Обучение русскому языку в условиях модернизации образования Сборник научных и методических статей Под общей редакцией С. И. Шумарина Балашов 2010 icon

Обучение русскому языку в условиях модернизации образования Сборник научных и методических статей Под общей редакцией С. И. Шумарина Балашов 2010


10 чел. помогло.

Смотрите также:
Обучение русскому языку в условиях модернизации образования Сборник научных и методических...
А. С. Некрасов Редакционная коллегия...
Сборник научно-методических статей Под редакцией...
Рабочая программа по русскому языку в 9 в классе на 2010-2011 учебный год...
Совершенствование технологий обеспечения качества профессионального образования: Международная...
Сборник статей Под редакцией А. В...
Пояснительная записка к тематическому планированию по русскому языку в 6 классе...
Сборник научно-методических статей Выпуск 2...
Рабочая программа по русскому языку 9 класс По учебно-методическому комплексу под редакцией В. В...
Сборник статей под редакцией профессора М, И. Брагинского Издательство норма москва, 2002 удк...
Сборник статей выпуск 3 Под редакцией профессора Б. И. Путинского...
В школе II ступени работаю по программе по русскому языку под редакцией М. М. Разумовской...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
вернуться в начало
скачать
^

Метаязыковые комментарии —
ключ к анализу художественного текста


Одним из наиболее трудных, но и наиболее интересных видов работы на уроках русского языка является лингвистический анализ художественного текста — своеобразная «вершина» школьного лингвистического образования, поскольку анализ текста, с одной стороны, требует наличия уверенных филологических знаний, а с другой — позволяет учителю наглядно продемонстрировать эстетические потенции языкового материала. Многие учителя любят уроки анализа художественного текста2 именно потому, что здесь появляется возможность показать, какими изобразительно-выразительными возможностями обладают знакомые из курса русского языка (и даже слегка скучноватые) явления грамматики, лексики, словообразования, фонетики [см., напр.: Шумарин, 2006].

Учителю не всегда просто выбрать адекватную «технологию» анализа литературного произведения, однако в самом тексте часто есть своего рода «подсказки» для читателя — так называемые ключевые моменты текста, которые «являются его семантико-композиционной доминантой; находятся в центре поэтической рефлексии…; подвергаются семантико-стилистическим трансформациям, в результате чего обогащаются новыми оттенками смысла» [Башкова, 2008, с. 49].

К таким «ключам», позволяющим приблизиться к пониманию авторского замысла, относятся метаязыковые комментарии — разного рода пояснения к языковым единицам (словам, звукам, грамматическим формам и др.). Такие комментарии могут разъяснять значение слова (Знаешьрябчик? Пестренький такой, рябой… — ну, рябчик! С голубя, пожалуй, будет. Называется — дичь, лесная птица. Питается рябиной, клюквой, можжевелкой. А на вкус, брат!.. И. Шмелев. Лето Господне), указывать на особенности употребления (Ну-с, пока, — как говорят по-советски. В. Набоков. Защита Лужина), давать различные оценки словам (Никакой контрреволюции. Кстати, вот еще слово, которое я совершенно не выношу. Абсолютно не известно — что под ним скрывается? М. Булгаков. Собачье сердце), описывать ассоциации, которые вызывает та или иная единица языка (В звуке «ы» слышится что-то тупое и склизкое... А. Белый. Петербург) и т. д.

Как показывают наблюдения, метаязыковые комментарии в тексте практически всегда находятся в позиции выдвижения, выражают важные для произведения идеи и выполняют разнообразные художественные функции. Важность метаязыковых комментариев для «расшифровки» текста может подчеркиваться включением их в цепочку лексических
и семантических повторов (как известно, всякий повтор в художественном произведении не случаен). Проиллюстрируем высказанные положения несколькими примерами.

Образная система романа И. С. Тургенева «Отцы и дети» строится на целом ряде противопоставлений ключевых образов, при этом каждый из основных персонажей выписан ярко, наделен не только типологическими, но и индивидуальными чертами. Указанные противопоставления (оппозиции) создаются при помощи различных приемов, в том числе — при помощи метаязыковых комментариев, которые высказывают персонажи
и автор. Так, заслуживает внимания эпизод, в котором братья Кирсановы и Евгений Базаров обсуждают содержание понятия «нигилист»: Нигилист, — проговорил Николай Петрович. — Это от латинского nihil, ничего, сколько я могу судить; стало быть, это слово означает человека, который... который ничего не признает? / — Скажи: который ничего
не уважает, — подхватил Павел Петрович и снова принялся за масло. /Который ко всему относится с критической точки зрения, — заметил Аркадий. Каждое из предложенных толкований слова нигилист представляет собой реплику персонажа, а вместе они образуют диалогическое единство, и в этом диалоге четко обозначены различия в характерах действующих лиц. Деликатный Николай Петрович, который стремится избегать конфликтных ситуаций, высказывает робкое предположение на основе этимологии слова: человек, который ничего не признаёт. Павел Петрович, более всего ценящий традиции и приличия и видящий в нигилизме угрозу для них, высказывается желчно и категорично: который ничего не уважает. Базаров, стремящийся к объективности, предлагает эмоционально-нейтральный вариант: человек, который ко всему относится с критической точки зрения.

Несовпадение взглядов, характеров, жизненных принципов Базарова
и П. П. Кирсанова проявляется и в выборе ими некоторых слов, на что автор обращает особое внимание:
Говорят, германцы в последнее время сильно успели по этой части. / — Да, немцы в этом наши учители, — небрежно отвечал Базаров. / Слово германцы, вместо немцы, Павел Петрович употребил ради иронии, которой, однако, никто не заметил.

Павел Петрович не просто говорит, а выбирает слова, придавая этому выбору определенный знаковый смысл (который, впрочем, не всегда ясен его собеседникам, и читатель узнает об этом только из авторского комментария). В этом отношении показательно следующее замечание:
Я эфтим хочу доказать, милостивый государь (Павел Петрович, когда сердился, с намерением говорил: «эфтим» и «эфто», хотя очень хорошо знал, что подобных слов грамматика не допускает. В этой причуде сказывался остаток преданий Александровского времени. Тогдашние тузы,
в редких случаях, когда говорили на родном языке, употребляли одни — эфто, другие — эхто: мы, мол, коренные русаки, и в то же время мы вельможи, которым позволяется пренебрегать школьными правилами),
я эфтим хочу доказать, что без чувства собственного достоинства, без
уважения к самому себе, — а в аристократе эти чувства развиты, — нет никакого прочного основания общественному... bien public, общественному зданию. Автор здесь употребляет выражения остаток преданий, тогдашние тузы, подчеркивая, что эта причуда, как и весь Павел Кирсанов, — пережиток старины, который даже не вполне понятен его собеседникам.

В романе «Отцы и дети» метаязыковые комментарии акцентируют внимание на особенностях характера и мировоззрения персонажей. Здесь можно говорить о характерологической (изобразительной) функции метаязыковых комментариев. В других случаях такие комментарии могут использоваться и для выражения авторского отношения к изображаемому (тогда говорят о выразительной, экспрессивной функции). Ср. описание детских впечатлений от слова, которое повлияло на восприятие стихотворения: «Подруга дней моих суровыхГолубка дряхлая мояДряхлая голубказначит, очень пушистая, пышная, почти меховая голубка, почти муфтаголубка, вроде маминой котиковой муфты, которая была бы голубою, и так Пушкин называл свою няню, потому что ее любил (М. Цветаева. Мой Пушкин).

В романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» метаязыковые комментарии являются важным средством характеристики героев. Например, в речи Максим Максимыча регулярно используются горские словечки: «Эй, Азамат, не сносить тебе головы, — говорил я ему, — яман будет твоя башка!» (яман — «плохо»); …я попотчевал его чаем, потому что хотя разбойник он, а все-таки был моим кунаком и др. Максим Максимыч пытается переводить эти слова на русский язык и старается объяснить непереводимые понятия: «Я здесь, подле тебя, моя джанечка (то есть, по-нашему, душенька)», — отвечал он, взяв ее за руку; <…> потом, когда смеркнется, в кунацкой начинается, по-нашему сказать, бал. Бедный старичишка бренчит на трехструнной… забыл, как по-ихнему… ну, да вроде нашей балалайки. Во всем этом видится проявление не только наблюдательности, но и толерантности штабс-капитана, которая позволила ему снискать уважение у местного населения и о которой рассуждает автор: Меня невольно поразила способность русского человека применяться к обычаям тех народов, среди которых ему случается жить; не знаю, достойно порицания или похвалы это свойство ума, только оно доказывает неимоверную его гибкость и присутствие… ясного здравого смысла… Это важная деталь в раскрытии образа Максим Максимыча.

Иной характер героя рисуют толкования слов, к которым прибегает Печорин: …честолюбие у меня подавлено обстоятельствами, но оно проявилось в другом виде, ибо честолюбие есть не что иное, как жажда власти; А что такое счастие? Насыщенная гордость и т. п. В этих афористических по форме высказываниях виден человек холодный, гордый, избегающий человеческих привязанностей.

Как уже говорилось выше, дополнительным актуализатором для метаязыкового комментария является включение его в повтор. В романе читатель дважды встречается с пояснениями к слову друг. В предисловии
к
«Журналу Печорина» автор-рассказчик пишет: …я должен несколько объяснить причины, побудившие меня предать публике сердечные тайны человека, которого я никогда не знал. Добро бы я был еще его другом: коварная нескромность истинного друга понятна каждому; но я видел его только раз в моей жизни на большой дороге; следовательно, не могу питать к нему той неизъяснимой ненависти, которая, таясь под личиною дружбы, ожидает только смерти или несчастия любимого предмета, чтоб разразиться над его головою градом упреков, советов, насмешек и сожалений. Выделенные слова — это части «распыленного»
в тексте комментария: В семантике слова друг выделяются и актуализируются компоненты ‘коварство’, ‘ненависть’, ‘недоброжелательность’ и т. п. Безусловно, здесь можно вести речь не об основном лексическом значении слова, а о неких периферийных и ассоциативных элементах семантики (коннотациях), которые существуют в языковом сознании человека. Итак, друг — это тот, кто коварен и нескромен, маскирует дружбой ненависть, желает несчастья тому, с кем дружен.

Затем отрицательные коннотации слова друг актуализируются и в речи Печорина: Мы друг друга скоро поняли и сделались приятелями, потому что я к дружбе не способен: из двух друзей всегда один раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается; рабом я быть не могу,
а повелевать в этом случае — труд утомительный, потому что надо вместе с этим и
обманывать; да притом у меня есть лакеи и деньги.
В отношении Печорина к дружбе проявляется отчасти и личность автора, доминантой творчества которого стал мотив трагического одиночества. Сам Печорин поясняет свою боязнь близких отношений — любви, интимной дружбы — следующим образом: Я стал не способен к благородным порывам; я боюсь показаться смешным самому себе. Искренние чувства кажутся герою небезопасными, они простительны пылкой юности, о чем свидетельствует следующее толкование: Сам я больше не способен безумствовать под влиянием страсти <…> Страсти не что иное, как идеи при первом своем развитии: они принадлежность юности сердца, и глупец тот, кто думает целую жизнь ими волноваться: многие спокойные реки начинаются шумными водопадами, а ни одна не скачет и не пенится до самого моря. А для зрелого, охладевшего рассудка счастье — это насыщенная гордость. Здесь снова встречаемся с выражением периферийных компонентов значения слов, которые характерны для индивидуального языкового сознания и выступают как средство выражения авторской позиции.

Интересны в этом отношении и авторские примечания, которые
не включаются в основной текст, а даются внизу страницы (в виде сноски) с указанием «Примечание М. Ю. Лермонтова». В романе в такой сноске объясняется слово кунак, используемое Максим Максимычем: Кунак значит — приятель (Прим. М. Ю. Лермонтова). Лермонтов переводит слово кунак как «приятель», но, как правило, в словарях это слово объясняется как «друг, приятель» [см., напр.: Большой толковый словарь, с. 480]. Почему Лермонтов «пропустил» синоним друг и остановился на приятеле? Не потому ли, что в его собственном представлении слово друг имеет отрицательные коннотации?

Как известно, роман имеет сложную субъектную организацию, в нем звучат три голоса: 1) главного героя — Печорина, 2) повествующего
о нем рассказчика (который также выступает в роли участника событий, изображается как действующее лицо романа) и, наконец, 3) самого́ автора, реально существующего писателя М. Ю. Лермонтова. Весьма показательно, что индивидуальная оценка и субъективное понимание важного для данного текста слова друг и самого понятия «дружба» проявляются
с позиции каждого из субъектов — то явно и развернуто (в речи персонажа и рассказчика), то неявно, в виде выбора средства выражения (в речи реального автора). В данном случае анализ метаязыковых оценок позволяет глубже понять не только замысел произведения, но и особенности мировоззрения автора.

Метаязыковые комментарии встречаются в художественных произведениях гораздо чаще, чем принято думать, и в большинстве случаев они могут рассматриваться как своеобразные «ключи» к пониманию текста.

Литература

Башкова Л. Р. Ключевые элементы в поэтическом тексте // Русский язык
в школе. 2008. № 2. С.49—52.

Большой толковый словарь русского языка / сост. и гл. ред. С. А. Кузнецов; Ин-т лингвистических исследований РАН. СПб.: Норинт, 2000. 1536 с.

Попова Н. В. Урок развития речи и урок словесности в школьном курсе русского языка // Формирование коммуникативной компетенции на уроках русского языка.: сб. науч.-методич. статей. Балашов: Николаев, 2006. С. 22—26.

Шумарин С. И. Изучение фонетических средств выразительности в 10 классе // Формирование коммуникативной компетенции на уроках русского языка: сб. науч.-методич. статей. Балашов: Николаев, 2006. С. 41—50.




Скачать 0,95 Mb.
оставить комментарий
страница5/15
Дата27.09.2011
Размер0,95 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
плохо
  17
не очень плохо
  2
средне
  2
хорошо
  2
отлично
  11
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх