1906-1Ш посвящается icon

1906-1Ш посвящается


1 чел. помогло.
Смотрите также:
1906-1981), известная детская писательница...
Великой Победе посвящается...
20-летию вывода советских войск из Афганистана посвящается. Памяти солдат...
Биография Родился в селе Багдади Кутаисской губернии. Отец дворянин, служил лесничим...
8 июля (ст ст.) 1906 — 5 сентября 1911...
Политико-правовые основы управления национальными процессами в россии (1906 2008 гг.)...
Дифференциация среди японских социалистов и социалистическое движение в 1906-1914 годах...
К. Г. Юнгу и 75-летию существования сообщества Анонимных Алкоголиков посвящается...
Двадцать лекций, прочитанных в Берлине между 23 мая 1904 года и 2 января 1906 года содержание...
1 Биография 2 Библиография...
9 ноября исполнилось 190 лет со дня рождения выдающегося русского писателя И. С. Тургенева...
Рассказ про двух безбашенных друзей и их неимоверные подвиги...



Загрузка...
страницы: 1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   30
вернуться в начало
скачать
Агапий— Kitab al-'Unwan. Histoire universelle ecrite par Agapius (Mahboub) de Menbidj // Patrologia Orientalis. P., 1910. Vol. V. Fasc. 4.

Асадов, 1993 — Асадов Ф.М. Арабские источники о тюрках в раннее средневеко­вье. Баку, 1993.

ал-Бакри — Kitab al-Masalik wa-l-Mamalik d'Abu Ubaid al-Bakri. Т. I—II. Tunis, 1992.

Бартольд, 1973— Бартольд В.В. -«Извлечение из сочинения Гардизи «Зайн ал-ахбар»> // Соч. Т. VIII. М., 1973.

ал-Бируни, 1957— Ал-Бируни Абу-р-Райхан Мухаммад ибн Ахмад. Памятники минувших поколений // Избранные произведения. М, 1957.

ал-Бируни, 1975 — Ал-Бируни Абу-р-Райхан Мухаммад ибн Ахмад. Книга вразум­ления начаткам науки о звездах // Избранные произведения. Т. VI. Таш., 1975.

Грязневич, 1982— Грязнеет П.А. Развитие исторического сознания арабов// Очерки истории арабской культуры V-XV вв. М., 1982.

Зайончковский, 1966— Зайончковский А. Старейшие арабские хадисы о тюрках (VIII—XI вв.) // ТС. К шестидесятилетию А.Н.Кононова. М., 1966.

Ибн Кутайба— Ibn Coteiba's Handbuch der Geschichte... / Ed. F. Wustenfeld. Gottingen, 1850.

Ибн Русте— Kitab al-A'lak an-nafisa VII auctore Abu All Ahmed ibn Omar Ibn Rosteh... / Ed. M.J. de Goeje. Lugduni Batavorum, 1892.

Ибн ал-Факих, MP — Ибн ал-Факих ал-Хамадани. Ахбар ал-булдан. Фотокопия Мешхедской рукописи. Ин-т востоковедения. СПб.

^ Ибн ал-Факих, 1885 — Compendium libri Kitab al-Boldan auctore Ibn al-Faklh al-Hamadhano / Ed. M.J. de Goeje. Lugduni Batavorum, 1885.

Ибн Хордадбех, 1889— Kitab al-Masalik wa'I-Mamalik (Liber viarum et regnorum) auctore Abu'l-Kisim 'Obaidallah ibn 'Abdallah Ibn Khordadhbeh... et Excerpta e Kitab al-Kharadj auctore Kodama ibn Dja'far... I Ed. M.J. de Goeje. Lugduni Ba­tavorum, 1889.

Ибн Хордадбех, 1986— Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. Пер. с араб., ком-мент., исслед., указ. и карты Наили Велихановой. Баку, 1986.

ал-Истахри — Viae regnorum. Descriptio ditionis moslemicae auctore Abu Ishak al-Farisi al-Istakhri. Leiden, 1870.

ал-Йа'куби — Ibn Wadhih qui dicitur al-Ja'qubi. Historiae. Т. I. Leiden, 1883.

Калинина, 1988 — Калинина T.M. Сведения ранних ученых Арабского халифата. Тексты, пер., коммент. М., 1988.

Крюков, 1983 — Крюков ВТ. Сообщения анонимного автора «Ахбар аз-заман» («Мухтасар ал-'Аджаиб») о народах Европы // ДГ. Материалы и исследования. 1981 год. М., 1983.

Кудама ибн Джа'фар— Kitab al-Masalik wa'I-Mamalik (Liber viarum et regnorum) auctore Abu'l-Kasim 'Obaidallah ibn 'Abdallah Ibn Khordadhbeh... et Excerpta e Kitab al-Kharadj auctore Kodama ibn Dja'far... / Ed. M.J. de Goeje. Lugduni Ba­tavorum, 1889.

ал-Макдиси — Le Livre de la Creation et de l'histoire de Motahhar b. Tahir el-Maqdisi attribue a Abou-ZeTd Ahmed b. Sahl el-Balkhi... Т. Ill / Ed. CI. Huart. P., 1903.

ал-Марвази — Sharaf al-Zaman Tahir Marvazi on China, the Turks and India / Arabic text (c. A.D. 1120) with an English Translation and Commentary by V.Minorsky. L., 1942.

ал-Мас'уди— Magoudi. Les Prairies d'or/ Texte et traduction par C.Barbier de Meynard et Pavet de Courteille. Т. I. P., 1861; t. III. 1864.

ал-Мас'уди, 1894— Kitab at-tanblh wa'l-ischraf auctore al-Masudi... / Ed. M.J. de Goeje. Lugduni Batavorum, 1894.

Мишин, 2002 — Мишин Д.Е. Сакапиба (славяне) в исламском мире в раннее сред­невековье. М., 2002.

Новосельцев, 1965 — Новосельцев А.П. Восточные источники о восточных славя­нах и Руси VI-IX вв. // Древнерусское государство и его международное зна­чение. М., 1965. (Второе изд.: Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 г. Памяти чл.-кор. РАН А.П.Новосельцева. М., 2000.)

Новосельцев, 1990 — Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в исто­рии Восточной Европы и Кавказа. М., 1990.

Пигулевская, 2000 — Пигулевская Н.В. Имя «Рус» в сирийском источнике // Пигу-левская Н.В. Сирийская средневековая историография. СПб., 2000.

Пиотровский, 1991 —Пиотровский М.Б. Коранические сказания. М., 1991.

Резван, 2000 — Резван Е.А. Коран и его толкования. Тексты, пер., коммент. СПб., 2000.

Сейппель — Rerum normannicarum fontes arabici... Fasc. 11 Ed. A. Seippel. Christiania, 1896.

ат-Табари — Annales quos scripsit Abu Djafar Mohammed ibn Djarir at-Tabari cum aliis edidit M.J. de Goeje. Leiden, 1879.

ал-Фергани — Muhammedis Filii Ketiri Ferganensis qui vulgo Alfraganus dicitur. Elementa Astronomica, arabice et latine. Amstelodami, 1669.

ал-Хорезми — Das Kitab Surat al-ard des Abu Ga'far Muhammed Ibn Musa al-Huwarizmi I Ed. H. v. Mzik. Lpz., 1926.

Худуд ал-'Алам — Hudud al-'Alam. The Regions of the World I Translated and ex­plained by V.F.Minorsky. L., 1937.

7 — 2074

А.К.КАМАЛОВ (Алматы)

Тюрки в позднетанском Китае: уйгурская династия абузов в Хэбэе

В Танской империи (618-907) достаточно важную роль играли вы­ходцы из Внутренней и Центральной Азии, в особенности представи­тели тюркских и ираноязычных народов. Положение и роль ино­земцев, к которым относились тюрки и иранцы, в политической жизни танского Китая были разными на разных этапах 300-летней истории этой средневековой Китайской империи. В начальный период истории Тан политика первых правителей династии была направлена на укреп­ление и расширение границ Поднебесной, в связи с чем иноземцы стали использоваться императорами в качестве военной силы в за­воевательных походах [Кляшторный, 1964, с. 22-24; Попова, 1999, с. 193-196]. Тюркские подразделения, инкорпорированные в танскую армию, внесли свою лепту в распространение новой власти на при­легающие к Китаю территории. Положение иноземцев в Танской империи усилилось к первой половине VIII в., когда их предводителей стали допускать к управлению приграничными провинциями и располо­женными там армиями. Усиление власти военных губернаторов нехань-ского происхождения в приграничных областях империи сделало неизбежным рост центробежных тенденций и привело к грозному восстанию в 755 г., которое возглавил Ань Лушань, генерал согдий-ско-тюркского происхождения [Pulleyblank, 1955, с. 7-23]. Хотя это восстание и было подавлено в 762 г. благодаря помощи уйгуров и в Китае была восстановлена власть танской династии, однако оно стало, по выражению де Ротура, «началом конца» Танской империи [Rotours, 1962, с. 2].

© А.К.Камалов, 2007

Несомненно, положение тюрков и иранцев в Танской империи должно было измениться после подавления восстания Ань Лушаня. Новая политика в отношении иноземцев в стране стала осуществлять­ся императором Дэ-цзуном (с 778 г.), который предпринял серьезные меры по ограничению их влияния, не допуская к высоким военно-административным должностям. Однако такая политика могла прово­диться в жизнь только в районах, находящихся под контролем танской династии. В приграничных районах, особенно на северо-востоке стра­ны, в Хэбэе, где началось восстание Ань Лушаня и куда власть тайско­го императора распространялась лишь номинально, иноземцы про­должали играть достаточно важную роль [Pulleyblank, 1976, с. 47-50]. Среди высокопоставленных лиц здесь было много выходцев из наро­дов, обитавших в приграничных районах, таких, как кидани и мохэ. Достаточно хорошо представлены были здесь также тюркские народы, например уйгуры и западные тюрки-шато.

Уйгурское население Хэбэя, особенно округа Ю-чжоу, сильно уве­личилось после появления здесь в 842 г. беженцев с территории Уй­гурского каганата [Малявкин, 1974, с. 28, 29]. Хотя нужно отметить, что численность уйгуров в пограничных районах Танской империи была высокой и задолго до этого события. Из среды уйгуров, посе­лившихся на этих землях в еще более ранние периоды танской исто­рии, вышли такие выдающиеся военачальники, как Ван Тинцзоу, про­исходивший из уйгурского племени абуз, братья Ли Гуанцзинь и Ли Гуанянь из племени эдиз и Хунь Чжэнь из племени кун. В данной статье мы рассмотрим историю династии абузов, правившей в округе Чэндэ провинций Хэбэй в VII-IX вв.

Основателем этой династии был Ван Тинцзоу, который происходил, по сообщению династийных хроник, из уйгурских абузов (кит. хуэйху абусы) [Синь Тан шу, 1986, цз. 211, с. 5953]. Первые упоминания абу­зов в танских источниках относятся ко времени крушения Второго Восточно-тюркского каганата, когда в 742 г. вместе с высокородными тюрками в Танской империи находит убежище Абуз-ябгу. Абузы при­надлежали к телеским (огузским) племенам. По мнению Э.Пуллиб-лэнка, абузы были родовым подразделением токуз-огузского (уйгур­ского) племени сыцзе [Pulleyblank, 1956, с. 39, 42]. Часть этого племе­ни, которую и возглавлял Абуз-ябгу, была тесно связана с правящими кругами восточных тюрков. В 753 г. из-за конфликта с танскими вла­стями Абуз-ябгу покинул Северный Китай, но был настигнут прави­тельственными войсками, привезен в столицу Чанъань и казнен там в 754 г. [Czegledy, 1973, с. 266-267; Камалов, 2001, с. 91-93]. Очевидно,

часть его соплеменников продолжала оставаться в пределах Танской империи. Не ясно, были ли предки Ван Тинцзоу из этих абузов или принадлежали к другой группе, поселившейся в Китае позже. Обра­щает внимание на себя указание на то, что «он был по происхождению из уйгурского рода абуз». Скорее всего, группа абузов, к которой при­надлежал Ван Тинцзоу, не имела в прошлом связей с восточными тюрками. Из предков Ван Тинцзоу в источниках упоминается его пра­дед У-гэчжи, который жил в Аньдунском наместничестве (на границе с современной Кореей) и служил Ли Сяньчэню, вождю племени си, который, в свою очередь, служил в Фаньяне под предводительством будущего предводителя повстанцев Ань Лушаня. Сообщается, что предки Ван Тинцзоу из поколения в поколение занимали должность помощника полководца {би-цзян). В его воспитании и становлении карьеры большую роль сыграл военный губернатор Ван Уцзюнь (735-801), происходивший из киданей: он «растил его (Ван Тинцзоу) как сына, поэтому [тот] принял имя Ван». Ван Уцзюнь был одним из тех, кто поддержал восстание хэбэйских губернаторов в 781-786 гг., одна­ко затем он перешел на сторону танской династии [Камалов, 1991, с. 95-97].

В связи с усыновлении Ван Тинцзоу киданем Ван Уцзюнем стоит сказать несколько слов об уйгурско-киданьских отношениях за преде­лами Танской империи. В период уйгурского господства в степи кида-ни находись в зависимости от уйгуров. Как и в период господства тюрков, правитель киданей получал от уйгурского сюзерена титул эр-кин. Кочевья киданей, расположенные на территории современной Южной и Центральной Маньчжурии, не были включены в состав Уй­гурской империи, но их правитель признавал вассальную зависимость от уйгурского кагана, выдававшего ему печать на правление. Недавно изданные М.Дромпом письма танского министра Ли Дэюя, касающие­ся «уйгурского кризиса» 842-848 гг. в Северном Китае, вызванного появлением беженцев с территории каганата, показывают, что среди подчиненных уйгурам племен, в том числе киданей, постоянно пребы­вали уйгурские наместники, наподобие монгольских наместников да-ругачи в более позднюю эпоху монгольских завоеваний [Drompp, 2005, с. 202].

Касаясь танско-киданьских отношений, «Синь Тан шу» («Новая история династии Тан») сообщает, что кидани регулярно присылали к императорскому двору посольства с подношениями, «однако Сын Не­ба, недовольный тем, что кидани подчинились уйгурам, не жаловал их вождям должностей и титулов» [Синь Тан шу, 1986, цз. 219, с. 171].

После падения Уйгурского каганата в 842 г. источники фиксируют стычку группы уйгуров, бежавшей в Северный Китай, с киданями, в результате которой вождь последних Цюйшу изъявил желание подчиниться Танам. В связи с этим военный губернатор танского приграничного округа Ю-чжоу обменял «старую печать, выданную уйгурами, и пожаловал киданям новую, выданную Танской дина­стией, на которой было написано „печать киданей, служащих госу­дарству"» [Материалы, 1984, с. 163, 171]. В конце IX в. происходит усиление позиций киданей: к 907 г. их вождь Абаоцзи (872-926) сумел объединить все племена и, приняв титул императора, провоз­гласил образование империи, позже, в 947 г., получившей название Ляо.

Тесные контакты уйгуров и киданей в уйгурскую эпоху обусловили большое влияние уйгуров на киданей и другие монголоязычные пле­мена. Так, кидани переняли у уйгуров культуру выращивания арбу­зов, которая была достаточно развитой в Уйгурском каганате: «Рас­сказывают, что кидани, разбив уйгуров, взяли у них арбузные семечки. Арбузы сажают под навесами... величиной арбузы с китайскую вос­ковую тыкву и сладки на вкус» [Sinor, 1998, с. 212]. Киданьскому роду хэйчэцзы (букв, «черные телеги») китайские источники при­писывают заимствование у уйгуров конструкции телеги с располо­женной на ней юртой: «...предки киданей всегда служили хуэйхэ (уйгурам. — А.К.), но затем подняли восстание и бежали, после чего хэйчэцзы научились делать телеги с юртами» [Sinor, 1998, с. 213].

Уйгурское влияние прослеживается и в происхождении некоторых киданьских племен. Достаточно сказать, что и-ши, второе племя в иерархии после правящего рода киданей Елюй, а также род сяо, ка-туньская фратрия, имели уйгурское происхождение. Известен инте­ресный факт, отражающий прежние вассальные отношения между ки­данями и уйгурами: в 924 г. киданьский император Абаоцзи, прибыв в Каракорум, бывшую столицу Уйгурского каганата, приказал стереть надпись в честь уйгурского кагана и поместить вместо нее трехъязыч­ную (киданьско-тюркско-китайскую) надпись, восхваляющую его деяния. К сожалению, неизвестно, надпись какого уйгурского кага­на была стерта, но и заменившая ее надпись не дошла до нас. Еще бо­лее интересным фактом является предложение Абаоцзи уйгурам Тур-фанского княжества Кочо переселиться на их старые кочевья, нахо­дившиеся на территории нынешней Северной Монголии, но уйгуры не пожелали покидать Турфан. Д.Синор сравнивает это предложение с

ностальгическим отношением бывших подданных Британской импе­рии или империи Габсбургов к тем временам, когда они находились в вассальной зависимости [Sinor, 1998, с. 229].

Возвращаясь к истории уйгуро-киданьских контактов на террито­рии Танской империи, следует заметить также, что во время восстания хэбэйских губернаторов уйгуры заняли антитанскую позицию и посы­лали подразделения на помощь повстанцам в 781-783 гг. Во время военных действий уйгурская кавалерия находилась в тесном взаимо­действии с киданьским военачальником Ван Уцзюнем, приемным от­цом Ван Тинцзоу.

Сам Ван Тинцзоу принадлежал к поколению, выросшему в Китае, и, очевидно, был китаизирован. Об этом свидетельствует отмеченная историографами его любовь к китайским книгам: «...он любил читать Гуй-гу и все книги по военному делу». Тем не менее китайские истори­ки особо выделяют его «варварские» черты, сообщая, что он «с рож­дения имел могучий торс, был похож на хищника, говорил очень ма­ло». Сравнение с хищниками очень характерно для китайского пред­ставления об иноземцах, согласно которым «варвары» внешне похожи на людей, но внутренне сродни диким зверям.

Северо-восточные провинции Китая, в которых были сильны тен­денции к самостоятельности, после неудачной попытки выйти из-под контроля танской династии во время правления Дэ-цзуна номинально продолжали подчиняться власти императора, но фактически сохраня­ли независимость в местном управлении. Особый статус этих провин­ций заключался также в том, что в отличие от других районов Китая, губернаторы которых назначались императором, должность губерна­тора стала здесь наследственной, и со временем появились династии местных правителей. Такая династия и была создана абузом Ван Тинц­зоу.

Как известно, в биографиях тех или иных деятелей, включенных в династийные истории, получали отражение факты, с точки зрения их составителей представлявшие интерес для истории Китая. Из биогра­фии Ван Тинцзоу известно следующее. Одним из событий, в которых он принял участие, было восстание Ван Чэн-цзуна (806 г.), губернато­ра округа Чэндэ, расположенного на западе провинции Хэбэй. После его смерти (821 г.) танский двор смог добиться уступок от этой про­винции. Историографы также рассказывают о его действиях против посланника танского двора, направленного в приграничные армии. Ван Тин-цзоу удалось настроить армию против танского посланника и поднять бунт. В это время он служил в должности бинмаши.

В 7-м месяце 806 г. Ван Тинцзоу захватил власть в Чэн-дэ и про­возгласил себя правителем без позволения танского двора. Император Му-цзун (821-825) издал указ, приказывающий армиям всех приле­гающих к Чэндэ областей организовать совместное выступление про­тив Ван Тинцзоу. Когда действия, направленные против него, не возымели успеха, был организован новый карательный поход во главе с генералом Пэй Ду для подавления восстания на западе провинции Хэбэй. Пэй Ду (765-839) должен был объединиться с силами соседней провинции Хэдун и нанести удар по мятежникам. Биография Ван Тинцзоу рассказывает о некоторых сражениях полководцев Пэй Ду с восставшими. Один из них, Ду Шулян, преследовал войска Ван Тин­цзоу до Хуэйсина, но сам попал в окружение в крепости Шэньчжоу. Ему удалось бежать с места боя с семьей, укрыться у губернатора се­верного округа Лин-у. Его бегство воодушевило Ван Тинцзоу, кото­рый, перейдя в контратаку, разгромил верные центральному прави­тельству силы.

Восстание в северо-восточных провинциях подрывало хозяйство страны, «император жаловал подарки без меры, казна была пуста». В 821 г. взбунтовался Ши Сянь-чэн, правитель округа Вэбо, и импера­тору пришлось прекратить военные действия против Ван Тинцзоу. 12 апреля 822 г. император был вынужден «помиловать» его, пожало­вав ему должность цзянь-цзяо ю сань-цзи чан ши и пост военного гу­бернатора Чэндэ.

В дальнейшем, во время правления императора Вэнь-цзуна (827-840), Ван Тинцзоу поддержал Тун Цзе, который самовольно «наследо­вал» должность умершего отца, Ли Цюаньлюэ, в округе Цанчжоу. Ко­гда Вэнь-цзун отказался утвердить в должности Тун Цзе, последний поднял мятеж. Был организован карательный поход против Тун Цзе, но Ван Тинцзоу «ослабил северные окраины, чтобы сковывать [дейст­вия правительственных войск]». Он также задержал танских послан­ников, чем вызвал гнев Вэнь-цзуна, который издал указ «прекратить получение подношений от него». В указе далее говорилось: «Тун Цзе взбунтовался, [Ван] Тинцзоу является соучастником злодея. Следует лишить [его] титулов; всем по разным путям отправиться в каратель­ный поход [против него]. Того, кто сможет обезглавить [Ван] Тин­цзоу, наградить 200 тыс. связок монет. Все чиновники, которые [помо­гут] подчинить города и веси, будут щедро награждены в соответст­вии с рангами» (Синь Тан шу, 1986, цз. 211). Но императору не уда­лось подавить бунт, ему пришлось амнистировать восставших и про­стить Ван Тинцзоу. Через некоторое время Ван Тинцзоу был удостоен

титулов «главный наставник наследного принца» {тай-цзы тай-фу) и «князь» (цзюнь-гун) области Тай-юань.

Участвуя в многочисленных бунтах против танской династии, Ван Тинцзоу, как и многие другие хэбэйские губернаторы, попал в число непокорных подданных, которые номинально признавали власть династии, но не подчинялись императорским приказам. Ис­ториографы дают ему такую характеристику: «Что до [Ван] Тин­цзоу, у него был такой характер, что он шел против справедливо­сти, участвовал по своему произволу в двадцати смутах, не выпол­нял долг подчиненного, не был человеколюбивым. [Как и все] вар­вары и и ди, [он] не изъявлял покорности» [Синь Тан шу, 1986, цз. 211, с. 5961].

Ван Тинцзоу умер в 834 г. и был посмертно пожалован титулом тай-вэй. Когда он умер, на должность губернатора Чэндэ претендо­вал его сын Юаньда. «В армии просили [императорского] приказа о [назначении Ван] Юаньда. Император послушался, передал ему как преемнику [должность] цзе-ду» [Синь Тан шу, 1986, цз. 211, с. 5961].

Ван Юаньда (812-854) был вторым сыном Ван Тинцзоу. В его правление округ Чэндэ наладил хорошие отношения с танским дво­ром. Он «знал церемонии и правила, ежегодно представлял дань [ко двору], как полагается слуге». Это послушание было следствием мер, предпринятых танским домом, который заключил с ним брачный со­юз: ему была отдана в жены танская принцесса Шоуань, дочь князя У (цзянван У). Тогда «[Ван] Юаньда послал людей представить подарки в честь сговора ко двору, преподнес тысячу подносов с едой, прекрас­ных лошадей, туалетные принадлежности, рабынь». Император У-цзун использовал лояльность Ван Юаньда для борьбы с другими антитан-скими бунтами в Хэбэе. Так, Ван Юаньда был назначен комиссаром по умиротворению бунта Цзянь Цзи в соседней области И-у. Получив приказ, Ван Юаньда немедленно отправился на подавление бунта и, разгромив армию военачальника Яо Шаня, подчинил округ Бинчжоу. За эти заслуги он был назначен на должность цзянь-цзяо сыту и одно­временно с этим получил пост советника-контролера по делам Импе­раторской канцелярии (чжун шу мынься пин-чжан-ши). Кроме того, император пожаловал ему почетный титул наставника наследного принца




Скачать 5,13 Mb.
оставить комментарий
страница16/30
Андрею Николаевичу Кононову
Дата27.09.2011
Размер5,13 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   30
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх