В области корпоративного управления icon

В области корпоративного управления


Смотрите также:
Кодекс корпоративного управления Банка...
Рабочая программа «основы корпоративного управления» Рекомендуется для направления подготовки...
Четвертое заседание круглого стола по вопросам корпоративного управления в России обязанности...
Четвертое заседание круглого стола по вопросам корпоративного управления в России обязанности...
План: Классификация методов управления Основные механизмы корпоративного управления >...
Руководство дочерними компаниями в холдинге через механизмы корпоративного управления...
Программы основы корпоративного управления ключевые игроки в сфере корпоративного управления...
Концепция развития корпоративного законодательства на период до 2008 года...
Концепция развития корпоративного законодательства на период до 2008 года...
Для руководителей, менеджеров, специалистов по работе с персоналом...
Становление корпоративного управления Неоднозначность результатов экономической реформы в России...
Отчет о научно-исследовательской работе «разработка концепции развития корпоративного...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать


Четвертое заседание круглого стола по вопросам корпоративного управления в России

ОБЯЗАННОСТИ СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ И РОЛЬ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫХ ЛИЦ

В ОБЛАСТИ КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

Москва, 20 – 21 июня 2001 г.


Заседание IV: Роль заинтересованных лиц

в корпоративном управлении


вводный доклад

РОЛЬ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫХ ЛИЦ В КОРПОРАТИВНОМ УПРАВЛЕНИИ


Андрей Ивакин,

Начальник отдела корпоративного законодательства,

Министерство экономического развития России


М.Бурмисторова

Советник отдела корпоративного законодательства,

Министерство экономического развития России


Георгий Колташев

Консультант,

Комитета по собственности Государственной думы России


1 I. Соучастники корпоративного управления и их роль в развитии предприятий.

В настоящее время проблемы корпоративного управления уже недостаточно рассматривать исключительно с точки зрения защиты прав акционеров, хотя эта проблема остается наиболее актуальной для российских предприятий и экономики в целом. В процесс корпоративного управления активно вовлечены кредиторы, поставщики и потребители, работники предприятий, органы государственной власти (График 1).

График 1. Изменения в структуре собственности средних и крупных российских АО, 1994-2000, % от уставного капитала. (На основе опросов IET и других организаций).





Если говорить о роли соучастников корпоративного управления в развитии предприятий, то следует отметить, что для российских предприятий большое значение имеет как стратегическая ориентация инвесторов (направленная на развитие), так и спекулятивная, обеспечивающая мобильность капитала и, соответственно, расширяющая возможности корпоративного финансирования. Пока еще мелкие инвесторы не играют активной роли в защите своих интересов, зачастую не пользуясь законодательно установленными для них правами, не принимают участия в управлении предприятием. Основная часть крупных акционеров слабо заинтересована в привлечении инвестиций через акционерный капитал из-за риска потерять контроль над бизнесом. В будущем эта ситуация должна измениться, что уже можно наблюдать в отдельных акционерных обществах.

Для деятельности институциональных инвесторов, например, пенсионных фондов, необходима возможность вложений в достаточно большое количество различных акций с небольшим риском и умеренным доходом (диверсификация портфеля). Таких условий на российском фондовом рынке пока нет. По этому о роли институциональных инвесторов пока можно говорить в среднесрочной перспективе.

Советы директоров российских компаний достаточно пассивны, и состоят в основном из инсайдеров. По результатам исследованийi в совете директоров обычно представлены 4 группы: контролирующий частный владелец, менеджмент и служащие, представители государственной власти и мелкие акционеры-аутсайдеры. В последнее время наметилась тенденция выдвижения независимых директоров, отстаивающих интересы миноритарных акционеров. Эта редкая практика еще не получила широкого распространения. В российских условиях, когда нередко имеет место конфликт между различными группами акционеров, защита узкой группы миноритарных акционеров может привести к негативным последствиям для экономической деятельности акционерного общества. В будущем представляется, что понятие «независимый директор» будет означать, прежде всего, деятельность на профессиональной основе, с соблюдением определенных правил и деловой этики.

Что касается исполнительных органов, то их роль по-прежнему весьма существенна. Данные обследований промышленных предприятийii показывают, что на большинстве предприятий все решения, в том числе стратегические, принимает генеральный директор. Во многом это связано с преимущественно инсайдерской структурой собственности на многих российских предприятиях (приложение 1), когда менеджмент предприятия является основным собственником (акционером). При этом у основной части российских компаний отсутствует формальная процедура оценки работы генерального директора. Обычно единственным критерием является то, как он защищает интересы инсайдеров.

Особую роль в процессе корпоративного управления играют кредиторы. Доступность процедур банкротства приводит к сильному влиянию кредиторов на процессы перераспределения собственности, в том числе за счет преднамеренных банкротств, и уже начинает приводить к повышению платежной дисциплины предприятий. В целом институт банкротства является в России одним из сильнейших механизмов корпоративного контроля, особенно учитывая слабую роль в этом отношении фондового рынка. В дальнейшем этот институт должен приобрести большую роль в финансовом оздоровлении предприятий.

Государство, по прежнему оставаясь крупным собственником, оказывает чаще всего либо нейтральное влияние на работу предприятий, либо негативное, в силу несовершенства институционального устройства государственной власти. Хотя известны примеры, когда государство выступало как активный акционер, который защищает свои права и принимает решения, направленные на реальное развитие и реструктуризацию предприятий. В дальнейшем предполагается, что именно государство как крупный собственник сможет способствовать развитию корпоративной культуры в российских компаниях.

Баланс интересов, который достигается между соучастниками корпоративного управления, далеко не всегда обеспечивает развитие предприятий и эффективное хозяйствование. Законодательные нормы, инфраструктура и правоприменительная практика не достигают своей цели, в том числе из-за отсутствия комплексного подхода к государственному регулированию в области корпоративного управления. Несогласованность регулирования в различных сферах (например в сфере акционерного законодательства и сфере трудовых отношений, в сфере акционерного законодательства и в области банкротства, в сфере акционерного законодательства и законодательства о приватизации) приводит к тому, что издержки инвесторов по защите прав собственности превышают затраты, связанные с «нецивилизованным» способами обогащения.


2. Права исполнительных органов хозяйственных обществ.

2.1.Права и обязанности единоличного исполнительного органа.

Как уже было отмечено выше, исполнительные органы в российских обществах принимают большинство решений, включая стратегические. В связи с этим вопрос их прав и полномочий, а также механизмов контроля за их деятельностью со стороны совета директоров и акционеров, имеет принципиальное значение. Возникновение прав и обязанностей единоличного исполнительного органа АО стоит на стыке гражданского законодательства и трудового законодательства. Вопрос о наличии некоторых пробелов в этих отраслях права, а также коллизий между трудовым и гражданским до сих пор не решен, что вызывает ряд проблем на практикеiii.

ФЗ "Об акционерных обществах" ограничивает полномочия руководителя общества в части совершения крупных сделок и сделок, в отношении которых существует заинтересованность. С точки зрения ограничения полномочий исполнительного органа и защиты прав акционеров эти нормы часто не эффективны по следующим причинам:

К "крупной сделке" законодательство относит сделку, объем которой превышает 25% балансовой стоимости активов общества. В тоже время, балансовая стоимость активов на момент совершения сделки может существенно отличаться от рыночной.

В случае заключения крупной сделки, если она происходит в рамках "обычной хозяйственной деятельности", решение может быть принято без согласования с акционерами (в соответствии с ФЗ "Об акционерных обществах). При отсутствии критериев отнесения сделки к обычной хозяйственной деятельности, фактически большинство важных сделок может быть заключено единоличным исполнительным органом.

Судебная практика показала, что договор залога может не подпадать под понятие сделки, что дает единоличному исполнительному органу широкие возможности по отчуждению имущества.

Существует возможность компенсировать эти недостатки в договоре (содержащем права и обязанности исполнительного органа, пункт о его досрочном освобождении от должностных обязанностей, вознаграждение и т.д.). Однако, хотя закон об АО и дает возможность решения данного вопроса советом директоров (путем внесения данного пункта в устав АО в качестве "иных вопросов", которые не относятся к компетенции акционеров), акционеры имеют лишь опосредованный контроль за работой единоличного исполнительного органа - через совет директоров, а учитывая то, что совет директоров также работает под началом исполнительного органа, то данный контроль малоэффективен. Более серьезный правовой пробел возникает в случае, когда в обществе совет директоров не создается, тогда акционеры никак не смогут проконтролировать содержание договора, заключаемого с единоличным исполнительным органом, поскольку внесение в устав положений о договоре противоречило бы ФЗ "Об акционерных обществах", который не разрешает общему собранию акционеров решать вопросы, не отнесенные законом к его компетенции.

Предложение: Необходимо разработать и утвердить критерии отнесения сделки к крупной и к сделке с заинтересованностью, уточнить понятия "обычная хозяйственная деятельность".

Нечеткость прав и обязанностей единоличного исполнительного органа связана также с противоречиями между трудовым законодательством и гражданским. Вопрос об отнесении договора с единоличным исполнительным органом к трудовому или гражданскому до настоящего времени не имеет однозначного решения (ряд исследователей отмечают, что хотя буквальное толкование ряда законов позволяет сделать вывод о его гражданской природе, судебная практика свидетельствует об обратномiv). Хотя закон об АО и содержит положение, что «на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества действие законодательства о труде распространяется в части, не противоречащей положениям настоящего закона», однако законодательство о труде не исключает руководителей акционерных обществ из сферы своего действия, что означает прямую коллизию между законодательством о труде и законодательством об АО. На практике полномочия и обязанности единоличного исполнительного органа в случае трактовки договора как трудового либо как гражданского существенно отличаются (Таблица 1).

Таблица 1.

Трудовое законодательство

Гражданское законодательство

Права

В случае допущения к работе руководителя договор считается заключенным, отсутствие письменной формы договора не означает недействительности договора и практически лишает акционеров возможности оспорить законность действий руководителя (ст. 18 КзоТ РФ)

Начало исполнения обязанностей единоличным исполнительным органом не означает заключение договора, и законность действий руководителя может быть оспорена (ст. 161, 432 ГК РФ).

Приступивший к исполнению обязанностей руководитель имеет право требовать заключения бессрочного трудового договора

Договор может быть как срочным, так и бессрочным

Договор может быть расторгнут по основаниям, указанным в ст. 32 КзоТ (по требованию работника в случае его болезни или инвалидности, препятствующих выполнению работы по договору (контракту), нарушения администрацией законодательства о труде, коллективного или трудового договора (контракта) и по другим уважительным причинам.

Договор может быть расторгнут по основаниям, указанным в ст. 450 ГК РФ (при существенном нарушении договора одной стороной, в других случаях, предусмотренных ГК, иными законами или договором).

Увольнение руководителя затруднено, особенно в случае отсутствия письменной формы договора (т.к. основания увольнения, указанные в КЗоТе направлены на защиту интересов работника, то есть акционерам придется либо ждать истечения срока действия договора, либо совершения руководителем виновных действий)

Увольнение происходит в соответствии с положениями договора. Досрочное его расторжение может последовать в любой момент на основании решения общего собрания акционеров или если это предусмотрено уставом общества, совета директоров (п. 4 ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах»).

Обязанности

Руководитель имеет право издать приказ, передав свои полномочия заместителю.

ФЗ «Об акционерных обществах» не дает руководителю права делегировать свои полномочия полностью заместителю, так как образование единоличного исполнительного органа является компетенцией акционеров.

Норма ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах» недействительна, так как ухудшает положение работника (ст. 5 КЗоТ), то есть в случае признания приоритета трудового законодательства над ФЗ «Об акционерных обществах» руководитель имеет право занимать другие должности по совместительству.

Запрещено занимать должности в органах управления других организаций (ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах»)

Невозможно взыскание упущенной материальной выгоды, случаи полной материальной ответственности ограничены нормами КЗоТ (ст. 119, 121).

Несет ответственность перед обществом в объеме, предусматривающем компенсацию как реального ущерба, так и упущенной выгоды (ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах», ст. 15 ГК РФ)

Не несет полной материальной ответственности за разглашение коммерческой тайны (ст. 15, 119, 121 КЗоТ)

Обязан возместить причиненный в связи с разглашением коммерческой тайны ущерб.

Предложение: Необходимо внести изменения в законодательство в части уточнения правового положения единоличного исполнительного органа.

В ходе процедур банкротства, полномочия и права руководителя должника могут быть ограниченыv. При назначении временного управляющего у органов управления должника, в том числе у руководителя, существенно ограничены полномочия распоряжаться имуществом. Исключительно с согласия временного управляющего могут совершаться сделки: с недвижимым имуществом; с имуществом должника, балансовая стоимость которого превышает 10% балансовой стоимости активов; связанные с получением и выдачей займов, выдачей поручительств и гарантий, уступкой прав требований, переводом долга. Подобное ограничение вполне оправдано, в случае если временный управляющий отражает интересы большинства кредиторов, а не узкой группы, которая может иметь отношение к преднамеренному банкротству. В тоже время, процедура назначения временного управляющего не всегда обеспечивает такой подход. Дело в том, что решение о возбуждении производства по делу о банкротстве принимается в суде без участия должника и кандидатура временного управляющего предлагается кредитором, подавшим заявление. Это дает возможность злоупотреблений в целях блокировать деятельность предприятия в интересах контрагента.

Предложение. Целесообразно предусмотреть, что вопрос о возбуждении производства по делу о банкротстве и назначение временного управляющего должен рассматриваться с участием должника (состязательный процесс).

Если удовлетворение требований одного из кредиторов приведет к невозможности исполнения обязательств должника в полном объеме перед другими кредиторами, руководитель должника или индивидуальный предприниматель обязан обратится в суд с заявлением о признании должника банкротом. За неисполнение этой обязанности предусмотрена субсидиарная имущественная ответственность руководителя должника. Кроме того, руководитель должника может быть дисквалифицирован – лишен права занимать руководящую должность. На практике этот механизм защиты кредиторов почти не используется. Это связано с нечеткостью самой нормы. Не ясно, на основании каких показателей должна анализироваться невозможность исполнения требований.


2.2. Права и обязанности коллегиального исполнительного органа.

Правовое положение единоличного исполнительного органа во многом схоже с правовым положением коллегиального исполнительного органа, который, в соответствии с ФЗ "Об акционерных обществах", должен руководить текущей деятельностью акционерного общества.

Как и в случае с единоличным исполнительным органом, противоречие между акционерным и трудовым законодательством ведет к неопределенности прав членов коллегиального исполнительного органа.

ФЗ "Об акционерных обществах" допускает досрочное расторжение договора с членом коллегиального исполнительного органа. Если трактовать соотношение трудового законодательства и гражданского в пользу первого (а на практике как правило так и происходит), то следует признать, что по КЗоТу члена коллегиального исполнительного органа придется увольнять как рядового работника общества, так как КЗоТ не делает исключений в этом вопросе для членов коллегиального исполнительного органа (то есть в соответствии со ст. 33 КЗоТ).


Следующее положение ФЗ "Об акционерных обществах" - совмещение должности в АО и должностей в органах управления других организаций допускается только с согласия совета директоров. С одной стороны, общая логика КЗоТа также подразумевает, что у работника может быть только одно "основное" место работы, но с другой - КЗоТ не содержит механизма признания договора, противоречащего требованиям закона, ничтожным. Следовательно, фактически нет никаких препятствий для заключения еще одного подобного договора в другом обществе.


В соответствии с ФЗ "Об акционерных обществах", члены коллегиального исполнительного органа "несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу, если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами". Вопрос обязанностей и ответственности члена коллегиального исполнительного органа общества - также вопрос соотношения норм трудового и гражданского законодательства. ФЗ "Об акционерных обществах" содержит положение, что члены коллегиального исполнительного органа "несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу, если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами". Однако КЗоТ ограничивает случаи полной материальной ответственности. Кроме того, применение гражданско-правовой ответственности к работнику невозможно на основании положений ст. 5 КЗоТ. Это подтверждает и судебная практика - за последние пять лет не состоялось ни одного судебного решения о взыскании с руководителя АО суммы ущерба, нанесенного им данному обществу. Подобная судебная практика позволяет сделать вывод и о спорности включения в договор с членом коллегиального исполнительного органа таких положений, как ответственность за разглашение конфиденциальной информации, запрете на переход на работу к конкуренту и т.д. Кроме того, акционеры не могут уволить одного из членов коллегиального органа, так как терминология ФЗ "Об акционерных обществах" позволяет сделать вывод, что собрание акционеров вправе досрочно прекратить полномочия лишь всего коллегиального органа, а не отдельного его члена. Решение данного вопроса также отдано на откуп различным трактовкам и судебной практики.

В ходе банкротства законодательство устанавливает особый порядок управления делами должника в зависимости от применяемой процедуры. В соответствии с законом о несостоятельности исполнительные органы общества осуществляют свои функции с ограничениями и могут быть отстранены от управления обществом, а в процедурах внешнего управления и конкурсного производства указанные органы отстраняются от руководства организацией.


3. Кредиторы как соучастники корпоративного управления.

Особую роль в процессе корпоративного управления играют кредиторы организации. Целесообразно рассматривать кредиторов, как участников корпоративного управления с позиции оценки их прав в ходе различных этапов деятельности общества (компании). Полезной является так же некоторая классификация прав кредиторов применительно их участию в корпоративном управлении.

Основным правом кредиторов является право требования своевременного и полного исполнения должником, принятых или возложенных на него обязательств. Вместе с тем корпоративное управление рассматривает кредиторов с позиций наличия у них следующих прав:

- получения информации о принимаемых органами управления решений (частичное раскрытие корпоративного покрова);

- требования досрочного исполнения обязательств должником (влияние на хозяйственную деятельность организации);

- участия в управлении должником, имуществом должника.

Следует отметить, что кредиторы, как участники корпоративного управления, с одной стороны представляют контрагентов должника, а с другой стороны выступают как участники механизма корпоративного контроля, посредством прав, предоставленных им законодательством о реорганизации, ликвидации и банкротстве. По- этому следует рассматривать участие кредиторов в корпоративном управлении применительно к объему их прав в ходе:

- уменьшения размера уставного капитала должника;

- реорганизации должника;

- ликвидации должника;

- несостоятельности (банкротства) должника;

Участие кредиторов в корпоративном управлении в ходе реорганизации и ликвидации организации (компании) учитывая, что в ходе реорганизации и ликвидации права кредиторов близки по содержанию, а так же «связанность»2 этих процедур.


3.1. Участие кредиторов при уменьшении должником размера уставного капитала.

В соответствии с Федеральным законом "Об акционерных обществах" кредиторы должны быть обязательно уведомлены о факте уменьшения уставного капитала. Таким образом, реализуется право кредиторов на получении информации о решениях органов управления должника, способных повлечь неисполнение или ненадлежащее исполнение должником обязательств.

В соответствии со статьей 30 Федерального закона "Об акционерных обществах" кредиторы приобретают право требовать прекращения или досрочного исполнения должником обязательств и возмещения, связанных с этим убытков. Названные положения закона "Об акционерных общества" направлены на обеспечение защиты прав кредиторов, но представляется избыточными, поскольку на сегодняшний день уставной капитал общества потерял присущую ему ранее роль - гаранта исполнения должником своих обязательств3. Следует также отметить, что законодательством установлена обязательность принятия уменьшении уставного капитала при наступлении определенных обстоятельств (см. пример).

Пример: Статьей 99 Гражданского кодекса установлено, что в случае если по окончании второго и каждого последующего года стоимость чистых активов общества окажется менее уставного капитала, общество обязано объявить и зарегистрировать в установленном порядке уменьшение уставного капитала. Исходя из положений приведенной статьи следует допустить следующую ситуацию: учредителями создано общество для реализации проекта срок окупаемости которого превышает 2 года. Уставной капитал общества сформирован и расходуется для реализации указанного проекта. Вместе с тем, учитывая что, часть уставного капитала общества будет израсходована на реализацию проекта, размер активов общества будет меньше размера уставного капитала. В этом случае, после объявления обществом об уменьшении уставного капитала кредиторы приобретают право требовать досрочного исполнения обязательств, что может привести к банкротству общества.

Предложение: На основании изложенного целесообразно установить, что кредиторы приобретают право требовать досрочного исполнения должником обязательств только в случае, если уменьшение уставного капитала способно повлечь неисполнение должником своих обязательств или может причинить убытки кредиторам.

Вывод: следует ограничить объем прав кредиторов организации при уменьшении размера ее уставного капитала.


3.2. Участие кредиторов в корпоративном управлении в ходе реорганизации и ликвидации организации - должника.

3.2.1. Участие кредиторов в корпоративном управлении в ходе реорганизации организации-должника.

О реорганизации должника должны быть уведомлены кредиторы должника. Таким образом, реализуется право кредитора на получение информации о принятии органами управления должника решений, способных повлечь неисполнение или не надлежащее исполнение обязательств должника. Реализация такого права является основным способом защиты интересов кредиторов. Вместе с тем, концепция защиты интересов кредиторов, закрепленная в ГК РФ, на практике не достигает своей цели из-за несовершенных правил об уведомлении, а также нередких случаях нарушения таких правил. Следует отметить, что законодатель не уточняет, какая информация должна быть предоставлена кредитору помимо уведомления его о самом факте реорганизации, а так же санкции за неисполнение реорганизуемым обществом требования об уведомлении кредиторов.


Пример: Общество "А" обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании решения собрания акционеров акционерного общества "Б" о реорганизации общества «Б» в форме выделения недействительным в связи с тем что общество "А" не было уведомлено о состоявшейся реорганизации АО "Б" и в результате реорганизации товары, предназначавшиеся для передаче обществу "Б", были переданы образованному в результате выделения обществу "С". Ответчик иск не признал, в обосновании отказа привел следующие доводы:

1. Решение о реорганизации было принято в полном соответствии с требованиями законодательства, собрание акционеров так же утвердило разделительный баланс общества "Б"

2. Уведомление кредиторов предусмотрено законодательством после принятия решения и факт наличия такого уведомления законодатель не связывает с недействительностью решения о реорганизации

3. Договором между обществом "А" и АО "Б" было предусмотрено, что право собственности переходит только после составления акта приема товаров, который на момент принятия решения о выделении не был составлен и подписан.

^ Арбитражный суд согласился с доводами ответчика и отказал в иске.


Предложение: Кредиторы должны иметь возможность узнавать о предполагаемой реорганизации значительно раньше, чем в настоящее время, возможно одновременно с участниками (учредителями), то есть до принятия соответствующего решения). Кроме того, необходимым представляется предусмотреть, что сведения о реорганизации юридического лица должны быть внесены в реестр юридического лиц, а также расширить требования к объему информации, представляемой кредиторам.


Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом "Об акционерных обществах" предусмотрено право кредиторов юридического лица, находящегося в процессе реорганизации, требовать досрочного исполнения или прекращения обязательств.

Российская практика показывает, что в результате реорганизации нередко создаются юридические лица, заведомо не способные выполнять свои обязательства перед кредиторами. Более того, реорганизация зачастую проводится с целью избавиться от определенных долгов. Жесткость положений ГК РФ обусловлена именно такой практикой.4 Тем не менее, защита прав кредиторов со стороны ГК РФ представляется чрезмерной. Нужно заметить, что кредиторы реорганизуемого юридического лица вправе требовать досрочного исполнения или прекращения обязанностей перед ними независимо от того, ущемляет ли такая реорганизация их интересы или нет. Реорганизация не всегда влечет за собой уменьшение вероятности исполнения обязательств перед кредиторами. Очень часто реорганизация, особенно в форме слияния или присоединения, направлена на повышение эффективности организации и отвечает интересам ее кредиторов. Очевидно, что в ряде случаев, прекращение или досрочное исполнение обязательств может переставлять для кредиторов интерес независимо от того, что вероятность надлежащего исполнения таких обязательств возрастет. Для самого реорганизованного лица досрочное прекращение обязательств может оказаться невозможным или связанным с неразумными издержками и привести к его банкротству. В этом случае кредиторам может быть нанесен еще больший ущерб. Абсолютная защита кредиторов невозможна, они рискуют вместе со своим должником, и реорганизация представляет собой лишь один из случаев, когда их интересы могут быть ущемлены. Для кредиторов коммерческой организации опасной является сама предпринимательская деятельность, поскольку таковая сопряжена с риском. Защита интересов кредиторов должна быть поставлена в зависимость от того, затрагивает ли такие интересы реорганизация.


Предложение: Внести изменения в Гражданский кодекс положения, предусматривающие ограничения права кредитора, требовать досрочного погашения или прекращения обязательств, которые бы устанавливали, что кредиторы вправе предъявлять такие требования только в случае, если в результате реорганизации требования кредиторов не будут исполнены.


Согласно ГК РФ, в случае, если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизуемого юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами. Эта норма является вполне разумной и полностью обеспечивает права кредитора и должника, но практика применения закона ставит ряд существенных вопросов, в частности в сфере правопреемства которые представляется необходимы решить в специальном акте.


Пример: Государственным унитарным предприятием было подано в арбитражный суд исковое заявление к акционерному обществу о взыскании с этого АО неосновательно полученного имущества. Арбитражный суд принял исковое заявление к рассмотрению.

В качестве обоснования своих требований истец сослался на то, что он является правопреемником другого государственного унитарного предприятия, которое в свою очередь передало ответчику имущество, являющееся предметом разбирательства. В подтверждение правопреемства между истцом и преобразованным унитарным предприятием суду были представлены выписка из устава истца и разделительный баланс.

^ Ответчик иск не признал по следующим основаниям:

1. Документы, переданные истцом не должны рассматриваться, как полноценное и достаточное доказательство права собственности истца на спорное имущество. При этом ответчик обратил внимание суда на следующие обстоятельства. Истец является правопреемником реорганизованного государственного унитарного предприятия, но в представленных суду документах о способе реорганизации, примененном для создания нового предприятия.

^ 2. Без определения способа реорганизации не представляется возможным какие права переданы истцу от реорганизованного предприятия;

3. Так как, истец представил в суд разделительный баланс, ответчик предположил, реорганизации была проведена в либо в форме разделения, либо в форме выделения, так как в этих случаях составляется разделительный баланс.

4. Ответчик отметил, что в нарушение ст. 59 ГК РФ представленный разделительный баланс не содержит перечня обязательств, права по которым перешли к истцу, а отраженные в нем суммы имеют обобщенный характер, конкретные данные по отдельным кредиторам и должникам не приведены, в связи с чем из данного документа невозможно сделать вывод ни о наличии, ни об отсутствии задолженности ответчика перед истцом .

Однако арбитражный суд не придал значения возражениям ответчика и удовлетворил исковые требования в полном объеме. Не согласившись с таким решением, ответчик обжаловал его в вышестоящих судебных инстанциях. Пересмотрев решение, кассационная инстанция арбитражного суда сочла доводы ответчика убедительными и отменила все состоявшиеся по делу судебные акты, передав дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Представляется возможной и обратная ситуация, когда кредиторская задолженность будет передаваться "общей массой" без указания конкретного кредитора или приложения к разделительному балансу будут содержать не достоверные данные.


Предложение: Целесообразно было бы предусмотреть дополнительные требования к разделительному балансу и решению о реорганизации в части определения правопреемника прав и обязанностей по каждому конкретному обязательству. Кроме того следует предусмотреть санкции за неисполнение таких требований.


3.2.2. Участие кредиторов в корпоративном управлении в ходе ликвидации организации-должника.



ГК РФ содержит требование об уведомлении всех кредиторов о ликвидации должника и публикации сообщения о ликвидации. Также действует требование, в соответствии с которым собственники юридического лица или орган, принявший решение о реорганизации, должны незамедлительно письменно сообщить об этом органу, осуществляющему государственную регистрацию юридических лиц.


Реализация названных положений ГК является продолжением концепции информационной открытости сведений способных повлечь неисполнение или не надлежащее исполнение должником обязательств. Вместе с тем, законодательно не определено в каком печатном органе должны быть опубликовано объявление о ликвидации организации. По- этому о ликвидации должника часто бывают не уведомлены «обезличенные» кредиторы. Возможным представляется решить указанную проблему путем установления специального органа который должен публиковать информацию о ликвидации, а так же установить неоднократность публикации. Следует отметить что законодательство не содержит исчерпывающего перечня информации подлежащей раскрытию в связи с ликвидацией должника.

Также необходимым представляется установить, что если кредиторы не могут быть выявлены лично (обезличенные кредиторы), то надлежащим уведомлением таких кредиторов является публикация сведений о ликвидации.

ГК РФ предусматривается минимальный срок, предоставляемый кредиторам для предъявлений требований (2 мес.). Установлено также, что требования кредиторов, заявленные после истечения срока, установленного для предъявления требований, удовлетворяются из имущества ликвидируемого юридического лица, оставшегося после удовлетворения заявленных в срок требований кредиторов. Указанное положение позволяет сделать вывод о том, что кредиторы вообще не заявившие свои требования, не могут претендовать на удовлетворение таковых. Это представляется нарушением интересов кредиторов.


Предложение: Предусмотреть возможность резервирования средств для кредиторов не заявивших своих требований. Кроме того представляется возможным предоставить кредиторам возможность ограниченного участия в процедуре ликвидации.


ГК РФ устанавливает, что в случае недостаточности стоимости имущества юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией или потребительским кооперативом или фондом может быть ликвидировано только в судебном порядке посредством применения к нему процедуры банкротства. Норма представляется необходимой, поскольку одной из задач законодательства о несостоятельности (банкротстве) является равное распределение средств, вырученных от продажи имущества должника. Вместе с тем представляется целесообразным в развитие положений данной нормы установить обязательность проверки правомерности действий руководителя должника, предшествовавших ликвидации. Поскольку, в соответствии с ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" в случае, если дело о несостоятельности возбуждено ликвидационной комиссией, процедура банкротства проходит в упрощенном порядке (без введения в отношении должника наблюдения). Руководство должника часто использует такой порядок возбуждения дел о несостоятельности (банкротстве) для "сокрытия" неправомерных действий, в частности ухода от налогообложения или уклонения от исполнения требований кредиторов.


Предложение: В случае, если в отношении должника применяется упрощенные процедуры банкротства, следует предусмотреть обязательную проверку действий руководителей должника на предмет наличия в них признаков преднамеренного или фиктивного банкротства.


Гражданский кодекс устанавливает, что в случае недостаточности имущества должника- юридического лица, являющегося казенным предприятием или учреждением, кредиторы вправе обратиться с иском к собственнику имущества такого юридического лица. Норма несколько выходит за рамки корпоративного законодательства в его традиционном Российском понимании5, но вместе с тем ряд исследований относит учреждения и унитарные предприятия к российским аналогам публичных корпораций и тем обосновывает применение к ним норм корпоративного законодательства. Представляется, что кредиторы не должны нести судебные издержки при удовлетворении их прав требований. Возможным представляется возложение обязанности по истребованию средств для удовлетворения требований кредиторов к юридическим лицам, являющимися казенным предприятием или учреждением, на ликвидационную комиссию.


^ Общее предложение по разделу 2

Анализ вышеизложенных предложений позволяет говорить о необходимости подготовки специального нормативного или нормативных актов, регулирующий порядок ликвидации и реорганизации.


3.3. Кредиторы как участники корпоративного управления, в ходе процедур, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве.)


Законодательство о банкротстве имеет достаточно длительную по российским меркам историю. Действующий федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" принят государственной Думой Российской Федерации 10 декабря 1997 года, одобрен Советом Федерации 24 декабря 1997 года и подписан Президентом Российской Федерации 8 января 1998 года. Его предшественник Закон Российской Федерации "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" , был принят в 1992 году и вступил в действие 1993 году. Следует отметить что с принятием нового закона, регулирующего несостоятельность (банкротство) количество дел о несостоятельности (банкротстве) возросло.

Диаграмма №1



Необходимы представляется отметить так же то, что несмотря не уменьшение количества рассмотренных дел о несостоятельности (банкротстве), количество заявлений о признании должников банкротов постоянно растет на протяжении пяти лет (см. диаграмму № 2).


Диаграмма № 2




Одним из факторов такого роста явилось изменение критерия несостоятельности, если Закон РФ "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" в качестве критерия использовал неоплатность (превышение стоимости имущества должника над суммой всех обязательств должника), то Федеральный закона "О несостоятельности (банкротстве)" в качестве критерия банкротства применяет неплатежеспособность (неспособность должника своевременно исполнить обязательства перед кредиторами). Считается что концепция действующего Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в большей степени защищает интересы кредиторов и закон является "прокредиторским".

Вместе с тем, целесообразным представляется некоторое изменение направленности закона. Возможным представляется установление определенных судебных процедур в ходе которых учредителям (участникам) должника будет предоставлена возможность под контролем кредиторов оздоровить (санировать) бизнес должника.

Несостоятельность (банкротство) является одним ключевых институтов законодательства обеспечивающих «экономический» контроль за деятельностью должника со стороны кредиторов. Как показывает практика, именно угроза банкротства является решающим фактом при принятии должником решения об исполнении обязательств. При этом институт банкротства призван обеспечивать защиту прав не только каждого отдельного кредитора, а всех кредиторов организации- должника. Базируясь на этом положении, закон устанавливает, что кредиторы не вправе осуществлять свои права самостоятельно.

Именно посредством законодательства о несостоятельности кредиторы могут принимать участие в управлении должником в частности в ходе процедур внешнего управления и конкурсного производства.

Гражданское законодательство Российской Федерации предоставляет кредиторам право выбора способа защиты своих прав: кредитор вправе, как обратиться в суд за судебной защитой в общеисковом порядке, так и возбудить в отношении должника дело о несостоятельности (банкротстве). Однако, кредиторы часто злоупотребляют правом подачи заявлений о признании должника несостоятельным, используя подачу такого заявления в целях принуждения должника к скорейшему погашению задолженности. Основанием для подачи заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) является трехмесячная просрочка исполнения должником денежного обязательства превышающего размер 500 минимальных размеров оплаты труда. Практика применения ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" так же показала, что кредиторы часто злоупотребляют правом подачи заявления о признании должника банкротом, поскольку процедура банкротства позволяет перехватить управление должником. С этой целью кредиторы часто подают заявления по несуществующим требованиям.

Исходя из изложенного, представляется целесообразным предусмотреть обязательное судебное рассмотрение обоснованности требований кредиторов, что впрочем, в настоящий момент происходит в соответствии с Постановлением Конституционного Суда № 4 от 12.03.2001 г. Однако, рассмотрение дела о несостоятельности в соответствии с указанным постановлением способно «заблокировать», а в некоторых случаях «свести на нет» рассмотрение дела о несостоятельности (банкротстве).

Для обеспечения требований кредиторов суд вправе по заявлению лица, участвующего в деле, принять меры, предусмотренные Арбитражно-процессуальным кодексом РФ. Кроме того, суд может запретить руководителям должника совершать без согласия арбитражного управляющего определенные сделки и принять меры по обеспечению сохранности имущества должника. Таким образом, кредиторы с момента возбуждения дела о несостоятельности (банкротства) могут оказывать воздействие на деятельность органов управления должника. Вместе с тем, приведенные правовые нормы, на практике почти не используется. Однако, после вынесения Конституционным судом Постановления №4 от 12.03.2001 г., предлагающего арбитражным судам рассматривать обоснованность требований кредиторов в отдельном заседании, следует ожидать более активного применения судами норм, обеспечивающих сохранность имущества должника (запрещать совершение ряда сделок в обеспечение исполнения должником требований кредиторов.

С момента возбуждения арбитражным судом дела о банкротстве кредиторы приобретают право обратиться к должнику со своими требованиями. Процедура установления требований кредиторов различна в зависимости от применяемой к должнику процедуры. Требования кредиторов должны быть внесены в реестр требований кредиторов, пропорционально размеру установленных требований кредиторам предоставлено право голоса на собраниях кредиторов. Эта группа правовых норм реализует концепцию консолидации усилий кредиторов и недопустимости самостоятельного осуществления кредиторами своих прав. Вместе с тем, применение этой концепции в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" представляется необоснованно жестким. Установление требований кредиторов, рассмотрение споров о причинении убытков, возмещении ущерба, компенсации вреда в рамках судебного разбирательства по делу о несостоятельности представляется не совсем целесообразным. А в связи с тем, что закон прямо не предусматривает возможности обжалования таких определений, Конституционный Суд (постановление № 4 от 12.03.2001 г.) было признаны неконституционными положения закона не позволяющие обжаловать определения арбитражного суда об установлении размера требований кредиторов. Кроме того, решения о внесении и исключении требований кредиторов из реестра принадлежит арбитражному управляющему, а порядок установления таких требований не достаточно формализован, посему необходимым представляется большая формализация порядка установления требований и ограничение, как арбитражного управляющего, так и кредиторов в злоупотреблениях правами.

Следует предусмотреть, что установление требований кредиторов в деле о банкротстве является основанием для определении количества голосов кредитора на собрании кредиторов, при этом кредитор вправе обратиться в арбитражный суд в общеисковом порядке для установления размера задолженности должника. Определение об установлении размера требований кредиторов должно использоваться исключительно в целях участи кредитора в собраниях кредиторов и не должно являться преюдицией при рассмотрении Арбитражным судом дела об установлении задолженности должника перед кредитором.

В развитие права кредиторов на получение информации о должнике в ходе процедуры несостоятельности (банкротства), кредиторы вправе требовать информацию о ходе применения процедуры несостоятельности (банкротства), о финансовом состоянии должника, о деятельности арбитражного управляющего. Группа этих норм в целом соответствует концепции защиты прав кредиторов, вместе с тем в зависимости от процедуры объем прав на раскрытии информации о должнике должен быть увеличен, особенно на стадиях внешнего управления и конкурсного производства.

Многие перечисленные права кредиторов конкретизируются или приобретают специфику в ходе различных процедур, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве).


3.3.1. Участие кредиторов в процедуре наблюдения.

Следует учитывать, что процедура наблюдения не является обязательной - в отношении отсутствующих и ликвидируемых должников применяется упрощенная процедура банкротства - без введения в отношении должника наблюдения. Так в 2000 году из 19041 принятых к производству дел только в отношении 7959 организации была введена процедура наблюдения. Следует отметить, что процедура упрощенного банкротства часто применяется в целях ухода от налогообложения или уклонения от погашения кредиторской задолженности. Поэтому следует предусмотреть проверку наличия признаков преднамеренного или фиктивного банкротства при проведении процедур упрощенного банкротства.

В ходе процедуры наблюдения кредиторы обладают правом предъявления своих требований к должнику. На временного управляющего возложена обязанность выявлять кредиторов должника и направлять им уведомления об их праве предъявить требования к должнику. Практика применения закона показала, что временный управляющий не в состоянии выявить всех кредиторов, в частности, это относится к кредиторам по обезличенным обязательствам (вексель, ценные бумаги на предъявителя и др.) Таким образом, нормы, устанавливающие порядок уведомления кредиторов, представляются логичными и необходимыми, однако не лишенными недостатков. Возможным представляется предусмотреть в законе уведомление кредиторов путем публикации объявления в средствах массовой информации.

Кроме того, процедура установления требований кредиторов на стадии наблюдения в значительной степени зависит от должника - только он вправе признать или не признать требования кредиторов.

Пример: В отношении акционерного общества "А" арбитражным судом было возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве), введено наблюдение, назначен временный управляющий. Генеральный директор признал требования кредитора "Б" общую сумму, составляющую более 70 % от суммы кредиторской задолженности выявленной временным управляющим. Временный управляющий обратился в арбитражный суд с возражениями на требования кредитора признанные генеральным директором. Однако арбитражный суд не принял указанные возражения временного управляющего в связи с тем, что в соответствии с 63 статьей ФЗ "О несостоятельности (банкротство)" временному управляющему не предоставлено право заявлять возражения на требования кредиторов. После получения определения об отказе рассмотрения жалобы арбитражный управляющий обратился в суд в заявление о применении к сделки, из которой возникла кредиторская задолженность должника перед кредитором "Б", последствий ее недействительности. Однако арбитражный суд отказал в принятии указанного заявления, поскольку признал арбитражного управляющего не заинтересованным лицом по указанной сделке.


Предложение: Законодательно установить право временного управляющего предоставлять в арбитражный суд возражения по требованиям кредиторов.


В ходе процедуры наблюдения кредиторы вправе получать информацию о финансовом состоянии должника. Временный управляющий предоставляет в арбитражный суд информацию о финансовом состоянии должника. Кредиторы, как участники дела о несостоятельности (банкротстве) вправе знакомиться с представленными управляющим сведениями. Вместе с тем, роль сведений о финансовом состоянии должника, представляемых управляющим, зачастую незначительна, кроме того законом не определен состав этих сведений и срок предоставления.


Предложение: Определить какие именно сведения должны быть предоставлены временным управляющим кредиторам, содержание этих сведений и срок их предоставления.

В ходе процедуры наблюдения кредиторы имеют права участия в первом собрании, которое определяет судьбу должника. Конкурсные кредиторы принимают участие в голосовании на первом собрании кредиторов пропорционально размеру требований.

Нормы, определяющие порядок проведения первого собрания кредиторов, порядок принятия решений первым собранием кредиторов, а также реализацию этих решений, дают возможность кредиторам определять, следует ли попытаться восстановить платежеспособность должника, применив к нему процедуру внешнего управления или необходимо признать должника банкротом и открыть конкурсное производство. Следует отметить и особую важность решений принимаемых первым собранием кредиторов, по сути определяющих дальнейшую судьбу организации должника. Однако при принятии кредиторами такого решения зачастую не учитывается не заинтересованность кредиторов в оздоровлении бизнеса должника, поэтому в большинстве случаев кредиторы предпочитают ходатайствовать перед судом о признании должника несостоятельным (банкротом) и открытии конкурсного производства. Так, в большинстве случаев кредиторы принимают решение о признании должника несостоятельным (банкротом) (см. диаграмму № 3).




Предложение: Нормы представляются необходимыми, однако возможным представляется предусмотреть ряд норм, обеспечивающих защиту миноритарных кредиторов. Кроме того, целесообразно предусмотреть возможность участия в процедуре несостоятельности (банкротства) участников (учредителей) должника. Возможным представляется законодательно предусмотреть некую процедуру отличную от внешнего управления в ходе которой участникам (учредителям) должника будет предоставлено право самостоятельно оздоровить бизнес должника.

3.3.2. Участие кредиторов в процедуре внешнего управления.

Следует отметить не значительную эффективность процедуры внешнего управления, так в 2000 году, по результатам внешнего управления, только в отношении 397 процедура была прекращена в связи с восстановлением платежеспособности (50 организаций) или заключения мирового соглашения (296 организации). При этом 907 организаций (70 % от общего количества законченных процедур в 2000 году) по результатам внешнего управления были признаны несостоятельными (банкротами).

В ходе внешнего управления кредиторы вправе предъявлять свои требования к должнику. Механизм предъявления требований и их установления отличается от механизма, предусмотренного в ходе наблюдения, при этом не ущемляет прав кредиторов на предъявление требований и обеспечивает действенную защиту прав кредиторов.

В ходе внешнего управления кредиторы обладают правом участия в управлении должником. Кредиторам предоставлено право утверждения плана внешнего управления, согласования крупных сделок должника и сделок, в отношении которых имеется заинтересованность.

По сути, в ходе процедуры внешнего управления происходит частичная подмена органов управления должника внешним управляющим, собранием кредиторов и комитетом кредиторов. Органы управления должника отстраняются от принятия решений в отношении имущества должника, а равно и санации (оздоровления) бизнеса должника. Результатом реализации такой концепции внешнего управления на практике часто приводит к неконтролируемому выводу активов организации должника. На практике частыми становятся случаи, когда в ходе внешнего управления все ликвидное имущество продается, а организация после внешнего управления становиться не жизнеспособной.

Предложение: Представляется возможным допустить органы управления должника к участию в оздоровлении должника или, как уже отмечалось выше, законодательно установить процедуру альтернативную внешнему управлению, в ходе которой участники (учредители) должника имели возможность оздоровить бизнес должника.


3.3.3. Участие кредиторов в процедуре конкурсного производства

Права кредиторов расширяются по сравнению с внешним управлением, вместе с тем кредиторы приобретают право требовать от конкурсного управляющего удовлетворения их требований в порядке и очередности, установленной законом.

Безусловно, предоставление таких прав кредиторам вызвано самой сутью процедуры, вместе с тем, представляется возможным совершенствовать законодательство в направлении обеспечения контроля со стороны кредиторов за деятельностью конкурсного управляющего.

В ходе конкурсного производства кредиторы имеют право участвовать в управлении имуществом должника (распоряжении конкурсной массой). Реализация имущества должника происходит под контролем кредиторов и суда. Нормы, устанавливающие порядок распоряжения имуществом должника, контроль за осуществлением конкурсным управляющим продажи имущества должника в целом направлены на защиту прав кредиторов. Вместе с тем, необходимо сделать реализацию имущества должника более публичной. Как показывает практика, управляющие стараются создать условия, при которых наиболее ликвидное имущества организации должника реализуется (продается) близким к управляющему организациям.


3.3.4. Участие кредиторов в процедуре мирового соглашения

Кредиторы вправе заключить с должником мировое соглашение, при этом в тексте такого соглашения предусматриваются порядок, сроки и объемы погашения требований кредиторов. Вместе с тем, мировое соглашение в деле о несостоятельности (банкротстве) не полностью соответствует общим правовым нормам о мировом соглашении.

Представляется не совсем соответствующим Конституции РФ, а также основным положениям процессуального права порядок заключения мирового соглашения в деле о банкротстве, поскольку мировое соглашение заключается должником с “собранием кредиторов” т.е. кредиторы утверждают его на своем собрании. При этом кредиторы, голосовавшие против заключения мирового соглашения, обязаны к нему присоединиться. Такой порядок заключения мирового соглашения противоречит принципам гражданского права.

На практике реализация этих положений закона приводит к ущемлению в правах миноритарных кредиторов или кредиторов голосовавших против мирового соглашения. Так, не однократными стали случаи, когда мировое соглашение предусматривает отсрочку погашения кредиторской задолженности на срок до 20-50 лет. В этом случае значительно страдают мелкие кредиторы.


Предложение: Установить, что мировое соглашение должно заключаться с каждым кредитором в отдельности, при этом условия его могут быть различными, а так же то, что кредиторы, заключившие мировое соглашение или должник, обязаны полностью удовлетворить требования кредиторов, отказавшихся заключить мировое соглашение.

Возможным представляется также установиться некие обязательные требования к мировому соглашению в случае если ранее предложенные рекомендации не будут реализованы.


^ Рекомендация по разделу 3:

Представляется необходимым принять поправки к Федеральному законы «О несостоятельности (банкротстве)».






оставить комментарий
страница1/3
Дата13.10.2011
Размер0,61 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх