Роль идейно-политического наследия Л. А. Тихомирова в русской общественной мысли и культуре конца icon

Роль идейно-политического наследия Л. А. Тихомирова в русской общественной мысли и культуре конца



Смотрите также:
Идея «Москва третий Рим» в русской общественной мысли конца XV начала XVII вв...
И. В. Карацуба Вдвух зеркалах: история восприятия трактата Джайлса Флетчера в английской и...
Милевский О. А...
1. Развитие идеологии тюркизма и общественной мысли в начале ХХ века...
Программа дисциплины История политических и правовых учений для направления 030100...
Программа дисциплины История политических и правовых учений для направления 030100...
Указатель авторов 17...
Место французского политического консерватизма в эволюции общеевропейской консервативной мысли...
Состоится
Бюллетень новых поступлений за июнь 2011 года...
Проблемы взаимодействия балета и пластических искусств в русской художественной культуре конца...
Проблемы взаимодействия балета и пластических искусств в русской художественной культуре конца...



страницы: 1   2   3   4
вернуться в начало
скачать
^

Вопросы и ответы



Председатель: Спасибо, Сергей Валентинович. Уважаемые коллеги, какие возникли вопросы к соискателю? Прошу. Профессор Кузнецов Евгений Васильевич, член совета.

Профессор Кузнецов Е.В.: Уважаемый Сергей Валентинович, у меня к Вам три вопроса. Во-первых, что нового в Вашей работе по отношению к упоминаемому в Вашем автореферате исследованию нижегородского исследователя В.И.Цыганова, посвященному Тихомирову?

Во-вторых, хотелось бы услышать, в каком качестве вы упоминаете в своей работе И.А.Солоневича? Как философа? Но у Вас же не философская работа?

В-третьих, есть и такой каверзный вопрос – а не придумали ли вы Тихомирова? Можно ли вообще говорить о тихомироведении? Каковы тиражи изданий Тихомирова, есть ли вообще какой-то резонанс от его работ?

Диссертант: Спасибо за интересные и содержательные вопросы. Отвечаю по порядку.

Следует сказать, что диссертация В.И.Цыганова «Идея русского самодержавия и ее развитие в творчестве Л.А.Тихомирова» защищена по другой, не исторической специальности – 12.00.01 – теория права и государства; история права и государства; история политических и правовых учений, а потому и предметом анализа в ней являются государствоведческие и юридические штудии Тихомирова. Нас же интересовал исторический аспект, а потому и во взглядах Тихомирова на государственность – их эволюция, периодизация монархизма Тихомирова, то есть исторический аспект даже в этом слое его творческого наследия.

Что касается Солоневича, то в докладе Иван Лукьянович Солоневич упоминался не как философ, а как идеолог монархии. И именно в том блоке, где речь шла о монархизме Тихомирова и его творчества.

Наконец, отвечая на последний, наиболее интересный вопрос, за который хотелось бы особенно поблагодарить профессора Кузнецова хотелось бы сказать следующее.

1. Да, тиражи издания работ Тихомирова, изданных в 1990-е гг., не очень высоки – 3-5 тыс. экземпляров. Однако, если при этом, учитывая, что литература эта достаточно серьезная, то можно сказать, что многочисленность переизданий свидетельствуют о том, что к Тихомирову сохраняет очень серьезный и устойчивый интерес. Например, «Монархическая государственность» переиздавалась на протяжении ХХ века 5 раз, «Религиозно-философские основы истории» – 3 , а «Апокалиптическое учение о судьбах и конце мира» вообще более 7 раз.

2. Благодаря творчеству Ю.В.Давыдова и А.И.Яковлева Тихомиров стал популярным героем исторической литературы.

3. О Тихомирове осталось множество воспоминаний современников-революционеров, что свидетельствует о том, что его судьба и ренегатство времен Александра III остро волновали людей этого круга, причем именно в период, когда вертикаль власти выстраивалась уже при И.В.Сталине.

4. Что касается влияния идей Тихомирова при жизни, то, несмотря на малочисленный тираж газеты «Московские ведомости», или журнала «Русской обозрение», которые он фактически редактировал, здесь важен не тираж, а позиция, которую занимал в ней Тихомиров. Позиция это была проправительственная и именно от нее, так или иначе, отталкивались издания других политических направлений. Значение публицистической деятельности Тихомирова, как революционера, так и монархиста, сложно переоценить.

Председатель: У кого еще вопросы? Пожалуйста, Морозов Борис Николаевич, профессор, член совета.

Профессор Морозов Б.Н.: У меня два вопроса. Первый. На стр. 14-й автореферата вы пишете о провокаторстве, как о явлении «расцветшем при Николае II». У вас вот это звучит как аксиома, а у меня большой знак вопроса. Сравните время Николая II со временем вождя всех народов – И.В.Сталина, например. Сколько тогда было врагов народа? Миллионы. А Ленин при Николае писал свои труды и, вообще, спокойно жил в России?

Второй вопрос в продолжение вопроса Евгения Васильевича – можно ли выделять тихомироведение как отдельное течение в русской науке? Ведь был блестящий академик М.Н.Тихомиров занимавшийся изучением русских летописей.

Диссертант: Что касается вопроса об расцвете провокаторства, то я не ставил своей задачей сравнение с эпохой Сталина, но сравнивал с эпохой Александра III, как это видно и из автореферата, а потому писал о явлении провокаторства применительно ко времени Николая II и называл Тихомирова предтечей другого явления той же николаевской эпохи – богоискательства.

Замечание о тихомироведении мне представляется крайне любопытным учитывая тот образ, в котором к концу жизни себя осознал Тихомиров – летописца Пимена. Однако применительно к академику М.Н.Тихомирова, наверное, можно говорить лишь об основанной им научной школе изучения летописей и проч., но не о школе по изучению трудов самого М.Н.Тихомирова. По отношению же к Л.А.Тихомирову речь идет именно о тихомироведении. О том, что такая научная общность уже сложилась, позволяют говорить такие факты как то, что защищено уже более 10 диссертаций, если и не целиком, то хотя бы одной главой посвященных Тихомирову, проводятся научные конференции (самая крупная была в Москве в 1998 г. к 75-летнему юбилею со дня кончины), ежегодно проходят тихомировские чтения в С.-Петербурге.

Председатель: Пожалуйста, профессор Кулаков Аркадий Александрович, член совета.

Профессор Кулаков А.А.: У меня три вопроса. Первый. Вы в своем выступлении несколько раз употребили понятия «правая» и «левая» историография. Я хочу, чтобы вы пояснили для членов совета, что вы лично понимаете под этими терминами.

Второй вопрос связан с первым. Вы выделили в ХХ веке три историографических периода. Социалистический, националистический и либеральный. Что вы понимаете под каждым из этих понятий?

Третий вопрос следующий. Вы в своем выступлении выделили как ключевой метод сравнительно-исторический анализ, а в автореферате метод культурологии. Поясните, пожалуйста, какой же метод для вас все-таки является главным.

Диссертант: Начну с ответа на последний вопрос. Действительно, мне приходится признать, что в автореферате диссертации произошла досадная ошибка. На самом деле методологией исследования является сравнительно-исторический подход. Культурологический же метод действительно используется, но на второстепенных ролях, хотя и не на третьестепенных, поскольку слово культура звучит в названии темы исследования, и уйти от культурологических подходов было просто невозможно.

Что касается вопроса о периодах историографических, то здесь мне хотелось пояснить ситуацию следующим образом. Периоды выделяются мною в основном по качественному диалектическому признаку – тезис, антитезис, синтез. Названия же условны. В работе используется два варианта названия: с одной стороны, социалистический, националистический, либеральный, с другой стороны, левой протоисториографии, правой протоисториографии, собственно историографический, что позволяет двумя путями выразить одну и ту же мысль о синтезе правой и левой историографии, имевшем место в третий период. В одном случае я опираюсь на работы современного писателя М.В.Назарова. В своей последней работе «Вождю Третьего Рима» (М., 2004) он достаточно подробно охарактеризовал все эти три идеологии ХХ века. Во втором случае, и мы переходим к третьему вопросу, речь идет о «правых», как об историографии, для которой наибольший интерес представляет монархический период творчества Тихомирова. Левая же историография – это та историография, которая была в советское время, и для которой Тихомиров был, прежде всего, ренегат от революции.

Да. Сегодня правые и левые, подчас поменялись местами. Но диссертант пользуется классической схемой, возникшей в период правления Николая II, когда правыми назывались монархические партии, а левыми социалистические. В диссертации об этом идет речь, хотя, может быть, и недостаточно подробно. Повторюсь, в данной работе

Либеральное направление в тихомироведении представлено крайне слабо, поэтому он отражает, скорее, этап идейной эволюции современного общества. Наименование же этого третьего периода тихомировдения либеральным (= собственно историографическим) представляется важным потому, что именно в либеральной атмосфере, в условиях, когда возможен свободный диалог, на мой взгляд, сложились все необходимые условия для синтеза левой и правой историографии.

Председатель: Пожалуйста, профессор Перчиков Юрий Аркадьевич, член совета.

Профессор Перчиков Ю.А.: На стр. 6 автореферата Вы пишете о Репникове, что им был сделан первый опыт целостного обзора историографии Л.А.Тихомирова. А в чем же тогда новизна Вашего историографического блока? И другой вопрос. В какой степени Вами использован историографический блок диссертации В.Н.Костылева и есть ли какая-нибудь новизна по сравнению ним?

Диссертант: В диссертации брянского историка Костылева дается классификация историографии левой – в этом ее неполнота. Основные работы, как я уже сказал, вышли в свет в 1990-е гг. и Костылев просто физически не мог их охватить, тем более что скончался он через год после защиты своей диссертации в 1990-м году. Работа московского историка Репникова стала следующим шагом вперед, попыткой целостного подхода, поскольку этим исследователем анализируется как «левое», так и «правое» тихомироведение. При этом охват историографии все же невелик и это связано с тем, что исследование Репникова посвящено не непосредственно Тихомирову, а нескольким персоналиям сразу, Леонтьеву, Победоносцеву – работа более общего, поэтому от нее и не стоит требовать подробного обзора тихомироведения.

Наша работа посвящена Тихомирову как исторической персоналии в целом и, прежде чем переходить собственно к предмету, пришлось преодолеть противоречия существующих в историографии мнений (иногда с точностью до наоборот). Но, конечно, подобный системный анализ нами только начат и впереди еще много работы.

Председатель: Аркадий Александрович, Вы хотите задать еще один вопрос? Пожалуйста.

Профессор Кулаков А.А.: Хотел бы помочь диссертанту. Сергей Валентинович, у Вас в автореферате нет пункта «источники». Как бы Вы в самом общем духе охарактеризовали те источники, которые Вы в своей работе использовали? В любой исторической работе этот сюжет должен быть.

Диссертант: Специфика темы исследования была в том, что источниками является и все работы, перечисленные в разделе библиография. Об этом есть упоминания в автореферате (с. 8), где также говорится и о том, что рубрикация библиографии весьма и весьма подробная (с. 6). То есть характеристика (классификация) источников помимо упоминаний в тексте содержится и в библиографии исследования.

Председатель: Есть ли еще вопросы, коллеги? Нет. В таком случае слово предоставляется научному руководителю доктору философских наук, профессору Бенедиктову Николаю Анатольевичу, который выступил научным руководителем С.В.Чеснокова.


^ Выступление научного руководителя


Профессор Бенедиктов Н.А.: Сюжетно выступление научного руководителя подразумевает, что я не должен защищаться за него, поэтому я бы хотел лишь охарактеризовать соискателя и пояснить те вещи, которые никто, кроме меня, объяснить не сможет. Первое, Сергей Валентинович обучался в стенах этого, исторического факультета и, я думаю, многие его помнят как великолепного студента, а я просто напомню, что буквально всякая его курсовая, тем паче дипломная работа получала всякого рода грамоты и, в этом смысле, безусловно, принадлежал к лучшим студентам факультета. И приход его в философскую магистратуру никоим образом не перечеркивает историческое образование и красный диплом. Занятие Тихомировым понятно, я думаю, каждому. Мы живем в противоречиях, и то хвалим, то ругаем доблестных чекистов, и в этом смысле Тихомиров, конечно, не попадал ранее в фокус зрения, так как в своей жизни сочетал самые разные идейные направления и все же оставался самим собой – Тихомировым.

Я грешным делом предполагал, что Сергей Валентинович сделается философом, но историческое начало оказалось в нем сильнее выражено. Поэтому в качестве объяснения мне бы хотелось сказать и о том, почему он попал не на философский совет, а на исторический. В философском совете диссертацию прочитало большое число людей, уж не меньше 10 докторов наук. Почему же не философский совет? Я с собой взял тот отзыв, который сыграл, пожалуй, ключевую роль в выборе истории как специальности. Отзыв профессора Мишина Василия Ивановича. Ведь, естественно, зачитывать не буду – два пункта, чтобы присутствующим стало ясно, откуда что взялось.

«1. Сильное и благоприятное впечатление производит работоспособность, трудолюбие автора. О чем говорит список использованной литературы, тщательность анализа, настойчивое внимание к тонкостям движения биографии Тихомирова». Это естественно, любой может посмотреть диссертацию, там указано более 500 названий в библиографическом списке и из них семнадцать работ самого диссертанта.

Зачитаю также и в заключение отзыва Василия Ивановича, где говорится о том, куда, на какую специальность направлять работу: «Мне представляется, что представленная диссертация убедительно говорит о весьма перспективном потенциале автора, о больших возможностях продолжения работы в области изучения ренегатства, как серьезного фактора общественного развития. Однако в диссертации допущен явный перекос в сторону историко-архивного подхода и умаление социально-философской стороны».

Ну а коли так, то стал вопрос о номере исторической специальности, и вот с любезности профессора Кулакова Аркадия Александровича вот у меня шифр специальности по отечественной истории, 9 пункт – история общественной мысли и общественных движений. В этом смысле диссертация подается в совет по профилю, и, я бы сказал, что это именно история общественной мысли, а не история отдельной личности.

Конечно, при большой работоспособности у автора работы есть и недостатки – излишняя скромность, ну и некоторая звездочетистость – когда смотришь вверх, спотыкаешься об то, что на земле. Это вещи, которые, я думаю, было бы хорошо принимать во внимание при защите работы Сергея Валентиновича. Спасибо за внимание.


^ Краткая характеристика отзывов


Председатель: Спасибо Николай Анатольевич. Прозвучал отзыв научного руководителя, теперь пришло время зачитать отзывы ведущей организации. Пожалуйста, Александр Алексеевич.

Ученый секретарь: В совет представлена выписка из протокола № 3 объединенного заседания кафедр современной отечественной истории и социальной философии Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского от 06.04.04 г. В заключении отмечается, что диссертационное исследование выполнено на актуальную тему. Новизна работы заключается в том, что автором впервые раскрыт целостный образ Тихомирова и его роль в русской общественной мысли и культуре. Материалы диссертации и ее выводы могут быть использованы в дальнейших исследованиях по отечественной истории XX в., при составлении общих и специальных лекционных курсов, написании учебных пособий, а также при подготовке собрания сочинений Л.А.Тихомирова, в исследованиях, посвященных другим философским персоналиям. Теоретические положения и выводы, содержащиеся в диссертации, излагались автором на региональных, всероссийских и международных конференциях в Н.Новгороде, Москве и Иванове, изложены в 17 научных публикаций. На основании вышеизложенного объединенное заседание кафедр постановило, что диссертация Чеснокова С.В. является завершенным научным исследованием, отвечающим требованиям положения ВАК, предъявляемым кандидатской диссертации, и рекомендовало к защите на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.02 – отечественная история. Отзыв утвержден проректором по научной работе Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского, профессором Максимовым Г.А.

Далее разрешите представить Вашему вниманию отзыв ведущей организации – Нижегородского государственного архитектурно-строительного университета. (Зачитывается отзыв ведущей организации, отзыв прилагается).

Поступило также пять отзывов на автореферат диссертации Сергея Валентиновича. Все они положительные.

Отзыв прислал заведующий кафедрой истории России Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, доктор исторических наук, профессор Яковлев Александр Александрович. Отзыв положительный, однако автор подчеркивает, что важной чертой работы стал избранный автором комплексный подход, с использованием методов исторического, философского и культурологического анализа. Благодаря этому, по мнению А.И.Яковлева, Чесноков С.В. сумел впервые в тихомироведении столь многогранно выявить значение личности и деятельности Л.А.Тихомирова, как конкретно-исторической модели поведения представителя части русской интеллигенции на рубеже веков.

Есть в отзыве А.И.Яковлева и замечания. В частности, в отзыве говорится о том, что не стоит преувеличивать ренегатство как явление русской жизни, что отход от нигилистической интеллигентской культуры имел в России место наряду с возвращением к традиционным отечественным ценностям и все это имело место в одно и то же время – западники были современниками славянофилов. Люди спорили и меняли свои взгляды, а потому, по мнению Яковлева, диссертанту следовало бы в дальнейшем большее внимание уделить индивидуальному опыту отдельных личностей с их психологическими и иными особенностями, в частности, сравнить путь Тихомирова с аналогичным путем литератора С.Н.Дурылина (1877-1954) – в молодости революционера, затем священника, а после снятия сана – театроведа. Можно ли счесть его ренегатом? Он снял сан по требованию Советской власти, но, судя по воспоминаниям современников, сохранил веру.

Высокая оценка С.В.Чеснокова как исследователя Тихомирова дается в отзыве заведующего сектором научно-исследовательского отдела рукописей Российской государственной библиотеки (НИОР РГБ), кандидатом исторических наук, Сергеевым Сергеем Михайловичем. Он пишет о том, что Чесноков С.В. известен среди специалистов из истории русской общественной мысли конца XIX – начала XX веков как один из самых компетентных исследователей творческого наследия Л.А.Тихомирова. Автореферат его диссертации резюмирует итоги десятилетней работы в этой области. Замечания носят формальный характер: С.М.Сергееву представляется, что автореферат должен быть написан более ясным и четким языком, более тщательно должны быть сформулированы выводы, в особенности в Заключении, соискатель же повествует в манере свободного эссе.

Есть отзыв славного потомка Флоренского – академика Российской академии наук, доктора геолого-минералогических наук, профессора Государственной академии нефти и газа им. И.М.Губкина Флоренского Павла Васильевича. Он тоже очень интересно читается, в нем подчеркивается что Тихомиров был реалистом. Отмечено, зная С.В.Чеснокова как вдумчивого исследователя – источниковеда-архивиста, семья Флоренских попросила его подготовить к печати и проанализировать этот важнейший документ общественной мысли переломных лет в жизни России – годы вокруг двух революций 1917 года – переписку.

Что касается диссертации, то представитель славной фамилии пишет, что соискатель взял на себя рискованную задачу – быть рядом с Тихомировым и с его памятью на протяжении более чем в столетие (рамки исследования «конец XIXXX века»).

Главным замечанием Флоренского касается того факта, что трудно было бы выбрать в истории российского общественного движения другую столь же динамичную и внешне непоследовательную личность, как Л.А. Тихомиров, и тем самым трудно было бы выбрать для диссертации другой объект, против которого у читателя могло бы возникнуть столько же разнообразных отрицательных суждений, тем самым могущих быть отнесенными и к самой работе. При этом П.В.Флоренский желает С.В.Чеснокову в ответах на замечания, которые будут сделаны с несовместимых порой точек зрения, суметь показать, что и замечания эти – отражение антиномичности личности и учения Л.А.Тихомирова как антиномична история и развитие человечества вообще.

Такой вот интересный отзыв.

Есть отзыв доцента кафедры философии и политологии Нижегородского архитектурно-строительного университета, кандидата философских наук Сырова Владимира Ивановича, тоже положительный, без замечаний.

Далее еще есть отзыв другого доцента той же кафедры, кандидата философских наук Гоголева Романа Александровича, который, по-моему, здесь присутствует и, мы надеемся, выступит самостоятельно. В своем же письменном отзыве Р.А.Гоголев отмечает, что «необходимость перевода» заявляемая диссертантом по отношению к Тихомирову может быть отнесена и к самой диссертации, что свидетельствует о недостаточной проясненности изложенных в диссертации вопросов, сложности их для однозначного понимания.

Председатель: Спасибо. В соответствии с регламентом слово предоставляется Сергею Валентиновичу для ответа на замечания. Пожалуйста.





оставить комментарий
страница2/4
Дата13.10.2011
Размер0,52 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх