Первый канал, новости, 07. 11. 2008, Кораблева Валерия, 06: 00, 07: 00, 08: 00, 09: 00 6 icon

Первый канал, новости, 07. 11. 2008, Кораблева Валерия, 06: 00, 07: 00, 08: 00, 09: 00 6



Смотрите также:
Российские сми о мчс мониторинг за 8 декабря 2011г...
Недельный отчет. 36 ая неделя. 01. 09. 2008 07. 09. 2008...
Госдума РФ мониторинг сми 27 мая 2008 г...
Госдума РФ мониторинг сми 16 мая 2008 г...
Первый канал, новости, 29. 10. 2008, Борисов Дмитрий, 15: 00 13...
Госдума РФ мониторинг сми 16 мая 2008 г...
Первый канал, новости, 30. 09. 2008, Панкратова Юлия, 12: 00 6...
Первый канал, новости, 31. 10. 2008, Панкратова Юлия, 18: 00 10...
Первый канал, новости, 10. 10. 2008, Борисов Дмитрий, 18: 00 13...
Первый канал, новости, 10. 10. 2008, Борисов Дмитрий, 18: 00 12...
Первый канал, новости, 08. 10. 2008, Шарафутдинов Максим, 07: 30, 08: 30 12...
Первый канал, новости, 31. 10. 2008, Панкратова Юлия, 18: 00 10...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
вернуться в начало
скачать
^

ПЕРВЫЙ КАНАЛ, НОВОСТИ, 07.11.2008, Кораблева Валерия, 06:00, 07:00, 08:00, 09:00


ВЕДУЩАЯ: Госдума сегодня рассмотрит в первом чтении пакет антикоррупционных законопроектов, предложенных президентом. Он состоит из главного документа "О противодействии коррупции" и поправок в более чем 26 законов. Будут внесены изменения, которые усилят контроль над госслужащими, (в частности, это требование обязательного ежегодного декларирования имущества и доходов), и расширят полномочия правоохранительных органов. По словам спикера нижней палаты парламента - Бориса Грызлова, пакет законопроектов, скорее всего, пройдет первое чтение. Но после этого предстоит серьезная доработка - у депутатов есть целый ряд замечаний. В Думе уже создана рабочая группа, куда входят безо всяких ограничений представители различных объединений.

^

РОССИЯ, ВЕСТИ, 07.11.2008, Шароградский Аркадий, 06:00, 06:30, 07:00, 07:30, 08:00


ВЕДУЩИЙ: Пакет законов по борьбе с коррупцией, предложенный президентом Медведевым, сегодня рассмотрит в первом чтении Государственная дума. Главный документ - законопроект "о противодействии коррупции". Так же будут внесены поправки в 26 уже действующих законов. Согласно предлагаемым нормам в целях борьбы с взяточничеством сокращаются административные функции госаппарата. Расширяются полномочия органов правопорядка, и усиливается контроль над госслужащими. Новый закон обяжет чиновников и их семей ежегодно декларировать доходы и имущество.


^

РОССИЯ, ВЕСТИ, 07.11.2008, Выходцева Елена, 17:00


ВЕДУЩИЙ: Депутаты Государственной Думы сегодня в первом чтении приняли пакет антикоррупционных законов, внесенных президентом на рассмотрение палаты. Пакет состоит из четырех законопроектов, в которых впервые даются определения самому понятию "коррупции" и для противодействия ей названы конкретные шаги. Предлагается усилить контроль за доходами чиновников, а также членов их семей. Все полученные деньги нужно будет ежегодно декларировать. Регламенту подвергнуться и подарки, то есть преподнести сувенир, конечно, можно, но стоить он должен не более 5 тысяч рублей. Также в новых законах будут расширены полномочия правоохранительных органов. Госслужбы же наоборот лишатся некоторых административных функций.

^

ТВЦ, СОБЫТИЯ, 07.11.2008, Аверина Анна, 14:30


ВЕДУЩАЯ: Борьба с коррупцией стала сегодня основной темой обсуждения в Государственной Думе. Депутаты рассмотрели пакет законов, внесенных в парламент президентом Медведевым. И сейчас на прямой связи с Охотного ряда наш корреспондент Александр Марков. Какие нововведения можно ожидать от этих законопроектов?

КОРР.: Пакет законопроектов состоит из 4-х документов. Главный из них о противодействии коррупции. Он предполагает, что чиновники, судебные приставы, таможенники и члены их семей - это жены, дети, даже несовершеннолетние обязаны предоставлять сведения о своем имуществе и о своих доходах. Исключается возможность получения вознаграждения в любой форме. Речь идет, к примеру, об оплате кем-то, развлечений, отдыха, даже подарков более пяти тысяч рублей. Если подарок понравился, то его придется выкупать. Опять же речь идет не только о чиновниках, но и о членах их семей. Все сведения предоставленные могут проверяться с помощью оперативных действий. Подчеркивается, что в этом случае нельзя применять такие оперативные действия, как, к примеру, прослушивание телефонных переговоров или контроль над почтовой перепиской. Упрощена схема привлечения к уголовной ответственности членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы. Все подробности будут прописаны, когда документы подготовят ко второму чтению. Депутаты говорят, что даже с этими законопроектами вряд ли удастся полностью искоренить коррупцию. Но все-таки надо сделать так, чтобы в обществе считалось - коррупционные преступления относятся к одним из самых аморальных. Я предлагаю послушать, что говорил представитель президента в государственной думе Александр Косопкин.

Александр КОСОПКИН, полномочный представитель президента в Госдуме РФ: Проблема борьбы с таким социальным злом, как коррупция, многогранна. Ее на протяжении веков, точнее даже тысячелетий, пытаются и пытались решать практически во всех странах различными способами: от сожжения на кострах инквизиции и отрубания конечностей до фактического передела нечестно нажитой собственности. Вы эти примеры из истории все прекрасно знаете.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо. На прямой связи из Госдумы был наш корреспондент Александр Марков.

^

ТВЦ, НАРОД ХОЧЕТ ЗНАТЬ, 07.11.2008, Прошутинская Кира, 22:40


ВЕДУЩАЯ: На этой неделе произошло много разных событий. Во-первых, новый праздник народного единства 4 ноября. Ежегодное послание президента Федеральному собранию -5-е. Бывший революционный праздник 7 ноября. Выборы американского президента. И вот все эти события происходили на фоне, как вы понимаете мирового финансового кризиса. Многие аналитики считают, что из кризиса мир выйдет уже другим, и что-то будет серьезно меняться в понимании идеального мироустройства. Во всяком случае, недавний опрос 17 тысяч человек в 19-ти, по-моему, государствах мира показал, что на нашей планете живут 85 процентов сторонников демократии. Но, при этом внимание. 74 % из них недовольны состоянием демократии в своих странах. И у нас в стране, наверное, если мы будем честными, нет ни одной партии, идеологии которой по-настоящему принимало бы большинство наших людей. Но если не появятся новые политические идеи, сможет ли Россия успешно развиваться дальше. Это главный вопрос нашей программы, и я надеюсь, нам сумеют его прояснить 2 оппонента, два основных участника программы. Сергей Марков политолог, депутат Государственной думы. Здравствуйте, еще раз Сергей. И Константин Ремчуков - главный редактор "Независимой газеты". Здравствуйте еще раз Константин Владимирович. Хочу вам представить тех, кто сидит на первом ряду. Наверное, лица всем вам знакомы. Это наши эксперты и в зале, как всегда люди разного возраста, разных профессий, разного достатка, но всех их интересует вопрос тот, который мы вам в начале озвучили. Я надеюсь, что вы его там слышали.

+

ВЕДУЩАЯ: Сейчас блиц, который вы в основном обращены к вам. Вы готовы? Можно ли в сегодняшней России реализовать успешный политический проект без благословения власти?

Сергей МАРКОВ, депутат ГД, политолог: Да, можно, если он будет упираться, на действительно интересы людей.

ВЕДУЩАЯ: Да, можно. Вы?

Константин РЕМЧУКОВ, главный редактор "Независимой газеты": Нет, нет, нельзя. ВЕДУЩАЯ: Какая проблема на сегодня для России острее - кризис лидеров, или кризис идей?

Константин РЕМЧУКОВ: Кризис идей.

Сергей МАРКОВ: Кризис лидеров.

ВЕДУЩАЯ: Востребовано ли в России западное понимание демократии, как равенства всех перед законом?

Сергей МАРКОВ: Безусловно, да. Люди этого хотят.

Константин РЕМЧУКОВ: Скорее да, чем нет.

ВЕДУЩАЯ: Можно ли сказать, что сейчас наиболее востребованы идеи консерватизма? Я имею в виду в ранней стране.

Константин РЕМЧУКОВ: Да.

Сергей МАРКОВ: Ну, в основном да. Хотя активная часть уже хочет большего.

ВЕДУЩАЯ: Ощущаете ли вы общее разочарование людей во всех существующих партиях?

Сергей МАРКОВ: Нет.

Константин РЕМЧУКОВ: Нет.

ВЕДУЩАЯ: Возможно ли в России долгое существование либеральных идей или ей более присущ авторитаризм?

Константин РЕМЧУКОВ: Возможно.

Сергей МАРКОВ: Возможно.

ВЕДУЩАЯ: Может ли смена поколения политикой создать качественно новую оппозицию?

Сергей МАРКОВ: Да.

Константин РЕМЧУКОВ: Да.

ВЕДУЩАЯ: Что происходит сегодня с российской оппозицией? Процесс расслоения или развал?

Сергей МАРКОВ: Развал.

Константин РЕМЧУКОВ: Развал.

ВЕДУЩАЯ: Может ли сегодняшняя оппозиция стать опасной силой, способной дестабилизировать политическую ситуацию в стране?

Сергей МАРКОВ: Да, если ситуация начнет дестабилизироваться.

Константин РЕМЧУКОВ: Нет.

ВЕДУЩАЯ: Может ли мировой финансовый кризис расшатать российскую политическую систему?

Константин РЕМЧУКОВ: Да.

Сергей МАРКОВ: Безусловно.

ВЕДУЩАЯ: Вы самые лаконичные из всех, кто стоял за этой трибуной. Такого не было, да, говорят бывалые люди.

Сергей МАРКОВ: Мы уважаем регламент и ведущую.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо. Дискредитировал ли мировой финансовый кризис западный вариант демократического устройства государства?

Константин РЕМЧУКОВ: нет.

Сергей МАРКОВ: Конечно, нет. Избрание Обамы это показало.

ВЕДУЩАЯ: Можно ли считать Россию страной особого предназначения в истории?

Сергей МАРКОВ: Да.

Константин РЕМЧУКОВ: Нет.

ВЕДУЩАЯ: Зреет ли сегодня в российском обществе новые идеи, вокруг которых могут объединиться люди?

Сергей МАРКОВ: Нет, все остальные идеи старые: социализм, консерватизм, либерализм.

Константин РЕМЧУКОВ: Трудно придумать что-то новое. И если понимать под тем, зреет ли в России, понимать, зреет ли в умах некоторых россиян, то конечно подходит новое поколение россиян, в умах которых зреют те классические идеи. Но они всегда будут на свой лад.

ВЕДУЩАЯ: Ну, Сергей Александрович сказал, что, в общем-то, все уже придумано.

Константин РЕМЧУКОВ: Просто любая идея она всегда преломляется через конкретную практику, конкретный опыт людей, конкретные ценности. Новое поколение, которое приходит оно очень непохоже на предыдущие поколения. Поэтому идея может называться либеральной или консервативной или социальной, но будет совершенно по другому, мне кажется выглядеть, чем ора выглядела сто лет назад. Все ведь меняется.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо, это закончилась первая часть нашей программы. Так успешно быстро, поэтому, надеюсь, будет много вопросов и мы сможем больше поговорить со всеми, кто сегодня здесь присутствует. Пожалуйста, если есть вопросы, если есть вопросы, если вы готовы, пожалуйста.

(Нрзб.) ЯКУЛИН, служащий: Ремчукову вопрос. Скажите, пожалуйста, можно ли, так сказать, освободиться от административного ресурса вообще в целом? Ведь и при коммунистической партии это было и при "Единой России". Просто от административного ресурса, когда строем все шли голосовать. Не важно, за президента или за Государственную Думу. Спасибо.

ВЕДУЩАЯ: Понятно.

Константин РЕМЧУКОВ: Теоретически - можно, практически - сложно. Потому что освобождение от административного ресурса - это не только желание от него освободиться, а это фундаментальное изменение основ функционирования нашего общества. То есть это развитие институтов демократии снизу, когда люди считают, что они могут что-то изменить. Поэтому мне кажется, что административный ресурс будет уменьшен по мере развития демократии в стране.

Сергей МАРКОВ: Я добавлю 2 вещи. Первое - мне кажется…

ВЕДУЩАЯ: То есть вы не возражаете, вы солидарны с Константином?

Сергей МАРКОВ: Ну, развил бы я, да. Вот подъезд, каждый из нас живёт, практически, в подъезде. Он грязный, его надо как-то убирать. Что такое демократия? Когда жильцы собираются - они либо решают, как они по очереди будут убирать, либо кого-то нанимают, кто будет убирать и кого-то набирать, кто будет контролировать, как убирают. Вот это демократия. Если люди в состоянии это сделать, в стране демократии нет никакого административного ресурса. Но если они не в состоянии, если они друг с другом ругаются, эти хотят сдавать деньги, эти не хотят и так далее. Тогда наступает либо полный хаос и грязь в подъезде - то , что у нас было в 90 годы. Либо приходит ЖК и говорит: "Не хотите решать сами, мы решим за вас, мы административный ресурс, мы назначим, кто будет убирать, мы будем контролировать и деньги будете сдавать столько, сколько мы вам назначим.

ВЕДУЩИЙ: Красивый и очень популистский пример.

Сергей МАРКОВ: Не идеально, но это капля, в которой виден океан нашего общество. Вот если хотите, чтобы была демократия, должны развивать демократию сами.

Константин РАМЧУКОВ: Мне кажется, что Сергей вот, поскольку он привёл пример подъезда сам, то он вошёл на территорию экономики. Экономика имеет классическую главу, которая посвящена правам собственности. И вот в этих правах собственности подъезд фигурирует чаще всего. Неопределённость прав собственности по подъезду иллюстрирует, что в каждой квартире каждого человека, даже в светском союзе, как правило, порядок, убрано, хорошо, а в подъезде пахнет котами, пахнет собаками и так далее. Поэтому, мне кажется, ключевой вопрос, это всё-таки не призыв людей "будьте сознательны", а создание такой основы для сознательности, когда это твоё, когда права собственности понятны и мы видим, что не бывает там, где есть частная собственность, грязных подъездов.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо, вы хотели сказать что-то.

Дмитрий ОРЕШКИН, независимый политолог: Хотел добавить к примеру Сергея Саныча насчёт того, что если вы сами не сделаете, то административный ресурс сделает за вас. Если вы сами на выборы не придёте, административный ресурс обеспечит явку за вас.

Сергей МАРКОВ: Но на самом деле, действительно, абсолютно верно, если люди будут пассивны и не будут ходить на выборы, тогда будут выбираться такие люди, которых они назовут. Нет, за них не проголосуют. Просто то маленькое меньшинство, оно определит эту ситуацию.

ВЕДУЩАЯ: Вы знаете, недавно присутствующий здесь доктор философии, господин Цепко, назвал Россию страной выборного самодержавия, где все подчиняются одной личности. Вот насколько это точное определение с вашей точки зрения и правомерно ли оно?

Марк УРНОВ: По-моему оно не точно. И как многие, создаваемые сейчас нашими политологами, определения или формулы, эта фигура речи, вот, избираемая монархия, она просто приукрашивает ситуацию. Вот, например, формируется авторитарный режим, да, вот его можно назвать авторитарным режимом, но глядишь, начальство обидится. Можно тогда сказать, моноцентрический режим, и всем хорошо. Вот слово "монархия" всё-таки предполагает очень глубокую внутреннюю легитимность данного режима. А то, что происходит у нас сейчас, это нечто странное. Вроде мы как бы и демократия, но, извиняюсь за выражение, суверенная, вот. То есть такая, в которой, в общем-то…

ВЕДУЩАЯ: А чем плохо-то, суверенная и демократия?

Марк УРНОВ: А это всё равно, что взять и два разнородных понятия сшить воедино. Потому что, если демократия, так она, как и свежесть, она только первая бывает, а второй не бывает.

Сергей МАРКОВ: Вы не правы по определению, есть мажоритарная демократия, либеральная демократия, социальная демократия.

Марк КРНОВ: Я не прав по определению, это вот, спасибо тебе большое.

Сергей МАРКОВ: Определения демократии разнообразные. По этому по определению вы не правы.

Марк УРНОВ: Вот по определению демократии я как раз прав, потому что не надо сшивать разные, абсолютно, понятия. Суверенность - это суверенность, а демократия описывает механизм взаимодействия между избирателями и властью.

Сергей МАРКОВ: Позвольте, здесь, чтобы нам не затемняли, так сказать, да. На самом деле.

Марк УРНОВ: Что значит на "самом деле"? Как это на "самом деле"? Вот "на самом деле" это вот то, что я говорю.

Сергей МАРКОВ: Нет, на самом деле - это вот то, что я сейчас скажу. Так вот, это слово паразит, чтоб вы знали…

ВЕДУЩАЯ: Я думала, что программа у нас будет очень серьёзная, философически высокая.

Сергей МАРКОВ: Она философически и будет.

ВЕДУЩАЯ: Она весёлая.

Сергей МАРКОВ: Дело в том, что понятия могут объединяться в новые понятия. Это абсолютно нормально. Скажите, Марк, вы не знаете такое определение "Социальная демократия"? Оно, как декану факультета политологии, оно вам неизвестно что ли?

Марк УРНОВ: Я даже и суверенную демократию знаю, только меня от неё тошнит.

Сергей МАРКОВ: А нас не тошнит.

ВЕДУЩАЯ: Давайте обратимся, одну секунду, к первоисточнику.

Александр ЦИПКО: Тут надо быть очень корректным. Термин - выборное самодержавие, это термин Игоря Клямки и Лили Шивцовой. Он появился в 1994 году как раз под впечатлением, там, выборов 91 года, победы Ельцина и так далее, а потом конституции. Если бы я бы сейчас бы этот термин бы использовал бы, то я говорил бы: "Это выборная монархия без института наследства", - но проблема действительно очень серьёзная. Монархия имеется только в одном смысле, что при нынешней конституции, она действительно создаёт сверхполномочия для выгод государства. Сверхполномочия - это сверхпрезидентская республика. На мой взгляд, не может быть в рамках моего глубокого убеждения, я говорю здесь уже десятки раз, не может быть в рамках этих сфер президентской республики с такими неограниченными правами президента, серьёзного разделения труда. На мой взгляд, нужно хоть минимальное сделать, чтобы дума имела право формировать правительство и формировать премьера, хоть один реальный шаг. Хоть один.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо. Красный микрофон.

Дмитрий ЧЁРНЫЙ, писатель: Вот у меня, как у коммуниста вопрос…

ВЕДУЩАЯ: Почему вы не добавили, что вы коммунист?

Дмитрий ЧЁРНЫЙ: А вот я как раз и говорю, как у коммуниста, вопрос к эксперту Дугину, как к такому мэтру националистов, вот каков путь сотрудничества власти и националистов? Вот как вы считаете?

Александр ДУГИН: У нас очень не культивированы, не воспитаны национальные чувства. Это огромная работа, я вот сейчас больше занимаюсь наукой поэтому, потому что необходимо сформировать сознательное, культурное просвещённое национальное, национальную идею, национальное движение. Потому что и дальше, если оно будет выходить из подполья, оно будет представлять собой какие-то чудовищные формы. Нам надо учить людей любить свою страну, знать нашу историю.

ВЕДУЩАЯ: Вы знаете, что я, да, единственное, что хочу сказать, что как-то, я не могу сказать, что вы устали от этого, но расстраивает то, что на протяжении, сначала, советского периода, теперь на протяжении постсоветского периода всё время мы говорим "нам надо", "мы должны", "мы должны начать" и так далее. И вроде бы за это время практически ничего не меняется. Вот почему так быстро меняются приоритеты в нашей жизни, предположим, там, октябрьский переворот, потом востребованность, в одночасье, гибели Советского союза, потом востребованность либеральных идей, которые просуществовали, ну, порядка 10 лет. Потом абсолютно добровольный отказ людей от этого. Почему так быстро в России меняются симпатии и приоритеты?

Александр ДУГИН: На мой взгляд, это свойство определённое в нашей психологии. Знаете, что для русских очень характерна маниакально-депрессивная стадия. Мы очень медленно запрягаем, это тоже депрессия, но очень быстро ездим. Поэтому мы часто сплошь и рядом бросаемся из крайности в крайность. Но сейчас вот нам надо, мне кажется, мы бросаем сейчас, явно идём в крайность патриотизма, но надо удержаться и не позволить его дискредитировать так же быстро, как были дискредитированы либеральные идеи в 90.

ВЕДУЩАЯ: Так, пожалуйста.

Константин РЕМЧУКОВ: Мне кажется, что, вот ваши примеры по октябрьской революции и по либеральным реформам, могут свидетельствовать о том, что группа людей, которые разделяют эти ценности и на базе которых они хотят сделать счастливыми народ, большевиков было 150 тысяч в 150-миллионной России. То есть 0,1 процента. И вот эти люди сказали: "Мы принесём вам счастье под названием "Коммунизм". Церкви разрушим, всё обобществим и так далее.". Поэтому им нужно было воспитывать людей опять, укоренить в их сознании какие-то ценности нового строя. Либеральные ценности тоже самое, очень узкая группа людей, мне кажется, приняли одну модель, им казалось, что счастье, это так, как я его понимаю, и только так. Никакой толерантности к другим формам существования людей.

ВЕДУЩАЯ: Ну это тоже своего рода большевизм.

Константин РЕМЧУКОВ: Своего рода либеральный большевизм, да. Тоже хотели насадить, хотели укоренить, не укоренилось. Мне кажется, что будущее страны, если мы хотим его, ну какой-то устойчивости, когда те идеи, которые разделяет власть, совпадали бы с ценностями большинства народа.

Марк УРНОВ: На самом деле я бы предложил не путать две вещи. Популярность той или иной идеи и её востребованность для выживания страны, народа и так далее. Вот с этой точки зрения есть идеи абсолютно востребованные. До сих пор, там, 30 процентов населения очень любят идеи коммунизма, огромное количество народа обожает Сталина, этого уголовника, какая-то часть очень любит Ленина, ещё одного уголовника, и так далее. Это востребованность, это популярно. Но не дай, это не востребовано, потому что, если это реализуется, просто нация умрёт. А вот есть не популярные, но востребованные, например либерализм. Не популярен, стопроцентно непопулярен, но если он исчезнет, и стране, и государству, и нации будет очень плохо. Консерватизм - в большей степени популярен и востребован и хорошо.

Александр ЦИПКО: Слово "либерализм" не популярно, но свобода, которую люди получили за последние 20 лет. Право выезда, право свободно говорить, право свободно читать, очень популярно, не заблуждайтесь. Ни отождествляйте понятия свободы с понятием, ну так получилось, люди развели.

ВЕДУЩАЯ: Марк, а вы говорите, что вы оппонент Ципко.

Марк УРНОВ: А мы вот сейчас слились.

ВЕДУЩАЯ: Валерий, у меня вопрос такой. Вот говорят, что тоска по государству и так далее. Вот по вашим опросам, существует ностальгия по, до сих пор, по СССР, существует ли какая-нибудь востребованность других идей, уже не либеральных, не идей порядка. Чего хотят сейчас люди, если у вас есть такие опросы?

Валерий ФЕДОРОВ: Ну, чего хотят люди, люди хотят очень простых вещей. Свободы, справедливости, равенства…

ВЕДУЩАЯ: А как они понимают свободу?

Валерий ФЕДОРОВ: А вот это уже вопрос сложнее, да. Вот ценности, их вроде бы ограниченное количество и они все известны. И более того, они могут совмещаться. Ну, представьте, что один и тот же человек, он хочет и свободы, и справедливости, и равенства. Что, это абсурдно? Да нет, это нормально совмещается совершенно. Но вот как достичь и того и другого и третьего? И тут мы уже выходим на проблему идеологий, да. То есть неких систем, значит, которые показывают, а как же можно достичь и того и другого и третьего? Эти идеи на рынке есть, но, даже не идеи, идеологии, но вот те идеологии, которые сегодня представлены, вот они-то спросом уже, по сути, и не пользуются. Потому что эти идеологии, они устарели, они созданы 150-200 лет тому назад и они объясняют мир, которого уже нет. И, а новых идеологий нету, вот в чём проблема. Нет новых путей.

ВЕДУЩАЯ: Я хочу, да, я процитировать хочу Владислава Суркова, он говорит, что интеллектуальные решения нужно искать на западе. Представление, что мы сами на ровном месте изобретём что-то новое - оно нелепо. Вот действительно, то ли мы оскудели так интеллектуально, то ли действительно, всё уже изобретено, о чём говорил Сергей Марков?

Валерий ФЕДОРОВ: Нет счастья на земле, но нет его и выше. Мне кажется, что и на западе новых идей, в последнее время, особо не возникает. Есть идея альтерглобализма, но это всего лишь критика всего того, что есть. Альтернативы какой-то нет.

ВЕДУЩАЯ: Люди озвучивали в ваших опросах востребованные идеи. Вот чего они хотят кроме равенства, свободы и ещё чего?

Валерий ФЕДОРОВ: Люди хотят сильной власти, которая бы о них заботилась, люди хотят закона, который был бы равный для всех, люди хотят демократии, то есть того, чтобы они сами влияли на свою жизнь.

ВЕДУЩАЯ: Но это же вечные желания, вечные требования.

Сергей МАРКОВ: Мне кажется они хотят свежей формы этих идей. Свежей современной формы. Они хотят, чтобы с этими идеями к ним выходили лидеры, которым они доверяют, а не старая обойма 90 годов, абсолютно заезженной. Новых людей, доверия к этим лидерам, оно востребовано, а идеи классические.

Марк УРНОВ: А у меня из опросов, которые регулярно поставляют социологи, ощущение такое, что люди хотят всего хорошего и не хотят всего плохого. И так хотят всего хорошего, чтобы это ещё минимально стоило.

ВЕДУЩАЯ: Красный микрофон.

Владислав КАМЕНСКИХ, историк: Вопрос профессору Дугину. В условиях отказа от социалистической модели и кризиса либерально-капиталистической, что в суверенной демократической России, вот подчёркиваю, суверенной демократической, может предложить Евразийство?

Александр ДУГИН: Смысл евразийского подхода в том, чтобы двигаться вперёд с сохранением, в первую очередь, нашей национальной самобытности и идентичности. То есть, сочетание развития универсализма и сохранение самобытности.

ВЕДУЩАЯ: А кто-то против этого?

Александр ДУГИН: Так Евразийство мало того, что будет против, надо, идеология, кстати, очень много говорят, что надо за все хорошее и против всего плохого. Так идеологии не делаются. Свобода, например, и справедливость, это в политологии тоже самое, что чёрное и белое. Если мы скрестим и чёрное, и белое, и свободу, и справедливость, мы не получим ни белого ни черного, получим серое.

Александр ЦИПКО: Александр, назовите мне, вот какую структуру ценности евразийства, чтобы я понял, в чём евразийство, чтоб я понял, вот объясните мне, пожалуйста.

Александр ДУГИН: Основная идея евразийства, что, сколько существует народов и культур, столько существует политических и социальных систем. Запад, который претендует выдвинуть свою собственную модель, как универсальную, он на самом деле навязывает форму колонизации. Поэтому каждый народ, предлагают евразийцы, на основании своих культурных и религиозных ценностей, должны выстроить свои собственные социальные и политические системы. Предлагаю это сделать и для России.

Константин РЕМЧУКОВ: Мне кажется, что востребованной идеей для России является идея развития, идея модернизации, идея того, чтобы наша страна была современная. Потому что страна, которая не современная, в ней не захочет жить молодёжь. Молодёжь - это будущее страны. Так вот, мне кажется, что одна из серьёзных ошибок этапа либеральных реформ, которая дискредитировала слово "либерализм", было то, что людям не объяснили, что современное государство, будь то Америка, Швеция, Франция, Италия или Япония, которая на Востоке, это либеральное государство, которое ведут люди.

Сергей МАРКОВ: Мне кажется, что, я бы хотел вернуться к этой дискуссии, должны мы взять у запада, или нет. Мне кажется, что это немножко ложная постановка вопроса. Дело в том, что мы являемся частью европейской цивилизации, мы не должны быть учениками, которые учатся у Запада и берут все идеи, тут же их прилежно списывают и сдают потом экзамены европейским профессорам. В то же время мы, да потому что мы не второсортная страна, мы первосортная страна, мы одна из великих европейских стран, понимаете? Другое дело, что мы целесообразная восточно-христианская ветвь европейской цивилизации. У нас есть свои особенности, мы говорим "Свобода - да. Но свобода без нравственности - ничто". Поэтому мы говорим, достоинство личности, и мы, это то, что мы предлагаем современной европейской цивилизации. Как её часть, мы говорим, вы ушли далеко, у вас уже не свобода. Свобода без нравственности - это отрицание свободы. Это не либерализм, это за либерализм. Мы предлагаем свободу, объединённую своей страстностью.

ВЕДУЩАЯ: Сергей, почему вы считаете Запад менее нравственным, чем мы? Вот на чём ваше базируется такое, абсолютно безнравственное убеждение?

Сергей МАРКОВ: Проблема в том, что вот эта вот современная европейская цивилизация в её форме, да, она слишком далеко зашла, и там действительно прошло в какой-то мере отрицание нравственности. Мы во многом собезьянничаем это. Посмотрите наш телевизор, он обезьянничает вот эту вот идею о том, что нет разницы между добром и злом.

ВЕДУЩАЯ: Красный микрофон.

Станислав КАМЕНСКИЙ, историк: Не пора ли определиться с терминологией и с методологией. И подходить к тому вопросу, какие идеи нам поддерживать именно из прикладного характера?

Дмитрий ОРЕШКИН: Мне кажется у нас проблема кризиса доверия. Не важно, либеральная идея, консервативная идея, важно - верим мы этом или не верим. Вот у меня такое ощущение, что именно у нас в стране удалось дискредитировать практически все направления мысли. Потому что на самом деле, как только власть прикасается к какой-то идее, она начинает использовать её для того, чтобы себя сохранить во власти своей прерогативы, и после этого она начинает эту идею искажать до неузнаваимости, до отвращения.

ВЕДУЩАЯ: Это решит только власть, или..

Дмитрий ОРЕШКИН: В основном власть и связанные с ней средства массовой информации. И вот до той поры, пока у нас враньё не будет выгодным политическим бизнесом…, в том числе и еврозийское вранье.

Александр ДУГИН: Какое вранье? Вы говорите о государстве и сразу вранье. Вы член СПС.

Дмитрий ОРЕШКИН, независимый политолог: Вот и это вранье, я не член СПС.

Александр ДУГИН: Значит, вы даете нам пристрастную идеологическую модель, критикуя ваших оппонентов.

Дмитрий ОРЕШКИН, независимый политолог: Позвольте, пожалуйста. Это свинство писать статьи, в которых есть понятие воровства патриотического, Александр Дугин об этом написал, и не патриотического. Была такая статья? Про коррупцию, которая патриотическая?

Александр ДУГИН: Я Пиантковского процитировал, вашего, либерального.

Дмитрий ОРЕШКИН, независимый политолог: Пиантковский не мой, мы с ним идеологические противники. А вот целая статья про то, что надо поддерживать патриотическую коррупцию, она есть, она подписана вашим именем, опубликована в "Литературной газете".

Александр ДУГИН: Ничего подобного, чистая ложь.

ВЕДУЩАЯ: Дмитрий Борисович, мне кажется, не нужно здесь какие-то личные выяснять отношения.

Александр ДУГИН: Сидит человек рядом и еврозийское вранье.

Дмитрий ОРЕШКИН, независимый политолог: Вы даете ложные установки.

Александр ДУГИН: Кому? Государству?

Дмитрий ОРЕШКИН, независимый политолог: И государству в частности. Вы даете установку на замену российских классических ценностей близостью к исламу, например. Что ложь. Вы только что об этом…Русская культура создана.

ВЕДУЩАЯ: Дмитрий Борисович, я понимаю, что вы считает основным…

Дмитрий ОРЕШКИН, независимый политолог: Мы сбились на самом деле. Я хотел бы вернуться к тому, что…

ВЕДУЩАЯ: Сколько правды, столько веры.

Дмитрий ОРЕШКИН, независимый политолог: Да, именно так.

ВЕДУЩАЯ: Это слова Михаила Сергеевича Горбачева на заре его деятельности, 89-ый год.

Дмитрий ОРЕШКИН, независимый политолог: Дефицит правды. Сколько пива, столько песен. На самом деле, надо просто не путать слова. Не надо нам говорить про суверенную демократию. Если есть демократия, она по автомату суверенна. В Японии, она японская, во Франции, она французская, в Англии, она английская, в России, она русская.

Александр ЦИПКО, доктор философских наук, консультант Института стратегических оценок и анализа: Мы единственная в Европе пост коммунистическая страна, которая не провела декоммунизацию и не упорядочила систему ценностей. Мы формально ушли от коммунизма, но получили ералаш. У нас полный раскол. Ни по одному базовому вопросу. Отношение к России, отношение к октябрю, отношение к Сталину.

ВЕДУЩАЯ: А в какой форме это должно было происходить?

Александр ЦИПКО, доктор философских наук, консультант Института стратегических оценок и анализа: На мой взгляд, это естественно, у нас в конституции нет государственной идеологии, но должен быть консенсус элиты. Если вы, господа, повесили бело-сине-красное знамя, это знамя белой гвардии, то тогда. Если вы рискнули, то тогда вы осознаете все последствия. А у нас абсолютно. И, кстати, в СМИ и в государственных СМИ люди считают, что это демократия, что это должны быть разные правды. Лично на мой взгляд, нет никакого будущего страны, которая не определилась хотя бы по отношению к Сталину.

Сергей МАРКОВ, депутат ГД, политолог: На самом деле, если обратишь внимание, в системе государственных ценностей России представлены разные периоды. Это и флаг имперской России, это музыка гимна, созданная в советское время на пике национального подъема во время Великой Отечественной войны. И герб, который взят ещё из Московии, которая нам передана, можно сказать, из Византии. Поэтому, национальные символы, они пытаются объединить историческую Россию. Об этом, кстати сказать, и праздник 4 ноября. Это ещё и праздник, объединяющий разные исторические периоды.

Александр ЦИПКО, доктор философских наук, консультант Института стратегических оценок и анализа: Речь, которую я только что прослушал доказательство того. Речь идет не просто о преемственности, о структуре ценностей. Понятно? Если вы берете структуру ценностей, вы берете преемственность, вы не можете выбросить историю. Но проблема правды одна. А ты говоришь о разной.

Сергей МАРКОВ, депутат ГД, политолог: Об этом и речь, что нельзя взять правду только белых, и нельзя взять правду только красных. Наш народ понимает, что эта революция была величайшей трагедией, расколовшей страну. И правда была и на стороне одних, и на стороне других. И мы должны сейчас не вступать в старый спор между правдами, между белыми и красными, а понять наличие правды и тех, и других. И преодолеть этот раскол между красными и белыми.

Александр ЦИПКО, доктор философских наук, консультант Института стратегических оценок и анализа: Это всё сказки, так не бывает. Бывает или мораль, или не бывает мораль, мой дорогой. Если ты живешь в рамках, так называемой восточно-европейской цивилизации, ты должен понимать, что проблемы добра, зла, преступления, проблема красоты. Ты не можешь выйти из этого. Ты можешь сказать: Была трагедия. Согласен. Была драма. Было много причин. Но ты должен сказать, этот путь был верный или не верный. Ты можешь к нему уважение, к людям. Можно было реализовать или это была утопия, которая забрала. Вот, ты должен ответить.

Сергей МАРКОВ, депутат ГД, политолог: Мы ответили, это была трагедия, у каждого была своя правда, и никто не был полностью прав. И наш ответ точно такой же, как у Испании. Они точно также отозвались о своей гражданской войне.

Александр ЦИПКО, доктор философских наук, консультант Института стратегических оценок и анализа: Нет, мой дорогой, не правда. Это трагедия.

ВЕДУЩАЯ: Подождите секундочку. Саша, Сергей. Тише. Сергей Александрович! Красный микрофон.

Александр ЦИПКО, доктор философских наук, консультант Института стратегических оценок и анализа: Кстати, Сережа, этот пример, я не хочу говорить, не на личности переход. Нельзя в своей политической биографии каждый раз проповедовать идеи в соответствии с новым запросом. Один раз либерал, второй - патриот. Нельзя так жить.

Сергей МАРКОВ, депутат ГД, политолог: Ничего подобного, извини меня. Да, я варианиционирую, но варианиционирую не за властью, а перед ней.

Владимир ГУСЕВ, преподаватель, кандидат исторических наук: У меня такой вопрос нашим оппонентам. Может всё-таки национальную идею надо искать не в заказе государственном или общественном, а исходя из геополитического положения страны, её истории, культуры, основной религии? И может быть, мы там увидим эту идею?

Константин РЕМЧУКОВ, главный редактор "Независимой газеты": Мне кажется, что национальная идея, или, когда мы говорим об особенностях России в поиске этой идентичности, как сейчас говорят. Вот, всё, что я сейчас слышу, это и есть наша идентичность. Когда господин Ципко говорит: Так нельзя жить, он противоречит тому, что я вижу. Мы живем. Мы имеем флаг белогвардейский и гимн советский. Он говорит, что так нельзя, а мы живем. И в этом особенность России. И другой особенности не будет, потому что людям, оказывается, такая эклектика, в силу каких-то причин нравится. Если им нравится лидер. И других людей у нас не будет. И никаких идей, кроме… Вот для меня важная идея,- идея свободы, и патриотизм на основе свободы самый крепкий, с моей точки зрения. Я не вижу кризиса патриотизма в нашей стране. Потому что, в чем проявляется патриотизм в нашей стране? Когда растет производительность на частных фирмах и экономика становится лучше. Разве не это патриотично? Когда начинает развиваться благотворительность и люди помогают свои согражданам, которые не преуспели от реформ, разве это не патриотизм? Театров больше, чем было при советской власти. 900 тыс. москвичей ходит в театры каждый месяц. Мы исследовали рынок. ВУЗов больше, чем в советской власти. Никаких кликушеств о кризисе нашей духовности и отсутствии патриотизма я не приемлю. Я просто этого не вижу.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо. Я хочу процитировать некий проект. Вот, как вы считаете, к какой партии он принадлежит? "Должны они будут содействовать продвижению и реализации деятельности свободы, демократии, прав человека, свободного рынка, неприкосновенности собственности, верховенства закона". Как вы считаете, чье это?

Константин РЕМЧУКОВ, главный редактор "Независимой газеты": Я думаю, "Единая Россия".

Марк УРНОВ: Неужели, Жириновский?

ВЕДУЩАЯ: Пожалуйста.

Александр ЦИПКО, доктор философских наук, консультант Института стратегических оценок и анализа: Ну, по-моему, это, по логике, должна быть Новая объединенная партия.

ВЕДУЩАЯ: СПС, да, в новом варианте?

Александр ЦИПКО, доктор философских наук, консультант Института стратегических оценок и анализа: Да, в новом варианте.

Валерий ФЕДОРОВ, генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ): Глупо играть в "угадайку". На самом деле, эти ценности, на мой взгляд, разделяются всеми нынешними российскими партиями, уж парламентскими точно. От КПРФ до ЛДПР.

ВЕДУЩАЯ: Так, я хочу сказать, что это новый проект, действительно Объединенной партии СПС.

Сергей МАРКОВ, депутат ГД, политолог: На самом деле в "Единой России" всё это есть, Кира.

ВЕДУЩАЯ: Я хочу спросить. Если есть вот эти слова, которые может озвучить любая партия и никто с этим не поспорит, зачем нам такое количество партий? Не проще ли новому движению СПС слиться с "Единой Россией" и тем самым закрыть вопрос?

Александр ДУГИН: Это совершенно не так. Дело в том, что, Кира простите, эти идеи несут на себе отпечаток идеологии либеральной демократии.

ВЕДУЩАЯ: Ну, должны же партии чем-то отличаться.

Александр ДУГИН: Ни левые, ни консерваторы не подпишутся под этими тезисами, не подпишутся под своими. Просто, ни консерваторы, патриоты, для которых важны совершенно другие ценности, государство, суверенитет, мораль.

ВЕДУЩАЯ: То есть, вы не подпишетесь?

Александр ДУГИН: Конечно, нет. Ни под одном, кстати.

ВЕДУЩАЯ: Хорошо.

Сергей МАРКОВ, депутат ГД, политолог: Сейчас "Единая Россия" оказалась в парламенте, что все слева от неё. Это неудобно.

ВЕДУЩАЯ: А как так оказалась, Сергей Александрович? Как оказалось так, что все справа или все слева?

Сергей МАРКОВ, депутат ГД, политолог: А дело в том, что прозападные политические партии, они во многом дискредитировали себя во время 90-х годов. Самая главная дискредитация прошла партии СПС, партии Гайдара - Чубайса. Они слишком много поддерживали реформы 90-х годов.

ВЕДУЩАЯ: Историю вопроса мы помним, я говорю зачем сейчас понадобилось?

Сергей МАРКОВ, депутат ГД, политолог: Дискредитировали, а потом она свалились вот в эту в радикальность анти-путинской оппозиции, окончательно себя дискредитировали. И понадобилось оздоровление. То есть, условно говоря, они перешли на позицию 99-го года. Помните лозунг? "Путина - в президенты, Кириенко - в думу". Эта партия является повторением партии Кириенко.

ВЕДУЩАЯ: Пожалуйста, зеленый микрофон.

- О какой вообще честной конкуренции между идеями можно говорить, если партии, созданные снизу откровенно придавливаются, совершенно откровенно придавливаются, в отличие от партий, созданных по указке сверху.

ВЕДУЩАЯ: "Единая Россия",- это искусственное образование?

Константин РЕМЧУКОВ, главный редактор "Независимой газеты": "Единая Россия",- искусственное образование, как функциональная партия, не идеологическая, а функциональная с одной единственной функцией,- поддерживать все начинания президента. Она блестяще справляется с этой функцией.

ВЕДУЩАЯ: Как меняются рейтинги, Валерий, "Единой России", на протяжении этих лет?

Валерий ФЕДОРОВ, генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ): Если в 99-ом году это была надежда на партию, которая подставит плечо молодому перспективному политику. Я имею в виду Владимира Путина, который тогда был премьер-министром. То сегодня, это отношение к партии, которая является одним из становых хребтов государства. Единственной партией с большой буквы. Все остальные партии, по мнению людей, таковыми являются только по названию.

ВЕДУЩАЯ: Скажите, если бы во главе партии не было Путина, она бы имела такую популярность?

Валерий ФЕДОРОВ, генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ): Даже до того момента, когда Владимир Путин официально, открыто возглавил партию "Единая Россия", даже до этого, она была самой популярной партией и имела симпатии более 45 % российских избирателей. Как только он возглавил, рейтинг "Единой России" вырос до 60 и затем до 64-ех.

ВЕДУЩАЯ: Зеленый микрофон.

Мария СТРОКОВА, студент МГУ: Я хотела бы сказать о том, что, о такой вещи не говорят, но мне кажется важным то, что успех "Единой России" во многом благодаря тому, что "Единая Россия" и Путин берут на себя ответственность. И вопрос к тем, кто представляет либеральный блок. Какая ещё партия, из тех партий, которые меняют свое название, меняют своих лидеров, отказываются от тех решений, которые они принимали в 90-е годы, способна взять на себя ответственность за те решения, которые они приняли? Какая ещё партия, какой ещё политический лидер берет на себя ответственность лично за то, что происходит?

Марк УРНОВ: Это вопрос интересный. Сначала политическая система строится таким образом, что все оппозиционные партии выдавливаются из активной политики, путем блокирования доступа к СМИ и прочее. Подрезывания финансов и так далее. Потом, когда вымирает оппозиция, появляется свежий человек, который говорит: А какая же ещё партия взять ответственность, кроме одной единой? Понимаете, всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно.

ВЕДУЩАЯ: Я прошу прощения, не могу молчать. Потому что мы знаем, с каким счетом не прошли СПС, "Яблоко". Дело в том, что это люди не выбирали, при всем моем уважении к либеральным идем.

Марк УРНОВ: Я тоже это прекрасно знаю.

ВЕДУЩАЯ: Ну, скажите об этом.

Марк УРНОВ: И бывая здесь, я всё время говорю, что либеральные партии сегодня предельно не популярны. Я не знаю, что будет с Кремлевским проектом. Но я также знаю, что в условиях нормальной политической конкуренции, наверное, вот эти самые партии имели бы чуть больше рейтинг и чуть больше популярности, чем они имеют сейчас.

ВЕДУЩАЯ: Наверное, вы зря сказали, что чуть больше, потому что такое количество лет, которое провели в Госдуме и Немцов, и Хакамада, и Явлинский, и прочие, по-моему, больше никто там не просидел. Разве, только что господин Зюганов. И ничего. Потому что действительно начинается разочарование.

Марк УРНОВ: Безусловно, начинается разочарование. Но начинается разочарование по одной простой причине. Вот, когда идет чудовищно тяжелый переход от тоталитарной системы к более или менее нормальной, этот переход совершиться за 5 лет и за 4 года не может. Но, общественное мнение, я извиняюсь, устроено таким образом, что, когда он начинается, все ждут. Вот через 4 года здесь будет Город-сад и работать мы будем, как при социализме, а получать, как при капитализме. А когда это проваливается, и когда всякая дрянь вылезает на поверхность, и когда начинается коррупция, тот человек говорит: Да что же это, да разве мы об этом мечтали? Давайте мы откажемся от свободы. Вот то, что мы имеем.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо. Я прошу прощения, заканчивается время нашей второй части программы. И, как всегда мы просим очень коротко всё-таки попробовать сформулировать. Какая идея в России сейчас будет наиболее востребована? Начнем с Александра.

Александр ДУГИН: Я глубоко убеждён, что нам необходима справедливость в первую очередь, а не свобода

Александр ДУГИН: Я глубоко убеждён, что нам необходима справедливость в первую очередь, а не свобода. Нравственность и мораль, а не раскрепощение и дальнейший прогресс. Я убеждён, что ценность государства, традиции семьи, чрезвычайно важно образование, то есть нам нужна консервативная идея, воплощенная в традиционных институтах, нам нужно укреплять нашу идентичность, и надо вспомнить нашу историю, взяв её все элементы, всё лучшее ото всех этапов.

Дмитрий ОРЕШКИН: Мне кажется, что идея очень просто - не врать и уважать себя и свой народ, не рассказывать себе сказки, а в качестве позитивной идеи, как раз из сказки и взять этот хэппи-энд, который не Голливуд нам пришил с его потребительским мышлением, а старая русская культура. Жить, поживать, добра наживать, соседей любить и не собачиться на самом деле. Вот мне кажется, то, что мы сегодня видели, это знак неготовности нашей культуры к восприятию чужой точки зрения. Вот мы сейчас болезненно приходим к тому, что мы все разные и живём в одной стране. И не надо друг друга чмарить, при всей, может быть, идейной несогласности наших мнений. Нам так или иначе, жить вместе.

ВЕДУЩАЯ: Валерий, может быть социология точнее что-то знает?

Валерий ФЕДОРОВ: Да, социология всегда знает точнее. На мой взгляд, да и на взгляд большинства россиян, три ценности должны лежать в основе национальной идеи. Первая - это достойный уровень жизни для огромного большинства наших граждан. На втором месте равенство, но равенство не в смысле в смысле равенства имуществ, по первобытно-коммунистическим, что ли, принципом. А равенство всех перед законом. И третий принцип - это независимость, самостоятельность и суверенитет России, как державы, без чьего мнения ни один важнейший мировой вопрос решён быть не может.

Александр ЦИПКО: Время очень трудное. Народ, конечно, хочет и справедливости, хочет скромности от элиты. Мне кажется, для нашей элиты, если она думает о себе, о будущем страны, надо изменить тональность разговора. Правда нужна. Если будет правда, мы выйдем из этого сложного времени. Не будет правды - будет очень плохо.

Марк УРНОВ: Я не знаю, какая идея будет востребована, но я точно знаю, что нужно. Вот три позитивные решения, три - негативные. Позитивное - уважение к закону, уважение к собственности, уважение к индивидуальной свободе. Три негативные утверждения: Не убий, не лги и не воруй.

Сергей МАРКОВ: Это современная страна, которой мы можем гордиться. Которая в соответствии, есть современные требования, и достаточно высокий уровень жизни, и высокие технологии, и действительно она является самостоятельной страной, в которой есть порядок. И под порядком подразумевается и закон, и, в том числе, равенство людей перед законом, и справедливость.

Константин РЕМЧУКОВ: Мне хотелось бы, чтобы востребованными оказались идеи личной свободы, личной ответственности, прогресса государства. И, мне кажется, что очень востребована будет потребность людей в равенстве, в доступе к трём типам активов. В молодости - к образованию, в средние годы - к жилью, в старости к медицинскому здравоохранению. К обслуживанию. Вот, равенство в доступе к этому, мне кажется, есть мостик между либеральным современным государством и социальным государством.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо. Я благодарю вас за ваши ответы, вас за ваши комментарии, как всегда, прошу на несколько минут покинуть студию, пройдёт реклама, мы поговорим с оставшимися здесь и вас снова пригласим. Спасибо.

+

ВЕДУЩАЯ: Для тех, кто только что подключился к нам, а вы смотрите программу "Народ хочет знать", темы звучала так "Сможет ли Россия успешно развиваться без новых политических идей?". А вопрос для голосования такой: "Должна ли власть регулировать политическую жизнь общества или все-тики это дело самого общества?". Вот начнем отсюда.

Константин ЯНКАУСКАС, научный сотрудник: Я считаю, власть должна регулировать политическую жизнь общества, но только в минимальном объеме, чтобы не разжигалась национальная, межрелигиозная, расовая ненависть. Да, но, а то, как это регулируется сейчас, это абсолютно неприемлемо. То есть людям не оставляют выбора.

Ирина ДЕНИСОВА, администратор: Я считаю, что нет.

Валерия КАСАМАРА, преподаватель: Я считаю, что нельзя власть поставить за рамки политической жизни, потому что власть выражает политическую жизнь общества. Но трем не менее власть не должна подавлять общество и должна его слышать.

Эдуард ГЛЕЗИН, политолог: Я считаю, что власть должна создавать правовое поле, в рамках которого общество саморегулируется, создает свои институты.

ВЕДУЩАЯ: Все-таки общество должно с вашей точки зрения регулировать?

Эдуард ГЛЕЗИН, политолог: Общество, безусловно, должно контролировать и регулировать власть.

Екатерина ОРЕХОВА, ученица: Я считаю, что государство должно регулировать политическое общество.

Олеся КРИВОЩЕКОВА, менеджер: Я считаю, что власть должна показывать, как может быть общество, а уже общество само должно решать как ему выражать свое мнение.

ВЕДУЩАЯ: То есть, все-таки должно регулировать.

АПИАНИНГА, преподаватель: Я считаю, что общество должно быть активнее.

Владимир ГУСЕВ, преподаватель: Я считаю, что общество должно контролировать само себя путем государства как общественного института.

ВЕДУЩАЯ: Боже мой, какие у нас умные… Умный наш народ.

Андрей ВОРОНОВ, преподаватель: Государство обязано регулировать политическую жизнь. В противном случае она выйдет за рамки…

ВЕДУЩАЯ: Хаос.

Андрей ВОРОНОВ, преподаватель: Да и образуется хаос и анархия.

Андрей ЗАИКИН, студент: прежде всего это общество должно регулировать государственную власть.

ВЕДУЩАЯ: Я прошу прощения у тех, кто не успел сказать в слух, будьте добры, пожалуйста, выскажите свое мнение в электронном виде, а мы это учтем. Я прошу экспертов и оппонентов вернуться в студию. В ваше отсутствие мы задали такой вопрос: "Должна ли власть регулировать политическую жизнь общества, или это дело самого общества?" Здесь присутствовали 90 человек. Как вы считаете, кто сказал, да. Власть должна регулировать этот процесс и кто с этим не согласился? Какое количество людей?

Сергей МАРКОВ: Мне кажется, что из 90, где-то, процентов 30 ответило, что должна регулировать. Человек 30 ответило, что должна регулировать, человек 60 ответило, что общество само должно делать.

Константин РЕМЧУКОВ: Давайте я скажу тогда наоборот, 60 человек сказали, что надо регулировать, а 30 что нет.

ВЕДУЩАЯ: Итак, 52 человека сказали, что политическую жизнь должно регулировать общество, 38 человек сказали, что это прерогатива власти. Вот такой итог. Что бы вы хотели сказать в конце?

Константин РЕМЧУКОВ: Меня ошибка эта очень обрадовала, потому что на самом деле это говорит о том, в очередной раз, что общество лучше, чем мы о нем думаем. И когда говорят, что этому обществу нельзя доверять принятие каких-то решений, это вот типичнейшая ошибка. Люди в подавляющем большинстве своем считают, что они в состоянии самоорганизоваться. На Филиппинах люди считают, что они могут провести выборы и избрать открыто президента и парламент. У нас почему-то нельзя сделать.

Сергей МАРКОВ: Мне кажется, что если провести в целом в российском обществе такой вопрос, то ответ был бы скорее обратный, а большинство проголосовало бы за то, что власть должна более активно регулировать общественно-политическую жизнь, поскольку люди все-таки, они очень серьезно боятся потерять ту стабильность, которую приобрели в последние годы. Однако здесь, мне кажется, аудитория она более склонна в либеральную часть и в этом смысле она заняла обратную точку зрения.

ВЕДУЩАЯ: Вы знаете, ученые вообще говорили совершенно о другом. А я, какой-то у меня такой пафосный получается финал. Но опять же не мой, а ученых, потому что они говорят, что капитализм уйдет точно также, как ушел мир, который существовал до него. И тот кто первым покажет, что это будет за мир, кто нарисует образ будущего, кто сумеет заполнить образовавшуюся пустоту, будет обречен на, наверное, великую любовь всего человечества. Вот такой пафосный у меня финал. А вот если в Росси такие идеи или партии или люди, вот это мы посмотрим? Встретимся через неделю в программе "Народ хочет знать". Спасибо.





оставить комментарий
страница3/30
Дата13.10.2011
Размер3,14 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх