Ф. 04. История русского языка цели и задачи дисциплины...
Программы учебных дисциплин для мп кафедры русского языка мп «Фундаментальное изучение русского...
Примерной программы дисциплины «Основной восточный язык. Теория и практика перевода ч...
Учебно-методический комплекс дпп. Ф...
Информационное сообщение в неделе русского языка для 5-6 классов. Учитель...



Загрузка...
скачать


На правах рукописи


Мусаелян Светлана Суреновна



ЭТИКЕТНЫЕ КОММУНИКЕМЫ

РУССКОГО ЯЗЫКА:

СИСТЕМНЫЙ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТЫ


Специальности

10.02.19 – теория языка

10.02.01 – русский язык


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Ростов-на-Дону – 2008

Работа выполнена на кафедре русского языка и теории языка Педагогического института ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»


Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

^ Меликян Вадим Юрьевич

(Южный федеральный университет,

г. Ростов-на-Дону)


Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

^ Поленова Галина Тихоновна

(Таганрогский государственный

педагогический институт, г. Таганрог)


кандидат филологических наук, доцент

^ Бондаревский Денис Владиславович

(Южный федеральный университет,

г. Ростов-на-Дону)


Ведущая организация: Кубанский государственный университет


Защита состоится «___» ________ 2008 г. в __ часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.17 по филологическим наукам при ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б.Садовая, 33, ауд. 202.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Педагогического института ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет».


Автореферат разослан «___» __________ 2008 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Н.О. Григорьева

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Этикетные языковые единицы занимают особое место в системе языка. Они функционируют преимущественно в разговорной форме общения, являются единицами вторичной номинации, выражают разнообразные волевые и эмоциональные интенции коммуникантов и обладают высоким коммуникативно-прагма­тическим и антропоцентрическим потенциалом. «… Единицы речевого этикета ярко “личностны” (“межличностны”): в них всегда присутствует (имплицитно или эксплицитно) я говорящего и ты/Вы адресата. Именно с таким свойством … связана личностно-социальная направленность единиц речевого этикета, негативная реакция на нарушение экспектаций, ролевых ожиданий» (Формановская, Н.И. Русский речевой этикет: лингвистический и методический аспекты [Текст] / Н.И. Формановская. М., 1982. С. 43).

В последнее время интерес лингвистов к этикетным ресурсам языка заметно возрос. Это обусловлено тем, что их арсенал достаточно велик, они определяют самобытность языка, особенности менталитета его носителей и правила общения между ними. «Язык русской вежливости представляет собою неоценимый по своей объективности и информативности материал для различных областей гуманитарных знаний: культурологи, философии, этнографии, психологии и, конечно, прежде всего – для лингвистики» (Балакай, А.Г. Русский речевой этикет и принципы его лексикографического описания [Текст] / А.Г. Балакай. Новокузнецк, 2002. С. 5).

Этикетные языковые единицы разнообразны по своей языковой природе. Особую значимость в системе этикетных средств коммуникации занимают нечленимые, фразеологизированные и другие устойчивые типы предложений: «Функционируя постоянно в составе диалогического единства в прагматических координатах «я – ты – здесь – сейчас», знаки этикета … выступают в речи как синтаксически нечленимые предложения с узуально ограниченной парадигмой…» (Балакай, А.Г. Русский речевой этикет и принципы его лексикографического описания [Текст] / А.Г. Балакай. Новокузнецк, 2002. С. 33). Однако этикетные нечленимые предложения до сих пор не подвергались специальному изучению. Их эффективное функционирование в речи должно опираться на глубокое и всестороннее описание.

Все вышеперечисленное обусловливает особую значи­мость исследования этикетных нечленимых предложений для лингвистической науки, а также актуальность данной диссертационной ра­боты.

Одним из наиболее специфических классов нечленимых предложений являются коммуникемы (по другой терминологии – слова-предложения), которые отмечены особыми правилами организации и функционирования и составляют ядро разговорных ресурсов языка.

Объектом исследования выступают коммуникемы, активно функционирующие в этикетной сфере человеческой коммуникации. Например: [Виктоша:] ... Дорогой Фёдор Кузьмич, вы свели меня с ума, выношу вам за это благодарность. Старушкой, сидя у какого-нибудь атомного камелька, я буду со слезами на глазах рассказывать о вас своим внукам. Примите же уверение в моём огромном к вам почтении. (Опустошает рюмочку.) [Балясников:] Премного вам благодарен. /А. Арбузов. Сказки старого Арбата/; – Бог в помощь! Желаю здравствовать! – произнёс Иван Иванович, поклонившись на все стороны с свойственною ему одному приятностию. /Н. Гоголь. Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем/; – Вот тебе сто грамм... – Акимович налил и поставил стакан на край стола. [...] – Ну что ж, – вошедший хохотнул. – Будем здоровы, Акимыч! – Давай, давай. Поливай. /О. Ждан. Впотьмах/.

^ Материалом для исследования послужили этикетные коммуникемы современного русского языка, извлеченные методом сплошной выборки из текстов художественной литературы, толковых и фразеологических словарей русского языка. При этом было выявлено около 200 этикетных коммуникем и более 2500 примеров их реализации в тексте.

Предметом диссертационной работы являются структурно-семантические, этимологические, парадигматические и речевые свойства этикетных коммуникем русского языка.

Целью исследования выступает описание этикетных коммуникем современного русского языка в системе языка и процессе функционирования в речи.

В соответствии с вышеизложенной целью в работе были поставлены следующие задачи:

1. Выявить этикетные коммуникемы в русском языке и исследовать их специфику.

2. Описать этикетные коммуникемы в семантическом аспекте: установить набор и продуктивность семантических групп и подгрупп, систему и специфику значений.

3. Исследовать этимологические свойства этикетных коммуникем: выявить модели построения, их продуктивность и специфику.

4. Изучить этикетные коммуникемы в парадигматическом плане: построить лексические, морфологические, синтаксические, словообразовательные и стилистические вариантные ряды, описать их продуктивность и специфику в сфере этикета; исследовать причины неварьируемости части этикетных коммуникем.

5. Описать специфику функционирования этикетных коммуникем в речи, а также источники их экспрессивности.

^ Методологическая база исследования. Методология настоящего исследования основывается на общефилософских принципах, в соответствии с которыми язык представляется как материальная, объективная, динамическая, функционирующая и развивающаяся система. Продуцирование тех или иных языковых единиц осуществляется в строгом соответствии с существующими правилами и четко обусловлено сферой общения.

Общенаучные методологические принципы исследования опираются на следующую триаду: системность, антропоцентризм и детерминизм.

Частнонаучная методология формируется на основе идеи В.В. Виноградова о так называемом непонятийном значении некоторых классов нечленимых предложений (1946, 1954); теории Н.Ю. Шведовой (1960), В.Л. Архангельского (1964) и Д.Н. Шмелева (1976), предполагающей выделение нечленимых предложений как особого структурно-семантического класса синтаксических единиц; работ В.Ф. Киприянова (1961, 1968, 1975, 1983), А.Л. Факторовича (1994), И.Н. Кайгородовой (1999), Т.Н. Колокольцевой (2001), В.Ю. Меликяна (1999, 2001, 2004), Г.Т. Поленовой (2001), Д.В. Бондаревского (2002), С.В. Андреевой (2005), И.Е. Фисенко (2005) и других ученых, внесших вклад в разработку теории нечленимого предложения.

Основными методами, используемыми в диссертационном исследовании, являются описательный метод, метод диахронического анализа, трансформации, стилистического анализа, статистического подсчета, дискурсивного и конверсационного анализа, метод словарных дефиниций, метод словарного портретирования, а также прием сопоставления формы и содержания коммуникем, принцип оппозиции и некоторые другие.


Основные положения, выносимые на защиту:

1. Этикетные коммуникемы представляют собой самостоятельную группу, которая характеризуется наличием ряда специфических структурных, семантических, этимологических, парадигматических и функционально-коммуникативных признаков. Это обусловлено, с одной стороны, их нечленимым статусом, с другой – особенностями этикетной сферы функционирования.

2. По характеру выражаемого значения этикетные коммуникемы делятся на семь групп, продуктивность которых различна: коммуникемы приветствия, реакции, побуждения, эмоционально-оценочные, согласия/несогласия, благодарности, извинения. Они допускают деление на подгруппы, а их значения могут выражать специализированные и неспециализированные этикетные сигналы. Среди этикетных коммуникем преобладает моносемичность; остальные единицы имеют небольшое количество значений (два – три). Доминирует позитивный («бесконфликтный») тип значения (положительной оценки, согласия и т.д.).

3. Этикетные коммуникемы чаще всего являются производными. Подавляющее большинство этикетных коммуникем сформировано на основе предиката производящего членимого предложения, который может быть представлен различными типами сказуемого. Они могут также строиться на базе целого предложения (простого или придаточного), дополнения и обстоятельства производящего членимого предложения. Среди производящих предложений по цели высказывания преобладают повествовательные; побудительных – в два раза меньше; еще меньше вопросительных.

Этикетные коммуникемы редко строятся на основе синтаксических конструкций нечленимого (фразеологизированного) типа, а также неполнознаменательных частей речи, которые проявляют высокую степень продуктивности среди коммуникем других семантических групп. Это обусловлено строгой регламентированностью речевого поведения и доминированием принципа вежливости в этикетной сфере коммуникации.

В процессе формирования и/или функционирования отдельные коммуникемы могут приобретать различные аграмматичные признаки, которые обусловлены стандартностью ситуаций их употребления, принципами автоматизма и экономии разговорной речи.

4. Большинство этикетных коммуникем могут формировать дефектные лексические, морфологические, синтаксические, словообразовательные и стилистические парадигматические ряды. При этом значительно преобладает дифференцирующий тип варьирования, который выступает в качестве позитивного факта языка, позволяющего максимально точно реализовать коммуникему в семантическом, прагматическом, функциональном и стилистическом аспектах. В целом грамматическая вариантность свойственна этикетным коммуникемам в большей степени, чем единицам других семантических групп.

Лишь часть (25%) этикетных коммуникем не допускает варьирования, что связано с их нечленимостью, а также спецификой формы, содержания, происхождения и сферы функционирования.

5. При реализации этикетных коммуникем в речи наибольшей продуктивностью обладает экстралингвистический контекст. Это объясняется их принадлежностью к устно-разговорной сфере языка. Значимым является грамматический (синтаксический и морфологический) контекст в силу нечленимого статуса коммуникем.

Этикетные коммуникемы характеризуются наличием высокой воздействующей силы, которая обусловлена рядом языковых и речевых факторов: нестандартностью (сжатостью) формы, высокой асимметрией плана выражения и плана содержания, влиянием внутренней формы, грамматической и функциональной транспозицией, способностью выражать энантиосемичные значения, а также спецификой реализации в тексте. Все это способствует повышению эффективности коммуникации.

В целом этикетные коммуникемы обладают несколько меньшей степенью экспрессивности и более низким уровнем зависимости от контекста по сравнению с коммуникемами других семантических групп, что обусловлено большей регламентированностью данной сферы общения.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые предпринято исследование этикетных коммуникем в аспекте теории нечленимого предложения. Их описание выполнено на основе комбинированного подхода, который включает в себя изучение их структурных, семантических, этимологических, парадигматических и функциональных свойств. Проведенный анализ способствует расширению и углублению знаний о данном классе нечленимых предложений, установлению его объема и границ в системе русского языка, а также более детальному изучению этикетной сферы человеческой коммуникации. Впервые этикетные коммуникемы подверглись фразеографическому описанию.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что она вносит вклад в развитие теории языка, теории нечленимого предложения, грамматики текста, стилистики разговорной речи, теории русского речевого этикета, теории речевого стандарта и теории диалогической речи. Данное диссертационное исследование систематизирует знания о коммуникемах как одном из классов нечленимых предложений с учетом их языковых и речевых свойств, служит научной и методологической базой для их кодифицирования в словарях и грамматиках.

Практическая ценность работы заключается в том, что результаты исследования могут найти применение при изучении русского языка как в вузе, так и в школе. Материалы диссертации могут быть использованы при разработке курсов по теории языка, современному русскому языку, теории нечленимого предложения, диалогической речи, стилистике, теории речевого этикета, а также при подготовке элективных курсов по проблемам функционально-коммуникативного синтаксиса. Исследование этикетных коммуникем современного русского языка вносит вклад в развитие фразеографической практики.

Апробация работы. По материалам диссертации опубликовано 6 работ, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК, – 1. Фрагменты ее со­держания были представлены на Международной конференции «Языковая семантика и образ мира» (Казань, 2008 г.), а также на научно-методических семинарах кафедры русского языка и теории языка Педагогического института Южного федерального университета (2005-2008 гг.).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и списка словарей.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Теоретические основы и принципы исследова­ния этикетных коммуникем» – излагается история вопроса, прово­дится глубокий и всесторонний анализ теоретических источников, отра­жающих специфику изучаемых в работе единиц языка, рассматриваются ключевые проблемы теории нечленимого предложения и речевого этикета.

Единицы разговорного синтаксиса образуют ядро средств речевого этикета. В них представлен целый набор факторов, которые обусловливают повышенное внимание со стороны ученых-лингвистов (и не только): значительная культурная составляющая, принадлежность к разговорной речи, экспрессивность, антропоцентричность, стереотипность и т.д. Последний признак занимает особое место, так как лингвистика сейчас переживает период «обостренного внимания к стереотипам. Ведь стереотип облегчает коммуникацию, позволяя каждый раз заново не конструировать словосочетание или высказывание. <…> «Стереотипно» означает быстро. Цель реализации стереотипов – затратив минимум языковых и поведенческих усилий, достигнуть нужного коммуникативного эффекта» (Бурвикова, Н.Д., Костомаров, В.Г., Прохоров, Ю.Е. Национально-культурные единицы общения в современном культурном пространстве – лингвометодический аспект [Текст] / Н.Д. Бурвикова, В.Г. Костомаров, Ю.Е. Прохоров// Русский язык в Армении. 2003. №.3. С. 5).

Устойчивость (стереотипность, стандартизированность) языковых единиц в сфере речевого этикета обусловлена их строгой привязкой к конкретной ситуации общения. В результате они выступают в роли своеобразных знаков-сигналов об определенных намерениях говорящего. С другой стороны, стандарт детерминирован действием широко распространенной в разговорной речи тенденции к экономии, так как стандарт предполагает «ограничение разнообразия» (Черемисина, М.И. Стационарные предложения как коллоквиальный феномен [Текст] / М.И. Черемисина // Теория и практика описания разговорной речи. Горький, 1982. С. 154). По мнению многих ученых (Н.В. Черемисиной, И.Ф. Протченко, В.А. Пищальниковой, Ю.А. Сорокина, В.В. Красных, Н.Д. Бурвиковой, В.Г. Костомарова, Ю.Е. Прохорова и др.), стремление к стандарту приобрело в языке статус тенденции, которая в последнее время активно развивается.

Основная часть единиц речевого этикета имеет статус нечленимого предложения: «В силу позиционной ограниченности употребления и воспроизводимости в типовых ситуациях этикетные знаки обладают синтаксически ограниченным … значением. В большинстве своем они функционируют как синтаксически нечленимые предложения: Здравствуйте! Приветствую вас! Наше вам почтение! Спасибо! Пока! и др.» (Балакай, А.Г. Русский речевой этикет и принципы его лексикографического описания [Текст] / А.Г. Балакай. Новокузнецк, 2002. С. 35). Данное обстоятельство заставляет обратить особое внимание на ряд ключевых вопросов теории нечленимого предложения.

Нечленимый синтаксис (или «связанный синтаксис», по терминологии Д.Н. Шмелева) привлекает внимание лингвистов уже достаточно давно. В последнее время появляются работы комплексного характера, предпринимаются попытки обобщения накопленного материала.

Нечленимые предложения и фразеологические единицы, в частности синтаксические, имеют много сходных признаков, поэтому ученые применяют к их характеристике и тот, и другой термины. Нечленимые (фразеологизированные) предложения изучались в разных аспектах многими учеными и на материале разных языков: С.И. Абакумовым, О.И. Авдеевой, Н.Ф. Алефиренко, Е.Г. Ахалкаци, Л.А. Балабановой, А.Н. Барановым, Д.В. Бондаревским, А.В. Величко, Е.Ю. Викторовой, М.В. Всеволодовой, Г.Е. Крейдлиным, И.Н. Кайгородовой, Л.П. Карповым, Т.Н. Колокольцевой, В.А. Красновым, А.В. Куниным, Ю.Н. Малиновичем, А.В. Меликян, В.Ю. Меликяном, А.Г. Назарьяном, Д.С. Писаревым, Г.Т. Поленовой, Е.А. Поцелуевским, И.И. Прибыток, В.Р. Саркисьянц, Л. Теньером, Т.М. Ушаковой, И.Е. Фисенко, В.Н. Шароновым, Н.А. Шигаревской, Л.К. Чистоноговой и другими.

Специфика разговорной речи во многом обусловливает особенности функционирования нечленимых предложений, а также основные черты речевого этикета: «персональность общения» (О.Б. Сиротинина), ситуативную обусловленность, опору на общий фонд знаний (пресуппозиции), местоименность речи, синтаксическую простоту, неполноту, спонтанность, повторы, ассоциативность связей, эмоционально-экспрессивную и модально-императивную насыщенность, непринужденность, языковую экономию и т.д.

Все эти свойства разговорной речи четко коррелируют с основными признаками нечленимых предложений, в том числе этикетных. Кроме того, следует отметить высокую значимость социального фактора, который также определяет характер языковой природы нечленимых предложений. Именно специфика социальных предпочтений обусловливает высокую частотность функционирования нечленимых единиц в речи, что, в свою очередь, способствует формированию речевого стереотипа (Красных, В.В. Стереотипы: необходимая реальность или мнимая необходимость [Текст] / В.В. Красных // Материалы IX конгресса МАПРЯЛ. Братислава, 1999. Доклады и сообщения российских ученых. М., 1999. С. 270), который базируется на понятии социального стереотипа. Появление стереотипных языковых единиц, с одной стороны, оказывает влияние на поведение человека в стереотипных ситуациях, так как ему предлагается относительно ограниченный набор языковых средств самовыражения. С другой стороны, данное обстоятельство служит фактором, стабилизирующим отдельные части социальной системы.

В основе формирования стереотипных языковых единиц лежит процесс фразеологизации. Его ярким проявлением выступает десемантизация и грамматикализация отдельных лексических компонентов, входящих в структуру нечленимого предложения, лексикализация грамматических компонентов, потеря мотивированности и членимости языковых единиц, усложнение значения, которое становится многослойным и включает в свой состав целый набор отдельных семантических компонентов, часть из которых является типовой (фразеологической). Данные признаки имеют градуальный характер, поэтому могут проявляться у нечленимых предложений в различной степени.

Пружиной процесса фразеологизации является стремление говорящего к актуализации коммуникативного смысла высказывания. Последняя выступает в качестве основы формальной и содержательной устойчивости языковой единицы. Актуализация значения языковой единицы возможна при ее формальном сокращении, отсюда ее основой служит явление языковой экономии.

Наиболее эффективным средством реализации обозначенной тенденции при помощи языковых единиц являются нечленимые предложения. Они незаменимы особенно в устной форме общения, где часто требуется сказать многое в малый отрезок времени.

Анализ существующих подходов к изучению нечленимого предложения свидетельствует о том, что его целесообразно описывать с учетом терминологического и методологического аппарата теории общей фразеологии. Это обусловлено тем, что нечленимые предложения характеризуются наличием таких фразеологических признаков, как воспроизводимость, устойчивость, структурно-семантическая целостность, идиоматичность и экспрессивность.

Нечленимые предложения представлены единицами различных классов (см. работы В.Н. Телия, А.В. Величко, В.Ю. Меликяна и других ученых). По характеру выражаемого значения их можно разделить на две большие группы: предложения с пропозитивным и непропозитивным значением.

Нечленимые предложения, выражающие непропозитивное значение, называются коммуникемами и представляют собой отдельный класс нечленимых предложений. История изучения коммуникем достаточно долгая (Ф.И. Буслаев, А.М. Пешковский, А.А. Шахматов, Л.П. Якубинский, Е.Д. Поливанов, О. Есперсен и др.), но подходы различаются, поэтому накопилось большое количество терминов, призванных их номинировать: нечленимые предложения (Грамматика-80), релятивы (Г.В. Валимова), коммуникативы (В.Ф. Киприянов), слова-предложения (Грамматика-52, 70, 80; В.В. Бабайцева), предложенческие коммуникаты (О.Б. Сиротинина), междометные фразеологизмы или междометные предложения (Н.Ю. Шведова), стандартные, или стереотипные, высказывания (Н.В. Черемисина), шаблонные фразы (Л.П. Якубинский), предложения-формулы (О. Есперсен), устойчивые формулы общения (Н.И. Формановская), непредложенческие высказывания, некодифицируемые высказывания, грамматически не оформленные высказывания (Г.В. Дагуров), квази-предложения (Грамматика-80), фразоиды (Л. Теньер), сентенсоиды (И.И. Прибыток), стационарные предложения (А.М. Пешковский), стационарные высказывания (Л.Б. Матевосян), метакоммуникативные сигналы слушающего (Т.Д. Чхетиани), коммуникемы (В.Ю. Меликян) и др.

В настоящем диссертационном исследовании в качестве рабочего используется термин коммуникема, так как он лаконичен, представляет собой единицу «эмического» уровня (наряду с фонемой, морфемой, лексемой и др.) и указывает на функциональную специфику обозначенных единиц языка.

Ключевым вопросом описания коммуникем является проблема их языкового статуса и места в системе языка. Так, Н.Ю.Шведова, Р.П. Рогожникова, Е.А. Стародумова, В.Ф. Киприянов, О.Б. Сиротинина и другие исследователи рассматривают коммуникемы в качестве определенной части речи (наречия, союза, коммуникатива, релятива и т.п.). Некоторые ученые, в частности Ф.И. Буслаев, В.С. Федосеева, А.М. Ломов, квалифицируют подобные предложения как неполные. Однако данное сходство носит формальный характер. Представляется более логичной и последовательной точка зрения таких ученых, как В.В. Виноградов, Н.Ю. Шведова, Р.И. Аванесов и В.Н. Сидоров, М.В. Ляпон, В.В. Бабайцева, И.О. Степанян, Т.М. Николаева, Ш. Балли, Р. Ратмайр, Ж. Вейранк и др., которые считают, что такие единицы все же обладают смысловой законченностью, в связи с чем квалифицируют их как специфический тип предложения: «...в русском языке есть предложения, функция которых сводится к простому утверждению или отрицанию, выражению согласия или к общей экспрессивно-модальной оценке предшествующего высказывания. Это – предложения, основу которых составляют утвердительные или отрицательные слова да и нет, модально окрашенные слова и частицы (типа: разве? едва ли! может быть! конечно! вероятно! и т.п.), междометия и слова, близкие к междометиям» (Виноградов, В.В. Язык художественного произведения [Текст] / В.В. Виноградов // Вопросы языкознания. 1954. №5. С. 15). Таким образом, данные языковые единицы определяются как коммуникативно-синтаксические.

В Грамматике-80 описываются различные типы подобных предложений. При этом используется более общий термин – «нечленимые предложения». Коммуникемы как отдельный класс нечленимых предложений определяются как построения «с индивидуальными отношениями компонентов и с индивидуальной семантикой. В этих предложениях словоформы связываются друг с другом идиоматически, не по действующим синтаксическим правилам функционируют служебные и местоименные слова, частицы и междометия» (Русская грамматика [Текст] / Гл. ред. Н.Ю. Шведова. Т. 2. М., 1980. С. 383). Категориальным признаком нечленимых предложений признается свойство аграмматизма, которое и обусловливает их синтаксическую нерасчленённость.

Достаточно развернутое определение коммуникем предлагает В.Ю. Меликян: «Коммуникема  это коммуникативная непредикативная единица синтаксиса, представляющая собой слово или сочетание слов, грамматически нечленимая, характеризующаяся наличием модусной пропозиции, нерасчленённо выражающая определённое непонятийное смысловое содержание (т.е. не равное суждению), не воспроизводящая структурных схем предложения и не являющаяся их регулярной реализацией, лексически непроницаемая и нераспространяемая, по особым правилам сочетающаяся с другими высказываниями в тексте и выполняющая в тексте реактивную, волюнтативную, эмоционально-оценочную, эстетическую и информативную функции» (Меликян, В.Ю. Современный русский язык. Синтаксис нечленимого предложения [Текст] / В.Ю. Меликян. Ростов н/Д, 2004. С. 76). Обозначенный подход основывается на идеях, выдвинутых В.В. Виноградовым: «Такого рода нерасчленённые экспрессивные однословные предложения, естественно, не обрастают другими словами или членами, так как формы синтаксической связи здесь не имеют для себя даже морфологической опоры. По отношению к таким предложениям вообще неприменимо понятие “члены предложения”» (Виноградов, В.В. Язык художественного произведения [Текст] / В.В. Виноградов // Вопросы языкознания. 1954. №5. С. 17).

Коммуникемы специфичны не только в формальном, но и в содержательном плане: значение коммуникем «… не осмысляется, не анализируется, но непосредственно выражается, не будучи, так сказать, пропущенным через мышление. Что касается самого характера содержания, то здесь существенно только то, чтобы это было какое-то переживание» (Смирницкий, А.И. Значение слова [Текст] / А.И. Смирницкий // Вопр. языкозн. 1955. №2. С. 89). По мнению Г.А. Золотовой, коммуникемы не содержат сообщения, а выражают эмоционально-волевую или ментальную, осознанную или автоматическую реакцию говорящего (Золотова, Г.А. Коммуникативная грамматика русского языка [Текст] / Г.А. Золотова, Н.К. Онипенко, М.Ю. Сидорова. М., 1998. С. 389-400).

Несмотря на то, что значение коммуникемы не является пропозитивным в традиционном представлении, оно в такой же мере предметно в своей основе, как и значение членимого предложения. Оно представляет собой сложный и многоаспектный комплекс конкретных семантических компонентов. Коммуникемы выражают субъективно-объективное отношение говорящего к фактам объективной действительности, а их значение формируется на базе объективного и субъективного аспектов категории модальности. Ключевым компонентом значения коммуникемы служит сема «отношения», выражающая отношение предмета речи к действительности и отношение говорящего к предмету речи и собеседнику.

Сфера человеческой коммуникации изучается многими науками: философией, социологией, психологией, культурологией, языкознанием и т.д. Это обусловлено тем, что общение представляет собой многоаспектный феномен, доминирующим признаком которого является социальный. Именно в обществе вырабатываются стандартные нормы социального поведения. Социальная сущность речевого этикета обусловлена следующими факторами: принадлежностью к сфере общения; зависимостью от строгих правил речевого поведения; наличием адресанта и адресата, которые являются членами социума; влиянием социальной дифференциации коммуникантов на выбор средств речевого этикета, а также таких характеристик, как «здесь» и «сейчас».

Социальные нормы, в свою очередь, получают отражение в нормах языковых (как в устройстве языковой системы, так и в функционировании ее единиц). Следствием установления социальных и речевых норм поведения является продуцирование в языке большого количества стереотипных языковых единиц. «Под речевым этикетом понимается микросистема национально специфических устойчивых формул общения, принятых и предписанных обществом для установления контакта собеседников, поддержания общения в избранной тональности» (Формановская, Н.И. Русский речевой этикет: лингвистический и методический аспекты [Текст] / Н.И. Формановская. М., 1982. С. 8).

Степень стандартизированности языковых средств определяется частотностью их функционирования в речи. Специфика единиц этикета обусловлена характером ситуации, в которой они применяются. Поэтому они отличаются ограниченностью сферы функционирования типовыми ситуациями общения.

Большинство этикетных единиц используется в разговорной речи (именно на них и делается акцент в настоящей работе). Однако речевой этикет и разговорная речь – это не одно и то же. Речевой этикет представляет собой надстилевое явление.

К единицам речевого этикета применяются самые разнообразные термины: «устойчивая формула общения», «устойчивое высказывание», «фразеологизированное предложение», «единицы (формулы) речевого этикета», «речевые формулы вежливости», «языковые стереотипы вежливости», «формулы речевых ритуалов», «прагматические клише» и др.

Различаются подходы ученых и в плане определения объема, границ и категориальных признаков единиц речевого этикета. Чаще всего к ним относят устойчивые единицы языка, в том числе нечленимые предложения и фразеологические единицы. Следует «…отнести устойчивые в синтаксической форме и постоянные в лексической представленности единицы языка к особому классу фразеологизированных предложений» (Формановская, Н.И. Русский речевой этикет: лингвистический и методический аспекты [Текст] / Н.И. Формановская. М., 1982. С. 30).

Сложным представляется и вопрос о значении единиц речевого этикета. Их предметно-логическое содержание отражено в обобщенном виде, но все же они обладают определенным смысловым наполнением. К основным компонентам значения единиц речевого этикета следует отнести следующие семы: персонализации (адресанта, адресата), «здесь», «сейчас», вежливости, темы, функции, эмоции, экспрессии и др.

Наибольшей спецификой, значимостью и масштабностью здесь обладает понятие вежливости. Вежливость способствует выражению уважительного отношения к собеседнику, а также служит средством самовыражения говорящего. Это ее категориальное значение. При более детальном рассмотрении данного образования обнаруживается, что оно имеет неэлементарное строение. Вежливость обладает многослойным значением и разветвленной системой средств выражения, как лингвистических (фонетических, лексических, фразеологических, словообразовательных, морфологических, синтаксических), так и экстралингвистических (кинетических, мимических, фонационных, графических). Она характеризуется наличием свойства императивности, поскольку в обязательном порядке предписывает те или иные модели речевого поведения в определенных стандартных ситуациях и запрещает другие действия. Вежливости присуще свойство градуальности, а также относительный и субъективный характер.

В теории речевого этикета принято говорить о тематических группах. При этом выделяется различный их набор. К примеру, Н.И. Формановская предлагает различать следующие тематические группы единиц: обращение и привлечение внимания, приветствие, знакомство, прощание, извинение, благодарность, поздравление, пожелание, соболезнование, сочувствие, приглашение, предложение, просьба, совет, одобрение, комплимент и т.д. Такая дифференциация средств речевого этикета не совпадает с членением языкового материала в сфере коммуникем. Это обусловлено тем, что система этикетных ресурсов представляет собой достаточно большой массив разнообразных по своей языковой природе языковых единиц. Сюда включают обращения, нечленимые предложения, устойчивые фразы, шаблоны, клише и пр. Коммуникемы как единицы, относящиеся к нечленимому синтаксису, составляют лишь небольшую часть этих средств. Они отличаются от остальных типов этикетных единиц непонятийным характером своего значения. Остальные же устойчивые формулы выражают номинативное или пропозитивное значение. В результате здесь наблюдается большее разнообразие выражаемых смыслов, которое предопределяет и разнообразие тематических групп.

Коммуникемы характеризуются обобщенностью и абстрактностью значения, характер которого ограничивает степень членения всей их совокупности. Именно поэтому в настоящей работе предлагается разделить этикетные коммуникемы на семь семантических групп: приветствия (при встрече и прощании), реакции (на благодарность, извинения и т.д.), побуждения (в том числе к установлению контакта, а также совет, просьба, приглашение), эмоционально-оценочные (в том числе, поздравление, пожелание, соболезнование, сочувствие, одобрение, комплимент), согласия/несогласия, благодарности, извинения. Уточнение критерия данной классификации и его перевод из области тематики в область семантики позволяют в обобщенном, четком и компактном виде представить всю совокупность этикетных ресурсов языка.

Таким образом, речевой этикет представляет собой сложный феномен, в котором сочетаются социальный, лингвистический (стилистический), психологический, культурологический и некоторые другие факторы. При этом доминирующим является социостилистический аспект.

^ Вторая глава «Языковые свойства этикетных коммуникем и их речевая реализация» включает в себя структурно-семантический, этимологический, парадигматический, синтагматический, контекстуальный и речевой анализ этикетных коммуникем.

В современном русском языке выявлено 193 коммуникемы, активно функционирующих в этикетной сфере человеческой коммуникации. По характеру своего значения они делятся на семь групп, которые обладают различной степенью продуктивности. Это коммуникемы: приветствия (От жениха стали приходить дружки, торопить. Бывало придут: – Бог помощь. Живёте здорово, Пётр Герасимович, Марья Ивановна, Степанида Максимовна... /М. Пришвин. В краю непуганых птиц/), реакции ([Глов:] А уж вам, Степан Иванович, так обязан! Право, вы усладили моё уединение. [Утешительный:] Помилуйте, не за что. Чем мог служить, служил. /Н. Гоголь. Игроки/), побуждения (– Будь другом, укладывайся спать! /В. Очеретин. Саламандра/), эмоционально-оценочные (Бог в помощь вам, друзья мои, В заботах жизни, царской службы И на пирах разгульной дружбы, И в сладких таинствах любви! /А. Пушкин. 10 окт. 1827г./), согласия/несогласия (– Какую вы водку предпочитать изволите? – Я до обеда ничего не пью. – Помилуйте, как это можно! А впрочем, как вам будет угодно. Гостю воля, гостю честь. Ведь здесь у нас по простоте. /И. Тургенев. Затишье/; [Наталья Степановна:] Опомнитесь, Иван Васильевич! Давно ли они [лужки] стали вашими? [Ломов:] Как давно? Насколько я себя помню, они всегда были нашими. [На­талья Степановна:] Ну, это, положим, из­вините! [Ломов:] Из бумаг это видно, уважаемая Наталья Степановна. /А. Чехов. Предложение/), благодарности (– Ну, что твоя тётка, здорова? – Здорова, Иван Афанасьич. Много благодарны. /И. Тургенев. Петушков/), извинения (В дверях губернский предводи­тель столкнулся с Левиным. – Виноват, изви­ните, пожалуйста, – сказал он, как незнако­мому, но, узнав Левина, робко улыбнулся. /Л. Толстой. Анна Каренина/). В силу многозначности части коммуникем некоторые из них входят сразу в несколько семантических групп. Отсюда 193 коммуникемы представлены 251 раз в различных группах, в которых реализуется 291 значение. В составе данных групп этикетные коммуникемы допускают деление на подгруппы, а также на значения, выражающие специализированные и неспециализированные этикетные сигналы. Такая детальная дифференциация этикетных коммуникем в семантическом аспекте обусловлена спецификой и разнообразием выражаемых ими значений, появление которых, в свою очередь, детерминировано самой сферой и условиями их функционирования.

Особо следует отметить такие черты классификации по семантическому критерию, как доминирование коммуникем, выражающих приветствие; высокую частотность контактоустанавливающих коммуникем, обусловленную значимостью функции установления контакта в устной форме диалогической речи, без которой невозможна реализация всех остальных функций языка; максимальную степень коммуникативной обязательности ответа на извинение и благодарность; доминирование коммуникем с позитивным («бесконфликтным») значением (положительной оценкой и согласием), вызванное спецификой этикетной сферы их функционирования, одним из характерных признаков которых является признак вежливости, которая невозможна в области «негативной» («конфликтной») коммуникации.

Анализ этикетных коммуникем с точки зрения количества выражаемых значений показал, что большинство из них являются моносемичными (53%); двухзначных коммуникем отмечено 27%; трехзначных – 12%. При этом данные значения могут относиться как к одной семантической подгруппе (исключительные случаи), так и к разным. Этикетные коммуникемы, как правило, реализуют первичное значение (75% единиц), реже (25%) – вторичное.

Этикетные коммуникемы чаще всего представляют собой производные языковые единицы. Анализ языкового материала с позиции моделей построения коммуникем свидетельствует, что подавляющее большинство этикетных единиц сформировано с участием предиката производящего членимого предложения, который может быть представлен глагольной лексемой, составным именным сказуемым, только первой его частью (глаголом-связкой) или только второй (именной) частью, например: 1) – Как вы нынче в своём здоровье? – Благодарю… Я нынче что-то слаб… /М. Лермонтов. Два брата/; Ср.: – Как ты себя чувствуешь? Я благодарю тебя за заботу, но у меня все нормально. /Из разг. речи/; 2) [Мамаев:] Куда ты меня завёл? Я тебя спрашиваю! [Человек:] Виноват-с. /А. Островский. На всякого мудреца довольно простоты/; Ср.: – Я виноват, конечно, но я не хотел. /Из разг. речи/. Гораздо реже этикетные коммуникемы строятся на основе предиката, осложненного другими членами предложения, что в некоторой степени противоречит принципу экономии, однако позволяет детализировать предмет речи. Небольшую подгруппу составляют этикетные коммуникемы, которые строятся на основе целого производящего предложения (простого – чаще, придаточной части сложноподчиненного предложения – редко), что в еще большей степени нарушает принцип экономии. Например: – В добрый час! Господь благословит! – кричала с крыльца бабушка. – Ты же, Саша, пиши нам из Москвы! – Ладно. Прощайте, бабуля. – Сохрани тебя Царица Небесная! /А. Чехов. Невеста/; – Значит – священник не провожает, – сказал представитель бюро [похоронных процессий]. – Как вам угодно, – добавил он. /М. Горький. Жизнь Клима Самгина/; Ср.: Мы справимся с этим. Я сделаю так, как вам будет угодно. /Из разг. речи/. Чаще всего этикетные коммуникемы формируются на основе повествовательных предложений или их части; на базе побудительных предложений – в два раза реже; еще реже на основе вопросительных предложений. Например: – Благодарю вас! – сказал я ему. – Вы сообщили мне очень много интересного. /М. Горький. Жрец морали/; Поставив пляжную сумочку на прилавок, Лидия Михайловна… мизинцем показала на коричневую кофточку: – Будьте добры, Люба, покажите вот эту. /В. Липатов. И это всё о нём…/; В избу вошли Кузьма, Федя и Яша.  Здравствуйте.  Здорово были.  Емельян Спиридоныч сел, тревожно разглядывая поздних гостей. /В. Шукшин. Любавины/.

Этикетные коммуникемы также могут строиться на основе дополнения и обстоятельства производящего предложения. Например: Они вышли на улицу.  Всего хорошего,  сказала Варя,  желаю тебе удачи. /А. Рыбаков. Тридцать пятый и другие годы/; Ср.:  Я желаю Вам всего хорошего! /Из разг. речи/;  Счастливо! Мы встретимся скоро! Венере и Марсу привет! И чуть грустновато дублёры Глядят улетающим вслед. /Ю. Друнина. Дублёры/; Ср.: До свидания! Живите счастливо! /Из разг. речи/.

В процессе формирования и/или функционирования отдельные коммуникемы могут претерпевать различные трансформации аграмматичного характера, которые обусловлены стандартностью ситуаций их употребления, принципами автоматизма и экономии разговорной речи. Например: [Селянин] поднял стопку. – За ваше здоровье! – сказал он Дробышеву. /Д. Гранин. Кто-то должен/; Ср.: [Кудимов (наливает всем шампанского:] С вашего разрешения – за вас, на наше знакомство. (Все встают.) [Бусыгин:] Твоё здоровье, папа. [Кудимов:] Ваше здоровье. [Сильва:] Ваше здоровье. [Сарафанов:] Спасибо, спасибо. Но у меня другой тост, друзья... /А. Вампилов. Старший сын/. Среди этикетных коммуникем, сформированных с участием предиката производящего предложения, отмечены лишь единичные случаи нарушения правил грамматического оформления языковых единиц. Это обусловлено, вероятно, тем, что предикат в предложении выполняет ключевую роль в смысловом, формальном и логическом аспектах, а также в плане актуального членения предложения, что накладывает ограничения на подобного рода трансформации, которые возможны при построении коммуникем на базе других членов производящего предложения.

Анализ этикетных коммуникем в этимологическом аспекте показал, что основные их свойства обусловлены спецификой производящего членимого (нефразеологизированного) предложения.

Особенностью этикетных коммуникем в этимологическом аспекте является то, что они очень редко используют в качестве производящей основы синтаксические конструкции нечленимого (фразеологизированного) типа, а также неполнознаменательные части речи, которые проявляют высокую степень продуктивности среди коммуникем других семантических групп. Так, коммуникема Чего [что] <уж [уже]> там [здесь, тут]?!, представляющая собой этикетную форму ответа на благодарность, извинения и т.п., сформирована на основе фразеосинтаксической схемы, реализующей значение, противоположное ее форме. Например: – Да что говорить, должник я твой на всю жизнь… – Чего там, – махнул рукой Сашка, – обошлось, и ладно. /В. Кондратьев. Сашка/; Ср.: – Да что говорить, должник я твой на всю жизнь… – Чего уж там говорить! Обошлось, и ладно. («нечего и говорить об этом…»); Ср.: – Чего уж там можно сказать? – Да, в принципе, нечего. – Вот и хорошо. («значение вопроса»). Фразеосхема «<Ну [да]> Что [чего (прост.)] + Vinf [finit, subj. m.](?)!» формируется на основе простого вопросительного предложения, представляющего собой специальный вопрос. При этом происходит переосмысление его значения на противоположное: появляется отрицание не. На втором этапе на базе фразеосхемы образуется соответствующая коммуникема, значение которой подвергается дальнейшему обобщению.

Непродуктивность данной модели построения этикетных коммуникем обусловлена теми же причинами, что и низкая активность неполнознаменательных частей речи при их формировании: достаточно высокой регламентированностью этикетной сферы и языковых средств, ее обслуживающих, а также принципом вежливости, который доминирует в данной сфере коммуникации. Дело в том, что многие синтаксические конструкции фразеологизированного типа выражают экспрессивно-ироническое значение или другие эмоционально сниженные оттенки смысла. Принцип вежливости в стандартных условиях функционирования этикета накладывает запрет на реализацию подобных элементов значения (ирония «разрушает» этикет). Они допустимы лишь в ограниченном количестве ситуаций, например при наличии очень короткой «дистанции» в отношениях между коммуникантами или при намеренном выражении неодобрительного отношения к собеседнику.

В целом формирование этикетных коммуникем соответствует тем тенденциям, которые отмечены в сфере коммуникем других семантических групп, например утверждения/отрицания, оценки, волеизъявления. Отличия касаются лишь степени продуктивности тех или иных моделей, которые обусловлены функционально-семантическими свойствами данных единиц языка.

Большинство этикетных коммуникем допускает варьирование различных аспектов (лексического, грамматического, словообразовательного, стилистического) своей формальной организации, несмотря на наличие статуса нечленимого предложения. При этом лишь четверть (25%) этикетных коммуникем не могут варьироваться ни по каким признакам. Например: – До свидания, – сказал он. – Доброй дороги, доброй дороги! – пожелала старуха. /А. Кузнецова. Земной поклон/; – А, ваше благородие! – сказал Пугачёв, увидя меня. – Добро пожаловать; честь и место, милости просим. /А. Пушкин. Капитанская дочка/; Живи, товарищ,  сказал Ленин ещё один раз. («выражение приветствия при прощании…») /А. Платонов. Впрок/; Француз оторвал взгляд от тарелки, улыбнулся парням, и тут Вован решил продемонстрировать, что они тоже не лыком шиты. – Бон аппетит! – гордо произнес он, глядя в горбоносое лицо французика. /Д. Донцова. Микстура от косоглазия/.

Неварьируемость части этикетных коммуникем обусловлена прежде всего нечленимой языковой природой, а также дополнительными признаками: спецификой (узостью) сферы их функционирования (религиозная, официальная, неофициальная, бытовая и т.д.), индивидуально-авторским, иноязычным или прецедентным происхождением, а также языковыми факторами (характером выражаемого значения, выполняемой функции, формальной организации). Среди собственно лингвистических и экстралингвистических причин неварьируемости этикетных коммуникем доминируют последние. Это объясняется, с одной стороны, высокой степенью деактуализации лексико-грамматического значения отдельных компонентов, структурирующих коммуникемы, с другой – высокой значимостью внешних условий (правил) реализации языковых ресурсов в этикетной сфере коммуникации.

Лексическое варьирование на основе синонимических, тематических, стилистических и ассоциативных субституций допускает 30% этикетных коммуникем. При этом здесь значительно преобладает дифференцирующий тип варьирования, который выступает в качестве позитивного факта языка, позволяющего максимально точно реализовать коммуникему в семантическом, прагматическом, функциональном и стилистическом аспектах. Например, Благодарение(-ье) Богу [Господу, Всевышнему, Создателю]! (Бог – Господь – Создатель – Всевышний): – Вы-то как без меня поживали?, – спросила Манефа. – Благодарение Господу. За вашими святыми молитвами всё было хорошо и спокойно, – сказала уставщица Аркадия. /П. Мельников-Печёрский. В лесах/; [Беркутов:] Здравствуйте, Вукол Наумыч! (Подаёт руку.) [Чугунов:] Моё почтение, Василий Иваныч! Давно ли пожаловать изволили-с? [Беркутов:] Только что приехал. Очень приятно вас видеть. Как поживаете, Вукол Наумыч? [Чугунов:] Благодарение Создателю, Василий Иваныч, не жалуюсь. [Беркутов:] Душевно рад. /А. Островский. Волки и овцы/. Включение в вариантный ряд синонима Господь старославянского происхождения “повышает” стилистическую окраску коммуникемы и речи говорящего в целом. Варианты Создатель и Всевышний также усиливают воздействующую силу данной коммуникемы.

Грамматическое (морфологическое, синтаксическое и словообразовательное) варьирование дефектного типа отмечено у 70% этикетных коммуникем. Чаще всего они строят морфологическую парадигму на основе грамматических категорий числа, лица и рода, реже – на основе категорий наклонения, вида, падежа, времени, а также чередования полной и краткой форм имени прилагательного. При этом следует отметить, что такая парадигма может носить не только значимый (как правило), но и нейтрализующий (редко) характер. Например: 1) – А ты, Фленушка, что не пьёшь? Пей, сударыня: не хмельное, не вредит. – Много благодарна, Потап Максимыч, – с ужимочкой ответила Фленушка. – Я уже оченно довольна, пойду теперь за работу. /П. Мельников-Печёрский. В лесах/; Ср.: Матушка Агния […] перекрестилась на сад, в окошко и умилённо пропела: – А мы к вашей милости, сударь, премного вам благодарны за заботы о нас, сиротах… втайне творите, по слову Божию… спаси вас Господи, Христос воскресе. /И. Шмелёв. Пути небесные/; 2) – Кошевой? Михаил? Вот как увиделись!.. Очень рад… /М. Шолохов. Тихий Дон/; Ср.: – Ирина... – Черемных встрепенулся. – Познакомься. Это Николай Бабушкин. Вот кто будет перестраивать цех. Он возглавит бригаду монтажников... – Мы знакомы... немножко, – сказала она. И добавила: – Очень рада. /А. Рекемчук. Молодо – зелено/.

Синтаксическая парадигма этикетных коммуникем может строиться на основе различных синтаксических характеристик предложения: цели высказывания, структурно-семантического типа высказывания, типа сказуемого, количества факультативных («распространяющих») компонентов, порядка следования структурных элементов в составе коммуникемы и некоторых других. Так, коммуникема Скажи(-те)! (Скажи(-те), пожалуйста [на милость]!) может иметь форму не только побудительного по цели высказывания предложения, но и вопросительного (<Вы [ты]> Не (под-)скажете(-ешь) <ли>?):  Скажите,  спросила его княгиня с тем участием, которое так похоже на обыкновенную вежливость, когда не знают, что сказать незнакомому человеку,  скажите: вы, я думаю, ужасно замучены делами... я воображаю эту скуку: с утра до вечера писать и прочитывать эти длинные и бессвязные бумаги... /М. Лермонтов. Княгиня Лиговская/; Ср.:  Не скажете ли, Нина Худякова дома?  Женщина ничего не ответила, равнодушно отошла, оставив дверь открытой,  нелюбезное приглашение: входи, если хочешь. Значит, Нина дома. /В. Тендряков. Свидание с Нефертити/. Безусловно, вопросительная форма коммуникемы воспринимается как более вежливая и в большей степени соответствующая принципам этикетного общения.

Обратимость порядка следования компонентов в составе производящего предложения может приводить к появлению у коммуникемы соответствующей синтаксической парадигмы, например, В добрый час! Час добрый!, Воля твоя. Твоя воля., Почту за честь! За честь почту!, Прошу прощения! Прощения прошу!, Скатертью дорога! Дорога скатертью!, Слуга покорный! Покорный слуга!, Челом бьём! Бьём челом!, Честь имею! Имею честь!, Честь и хвала! Хвала и честь!: Совершили рукобитье, освятили добрыми, надёжными словами: Благослови Господи, в добрый час! Сватья разняла руки родителей жениха и невесты. /П. Еремеев.Обиход/; Ср.: На крыльце Петро прощался с родными... – Ну, с Богом. Час добрый, – проговорил старик, крестясь. /М. Шолохов. Тихий Дон/.

Определенную активность проявляет словообразовательное варьирование компонентов этикетных коммуникем, которое связано с выражением отдельных оттенков их коммуникативного смысла, как правило, степени учтивости по отношению к собеседнику. Отмечены случаи приставочного (реже) и суффиксального (чаще) варьирования. Например: [Ольга:] Мне Павел Николаич сказывал... Мне это, поверьте, очень неприятно... [Кузовкин:] Не извольте беспокоиться... Много благодарен... я так-с. /И. Тургенев. Нахлебник/; Ср.: [Тетерев:] Акулина Ивановна! А не осталось ли чего-нибудь от обеда? Каши или в этом роде чего-либо?.. [Акулина Ивановна:] Изволь, батюшка, есть. Поля, принеси-ка там... [Тетерев:] Премного благодарен. Ибо сегодня, как вам это известно, не обедал я по случаю похорон и свадьбы... /М. Горький. Мещане/.

Словообразовательное варьирование этикетных коммуникем может носить как нормативный, так и ненормативный характер. Такие варианты отражают социальную маркированность субъекта речи, низкий уровень его языковой компетенции или намеренно ироническое отношение адресанта к адресату.

Следует отметить, что специфика значения грамматических (морфологических, синтаксических и словообразовательных) вариантов коммуникем, а также причины их появления устанавливаются благодаря анализу внутренней формы коммуникем, т.е. их производящей основы, характеризующейся наличием пропозитивного смыслового наполнения. Сама же коммуникема в силу своей разноаспектной нечленимости такой информации не содержит.

В целом грамматическая вариантность свойственна этикетным коммуникемам в большей степени, чем единицам других семантических групп. Данное обстоятельство объясняется спецификой этикетной сферы, которая обязывает коммуникантов подбирать наиболее учтивые и точные формы выражения своего отношения к собеседнику. А это, в свою очередь, побуждает говорящего порождать дополнительные варианты выражения одного и того же этикетного коммуникативного намерения с тем, чтобы в максимальной степени соответствовать указанным требованиям. Наличие парадигмы у коммуникем выступает в качестве позитивного факта языка, позволяющего максимально точно реализовать этикетную коммуникему в семантическом, прагматическом, функциональном и стилистическом аспектах.

Анализ этикетных коммуникем в функциональном аспекте показал, что наибольшую активность при их реализации в речи проявляет экстралингвистический контекст. Это детерминировано их принадлежностью к разговорной сфере языка, характеризующейся принципом экономии, а также наличием конситуации, в которой многие элементы предмета речи уже эксплицированы. Например: – Помоги бог! – сказал Иван Иванович. – А! здравствуйте, Иван Иванович! – отвечал голос из угла комнаты. /Н. Гоголь. Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем/. Этикетная коммуникема Помоги бог! в данном примере выражает значение приветствия при встрече, хотя может быть реализована в значении пожелания успеха, удачи в работе, делах и т.п., которое является устаревшим. Актуализация значения приветствия становится возможной благодаря наличию нескольких элементов экстралингвистического характера: отсутствие общения между говорящими до настоящего момента и инициальное положение реплики Помоги бог!, а также невозможность прямой трактовки коммуникемы по причине того, что адресат на самом деле в момент речи не осуществлял никаких действий (не работал).

Собственно лингвистический контекст использует самые разнообразные средства языка. Так, лексический контекст основывается на принципе итеративности, который представляет собой повторение в тексте определённого набора ключевых смысловых компонентов актуализируемой единицы. Например: – Максим Максимыч, не хотите ли чаю? – закричал я ему в окно. – Благодарствуйте, что-то не хочется. («отказ…») /М. Лермонтов. Герой нашего времени/; Ср.: Клим вдруг решил: – Знаешь, Варя, пойдём-ка домой! Иван Петрович с нами – хорошо? [...] – Покорно благодарю, – говорил Митрофанов. – Я к вам – с радостью. («согласие…») /М. Горький. Жизнь Клима Самгина/.

Особую значимость здесь имеет синтаксический контекст, который в некоторых случаях является обязательным в силу нечленимого статуса коммуникем. Он выражается в наличии незаменяемых компонентов, особом порядке их следования, регулярной воспроизводимости, а также в присутствии аграмматичных явлений и т.д. Так, нарушение грамматических правил построения синтаксической конструкции в этикетной коммуникеме Будь отец родной! свидетельствует о производности данной языковой единицы и ее нечленимости. Это побуждает исключить прямое толкование данной языковой единицы и искать при помощи контекстуальных средств ее актуальный коммуникативный смысл: – Василий Фадеич! Будь отец родной, яви божеску милость, научи дураков уму-разуму, присоветуй, как бы нам ладненько к хозяину-то? Смириться бы как?.. – стали приставать рабочие, в ноги даже кланялись приказчику. /П. Мельников-Печёрский. На горах/; Ср.: – Иван Иванович! будьте отцом родным, батюшка! – жалобно заговорил дьякон. – Что такое? – Одолжите книжечек! Сделайте милость! – Какие есть, берите хоть сейчас. /Г. Успенский. Неизлечимый/.

Этикетные коммуникемы проявляют меньшую зависимость от лингвистического контекста, чем коммуникемы других семантических групп. Это связано с тем, что этикетная сфера характеризуется высокой степенью формализованности и обязательности тех или иных речевых действий в стандартных ситуациях. В результате значимость экстралингвистического контекста повышается.

Описание условий реализации этикетных коммуникем тесно связано с другой проблемой коммуникативно-функционального подхода к изучению языковых единиц  определением характера соотношения их значения и коммуникативного смысла. Исследование данного аспекта позволяет выявить источники экспрессивности этикетных коммуникем. К формальным источникам следует отнести прежде всего нестандартность плана их выражения, которая проявляется в сжатости формы и наличии аграмматичных элементов. Например: [Виктор:] Будь друг – отдай Вальке билет, она меня у кино ждет… На восемь сорок. Объясни положеньице. /А. Арбузов. Иркутская история/; Ср.: – Будь другом, укладывайся спать! /В. Очеретин. Саламандра/.

Контраст между формальной краткостью и информативной емкостью коммуникем также выступает в качестве фактора, порождающего их экспрессивность. Например: Шариков выплеснул содержимое рюмки себе в глотку, сморщился, кусочек хле­ба поднёс к носу, понюхал, а затем проглотил, причём глаза его налились слезами. – Стаж, – вдруг отрывисто и как бы в за­бытьи проговорил Филипп Филиппович. Борменталь удивлённо покосился: – Виноват... – Стаж! – повторил Филипп Филиппович и горько качнул головой. – Тут уж ничего не поделаешь – Клим... /М. Булгаков. Собачье сердце/. В данном примере использована этикетная коммуникема Виноват!, которая позволяет говорящему заместить достаточно объемный по протяженности участок текста, например: – … Стаж, – проговорил Филипп Филиппович. Борменталь удивлённо покосился: – Уважаемый Филипп Филиппович! Я не понял того, что вы сказали. Не могли бы пояснить мне суть выраженной вами мысли? Такое сокращение текста при помощи коммуникемы в полной мере соответствует принципу экономии, который превалирует в устной форме диалогической речи, а также позволяет избежать неоправданного повтора отдельных элементов предмета речи. В разговорной речи тема чаще всего опускается в пользу акцентуации ремы.

Небольшая группа этикетных коммуникем способна выражать энантиосемичные значения, которые придают речи особую выразительность. В таких случаях особую значимость приобретает контекст, который является единственным способом актуализации противоположного значения. В случае постпозиции контекста возникает явление отсроченной реализации коммуникативного смысла высказывания, что порождает напряжение, динамизм и придает дополнительную экспрессивность тексту в целом, например:  Приедешь на бал?  Ваш покорный слуга! Всенепременно! («выражение согласия, готовности что-либо сделать»); Ср.: [Лепорелло:] Сидели б вы себе спокойно там. [Дон Гуан:] Слуга покорный! я едва-едва / Не умер там со скуки. («выражение несогласия в сочетании с неодобрением, возмущением, иронией и т.п.») /А. Пушкин. Каменный гость/.

Отдельные этикетные коммуникемы проявляют способность не только к семантическому, но и к грамматическому переосмыслению (явление грамматической транспозиции или метафоризации). В результате асимметрия между означающим и означаемым коммуникемы значительно возрастает. Например: – Я как к товарищу и пришёл, – вздохнул Валов. – Сейчас опрокинем по одной, другой, и всё уймётся. Ты не воровал – вот и всё. Подымай. ... – Так это ведь что теперь будет-то? Таскать начнут… – Брехня всё это! Держи, Василий, поехали! /В. Куропатов. Односельчане/. В приведенном примере значение побуждения к действию на вербальном уровне репрезентировано формой прошедшего времени, т.е. как уже осуществленное. Явление грамматической транспозиции делает данную этикетную коммуникему стилистически маркированной и закрепляет ее за просторечием.

Несколько шире среди этикетных коммуникем представлено явление функциональной транспозиции, которое связано с переосмыслением значения вопросительной синтаксической конструкции (уровень производящего предложения) на повествовательную (Здорово были!, Здорόво дневали [ночевали]!, Здорόво живёте(-ёшь) <можете(-ешь)>! и др.) или побудительную (<Вы [ты]> Не (под-)скажете(-ешь) <ли>(?)!, Вздрогнули(?)! и др.), например:  Здорово дневали!  сказал Филипп, хлопнув дверью, и растерянно потоптался у порога. /Н. Сухов. Донская повесть/.

Явление грамматической транспозиции в целом менее свойственно этикетным коммуникемам в отличие от единиц других семантических групп. Это обусловлено спецификой данной сферы коммуникации, которая не предполагает большой свободы как в плане речевого поведения, так и в отношении разнообразных трансформаций самих языковых единиц.

В целом можно сказать, что этикетным коммуникемам присущ некоторый консерватизм в аспекте отбора языковых средств, а также их внешней и внутренней организации, что детерминировано спецификой этикетной сферы коммуникации, где вежливость, учтивость и строгая регламентированность правил речевого поведения являются доминирующими принципами. Это подтверждается отсутствием широкого распространения среди этикетных коммуникем таких явлений, как энантиосемия, грамматическая и функциональная транспозиция, аграмматизм плана выражения, многозначность, лексическое варьирование, а также проявляется в их меньшей зависимости от контекстуальных средств речевой реализации, особенно лингвистического контекста. Чуть в меньшей степени у этикетных коммуникем представлен и экспрессивный признак.

Разноаспектное описание этикетных коммуникем как в системе языка, так и в процессе функционирования в речи позволяет углубить наши представления как о данном классе нечленимых предложений, так и о сфере этикетной коммуникации. Однако исследование данного объекта в указанном ключе имеет и широкие перспективы. Следует, к примеру, обратить внимание на изучение коммуникем в аспекте теории речевых актов, а также когнитивной, социальной, культурологической составляющих и некоторых других направлениях.

В заключении диссертационной работы обобщаются основные результаты исследования этикетных коммуникем.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1.* Мусаелян, С.С. Лексическая парадигма этикетных коммуникем [Текст] / С.С. Мусаелян // Научная мысль Кавказа. 2008. № 2. 0,4 п.л.

2. Мусаелян, С.С. О грамматической членимости этикетных коммуникем [Текст] / С.С. Мусаелян // Актуальные вопросы филологии. Теория и методика преподавания иностранных языков. Ростов н/Д: РИНЯЗ, 2008. Вып. 4. 0,45 п.л.

3. Мусаелян, С.С. Этикетные коммуникемы: этимологический аспект [Текст] / С.С. Мусаелян // Языковая семантика и образ мира: материалы Международной научной конференции. Казань: КГУ, 2008. 0,3 п.л.

4. Мусаелян, С.С. Семантический аспект интерпретации этикетных коммуникем [Текст] / С.С. Мусаелян // Известия АМИ. Ростов н/Д: ПИ ЮФУ. 2008. № 2. 0,6 п.л.

5. Мусаелян, С.С. О функционировании этикетных коммуникем в речи [Текст] / С.С. Мусаелян // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. Курск, 2008. 0,45 п.л.

6. Мусаелян, С.С. Словарь этикетных коммуникем [Текст] / С.С. Мусаелян, В.Ю. Меликян. Ростов н/Д: ПИ ЮФУ, 2008. 8,8 п.л.


Подписано в печать 10.09.2008. Формат 60х84 1/16. Офсетная печать. Объем 1,2 усл. печ. л. Тираж 100 экз.

Заказ № ____.


Издательство Педагогического института

ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»:

344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33.


Ротапринтный участок ПИ ЮФУ:

344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33.





Скачать 399,26 Kb.
оставить комментарий
Мусаелян Светлана Суреновна
Дата27.09.2011
Размер399,26 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх