1906-1Ш посвящается icon

1906-1Ш посвящается


1 чел. помогло.
Смотрите также:
1906-1981), известная детская писательница...
Великой Победе посвящается...
20-летию вывода советских войск из Афганистана посвящается. Памяти солдат...
Биография Родился в селе Багдади Кутаисской губернии. Отец дворянин, служил лесничим...
8 июля (ст ст.) 1906 — 5 сентября 1911...
Политико-правовые основы управления национальными процессами в россии (1906 2008 гг.)...
Дифференциация среди японских социалистов и социалистическое движение в 1906-1914 годах...
К. Г. Юнгу и 75-летию существования сообщества Анонимных Алкоголиков посвящается...
Двадцать лекций, прочитанных в Берлине между 23 мая 1904 года и 2 января 1906 года содержание...
1 Биография 2 Библиография...
9 ноября исполнилось 190 лет со дня рождения выдающегося русского писателя И. С. Тургенева...
Рассказ про двух безбашенных друзей и их неимоверные подвиги...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
вернуться в начало
скачать
канат и третья группа племен, именуемая «внутрен­ними», — ичкилик. При этом соотношение названных частей обладает некоторой вариативностью. В некоторых кыргызских генеалогиях группа ичкилик, в свою очередь, подразделяется на два крыла. Суще­ствуют генеалогические списки, которые объединяют он канат (правое крыло) и сол канат (левое крыло) в группу отуз уул («тридцать сыно­вей») — возможно, по числу племен, входивших ранее в единый кыр-

© Р.А.Абдуманапов, 2007

гызский эль — «народ». Более того, в некоторых списках племен фик­сируются только два крыла — он и сол, а группа ичкилик в этом случае включается в левое крыло.

Народные предания по-разному объясняют причины деления кыр­гызов на крылья. По одной версии, легендарные родоначальники крыльев, братья-близнецы, были названы правым и левым из-за их расположения во чреве матери. Другая версия рассказывает о том, что деление на правое и левое крылья исходит от места расположения сыновей по правую и левую стороны от отца. Здесь мы наблюдаем типичный для большинства кочевников регламент рассадки гостей и родственников относительно главного места в юрте — тёр. Кроме того, у кыргызов зафиксирована легенда, согласно которой деление народа на два крыла ведет свое начало от расположения войск перед походом по сторонам от главного знамени [Джамгерчинов, 1946, с. 39].

Так или иначе, наличие дуальной организации у кыргызского эля отражает характерную для кочевых обществ систему, основанную на военно-административных принципах. Подобная структура была и в государстве сюнну, где наряду с верховным владетелем-шаньюем существовали правый и левый «мудрые князья» [Кляшторный, 1989, с. 249-251]. Древние тюрки-туцзюэ, генетически связанные с сюнну [Кляшторный, 1973, с. 254], унаследовали эту дуальную военно-адми­нистративную систему. Китайские летописи и тюркские рунические надписи сообщают нам о двух крыльях тюрков-туцзюэ: правом, восточном — толис, и левом, западном — тардуш. Разделение на два крыла, бузуков (правое) и учуков (левое), было характерно для древних огузов и уйгуров [Кононов, 1958, с. 49], причем упоминание о суще­ствовании подобной дуальной структуры зафиксировано в древнеуй-гурской Тесинской надписи, относящейся к 762 г. [Кляшторный, 2005, с. 113]. Нам неизвестна система организации орды — войска древних кыргызов, однако можно предположить, что она не отличалась от дуальных систем кочевников тех времен — тюрков-туцзюэ, огузов и уйгуров. Традиция разделения кочевой орды на крылья была харак­терна также для монгольских государств. Деление на три военно-административных округа — барунгар (правое крыло), джунгар (левое крыло) и гол, или кул (центр), было характерным для Улуса Джу-чи [Султанов, 2006, с. 221] и государства ойратов [Златкин, 1983, с. 136].

Истоки возникновения подобной дуальной племенной структуры У кочевников следует искать в дуально-экзогамной системе взаимо­отношений двух родов, а затем и фратрий, основанной на брачно-род­

ственных отношениях [Агаджанов, 1969, с. 103-104; Золотарев, 1964, с. 119, 121, 148, 220, 291; Толстое, 1935]. При этом во множестве ко­чевнических образований Евразии дуальная организация «народа-вой­ска» часто сосуществовала с собственно дуально-экзогамной системой двух правящих родов, состоявших во взаимных брачных отношениях. Это хорошо видно на примерах, когда «ханский» клан находился в тесной брачной связи с «катунским» кланом, например, у сюнну (Лю-аньди и Хуянь), древних тюрков (Ашина и Ашидэ), древних уйгуров (Яглакар и Эдиз), киданей (Елюй и Сяо), монголов (Кият и Хонкират) [Зуев, 2002, с. 230; Пиков, 1990, с. 25^2; Султанов, 2006, с. 12, 13]. Вместе с тем, как у сюнну, так и у тюрков, уйгуров и монголов, войско делилось на два крыла.

Необходимо отметить, что дуальная родоплеменная структура у кочевников была сопряжена с древней традицией, которая связывает стороны света с определенными цветами [Кононов, 1978]. Существует мнение о том, что и кыргызские родоплеменные подразделения ис­пользовали цветовые маркеры, имевшие, по всей видимости, в своей основе тот же принцип геосимволики. Так, цветом правого крыла у кыргызов считался синий, главным цветом отдела ичкилик — красный. Такие цветовые обозначения крыльев, возможно, использовались во время военно-тактических мероприятий: цвета боевых знамен или частей одежды выделяли разные части войска.

Весьма важен вопрос о времени возникновения подобной структуры у кыргызов, ведь он напрямую связан с процессами формирования и консолидации этноса. Генеалогические предания, зафиксированные в рукописи XVI в. «Маджму' ат-таварих», относят такое разделение кыргызских родоплеменных объединений к XII в. и приписывают этот акт имаму Ибрахиму Заранджишу, который будто бы возглавил борьбу кыргызов против кара-кытаев [История, 1984, с. 464]. Однако столь ранняя дата не может быть принята — прежде всего потому, что кыр­гызов как большую организованную кочевую орду не фиксирует на Тянь-Шане ни один из источников того времени.

О другом, также приблизительном времени оформления у кыргызов дуальной родоплеменной структуры повествует китайская рукопись «Си юй чжи», составленная в 70-е годы XVIII в. Этот источник фик­сирует информацию со слов самих кыргызов: «220 с лишним лет тому назад они (кыргызы. — Р.Л.) сообща вели мирные переговоры и раз­делили население на равные части. Выделили два подразделения, вы­брали из богатых двух предводителей, каждому указали владения: земли, реки, горы. Разделились на две ветви — северную и южную...

Каждая делилась внутри на ветви» (цит. по [История, 1984, с. 464]). Таким образом, в данном источнике рассказывается о событиях 50-х годов XVI в.

Данные «Си юй чжи» подтверждаются другими источниками по истории кыргызов. К XVI в. кыргызы уже прочно обосновались на Тянь-Шане, о чем свидетельствуют указания Мухаммеда Хайдара: «Моголы... остались в пределах Турфана и Кашгара — около тридцати тысяч человек, а Моголистан захватили узбеки и кыргызы. Хотя кыр­гызы также могольское племя, однако из-за многочисленных противо­речий с хаканами они отделились от моголов. Моголы поголовно приняли ислам и слились с мусульманами, а кыргызы так и остались в неверии и по этой причине отмежевались от моголов» [Мухаммед Хайдар, 1996, с. 184]. К.А.Пищулина относит эти сведения к 1543 г. [Пищулина, 1983, с. 54]. При этом заметим, что под Моголистаном здесь подразумева­ются часть Тянь-Шаня и прилегающие к нему территории.

Одно из самых первых по времени упоминаний центральноазиат-ских кыргызов, живущих на территориях Тянь-Шаня, мы встреча­ем в сочинении Абд ар-Раззака Самарканди «Матла' ас-са'дайн ва маджма' ал-бахрайн» (XV в.). Этот хронист пишет об отправленных к Тимуру Гургану в сопровождении некоего Шейх-Иасаула «нескольких девяток из периликих алмалыгских и хотанских красавиц и кыргызских и пишбалыкских чаровниц» [Самарканди, 1973, с. 158]. «Кыргызские чаровницы» были захвачены внуком Тимура Искандером во время его похода в Восточный Туркестан в 1399 г. Характер этого сообщения не позволяет сделать вывод о том, что кыргызы к концу XIV в. уже жили на землях Восточного Туркестана в виде большого массива племен. Об этом самым красноречивым образом говорят источники того време­ни — во времена неоднократных походов Тимура Гургана в Моголи­стан кыргызы не упоминаются. Тем более что из источников известно, что войска Тимура доходили вплоть до Восточного Тянь-Шаня и даже производили «тамгование» лесов за Иртышом.

Доказательством того, что кыргызские племена в это время жили вне пределов Тянь-Шаня, служат данные, приводимые в «Бахр ал-асрар» Махмуда ибн Вали. Под 1407 г. и в связи с правлением золотоордын-ского хана Пулада он сообщает: «Он вознамерился наказать кыргыз­ские племена, которые совершали набеги на пограничные районы Ак-Орды, и для исполнения своего намерения отправился с войском в ту сторону. Потомки Орда-хана присоединились в этом походе [к Пулад-хану]. Однако Шейбаниды по той причине, что во время царствования Сахибкирана [Тимура] бежали к ним (кыргызам) и

пользовались их покровительством, отказались принять участие [в этом походе]... Пулад-хан, одержав в этом походе победу над против­никами (кыргызами), очистил от врагов окрестности той области. По­ручив охрану тех пределов [Прииртышья, Ак-Орды] эмирам (пле­мени) байрин, полностью преградил путь кыргызам» (цит. по [История, 1984, с. 401]).

Как видим, Махмуд ибн Вали точно указывает на то, что кыргызские племена в начале XV в. кочевали в Прииртышье. Упоминание источ­никами племени булгачи, название которого совпадает с одним из на­именований кыргызского подразделения ичкилик, казалось бы, говорит о пребывании кыргызских племен в начале XV в. на Тянь-Шане. Однако, по справедливому замечанию В.П.Юдина, в те времена булгачи являлись одним из собственно могольских племен [Юдин, 1965, с. 55].

Поэтому, на наш взгляд, следует согласиться с мнением В.В.Бар-тольда и признать самой ранней датой зиму 1503/04 г. (909 г.х.), когда источники сообщают о кочевании кыргызов на Тянь-Шане [Бартольд, 1963, с. 51]. В этом году умирает знаменитый могольский хан Ахмед, прозванный современниками апачи-ападжи (убийцей). Среди его сыновей, выражавших интересы различных феодальных группировок, возникает междоусобица. Против наследовавшего трон Мансур-хана выступают его родные братья, один из которых — Султан-Халиль — уходит к кыргызам в горные области Моголистана, т.е. на Тянь-Шань, где становится их правителем. Мухаммед Хайдар указывает, что Сул­тан-Халиль правил кыргызами четыре года [Мухаммед Хайдар, 1996, с. 161]. Провозглашение кыргызами своего правителя, по мнению М.Б.Джамгерчинова и А.М.Мокеева, говорило о намерениях кыргыз­ских феодалов придать своему улусу статус независимого государства [История, 1984, с. 443, 444].

Все это свидетельствует о том, что на Тянь-Шане к тому времени было сконцентрировано достаточное количество кыргызских племен и что они являлись реальной военно-политической силой. В 1509 г. Мансур-хан выступает против братьев, основу войск которых состав­ляли именно кыргызы, и в местности Чарун Чалак' наносит им пора­жение. Султан-Халиль бежит в Фергану, где его убивают по приказу узбекского правителя Джанибек-султана. Брат Султан-Халиля, Сул-тан-Саид, проведя несколько месяцев в горах Моголистана (вполне возможно, что в кыргызских кочевьях), бежит в область Андижан, а

По мнению переводчиков «Тарих-и Рашиди», это название связано с названиями левых притоков р. Или — Чарына и Чилика.

потом уходит к Тимуриду Бабуру в Кабул. На поддержавших Султан-Халиля кыргызов обрушиваются репрессии: «Мансур-хан заставил от­кочевать в Чалиш и Турфан всех, кто был в Моголистане из кыргызов и других людей. Так как кыргызы являлись зачинщиками всех смут в Моголистане, [Мансур-хан] хитростью убил большинство из них, а мень­шая их часть бежала в Моголистан» [Мухаммед Хайдар, 1996, с. 154, 172].

Однако даже после победы над братьями положение Мансур-хана не было устойчивым, так как на власть стали претендовать и другие феодальные группировки. Итогом центробежных тенденций явилось то, что Мансур-хан был вытеснен в Карашар и Турфан владетелем юго-за­падной части Восточного Туркестана дуглатским эмиром Мирзой Абу-Бекром. Из источников известно, что в последние годы правления этого эмира кыргызам было позволено кочевать на южной стороне Иссык-Куля [Бартольд, 1963, с. 52], т.е. на территории Мангалай Субэ — родовой вотчины дуглатских эмиров.

Осенью 1514 г. в Восточный Туркестан возвращается Султан-Сайд и захватывает Кашгар. Его давние связи с кыргызами (еще со времен четырехлетнего правления его брата Султан-Халиля) были исполь­зованы им сполна. К Султан-Сайду присоединяются кыргызы горных областей Моголистана во главе с неким Мухаммед-кыргызом. Затем их объединенные силы осаждают Яркенд и низлагают Мирзу Абу-Бекра. Мухаммед Хайдар отмечает, что «Мухаммед-кыргыз прибыл из Мого­листана и в те дни битв и убийств оказал службу. После победы он захватил огромную военную добычу. Хан также разрешил одарить его поясом для сабли, сосудами, золотыми и серебряными чашами и про­чими [ценными подарками] за его многообразные труды и старания... Когда Мухаммед-кыргыз, возвышенный отличием и достигший своих желаний, возвратился в Моголистан, все кыргызы подчинились ему...» [Мухаммед Хайдар, 1994, с. 415].

Консолидация кыргызских племен приводит к усилению их воен­ного и политического потенциала. Это позволяет Мухаммеду вести уже свою, отдельную от Султан-Сайда, внешнюю политику. Кыргызы, со­гласно «Тарих-и Рашиди», «совершают набеги на Туркестан, Ташкент, Сайрам и все переворачивают там верх дном. Шибанидские султаны тех пределов безуспешно пытались отразить его (Мухаммеда.— Р.А.)...» [Мухаммед Хайдар, 1994, с. 65]. Как справедливо отметил В.В.Бар­тольд, нападения Мухаммед-кыргыза на земли, которые входили в сферу влияния сильного в военном отношении казахского хана Касыма, говорят о том, что кыргызы действовали с согласия последнего [Бар­тольд, 1963, с. 54].

Во время этих набегов на Туркестан Мухаммед-кыргыз берет в плен узбекского царевича Абдуллу, сына правившего в то время в Самар­канде Кучкунчи-хана, но затем отпускает его с большими почестями. Этот шаг Мухаммед-кыргыза вступает в противоречие с внешнеполи­тическим курсом могольского хана Султан-Сайда, который находился в состоянии перманентной войны с узбеками. Под предлогом наказания кыргызов за «разграбление мусульманских городов» осенью 1517 г. Султан-Сайд выступает против них в поход. В местности Барскоон на Иссык-Куле происходит сражение, которое в результате измены не­которых феодалов заканчивается поражением кыргызов. После сра­жения, когда некий Така-бахадур подвел Мухаммед-кыргыза к хану, тот сказал пленному: «Тебя по обычному праву кочевников (торе)... и по правилу следовало бы придать смерти. Но я великодушно прощаю тебя» [Мухаммед Хайдар, 1994, с. 67]. Прощаются и все взятые в плен кыргызы, их отпускают, а Мухаммед-кыргыза препровождают в Каш­гар. Этот жест Султан-Сайда красноречиво говорит о том, что он рас­сматривал кыргызов наряду с моголами как собственный народ. В 1522 г. Султан-Сайд освобождает Мухаммед-кыргыза и отправляет его к своему 30-летнему сыну Абд ар-Рашиду, посланному в Моголистан для управления этой областью. Тем самым с помощью Мухаммед-кыргыза Султан-Саид-хан пытается привлечь под знамена своего сына неспо­койное кыргызское население Моголистана. Мухаммед-кыргыз по прибытии на Тянь-Шань вновь объединяет под своей властью большую часть кыргызских племен.

В 1524 г. на Тянь-Шань, т.е. в горные области Моголистана, при­бывает казахский султан Тахир, племянник Касым-хана. Он принима­ется Абд ар-Рашидом в ставке на Кочкоре, где между казахами и мо­голами заключается союз против узбеков Шейбанидов, закрепленный женитьбой Абд ар-Рашида на сестре Тахира [Бартольд, 1963, с. 54]. Казахский султан начинает тайные переговоры с кыргызами. Это ста­новится известно моголам, что служит поводом для нового пленения Мухаммед-кыргыза, — его обвиняют в связях с казахами и вновь до­ставляют в Кашгар. Причиной этого ареста, по сообщениям Мухаммеда Хайдара, послужило то, что «он пожелал искать поддержки у узбеков (здесь: казахов. — Р.А.). Он был пленен и освободился из заточения лишь после смерти Султан-Саид-хана» в 1533 г. [Мухаммед Хайдар, 1994, с. 69].

Оказавшись без предводителя, кыргызы присоединяются к казахам султана Тахира. Это обостряет отношения моголов с казахами, и по­пытки Султан-Сайда в 1526 г. возобновить союз с казахами оказыва­

ются безрезультатными. Тахир при активной поддержке кыргызов начинает борьбу с моголами, в результате чего Абд ар-Рашид во главе могольских племен откочевывает из Моголистана и угоняет с собой 100 ООО овец, принадлежавших кыргызским племенам. Тогда же мо­голы покидают горные области Моголистана, территорию которых занимают кыргызские и казахские племена. По мнению О.Ф.Акимуш-кина, именно эти события заставляют Абд ар-Рашида в будущем круто изменить внешнеполитический курс и пойти на сближение со своими врагами, узбеками Шейбанидами [Акимушкин, 1970].

Как видим, в первой половине XVI в. происходят процессы кон­солидации кыргызских племен — сначала под главенством моголь-ского Султан-Халиля, затем Мухаммеда. В то время кыргызы заселяют горные области Моголистана— нынешние территории Северного Кыргызстана и Южного Казахстана — и вытесняют с этих земель мо-гольские племена. Этому способствует благоприятная для кыргызов социально-политическая обстановка в регионе, которая в то же время активизирует процессы стратификации внутри кыргызского кочевого сообщества. Своеобразными катализаторами процессов консолидации кыргызов, выразившихся в оформлении их дуальной родоплеменной организации, являлись их военно-политические отношения с соседями. Кыргызские племена, заселившие новые земли, остро нуждались в создании эффективной военно-административной системы, регламен­тирующей в том числе и вопросы пользования кочевьями, террито­риями в целом.

Таким образом, данные «Си юй чжи» о формировании у кыргызов дуальной родоплеменной системы в первой половине XVI в. в полной мере подтверждаются.

Абрамзон, 1946 —^ Абрамзон СМ. Очерк культуры киргизского народа. Фрунзе, 1946.

Абрамзон, 1960 — Абрамзон СМ. Этнический состав киргизского населения Се­верной Киргизии // Тр. Киргизской археолого-этнографической экспедиции. Т. IV. М., 1960.

Абрамзон, 1961 — Абрамзон СМ. Киргизы КНР // Изв. АН Киргизской ССР. Т. III. Вып. 2. Сер. обществ, наук. Фрунзе, 1961.

Абрамзон, 1990— Абрамзон СМ. Киргизы и их этногенетические и истори­ко-культурные связи. Фрунзе, 1990.

Агаджанов, 1969 — Агаджанов С. Г. Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии IX-XIII вв. Ашхабад, 1969.

Акимушкин, 1970—Акимушкин О. Ф. К вопросу о внешнеполитических связях Могольского государства с узбеками и казахами в 30-е годы XVI в. — 60-е годы XVII века // Палестинский сборник. Вып. 21 (84). М., 1970.

Аристов, 1894 — ^ Аристов Н.А. Опыт выяснения этнического состава киргиз-каза­ков Большой орды и кара-киргизов на основании родословных сказаний и сведений о существующих родовых делениях и о родовых тамгах, а также ис­торических данных и начинающихся антропологических исследований // Живая старина. Вып. Ill—IV. СПб., 1894.

Бартольд, 1963 — Бартольд В.В. Киргизы // Собр. соч. Т. 2. Ч. 1. М., 1963.

Винников, 1956 — Винников ЯР. Родо-племенной состав и расселение киргизов на территории Южной Киргизии // Тр. Киргизской археолого-этнографической экспедиции. Т. 1. М., 1956.

Джамгерчинов, 1946—Джамгерчинов Б. Из генеалогии киргизов// Белек — С.Е.Малову. Фрунзе, 1946.

Златкин, 1983 — Златкин И.Я. История Джунгарского ханства. 1635-1758. М., 1983.

Золотарев, 1964 — Золотарев A.M. Родовой строй и первобытная мифология. М., 1964.

Зуев, 2002 —Зуев Ю.А. Ранние тюрки: очерки истории и идеологии. Алматы, 2002.

История, 1984 — История Киргизской ССР. Т. I. Фрунзе. 1984.

Кляшторный, 1973 —Кляшторный С.Г. Древнетюркская письменность и культура народов Центральной Азии (по материалам полевых исследований в Монголии, 1968-1969 гг.)//ТС. 1972. М., 1973.

Кляшторный, 1989 — Кляшторный С.Г. Гуннская держава на Востоке (III в. до н.э. — IV в. н.э.) // История древнего мира. М, 1989.

Кляшторный, 2005 — Кляшторный С.Г. Хазарские заметки // ТС. 2003-2004. М., 2005.

Кондратьев, 1958 — Кондратьев А.А. Исторические сведения о киргизах в китай­ских источниках // Материалы 1 Всесоюзной конференции востоковедов. Таш., 1958.

Кононов, 1958 — Кононов А.Н. Родословная туркмен. М.; Л., 1958. Кононов, 1978 — Кононов АН Семантика цветообозначений в тюркских языках // ТС. 1975. М., 1978.

Маджму ат-таварих, 1973 — Маджму ат-таварих // Материалы по истории киргизов и Киргизстана. Вып. I. М., 1973.

Мухаммед Хайдар, 1994 — Мухаммед Хайдар. Тарихи Рашиди II Восточные ав­торы о кыргызах / Сост., ввел, и коммент. О.Караева. Бишкек, 1994.

Мухаммед Хайдар, 1996 — Мирза Мухаммад Хайдар. Тарихи Рашиди / Введ., пер. с перс. А.Урунбаева, Р.П.Джалиловой, Л.М.Епифановой. Таш., 1996.

Пиков, 1990 — Пиков ГГ. Семейно-брачное право у киданей /'/ Центральная Азия и соседние территории в средние века. Новосибирск, 1990.

Пищулина, 1983 —Пищулина К.А. «Бахр ал-асрар» Махмуда ибн Вали как источник по социально-экономической истории Восточного Туркестана XVI- XVIII вв. // Казахстан, Средняя и Центральная Азия в XVI-XV1II вв. Алма-Ата, 1983.

Самарканди, 1973 — ^ Абд ар-Раззак Самарканди. Матла' ас-са'дайн ва мад-жма' ал-бахрайн // Материалы по истории киргизов и Киргизии. Вып. I. М., 1973.

Ситняковский, 1900 — СитняковскийН.Ф. Перечисление некоторых родов киргиз, обитающих в восточной части Ферганской области // Изв. Туркестанского от­дела Рус. геогр. общества. Т. И. Вып. 1. Таш., 1900.

Султанов, 2006 — Султанов Т.Н. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть. М., 2006.

Толстое, 1935— Толстое СП. Пережитки тотемизма и дуальной организации у туркмен // Проблемы истории докапиталистических обществ. 1935, № 9-10.

Юдин, 1965 — Юдин ВН. О родоплеменной составе могулов Могулистана и Мо-гулии и их этнических связях с казахским и другими соседними народами // Изв. АН Казахской ССР. 1965, № 3.

Н.А.АТЫГАЕВ (Алматы)

Хронология правления казахских ханов (XV — середина XVI в.)

В середине XV в. на территории Юго-Восточного Казахстана было создано национальное государство казахов — Казахское ханство. Это стало переломным событием в этнической и политической истории Казахстана, важным этапом в эволюции казахской государственности и в исторической судьбе казахского этноса. Казахское ханство обеспе­чило в последующие столетия консолидацию казахского народа в на­цию, оформление и сбережение его этнической территории, развитие духовной и материальной культуры казахов.

В исторической литературе хронология правления казахских ханов XV-XVI вв. специально рассматривалась только в трудах Т.И.Султа­нова. В 1982 г. он в виде приложения к своей монографии «Кочевые племена Приаралья в XV-XVII вв.» впервые составил список прави­телей Казахского ханства и привел краткие биографические сведения о них [Султанов, 1982]. В дальнейшем исследователь продолжил изучать данный круг вопросов и как логический итог своего труда в 2001 г. опубликовал монографию, в которой были собраны основные све­дения о жизни и деятельности казахских ханов XV-XVII вв. [Сул­танов, 2001].

Названные публикации являются результатом скрупулезной исто-рико-источниковедческой работы и до сегодняшнего дня пользуют­ся среди специалистов широкой известностью. Вместе с тем, на наш взгляд, хронология правлений казахских ханов, предложенная Т.И.Сул­тановым, все же требует некоторых уточнений, так как возможны раз­личные трактовки известных и малоизвестных фактов из источников.

Нами предлагается следующая хронология правления казахских ханов XV — середины XVI в.

© Н.А.Атыгаев, 2007

Таблица



Комментарии к таблице

Керей (Гирей). В исторических источниках оба основателя Казах­ского ханства — Керей и Джанибек — именуются ханами, но все же первым верховным правителем государства следует признать Керея. Определенно на это указывал Махмуд б. Эмир Вали (XVII в.), автор многотомного сочинения «Бахр ал-асрар фи манакиб ал-ахйар». Изла­гая события времени образования Казахского государства, он писал: «В то время Керей-хан был назван государем» [Материалы, 1969, с. 353]. Т.И.Султанов также отмечает, что и на страницах исторических сочинений первой половины XVI в. в качестве старшего хана казахов выступает именно Керей-хан [Султанов, 2001, с. 145].

Косвенным подтверждением того, что Джанибек не был верховным правителем государства, являются следующие слова историка XVI в. Мирзы Хайдара из тюркского племени дуглат (дулат): «Названный выше Касим-хан был сыном Джанибек-хана и, подобно своему отцу, во всех делах слушался и подчинялся Бурундук-хану» [Хайдар, 1999, с. 323; Материалы, 1969, с. 222]. Из данного сообщения можно сделать заключение о том, что Джанибек признавал над собой власть не только Керей-хана, но и после его смерти Бурундука. Еще одним подтвер­ждением этому служит указание другого средневекового историка, Кадыр Али-бека Косымулы (XVII в.), происходившего из тюркского племени джалаир, на то, что Джанибек хана называли «Киши Жани-бек-хан», т.е. младший Джанибек-хан [Кадыр Али-бек, 1854, с. 155; Сыздыкова, Койгелдиев, 1991, с. 231,251]. В связи с этим Т.И.Султанов пишет: «В истории Улуса Джучи и Средней Азии... немало случаев, когда в одно и то же время титул хана носили несколько султанов.

Поэтому у авторов, хорошо знавших положение в улусах, как правило, присутствует уточнение, что именно такой-то сейчас является старшим из ханов, т.е. фактическим правителем. Для различия ханов в источ­никах обычно используется композит „улуг-хан", „хан-и бузург", „хан-калан" (старший хан) и „кичи(к) хан", „хан-и хурд" (младший хан)». Критически рассмотрев сообщения источников, исследователь пришел к заключению, что старшим правителем Казахского государ­ства являлся Керей-хан [Султанов, 2001, с. 148].

То, что именно Керей как старший в роду стал верховным прави­телем Казахского ханства, соответствовало принципу престолонасле­дия Чингисидов, согласно которому главой государства становился самый старший в роду. Данный принцип, принятый в Монгольской империи, сохранялся, по утверждениям средневековых мусульман­ских историков, и в государствах, возникших на ее обломках (см. [Хайдар, 1999, с. 331; Шах-Махмуд, 1976, с. 160]). В реальной жизни в этих государствах сосуществовали и боролись две тенденции престо­лонаследия— династийная и родовая (см. [Трепавлов, 1993, с. 102-107]).

Начало правления Керея связано с образованием Казахского ханства. Датировку этого события дает Мирза Хайдар, впервые в средневековой исторической литературе сообщая «о начале правления» казахских ханов — 870 г.х. / 1465/66 г. [Хайдар, 1999, с. 108]. Это — единствен­ное указание в источниках на дату образования Казахского ханства.

Конечная дата правления хана Керея указана приблизительно. Его имя в исторических источниках в последний раз встречается в связи с событиями зимы 878 г.х. / 1473/74 г. В анонимном сочинении «Тава-рих-и гузида-йи нусрат-наме», а также в «Шайбани-наме» Камал ад-Дина Бинаи и позднейшей компиляции Алла-Мурада Анна-бай-оглы говорится о походе Керея в этом году в Туркестан [Материалы, 1969, с. 21, 102; Шейбаниада, 1849, с. 64]. По всей видимости, около этого времени он и умер.





Скачать 5,13 Mb.
оставить комментарий
страница4/30
Андрею Николаевичу Кононову
Дата27.09.2011
Размер5,13 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх