М. Л. Энтин (руководитель проекта, ответственный редактор), М. Е. Юрьев icon

М. Л. Энтин (руководитель проекта, ответственный редактор), М. Е. Юрьев


Смотрите также:
М. Л. Энтин (руководитель проекта, ответственный редактор), М. Е. Юрьев...
Практикум по конфликтологии 2-е издание, дополненное и переработанное...
Учебное пособие 12. 12. 00...
Йозеф Оллерберг немецкий снайпер на восточном фронте 1942-1945...
Руководитель программы: С. А. Ганнушкина Ответственный редактор: Н. Ф...
Проницательность и мудрость для достижения полноты жизни...
Владимир Леви
Отчет о неделе науки в гбоу сош №1288 Дата обновления отчета: 2012-02-21...
Д. А. Редин, Ю. Н. Смирнов, В. Д. Соловьев, А. А. Солодов, С. В. Филиппов Главный редактор В. Д...
Д. А. Редин, Ю. Н. Смирнов, В. Д. Соловьев, А. А. Солодов, С. В. Филиппов Главный редактор В. Д...
Н. Н. Карнаухов Редакционная коллегия...
А. С. Панарин (введение, разд. I, гл. 1-4) (ответственный редактор); профессор...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9
скачать
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ (УНИВЕРСИТЕТ)

МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


Совместный проект МГИМО (У) – БиПи


Рабочая группа

«Энергетика и право»


МЕЖДУНАРОДНЫЕ НЕФТЕГАЗОПРОВОДЫ:

ПРАВО, ГЕОПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА


(МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ,

МГИМО (У), 6 октября 2005 г.)


МОСКВА – 2006 г.

УДК ……….

……………..


К …


Выпуск подготовлен:


Рабочей группой «Энергетика и право»

в рамках Совместного проекта между МГИМО (У) и БиПи Трейдинг Лимитед в составе:


С.А.Бартенев, А.Н.Варламова, И.В.Гудков, Е.В.Кабатова, И.В.Кельберер, М.А.Романов, П.В.Саваськов, С.С.Селиверстов, Д.Л.Смирнов, М.Л.Энтин (руководитель проекта, ответственный редактор), М.Е.Юрьев


К … ^ МЕЖДУНАРОДНЫЕ НЕФТЕГАЗОПРОВОДЫ: ПРАВО, ГЕОПОЛИТИКА, ЭКОНОМИКА (МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ, МГИМО (У), 6 октября 2005 г.). – М.: МГИМО (У), 2006. - … с.


Книга посвящена наиболее острым и злободневным вопросам современной энергетической политики и дипломатии, правового и институционального обеспечения производственной и коммерческой деятельности в области добычи, транспортировки и реализации энергоносителей. В ней дается глобальный, региональный и национальный срез анализируемых вопросов. Публикация составлена из материалов проведенной в МГИМО (У) международной конференции и предназначена для юристов, дипломатов, политиков и всех тех, кто интересуется актуальными проблемами международных отношений, международного права и национального законодательства, касающимися энергетики.


ISBN ………


© Авторский коллектив

© МГИМО (У) МИД России


Список докладчиков и выступающих:


  • Виноградов Сергей, Центр энергетического, нефтегазового и ресурсного права и политики (CEPMLP) Университета Данди

  • Вылегжанин Александр Николаевич, заведующий Кафедрой международного права МГИМО (У)

  • Вылегжанина Елена Евгеньевна, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН

  • Гудков Иван Владимирович, аспирант Кафедры международных проблем ТЭК Международного института экономической политики и дипломатии МГИМО (У)

  • Димитрофф Томас, Советник AMCR, БиПи

  • Панов Иван Анатольевич, партнер Некоммерческого партнерства «Объединенные Консультанты»

  • Перчик Александр Ильич, заведующий Кафедрой горного права Российского государственного университета нефти и газа им. И.М. Губкина

  • Селивёрстов Сергей Сергеевич, аспирант Кафедры международных проблем ТЭК Международного института экономической политики и дипломатии МГИМО (У)

  • Ситников Сергей Леонидович, управляющий партнёр Некоммерческого партнёрства «Объединённые консультанты»

  • Смирнов Дмитрий Львович, аспирант Кафедры европейского права МГИМО (У)

  • Сосна Сергей Андреевич, ведущий научный сотрудник Института государства и права Российской академии наук

  • Стивенс Пол, Центр энергетического, нефтегазового и ресурсного права и политики (CEPMLP) Университета Данди

  • Танкова Ольга Владимировна, ответственный секретарь Экспертного комитета Некоммерческого партнерства «Координатор Рынка Газа»

  • Туркин Сергей Анатольевич, начальник Отдела политических проектов Центра политических и экономических исследований и разработок

  • Шандиева Назира Оразалиевна – консультант Департамента прогнозирования и стратегического планирования Минпромэнерго Российской Федерации

  • Энтин Марк Львович, директор Института европейского права МГИМО (У)

  • ^ Язев Валерий Афанасьевич, председатель Комитета Государственной Думы Российской Федерации по энергетике, транспорту и связи



Содержание:


Вместо предисловия. Основные направления исследований (Энтин М.Л.)


Секция 1. Современное российское законодательство в области трубопроводного транспорта

  • Язев В.А. Актуальные вопросы законодательного регулирования трубопроводного транспорта в России

  • Перчик А.И. Современные тенденции развития трубопроводного права в России

  • Энтин М.Л. Актуальные проблемы развития энерготранспортной инфраструктуры и совершенствование российского трубопроводного законодательства


Секция 2. Значение новейшего концессионного законодательства России для развития трубопроводного транспорта

  • Селиверстов С.С. Концессионные соглашения в России: перспективы применения в сфере трубопроводного транспорта

  • Сосна С.А. О перспективах развития концессионных отношений в нефте- и газопроводном транспорте России

  • Туркин С.А. Ситуация вокруг строительства частных трубопроводов в России: правовые и политические аспекты


Секция 3. Трубопроводы: международные проблемы

  • Энтин М.Л. Трубопроводный транспорт: политика и право

  • Стивенс П. Экономические аспекты трансграничных трубопроводов

  • Вылегжанин А.Н. Международно-правовой режим подводных трубопроводов

  • Виноградов С. Международно-правовой режим трансграничных трубопроводов


Секция 4. Специальные аспекты международного и европейского права, иностранного и российского законодательства в области трубопроводного транспорта

  • Ситников С.Л. Правовая природа договора транспортировки

  • Смирнов Д.Л. Некоторые правовые аспекты доступа к трубопроводам: законодательство России и ЕС

^ Вместо предисловия. Основные направления исследований


__________________________________________________________________


Энтин М.Л.

Директор Института европейского права МГИМО (У) МИД России


Уважаемые коллеги, мы продолжаем ежемесячные семинары рабочей группы «Энергетика и право» в рамках совместного проекта между Московским государственным институтом международных отношений (Университетом) и БиПи Трейдинг Лимитед. Предыдущие семинары и конференции были посвящены обсуждению проблем недропользования, собственности, приватизации. Журнальные варианты прозвучавших на них выступлений опубликованы в первом специальном выпуске Московского журнала международного права. Ему дано общее название «Энергетика и право: правовой режим природных ресурсов». На сегодняшнем заседании мы рассчитываем обменяться мнениями по не менее сложной и многоплановой проблеме правового обеспечения развития и совершенствования энерготранспортной инфраструктуры.

Но сначала я хотел бы сказать несколько слов вводного характера о тех исследовательских проектах, осуществлением которых мы сейчас занимаемся. Рабочая группа «Энергетика и право» базируется на Институте европейского права МГИМО – Университета (ИЕП). За последнее время Институтом была развернута целая серия таких проектов. Некоторые из них получили довольно громкое освещение в средствах массовой информации. В их числе, прежде всего, надо упомянуть создание совместно с Европейской комиссией и Колледжем Европы в г. Брюгге Европейского учебного института «Российский европейский колледж».

Еще один громких проект – проведение исследований, связанных с возможными вариантами решения проблемы 2007 года в отношениях между Россией и Европейским Союзом. В 2007 г. истекает срок действия Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Россией и Европейским Союзом и его государствами-членами (СПС). Крайне важно, не откладывая на потом, уже сейчас очень хорошо продумать последствия этого события. Только тогда можно будет предотвратить назревающий кризис в наших отношениях, подрыв правовой базы взаимодействия России со своим важнейшим политическим и экономическим партнером. Об этом шла речь на октябрьском 2005 г. саммите Россия – ЕС. В ходе пресс-конференции по его итогам руководители Российской Федерации и Европейского Союза особо упомянули о взаимной готовности приступить к обсуждению данной проблемы. Предполагаем озвучить наши первоначальные наработки 22 – 23 октября на проводимом в «Морозовке» пленарном заседании Комитета «Россия в Объединенной Европе» и 14 декабря на встрече экспертов России и Европейского Союза. В этих форумах примут участие представители политического и экспертного сообщества практически всех европейских стран.

Очень интересные исследования ведутся нами в сотрудничестве с другими российскими вузами по вопросам гармонизации национального законодательства и правоприменительной практики с международными стандартами. В целом закончили разработку общей теории гармонизации. Проанализировали, каким образом соотносятся правовые нормы, устанавливаемые на международном, региональном и национальном уровне, как осуществляется корреляция между ними. Оценили ситуацию в ее отраслевом срезе. Отдельные материалы исследований опубликованы. Постараемся обобщить их в коллективной монографии, которая должна увидеть свет в следующем году. Обязательно включим в нее рекомендации по совершенствованию механизмов гармонизации российского законодательства и правоприменительной практики в адрес Администрации Президента и Правительства.

И, тем не менее, особое внимание уделяем исследованиям в рамках совместного проекта с БиПи. Это объясняется двумя группами причин. Прежде всего, актуальностью проблем энергетической безопасности. Они все время на слуху. Им посвящаются телевизионные выпуски и передовицы газет. О них говорят на улицах и с высоких трибун. Но о правовом обеспечении внятной, долгосрочной, экономически оправданной энергетической политики нередко забывают. Для нашей рабочей группы эти аспекты главные.

И постановкой дела с проведением исследований. Проект сотрудничества с БиПи весьма специфичен. Он не ориентирован на обслуживание интересов конкретного потребителя, будь то лоббистские группы или государственные структуры – Федеральное Собрание, Правительство и т.д. Такие задачи не ставятся. Ни в коем случае. Исследовательский проект осуществляется исключительно для того, чтобы дать МГИМО - Университету дополнительные возможности выращивать в своих стенах первоклассных специалистов, накапливать знания, расширять кругозор молодых преподавателей и студентов, лучше, качественнее преподавать.

В этом цель периодически созываемых нами семинаров и конференций. Они служат платформой для свободного обмена мнениями, живой дискуссии и обсуждения актуальных проблем. Думаю, для участвующих в полемике крайне важна сама атмосфера откровенного профессионального разговора. Для нас же, конечно, очень ценен тот вклад, который вносят в него приглашаемые на заседания гости МГИМО – Университета.

Рад приветствовать на нашей сегодняшней встрече Валерия Афанасьевича Язева, председателя профильного комитета Государственной Думы. Его выступление задаст тон всему обсуждению. Действительно приятно, что Валерий Афанасьевич согласился сделать презентацию последней версии законопроекта о трубопроводном транспорте. Этот законопроект – его «любимое детище». Над ним Комитет по энергетике, транспорту и связи работает уже не один год.

Рассчитываем, что наши контакты с Государственной Думой, также как и с Минэкономразвития и Минпромэнерго будут развиваться. Готовы подключиться к экспертизе и доработке законопроектов и других нормативных документов, регламентирующих правоотношения в сфере энергетики, а также к выработке позиций относительно тех или иных международно-правовых актов.

Представительный международный характер нашей конференции придает участие в ней коллег из Центра энергетического, нефтегазового и ресурсного права и политики Университета Данди Пола Стивенса и Сергея Виноградова. Центр является признанным авторитетом в области современного энергетического права. Он известен и своими теоретическими исследованиями, и вкладом в решение конкретных проблем функционирования энергетического сектора. Их выступления и активное подключение к дискуссии придадут обсуждению большую глубину, позволят взглянуть на проблемы регулирования энерготранспортной инфраструктуры с различных точек зрения.

На предыдущих семинарах и конференциях мы обстоятельно проанализировали правовые вопросы, связанные с извлечением ресурсов, природопользованием, собственностью. В наших ближайших планах – посмотреть, какое влияние применение Киотского протокола, торговля квотами, экологическое право и требования устойчивого развития оказывают на энергетическую отрасль, в какой степени постулаты экологической безопасности и социальной ответственности учитываются эволюционирующими концепциями энергетической безопасности. В первой половине 2006 г. собираемся сосредоточиться на энергетическом диалоге между Россией и ЕС, проблематике Энергетической Хартии и Договора к Энергетической Хартии. Сегодня же разговор у нас пойдет о трубопроводном транспорте, сложнейших правовых, экономических и политических проблемах, связанных с доступом к трубе, тарифах, строительстве, эксплуатации, рисках, имеющихся и эвентуальных ответах на них.

Трубопроводный транспорт вместе с теплоснабжением и линиями электропередачи по существу является кровеносной системой любого государства. Особенно большое значение такая кровеносная система имеет в Российской Федерации. И не только потому, что она питает как нашу страну, так и обширные территории за ее пределами. От того, насколько эффективна энерготранспортная система, насколько разумно она используется и продуманно регулируется, во многом зависит развитие всего народно-хозяйственного комплекса, складывающаяся в России социально-экономическая ситуация.

Поэтому предлагаю начать конференцию с рассмотрения внутрироссийских проблем, российского трубопроводного законодательства. К обсуждению вопросов международного сотрудничества и международно-правового регулирования перейдем несколько позже.

С удовольствием передаю слово Валерию Афанасьевичу Язеву, председателю Комитета Государственной Думы Российской Федерации по энергетики, транспорту и связи. Пожалуйста.

^ ДОКЛАДЫ


Секция 1. Современное российское законодательство в области трубопроводного транспорта


__________________________________________________________________

Язев В.А.

Председатель Комитета Государственной Думы Российской Федерации по энергетике, транспорту и связи

^ Актуальные вопросы законодательного регулирования трубопроводного транспорта в России

__________________________________________________________________


Большое спасибо, Марк Львович. В связи с вашим масштабным вступлением хочу сразу предложить конкретную тему для сотрудничества. Уже больше десяти лет Россия не ратифицирует Договор к Энергетической Хартии. И я противник ратификации Договора. Было бы интересно познакомиться с позицией вашей рабочей группы. Подготовьте максимально глубокое исследование по этой теме. Попробуйте взвесить все плюсы и минусы для России ратификации Договора к Энергетической Хартии. Ведь часть положений Хартии вошла в наше национальное законодательство. Мы их используем на практике. Часть положений считаем неприемлемыми. Посмотрите на Договор под этим углом зрения. Когда вы будете готовы, проведем круглый стол прямо на площадке Государственной Думы. Не думаю, что тема тянет на парламентские слушания. А вот круглый стол – вполне подходящий формат.

Периодически, когда этого требует политическая ситуация или под влиянием международных событий, возвращаемся к вопросу о необходимости ратификации. Но единой позиции сегодня у государства нет. У Минпромэнерго она одна, РАО ЕС – другая, Газпрома – третья. Государственная Дума, я там этим вопросом занимаюсь, к ратификации относится отрицательно. Администрация Президента подходит более конъюнктурно. Для нее важны пакетные соглашения. Они всегда в политике существуют.

Вопрос о целесообразности ратификации вполне можно выбрать в качестве темы для сотрудничества. Нам она была бы интересна. Это в качестве предложения.

Теперь перехожу собственно к докладу. Заявленная тема - некоторые аспекты законодательного регулирования магистрального трубопроводного транспорта. Постараюсь уложиться минут в 12. После этого отвечу на вопросы. Они наверняка будут, потому что тема достаточно сложная, конфликтная, масштабная. Она связана с разработкой и отсутствием прогресса в принятии законопроекта о трубопроводном транспорте. У законопроекта тяжелая судьба. История тянется с 1999 года. Документ - один из самых концептуально сложных и самых конфликтных среди тех, которые лежат в корзине законопроектов Государственной Думы. Проблемы функционирования и государственного регулирования трубопроводного транспорта являются ключевыми для развития нефтегазового комплекса, а на сегодняшний день - и для экономики страны в целом.

Несколько цифр. Сегодня Россия располагает развитой инфраструктурой трубопроводного транспорта. В зависимости от источника, данные колеблются в пределах плюс - минус 10%. Считаем, что в стране проложено свыше 220 тысяч км трубопроводов. Из них где-то порядка 155 тысяч приходится на газопроводы. Я говорю только о магистральных газопроводах диаметром свыше 700 мм. Нефтепроводов – 47-50 тысяч км. И нефтепродуктопроводов - порядка 20 тыс. км. Трубопроводный транспорт на сегодня дает уже 30% общего грузооборота. По системе магистрального транспорта перемещается 100% добываемого газа в стране, свыше 90% добываемой нефти, более 50% продуктов нефтепереработки.

Задачи развития инфраструктуры стоят чрезвычайно остро. Они определяются изменением географии добычи углеводородов, программами газификации регионов, а также появлением новых экспортных потоков. Будущие районы добычи углеводородов – Восточная Сибирь, Дальний Восток, полуостров Ямал, Баренцево море, Карское море и их шельфы - удалены от сложившихся центров развития нефтегазовой промышленности. И развитие интеграционных процессов по направлениям Россия - ЕС, Россия – СНГ приведет к необходимости иметь дополнительные резервные экспортные мощности.

Модернизация и расширение транспортной системы требует привлечения значительных инвестиционных ресурсов. Согласно обобщенным данным, для развития газо-трубопроводных систем в ближайшие, скажем, 15 лет нам нужно будет построить порядка 28 - 35 тысяч км магистральных газопроводов. Сюда, конечно, входит и строительство единой газо-трубопроводной системы Восточной Сибири и Дальнего Востока. Соответствующая программа Газпромом разработана. Несколько лет она уже согласовывается в Правительстве.

Говорю об этом со знанием дела. Будучи председателем Комитета Государственной Думы, одновременно являюсь президентом Российского газового общества. В ближайшее время состоится заседание его Наблюдательного совета. На нем пройдет последнее обсуждение изменений, внесенных в концепцию развития единой системы газоснабжения Восточной Сибири и Дальнего Востока, перед представлением документа на утверждение Правительства.

Такие же масштабные программы есть и по нефтянке. Нефтепровод на Находку. Нефтепровод на Дудинку. Целый технологический трубопроводный коридор в незамерзающую часть Карского моря на Черскую лугу. Туда пойдет и нефтепровод, и газопровод, чтобы поставить там терминалы по сжижению газа.

Мощная программа развития трубопроводного транспорта, конечно же, требует более внятных и четких законодательных правил. По строительству и эксплуатации, порядку допуска, регламентации прав собственности и т.д. Все это нужно, чтобы обеспечить инвестиционную привлекательность. Ведь деньги понадобятся огромные.

Естественно, что нормотворчество в этой области должно опираться на уже существующие законы, регулирующие добычу, транспортировку и сбыт нефти, газа и продуктов их переработки. Прежде всего, это Федеральный закон «О естественных монополиях». По нашему законодательству трубопроводная инфраструктура отнесена к естественным монополиям. Соответственно она подпадает под действие базовых принципов, регулирующих естественные монополии.

Этим же законом, в отсутствие специальных правовых актов, устанавливаются основные правила доступа к экспортным нефтепроводам. Сейчас потребовалось уточнить и дополнить нормы, касающиеся терминалов. Это будет сделано путем внесения изменений в указанный закон. Подготовкой поправок занимался Комитет Государственной Думы по энергетике, транспорту и связи. До сих пор в число субъектов естественных монополий входили только нефтеналивные терминалы в портах. Однако большие объемы нефти перевозятся также речным транспортом и по железным дорогам. В ближайшее время положения антимонопольного законодательства будут распространены на соответствующие сухопутные переходы и речные порты.

Экспорт углеводородов регулируется Таможенным кодексом Российской Федерации, а также рядом межгосударственных соглашений. Существенное влияние на развитие нефтегазового комплекса оказывают вопросы налогообложения. В первую очередь, нужно упомянуть налог на добычу полезных ископаемых. Действующая ставка налога привела к существенному росту цен на нефтепродукты в России. Это вызывает огромное недовольство людей. Сюда же относятся акцизы и экспортные пошлины.

Особый режим налогообложения установлен применительно к разработке месторождений в соответствии с законом «О соглашении о разделе продукции». Он обладает большим своеобразием. Это как бы исключение из нашего национального налогового законодательства.

Вопросы ответственности за экологический ущерб, незаконное подключение к трубопроводам и ряд других урегулированы Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Поскольку вопросы добычи и транспортировки нефти и газа связаны с использованием природных ресурсов, нормы отраслевого законодательства должны находиться в полном соответствии с требованиями закона «О недрах», Лесного и Водного кодексов, а в части землеустройства - Земельного кодекса Российской Федерации.

Отдельного разговора заслуживает Федеральный закон «О газоснабжении Российской Федерации». И не только потому, что я его автор. Это важнейший отраслевой акт, конкретизирующий общие положения национального законодательства применительно к вопросам добычи, транспортировки и сбыта природного газа. В нашем правовом поле он стоит немножко на особице. В целом российское законодательство строится таким образом, что вопросы акционерного права – это одно законодательство, административного – другое, гражданского – третье. Тоже касается закона о недрах, Налогового кодекса и т.д. В законе «О газоснабжении Российской Федерации», напротив, была предпринята попытка комплексного освещения совокупности вопросов, касающихся добычи, транспортировки, сбыта и переработки газа. Закона о нефти у нас нет. А закон о газоснабжении есть. По сути, это другое название закона о газе. После его принятия в 1999 г. он остается неизменным. Ни одна поправка в него не прошла. И дальше не пройдет. Кроме, наверное, одной: осенью предложу внести поправку в статью 15 или вообще ее отменить. Скорее всего, законодатель так и поступит. Тем самым, будут сняты ограничения на участие иностранных акционеров в капитале Газпрома. Сейчас их доля не должна превышать 20%. Одновременно будет скорректирована и норма о том, что государство должно иметь там не менее 38% акций. Она тоже содержится в статье 15. В свое время в ней закрепили фактическое положение. Тогда государство обладало 38,47% акций. К сегодняшнему дню ситуация изменилась. Государство имеет уже свыше 50%. Поэтому данная статья будет трансформирована. Больше там менять ничего не нужно.

В отсутствие отраслевого закона о магистральном трубопроводном транспорте имеющиеся правовые пробелы устраняются с помощью подзаконных актов и, в частности, постановлений Правительства Российской Федерации. Здесь можно отметить постановление Правительства Российской Федерации от 10 июля 1995 г. № 697 «Об использовании системы магистральных нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и терминалов в морских портах при вывозе нефти, нефтепродуктов за пределы таможенной территории Российской Федерации».

Ряд положений, касающихся транспортировки углеводородов, содержится в Договоре к Энергетической Хартии, который устанавливает наиболее общие принципы доступа к энергетическим ресурсам, их разработки, выхода на рынок, стимулирования и защиты инвестиций. Протоколами к Хартии, дополнительными соглашениями к ней установлены принципы проведения согласованной политики в области транзита нефти и нефтепродуктов. Ратификация Хартии в настоящее время не предполагается. Я об этом говорил в самом начале. Несмотря на это, отдельные ее положения мы сочли возможным учесть при работе над законопроектом о трубопроводном транспорте в части определения свободных мощностей и порядка доступа.

Потребность в принятии такого нормативного акта назрела уже давно. Самый первый проект федерального закона о магистральном трубопроводном транспорте был подготовлен в Государственной Думе к середине 1999 года. Он был принят в первом чтении в сентябре 1999 г. В Государственной Думе третьего созыва по ряду причин его дальнейшая разработка застопорилась. Он так и пролежал без движения. Обсуждения проводились, но никто им предметно не занимался. С одной стороны, интересы таких важных действующих лиц, как государственные структуры, собственники трубопроводных систем, газовики, нефтяники требовали обязательного учета. С другой - они носили чрезвычайно противоречивый и конфликтный характер. Еще в 1999 году в законопроект поступило более сотни поправок. Имелся длинный список предложений и замечаний.

С началом работы Государственной Думы нового, четвертого созыва в 2004 году мы предприняли усилия для активизации работы над законопроектом. Я создал рабочую группу и сам её возглавил. Так сложилось, что на сегодняшний день я остался единственным автором этого законопроекта из действующих депутатов Государственной Думы. Остальные просто не являются депутатами. Нас там было человек шесть. Но они больше не смогли избраться.

За это время в законодательстве России произошли кардинальные изменения. И по существу, и в структурном отношении. Законодательство приобрело системный характер. Стало понятно, что законопроект устарел. Даже по форме своей устарел. В него нужно было вносить серьезные изменения и дополнения.

К настоящему времени рабочей группой подготовлен новый вариант документа. Он проходит установленные Регламентом Государственной Думы формальные процедуры перед его вынесением на второе чтение. Хотел бы кратко остановиться на том, что было сделано. По большому счету, написан новый законопроект. Он, конечно же, по-прежнему «конфликтен». Не вам объяснять, что любой закон нужен только там, где есть конфликт интересов. Если его нет – то и в законе нет необходимости. И так все хорошо. Поэтому в России наибольшую сложность вызвал закон об уголовном процессуальном кодексе. В остальном нечего было конфликтовать. Все можно было решить постановлением министра.

Закон конфликтен по определению. Он чрезвычайно сложен по конструкции. Еще он сложен потому, что мы его вынуждены втискивать в определенное прокрустово ложе: для того, чтобы была преемственность, сделали к нему огромное количество поправок. Новый вариант получился с системой поправок к прошедшему первое чтение, по сути, уже устаревшему тексту. Рассчитываю, что уже на следующей неделе рабочая группа рекомендует его Комитету Государственной Думы по энергетике, транспорту и связи для вынесения на второе чтение. Теоретически Комитет мог рассмотреть его в начале ноября, после непродолжительной паузы, связанной с работой в округах и проведением в Китае очередного конгресса Мирового газового союза – должен принять в нем участие вместе с делегацией Газпрома. После этого новый вариант законопроекта пошел бы на второе чтение. Однако, когда в действительности Государственная Дума проведет по нему пленарное заседание, трудно сказать. Многое будет зависеть от позиции Правительства Российской Федерации. Оно пока не определилось. Администрация президента в целом положительно относится. Ряд министерств и ведомств поддерживает закон о трубопроводном транспорте. Но некоторые влиятельные министерства, напротив, тормозят его принятие. Критично по отношению к нему настроено, прежде всего, Минпромэнерго. В Министерстве хотели бы разработать свой вариант законопроекта. Но они не могут внести никакой другой, пока этот рассматривается в Думе. А я его не отзову. Вот такая правовая коллизия создалась.

Основные принципы, которыми мы руководствовались при доработке текста законопроекта, состоят в следующем. Создание законодательства в области трубопроводного транспорта должно учитывать особенности текущего этапа развития трубопроводной системы России в целом. Конъюнктурная позиция – мы не можем написать законопроект без учета существующего законодательства. Может быть, следовало бы выдумать некую идеальную модель, сделать ее максимально гармоничной и ни о чем больше не думать. Но это дало бы обратный результат. Нужен такой закон, который бы эффективно работал в нашем уже сформировавшемся правовом поле и не вступал в противоречие с действующим законодательством. Предлагаемые им решения должны укладываться в рамки, фактически установленные несколькими тысячами законов. При всем желании, выйти за эти рамки мы не можем.

Прежде всего, при формировании основ отраслевого законодательства преследуются цели правового регулирования естественных монополий. Предметом правового регулирования законопроекта являются три вида трубопроводных систем. Это газопроводы, нефтепроводы и нефтепродуктопроводы. Будущий закон о трубопроводном транспорте не касается товаропроводящих сетей низкого давления. У нас более 600 тысяч км сетей газификации низкого давления. Они не подпадают под его действие. Названные три типа трубопроводных систем являются магистральным транспортом. Все они субъекты естественных монополий. Поэтому основной направленностью закона, с необходимостью, становится правовое регулирование естественных монополий.

В последние годы приняты законы в области железнодорожного транспорта, электроэнергетики, связи. Несколько ранее был разработан комплекс правовых норм в отношении системы газоснабжения. Я об этом говорил. Тем самым в какой-то степени законодательство в области магистрального трубопроводного транспорта уже создано. Это отражает общую линию на конкретизацию и придание системного характера правовым нормам, регулирующим функционирование ТЭКа.

Другая особенность современного этапа – это уточнение, а в чем-то и усиление юридических гарантий работы единого рыночного пространства. На всей территории страны должны действовать нормы, обеспечивающие равные условия для конкуренции и роста экономики, в том числе на основе эффективной работы инфраструктуры. Регулирование трубопроводного транспорта должно учитывать и другие экономические и правовые императивы: обеспечение деятельности независимых производителей нефти и газа, рациональное сочетание видов транспорта при перевозке сжиженного газа, нефти и нефтепродуктов, переход к новым стандартам технического регулирования, повышение ответственности, большее внимание к вопросам безопасности, страхование, распределение рисков, соблюдение норм антимонопольного регулирования.

Несколько ключевых положений законопроекта. Им предусматривается возможность частной собственности на магистральные трубопроводы. Это положение, в виду его особой важности, заслуживает специальных пояснений. До сих пор мы считали, что только государство имеет право владеть трубопроводной системой. Сейчас мы стоим на позиции, что в стране должен существовать национальный контроль над инфраструктурой ряда отраслей народного хозяйства. Ну, к примеру, оборонка, аэропорты, вооруженные силы – ни у кого не вызывает сомнения, что контроль должен быть. К таким отраслям я отношу и трубопроводный транспорт.

Причем национальное не нужно понимать только как государственное. Это и национальный капитал, и акционерный в том числе. Я буду стоять на этих позициях. И поэтому мы в закон включаем государственную, акционерную и иные формы собственности с превалирующей ролью государства. И государство, и национальный капитал всегда будут контролировать ситуацию в трубопроводном транспорте Российской Федерации. Это моя позиция. Я, конечно, не единственный игрок. В каком виде будет принято окончательное решение, увидим.

В целых обеспечения государственного контроля установлено, что доля участия Российской Федерации в уставном капитале организации - собственника магистрального газопровода должна составлять не менее 50% + 1 голосующая акция, а для магистральных нефтепроводов, нефтепродуктопроводов – не менее 75% + 1 голосующая акция. Это тоже отражает реалии. У нас Транснефтепродукт – это стопроцентная государственная компания. Доля государства в Транснефти составляет 75%. Соответственно 25% приходится на других собственников. И в Газпроме, являющемся собственником газовых трубопроводных систем, мы довели долю государства в собственности до 50% + 1. Естественно, мы знали, что будет происходить с Газпромом. Это уже нашло отражение в законопроекте.

Отчуждение акций, находящихся в собственности Российской Федерации, допускается только федеральным законом. Доля иностранных физических и юридических лиц в уставном капитале организаций - собственников магистральных трубопроводов не может превышать 20%. Законодательно разграничены понятия собственники и эксплуатирующие организации. Ими могут быть разные лица.

Принимая во внимание тот факт, что проблемы, связанные с обеспечением недискриминационного доступа к магистральным трубопроводам для транспортировки продукции и технологического присоединения к магистральным трубопроводам новых промыслов, являются наиболее острыми и спорными, их решению в законопроекте уделено особое внимание. В нем приводится исчерпывающий перечень приоритетных видов поставок по магистральным трубопроводам, после реализации которых свободные мощности подлежат распределению между потребителями услуг по транспортировке на равноправной основе. Так, в том, что касается транспортировки нефтепродуктов, приоритетом пользуются поставки армии. Оставшиеся свободными от 80 до 90% трубопроводных мощностей распределяются между всеми желающими пользователями услуг равномерно. Аналогичным образом регламентируется прокачка нефти по нефтепроводам.

Сложнее ситуация, связанная с газопроводами. Вы знаете, что даже Энергетическая Хартия, которую мы не принимаем, декларирует право собственника трубопроводной системы сначала прокачать, что ему принадлежит, а после этого предоставить свободные мощности всем желающим на конкурсной, аукционной основе. У нас Газпром является естественной монополией в трубопроводном транспорте. Ему принадлежит 100% магистральных трубопроводов, и на его долю приходится 90% добываемого в стране природного газа. По сути, он трубопроводную систему занимает полностью, за исключением 60 - 70, ну на сегодня, может, 90 млрд. кубометров в год. Мы определили понятие «свободные мощности», предоставив Газпрому право прокачивать по трубопроводной системе магистральных газопроводов весь свой газ, газ своих дочерних компаний, где у него доля более 51%. Приоритетные поставки - поставки населению, жилищно-коммунальному хозяйству и электроэнергетике, потому что это вопрос энергетической безопасности. А на оставшиеся свободные мощности могут претендовать, так сказать, все желающие. Технология очень детально не расписана, потому этот вопрос утяжелил бы закон. Отдается часть прав собственнику, а часть – Правительству Российской Федерации.

Законопроектом установлены общие принципы и порядок применения государственного регулирования тарифов на услуги по транспортировке продукции по магистральным трубопроводам для организаций, отнесенных к субъектам естественных монополий. Значительное внимание уделено осуществлению инвестиционной деятельности в сфере магистрального трубопроводного транспорта. Законопроект исходит из возможности использования как средств государственного бюджета, так и частных – собственных и привлеченных. Под собственными имеются в виду средства собственников трубопроводной системы. Выделены основные виды возврата вложенных инвестиций теми компаниями и организациями, которые нуждаются в оказании услуг. Ведь инвесторами могут быть банки, а могут и независимые компании, у которых имеется собственная потребность в прокачке газа. Поэтому определен порядок возврата через тарифы и через систему привилегированного доступа к трубе, построенной, в том числе, с их финансовым участием.

Еще один момент, который в последнее время стал активно дискутироваться. Он затрагивался еще в самом первом варианте законопроекта 1999 года. Это банк качества применительно к нефтепроводам. В данном контексте под банком качества понимается финансовый институт, который компенсирует пользователям услуг потери при смешении нефти разного качества. Точно также он препятствует присвоению разницы, возникающей в случае получения на выходе более качественной нефти, нежели была оплачена. Соответствующие положения в законопроект включены.

Он содержит также ряд новелл в том, что касается регламентации вопросов экологической промышленной безопасности. Их важность предопределяется тем, что все объекты трубопроводного транспорта, о которых мы говорим, как правило, отличаются повышенной взрыво- и пожароопасностью. А аварии, к сожалению, случаются чересчур часто. В законопроекте определяется также порядок создания и функционирования охранных зон, предусмотренных Земельным кодексом Российской Федерации.

Кроме этого, им предусматривается «дедушкина оговорка». Немного истории. Каспийский трубопроводный консорциум (КТК) создавался в 1999 году. Это был первый частный нефтепровод в России. В тот период Дума была красная. Она не пропустила бы положение, которое узаконивало его существование. Поэтому я не стал выносить старый вариант законопроекта на второе чтение. Но, если бы я тогда решился выбросить эту новеллу, не исключено, что Дума его поддержала бы. Тогда законопроект был бы принят в том виде, в каком он был написан в 1999 году. Я уже говорил, насколько процесс законотворчества сложный, конфликтный, конъюнктурный, политизированный. Нельзя было тогда его принимать, и его принятие затянулось. Надеюсь, что новая современная версия законопроекта будет принята в 2006 году. Поэтому в нем есть «дедушкина оговорка», по которой действие положений, ущемляющих права собственников и акционеров, на уже построенные частные трубопроводы не распространяется. Еще одно изъятие из-под общего правового режима, устанавливаемого законопроектом, предусматривается в отношении соглашений о разделе продукции.

Подвожу итог своему выступлению. Прошу прощения за то, что несколько затянул его. Уверен, принятие федерального закона о магистральном трубопроводном транспорте, внесение некоторых изменений в смежное законодательство и разработка необходимых подзаконных актов позволят в значительной мере урегулировать правоотношения, возникающие между организациями трубопроводного транспорта и потребителями их услуг, а также закрепить основные принципы государственного регулирования в этой отрасли.

ДИСКУССИЯ


Энтин М.Л.: Хотел бы поблагодарить Валерия Афанасьевича за интересное насыщенное выступление. В нем дана системная картина состояния дел в энерготранспортной инфраструктуре России. Проанализированы отличительные особенности, свойственные сложившемуся в отрасли правовому регулированию. Показано, насколько сложный характер оно носит. Правовые положения разбросаны по нормативным актам разного уровня, имеющим различный предмет. Намечены перспективы совершенствования правового регулирования трубопроводного транспорта в Российской Федерации.

Выступление содержит убедительную аргументацию в поддержку вывода о том, что в своей нынешней версии законопроект о трубопроводном транспорте выгодно отличается от предыдущих вариантов. Он дает ответы на многие назревшие вопросы. Насколько оптимальные, мы попытаемся выяснить в ходе дискуссии с учетом того, что разбору законопроекта будет посвящено также выступление одного из крупнейших российских специалистов по трубопроводному транспорту – заведующего Кафедрой горного права Российского государственного университета нефти и газа им. И.М.Губкина Александра Ильича Перчика.

А сейчас предлагаю задавать вопросы.


Виноградов C.: У меня вопрос, касающийся Договора к Энергетической Хартии, с упоминания которой вы начали свое выступление. Понимаю, насколько трудно в двух словах суммировать все плюсы и минусы этого акта. Это очень сложный документ, с точки зрения, как права, так и экономических проблем, решению которых он посвящен. Тем не менее, было бы интересно узнать ваше мнение как представителя законодательной власти относительно основных недостатков Договора, которые мешают России его ратифицировать.


Язев В.А.: Согласен с Вами. Тема сложная. Поэтому и предложил рабочей группе «Энергетика и право» провести специальное исследование и организовать в Думе круглый стол вообще исследование отдельное провести по договору.

На мой взгляд, совершенно очевидно, что Договор к Энергетической Хартии – это картельное соглашение потребителей энергоресурсов. В нем не отражены интересы производителей углеводородов и транзитных стран. Этот документ был составлен и подписан в год развала Советского Союза. Тогда Россия лихорадочно искала пути собственного экономического самосохранения, пыталась найти себя в новом качестве в европейском и мировом сообществе.

Как мне кажется, базовые положения Хартии, которые мы сейчас стремимся скорректировать Протоколом по транзиту, невозможно исправить. Дело в том, что в базовых положениях заложен приоритет международного права над национальным, и по нему Россия обязана на аукционной основе предоставлять свои трубопроводные системы всем, кто больше заплатит. Во что это выльется?

Сегодня у нас транснациональные корпорации активнейшим образом входят в ТЭК России, в нефте- и газодобычу. Конкретный пример ТНК - БП. Мы считаем, что это на 50% российская компания, но это не так, потому что эти 50% принадлежат овшору. Они заходят, добывают нефть или газ у нас, пользуются нашей инфраструктурой. А, по моим оценкам, трубопроводная система России, стоит, по крайней мере, 500 - 600 млрд. ам. долларов. Получается, что мы будем обязаны предоставить им, таким образом, свободный доступ к нашим мощностям. Порядок же определения свободных мощностей - там достаточно фривольная вещь. Возьмем, к примеру, туркменский газ. Туркмены сейчас много блефуют, спекулируют. Но если они напрягутся, и им помогут, скажем, те же БП, они смогут выбросить на европейский рынок порядка 80 млрд. кубометров газа. Этот газ по определению будет дешевле нашего российского. И транспортная составляющая у них меньше, и условия добычи лучше. Мы создадим себе, таким образом, серьезного конкурента.

Кроме этого, уже в ходе дискуссии рядом поправок Европейский Союз оговорил условия, когда он может консолидировано представлять всех членов интеграционного объединения, хотя под документом стоят подписи стран ЕС, выступающих в индивидуальном качестве. Еще один момент. Вообще говоря, даже Украина перестает быть транзитной страной, потому что по определению, вы помните, нужно, чтобы и с той, и с другой стороны было еще, по крайней мере, по одному участнику. Мы – производители, Украина – потребитель или производитель, и Европейский Союз уже в качестве потребителя выступает. С этим разобрались.

Следующий вопрос. Ввели австрийскую поправку, если вы помните, о грязной энергии. И пытаются установить контроль, в том числе. Они не хотят брать нашу электроэнергию по Договору об Энергетической Хартии, потому что она произведена грязными способами, с загрязнением атмосферы и т.д. И ядерную энергию не берут. Кроме того, они ставят вопрос, что бы мы навели порядок с потерями нефти у себя, иначе некие дискриминационные меры будут предприниматься. Я, может быть, неудачно выразился: не дискриминационные меры, а дополнительное обременение.

Хартия не решает вопросы ядерного сотрудничества, т.е. не касается того, что нам выгодно. Это продавлено Евратомом потому, что мы сильны в этой ядерной тематике.

Она не рассматривает вопросы транзита российской нефти через проливы, и оставляет нас как бы наедине с турецким законодательством и законодательством стран Балтии.

Общий вывод. Хартия решает те вопросы, которые выгодны потребителям, - это картельное соглашение - и совершенно не решает вопросы, которые нужны были бы нам.

Потери Газпрома, по общеизвестным оценкам, составляют порядка 8 - 9 млрд. ам. долларов. Зачем России ратифицировать такой договор?! Поэтому я категорически против ратификации. Считаю договор антироссийским.

Его нужно отменить. Если нужны интеграционные, международно-правовые документы, их надо формировать на новой равноправной основе. Я за создание газового опека в составе Туркмении, Узбекистана, Казахстана, России, Украины, Белоруссии. Тогда картелю потребителей наших ресурсов можно было бы противопоставить картель производителей природного газа. В этом случае можно было бы вести равноправный диалог.


^ Энтин М.Л.: Я бы попросил ответить на такой вопрос. В отношении оценки национального капитала. Вы говорили о необходимости государственного контроля плюс контроля со стороны национального капитала. Вместе с тем, на примере ТНК-БП вы показали, что 50%, которые якобы есть у национального капитала, – это фигура умолчания. По ряду других компаний, которые уже действуют на российском рынке или собираются его осваивать, ситуация примерно такая же. Каким образом вы предлагаете определять национальный капитал, вводить статус национальной компании?

И второй вопрос. Один из упреков, предъявлявшихся предыдущей версии законопроекта, заключался в указании на отсутствие механизмов его реализации. Они не были прописаны в законопроекте. Это весомый упрек. Насколько вы согласны с таким замечанием? Что меняет в этом отношении новая версия документа?


Язев В.А.: Ну я на второй вопрос сначала отвечу. Он полегче. Потом на первый. Конечно, когда пишешь законопроект, всегда очень сложно определить соотношение норм прямого регулирования с отсылочными нормами к общему законодательству или с необходимостью конкретизации отдельных положений в подзаконных актах.

Вот пример из истории работы над законопроектом о трубопроводном транспорте. Допустим, почему затормозилась работа над ним в Думе третьего созыва. Был такой Шакиров, директор НИИ по строительству, депутат Государственной Думы. Вы должны его знать. Он начал писать новую версию законопроекта, принятого в первом чтении, исходя из своего профессионального опыта, в виде инструктивного документа по строительству трубопроводов. Он этому был обучен. И законопроект превратился в комплекс норм по проектированию и прочее. Понятно, что это не может быть предметом регулирования данного закона. Это предмет технического регламента. Поэтому отыскать разумный баланс между нормами прямого действия и отсылочными нормами всегда очень не просто.

Нам кажется, что мы нашли хорошее сочетание. В нашей версии законопроекта весомо представлены нормы прямого действия. Установлены правила, определяющие доступ. Приведен исчерпывающий перечень. Определен общий порядок формирования тарифов. И даны отсылки к нормативным актам Правительства Российской Федерации. Потому что мы не можем за Правительство Российской Федерации в режиме мониторинга решить сейчас на десять лет вперед, как быть с той или иной нормой, с ее конкретизацией и применением.

Например, вопрос тарифного регулирования. В уравнении не одни только константы. Есть и переменные. Это, в частности, инвестиционная составляющая. Ее нужно учитывать при принятии решений по развитию новых технологических коридоров магистральных трубопроводных систем. Значит, потребуются подзаконные акты, правительственные программы, в которых будет установлено, сколько в 2007 году независимый производитель будет платить за прокачку тысячи кубометров газа на расстояние в 100 км., насколько нужно увеличить тариф, чтобы окупить дополнительное строительство отводов такой-то протяженности, расшивку узких мест в таком-то регионе и т.д.

Привел этот конкретный пример, чтобы разъяснить свою позицию. Конечно же, в законе должны быть и нормы прямого действия, и отсылочные. Все проблемы законом не решить. Будущая правоприменительная практика зависит не только от того, как мы его напишем. На нее влияют многие факторы. Это и уровень правовой культуры, и общее состояние правопорядка в стране, и режим работы контролирующих органов.

Дума должна написать закон. После принятия закона, за его соблюдением она не следит. По действующей Конституции у нее нет таких полномочий. Она не занимается контролем. На это у нас есть прокуратура, Правительство Российской Федерации, Президент России как гарант Конституции. Они должны обеспечить выполнение закона.

Что касается национального капитала. Это не норма данного закона. Это более широкое понятие. Оно размытое, неопределенное. Возьмем Газпром как пример национального капитала. Это наша национальная компания. Сейчас снимаются ограничения на приобретение акций Газпрома. Возможно, завтра до 49% ее капитала будет принадлежать иностранным акционерам. Но контроль сохранится у государства. Его могла бы обеспечить и одна золотая акция, принадлежащая государству.

Теперь в отношении разницы между государственной компанией и национальной. С государственной компанией более-менее понятно. Она является таковой, когда доля государства доминирует в акционерном капитале или государство имеет превалирующее значение при принятии управленческих решений. Национальный капитал – понятие более расплывчатое. Сегодня мы считаем Лукойл национальной компанией. Российской. Завтра будем считать Сибнефть - с завершением сделки по приобретению её Газпромом. Понятие расплывчатое и не до конца определенное также потому, что связано с выяснением того, что такое суверенная демократия. Я вам говорил о подходах, которые держу в голове. Нормы законодательные - это то, что уже написано. То есть, понятие национального капитала в законопроекте о трубопроводном транспорте не присутствует. Это отражает, в том числе, и мои представления о процессах, происходящих в стране. Я против поглощения России. Я за суверенную Россию в условиях глобальной экономики. Поэтому структуру транспортную, пока я на этом месте сижу, я буду сохранять для российского народа.


^ Смирнов Д.Л.: Валерий Афанасьевич, хотел бы спросить, как в новом законопроекте предполагается урегулировать вопросы доступа производителей. Вы в своем интервью газете «RBC daily» от 14 января 2005 года говорили, что вопросам доступа будет посвящена целая специальная глава. Я не видел нового варианта законопроекта, где бы была такая глава. Действительно ли она появилась? Если она все же уже существует, то анализировали ли вы положения этой главы с точки зрения их антикоррупционности? Предусмотрена ли в Законопроекте какая-либо методика предоставления доступа на основе принципа транспарентности?


Язев В.А.: Такая глава есть. Но не только она регулирует вопросы доступа. В самом начале законопроекта дается определение понятия свободные мощности. Как я упоминал, формулировки составлены с использованием положений из Договора к Энергетической Хартии. Дав определение понятию свободные мощности, мы далее описали равные для всех условия доступа к свободным мощностям.

Конечно, было бы намного проще написать закон, если бы у Газпрома не было газопроводов. Если бы была реализована установка на реструктуризацию Газпрома, и, допустим, газопроводы стали государственной собственностью. Тогда все было бы абсолютно просто. Транснефть не имеет свой нефтедобычи. Транснефтепродукт не имеет своей соляры и бензина. И Газтранс какой-нибудь, выделившийся из Газпрома, не имел бы своей добычи. В прошлое ушло бы системное противоречие. Сейчас оно есть. Поэтому пришлось описывать свободные мощности и порядок доступа к ним и отдельно по Газпрому. Это реалии сегодняшнего дня. И я против раздела Газпрома. Я за отдельный учет добычи, транспортировки и других видов деятельности. Но против раздела Газпрома. Хотя трагедии в этом особой не вижу. Вариант с выделением из Газпрома самостоятельной компании, которая осталась бы его стопроцентной дочкой, возможен. Но, сегодня этого нет.

Таким образом, и соответствующие главы имеются, и порядок доступа описан. Хороший он или плохой, предлагаю не дискутировать. Мы считаем так. Кто-то считает по-другому. Если у кого-то есть конкретные предложения, напишите, я готов рассмотреть. Только не занимайтесь пустой критикой. Бесполезно. Я сам разнесу любого тут сидящего или любого не сидящего. Проблема в другом. Если знаете, как сделать лучше, скажите. Это было бы полезно!

Что касается антикоррупционности. Об этом в законопроекте ничего нет. Это не является предметом регулирования данного закона. Но насчет прозрачности. Мы ввели требование, согласно которому собственники трубопроводных систем обязаны постоянно сообщать в доступном виде данные об имеющихся в наличии объемах свободных мощностей. В прошлом подобных положений в отечественном праве никогда не было. И сейчас нет. Ни Транснефть ничего не сообщает, ни Транснефтепродукт, не говоря уже о Газпроме. Мы хотим законодательно обязать собственников трубопроводных систем доводить до бизнес сообщества информацию о наличии свободных мощностей в каждом конкретном месте и на конкретный момент времени. Вообще это настолько плавающая величина. В Газпроме на этом сидит специальная служба. Только она в режиме онлайн знает наличие загрузки в трубопроводную систему по Газпрому. Причем загрузка очень динамично меняется. Скажем, на границе, у Ужгорода, сегодня с утра отбора нет. Я так думаю, там где-нибудь 260 млн. кубов газа в сутки идет. А чуть похолодает – будет 280. Предел – 300 млн. Но если газ из России не идет, предположим, в связи с закачкой хранилищ, его берут из хранилищ Украины. Это все диспетчеризация.

Газонаполнение трубопроводных систем Газпрома - порядка 9 млрд. кубометров. То есть, это очень серьезная вещь. И наличие свободных мощностей всегда является дискуссионным. Скажем, идут ремонтные работы. Никто кроме собственника не знает графика ремонтных работ. И вообще говоря, принятие им решения невозможно проконтролировать. У меня специальность - ядерная физика. Я 10 лет проработал в Газпроме именно на транспорте газа. Поэтому я знаю: отключив пролет в 30 км между запорными кранами и поставив на профилактику один газоперекачивающий агрегат, диспетчер меняется газодинамику очень серьезным образом. Прокачка газа осуществляется совершенно по-другому. Используемое программное обеспечение оптимизирует загрузку каскада. Это сложные такие транспортные задачи, в математическом даже плане, не говоря о газодинамике, помпажном режиме и прочее, и прочее. Поэтому, конечно, собственник системы обладает широкими возможностями для маневра. В принципе он всегда может сказать, что пока никого не может пустить в трубу, поскольку через неделю начинает ремонт, ему нужно проводить подготовку, сбрасывать газ, вести земляные работы и т.д., и т.п. Так что вопрос коррупционности и добропорядочности очень сложный. Закон о трубопроводном транспорте не должен давать на него ответ. Для этого у нас есть уголовное законодательство. Оно должно им заниматься.


^ Шандиева Н.О.: У меня такой вопрос. Вы сказали, что есть вариант законопроекта, подготовленный Минпромэнерго. В чем принципиальные различия между окончательной версией Вашего законопроекта и предложениями Минпромэнерго? И была ли предпринята попытка согласовать позиции?

Язев В.А.: Нет, я этого не говорил. Это вы за меня сказали. Минпромэнерго хотело бы внести свой вариант законопроекта. Но его у него нет. Проблема в том, что министерства и ведомства не соблюдают сроки представления отзывов на законопроекты, установленные Конституцией Российской Федерации (статья112). Мы их получаем и по полгода, и по два года. То есть, они просто тормозят эти законопроекты. Сейчас ситуация следующая. Законопроект о трубопроводном транспорте принят в первом чтении! Всё, конституционная норма. Концепция закона была утверждена в 1999 году. Значит, сейчас Минпромэнерго может подготовить лишь поправки ко второму чтению, не отменяя концепцию законопроекта. Похоже, его такое положение не устраивает.

Теперь насчет согласования. В рабочую группу включены представители Минпромэнерго, Минэкономразвития и федеральных агентств, газовики, нефтяники, люди из Лукойла, Роснефти, Транснефти, Транснефтепродукта. Все они входят в рабочую группу, которую я возглавляю. Мы учитываем все их интересы. Там же нет такого, что Язев сказал, и на этом все. Это вопрос такой достаточно сложный. Я не могу в тупую сказать: «вот это всё!». Меня просто уберут с этого места. Я должен более внимательно относиться к вносимым предложениям. Какие-то предложения были и от Минпромэнерго. Мы их учитывали. Дело осложняется внутренними трудностями, переживаемыми Правительством Российской Федерации. Христенко даже квалифицированных людей не может найти. У него всего два зама. А в день, я без обид говорю и без ругани, у него надо быть на каких-нибудь 50 симпозиумах, совещаниях, парламентских слушаниях. Люди просто разрываются. Дума поставила вопрос перед Президентом о введении поста статс-секретаря - еще одного заместителя министра, который бы работал с органами смежной власти, с законодателем. Но в целом у нас с диалог идет.


^ Энтин М.Л.: В развитие самого первого вопроса хотел бы услышать ваше мнение, Валерий Афанасьевич, о соотношении положений законопроекта и норм, установленных Энергетической Хартией и Договором к ней. Дума придерживается устоявшейся процедуры сопоставления законопроектов с обязательствами России по международным договорам, стороной которых она уже является или могла бы стать. Поскольку, в любом случае, вопрос о ратификации Договора не закрыт, на Ваш взгляд, в том виде, в котором сейчас законопроект существует, он ни в чем не противоречит Хартии, или Вы умышленно пошли на то, чтобы заложить в законопроект какие-то положения, расходящиеся с Договором?


Язев В.А.: Ну, я хотел бы сказать главное. Предмет регулирования законопроекта - функционирование трубопроводного транспорта внутри России. В нем не затрагиваются вопросы экспорта как таковые. Задача Хартии иная. Она в целом направлена на регламентацию международного сотрудничества. Под ее действие подпадают вопросы экспорта российских ресурсов и транзит.

Но вопросы транзита по межправительственным соглашениям (допустим, мы из Туркменистана поставляем газ на Украину), они в законопроекте отражены. Приоритет выполнения этих соглашений, устанавливающих международные обязательства России, в законопроекте подтвержден. Это не требование Хартии. По сравнению с нашими межправительственными соглашениями Хартия появилась намного позже. У нас некоторые межправительственные соглашения действуют по 30 лет. Я недавно в Германию ездил. Туда 30 лет назад пришел первый газ. И ровно 30 лет назад - первый уран обогащенный. Я еще тогда там работал. Мы поставляли обогащенный уран, он пошел в 16 стран Европы.

Поэтому в законопроекте, конечно же, учтено, что международные соглашения, ратифицированные Российской Федерацией, включаются в ее правовую систему и пользуется преимущественной силой.

^ Энтин М.Л.: Спасибо. Есть еще возможность задать заключительный вопрос.


Селиверстов С.С.: В своем выступлении Вы говорили о том, что отмена статьи 15 закона о газоснабжении обеспечит либерализацию рынка акций Газпрома. Вы также упомянули, что 50% + 1 акция останется в собственности у государства. Это будет законодательно закреплено. Тем не менее, как вы считаете, не нанесет ли потенциальная возможность, которая вполне реально может осуществиться на практике, того, что 49% акций будет принадлежать иностранным юридическим и физическим лицам, ущерб стратегическим интересам России. Ведь Газпром является стратегическим предприятием. Это как бы политический аспект вопроса. И экономический. Учитывая, что акции предполагают выплату дивидендов и перераспределение материальных ресурсов, не может ли это нести в себе опасность того, что дивиденды будут уходить напрямую за границу иностранным физическим и юридическим лицам.


Язев В.А.: Не вижу в этом проблем. От этого никуда не денешься. Кто купит акции, тот и будет ими владеть. По-другому как еще поднимать капитализацию Газпрома? Как повышать инвестиционную привлекательность?

По первой части вопроса. На него черно-белого ответа нет. В 1999 году была одна конкретная ситуация. И мы приняли норму – не больше 20% акций у иностранцев, потому что в то время Россия была экономически и политически слаба. Существовала опасность того, что Газпром скупят за бесценок. Хотя, с другой стороны, я думаю, что в той ситуации особо никто скупать бы и не стал.

Сегодня и политически, и экономически ситуация совершенно другая. Поэтому мы оставляем государству 50% + 1 акцию. По нашему акционерному законодательству большинство управленческих решений принимается простым большинством голосов. Есть, правда, ряд имущественных вопросов, когда требуется квалифицированное большинство. Но мы на это осознанно идем. Кто бы ни был акционером, трубу из России не утащат. В крайнем случае, найдем управу.

Мы осознанно идем на то, что Россия открывается мировой экономике. Я как-то Медведкова, основного переговорщика Минэкономразвития, на заседании Правительства попросил: «Дайте нам справку о том, что в результате страна приобретет. Плюсы, минусы и итог». Он сказал, что у нас нет денег для того, чтобы провести это исследование. То есть мы идем в ВТО, до сих пор полностью не оценив последствий. Поэтому некая закрытость и осторожность должны присутствовать. В ситуации с Газпромом есть люди, предлагающие отменить норму 50% + 1. Я настаиваю на том, что эту норму надо сохранить.


^ Энтин М.Л.: От лица всех присутствующих, Валерий Афанасьевич, благодарю за весомый содержательный доклад и интересную полемику. Особую весомость ему придает то, что с ним выступили именно вы. Я напомню только тем, кто не очень пристально следит за внутренней политикой Российской Федерации, что по рейтингу «Независимой газеты» господин Язев входит в десятку ведущих отраслевых лоббистов Российской Федерации. Спасибо за выступление.

А сейчас мне доставляет удовольствие предоставить слово Александру Ильичу Перчику, заведующему кафедрой горного права Российского государственного университета нефти и газа имени И.М.Губкина. Но сказать просто заведующему кафедрой, это еще ничего не сказать. Александр Ильич – автор единственной в нашей стране монографии по трубопроводному праву. Он является идеологом изучения и развития трубопроводного права в качестве самостоятельной отрасли права. На протяжении многих лет он выступает за принятие закона о трубопроводном транспорте. Александр Ильич, вам слово.

__________________________________________________________________

^ Перчик А.И.

Заведующий Кафедрой горного права Российского государственного университета нефти и газа им. И.М.Губкина




оставить комментарий
страница1/9
Дата13.10.2011
Размер2,59 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх