1906-1Ш посвящается icon

1906-1Ш посвящается


1 чел. помогло.
Смотрите также:
1906-1981), известная детская писательница...
Великой Победе посвящается...
20-летию вывода советских войск из Афганистана посвящается. Памяти солдат...
Биография Родился в селе Багдади Кутаисской губернии. Отец дворянин, служил лесничим...
8 июля (ст ст.) 1906 — 5 сентября 1911...
Политико-правовые основы управления национальными процессами в россии (1906 2008 гг.)...
Дифференциация среди японских социалистов и социалистическое движение в 1906-1914 годах...
К. Г. Юнгу и 75-летию существования сообщества Анонимных Алкоголиков посвящается...
Двадцать лекций, прочитанных в Берлине между 23 мая 1904 года и 2 января 1906 года содержание...
1 Биография 2 Библиография...
9 ноября исполнилось 190 лет со дня рождения выдающегося русского писателя И. С. Тургенева...
Рассказ про двух безбашенных друзей и их неимоверные подвиги...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
вернуться в начало
скачать
хинове в „Слове о полку Игореве"?» для «Тюркологического сборни­ка» с разбором разных названий половцев в средневековых источни­ках, где много внимания уделялось прилагательным с цветовой се­мантикой в этнических названиях (статья была опубликована в «Тюр­кологическом сборнике 1975» под более точным названием «О поло­вецких этнонимах в древнерусской литературе» [Добродомов, 1978, с. 102-129]), я еще не знал, что Андрей Николаевич работал над ана­логичной проблематикой.

Сам Андрей Николаевич опубликовал близкую по содержанию, но в отдельных деталях (с иными подходами и акцентами) весьма отли­чающуюся от моей статью, однако без не очень-то нужной здесь по­

лемики [Кононов, 1976а, с. 159-166], поскольку истина в спорах не только рождается, но подчас и гибнет.

История изучения тюркизмов русского языка уже применительно к «Слову о полку Игореве» была изложена также в предисловии «От редактора» к русскому изданию книги известного языковеда Карла Генриха Менгеса (1908-1999) о восточных элементах в «Слове о пол­ку Игореве», вышедшей первым изданием в Америке в 1951 г. с пре­дисловием Р.О.Якобсона [Menges, 1951]. Андрей Николаевич был инициатором публикации на русском языке второго, значительно дополненного издания этого капитального исследования К.Г.Менгеса, которое встретило затруднения в публикации на Западе.

Будучи ответственным редактором этого издания, Андрей Нико­лаевич Кононов и издательский редактор Д.М.Насилов в процессе под­готовки книги обратили внимание на следующее спорное утверждение автора: «Поразительной особенностью работ, изданных в СССР, явля­ется тот факт, что вплоть до последних лет ни одна из весьма многочисленных публикаций по „Слову <о полку Игореве>" — монографий и прочих исследований, появившихся после Второй мировой войны,— совершенно не касается вопросов о лексических ориентализмах» [Менгес, 1979, с. 66, примеч. 7].

Андрей Николаевич не стал оспаривать это далекое от точности высказывание, поняв, что простой спор здесь будет бесполезным; лучшим аргументом для опровержения высказанного К.Г.Менгесом суждения он посчитал объективную библиографию работ об ориента­лизмах русского языка в советской филологической науке и прореаги­ровал на эти слова следующим редакторским примечанием: «К сожа­лению, автор оказался недостаточно полно осведомленным о раз­махе исследовательской деятельности советских лингвистов в об­ласти восточных заимствований в русском и славянских языках. См. прилагаемую ниже Библиографию основной отечественной ли­тературы по изучению ориентализмов в восточнославянских язы­ках» [там же].

Эта частично аннотированная библиография в краткие сроки была по просьбе А.Н.Кононова подготовлена мною в сотрудничестве с Г.Я.Романовой и напечатана как приложение к книге К.Г.Менгеса [Добродомов, Романова, 1979, с. 211-238].

Под редакцией А.Н.Кононова вышла и другая монография, посвя­щенная более свободному и смелому анализу тюркского лексического вклада в лексику «Слова о полку Игореве», выполненная тюркологом Н.А.Баскаковым не всегда с учетом тонкостей истории русского язы­

ка, а порой и тюркских языков, оставляя простор для дальнейших ис­следований [Баскаков, 1985].

Сам Андрей Николаевич не был чужд занятиям по изучению тюр­кизмов в русской лексике, и его разыскания в этой области весьма заметны: это и грандиозные замыслы, и научно-популярные публи­кации.

Ждет своего продолжения начатая А.Н.Кононовым скрупулезная работа по выявлению тюркского лексического вклада в лексику рус­ских народных говоров на материале сводно-академического «Словаря русских народных говоров». Андрей Николаевич сумел выявить тюр­кизмы в трех первых выпусках этого издания [Кононов, 1966, с. 226-229; Кононов, 1969а, с. 531-538], которое сейчас уже дошло до бук­вы С (вып. 38).

Начатое Андреем Николаевичем масштабное тюркологическое комментирование русской диалектной лексики пока не нашло достой­ного продолжения, но первые попытки в этой области уже реализуют­ся в региональных разысканиях на более ограниченном материале рус­ского языка, но при более широком охвате местных языков.

Здесь некоторое продвижение заметно лишь применительно к си­бирской диалектной лексике русского языка, в том числе и тюркского происхождения, которая нашла себе удачного этимологизатора в лице новосибирского лингвиста А.Е.Аникина, успешно этимологизирую­щего более широкий материал, чем представленный в «Словаре рус­ских народных говоров». Этот внимательный исследователь также освещает и вклад русского языка в языки Сибири, в том числе и тюрк­ские [Аникин, 2000; Аникин, 2003].

Своими обширными познаниями в тюркологической литературе А.Н.Кононов поделился с читателями научно-популярного журнала «Русская речь» в связи со статьей турецкого языковеда А.Джафероглу в «Ежегоднике Общества турецкого языка» (1970 г.) о судьбе тюрк­ского названия военного корабля чайка с пушечным вооружением и большой командой до ста человек, которое у казаков превратилось в название весельной лодки. На почве тюркских языков, где старый тюркский звук ч переходил в ш, первоначальный судовой термин ме­тонимически изменился в название экипажа разбойничьего корабля, откуда русское слово шайка «компания морских разбойников» и далее «шайка разбойников вообще». К этим соображениям турецкого учено­го А.Н.Кононов добавляет, что и на русской почве «бродячее» слово шайка приобрело омоним, обозначающий низкую банную посуду — тоже шайку [Кононов, 19726, с. 153-154].

В заключение же делается важное уточнение: «Интересная статья профессора А.Джафероглу значительно выиграла бы, если бы он ис­пользовал весьма обстоятельное исследование профессора Б.Л.Бого­родского на эту же тему [Богородский, 1969, с. 147-156] , в котором доказывается, что термин шайка и его вариант чайка заимствован, ве­роятнее всего, из турецкого языка, но „по происхождению не является турецким, а восходит к латинско-итальянским источникам эпохи средне­вековья"» [Кононов, 19726, с. 154].

В дальнейшем вместе с Б.Л.Богородским Андрей Николаевич опубликовал обстоятельную статью на тему русской фразеологии в связи с терминами судоходства под загадочным, интригующим назва­нием «Тут ему и каюк пришел» и подзаголовком «К истории фразео­логического словосочетания», где рассматривается широкое распро­странение базового для фразеологизма названия лодки каюк, каик из тюркской судовой терминологии и приобретение им постепенно дале­кого значения «смерть, конец, гибель», благодаря чему в нынешнем русском языке мы имеем фактически два омонима каюк\ и каюкг [Бо­городский, Кононов, 1978, с. 117-127]. Богатый материал этой статьи опровергает широко распространенное мнение, что слово каюк (смерть; по Далю, в севернорусских говорах, каюк — «полубарка») относится «к числу слов, укрепившихся в русском литературном языке не рань­ше середины XIX в. и проникших в него из южновеликорусского на­речия» [Виноградов, 1978, с.213]2. К этому следовало бы добавить, что правильно понять этимологию выражения каюк пришел можно только в свете использования ладьи (каюка) в похоронном обряде вос­точных славян [Анучин, 1890; Нидерле, 1956, с. 209-211].

В «Этимологических заметках» на страницах научно-популярного журнала «Русская речь» ученый смог доходчиво объяснить весьма трудный для профессиональных историков старинный глагол караше-ваться, который встречается в описаниях аудиенций послов у прини­мавших их правителей и восходит к казанско-татарскому глаголу ка-раш(у) «переглядываться» [Кононов, 19736, с. 116-118]3. Надо учесть также, что древнерусскому глаголу карашеваться, корешеваться.

Б.Л.Богородский был известен как большой знаток русской судовой терминоло-гии.по истории которой он оставил большое количество статей.

' В русле этого мнения идет «Словарь русской фразеологии» [Бирих. Мокиенко, Степанова, 1998, с. 259]. где к числу южновеликорусских отнесены ярославские говоры.

'' Этот глагол вызывал затруднения и позже у языковедов, которые выводили из не­го современное жаргонное кореш «друг, приятель», см. [Zajcev, 2005, с. 295-298]. Ср. также по поводу последнего слова [Супрун, 1969. с. 69-70].

2 — 2074

пришедшему из тюркских языков, соответствовали исконные выраже­ния быти на очахъ (очехъ), быти на очи, прийти на очи, тоже обозна­чавшие действия аудиенции при дворе [Сл. р. яз. XI-XVII, вып. 7, с. 76; вып. 12, с. 329].

В этимологической заметке о названии русского сказочного персо­нажа баба-яга А.Н.Кононов не углубляется в проблематику этого трудного для анализа слова, о котором спорят слависты, но обращает внимание русистов и славистов на гипотезу середины XIX в. о его монгольской этимологии (монг. экэ «мать»), предлагая специалистам высказать свое отношение к ускользнувшему от них соображению из­вестного востоковеда И.Н.Березина [Кононов, 1973а, с. 118-119].

Академик А.Н.Кононов был ответственным редактором итогового для 1976 г. издания — книги Е.Н.Шиповой «Словарь тюркизмов в рус­ском языке» [Шилова, 1976], где на основе русских этимологических словарей собраны и систематизированы сведения о словах русского языка, которые считались или считаются тюркскими по происхожде­нию4.

Словарь Е.Н.Шиповой отражает важный этап первоначального сбора и систематизации русской лексики тюркского происхождения, которая требует датьнейшего осмысления и критической оценки с точки зрения современного состояния тюркологии и русистики, что уже постепенно осуществляется по двум направлениям: открываются новые тюркизмы, особенно в памятниках древнерусской письменно­сти, уточняется их этимология, с одной стороны; подвергается сомне­нию мнимое тюркское происхождение некоторых слов, выясняется их исконное происхождение — с другой. Ограничусь приведением из своей исследовательской практики двух примеров критической оценки слывущих тюркизмами нетюркских слов и выявлением пока неизвест­ных тюркизмов.

Для считавшегося с XVIII в. тюркизмом слова лошадь (тюркская этимология от якобы алаша «мерин» существует с середины XVIII в. в целой серии противоречивых вариантов, исключающих один другого) был найден русский источник — русское образование от уже исчез­нувшего прилагательного лоший «плохой» и суффикса -адь, аналогич­но площадь (от плоский), чернядь (от черный), пестрядь (от пестрый) и т.п. [Добродомов, 1994, с. 90-92]. В отличие от боевого коня более смирная лошадь обычно использовалась как рабочая, тягловая сила в

4 См. рецензию Н.Л.Баскакова и И.Г.Добродомова в журнале «Вопросы языкозна­ния» [Баскаков, Добродомов, 1976, с. 137-140].

хозяйстве, причем следы этого противопоставления чувствуются и сейчас.

Отыскание тюркско-монгольской этимологии загадочного слова туска (туску!) из Новгородской I летописи под 1259 г. на базе тюрк­ского тузгу (в монгольском звучании туску с оглушением интерво­кального сочетания согласных -зг- > -ск-) помогло установить, что оно обозначает не «вид подати, дани», как утверждают словари, а «подно­шение еды, припасов на дорогу» [Добродомов, 1996, с. 75-78].

Ономастические разыскания ученого, хотя и направлены исключи­тельно на анализ тюркского материала, представляют интерес и для истории и филологии других народов. Особенно это касается исследо­ваний об этнонимах [Кононов, 1949, с. 40-47; Кононов, 1970, с. 16-22; Кононов, 1976а, с. 159-166].

Большое значение для топонимических разысканий на тюркской почве имела скромная статья Андрея Николаевича о семантике тюрк­ских цветообозначений кара «черный» и ак «белый» в составе топо­нимов [Кононов, 1954, с. 83-85], где получили тюркологическое лин­гвистическое освещение меткие наблюдения географа Э.М.Мурзаева над туркменскими и киргизскими географическими терминами [Мур-заев, 1939; Мурзаев, 1940]. Почти четверть века спустя эта тема полу­чила исчерпывающее освещение в большой статье Андрея Николаеви­ча о тюркских цветообозначениях с учетом весьма обильной литера­туры по теме, причем учитывались и русские семантические паралле­ли [Кононов, 1975, с. 159-179].

Не случайно тюрко-славянская тематика неизменно присутствует во всех трех юбилейных сборниках, посвященных 60-, 70- и 80-летию ученого [Тюркологический, 1966; Turcologica, 1976; Turcologica, 1986], а также на проводившихся с 1967 г. в Ленинграде тюркологических конференциях под руководством А.Н.Кононова. Приветствовал он публикации разысканий о тюркизмах и в тесно связанных с этими конференциями «Тюркологических сборниках», выходивших под его редакцией, а также в журнале «Советская тюркология».

Весьма характерный для Андрея Николаевича лаконизм стиля из­ложения сочетался с обнаружением и обнародованием важных для продвижения вопроса фактов и деталей. В этом отношении весьма по­казательна подборка четырех небольших этимологических заметок в сборнике, посвящавшемся 70-летию Д.С.Лихачева, но вышедшем без посвящения, однако с портретом юбиляра. В заметках рассматривают­ся весьма трудные в этимологическом плане наименования денежных единиц деньга, алтын, полтина, о которых существует обширная ли­

тература, а также топоним Азов. Об этих словах писали Х.Д.Френ, Ф.И.Страленберг и др., но А.Н.Кононов и здесь нашел новое [Коно­нов, 19766, с. 256-260].

Особо следует сказать об изучении такого сложного исторического источника, каким являются сохранившиеся в старинном русском пере­воде жалованные ярлыки золотоордынских ханов русскому духовен­ству, чем специально плодотворно занимается один из учеников Анд­рея Николаевича — А.П.Григорьев, которому для этого пришлось ос­новательно изучить монгольскую практику выдачи жалованных гра­мот [Григорьев, 1978] и написать целую серию статей для выяснения скрытого в этих малопонятных документах истинного исторического содержания.

Результатом этой многолетней исследовательской работы явились десятки статей и уже итоговая монография по исследованию краткой коллекции ярлыков и выяснению их исторического содержания [Гри­горьев, 2004].

Изучение же тюркских ярлыков Золотой Орды, сохранившихся в небольшом количестве от более позднего времени, остановилось на стадии их тщательного описания [Усманов, 1979].

Поскольку заимствования из тюркских языков в русском языке со­храняют свой древний тюркский облик времен и проникновения на новую почву, а в некоторых случаях даже просто являются единствен­ными остатками уже исчезнувших языков, то тюркизмы представляют весьма ценный материал для тюркского сравнительно-исторического языкознания, поэтому они могут встретиться в чисто тюркологических работах. Например, в брошюре А.Н.Кононова «Показатели собира­тельности-множественности в тюркских языках: Сравнительно-исто­рический этюд» фигурирует русское название денежной единицы ал­тын 'шесть денег, три копейки' в связи с возможным наличием в этом слове показателя множественного числа -н, а также упоминается ста­рое название пятнадцатикопеечной монеты пятиалтынный [Кононов, 19696, с. 17].

Такого рода попутных замечаний о русских тюркизмах у А.Н.Коно­нова довольно много, но найти их все в многочисленных и многооб­разных трудах ученого нелегко.

Совокупность замечаний А.Н.Кононова о тюркизмах русского язы­ка не представляет собой что-то законченное и окончательное: его труды в этой области отражают состояние современной науки и могут быть дополнены и уточнены в будущем, создавая в то же время проч­ный фундамент для дальнейших исследований, на который можно

опираться, хотя со дня смерти Андрея Николаевича прошло уже два десятка лет.

Аникин, 2000 — ^ Аникин А.Е. Этимологический словарь русских диалектов Сиби­ри: Заимствования из уральских, алтайских и палеоазиатских языков. Новоси­бирск, 2000.

Аникин, 2003 — Аникин А.Е. Этимологический словарь русских заимствований в языках Сибири. Новосибирск, 2003.

Анучин, 1890 — АнучинД.Н. Сани, ладья и кони как принадлежности похоронно­го обряда. М., 1890.

Баскаков, 1985 — Баскаков НА. Тюркская лексика в «Слове о полку Игореве». М, 1985.

Баскаков, Добродомов, 1976 — Баскаков Н.А., Добродомов ИТ. [Рец. на:] Шипо-ва Е.Н. Словарь тюркизмов в русском языке. А.-А., 1976. 444 с. // Вопросы языкознания. 1978, № 1.

Бирих, Мокиенко, Степанова, 1998 — Бирих А.К, Мокиенко В.М., Степанова Л.И. Словарь русской фразеологии. СПб., 1998.

Богородский, 1969— Богородский Б.Л. К истории судовых терминов шайка и чайка II Вопросы теории и истории языка. Сборник статей, посвященный па­мяти Б.А.Ларина. Изд-во ЛГУ, 1969.

Богородский, Кононов, 1978— ^ Богородский Б.Л., Кононов А.Н. Тут ему и каюк пришел: К истории фразеологического словосочетания // Вестник Ленинград­ского университета. 1978, № 14.

Виноградов, 1978 —Виноградов ВВ. Избранные труды. История русского литера­турного языка. М, 1978.

Григорьев, 1978 — Григорьев А.П. Монгольская дипломатика XIII-XV вв. (чинги-зидские жалованные грамоты). Л., 1978.

Григорьев, 2004 — Григорьев А.П. Сборник ханских ярлыков русским митрополи­там: Источниковедческий анализ золотоордынских документов. СПб., 2004.

Гузев и др., 1974 — Гузев В.Г., Дулина Н.А., Кононов А.Н., Ли Ю.А. Биобиблио­графический словарь отечественных тюркологов (дооктябрьский период) / Под ред. А.Н.Кононова. М, 1974.

Дмитриев, 1946 —Дмитриев Н.К. Труды русских ученых в области тюркологии // Ученые записки Московского государственного университета. М., 1946, вып. 107: Роль русской науки в развитии мировой науки и культуры. Т. III. Кн. 2.

Добродомов, 1978 — Добродомов И.Г. О половецких этнонимах в древнерусской

литературе //Тюркологический сборник 1975. М., 1978. Добродомов, 1981 —Добродомов ИТ. Из истории изучения тюркизмов русского

языка//Тюркологический сборник 1977. М., 1981. Добродомов, 1994 —Добродомов ИТ. Слово «лошадь» в этимологическом аспек-

те//Русский язык в школе. 1994, № 1. Добродомов, 1996 — Добродомов ИТ. Туска (об одном гапаксе Новгородской

первой летописи) // 90 лет Н.А.Баскакову. М., 1996.

Добродомов, 2001 — Добродомов ИТ. Тюркизмы русского языка в освещении Н.К.Дмитриева// Николай Константинович Дмитриев. К 100-летию со дня рождения. М., 2001.

Добродомов, Романова, 1979 — Добродомов ИТ., Романова Г.Я. Библиография основной отечественной литературы по изучению ориентализмов в восточно­славянских языках// МенгесКТ. Восточные элементы в «Слове о полку Иго­реве». Л., 1979.

Кононов, 1949 — ^ Кононов А.И. Опыт анализа термина туркН Советская этногра­фия. 1949, № 1.

Кононов, 1954 — Кононов А.Н. О семантике слов кара и ак в тюркской географи­ческой терминологии // Известия Отделения общественных наук Академии наук Таджикской ССР. 1954, вып. 5.

Кононов, 1966 — Кононов А.Н. Заметки тюрколога на полях «Словаря русских народных говоров». Выпуск первый: А. Составил Ф.П.Филин. М.-Л., 1965, 302 с.// Известия Академии наук СССР. Серия литературы и языка. 1966, т. XXV, вып. 3.

Кононов, 1969а— ^ Кононов А.Н. Заметки (II) тюрколога на полях «Словаря рус­ских народных говоров». Выпуск второй: Ба-Блазниться. М.-Л., 1966, 314с; Выпуск третий: Блазнишка-Бяшутка. Л., 1968, 360 с. // Известия Академии на­ук СССР. Серия литературы и языка. 1969, т. XXVIИ, выи. 6.

Кононов, 19696 — ^ Кононов А.Н. Показатели собирательности-множественности в тюркских языках: Сравнительно-исторический этюд. Л., 1969.

Кононов, 1970— Кононов А.Н. Еще раз об этнониме «кыргыз»// Тюркологиче­ские исследования. Сборник статей, посвященный 80-летию академика К.К.Юдахина. Фрунзе, 1970.

Кононов, 1972а— Кононов А.Н. История изучения тюркских языков в России. Л., 1972.

Кононов, 19726 — Кононов А.Н. От чайки до шайки // Русская речь. 1972, № 2. Кононов, 1973а — Кононов А. И. Еще раз о «Бабе-яге» // Русская речь. 1973, № 1. Кононов, 19736 — Кононов А.Н. О глаголе карашеваться II Русская речь. 1973, № 1. Кононов, 1975 — Кононов А.Н. Семантика цветообозначений в тюркских языках //

Тюркологический сборник. 1975. М., 1978. Кононов, 1976а — Кононов А.Н. К этимологии этнонимов кытак, куман, кумык II

Ural-altaische Jahrbucher. Bd. 48. Wiesbaden, 1976. Кононов, 19766 — Кононов А.Н. Тюркско-русские этимологические этюды//

Культурное наследие Древней Руси: Истоки. Становление. Традиции. М.,

1976.

Кононов, 1982— Кононов А.Н. История изучения тюркских языков в России. 2-е изд. Л., 1982.

Менгес, 1979— Менгес КТ. Восточные элементы в «Слове о полку Игореве». Л., 1979.

Мурзасв, 1939 — Мурзаев Э.М. К географической терминологии туркмен // ИВГО. 1939, т. 71, вып. 5.

Мурзаев, 1940— Мурзаев Э.М. К географической терминологии в номенклатуре

киргизов Тянь-Шаня // ИВГО. 1940, т. 72, вып. 3. Нидерле, 1956 — НидерлеЛ. Славянские древности. М., 1956.

Сл. р. яз. XI-XVII — Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 7. М., 1980; вып. 12. М., 1987.

Супрун, 1969— Супрун А.Е. 3 беларусмх цюрмзмау [тулуп, кораш] II Весжк Бе-ларускаго ушвератэту: Фшапопя, журна;пстыка. 1969, № 3.

Тюркологический, 1966— Тюркологический сборник. К шестидесятилетию Анд­рея Николаевича Кононова. М., 1966.

Усманов, 1979— Усмашш М.А. Жалованные акты Джучиева улуса XIV-XVI вв. Казань, 1979.

Шилова, 1970 — Шипова Е.Н. Словарь тюркизмов в русском языке. А.-А., 1976. Mengcs, 1951 — Menges К.Н. The Oriental Elements in the Vocabulary of the Oldest

Russian Epos, the "Igor' Tale", "Slovo о ръ1ки Igoreve". N. Y., 1951 (Supplement

to "Word", Journal of the Linguistic Circle of N. Y. Vol. 7). Turcologica, 1976 — Turcologica. К семидесятилетию академика Л.Н.Кононова. Л.,

1976.

Turcologica 1986— Turcologica. 1986: К восьмидесятилетию академика А.Н.Ко­нонова. Л., 1986.

Zajcev, 2005 — Zajcev I. V. Notes on the Golden Horde Diplomatic Ceremonial: The Origin of the Word kores in Russian Slang// Acta Orientalia Academiae Scientia-rum Hungaricae. Vol. 56 (2005), № 3.

ИВГО — Известия Всесоюзного географического общества. М

Р.А.АБДУМАНАПОВ (Томск)

К истокам организации родоплеменной структуры кыргызов

Родоплеменная система кыргызов являет собой типичный пример генеалогической структуры кочевого народа Евразии и отражает этапы становления этноса. Эта система, несмотря на некоторые разночтения в генеалогических списках племен, обладает достаточно стройной и строгой структурой. Об этом говорит практическая идентичность спи­сков основных кыргызских племен XVI в. [Маджму ат-таварих, 1973, с. 200-216], XIX в. [Аристов, 1894; Ситняковский, 1900, с. 92-110; Кондратьев, 1958, с. 938] и XX в. [Абрамзон, 1946, с. 7, 8; Абрамзон, 1960, с. 7, 8; Абрамзон, 1961, с. 119-132; Абрамзон, 1990, с. 38; Джам-герчинов, 1946, с. 35-40; Винников, 1956, с. 136-181].

Генезис родоплеменной системы находится в неразрывной связи с историей этноса, именно поэтому ее изучение позволяет реконст­руировать ключевые вехи в его развитии. Вместе с тем исследование родоплеменной структуры наталкивается на ряд сложностей, связан­ных с большим количеством генеалогий племен, определенными не­стыковками во взаимной иерархии и названиях племен. Поэтому анализ должен опираться на максимальное количество источников, данные генеалогий, языка и материальной культуры.

В родоплеменной структуре кыргызов выделяются два так назы­ваемых крыла —




Скачать 5,13 Mb.
оставить комментарий
страница3/30
Андрею Николаевичу Кононову
Дата27.09.2011
Размер5,13 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх