Судебная практика. Актуальные вопросы правоприменения и международное сотрудничество icon

Судебная практика. Актуальные вопросы правоприменения и международное сотрудничество


Смотрите также:
«актуальные вопросы экспертизы отчетов об оценке и судебная практика в области оценочной...
Международное сотрудничество...
"Актуальные вопросы правоприменения российского лесного законодательства"...
Курс магистратура международные отношения международное сотрудничество в области окружающей...
«Северное измерение России: наука, инновации, международное сотрудничество»...
График лекций по курсу мпп. 2-й семестр 2009-2010 учебного года. Дата. Тема >09. 03...
Опорный конспект по теме 19 Международное сотрудничество в борьбе с преступностью...
Рабочая группа открытого состава Базельской конвенции о контроле за трансграничной перевозкой...
Международное сотрудничество в области инновационного развития технологий нефтедобычи на примере...
Рекомендации и Стенограмма парламентских слушаний на тему: "Актуальные вопросы правоприменения...
Международное сотрудничество как ресурс развития межкультурного взаимодействия субъектов...
Научно-практическая конференция по мониторингу законодательства и правоприменения Заседание...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
вернуться в начало
скачать
Глава 2

^ Практика назначения судами наказания (Обзор материалов кассационной и надзорной практики верховных судов республик, краевых, областных и равных им судов)


§1. Общие начала назначения наказания


Уголовное наказание является наиболее действенным средством в борьбе с преступностью. С назначением наказания и приведением его в исполнение в большинстве случаев прерывается антиобщественная деятельность лиц, совершивших преступление. Наказание предупреждает противоправные деяния других лиц, склонных к совершению правонарушений.

В уголовном законодательстве разъяснены цели наказания, даны определения каждому из его видов, подробно изложены общие начала назначения наказания (гл. 9 – 10 УК РФ).

Из содержания ст. 60 УК РФ, предусматривающей общие начала назначения наказания, следует, что за преступление виновному может быть назначено наказание в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, устанавливающей виды наказания за содеянное и их размеры. Наказание назначается судом в строгом соответствии с уголовным законом в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством, с соблюдением принципа справедливости, закрепленным в ст. 6 УК РФ, согласно которому наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т. е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В силу ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В связи с неоднозначной оценкой судами таких категорий как характер и степень общественной опасности преступного деяния Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» дал судам разъяснение, что при учете характера и степени общественной опасности преступления надлежит исходить из того, что характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступлений (ст. 15 УК РФ), а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого при совершении преступления в соучастии и другими обстоятельствами).

Принцип индивидуализации наказания обязывает суды при рассмотрении каждого дела устанавливать в равной мере как смягчающие наказание обстоятельства, так и отягчающие его, давать им правильную оценку и учитывать при определении наказания (ст. 61 – 63 УК РФ).

Назначение судом виновному более мягкого наказания, чем предусмотрено санкцией уголовного закона за совершение конкретного преступления, является одним из способов, предоставленных суду для максимальной индивидуализации наказания, равно как и установленные уголовным законом иные правила, подлежащие учету: при назначении наказания за неоконченные преступления, при назначении наказания несовершеннолетним, при наличии обстоятельств, указанных в п. «и» и «к» ст. 61 УК РФ, а также в отношении лиц, дела которых подлежат судебному разбирательству в особом порядке (раздел Х УПК РФ). Так, в последнем случае в силу п. 7 ст. 316 УПК РФ назначенное наказание не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Целям индивидуализации наказания служат и положения, устанавливающие особенности назначения наказания виновным: при вердикте присяжных заседателей о снисхождении, при соучастии в преступлении, по совокупности преступлений и приговоров, при рецидиве преступлений.

Анализ судебной практики показывает, что суды в основном строго соблюдают требования уголовного законодательства, регулирующего назначение наказания, однако иногда допускают неверное толкование уголовно-правовых норм, в связи с чем их позиции слишком разнятся, что не обеспечивает единообразия подходов к назначению наказания. В ряде случаев наказание назначается либо слишком мягкое при отсутствии смягчающих вину обстоятельств, либо чрезмерно ужесточается, тогда как виновное лицо заслуживает снисхождения.

Отдельные суды приходят к выводу, что законодатель при конструировании санкций некоторых норм УК РФ не в полной мере учел принципы гуманизма и справедливости. Это вынуждает судей в целях преодоления неоправданно строгих санкций и достижения справедливости приговора обращаться к положениям ст. 64 УК РФ и признавать в качестве исключительных обычные обстоятельства дела, не связанные с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления и другими положениями, существенно уменьшающими степень общественной опасности преступных действий виновного.

Из материалов проведенных на местах обобщений судебной практики усматривается определенная закономерность: ст. 64 УК РФ применяется для смягчения наказания тем чаще, чем выше минимальный предел соответствующей статьи УК РФ.

Например, в Новосибирской области при обобщении судебной практики было установлено, что по ч. 3 ст. 158 УК РФ, по которой нижний предел санкции в виде лишения свободы составляет два года, ст. 64 УК РФ применяется в отношении 1,2% осужденных, по ч. 4 ст. 158 УК РФ, предусматривавшей лишение свободы от пяти до 10 лет, ст. 64 УК РФ была применена в отношении 20% осужденных. Такая пропорциональность сохраняется длительный период.

Статистика показывает, что несовершеннолетние чаще всего привлекаются к уголовной ответственности за преступления против собственности, например за разбой. Высокие пределы санкций ч. 2 и 3 ст. 162 УК РФ являются причиной частого применения ст. 64 УК РФ при назначении наказания в отношении таких лиц.

Встречающиеся на практике затруднения в применении судами ст. 64 УК РФ в значительной мере объясняются тем, что в уголовном законодательстве не раскрывается понятие «исключительные обстоятельства», которые могут учитываться судами при назначении наказания с применением этой нормы закона. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания» (п. 8) содержится лишь разъяснение о том, что суд вправе признать таковыми как отдельные смягчающие наказание обстоятельства, перечисленные в ст. 61 УК РФ, так и их совокупность. Однако этот перечень не является исчерпывающим и суды расценивают в таком качестве другие обстоятельства, не указанные в законе, но признаваемые многолетней судебной практикой исключительными на основе общечеловеческих критериев.

Одним из необходимых признаков исключительности обстоятельств Уголовный кодекс обозначил существенное уменьшение степени общественной опасности совершенного преступления. Существенность – это оценочная категория, позволяющая по-разному истолковывать ее значение. Однако официального толкования и этого понятия в законе не имеется, поэтому, как показывает судебная практика, судьи нередко затрудняются в определении этой уголовно-правовой дефиниции.

Разъяснение Пленума Верховного Суда РФ хотя и нацеливает на круг вопросов, который суду надлежит учитывать при оценке обстоятельств в качестве исключительных, тем не менее не устраняет правовой неопределенности, поэтому в дальнейшем при обобщении судебной практики следовало бы не упускать из виду, какие конкретно обстоятельства суды относят к числу исключительных с тем, чтобы на основании накопленного судейского опыта внести соответствующие предложения по этому вопросу на рассмотрение Пленума Верховного Суда РФ.

Во всяком случае к исключительным обстоятельствам, с которыми закон связывает возможность назначения наказания ниже низшего предела санкции статьи, суды чаще всего относят: деятельное раскаяние; отсутствие вредных последствий; признание вины; положительные характеристики с мест жительства, работы, учебы, отбывания наказания; семейное положение; болезнь виновного лица или его иждивенцев; наличие наград или различного рода поощрений; участие в боевых действиях в Афганистане, антитеррористических операциях в Чечне, в предотвращении последствий аварии в Чернобыле и др.

Обращает на себя внимание неточность примененных в приговорах формулировок обстоятельств, перечисленных в ст. 61 УК РФ, которые суды учитывают в качестве исключительных. В частности, вместо указания на «совершение впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств», как это установлено Уголовным кодексом, ссылаются лишь на небольшую тяжесть преступления, упуская из виду оценку случайности стечения обстоятельств. Или, например, признавая в качестве исключительного обстоятельства затруднительное материальное положение подсудимого, суды не раскрывают в приговоре, в чем оно конкретно состоит и в силу стечения каких тяжелых жизненных обстоятельств оно признается затруднительным.

Тем не менее придание статуса исключительных перечисленным выше обстоятельствам можно признать допустимым, исходя из многообразия криминальных ситуаций, особенностей каждого дела и характеризующих данных личности осужденного, поскольку каждое из приведенных обстоятельств, а также их совокупность в системной оценке со всеми материалами дела могут свидетельствовать о существенном уменьшении степени общественной опасности содеянного и личности виновного.

Безусловно, при оценке обстоятельств и придании им силы исключительных мотивы такого решения должны быть приведены в приговоре. Однако по многим делам при применении ст. 64 УК РФ в приговорах содержится лишь ссылка на эти обстоятельства и отсутствуют, когда это необходимо, указания на мотивы, по которым суд признал их в качестве исключительных, позволяющих назначить наказание более мягкое, чем предусмотрено законом за совершенное преступление.

Из основных видов наказания, перечисленных в ст. 44 УК РФ, чаще всего применяется лишение свободы. Штраф же как основной вид наказания применяется значительно реже, ибо его размер в большинстве санкций статей в современный период установлен без учета доходов значительной части населения. Редко применяются исправительные и обязательные работы, причем рассмотрение конкретных дел указывает на то, что эти виды наказания воспринимаются осужденными (вопреки конструкции ст. 44 УК РФ – от самого мягкого наказания к более строгому) как более мягкие в сравнении со штрафом.

Суды иногда считают, что для стабилизации практики назначения наказания и правильного применения ст. 64 УК РФ из санкций статей, предусматривающих ответственность за преступления против собственности, следует убрать, а в некоторых – уменьшить, нижние пределы сроков лишения свободы и исключить обязательное применение дополнительного наказания в виде штрафа.

Кроме того, существует мнение о целесообразности распространения возможности прекращения судом некоторых уголовных дел в связи с деятельным раскаянием даже в отношении лиц, имеющих непогашенные судимости.

Таким образом, действующее уголовное законодательство, регламентирующее вопросы назначения наказания, не лишено недостатков, которые очевидны при его практическом применении.

Обсуждаемая тема, по нашему мнению, поможет судам в выполнении одной из основных задач правосудия – достижения цели наказания, что заключается в исправлении осужденного, предупреждении совершения новых преступлений, а также восстановлении социальной справедливости.


§ 2. Максимальная соразмерность наказания

совершенному преступлению – основная цель социальной справедливости


1. При назначении наказания в недостаточной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенных осужденным преступлений, данные о его личности, а также другие обстоятельства дела


Приговором Абаканского городского суда Республики Хакасия К. признан виновным в получении взятки за незаконные действия и осужден по ч. 2 ст. 290 УК РФ к трем годам шести месяцам лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с возможностью наложения административных взысканий, сроком на два года.

Судебная коллегия Верховного суда Республики Хакасия приговор изменила в части назначенного наказания и в соответствии с ч. 1 ст. 73 УК РФ постановила считать назначенное наказание в виде лишения свободы условным с испытательным сроком в три года.

Свои выводы коллегия мотивировала тем, что суд первой инстанции не в полной мере принял во внимание сведения о личности виновного и другие обстоятельства дела. Вопреки правилам, установленным ч. 3 ст. 60 УК РФ, суд не учел влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, хотя отметил, что Киселев ранее не судим, по месту работы и учебы охарактеризован положительно, обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено. Размер полученной взятки небольшой, составил 1000 руб.

Кроме того, судебная коллегия изменила формулировку назначенного дополнительного наказания на лишение права «занимать должности в правоохранительных органах» сроком на два года.

Обращает на себя внимание, что и судебная коллегия, применяя условное осуждение в отношении К., вопреки положениям ч. 1 ст. 73 УК РФ также не мотивировала в определении, какие конкретно обстоятельства она приняла во внимание при решении вопроса о возможности исправления виновного без реального отбывания наказания3.

Приговором Железнодорожного районного суда г. Красноярска А. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Испытывая неприязнь к Д., А. в состоянии алкогольного опьянения избил последнего, в результате чего тот скончался.

Наказание А. назначено в виде лишения свободы сроком на пять лет. На основании ст. 73 УК РФ суд постановил осуждение считать условным с испытательным сроком в три года.

Признавая возможным исправление осужденного без реального отбывания наказания, суд сослался на то, что ранее А. не был судим, вину признал, в содеянном раскаялся, молод, положительно характеризуется. Однако в нарушение требований ст. 60 УК РФ не учел характер и степень общественной опасности преступления.

Частью 5 ст. 15 УК РФ данное преступление отнесено к категории особо тяжких, поскольку за его совершение предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет, в данном случае – от пяти до 15 лет. Судом также не учтено, что преступные действия А. повлекли тяжкие последствия – смерть человека.

Определением кассационной инстанции приговор отменен за мягкостью назначенного наказания.

Ошибка при назначении наказания была допущена Казачинским районным судом Красноярского края. Осужденному С., который был признан виновным по ч. 2 ст. 325 УК РФ в похищении паспорта у гражданина, суд назначил наказание в виде лишения свободы сроком на шесть месяцев, в то время как указанная часть статьи наказание в виде лишения свободы не предусматривает.

Судебной коллегией Красноярского краевого суда приговор изменен.


2. В соответствии со ст. 62 УК РФ размер наказания не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ при наличии хотя бы одного из смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и при отсутствии отягчающих обстоятельств


П. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ за убийство к 11 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

При рассмотрении дела в кассационном порядке приговор Абаканского городского суда изменен. Наказание П. снижено до девяти лет шести месяцев лишения свободы, назначен другой вид исправительного учреждения – исправительная колония строгого режима.

Из материалов дела следует, что до наступления смерти потерпевшей П. попросил свою знакомую Е. оказать ей помощь, сам вызвал скорую помощь, подробно рассказал сотрудникам милиции об обстоятельствах содеянного, в том числе назвал использованное им орудие преступления. Показания, данные в ходе предварительного следствия, не изменил и в суде. Все это указывало на наличие в действиях виновного обстоятельств, смягчающих наказание, предусмотренных п. «и», «к» ст. 61 УК РФ.

Обосновывая свои выводы о смягчении наказания П., кассационная коллегия в определении указала, что суд первой инстанции при определении срока наказания нарушил требования ст. 62 УК РФ, согласно которым при наличии обстоятельств, предусмотренных п. «и» и «к» ст. 61 УК РФ, срок наказания не может превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса. Обстоятельств, отягчающих наказание, по делу не установлено.

Такая же ошибка допущена Аскизским районным судом Республики Хакасия. Приговором от 13 октября 2004 г. Ф. осуждена за убийство, совершенное в состоянии аффекта, по ч. 1 ст. 107 УК РФ к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

В кассационном порядке приговор суда первой инстанции изменен со смягчением наказания. Как отмечено в определении, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о виновности Ф. в совершении инкриминируемого ей преступления. С достоверностью установив обстоятельства, смягчающие наказание Филипповой: ее явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления, а также отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, суд назначил максимальный срок лишения свободы, предусмотренный санкцией ч. 1 ст. 107 УК РФ, хотя по правилам ст. 62 УК РФ наказание Ф. не могло превышать двух лет трех месяцев лишения свободы.

Кассационной инстанцией приговор районного суда изменен с учетом указанных обстоятельств и Ф. назначено наказание в виде двух лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Новоалександровским районным судом Ставропольского края вынесен приговор в отношении К., которым он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, и осужден к лишению свободы сроком на 12 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Преступные действия К. состояли в том, что он в своем домовладении в г. Новоалександровске ударом топора в голову совершил умышленное убийство К-о.

Судебная коллегия Ставропольского краевого суда, рассмотрев дело по кассационной жалобе осужденного, приговор изменила, снизив К. наказание. В определении судебная коллегия сослалась на то, что суд первой инстанции не учел особенности назначения наказания, установленные ст. 62 УК РФ, при наличии смягчающих обстоятельств, перечисленных в п. «и» и «к» ст. 61 УК РФ.

Из дела следует, что осужденный К. после совершения преступления явился с повинной, активно способствовал раскрытию преступления. Ни одного отягчающего обстоятельства из указанных в ст. 63 УК РФ судом при рассмотрении дела не установлено и в приговоре не приведено ввиду их отсутствия.

Следовательно, срок и размер наказания и в этом случае не мог превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, т. е. 15 лет лишения свободы, три четвертых от которого составляет 11 лет 3 месяца. До этого уровня судебная коллегия и снизила наказание.

Такие случаи не единичны. Они допускаются судами различных субъектов Российской Федерации, что указывает на неправильное формирование судебной практики по этому вопросу.


3. Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, приведенный в ст. 63 УК РФ, является исчерпывающим, поэтому другие обстоятельства, не указанные в законе, не могут быть признаны отягчающими. Если какое-либо из обстоятельств, указанных в перечне, содержится в диспозиции соответствующей статьи, то оно повторно не может учитываться при назначении наказания


К. осужден Туруханским районным судом Красноярского края за хулиганство по ч. 1 ст. 213 УК РФ на один год шесть месяцев лишения свободы.

Суд первой инстанции, мотивируя назначение наказания, указал, что К. в содеянном не раскаялся, его поведение в суде было вызывающе грубым, потерпевшему извинение не принес, т. е. фактически признал указанные обстоятельства в качестве отягчающих наказание.

Не согласившись с выводами суда первой инстанции, судебная коллегия Красноярского краевого суда с учетом того, что суд при назначении К. наказания признал в качестве отягчающих обстоятельства, не предусмотренные законом, изменила приговор, смягчив осужденному наказание до одного года лишения свободы.

Избирая К. наказание в виде лишения свободы, суд первой инстанции также в нарушение требований ст. 60 УК РФ, устанавливающей общие начала назначения наказания, при наличии альтернативы видов наказания в санкции ч. 1 ст. 213 УК РФ, не обсудил вопрос о возможности избрания К. наказания, не связанного с лишением свободы.

Дзержинский районный суд Красноярского края, назначая наказание С., признанному виновным по ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 213 УК РФ, по обоим составам преступлений учел в качестве отягчающего обстоятельства совершение преступлений с использованием оружия.

Суд кассационной инстанции изменил приговор, исключил ссылку на это обстоятельство как отягчающее, и снизил в связи с этим назначенное наказание. Применение оружия во время хулиганских действий предусмотрено диспозицией ч. 1 ст. 213 УК РФ, поэтому суд кассационной инстанции обоснованно исключил из приговора ссылку на это обстоятельство как отягчающее наказание за это преступление.

Нельзя не согласиться с выводами кассационной инстанции по этому вопросу применительно к составу преступления, предусмотренному ч. 1 ст. 213 УК РФ. Однако представляется неверным решение коллегии об исключении из приговора обстоятельства, отягчающего наказание по ст. 105 УК РФ. Свое определение в этой части коллегия обосновала тем, что применение оружия осужденным С. явилось способом совершения убийства, характерным для преступлений такого рода. Между тем ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой осужден С., такого признака не содержит. Пунктом «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ совершение преступления с использованием оружия предусмотрено в качестве обстоятельства, отягчающего наказание. При таких условиях районный суд вправе был учесть применение оружия при совершении убийства в качестве обстоятельства, отягчающего наказание за это преступление.


^ 4. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление


Согласно ст. 60 УК РФ, определяющей общие начала назначения уголовного наказания, назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено санкцией статьи Особенной части Уголовного кодекса за совершенное преступление, определяется в порядке, предусмотренном ст. 64 УК РФ.

В практике все еще не единичны случаи нарушения этой нормы закона в силу неправильного ее понимания и истолкования.

Судьи иногда не учитывают, что ст. 64 УК РФ не только установила основания для назначения судом более мягкого наказания, чем предусмотрено санкцией статьи, но и определила механизм реализации этой нормы закона, то есть правила, которые должны неукоснительно соблюдать суды при назначении виновному наказания с применением ст. 64 УК РФ.

К числу таких правил в рамках ст. 64 УК РФ законодатель отнес:

  1. назначение наказания ниже низшего предела санкции статьи;

  2. избрание более мягкого вида наказания, чем установлено санкцией статьи;

  3. неприменение дополнительного вида наказания, когда оно является обязательным.

Суд избирает одно из вышеперечисленных оснований для смягчения положения виновного, исходя из принципов индивидуализации наказания, его соразмерности и справедливости.

В вопросах назначения наказания путем определения его ниже низшего предела, избрания более мягкого вида наказания, чем предусмотрено санкцией статьи, а также неприменения дополнительных видов наказания, когда их применение в силу закона обязательно, судебная практика единообразна и ошибок практически не имеется. Однако среди судей еще не сложилось единого мнения в вопросе о том, какие конкретно более мягкие виды наказания могут быть назначены судом при применении ст. 64 УК РФ.

Некоторые из судей придерживаются мнения, что при наличии оснований, предусмотренных ст. 64 УК РФ, суд может избрать любой другой более мягкий вид наказания по отношению к более строгому виду наказания из числа перечисленных в санкции статьи.

Представляется, что такая позиция ошибочна и ведет к произвольному назначению мер уголовного наказания.

Так, приговором суда Л. осужден по ч. 3 ст. 260 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к двум годам исправительных работ.

Определением судебной коллегии Костромского областного суда приговор отменен в связи с нарушением требований ст. 64 УК РФ. Суд кассационной инстанции в своем определении обоснованно указал, что санкция ч. 3 ст. 260 УК РФ содержит два вида наказания – лишение свободы и штраф. Исходя из этого, суд не вправе был назначать осужденному наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде исправительных работ, если санкция закона, по которому он осужден, дает основание применить более мягкий вид наказания, чем исправительные работы, то есть штраф.


5. Более мягкое наказание, чем предусмотрено санкцией статьи Уголовного кодекса РФ, по которой осужденный признан виновным, может быть назначено лишь при наличии исключительных обстоятельств, подтвержденных материалами дела, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления. Назначение наказания с применением ст. 64 УК РФ при отсутствии таких обстоятельств признается необоснованным, а приговор несправедливым


Мильковский районный суд Камчатской области при рассмотрении уголовного дела в отношении Л., признанного виновным в умышленном убийстве, при назначении наказания применил положения ст. 64 УК РФ.

Отменяя данный приговор, судебная коллегия Камчатского областного суда указала, что, признав Л. виновным в совершении особо тяжкого преступления и назначая ему наказание с применением положений ст. 64 УК РФ, то есть ниже низшего предела санкции, предусмотренной ч. 1 ст. 105 УК РФ, суд не в полной мере учел характер совершенного преступления, степень его общественной опасности и сведения о личности осужденного. При этом судебная коллегия признала неубедительными выводы суда о том, что Л. принимал меры по оказанию медицинской помощи потерпевшей и глубоко переживает по поводу случившегося, поскольку из показаний свидетеля М. – фельдшера, прибывшего по вызову, следует, что Л. ругался с потерпевшей, угрожал ей и М., а также отказал в помощи перенести потерпевшую на носилках в машину для своевременного оказания медицинской помощи потерпевшей. Данное обстоятельство вынудило свидетеля покинуть квартиру и сообщить об изложенном в милицию. Не установил районный суд по делу и иных исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ, которые давали бы основания для назначения осужденному наказания ниже низшего предела, предусмотренного законом за совершенное преступление.


6. Уголовный кодекс РФ не исключает возможности назначения виновному наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией соответствующей статьи лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ


Мечетлинским районным судом Республики Башкортостан Х-н и Х. осуждены к лишению свободы: по п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ (изнасилование, совершенное группой лиц по предварительному сговору) с применением ст. 64 УК РФ – к двум годам и шести месяцам лишения свободы, по ст. 125 УК РФ (оставление в опасности) – к одному году, по ч. 2 ст. 115 УК РФ (умышленное причинение вреда здоровью) – к шести месяцам и по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к трем годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима каждый; Г. – по п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к двум годам лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком два года.

Х., Х-н и Г. признаны виновными в том, что по предварительному сговору между собой изнасиловали находящуюся в состоянии алкогольного опьянения М., после чего Х-н и Х. избили ее, перетащили на улицу, где оставили в опасном для жизни и здоровья М. состоянии в ночное время, на холодной земле, легко одетую, заведомо зная, что М. ввиду сильного опьянения не может принять меры к самосохранению. В результате этих действий М. скончалась от переохлаждения.

Судебной коллегией Верховного суда Республики Башкортостан приговор отменен за мягкостью назначенного осужденным наказания в связи с нарушением судом первой инстанции положений ст. 64 УК РФ. В обоснование своего вывода о чрезмерно мягком наказании коллегия указала, что суд вправе был назначить виновным в совершении тяжкого преступления наказание ниже низшего предела санкции статьи лишь при наличии исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих общественную опасность преступления. Между тем в приговоре такие обстоятельства не приведены.

Определяя наказание с применением ст. 64 УК РФ, суд в приговоре не указал, какие обстоятельства в отношении каждого из подсудимых он признает исключительными, позволяющими выйти за пределы санкции, предусмотренной ч. 2 ст. 131 УК РФ.

7. При назначении наказания по правилам ст. 64 УК РФ в приговоре суд наряду с другими исключительными обстоятельствами, установленными по делу, учел в качестве таковых мотивы преступления и данные о личности виновного и потерпевшего


Приговором Ермишинского районного суда Рязанской области осужден М. по ч. 1 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы. Он признан виновным в том, что в собственном доме ударом топора убил Е., пришедшего к нему в нетрезвом состоянии. Свои действия М. объяснил тем, что пьяный Е., попросив угостить его спиртным, стал приставать к нему с сексуальными домогательствами, высказывал угрозу поджечь дом в случае отказа. Ранее Е. избивал его, отношения были неприязненными в связи с домогательствами и неправильным поведением Е.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд признал явку осужденного с повинной в сельскую администрацию, а затем и в отделение милиции, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступления, противоправное и аморальное поведение потерпевшего в отношении М., возраст которого 61 год и который физически был слабее потерпевшего, имел плохое состояние здоровья. Погибший своим поведением фактически спровоцировал М. на совершение противоправных действий. Суд указал также, что М. ранее не судим, сельской администрацией и жителями села охарактеризован положительно. Потерпевший же имел несколько судимостей за преступления против личности, незадолго до случившегося вернулся из мест лишения свободы, вел аморальный образ жизни. Признав названные обстоятельства в качестве смягчающих, суд, тем не менее, не вошел в их оценку с точки зрения их исключительности. Между тем, те из них, которые были связаны с мотивами преступления и провоцирующим поведением потерпевшего, крайне отрицательной его характеристикой, давали суду первой инстанции основания для признания их в качестве исключительных, позволяющих назначить Мамонтову наказание ниже низшего предела санкции ч. 1 ст. 105 УК РФ. Однако суд первой инстанции не признал их таковыми и не применил положения ст. 64 УК РФ.

В связи с этим судебная коллегия Рязанского областного суда указала на формальность оценки установленных по делу обстоятельств, в частности, причин конфликта и предшествующих ему событий. Названные обстоятельства преступления коллегия расценила в качестве исключительных и на основании ст. 64 УК РФ снизила М. наказание до четырех лет лишения свободы.

Или напротив, суды в ряде случаев при установлении тех или иных обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК РФ, назначают наказание осужденным с применением ст. 64 УК РФ, не указывая в приговоре какие именно смягчающие наказание обстоятельства суд признал исключительными.

Красногвардейским районным судом Республики Адыгея осужден К. по ч. 1 ст. 228 и по п. «в» ч. 3 ст. 228 УК РФ (в прежней редакции) с применением ст. 64 УК РФ. По совокупности преступлений ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на три года девять месяцев пять дней.

Однако, назначая наказание по п. «в» ч. 3 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ и мотивируя свое решение, суд в описательно-мотивировочной части приговора сослался лишь на данные, характеризующие личность осужденного, в том числе на его прежнюю судимость за аналогичное преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков, что по своему характеру не может быть отнесено к обстоятельствам, смягчающим наказание, и тем более к исключительным, существенно уменьшающим степень общественной опасности преступного деяния.



8. Вправе ли суд при пересмотре дела в связи с применением закона, имеющего обратную силу, назначить виновному наказание в пределах санкции нового закона, смягчающего ответственность за содеянное, без применения ст. 64 УК РФ, если ранее виновному назначалось наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией закона, по которому это лицо было осуждено


Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» из диспозиции ч. 4 ст. 158 УК РФ исключен квалифицирующий признак – совершение кражи лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство.

В связи с этим в кассационном порядке был изменен приговор Кировского районного суда г. Уфы в отношении А., осужденного за кражу, совершенную 17 августа 2003 г., – лицом, ранее дважды судимым за хищение, с причинением потерпевшему значительного ущерба.

Судебная коллегия Верховного суда Республики Башкортостан переквалифицировала совершенное А. преступление на п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), по признаку совершения кражи с причинением значительного ущерба гражданину и оставила наказание в пределах санкции этой статьи – четыре года лишения свободы. При этом в определении указала, что действия осужденного переквалифицированы на менее строгую часть ст. 158 УК РФ, а правила ст. 64 УК РФ применены к более строгой санкции, предусмотренной ч. 4 ст. 158 УК РФ в прежней редакции. При таком положении оснований для назначения А. наказания ниже низшего предела коллегия не усматривает.

^ Вопрос, получивший разрешение в названном судебном постановлении, неоднозначен.

Некоторые суды, изменяя квалификацию деяния на более мягкий закон, сохраняют положения ст. 64 УК РФ, мотивируя это тем, что неприменение правил, предусмотренных ст. 64 УК РФ при назначении нового наказания ухудшает положение осужденного.

В качестве доводов в приговорах содержатся ссылки на то, что, во-первых, при рассмотрении дела по существу суд первой инстанции признал наличие исключительных обстоятельств, с которыми закон связывает возможность преодолеть низший предел санкции и таким путем избрать более мягкое наказание, чем предусмотрено законом за данное деяние; во-вторых, суд фактически уже применил эту норму и ее устранение при назначении нового наказания за те же действия недопустимо, так как по существу суд в кассационном порядке или в порядке надзора без достаточных процессуальных оснований исключает из приговора установленные судом первой инстанции обстоятельства, смягчающие ответственность виновного.

Такая позиция представляется правильной, соответствующей конституционно-правовому смыслу ст. 10 УК РФ об обратной силе вновь принятого закона, устраняющего или смягчающего уголовную ответственность.

Приведенный выше пример судебного решения по делу Ардуванова в судебной практике не единичен, скорее он был характерным для большинства судов.

При этом суды исходили из того, что переквалификация деяния на более мягкий закон неизбежно сопряжена с понижением степени общественной опасности деяния. Более мягкая санкция, установленная новым законом за те же действия позволяет суду назначить наказание в пределах этой санкции с соблюдением лишь одного принципа – вновь назначенное наказание в пределах санкции нового закона во всех случаях должно быть мягче в сравнении с прежним наказанием.

Учитывалось судами и то, что по смыслу по смыслу ст. 64 УК РФ возможность выйти за низший предел санкции при назначении наказания – это не обязанность, а право суда. В соответствии с требованиями закона ст. 64 УК РФ применяется к конкретному преступлению, ответственность за которое содержится в санкции соответствующей статьи Кодекса, и если санкция статьи, на которую переквалифицированы действия виновного, позволяет назначить справедливое наказание в ее пределах, суд назначает его, не применяя положений ст. 64 УК РФ.

Такой позиции кассационные инстанции в основном придерживались до принятия Конституционным Судом РФ постановления от 20 апреля 2006 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи десятой Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи третьей Федерального закона “О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации”, Федерального закона “О внесении изменений дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А.К Айжанова, Ю.Н. Александрова и других».

Данным постановлением ч. 2 ст. 10 УК РФ (п.1) признана не противоречащей Конституции России, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу содержащаяся в ней норма предполагает в системе действующего уголовно-процессуального регулирования сокращение назначенного осужденному наказания в связи с изданием нового уголовного закона, смягчающего ответственность за совершение им преступления, в пределах, предусмотренных нормами как Особенной, так и Общей частей УК РФ.

Иногда суды ограничивались единственной возможностью – снизить ранее назначенное наказание лишь до верхнего предела, установленного санкцией статьи нового закона. Подобное истолкование ч. 2 ст. 10 УК РФ, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, носит ограничительный характер.

В указанном постановлении также отмечено, что по буквальному смыслу ч. 2 ст. 10 УК РФ закон, который улучшает положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению независимо от стадии судопроизводства, в которой должен решаться вопрос о применении этого закона, и независимо от того, в чем выражается такое улучшение – в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего и (или) верхнего пределов санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса.

В приведенном примере по делу А. судебная коллегия Верховного Суда Республики Башкортостан при переквалификации действий осужденного на новый закон, смягчающий наказание, по нашему мнению, не должна была ограничиваться назначением наказания в пределах санкции этой статьи. В соответствии со ст. 64 УК РФ, которую применил Кировский Районный суд, наказание А. следовало назначить ниже низшего предела.

Исключить из приговора указание на применение ст. 64 УК РФ судебная коллегия не могла, поскольку такое действие повлекло бы ухудшение положения осужденного, что в соответствии с законом недопустимо. Причина подобных ошибок заключается в правовой неопределенности ч. 2 ст. 10 УК РФ и ограничительном ее толковании правоприменителем.

Поступившие на изучение материалы указывают на то, что в судебной практике единообразия по этому вопросу все еще не сложилось. В связи с этим представляется целесообразным обсудить указанный вопрос на Пленуме Верховного Суда РФ и дать судам соответствующие разъяснения.


9. Неприменение судом дополнительного вида наказания, предусмотренного законом в качестве обязательного, может иметь место лишь при наличии исключительных обстоятельств, установленных при рассмотрении дела и указанных в приговоре



Приговором Маслянинского районного суда Новосибирской области Б. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, и осужден к трем годам лишения свободы условно.

Несмотря на то, что санкцией ч. 2 ст. 264 УК РФ предусмотрено в качестве обязательного дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством, суд не указал в приговоре о наличии исключительных обстоятельств, дающих основание для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено законом за данное преступление. В данном случае суд мог ограничиться назначением основного наказания без указанного дополнительного наказания, только лишь сославшись на ст. 64 УК РФ, позволяющую выйти за пределы санкции статьи.



10. При участии нескольких лиц в совершении преступления наказание определяется судом с учетом характера и степени фактического участия лица в совершении совместного преступления, значения этого участия для достижения цели посягательства, влияние участия на характер и размер причиненного или возможного вреда


Судебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда отклонены кассационное представление государственного обвинителя и кассационная жалоба потерпевшего Л. (родственника убитого, признанного потерпевшим) на приговор Мысковского городского суда от 2 июня 2005 г. по уголовному делу несовершеннолетних М. и К., осужденных к лишению свободы.

М. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к семи годам, по ч. 1 ст. 223 УК РФ – к двум годам, по ч. 1 ст. 222 УК РФ – к двум годам. Ему же назначено наказание в виде исправительных работ: по ст. 119 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ – к шести месяцам с удержанием 10% из заработка; по ч. 1 ст. 116 УК РФ – к шести месяцам с удержанием 10% из заработка. По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ М. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на семь лет шесть месяцев с отбыванием в воспитательной колонии.

К. осужден – по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК РФ к трем годам лишения свободы; по ст. 119 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ – к шести месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка; по ч. 1 ст. 116 УК РФ – к шести месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка. По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание ему определено – три года два месяца лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.

Как установлено судом, М. незаконно изготовил огнестрельное оружие, незаконно его носил и перевозил. Этим же оружием совершил убийство Л. В отношении П. он совершил насильственные действия – нанес ей удар, кроме того, угрожал потерпевшей убийством. Действия К. выражены в том, что он содействовал М. в совершении убийства Л. – подал М. патроны, которыми тот зарядил обрез и произвел выстрелы в потерпевшего Л. Он также нанес удар П. и угрожал ей убийством.

В представлении государственный обвинитель просил приговор отменить за мягкостью наказания, назначенного К., потерпевший в кассационной жалобе просил отменить приговор в отношении М., считая назначенное ему наказание мягким.

Доводы, изложенные в кассационном представлении и кассационной жалобе, судебная коллегия сочла необоснованными и в своем определении указала, что суд первой инстанции правильно назначил наказание М. с учетом содеянного, данных о личности, смягчающих обстоятельств, которые состояли в том, что М. вину признал, в содеянном раскаялся, ранее не был судим, преступление совершил в несовершеннолетнем возрасте, положительно охарактеризован по месту учебы. Считать, что при таких обстоятельствах наказание М. в виде лишения свободы на семь лет шесть месяцев является чрезмерно мягким, оснований нет.

Несовершеннолетнему К. назначено справедливое наказание с учетом его роли в содеянном и возраста на момент совершения преступления, а также мнения потерпевшего о назначении К. более мягкого наказания. Из материалов дела следует, что М. являлся непосредственным исполнителем особо тяжкого преступления, поэтому судом ему определено строгое наказание, соответствующее содеянному. К. же был пособником убийства и его роль в преступлении менее активная. Лишение свободы осужденным назначено реально: М. – семь лет шесть месяцев, К. – три года два месяца соразмерно роли каждого в преступлении.

Приговор городского суда оставлен без изменения.

§ 3. Назначение наказания при рецидиве преступлений


Понятие «рецидив» не было определено до принятия в 1996 г. УК РФ. В соответствии с ранее действовавшим УК РСФСР 1960 г. суды могли лишь признавать виновного «особо опасным рецидивистом» при наличии к тому установленных законом оснований: виновный признавался особо опасным рецидивистом, если соответствовал всем признакам субъекта преступления; преступное деяние признавалось рецидивом преступлений также при наличие соответствующих признаков. При назначении наказания с учетом признаков рецидива наступала более строгая ответственность.

Согласно ч. 1 ст. 18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление. УК РФ определяет три вида рецидива преступлений: рецидив, опасный рецидив и особо опасный рецидив. Правила назначения наказания при рецидиве установлены ст. 68 УК РФ. Эта норма предусматривает и исключения, когда судимости за ранее совершенное умышленное преступление, при назначении наказания за вновь совершенное умышленное преступление, не учитываются. К таким судимостям относятся:

- судимости за умышленные преступления небольшой тяжести;

- судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет;

- судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись и лицо не направлялось для отбывания в места лишения свободы, а также судимости, снятые или погашенные в порядке, установленном ст. 86 УК РФ.

Несмотря на то, что закон устанавливает и раскрывает понятие рецидива преступлений и порядок его учета при назначении наказания у судей возникает немало затруднений. Это объясняется в основном чрезмерной подвижностью уголовного законодательства и его изменениями, особенно внесенными в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации». Названным Законом декриминализированы деяния, за которые ранее осуждались лица, вновь совершившие преступления, изменена квалификация многих составов, а, следовательно, и санкции этих норм, что требует внимательного подхода к определению наличия или отсутствия рецидива преступлений.

Правовая неопределенность в вопросе назначения наказания при наличии судимости и связанного с ней рецидива преступлений были предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ в 2003 г.4

По мнению заявителей, обратившихся в Конституционный Суд РФ, оспариваемые ими нормы (ст. 18, 68 УК РФ) допускают возможность повторного возложения уголовной ответственности за одно и то же преступление, что выражается в усилении наказания при наличии у лица непогашенной или неснятой судимости, т. е. в двойном учете самого факта судимости, в связи с чем нарушается и принцип равенства всех перед законом и судом. Поэтому эти нормы, как полагают заявители, не соответствуют Конституции РФ, и в частности, ч. 1 ст. 50 Конституции, в которой указано о том, что никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление.

Рассмотрев эти доводы, Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ положения ряда статей, в том числе ст. 18 и 68 УК РФ в части, касающейся назначения наказания при рецидиве преступлений, поскольку по смыслу указанных положений ими не допускаются повторное осуждение и наказание за преступление, за которое лицо уже было осуждено, а также двойной учет имеющейся у лица судимости при назначении наказания, поскольку рецидив преступлений предусматривает более строгую ответственность за совершение нового умышленного преступления.

В то же время Конституционный Суд не исключил право федерального законодателя при соблюдении закрепленных Конституцией гарантий личности в ее публично-правовых отношениях с государством установить иное регулирование судимости и связанного с нею рецидива преступлений и их уголовно-правовых последствий.


1. При признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбытия наказания в места лишения свободы


Железногорский городской суд Красноярского края при назначении наказания Ч. по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ и ч. 3 ст. 30 п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ учел рецидив преступлений, оставив без внимания, что по предыдущему приговору, с учетом которого Ч. было назначено окончательное наказание по совокупности приговоров, он был осужден условно. На момент совершения нового преступления условное осуждение не было отменено и в места лишения свободы Ч. не направлялся.

В кассационном порядке приговор изменен, указание о наличии в действиях Ч. рецидива преступлений исключено и смягчено наказание.

Такая же ошибка допущена судом при рассмотрении дела в отношении Д.

Приговором Чаа-Хольского районного суда Республики Тыва от 13 мая 2005 г. Д. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Этим же приговором на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение Д. по приговору от 25 ноября 2003 г. и окончательное наказание назначено по совокупности приговоров. В действиях Д. суд усмотрел признаки рецидива, признав это обстоятельство, отягчающим наказание, руководствуясь тем, что условное осуждение отменено.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Тыва приговор был изменен на том основании, что районный суд признал наличие в действиях Д. рецидива преступлений в нарушение п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ, так как осужденный имел судимость за преступление, осуждение за которое признавалось условным. Однако условное осуждение не отменялось до его последнего осуждения и Д. в места лишения свободы для отбывания наказания по первому приговору не направлялся. Таким образом, его первая судимость для признания рецидива судом не могла учитываться, а, следовательно, у суда отсутствовали основания для назначения наказания Д. с применением ст. 68 УК РФ.

По тому же основанию изменен приговор Октябрьского районного суда Челябинской области в отношении П. В его действиях суд первой инстанции признал наличие опасного рецидива, принимая во внимание две судимости по приговорам от 24 февраля 1998 г. и от 8 февраля 2000 г.

При рассмотрении дела в кассационном порядке выявлено, что ранее приговором от 24 февраля 1998 г. П. осуждался к условной мере наказания. Условное осуждение было отменено лишь при постановлении приговора.

Судебная коллегия указала в определении, что при признании рецидива преступлений в действиях П. должна учитываться только судимость по приговору от 8 февраля 2000 г. за преступление, относящееся с учетом изменений, внесенных в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, к категории преступлений средней тяжести. С учетом этого коллегия признала в действиях П. не особый, а простой рецидив и смягчила наказание.

С нарушением п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ Октябрьским районным судом г. Красноярска назначено наказание З., осужденному по ч. 4 ст. 111 УК РФ к лишению свободы. Суд при назначении наказания учел наличие рецидива преступления, хотя З. ранее был судим к лишению свободы условно и до совершения нового преступления условное осуждение не отменялось и в места лишения свободы он не направлялся.

Распространенность таких судебных ошибок указывает на то, что суды в ряде случаев неправильно воспринимают положение, предусмотренное п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ и считают достаточным для признания в действиях виновного рецидива преступлений наличие факта отмены судом условного осуждения за предыдущее преступление. Между тем, исходя из смысла названной нормы, законодатель предусмотрел два необходимых условия для учета такой судимости при определении рецидива: первое из них – отмена условного осуждения судом и второе – отбывание наказание осужденным по предыдущему приговору после отмены условного осуждения в местах лишения свободы.




2. В соответствии со ст. 18 УК РФ судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, не учитываются при решении вопроса о признании рецидива преступлений


Приговором Абаканского городского суда Республики Хакасия А. осужден по п. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к одному году 10 месяцам лишения свободы. По совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору. Окончательно к отбытию определено два года лишения свободы.

Признавая рецидив преступлений в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, суд не учел, что преступление, за которое А. был осужден ранее, он совершил в несовершеннолетнем возрасте, что исключает рецидив преступления.

Кассационной инстанцией приговор Абаканского городского суда в отношении А. изменен (исключено указание на рецидив преступлений). Назначенное наказание снижено до одного года восьми месяцев лишения свободы.


3. Назначая наказание при рецидиве преступлений, суд должен учитывать время постановления предыдущих приговоров и проверять наличие обстоятельств, с которыми закон связывает погашение судимостей


Ц. осужден по приговору Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 27 июня 2005 г. по ч. 3 ст. 2281 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Усмотрев в действиях виновного особо опасный рецидив преступлений, суд при назначении наказания учел это обстоятельство в качестве отягчающего.

При рассмотрении кассационной жалобы Ц. судебная коллегия по уголовным делам изменила приговор, исключив особо опасный рецидив на том основании, что его первая судимость по приговору от 23 июля 1996 г. ко времени совершения Ц. преступления по рассматриваемому делу погашена. Соответственно был изменен и вид исправительного учреждения. Местом отбывания лишения свободы избрана исправительная колония строгого режима.


4. Срок наказания при рецидиве преступлений в соответствии с ч. 2 ст. 68 УК РФ не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление


Приговором Норильского городского суда Красноярского края осужден П. по ч. 1 ст. 191 УК РФ к штрафу в размере 100 тыс. руб., по ч. 1 ст. 222 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года. Наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Приговор отменен в кассационном порядке с направлением дела на новое судебное рассмотрение. При этом коллегия указала, что П. ранее судим за совершение умышленных преступлений, судимость не погашена, в связи с чем в его действиях имеется рецидив преступлений. В силу ст. 68 УК РФ срок наказания при рецидиве преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого наказания. Наиболее строгим видом наказания по ч. 1 ст. 191 УК РФ является наказание в виде исправительных работ. При таком положении наказание в виде штрафа могло быть определено судом лишь при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ. Однако таких обстоятельств по делу установлено не было.

Овюрским районным судом Республики Тыва осужден Х. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Наказание ему назначено в виде штрафа в размере 15 тыс. руб.

По кассационному представлению государственного обвинителя приговор отменен в связи с мягкостью назначенного наказания.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Тыва в своем определении указала, что суд первой инстанции, назначая Х. наказание, не учел, что он ранее был судим за совершение преступлений средней тяжести к реальному лишению свободы, судимости не сняты и не погашены. Вследствие указанного обстоятельства в действиях Х. имеется рецидив преступлений.

Судом первой инстанции нарушены правила ч. 2 ст. 68 УК РФ, согласно которым при любом виде рецидива преступлений срок наказания не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции статьи. Наиболее строгим видом наказания по ч. 2 ст. 158 УК РФ предусмотрено лишение свободы на срок до пяти лет.

При таких обстоятельствах Х. надлежало избрать наказание, связанное с лишением свободы в пределах установленных названной нормой.



5. Правила ч. 2 ст. 68 УК РФ не подлежат применению к лицу, совершившему преступление при наличии рецидива, если суд придет к выводу о необходимости назначения наказания виновному с применением положений ст. 64 УК РФ


Новосибирским районным судом Новосибирской области осужден Я. по ч. 1 ст. 111 УК РФ к трем годам и шести месяцам лишения свободы.

Назначая осужденному наказание, суд указал на наличие по делу исключительных обстоятельств, дающих основание для назначения наказания ниже низшего предела, установленного санкцией закона (ст. 64 УК РФ). Однако при этом сослался одновременно и на положение ч. 2 ст. 68 УК РФ. Суд в этом случае оставил без внимания разъяснение п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания» о том, что при наличии установленных по делу исключительных обстоятельств в описательной части приговора суд должен мотивировать свое решение о неприменении ч. 2 ст. 68 УК РФ, устанавливающей правила назначения наказания при рецидиве преступлений. В этом случае в резолютивной части приговора должна содержаться ссылка только на ст. 64 УК РФ.

Или другой пример.

Дзержинским районным судом г. Новосибирска И. осуждена по п. «в» ч. 3 ст. 2281 УК РФ (в прежней редакции) к 5 годам лишения свободы.

Из материалов дела видно, что ранее она была дважды судима за умышленные тяжкие преступления к лишению свободы и вновь совершила тяжкое преступление, что указывало на наличие особо опасного рецидива преступлений.

В ходе судебного следствия суд установил ряд смягчающих обстоятельств, которые в совокупности признал исключительными, и пришел к выводу о назначении И. наказания в порядке ст. 64 УК РФ и неприменении ч. 2 ст. 68 УК РФ (в прежней редакции). Правильно сославшись на закон и обосновав в мотивировочной части приговора его применение, вместе с тем суд допустил ошибку в определении размера наказания, так как назначил к отбыванию в пределах санкции ч. 3 ст. 2281 УК РФ (в прежней редакции) – пять лет лишения свободы. Таким образом, при назначении наказания И. суд не применил ни правила ч. 2 ст. 68 УК РФ (в прежней редакции), согласно которым срок наказания не должен быть менее семи лет шести месяцев, т. е. три четвертых от 10 лет лишения свободы, ни положений ст. 64 УК РФ, предусматривающей возможность назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного ч. 3 ст. 2281 УК РФ.

Вышестоящая инстанция оставила приговор без изменения.

^ Следует заметить, что разъяснения, содержащиеся в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ, на практике воспринимаются судами неоднозначно. Некоторые суды, установив по делу исключительные обстоятельства, существенно уменьшающие степень общественной опасности преступления, принимают решения о назначении наказания виновному с учетом правил, предусмотренных ст. 64 УК РФ, и одновременно ссылаются на нормы закона – ст. 68 УК РФ, устанавливающие пределы назначения наказания при рецидиве. В результате определяют наказание не ниже низшего предела санкции статьи, как это установлено ст. 64 УК РФ, а в ее пределах, близких к минимальному размеру наказания.


6. Статья 304 УПК РФ включает в себя перечень вопросов, которые должна содержать вводная часть приговора по каждому уголовному делу, в том числе сведения о личности подсудимого и его судимостях. Если же судимости сняты или погашены, суд не вправе указывать их в вводной части приговора и учитывать при установлении рецидива преступлений


Несмотря на разъяснения Пленума Верховного Суда РФ (постановление от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре») по этому вопросу, суды при постановлении приговора не всегда проверяют погашены ли или сняты в установленном законом порядке прежние судимости. В результате в вводную часть приговоров вносят сведения о прежних судимостях, которые не могут быть учтены при определении рецидива преступлений. Такие недостатки приводят к изменению приговоров в части исключения из приговора указания на наличие рецидива, изменению вида рецидива на более мягкий и как следствие к изменению вида исправительного учреждения.

Ленинским районным судом г. Красноярска по ч. 3 ст. 158 УК РФ осуждена К. В приговоре в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, указан рецидив преступлений с учетом судимости К. по приговору от 6 мая 1996 г. Однако в соответствии с действовавшим на момент осуждения К. законодательством, определяющим наличие рецидива, не имеющими судимости признавались лица, осужденные на срок более трех лет, если они в течение пяти лет со дня отбытия наказания не совершили нового преступления. К. освобождена из мест лишения свободы по отбытии наказания 30 августа 1999 г. и в течение пяти лет после этой даты она не совершала преступлений. Таким образом, судимость считалась погашенной 30 августа 2004 г. и не могла быть учтена в качестве обстоятельства, образующего рецидив преступления.

Определением кассационной инстанции приговор по делу К. изменен: из вводной части исключено указание на наличие судимости по приговору от 6 мая 1996 г., из описательно-мотивировочной части – ссылка на учет в качестве отягчающего обстоятельства рецидива преступлений, смягчено наказание.


7. Если вновь принятый уголовный закон улучшает положение лица, совершившего преступление, то в соответствии со ст. 10 УК РФ он имеет обратную силу и распространяется на лиц, признанных виновными в преступлении, содержащим признаки рецидива


Приговором Черногорского городского суда Республики Хакасия от 17 декабря 2003 г. по ч.1 ст. 111 УК РФ осужден А. за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего.

В действиях А. суд признал наличие рецидива преступлений с учетом его прежней судимости за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 157 УК РФ, относящееся к категории преступлений небольшой тяжести.

Судебная коллегия вывод суда о наличии в действиях осужденного рецидива преступлений признала ошибочным. В связи с изменениями, внесенными в ст. 18 УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, согласно которому при признании рецидива не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести. В этой части закон имеет обратную силу как улучшающий положение осужденного. Из приговора исключено указание о наличии в действиях А. рецидива преступлений как отягчающего наказание обстоятельства. Наказание осужденному снижено.


8. Суд при определении рецидива преступления не вправе учитывать судимость за ранее совершенное умышленное преступление, если ко времени вынесения приговора указанное деяние декриминализировано



Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда изменен приговор Кировского районного суда г. Красноярска, в отношении Ж., осужденного по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. В вводной части приговора приведены сведения о судимостях Ж. по двум ранее состоявшимся приговорам. С учетом данных судимостей суд первой инстанции признал в действиях Ж. особо опасный рецидив и назначил ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 68 УК РФ. Между тем по первому приговору Ж. был осужден за незаконное приобретение и хранение холодного оружия, т. е. за деяния, которые ко времени осуждения Ж. по последнему приговору не образуют состава преступления. Что касается второй судимости Ж., то копия приговора в материалах дела отсутствовала, имелась лишь справка об отмене указанного приговора надзорной инстанцией и направлении дела на новое рассмотрение. При таких обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам Красноярского краевого суда не нашла оснований для признания в действиях осужденного отягчающего наказание обстоятельства – рецидива преступлений.

Случаи необоснованного признания рецидива преступлений в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, нередко встречаются и в судах других субъектов Российской Федерации.

Пленум Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» в п. 5 разъяснил, что суды не вправе указывать в вводной части приговора сведения о погашенных и снятых судимостях, а если эти сведения имеют значение для определения вида исправительного учреждения, то необходимо указывать, что подсудимый ранее отбывал наказание в виде лишения свободы. Однако на практике некоторые суды считают необходимым приводить в вводной части приговора полные сведения о снятых и погашенных судимостях, если осужденные ранее реально отбывали наказание в местах лишения свободы.

В последнем случае суды упускают из виду положение ч. 6 ст. 86 УК РФ о том, что погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью. Следовательно, и при определении вида исправительного учреждения лицо, судимости которого сняты или погашены, нельзя рассматривать ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы. При этом следует учесть, что названное постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» было принято в то время, когда еще действовал УК РСФСР (1960). Ныне действующим УК РФ утверждены новые правила.

Если до принятия УК РФ 1996 г. закон к лицам, «ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы» относил лиц, которые за совершенное в прошлом преступление были осуждены к наказанию в виде лишения свободы и отбывали это наказание в тюрьме, исправительно-трудовой колонии или в воспитательно-трудовой колонии независимо от снятия или погашения судимости к моменту вынесения приговора за вновь совершенное преступление (ч. 4 ст. 23 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик и п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 октября 1971 г. «О практике назначения судами видов исправительно-трудовых учреждений лицам, осужденным к лишению свободы» – с последующими дополнениями и изменениями), то с принятием УК РФ 1996 г. понятие «лица, ранее отбывавшего наказание в виде лишение свободы» поставлено в зависимость от снятия или погашения судимости на момент совершения нового преступления.

Отсюда можно сделать вывод, что снятые и погашенные судимости во всех случаях не должны учитываться при определении судами вида исправительного учреждения.

Многие суды в аналитических материалах высказывают мнение, что новое законодательное решение нуждается в уточнении. Во-первых, потому что это не соответствует задачам исправления и перевоспитания лиц, впервые совершивших преступление, так как совместное их содержание с лицами ранее осуждавшимися, в том числе, за тяжкие и особо тяжкие преступления и вновь совершившими преступные деяния, может являться фактором оказывающим негативное воздействие на лиц впервые преступивших закон.

Во-вторых, могут возникнуть вопросы и в процессе исполнения приговора. Например, в части раздельного содержания осужденных к лишению свободы в исправительных учреждениях. Так, ч. 2 ст. 80 УИК РФ предусмотрено содержание впервые осужденных к лишению свободы лиц отдельно от осужденных, ранее отбывавших лишение свободы. В этом контексте ставить знак равенства между лицами, впервые осужденными к лишению свободы, и лицами, ранее отбывавшими наказание в местах лишения свободы, но судимость которых снята или погашена, представляется невозможным, поскольку каждый из этих категорий лиц нуждается в разных условиях их содержания.

9. Поскольку определение рецидива преступлений и его вида закон связывает с категориями ранее совершенных преступлений (ст. 15, 18 УК РФ) суды обязаны устанавливать, не изменена ли категория ранее совершенных преступлений вновь принятым законом и не исключены ли деяния ранее совершенные осужденным из числа уголовно наказуемых


Приговором Соломбальского районного суда г. Архангельска осужден Т. по п.п. «а» и «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ за грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору и с применением насилия не опасного для жизни и здоровья к пяти годам лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. В действиях Т. суд усмотрел опасный рецидив преступлений и учел это обстоятельство в качестве отягчающего наказание. Отбывание наказания районный суд назначил в исправительной колонии строгого режима.

По жалобе Т. президиум Архангельского областного суда признал выводы, изложенные в приговоре о наличии в действиях Т. опасного рецидива и учете данного обстоятельства в качестве отягчающего наказание, не соответствующими материалам дела по следующим основаниям.

Т. ранее был неоднократно судим. По первому приговору он был осужден по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ (1996) за кражу на сумму 600 руб. с причинением значительного ущерба потерпевшему к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком четыре года. В связи с изменениями, внесенными в ст. 158 УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ тайное хищение чужого имущества на такую сумму не составляет кражу с причинением значительного ущерба. Поэтому суд кассационной инстанции обоснованно исключил из приговора наличие значительного ущерба, как последствия совершенного деяния. Вместе с тем коллегия не учла, что при отсутствии названного квалифицирующего признака (причинение значительного ущерба) должна быть пересмотрена и изменена квалификация преступления на ч. 1 ст. 158 УК РФ, санкция которой не превышает двух лет лишения свободы. При таком положении совершенное Т. преступление уже относится к категории небольшой тяжести и в силу этого не может учитываться при определении рецидива преступлений (п. «а» ч. 4 ст. 18 УК РФ). Кроме того, на момент совершения преступления по последнему делу четырехлетний испытательный срок условного осуждения истек. Следовательно, эта судимость погашена и также не может учитываться при определении рецидива.

По второму приговору Т. осужден за кражу с проникновением в жилище по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к пяти годам лишения свободы. При этом стоимость похищенного составляла 400 руб., что по состоянию на день совершения кражи не превышало пятикратного минимального размера оплаты труда ( 83 руб. 49 коп. х 5 = 417 руб. 45 коп.).

С 1 июля 2002 г. введен в действие новый Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации (далее КоАП РФ), которым хищение имущества путем кражи на сумму, не превышающую пятикратного минимального размера оплаты труда, признается мелким5, влекущим административную ответственность (ст. 7.27 КоАП РФ), т. е. уголовно-наказуемым деянием не признается, поэтому и эта судимость также не могла быть учтена судом.

Президиум Архангельского областного суда исключил из вводной части последнего приговора сведения об этих двух судимостях и из резолютивной части приговора – указание о признании в действиях Т. опасного рецидива. Отбывание наказания назначил в исправительной колонии общего режима вместо исправительной колонии строгого режима, назначенной по приговору.

При изучении данного дела возник вопрос, могут ли суды, рассматривающие дела в кассационном или надзорном порядке при разрешении вопроса о наличии или отсутствии рецидива преступлений осуществлять ревизию ранее вынесенных приговоров без их изменения или отмены по правилам, установленным уголовным судопроизводством, как это сделано в приведенном примере.

Исходя из судебной практики, суды придерживаются такого порядка, но законодательного урегулирования данного вопроса еще нет. Между тем, подобная позиция нарушает права ранее осуждавшихся лиц. Так, по приговору, по которому надзорная инстанция усмотрела административное правонарушение, Т. отбыл полностью пять лет лишения свободы. Без отмены приговора по учетным данным МВД России он продолжает значиться лицом, имеющим судимость.


^ 10. Ранее совершенное преступление небольшой тяжести в силу п. «а» ч. 2 ст. 18 УК РФ не подлежит учету при определении рецидива преступлений


Приговором Абаканского городского суда Республики Хакасия осуждена К. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к одному году лишения свободы. К назначенному наказанию в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ частично присоединено наказание, назначенное по предыдущему приговору, учтен рецидив преступлений и окончательное наказание определено в виде лишения свободы сроком на три года шесть месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия приговор изменен – исключена ссылка на рецидив преступлений, как обстоятельство, отягчающее наказание. При этом коллегия приняла во внимание, что К. наказание в местах лишения свободы не отбывала. По первым двум приговорам она была осуждена условно и условное осуждение не отменялось.

Так, первым приговором она осуждена за преступление небольшой тяжести, поэтому эта судимость не должна учитываться при признании рецидива преступлений.

Не могла быть учтена и судимость по второму приговору, так как при назначении наказания по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ суд применил правила ч. 5 ст. 69 УК РФ и частично присоединил ко вновь назначенному наказанию неотбытое наказание по предыдущему приговору. В этом случае осуждение по первому не может учитываться как самостоятельная судимость, образующая рецидив преступлений.

Признав необоснованным определение рецидива в действиях К., судебная коллегия внесла следующие изменения в приговор: исключила рецидив преступлений и ссылку на него, как на обстоятельство, отягчающее наказание, снизила срок наказания и определила вид исправительного учреждения в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ.


11. При проверке срока погашения судимости за ранее совершенное преступление суду следует обращать внимание на положение ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона, имея в виду то обстоятельство, что правилами ст. 86 ныне действующего УК РФ сокращены сроки погашения судимости в отношении лиц, осужденных за тяжкие преступления


Йошкар-Олинским городским судом Республики Марий Эл П. осужден по ч. 1 ст. 131 УК РФ за изнасилование. Наказание ему избрано в виде лишения свободы сроком на четыре года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. В его действиях суд признал особо опасный рецидив, поскольку ранее П. дважды был судим за тяжкие преступления.

Рассмотрев дело по кассационному представлению прокурора, судебная коллегия по уголовным делам в определении указала, что суд первой инстанции ошибочно применил ч. 2 ст. 68 УК РФ. П. ранее 22 июля 1986 г. был судим за аналогичное преступление к 10 годам лишения свободы, наказание отбыл полностью. Освобожден 10 апреля 1996 г. По истечении шести лет с момента отбытия наказания судимость за тяжкие преступление в соответствии с п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ погашается. Погашенные на момент совершения нового преступления судимости при признании рецидива не учитываются.

Приговор Йошкар-Олинского городского суда в отношении П. изменен: из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание о признании рецидива, наказание снижено до трех лет шести месяцев лишения свободы, отбывание наказания назначено в исправительной колонии общего режима.

В данном конкретном случае суд не учел, что по ранее действующему уголовному закону – УК РСФСР 1960 г. при совершении тяжких преступлений не имеющими судимости признавались лица, осужденные к лишению свободы на срок более шести лет, но не свыше десяти лет, если они в течение восьми лет со дня отбытия наказания не совершат нового преступления. Принятый в 1996 УК РФ установил новое положение в части погашения судимости. В отношении лиц, осужденных за тяжкие преступления, судимость погашается по истечении шести лет после отбытия наказания. В силу ст. 10 УК РФ вновь принятый уголовный закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и распространяется в том числе и на лиц, отбывших наказание.


12. При постановлении приговора по делу, рассмотренному с применением особого порядка судебного разбирательства, срок наказания не может превышать двух третей максимального срока, предусмотренного за совершенное преступление, и в том случае, если в действиях виновного имеется рецидив преступлений


Мировым судьей судебного участка № 1 Октябрьского района г. Саратова осужден Г. по ч. 1 ст. 213 УК РФ (в прежней редакции), санкция которой предусматривала максимальный срок наиболее строгого вида наказания два года лишения свободы. Признав в действиях Г. особо опасный рецидив, мировой судья определил ему наказание в виде лишения свободы сроком на один год шесть месяцев, при этом руководствовался правилами назначения наказания при рецидиве преступлений, действовавшими на время совершения преступления (не менее трех четвертей от максимального срока наиболее строгого вида наказания), в то время как по правилам ч. 7 ст. 316 УПК РФ, т. е. при рассмотрении дела в особом порядке судопроизводства, суд не вправе был назначить подсудимому наказание, превышающее двух третей максимального срока, т. е. не более одного года четырех месяцев лишения свободы.

Подобные ошибки не единичны. Природа их заложена в межотраслевых правовых коллизиях. Исходя из смысла и содержания положений ст. 18, ч. 2 ст. 68 и п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ рецидив преступлений во всех случаях признается обстоятельством, отягчающим наказание. С учетом этого при назначении наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления лицам, имеющим опасный или особо опасный рецидив преступлений, как правило, назначается наказание в пределах близких к максимальным срокам наказания. При рассмотрении же дела с соблюдением правил особого порядка судебного разбирательства в отношении лиц, осуждаемых за тяжкие преступления, вышеназванные законоположения не могут быть реализованы в полном объеме. В таких ситуациях, преодолевая этот барьер, некоторые суды определяют виновным наказание по правилам назначения наказания при рецидиве преступлений, другие суды строго придерживаются правил, установленных ч. 7 ст. 316 УПК РФ. Таким образом, если имеется рецидив преступлений, то в сочетании с нормой, содержащейся в ч. 7 ст. 316 УПК РФ, не выполняется указание закона (ч. 5 ст. 18 УК РФ) о последствиях рецидива преступлений – более строгом наказании. Представляется, что отмеченные коллизии норм подлежат урегулированию и не в уголовно-процессуальном законодательстве, а путем внесения соответствующих дополнений в УК РФ.

Учет рецидива при назначении наказания является важным средством его индивидуализации, позволяющим соблюдать, предусмотренный ст. 6 УК РФ принцип справедливости наказания.

Возникающие в судебной практике проблемы определения рецидива преступлений во многом объясняются тем, что нормы закона, регулирующие данный вопрос разработаны неполно и нуждаются в совершенствовании, поэтому целесообразно при обобщении судебной практики обращать внимание на неоднозначное решение вопроса судами о наличии или отсутствии рецидива преступлений, определении его вида, учета судимостей, назначении срока наказания и вида исправительных учреждений.

Такой анализ будет способствовать правильному и единообразному применению судами законодательства о рецидиве преступлений.

§ 4. Практика назначения судами наказания по совокупности преступлений и совокупности приговоров





оставить комментарий
страница3/15
Дата13.10.2011
Размер4.22 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
средне
  1
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх