А. А. Локтева Ответственный редактор к м. н. Д. В. Кошечкин Ботт, Виктор icon

А. А. Локтева Ответственный редактор к м. н. Д. В. Кошечкин Ботт, Виктор



Смотрите также:
Учебное пособие 12. 12. 00...
Йозеф Оллерберг немецкий снайпер на восточном фронте 1942-1945...
М. Л. Энтин (руководитель проекта, ответственный редактор), М. Е. Юрьев...
М. Л. Энтин (руководитель проекта, ответственный редактор), М. Е. Юрьев...
Проницательность и мудрость для достижения полноты жизни...
Владимир Леви
Д. А. Редин, Ю. Н. Смирнов, В. Д. Соловьев, А. А. Солодов, С. В. Филиппов Главный редактор В. Д...
Д. А. Редин, Ю. Н. Смирнов, В. Д. Соловьев, А. А. Солодов, С. В. Филиппов Главный редактор В. Д...
Н. Н. Карнаухов Редакционная коллегия...
Владимир Леви
Бытие-в-мире избранные статьи с приложением Я...
А. Н. Соловьева Ответственный редактор: доктор филологических наук, профессор пгу имени М. В...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
вернуться в начало
скачать
ГЛАВА ВТОРАЯ

^ Человеческая триада

Узнав о существовании сверхчувственных элементов человека, мы сделали первый шаг в понимании человека как телесно-душевно-духовного единства. Теперь нам необходимо изучить связи, существующие между этими элементами и различными областями физического тела.

^ Трехчленность человека. Наблюдение раскрывает нам полярность, существующую между «верхом» и «низом» нашего организма. Почти сферическая форма черепа противостоит лучевой структуре конечностей. Кости черепа представляют собой мощную оболочку, защищающую мягкие части; напротив, в конечностях твердые части занимают середину. Как это ни странно звучит, рассматривая отдельно голову человека, его можно отнести к беспозвоночным, рассматривая его конечности — к позвоночным. Мы еще лучше представим себе лучеобразную структуру конечностей, если пересчитаем кости: одна в бедре, две — в голени, пять — непосредственно в конечностях. Двух полюсов недостаточно для создания человеческого существа. Необходим центр, элемент связи, без которого полюса не могли бы существовать. Таким элементом является грудная клетка. Рассматриваемая в целом, грудная клетка сохраняет еще некоторую сферичность головы, но если рассматривать каждую сторону отдельно, можно увидеть удлинение, характерное для конечностей. Грудная клетка также является оболочкой для мягких тканей, но сама она защищена солидной мускулатурой. Позвоночник, в целом, является удлиненным сооружением, окруженным мускулами, как и конечности, тогда как каждый позвонок, рассматриваемый отдельно, представляет собой маленький череп, закрывающий мягкие части костного мозга.

^ Физиологический аспект полярности. То, что нам раскрывает анатомия, мы обнаруживаем и в физиологии, в функциональности. Черепные кости, за исключением челюстной кости, неподвижно соединены друг с другом; на противоположном полюсе — кости конечностей, которые имеют взаимную подвижность. Кости грудной клетки лишь частично подвижны и не обладают свободой в той степени, что конечности. Их движения, как и органы, которые они защищают, являются ритмическими; в силу этого мы назовем эту среднюю область ритмической.

Головной полюс является местом концентрации: свет, звуки, воздух, пища воспринимаются через его посредство. На другом полюсе мы сталкиваемся с рассеиванием в центробежном движении выделений. Между двумя полюсами (верхом и низом) постоянно поддерживается динамическое равновесие, за которое ответственны органы ритмической (средней) системы. Нейро-сенсорная система, сконцентрированная, в основном, в головном полюсе, является инструментом воспринимающих, мыслительных, сознательных функций. Нижний полюс является полюсом движения, метаболизма (который также является движением), обмена как внутри мускулатуры, так и в пищеварительном аппарате. Он представляет собой инструмент воли. Гармонизируя верх и низ, осуществляя связь между мышлением и волей, ритмическая система является инструментом чувства, эмоциональных переживаний.

^ Обобщенное понятие трехчленности. Тем самым, человек состоит из трех частей. Однако вышеприведенное описание является лишь грубым приближением к действительности, поскольку мы можем обнаружить это деление на три части на любом этаже человеческого организма, в любой области, в каждом органе, в каждом элементе, каким бы маленьким он не был. Так, в голове сферический элемент верхнего полюса с его содержимым (нервной субстанцией) господствует только на уровне черепа. Нижняя челюсть своей подвижностью, мускулатурой, пищеварительными слюнными железами напоминает о нижнем полюсе. Нос является напоминанием о ритмической системе, с которой он сообщается через дыхательные пути, так же как рот связан с пищеварительным аппаратом. Но среди трех вышеперечисленных «этажей головы», доминирующим остается сферический, мозговой и нейро-сенсорный. Мы обнаружим эти три этажа с обратной доминантой и на нижнем полюсе: так, головка бедра представляет собой голову, которая связана с вытянутой зоной, собственно ногой (голенью и ступней) при помощи шейки, которая является в этом случае срединной областью. В стопе округлость пятки напоминает головной полюс, а пальцы имеют лучеобразное строение, характерное для конечностей.

^ Сложность человеческого существа. Но человек является очень сложным существом, и, например, изучение его ноги в трехмерном аспекте дает тому подтверждение. Если пятка своей округлой формой напоминает нам головной полюс, то по своим функциям, т. е. тогда, когда она прочно контактирует с землей, она напоминает элемент воли нижнего полюса. Это принимает резко выраженный характер, когда гнев заставляет нас стучать ногой. Пальцы, напротив, хотя и являются «конечностями» по своей структуре, принадлежат, в силу богатства нервной сети, в силу своих функций, к нейро-сенсорной системе. Мы наблюдаем здесь своего рода парадокс, рассеивание между формой и функциями.

Такие очевидные противоречия часто встречаются при изучении человека. Очень важно понять, что же они означают, если мы хотим продвинуться вперед в наших исследованиях. В случае с ногой парадокс может получить объяснение, если мы попытаемся понять, что же представляет собой сенсорный процесс в целом. Восприятие является чисто нейро-сенсорным актом, но в пальцах, которые тесно соприкасаются с землей, присутствует «воля восприятия», процесс одновременно волевой и сенсорный. Именно ради этой «воли восприятия», осязания, прикосновения к земле, нейро-сенсорный аппарат протянул свою сеть до самых конечностей. Это участие воли обнаруживается, впрочем, во всей сенсорной деятельности, когда мы направляем куда-либо взгляд или прислушиваемся.

Мы можем сделать аналогичные замечания и по поводу руки, которая то сжимается в кулак, напоминая голову в миниатюре — символ воли, то вытягивается и превращается в сенсорный орган, который осязает, или же становится ритмическим инструментом для контакта с внешним миром, для социального контакта, когда мы протягиваем руку нашему ближнему.

Все это показывает, насколько необходимо сохранять живое мышление, восприятие, если мы хотим понять человека, его сущность. Слишком схематическое, сухо интеллектуальное мышление на это не способно, оно лишь препарирует, постигает то, что мертво, как химик, который для того, чтобы проанализировать субстанцию, сначала убивает ее!

Изучая последовательно нейро-сенсорный полюс, затем полюс метаболизма (или моторно-пищеварительный), а затем ритмическую систему, которая является посредником между первыми двумя, мы как бы расчленяем человека. Но человек является единым целым, и нам необходимо теперь рассмотреть его с этой точки зрения.

^ Взаимодействие двух полюсов. Когда мы кладем немного сахара на наш язык, мы испытываем ощущение, а именно — вкус сахара. Речь в этом случае идет о нейро-сенсорном процессе, который помогает осознать качество вещества, которое мы положили на язык. В действительности, весь организм участвует в этом процессе и готовится принять сахар, трансформировать его, переварить и направить туда, где есть в нем потребность. Но нашего сознания достигает только то, что происходит в нейро-сенсорной сфере. После прохождения пищи через глотку все остальное разворачивается совершенно бессознательно. И наоборот, все что происходит на моторно-пищеварительном полюсе, находит свое отражение в головном полюсе, ибо именно так мы осознаем результат наших движений, что позволяет нам их контролировать.

Нормальное состояние подразумевает равновесие между этими полюсами. Если один из полюсов становится слишком активным, нужно чтобы равновесие было восстановлено. Решением этой задачи занимается ритмическая система, главным «действующим лицом» которой является сердце. Последнее функционирует одновременно и как нейро-сенсорный орган, который чувствует все, что идет сверху и снизу, а также как плотина, которая ограничивает и направляет кровяной поток с целью гармонизации двух тенденций. Одной из главных помех на пути развития знаний о физиологии кровообращения была идея сравнивать сердце с механической помпой, с насосом. Этот предрассудок настолько сильно укрепился в сознании, что бывает очень сложно от него избавиться.

В цикле лекций для врачей 1920 г. Р. Штейнер говорил: «В первую очередь происходит обмен между жидкими пищевыми субстанциями и газовыми элементами, получаемыми при дыхании. Этот обмен должен быть подробно изучен. Он заключается во взаимодействии сил. Все, что взаимодействует, попадает в сердце, перед тем как вступить в различные виды обмена. Сердце выступает в роли собирающего сосуда, в роли плотины между тем, что можно назвать низшей деятельностью организма — поглощение и переработка пищи — и высшей деятельностью, внутри которой дыхание находится на самом нижнем месте. Собирание субстанций в сердце происходит ритмически непрерывно, и главное здесь заключается в том, что сердечная деятельность является результатом процесса обмена между жидкими пищевыми субстанциями и поглощенным воздухом. Все то, что проявляется в сердце, все, что можно в нем наблюдать, Должно рассматриваться, как следствие, и должно быть проанализировано в его механическом аспекте»1.

^ Экспериментальные подтверждения. Лишь недавно эта концепция сердца как органа поддержания равновесия была проверена, причем двумя различными путями. Профессор Мантойфель2 в книге: «Размышления о природе механических функций сердца», а также более чем в десятке других работ, написанных им в 60-е годы, приводит описание опытов над собаками с отведением кровообращения за пределы сердца. Он констатирует, что при этом дебет в минуту значительно увеличился. Если бы сердце было помпой, мы констатировали бы тогда уменьшение или полную остановку кровообращения. У детей с врожденным пороком сердца также наблюдается значительное увеличение дебета кровообращения. Проффессор Мантойфель рассказал о девятилетней девочке, весившей двадцать пять килограммов, у которой дебет кровообращения составлял 11,3 литра. Через шестнадцать дней после операции, сделанной в США, дебет составил 1,451 литра, следовательно, стал нормальным. Другие данные подтверждают вышеприведенные факты1. Эмбриологи прекрасно знают, что появление кровообращения предшествует появлению сердца и пульса. В дальнейшем мы увидим, насколько тот факт, что мы рассматриваем сердце как орган поддержания равновесия, может оказаться благотворным с точки зрения терапии сердечных заболеваний.

^ Полюс жизни и полюс смерти. Изучим теперь подробнее деятельность двух полюсов организма. Мы определили нижний полюс как полюс движения и метаболизма (который также является движением — движением веществ). Мы обнаруживаем здесь интенсивную витальность и, следовательно, деятельность, относящуюся к эфирному телу. Постоянное обновление клеток пищеварительного тракта, размножение клеток в органах воспроизводства, все это является чисто эфирными процессами, проявлением жизни. Напротив, в нейро-сен-сорном полюсе доминируют процессы смерти. Такое положение вещей достигает кульминационной точки на уровне нервной клетки, которая не может восстанавливаться. Создается впечатление, что нужно совсем мало для того, чтобы она полностью умерла. Но означает ли это, что эфирные силы отсутствуют на верхнем полюсе?

^ Метаморфоза эфирных сил в мышлении. Именно здесь действует правило компенсации, о котором мы уже говорили. Те эфирные силы, которые оторвались от нейро-сенсорных органов и привели их к относительной безжизненности, становятся пригодными для использования в другом плане: плане мышления. Все способности к регенерации, структуризации, подвижности, бесконечное множество и разнообразие пластических форм, которые характерны для жизни и в основе которых лежат эфирные силы, все это мы вновь, на новой ступени, находим в нашем мышлении. Мы можем в воображении создавать самые разные картины, моделировать их, объединять, стирать их и вновь вызывать во всем богатстве форм и аспектов, которые мы в случае внешнего восприятия наблюдаем, например, в растительном мире. Вот во что преобразуются эфирные силы на верхнем полюсе, частично отрываясь от чисто материальных процессов нервной системы и органов чувств. На нижнем полюсе они глубоко и неотрывно связаны с материальными субстанциями, обеспечивая тем самым интенсивную витальность метаболизма. На верхнем же полюсе они участвуют не в пластическом изменении и структуризации субстанций, но в структуризации и изменении образов мышления. Вследствие этого связь эфирного тела с физическим телом на верхнем полюсе является гораздо менее тесной. Эти эфирные силы в определенный период детского развития преобразуются и поступают в распоряжение астрального тела и «Я». Они проявляются на психически-духовном плане.

^ Две стороны процесса питания. Пища, которую мы потребляем, является инородной по отношению к нашему организму, она обладает внечеловеческими свойствами. Чтобы организм смог усвоить, например, растительные углеводы или же животные белки, необходимо, чтобы они были освобождены от присущих им специфических эфирных сил (соответствующего растительного или животного вида). Это происходит в пищеварительном тракте. Там, под влиянием астральных сил верхнего полюса, пища расщепляется, лишается эфирных нечеловеческих сил. Стремясь победить инородные эфирные силы, организм сам укрепляется; именно в этом заключена сущность пищеварительного процесса. Здесь не так важны вещества, но — силы, векторами которых являются эти вещества.

После расщепления эти субстанции переходят порог пищеварительного тракта и вновь проходят процесс переработки. Они насыщаются собственно человеческими эфирными и астральными силами. Мы видим, что астральное тело действует противоположным образом на двух полюсах человеческого организма. Из верхнего полюса, оно инициирует процессы расщепления субстанций, из нижнего полюса — процессы их переработки. А на уровне ритмической системы силы астрального тела постоянно колеблются между этими двумя процессами.

^ Связи астрального тела и организма. Мы уже говорили о том, что астральному телу для того чтобы действовать, необходима поддержка: газовый элемент. На нижнем полюсе, при нормальных условиях, этот газовый элемент не свободен, но находится в растворенном состоянии в жидкостях; астральное тело здесь тесно связано с организмом. В ритмической системе астральное тело частично освобождается, увлекая за собой свою газовую поддержку, которая проявляется здесь ритмично в свободном состоянии. Поскольку на этом уровне астральное тело уже не вовлечено в процесс метаболизма, часть его сил высвобождается для эмоциональной жизни. Мы понимаем теперь, почему астральное тело столь тесно связано с нашей ритмической системой. Ведь наша эмоциональная жизнь также представляет собой постоянное колебание между двумя полюсами — симпатией и антипатией, в своем роде — процесс дыхания души.

^ Как действуют астральное тело и «Я». Если в полюсе метаболизма астральное тело, а также «Я» инициируют процессы, с которыми они тесно связаны, то на нейро-сенсорном полюсе все происходит совершенно по-другому. Здесь, после того как астральное тело и «Я» в течение детства построили органы чувств «по своему образу и подобию», они как бы отступают назад, благодаря чему образуется своего рода «зеркало». Именно это делает возможным восприятие, осознание. Если бы астральное тело и «Я» оставались активными внутри субстанции этих органов, восприятие и пробужденное сознание были бы невозможны. Совершенно необходимо, чтобы наши нейро-сенсорные органы оставались «пустыми» — свободными для получения внешних впечатлений. Мы уже видели, что силы астрального тела, исходящие из верхнего полюса, инициируют процессы расщепления поглощенных веществ. На верхнем полюсе эти астральные силы провоцируют деградацию самих органов каждый раз, когда они вступают в органический процесс, то есть, в моменты восприятия и осознания. Действие сил «Я», освобожденных в процессе развития человека как личности от работы в материальном субстрате, при возвратном внедрении в деятельность органов вызывает процесс, похожий больше не на деградацию, но на настоящую смерть. И лишь благодаря части эфирного тела, оставшейся связанной с ними и немедленно (а в особенности во время сна) восстанавливающей то, что было разрушено, эти органы не подвергаются полному самоуничтожению. Мы обнаруживаем здесь противоречие между физико-эфирным комплексом, верхним комплексом астрального тела и «Я», противоречие которое является основополагающим отношением между духом, душой и телом человека на современном этапе его эволюции. Это противоречие и является главной причиной способности человека к болезням и смерти — кстати, в Священном Писании, в Библии, эволюционный процесс обретения этой ступени человеческого бытия и именуется «грехопадением».

^ Противостояние между сознанием и жизнью. Процессы активизации сознания связаны с уменьшением витальности; теперь мы лучше понимаем, почему жизнь как бы отстранена от наших органов чувств, почему нерв не восстанавливается, почему глаз больше напоминает некий механический аппарат. Может случиться так, что метаболические процессы проявят избыточную активность там, где в нормальном состоянии она должна быть значительно понижена. Это происходит, например, при воспалении глаза или уха, тогда орган временно утрачивает способность выполнять свойственные ему функции восприятия. Простой конъюктивит может существенно ограничить зрительное восприятие, ухо больного отитом перестает слышать. Понимание этого открывает нам новые горизонты в познании различных заболеваний.

^ ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Здоровье и болезнь

Вскрытие трупа не может помочь нам понять сущность болезни. Анатомирование вскрывает лишь последствия, но не причины. Только наблюдение за живым человеком помогает приблизиться к пониманию заболевания.

^ Сознание и болезнь. Изменение состояния нашего самосознания является одной из характеристик. Простая мигрень так же, как и приступ подагры, влечет за собой изменения состояния нашего самосознания — «я чувствую себя больным». Ощущая боль, мы обращаем внимание на органические процессы, которые обычно остаются незамеченными. Нормальное самочувствие характеризуется отсутствием осознания того, что происходит в наших органах; мы отдаем себе отчет в том, что они есть, только при нарушении их нормального функционирования. Процессами самосознания обычно управляет наш нейро-сенсорный аппарат, головной мозг. Там эти процессы на своем месте. Если же избыток самосознания проявляется в метаболическом полюсе или в ритмической зоне, то это является выражением какого-либо болезненного состояния, какой-либо аномалии.

^ Смещение нейро-сенсорных процессов к нижнему полюсу. Мы видели, что процессы самосознания требуют присутствия астрального тела и «Я» и сопровождаются такими явлениями, как деградация и смерть органического субстрата человека. В случае, если нейро-сенсорные процессы начинают играть слишком большую роль, то они имеют тенденцию к захвату остальной части организма, где они проявляются в виде различных отклонений от равновесия, — «нормального самочувствия». Такие отклонения могут быть сильнее или слабее, могут проявляться в виде простого стеснения, боли, спазмов и судорог. Параллельно этому нарушаются метаболические и двигательные функции. Часть организма (или какой-нибудь отдельный орган) получает возможность как бы «возглавить организм», процессы самосознания и разрушения усиливаются в ущерб процессам переработки и регенерации субстанций. Мы получаем плод Древа Познания, но теряем плод Древа Жизни. Таким образом, болезнь проявляется как перемещение, преобладание астральных сил над эфирными силами. То, что было на своем месте в одной из частей организма, вне этой части становится болезнью.

^ Резонанс физического тела. Пока анормальное действие астрального тела (а также «Я») распространяется только на эфирное тело, наш организм реагирует функциональными расстройствами, но если воздействие продолжается достаточно долго, оно может достичь физического тела и, как бы налагая свою печать, деформировать его. Именно эти деформации и обнаруживаются при вскрытии.

Однако эфирное тело может оказаться достаточно сильным для компенсации анормальных влияний астрального тела и «Я». В этом случае болезнь не проявляется даже на функциональном плане и остается невидимой. Болезнь заявит о себе лишь тогда, когда эфирное тело окажется неспособным восстанавливать гармонию.

Здоровье неустойчивое равновесие. Таким образом, здоровье является неустойчивым состоянием, это как бы неустойчивое равновесие, которое должно постоянно поддерживаться, при этом главным фактором потрясений является астральное тело, а великим врачевателем — эфирное тело. И это не должно нас удивлять, ведь мы помним, что астральное тело является вектором наших инстинктов, страстей, импульсов. Мы понимаем также, что человек, поскольку у него часть эфирных сил расходуется на процесс мышления, гораздо более уязвим в смысле болезней, чем те менее развитые существа, у которых эфирные силы расходуются лишь на процессы регенерации.

^ Смещение к верхнему полюсу. Упомянув о перевесе астральных сил, мы затронули лишь один из аспектов болезни, поскольку возможен также и противоположный процесс. Может случиться так, что ставшие свободными эфирные силы остаются неиспользованными, а «Я» недостаточно сильно для их преобразования. Эти неиспользованные эфирные силы в таком случае имеют тенденцию действовать по своему собственному усмотрению, провоцируя ускоренный рост клеток, появление различных аномальных вегетативных выростов, образование опухолей.

Итак, налицо два противоположных аспекта болезни: в первом случае эфирное тело задействовано сверх меры. Силы, в которых оно нуждается для регенерации организма, у него, в некоторой степени, изымаются. Во втором случае, эфирные силы, оставшиеся свободными, не используются и проявляют свой потенциал, провоцируя различного рода аномальные явления. Такое превосходство эфирных сил сопровождается также ослаблением самосознания, некоторой степенью его затемнения.

^ Последствия слишком ранней интеллектуализации. Один из примеров преждевременного использования эфирных сил — это раннее школьное обучение, резко усиливающее интеллектуальное развитие в то время, когда эфирные силы, необходимые для этого культурного скачка, еще не освободились от своих задач строительства организма и налаживания функций органов. Конечно, возможно изъять эти силы у организма ради ускоренного интеллектуального развития, но именно в этом и заключается опасность, поскольку мы забываем, что такое «вытягивание» эфирных сил губительно сказывается на здоровье. Даже если последствия не проявятся сразу, то они могут быть весьма отдаленными и проявляться в течение всей жизни.

^ Ложные симптомы. Вероятно, все сказанное выше кажется очень простым. На практике бывает очень трудно определить, к какой из двух вышеописанных тенденций относится данная болезнь, поскольку те симптомы, которые мы наблюдаем в действительности, являются ответами, реакцией организма, и, будучи чрезвычайно схожими по проявлениям, они могут иметь под собой совершенно противоположные причины. Так, если сил астрального тела, происходящих из головного центра, недостаточно для разрушения питательных субстанций, для изымания у них эфирных сил, то оставшаяся, не переработанная часть становится средой обитания для патологической кишечной флоры, и мы наблюдаем ферментацию, сопровождающуюся вздутием живота. Но может случиться также, что астральные силы опустятся на ступеньку ниже и то, что они обычно совершают на уровне легких, а именно — освобождение углекислого газа, спровоцируют на уровне желудка и даже кишечника. Это приведет к заболеванию аэрогастритом или аэроколитом, сопровождающимися также симптомами вздутия живота, которые не следует путать с аналогичными симптомами, вызванными излишней ферментацией.

^ Инверсия тенденций во времени. Случается также, что фазы, относящиеся к первой и второй тенденциям, с течением времени сменяют друг друга, причем вторая бывает, порой, реакцией на первую. Мы можем наблюдать феномен подобного рода, наблюдая за тем, что происходит с раной. В течение первой фазы раневого процесса появляется боль и идет воспаление, что является выражением возросшей активности астрального тела (боль) и «Я» (тепло). Затем следует фаза затягивания раны, в течение которой эфирное тело затягивает поврежденные ткани, и, в заключение, третья фаза — фаза затвердения и упрочнения вновь сформированных тканей, в течение которой эфирное тело вновь уступает место астральному телу, усиливающему свою деятельность в области раны, что проявляет себя зудом затянувшейся раны. В случае, если что-то препятствует нормальному течению всех перечисленных фаз, мы не будем иметь правильного выздоровления. Так, если первая фаза замедляется, и вторая, соответственно, не может принять эстафету, мы наблюдаем вялое заживление раны без склонности к излечению. Если же замедляется вторая фаза (что часто является реакцией на несвоевременную и слишком жесткую дезинфекцию), то в результате получается мясистый прыщ, часто превращающийся в гнойник.

^ Поиск причин заболевания. Очень важно отметить часто встречающуюся в практике полярность (может быть даже постоянную полярность) между местом проявления симптомов и местом, где мы должны искать причину заболевания. Мы можем вспомнить, к примеру, печеночную этиологию дерматитов. Можем наблюдать также подобную полярность при отите: воспалительный процесс, растворение ткани, образование гноя — все это, по сути, метаболические процессы, но проявляются они в недолжном месте — в нейро-сенсорном полюсе. Отметим также, что наиболее подвержены этому заболеванию именно больные, у которых преобладает метаболический полюс (например, дети). Таким образом, очень важно уметь оценивать симптомы по их действительной значимости и всегда искать их связь с противоположным полюсом.

^ Необходимо лечить причину, а не симптомы. Так говорит любая медицинская школа, однако важно не само утверждение, а реальные действия врача, прежде всего мыслительные. Просто узнать, что у больного пневмония, недостаточно для подлинного терапевтического импульса. Современная практическая медицина предписывает в этом случае антибиотики, представляющие собой лишь полумеру, направленную на ликвидацию только одного из вторичных симптомов — инфекции. Подавление данного симптома не является излечением болезни и почти всегда провоцирует ее оттеснение в глубину организма. При этом будет формироваться тенденция к проявлению болезни в аналогичной или какой-либо иной форме, но часто более скрытой, более хронической. Любой врач, будучи хотя бы немного наблюдателем, может констатировать подобное состояние, следующее за «подавленным» заболеванием.

^ Пример: пневмония.

Исследуем один из симптомов пневмонии, а именно — «опеченение» легких. Это образное выражение очень хорошо передает происходящее: часть легкого приобретает консистенцию, которую обычно имеет печень. В некотором роде легкое становится органом, похожим на печень, органом, отвечающим за метаболизм. Все происходит так, как это обычно происходит на уровне печени, если представить себе, что она переместилась этажом выше, а именно, на уровень легких. Без сомнения, сходство не является полным, структура легких этого не позволяет, и то, что происходит на уровне легких, является лишь отражением. Если бы у нас была возможность восстановить эти метаболические процессы, прорвавшиеся на уровень легких, привести их к нормальному состоянию, не добились ли бы мы в этом случае гораздо более полного выздоровления, чем при непримиримой борьбе с микробами, обосновавшимися в уже больном организме? Реально это возможно: такие восстановительные силы мы можем найти в сурьме или, более узко, в гомеопатическом препарате Tartarus stibiatus (стибил-тартрат сурьмы). В качестве примера мы рассмотрели здесь лишь один аспект болезни. Более подробное изучение данного вопроса привело бы нас к пониманию необходимости использования других лекарственных веществ, например, Phosphorus или Ferrum phos-phoricum, но сейчас это увело бы нас в сторону от последовательного изложения.

Воспитание мышления. Приведенный выше пример должен побудить нас глубже вникать в то, что происходит с больным. Подобные связи между патологией и терапией не могут быть вскрыты с помощью одних интеллектуальных рассуждений, они требуют от врача углубленного медитативного мышления, требуют более глубокого и сильного сознания, далеко превышающего повседневные душевные способности. Это нелегкий путь, но тот, кто способен осуществить его на практике, кто способен сознательно достичь научно прозрачной терапевтической интуиции, получит более широкие возможности для излечения, чем те, которые даются нам сегодня при пассивном обучении, требующем напряжения, в основном, лишь сил памяти и механического навыка «читать» показания приборов и анализов.

^ Значение психических факторов. Среди наблюдаемых нами симптомов симптомы психического порядка не менее важны, чем те, что открываются при физическом обследовании. Классификация больных на психических и соматических является схематичной и, в конечном итоге, связана с преобладанием одного из числа наблюдаемых симптомов. Граница между двумя категориями размыта. Мы уже видели, что любая болезнь сопровождается изменением самосознания и не существует ни одной, так называемой, психической болезни, которая не сопровождалась бы целой вереницей физических изменений. Тело, или более точно — физически-эфирный комплекс, является инструментом другого комплекса — астральное — «Я». Как может последний правильно функционировать через посредство неисправного инструмента? Поэтому нет ничего удивительного в том, что психические симптомы помогают нам лучше понять то, что происходит в самих органах. В дальнейшем мы увидим, что существуют психические симптомы, характерные для заболеваний определенных органов. Например, мы можем установить связь различных видов страха с тем или иным органом. Гомеопаты это хорошо знают, они пришли к этому эмпирическим путем, но этот эмпиризм, сколь бы плодотворным он ни был на практике, не может удовлетворить нас в плане научного мышления. Мы испытываем в глубине себя потребность понять, провести связь между нашими различными наблюдениями и не можем на данном этапе нашего сознания довольствоваться верой или традицией, догмой или теорией, если мы не в состоянии разобраться в них при помощи нашего мышления.

Установив связь между болезнями и состоянием нашего сознания, было бы правильно спросить, почему астральное тело несет в себе этот болезненный потенциал? Ответ на этот вопрос выходит за рамки медицинской работы, но те, кто интересуется этим вопросом, сможет найти ответ на него в других работах по антропософии1.

^ ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Истерия и неврастения

Мы уже показали, что связи между физическим, астральным телом и «Я» на двух полюсах организма не одинаковы.

^ Взаимодействие членов существа на нижнем полюсе... На нижнем полюсе (полюсе обмена веществ и органов движения) «Я» действует в тесной связи с другими телами. Можно сказать и точнее, что его воздействие на организм осуществляется через посредство астрального, эфирного и физического тела. Это опосредованное действие метаморфизируется в организме в процессы созидания, оживления, регенерации, витали-зации, несомые потоком крови по всему организму вплоть до нейро-сенсорного полюса. Сердце регулирует и ритмизирует этот поток, и, хотя он распространяется по всему телу, своим происхождением он обязан метаболическому полюсу.

...и на верхнем полюсе. На нейро-сенсорном полюсе, напротив, действия «Я», астрального, эфирного и физического тел, в некоторой степени, разъединены1. На этом уровне «Я», вместо того чтобы действовать при посредничестве других тел, связывается напрямую с организмом. Это прямое действие «Я» осуществляется по нервным каналам, инициируя процессы деградации, смерти, структуризации2.

^ Влияние верхнего комплекса на организм. Поток сил, исходящий из метаболического (нижнего) полюса, оживляет субстанции, «пропитывает их эфиром»; второй поток, происходящий из нейро-сенсорного (верхнего) полюса, их убивает, минерализует, но таким образом делает возможным осуществление процессов мышления, сознания. То, что убивает поток, исходящий из верхнего полюса, должно быть восстановлено оживляющим потоком, исходящим из нижнего полюса, в противном случае, организм погибнет. Налицо постоянная гармонизация двух потоков, осуществляемая посредством ритмической системы, более точно — сердцем.

Равновесие между этими различными потоками не одинаково у разных людей, и преобладание одного из них может спровоцировать различные болезненные состояния.

^ Истерическая тенденция... Процессы дегенерации, инициируемые верхним потоком, играют важную роль в пищеварении. Мы видели, что перед тем как перейти пищеварительный порог, элементы пищи должны потерять собственные характеристики, пройти расщепление, почти распад. Предположим, что верхние потоки слишком слабы для полного расщепления элементов пищи, тогда последние сохраняют собственные характеристики внутри организма, вводят в него посторонние вещества и силы — химию и физику внешнего мира. Комплекс расстройств, обусловленный присутствием посторонних сил в организме, Р. Штейнер именовал «истерия». В данном случае это слово обозначает не только знакомые медицине психические симптомы, но и всю совокупность расстройств, где истерия как психиатрическая категория является лишь кульминационной точкой.

...и неврастеническая тенденциия. Может случиться противоположное — воздействие сил верхнего потока, вызывающих старение, слишком интенсивно. Тогда «Я», исчерпывает свои силы на нейро-сенсорном полюсе и их уже недостаточно для полноценного охватывания нижнего полюса через посредство астрального, эфирного и физического тел и для процессов переработки веществ. Процессы смерти, старения берут верх, организм становится как бы слишком «интеллектуальным». Недостаточность регенерации перерастает в тенденцию к накоплению метаболитов, отходов, которые откладываются в организме и представляют собой чужеродные тела. Для этой второй разновидности расстройств, в которой преобладают процессы старения, Р. Штейнер употреблял термин «неврастения», взятый также в более широком смысле, чем тот, который принят у психиатров.

Очень важно понять живой образ этой динамической полярности между двумя вышеупомянутыми болезнетворными тендециями — между истерией и неврастенией. Можно сказать, что вообще все существующие болезни в большей или меньшей степени вписываются в первую или во вторую тенденцию.

^ Проявление этих тенденций. Не развив в себе способности к ясновидению, мы не можем напрямую наблюдать эти потоки, но мы можем обнаружить симптомы, реакцию организма на эти процессы. Симптомы, впрочем, бесконечно разнообразны и часто неопределенны. На инородное тело организм может реагировать воспалительным процессом, отторгая его, или инкапсуляцией — «склерозом», в зависимости от ресурса имеющихся у него жизненных сил. Несомненно, что любое воспаление — с плеторой, с интенсивными жизненными процессами — должно в этом контексте рассматриваться как «истерическая» тенденция. Однако бывает, что этот процесс является реакцией на «неврастенические» болезненные причины. Напротив, атеросклероз с его процессами старения, деградации, отмирания, седиментации является типично неврастенической тенденцией. Однако мы можем найти подобную реакцию и у больного истерического типа, чей организм, так сказать, «смирился» и более не способен на воспалительную реакцию. Знание подобных феноменов открывает путь чрезвычайно гибкой терапии, позволяющей поддерживать организм в его усилиях к самоисцелению, а не противоречить им. Ведь динамическое равновесие, заложенное в нашем организме, всегда предполагает естественное стремление организма к самоизлечению.

Мигрень. В свете вышесказанного интересно рассмотреть одно типичное «истерическое» заболевание. В случаях, когда пища из-за слабости верхних потоков, расщепляется недостаточно, ее элементы, перейдя порог кишечника, сохраняют свой инородный характер. В нормальном состоянии в начале пищеварительного тракта еще существует некоторая деятельность, чуждая внутренним процессам человека. Но после порога кишечника мы находимся «внутри» человека, где должны существовать одни лишь «человеческие» процессы. Все инородное действует здесь как яд, токсин, от которого организм должен избавиться. Это не всегда ему удается, особенно при недостаточной функции печени. Кровяной поток переносит эти токсины к нейро-сенсорному полюсу, который, в свою очередь, пытается их «допереварить», то есть докончить то, чем пренебрег пищеварительный тракт. Естественно, что органы нейро-сенсорного полюса не созданы для подобной деятельности. Астральное тело и «Я» как бы концентрируют свои усилия на этих органах, что ощущается как боль. Мы нарисовали картину мигрени, объясняющую симптом боли, на что уже указывал д-р Ф. Хуземанн1.

Мы понимаем теперь, почему все, что уменьшает действие астрального тела и «Я» на верхнем полюсе, может способствовать развитию мигренеподобного синдрома. Так, менструальный период, требуя увеличения деятельности астрального тела и «Я» в нижнем полюсе, изымая и без того недостаточные силы у верхнего полюса, может быть причиной мигрени. В случае переедания верхний поток также не способен справиться со своей задачей, и страдающие мигренью инстинктивно стараются уменьшить количество потребляемой пищи. Эмоции, острые споры, интеллектуальные перегрузки, избыток впечатлений, сопровождающие современную жизнь, слишком сильно задействуют астральное тело и «Я», препятствуя выполнению их задачи по преобразованию пищи, что также может вызвать заболевание. Заметим, также, что у мужчин действие астрального тела и «Я» более интенсивно связано с верхним полюсом, и, в целом, они меньше подвержены мигрени, чем женщины, у которых, напротив, члены существа более тесно связаны с нижним полюсом.

^ Как справиться с начинающейся мигренью. Какую терапию предложить при этом ярко выраженном истерическом заболевании? В момент криза процесс уже слишком продвинулся и трудно поддается лечению, хотя это не означает, что не существует некоторых возможностей облегчения. Я процитировал бы здесь один рецепт, который иногда позволял мне купировать начинающийся криз: дышать над сосудом с заваренной кипятком горчицей. В нормальном состоянии это немедленно вызывает жжение в глазах, носу, а затем слезотечение. В случае мигрени можно дышать парами горчицы сколько угодно, не испытывая каких бы то ни было неудобств. Серные выделения горчицы призывают астральное тело к выполнению его задачи и переводят процесс на нижний уровень, уменьшая таким образом боль.

^ Опасность обезболивающих средств. Нельзя говорить о мигрени, не сказав ни слова об аспирине и других болеутоляющих средствах. Несомненно, что в случаях крайней необходимости, к примеру, при сдаче экзамена, нам не остается ничего другого как прибегнуть к помощи болеутоляющих. Тем не менее важно знать, что анальгетики лишь парализуют действие верхних тел на нейро-сенсорные органы (отсюда и происходит их болеутоляющее действие), а при частом использовании ослабляют верхние потоки, и без того разрушенные у больных, что, в конечном счете, приводит лишь к усилению предрасположенности к мигрени.

^ Основное лечение мигрени. Р. Штейнер, понимая социальную важность этого заболевания, учитывая широкое его распространение, вызванное условиями современной жизни, предложил замечательное лекарство для его лечения. Речь идет о Kephalodoron (в Швейцарии и во Франции — Biodoron [Ferrum sulfu-ricum 5%, Silicea 5%, Mel 5% aa trit]). Комбинация железа и серы действует в месте встречи пищеварительных и дыхательных процессов. Сера, которую мы уже встречали в горчице, интенсифицирует метаболические процессы; железо воздействует на дыхательные процессы, откуда вытекает роль его в гемоглобине. Прописывая комбинацию железа и серы, мы гармонизируем дыхательные и метаболические функции, и таким образом препятствуем прорыву пищеварительного процесса на верхний полюс.

Silicea — осажденная метакремниевая кислота или природная субстанция кварца, характеризуется своими структурирующими силами. Эти силы, как мы видели, действуют в нормальном состоянии на верхнем полюсе, где они скрыты. Применением кварца мы усиливаем верхние потоки структурирования. Простой образ поможет нам понять действие этого минерала и напомнить о связях, существующих между процессами структурирования в организме и душевной деятельностью мышления: не говорим ли мы о мысли — ясна, как кристалл? Mel — мед — призывает силы «Я». Между ульем, обладающим удивительной способностью поддерживать постоянство собственной среды, в частности, температуру (факт уникальный для мира насекомых), и «Я» человека существуют тесные связи.

Kephalodoron следует прописывать на период в семь недель, три раза в день на кончике кофейной ложки (если это тритурация) или по одной таблетке. Затем следует пауза в пять недель, в течение которой можно было бы прописать Aurum D10, а также терапию для усиления печеночных функций. С этой целью мы прописываем Hepatodoron и Choleodoron (см. также гл. 11). Лечение циклами по семь недель препаратом Kephalodoron должно продолжаться на протяжении месяцев, даже на протяжении двух-трех лет, но существенное улучшение можно констатировать уже в течение первых двух недель. Нужно запастись терпением и продолжать лечение достаточно долго, если вы хотите достичь окончательного выздоровления, что требует также изменения образа жизни и гастрономических привычек.

^ Разнообразие реакций организма. Мигрень представляет собой один из способов реакции организма на проникновение в него инородных процессов. Подобные реакции могут наблюдаться на разных уровнях. Так белок, сохраняющий «внечеловеческие» свойства, может быть выброшен почками, что абсолютно не является свидетельством того, что почки больны; но они могут стать таковыми, если эта исключительная работа будет требоваться от них на протяжении долгого времени. Организм может также освободиться от того, что он не приемлет, посредством острого воспалительного процесса, например, с помощью ангины или посредством кожного заболевания, например, экземы.

Склероз. Прямое действие «Я» и астрального тела на организм влечет за собой доминирование процессов отмирания, разложения с появлением неорганических и даже минеральных субстанций. «Я» испытывает потребность в этих минеральных элементах в ничтожно малых количествах, а остаток должен быть потреблен эфирными силами, начиная с потоков, исходящих из нижнего полюса. В заболеваниях неврастенического типа избыток процессов распада по сравнению с процессами витализации приводит к появлению остатка, который имеет тенденцию к отложению; этот остаток ведет себя как инороднее тело, от которого организм пытается избавиться. Симптомы, которые мы наблюдаем, являются попытками к выделению, реакциями организма на подобные «склады». Молодой организм будет реагировать воспалительным процессом, он попытается избавиться от посторонних субстанций при помощи гноя. Ангина, гайморит могут, таким образом, быть реакцией на процесс неврастенического типа. Но в дальнейшем, если причины не исчезают, организм устает, смиряется и становится неспособным реагировать при помощи воспалительного процесса. В этом случае инородные элементы имеют тенденцию к седиментации в форме камней, артериосклеротических бляшек, отложения солей; в целом, организм отвердевает. Перед нами болезненный процесс, характерный для пожилого организма.

Но перед полным смирением организма существует еще одно средство возможной защиты — инкапсуляция. Во время этого процесса образуется мембрана, которая изолирует инородное тело. Именно потому, что человеческие эфирные силы не могут больше в него проникнуть, это тело становится инородным. Тогда эти силы концентрируются на его периферии, что ведет к образованию мешочка инкапсуляции. Киста оказывается тогда средством защиты организма, конечно, не таким надежным, как воспалительные процессы. Это объясняет и то, что опухоль, которая также является скоплением инородных сил, в случае, если она ограничена мембраной инкапсуляции, как правило, бывает доброкачественной.

До настоящего момента мы рассматривали истерию и неврастению в их органических, или соматических, аспектах. Теперь постараемся разобраться, почему мы наблюдаем то психические, или функциональные, то физические проявления, которые в разные моменты доминируют на сцене. Чтобы понять это, нам необходимо вернуться к понятиям равновесия, гармонии, компенсации, которые осуществляются ритмической системой между верхом и низом.

^ Три плана паталогических проявлений. Пока компенсация остается возможной, мы не наблюдаем никаких симптомов, но как только у одной из составляющих появляется анормальная интенсивность, мы наблюдаем появление функциональных расстройств, другими словами, дисфункцию эфирного тела. Если причины повторяются, если равновесие не может быть восстановлено, то неправильности эфирного тела наложат отпечаток на физическое тело, как это сделала бы печать в воске. Тогда мы видим появление физических симптомов, обнаруживаемых при пальпации, аускультации, радиографии, эндоскопии и анатомировании. В этом случае налицо временное или окончательное повреждение органа.

Но может случиться и так, что расстройство, хотя и длительное, не достаточно интенсивно для того, чтобы вызвать функциональные расстройства; иначе говоря, чтобы проявиться на эфирном плане. Расстройство существует в эфирном теле, но оно никак не проявляется. Как говорит Р. Штейнер, эфирные силы в этом случае наложат свою печать на физический орган, но печать эта будет менее глубокой, менее явственной, в некотором смысле, более поверхностной, мешая все же органу корректно выполнять функцию «зеркала», инструмента души. Все происходит так, как если бы зеркало (эфирное тело) потеряло свою прозрачность, не позволяя астральному телу и «Я» в нем правильно «отразиться», что приводит к развитию различных аномальных, деформированных психических проявлений. Такие проявления характерны для определенных поврежденных органов и их функций; они могут проявляться и сами по себе, но гораздо чаще они перемежаются с соответствующими органическими болезненными феноменами.

Важно заметить, что в отличие от повреждений «поверхностных», глубокие повреждения органов, те, что мы наблюдаем при физическом обследовании, почти никогда не влекут за собой психических расстройств; они находятся в некотором смысле позади «зеркала», не изменяя способности отражения душевных феноменов. Можно сказать, что эти более глубокие повреждения представляют собой своего рода отвлечения, оттягивание процесса на физический план; так, мы часто наблюдаем затихание или исчезновение психических болезней в связи с органическими заболеваниями.

^ Терапевтические доказательства. Возможно ли доказать наличие связи между органами и психическими расстройствами? В некоторых случаях да, но, мне кажется, что наши методы исследования не являются еще настолько утонченными, чтобы утверждать это в полной мере. Однако сама терапевтическая практика дает неоспоримые подтверждения того, к чему приводит нас духовно-научное исследование.

^ Опасность схематизации. Было бы заманчиво установить классификацию всех болезней, деля их на «истерические» и «неврастенические». Я ограничился примером с мигренью не в целях систематизации, но для того, чтобы показать нить размышлений. Ведь куда важнее научиться различать в каждом конкретном случае, что же происходит в реальности. Законченная систематизация представляла бы собой огромную опасность ранжирования различных заболеваний под одной рубрикой, поскольку, в конечном счете, важно не имя, которое мы даем заболеванию, а реальное понимание процесса. Конечно, существуют типичные заболевания, и в подобных случаях у нас появляется необходимость в схеме для того, чтобы оценить и сохранить в памяти некоторые элементы. Нужно привыкать рассматривать схемы как опекунов, в которых у нас есть потребность в течение некоторого времени, но затем с ними нужно расставаться. Только точно понимая то, что представляет собой больной в целом, мы можем прийти к пониманию индивидуальности его болезни.

^ Лечение «истерии». Если мы имеем дело с больным истерического типа, мы стараемся укрепить «Я» и астральное тело в их верхних потоках, чего можно добиться при помощи Stibium. Сурьма, кристаллизуясь в природе в виде тонких лучеобразных иголочек, обладает мощной способностью к структуризации, особенно в отношении белков. Мы можем также сказать, что она действует в организме как «Я», замещая временно часть его ослабленных сил, позволяя им восстановиться. Мы прописываем сурьму в виде инъекций или капель Stibium metallicum praep. D6—D101. Сочетание сурьмы с серебром — минерал дискразит (Dyskrasit) — особенно рекомендовано больным, «перегруженным» как психическими, так и физическими симптомами. В этом случае нужно использовать его в высоких разведениях, например в D30. При острых проявлениях истерии мы назначаем Bryophyllum (каланхоэ) в инъекциях или каплях от D3 — до 5%. Это растение семейства толстянковых обладает уникальной репродуктивной способностью — размножаться от фрагмента листа, что свидетельствует о его экстраординарных жизненных, то есть эфирных, силах. Будучи введены в организм в лекарстве из каланхоэ, эти инородные эфирные силы побуждают к интенсивной работе аналогичные силы человека, они как бы связывают их и направляют в нижнюю часть организма, мешая таким образом осуществлять излишнюю активность на нейро-сенсорном полюсе (именно поэтому эти инъекции следует делать в бедро). Для проведения более глубокого лечения используют преимущественно Bryophyllum Argento cultum, так называемый «вегетаби-лизированный металл», содержащий серебро, динамини-зированное самим растением2. Мы прописываем его в концентрации 0,1% или 1%.

^ Случаи альбуминурии. В случае, если недостаточность расщепления протеинов приводит к появлению инородных белков в организме и выбросу их почками, мы прописываем Ferrum siderium D10 / Pancreas D6 aa trit. или dil. Железо является металлом воплощения (внедрения душевно-духовного в телесное), оно побуждает «Я» лучше овладеть организмом (в данном случае оно помогает более полному расщеплению протеинов). Приобщая к железу гомеопатизированныи препарат поджелудочной железы животного (Pancreas), мы ориентируем его действие на орган, одной из функций которого является именно расщепление протеинов. Очень рекомендую прописывать эту композицию и в период выздоровления после таких лихорадочных болезней, как грипп, корь, скарлатина, ангина и т.д.

^ Лечение неврастении. При заболеваниях неврастенического типа базовым препаратом является Phosphor в низком разведении — D6. Этот элемент, обладающий способностью неожиданно самовозгораться, служит, образно говоря, сигнальным огнем для «Я» и направляет его в темную (в смысле участия сознания) область метаболических процессов. В случае интеллектуальных перегрузок мы скорее пропишем Kalium phosphoricum D6. Но никогда не следует забывать и о Prunus spinosa (Терн). Это колючее растение с коротким и ярким цветением, с вяжущими плодами, находится в некоторой оппозиции к Bryophyllum, о котором мы говорили выше. Оно обладает некоторыми особенностями — например, если посадить терновый куст под старой яблоней, оно способно заставить ее вновь цвести и плодоносить. В человеческом организме терн (плоды или молодые побеги) обеспечивает подъем жизненных сил. Мы назначаем Prunus spinosa в форме теплых ванн (кофейная ложечка экстракта на ванну), в каплях внутрь или же в подкожных инъекциях (D3).

^ Лечение судорог. В целом, судороги появляются в случаях, когда астральное тело слишком интенсивно воздействует на мускулатуру. Независимо от их конкретной причины судороги можно эффективно лечить мазью на базе меди (Cuprum 0,4% Ung., наносить мазь круговыми движениями снизу вверх, вечером). Эта же мазь используется на живот при спазматических запорах и при околопупочных коликах у детей (мазь наносить круговыми движениями по часовой стрелке, используя всегда очень немного мази). Показания к применению мази Cuprum столь многочисленны и разнообразны, что мы можем привести здесь лишь общий обзор ее действия.

^ Серебро и фосфор. При заболеваниях неврастенического типа нужно подумать и о применении Argentum. Можно было бы удивиться, увидев упоминание о нем в этой рубрике, раз мы уже говорили о нем в связи с истерией. Argentum и Phosphor являются двумя полярными медикаментами и нельзя прописывать их для параллельного приема. Но их с успехом можно использовать альтернативно: Argentum — при растущей луне, вечером, и Phosphor — при убывающей луне, утром (антропософская медицина, равно как и антропософская фармакогнозия и фармакокинетика, учитывает не только фазы луны, но и определенные сочетания положения планет и светил, т. е. их констелляции, поскольку действие планетарных сил может как стимулировать, так и ослаблять лечебные свойства гомеопатизированных металлов). Такой способ лечения дает особенно сенсационные результаты, если мы имеем дело с больным, чувствительным к луне, независимо от того, относится ли он в большей степени к «истерическому» или «неврастеническому» типу. Применение этих двух медикаментов в вышеуказанном ритме представляет собой замечательную помощь, когда хотят установить гармоничное равновесие между функциями.

^ ГЛАВА ПЯТАЯ

Сон и бодрствование

Бессонница — актуальная болезнь. В западном мире многие из наших современников мучаются от расстройства сна, но также и «от расстройства бодрствования», поскольку, если они плохо спят ночью, то часто плохо чувствуют себя и днем. Но проблему бодрствования и сна можно решить, лишь хорошо понимая то, что происходит в этих двух состояниях.

Ритм сна. В чередовании этих двух состояний мы немедленно увидим ритмический процесс, колебание между двумя полюсами: тем, на котором мы полностью владеем нашим сознанием, и тем, на котором сознание исчезает. Между этими двумя полюсами существует переходное состояние, состояние сновидения, внутри которого сон пробуждения и сон засыпания являются лишь нюансами, направленными к одному или другому полюсу.

В состоянии бодрствования мы имеем восприятия, формируем представления, испытываем чувства, мы можем проявить нашу волю. Мы ощущаем себя отличными от внешнего мира, от других людей, ощущаем себя индивидуумами. Сверх того, когда мы просыпаемся, мы испытываем чувство непрерывности, более точно можно сказать, абсолютную уверенность в том, что, заснув накануне с одним содержанием сознания, мы проснемся на следующий день с этим же сознанием (увеличенным в некоторых случаях лишь содержанием наших снов).

Все это подразумевает в состоянии бодрствования присутствие нашего астрального тела и нашего «Я» в нижних телах (эфирном и физическом). То, что мы испытываем в самом акте –– я просыпаюсь», не может быть передано логическими умозаключениями. Мы можем понять это, лишь наблюдая за собой изнутри, «медитируя» сами над собой. Это приоткрывает нам путь познания, основанный не на законах формальной логики, как во внешних науках, но который от этого не становится менее информативным. Мы можем также провести обратный опыт: исследовать спящего человека. Мы можем видеть его внешнюю форму, можем взвесить его, измерить, следовательно, перед нами физическое тело; мы можем наблюдать также весь комплекс физиологических проявлений, отличающих спящего человека от трупа. Мы являемся свидетелями тех же жизненных проявлений, что и у растения, а это приводит нас к выводу о наличии помимо физического, еще и эфирного тела.

«Я» и астральное тело во время сна. Ничто не открывает нам присутствия «Я» и даже астрального тела у спящего (он не переживает ни самосознания, ни сознания). Следовательно, мы обязаны предположить, что «Я» и астральное тело покинули организм во время сна, в некотором смысле, от него отделились. Теперь мы можем понять, почему верхние элементы, лишенные инструментов, каковыми являются для них физическое и эфирное тела, не могут вспомнить, что они испытывали во время сна, вне себя. Некоторые направления материализма хотели бы уверить нас в том, что психика является всего лишь продуктом жизнедеятельности мозга, поскольку вмешательство в мозг способно изменить состояние нашего сознания. Но это так же абсурдно, как абсурдно было бы предположить, что время способно останавливаться оттого, что мы разбили наши часы.

Однако сравнение спящего человека с растением не должно заходить слишком далеко. Человек — существо чрезвычайно сложное, и предложенная нами схема может быть лишь ступенькой на пути к более полному пониманию его сущности.

В предыдущей главе мы видели, что астральное тело действует неодинаково на верхнем и нижнем полюсах. Оно заведует процессами расщепления субстанций на нейро-сенсорном полюсе, открывая, таким образом, путь процессам сознания и заведует строительством и переработкой субстанций на пищеварительном полюсе. Во время сна одна только часть астрального тела, связанная с нейро-сенсорной системой, отделяется от нижних тел. Другая часть остается связанной с пищеварительным полюсом и, напротив, осуществляет очень тесные связи с нижними элементами. Процессы расщепления, необходимые для сознания, приостанавливаются, процессы регенерации, напротив, становятся более активными. Все эти феномены могут прямо наблюдаться ясновидящим сознанием; в отсутствие этого дара мы можем лишь фиксировать, констатировать внешние проявления сна и бодрствования.

^ Почему мы спим? Обычно думают, что желание спать вызывается усталостью. Это не точно. Можно быть очень усталым и при этом не испытывать желания лечь спать и, наоборот, можно хотеть спать, не будучи уставшим. Это немного напоминает игру слов, так как усталость и желание лечь спать являются сопряженными понятиями без ярко выраженных границ. То, что мы испытываем при желании спать, выражает, по сути, лишь потребность высших тел (астрального и «Я») отделиться от низших (эфирного и физического). Мы можем с помощью некоторых полунаркотиков, таких как кофе, чай, затормозить эту потребность и заставить ее исчезнуть на некоторое время, заставить исчезнуть чувство усталости. Мы можем при помощи других наркотических веществ спровоцировать обратное.

Если «Я» и часть астрального тела отделяются во время сна от низших тел, то они возвращаются к ним при пробуждении. Если, по какой-либо причине, нормальный процесс этого возвращения нарушен, мы просыпаемся плохо, мы испытываем чувство усталости (которое может совершенно и без малейшего отдыха пройти в течение некоторого времени). В целом, мы можем сказать, что бессонница представляет собой затруднение или невозможность для высших элементов отделиться от низших. Причины могут быть разными, мы рассмотрим некоторые из них, что укажет нам на терапевтические возможности.

^ Причины бессонницы. Если какой-либо орган по той или иной причине поврежден, между физическим телом и эфирным телом появляются несоответствия, дисгармония. Это влечет за собой усиление интенсивности действия астрального тела на эфирное, с тем чтобы обязать последнее к восстанавливающему усилию. Может случиться даже, что астральное тело действует прямо на физическое, что выражается в болях и судорогах. Боль, в принципе, является моментом проявления этой повышенной деятельности астрального тела. Очевидно, что более интенсивная связь астрального тела с низшими элементами в какой бы то ни было точке организма является препятствием для необходимого отрыва для наступления сна. Астральное тело и «Я» остаются привязанными к эфирному и физическому телам — и мы получаем некомпенсируемое возбуждение, нервное расстройство (см. гл. 4). Подобная связь может, однако, оставаться вне уровня сознания или не может быть оценена сознанием вследствие поражения какого-либо нерва (например, разрушившийся зуб), следовательно, не может проявиться в болезненных ощущениях (мы знаем, что некоторые органы, даже серьезно поврежденные, не вызывают боли).

^ Необходимость углубленного расспроса. Необходимо всегда подробно расспрашивать больных по поводу их сна. Может случиться так, что ваше внимание было отвлечено чем-то другим и вы забыли это сделать, но затем больной, которого вы лечили от совершенно другой болезни, заявляет вам о том, что бессонница исчезла. Это является доказательством главенства причинной терапии перед терапией симптоматической. Очень важно знать, как больной засыпает, как он просыпается, как оценивает качество своего сна, свое состояние бодрствования. Некоторые больные полностью просыпаются лишь к вечеру, а другие, наоборот, полны сил после момента вставания, но неспособны, бодрствовать вечером. Все эти знаки позволяют выявить связи между различными оболочками человека, каковыми являются астральное тело, эфирное тело и тело физическое.

Упражняясь в прочтении дисгармонии, которая может проявляться между различными телами, мы становимся способными назначить терапию по-настоящему причинную, что должно быть целью всякой истинной медицины.

^ Лечение бессонниц. Такие расстройства подчас очень долго не оставляют никаких следов в физическом теле и способны в течение нескольких лет проявляться только в области функциональной (в области эфирного тела). У таких больных расстройства сна появляются спустя некоторое время после перенесенной ангины, сопровождавшейся, может быть, скоротечным выбросом белков. Все это настолько скрыто, что анализы и функциональные пробы могут ничего не показать. В этом случае мы будем думать о функциональном состоянии почек и пропишем Equisetum D6. В течение некоторого времени сон возвратится к норме. У другого больного, просыпающегося регулярно в три часа утра, мы станем подозревать повреждение печени. Мы прописываем ему три раза в день перед едой Hepatodoron, чтобы восстановить функции печени, может быть также Choleodoron, который обращен скорее к желчной функции (десять капель после еды в половине стакана теплой воды); мы будем делать также теплые компрессы на область печени с настойкой тысячелистника после обеда и удивимся, увидев, что к этому больному, склонному к депрессии, вернулись жизненные силы и сон.

Нужно хорошо знать, что такие неочевидные повреждения образуются иногда в течение нескольких лет, отравляют жизнь этих больных, но порой, эти расстройства приписывают воображению больного, хотя хватило бы лишь немного внимания и способности сопереживать состояние пациента, чтобы прийти ему на помощь. Конечно же, почки и печень являются при таких недугах не единственными «подозрительными» органами, и я их выбрал только в качестве примера. Какой угодно орган может быть причиной. В дальнейшем мы изучим некоторые психические симптомы, указывающие на дисгармонию в определенных органах. Бессонница может быть также, не будем этого забывать, проявлением и более серьезных заболеваний. Мы часто встречаем ее у больных раком на ранней стадии. В последнем случае мы получаем великолепные результаты от курсов инъекций препаратом Iscador (это препарат «Weleda» из Омелы белой [Viscum album]). В дальнейшем, в главе о раке, мы вернемся к этому вопросу.

Не локализованная ни в каком органе, однако, особенно напряженная дисгармония может появиться вследствие душевных, моральных потрясений, о которых нужно расспрашивать всякого больного с особым усердием. При наличии в анамнезе таких потрясений, мы назначаем Argentum metallicum D6 или Argentum metallicum praeparatum D6 в тритурации или, еще лучше, в подкожных инъекциях, желательно в стадии прибывающей луны. Если шок был пережит очень давно, мы используем более высокие потенции (D15 или D20), но, в принципе, лучше начать с D6. Argentum является вообще главным медикаментом для поддержания эфирного тела (комплекса жизненных сил), и иногда хорошо начинать вообще любое лечение пациента с нескольких инъекций Argentum. В случае, если, на наш взгляд, правильная терапия оказывается неэффективной, мы можем остановить эту терапию и прописать промежуточный курс лечения Argentum, а затем вернуться к предыдущему лечению, после такого призыва эфирных сил эта терапия может стать более действенной.

^ Роль холода. Несколько слов о холоде, который также может быть причиной бессонницы. Холод может спровоцировать настоящее повреждение нашего «организма тепла», мешая астральному телу и «Я» отделиться от него. Все мы знаем, что охлаждение ног может прервать сон. В таких случаях достаточно набросить сверху одно или два одеяла, чтобы восстановить нормальный сон. Для больных, страдающих от холодных ног, мы выписываем ножные ванны, попеременно чередующиеся с холодной и теплой водой (1 минута в теплой воде, 15 сек. в холодной воде, повторить двенадцать раз), с последующим мягким растиранием ног мазью Ung. Cupri 0,4%). Избыток тепла также может привести к нарушению сна, но больные, как правило, лучше следят за перегревом во время сна, чем за переохлаждением. Среди причин преждевременного пробуждения могут быть также голод, гипогликемия (что заставляет подумать о том, что стакан подслащенной воды на ночь во времена наших бабушек не был вызван воображаемыми потребностями).

^ Пищеварительные факторы. Избыточное питание также является частой причиной бессонницы, а точнее — плохого сна. Когда мы много едим, что требует особенно большого усилия от пищеварительной системы, мы слишком активизируем силы расщепления астрального тела и «Я», исходящие из верхнего полюса; ничего удивительного в том, что тем самым мы мешаем их высвобождению, необходимому для нормального сна. Поэтому вполне естественно, что при избыточном ужине мы можем чувствовать некоторую сонливость, поскольку силы, участвующие для процесса расщепления не в состоянии заниматься на нейро-сенсорном полюсе процессами сознания. Однако в таком состоянии мы не можем ни в полную меру бодрствовать, ни обрести полноценный сон. Пока астральное тело не высвободится из активного пищеварительного процесса — нормального сна не будет. Случается также, что элементы пищи, как мы уже это видели в мигрени, переходят порог кишечной мембраны, не потеряв всех своих чуждых — «внечеловеческих» природных свойств. Они несут в этом случае инородные характеристики внутрь организма — и то, что не сделал до конца пищеварительный тракт, должны доделывать органы, отвечающие за совсем иные функции. Мы обнаружили подобный процесс у больных, страдающих мигренью; нужно знать, что существует и, «малая мигрень», — у больных подобного рода бессонница является доминирующим симптомом. Мы назначаем таким больным, как и больным, страдающим обычной мигренью, Kephalodoron.

^ Неврастеническая бессонница... Все вышеизложенное приближает нас к вопросу о конституциональных бессонницах, встречающихся у больных истерического и неврастенического типа. У последних, как мы это видели в предыдущей главе, связь «Я» и астрального тела с нейро-сенсорной системой слишком интенсивная, поэтому нет ничего удивительного в том, что при их отделении имеются трудности. Но у этих больных есть еще один симптом: они плохо пробуждаются утром. Если мы внимательно понаблюдаем за ними, мы увидим, что это неполное пробуждение заключается не в отсутствии сознания — их мышление достаточно активно, хотя и несколько рассеянно, — главное в том, что они неспособны к действию, к волевым проявлениям. Чтобы лучше это понять, используем следующий образ: вообразим стрелка из лука, правая рука которого — активная сторона — натягивает тетиву, выражающую силу воли. Левая рука направляет стрелу (образ силы мышления, исходящей из нейро-сенсорного полюса, которая направляет волю). Эти две силы являются выражением «Я» на различных уровнях организма. То, что не пробуждается утром у неврастеника, — это его «правая рука» — сила воли. Голова его пробудилась, но его «Я» не может завладеть метаболическим полюсом, пристанищем воли. У такого больного наблюдается множество мимолетных мыслей, поскольку мысль также концентрируется у человека при помощи воли.

... и ее лечение. Phosphor в слабом разведении (D5— D6) воздействует на «Я», как свет на человека, блуждающего в ночи, — проводя его влияние к нижнему полюсу. Он действует как «огонь Прометея» на волю больного. Помогая таким образом больному лучше управлять своим телом по утрам, мы косвенно облегчаем ему отход ко сну вечером, что показывает нам еще раз важность ритмического аспекта функций организма. По поводу фосфора мы можем спросить себя, каково будет его действие в высоких разведениях, например, D25? Если в D6 медикамент концентрирует «Я» на нижнем полюсе, то в высоких разведениях он его рассеивает, устремляет в космические пространства. Следовательно, мы можем назначать Phosphor D25 в однократном приеме вечером, чтобы облегчить засыпание.

^ Истерическая бессонница. В противоположность неврастеникам, долговязым астеникам, истерическая конституция наблюдается у людей упитанных, пикников с преобладанием пищеварительного полюса. Если мы вновь обратимся к образу нашего стрелка, то здесь конститутивное преобладание его «правой руки» — волевых сил. Она имеет тенденцию расходоваться без контроля, подчас до полной растраты (гл. 4). Здесь астральное тело и «Я», из-за того, что они слабы на верхнем полюсе, имеют тенденцию закрепляться, как альпинист на стене, чувствующий, что его силы истощились. Такая реакция противопоставляется потоку, исходящему из нижнего полюса. Но, поскольку астральное тело и «Я» «зацепились», они будут иметь большие трудности при отрыве. В этом причина бессонницы у истериков.

... и ее лечение. Рецептом является, как мы это видели (гл. 4), Bryophyllum, который мы даем в 5%-ном растворе десять капель в 18 часов. У некоторых больных последствия прилива сил из нижнего полюса проявляются в форме стеснения в груди, сердцебиения, удушья (кардиалгии, чаще наблюдаются у неврастеников.) Мы выписываем им Primula / Onopordon сотр., чтобы гармонизировать их ритмические функции (10—15 капель три раза в день перед едой) или же еще Aurum metallicum D10, десять капель около 9 утра.

Вспомним, что бессонницы, вызванные расстройствами печени, о которых мы говорили выше, являются характерными для больных истерического типа, хотя «качество» нашего питания приводит к их появлению также у больных неврастенического плана. Напротив, бессонницы, вызванные избытком нейро-сенсорных впечатлении, характерные для современной жизни, появляются у неврастеников и не встречаются у больных других типов.

^ Обманчивые представления о снотворных средствах. Обратите внимания — до сих пор мы не использовали в нашем описании терапии ни одного снотворного. В целом, возможно обойтись без снотворных, но больным, которые долго пользовались ими, лучше пройти через период постепенного отвыкания в одну или две недели. Если привычка является не слишком застарелой, то можно сразу отменить снотворные, объяснив больному, что если он хочет восстановить нормальный сон, ему придется смириться с несколькими бессонными ночами. Никогда не нужно забывать о необходимости дезинтоксикации подобных больных. Всегда бывает хорошо напомнить им, что снотворные не обеспечивают им нормального сна, так же как таблетка аспирина не может вылечить грипп или кариес. Можно было бы усилить стремление организма к обретению здорового сна назначением симптоматического лекарства, такого как Ambra/Coffea comp, или Avena sa-tiva comp. Больным, имеющим затруднения с деконцентрацией внимания (необходимой для засыпания) или испытывающим чувство страха, прописывают пять капель Aconitum D20. Тем, кто слишком возбужден, назначаем Belladonna D20. Напротив, Coffea D6—D12 хорошо действует на больных с повышенной умственной активностью, имеющих множество отрывочных мыслей.

^ Лечение детской бессонницы. Причиной бессонницы у маленьких детей почти всегда является рахит или даже невыраженная склонность к нему, поэтому базовым лекарством является Phosphor D6 (пять капель утром). Мы находим здесь связь фосфора со светом. Детям с ночными страхами назначаем Argentum metallicum D6 тритурация: однократный прием перед отходом ко сну (при растущей луне) попеременно с Phosphor D6: однократный прием пяти капель в момент пробуждения (при убывающей луне). Это замечательное лечение должно проводиться в течение нескольких месяцев и подкрепляться затем терапией железом — Ferrum metallicum praep. D20 от одного до двух приемов в день. Часто я замечал, что дети, получившие значительную дозу витамина Д, по ночам видят кошмары. Такие дети производят впечатление особенно «затверделых», кажутся старше своих лет, имеют слишком раннюю интеллектуализацию (что вовсе не означает, что они являются очень умными, способными). Для последних полезно заменить Argentum metallicum на Argentum sulfuratum naturale (Argentit) D6. Наконец, хорошим средством, облегчающим засыпание нервозных младенцев или более старших детей, является Chamomilla rad, decoc. D6 dil (два раза в день по пять капель перед едой).

... и старческой бессонницы. Пожилым больным назначим Plumbum mellitum D12 или D20, о котором мы еще поговорим далее в терапии артериосклероза.

^ Бессонница и материализм. В цикле лекций по медицине, прочитанном врачам и студентам-медикам в 1924 г. Р. Штейнер1 говорил о том, что во второй половине нашего века можно ожидать настоящей эпидемии бессонницы. Помимо дисгармонии и дисритмизации современной жизни, существует еще одна причина, в существовании которой мы не можем не отдавать себе отчет. Как говорил д-р Хуземанн2, человек, видящий в ближнем лишь совокупность атомов, не может иметь такое же представление о своей собственной персоне. Он приходит, таким образом, к фундаментальным противоречиям. Мало-помалу его душа теряет всякую возможность контакта с духовным миром, который становится для нее пустыней. Факт возвращения в духовный мир во время сна — поскольку отрыв астрального тела и «Я» по сути и является частичным возвращением человека в духовный мир — воспринимается этой душой как падение в ничто, перед которым она испуганно отступает; эта неосознанная боязнь мешает отрыву, следовательно, сну. Однако у больных, которых постигла «бездна материализма», часто встречается неосознанная ностальгия по духовной пище. Можно прийти на помощь таким больным, посоветовав им посвящать ежедневно хотя бы пять минут медитации, одной из тех, что предлагает Р. Штейнер. При этом нужно остерегаться любого рода проповедничества и назидательности, уважая личную свободу больного, и рекомендовать подобные медитации так, как если бы мы выписывали лекарство. Однако, естественно, что советовать человеку ту или иную медитацию следует только в том случае, если сами мы уже в течение довольно долгого времени знакомились с работой над медитированием и представляем, что это такое. Ибо медитация является как достаточно мощным средством развития познавательных способностей врача, так и мощным терапевтическим орудием, поэтому прописывать то, чего мы сами еще не понимаем, просто нельзя.

Сон и бодрствование предстают перед нами как большой дыхательный ритм: утром мы вдыхаем наше «Я» и астральное тело, вечером мы позволяем им отделиться от низших тел, остающихся в постели. То, что происходит в большом масштабе за сутки, повторяется в малом масштабе при дыхании. Каждое вдыхание немного пробуждает нас, каждое выдыхание немного нас убаюкивает. Все в жизни ритмично.

^ ГЛАВА ШЕСТАЯ

Воспаление и склероз

Признаки воспаления. Цельс охарактеризовал воспаление четырьмя проявлениями, которые нам знакомы: calor, dolor, tumor и rubor. Исходя из того, что мы изучили в предыдущих главах, попытаемся выявить элементы, относящиеся к данным симптомам.

^ Связи с основными элементами. Мы видели, что «Я» имеет в качестве физической поддержки «организм тепла». Все тепловые процессы в человеке являются выражением деятельности «Я», и мы, естественно, отождествляем симптом calor с «Я». Боль является формой интенсивного осознания собственного организма, следовательно, симптом dolor мы должны отнести к астральному телу. Опухоль является вздутием, жидким приливом, отражающим действие эфирных сил. В физическом плане мы констатируем появление покраснения, что является выражением присутствия крови. Все вышесказанное мы можем оформить в виде таблицы:

Calor — выражение «Я» Dolor — выражение астрального тела Tumor — выражение эфирного тела Rubor — выражение физического тела

Воспаление, таким образом, является выражением одновременной активности четырех составляющих элементов, но деятельности скоординированной, организованной, в которой «Я» действует через посредство трех других составляющих элемента. С тем, чтобы дать более точное представление о том, что происходит, мы немного изменим нашу таблицу:

Я————————————> Calor

Я— астральное тело———————> Dolor

Я— астральное тело—> эфирное тело—> Tumor
Я— астральное тело—> эфирное тело———> физи
ческое тело > Rubor

Можно попытаться представлять себе изолированное действие эфирного тела, к примеру такого его проявления, как вздутие, отек. Но тот факт, что отекание имеет не только водную и лимфатическую природу, но вызывается при участии кровотока, свидетельствует о действии в этой ситуации «Я» на эфирное тело. Такое ступенчатое действие напоминает нам процесс, который мы изучали в связи с истерией. В самом деле, воспаление относится к тепловому полюсу организма, к полюсу метаболизма, вне зависимости от места, где оно появилось. Будучи патологическим процессом, оно усиливает действие «Я» через три тела.

Мы имели бы право удивиться, констатируя, что воспалительные процессы возможны на верхнем этаже организма, если бы не отдавали себе отчет в том, что верхний полюс является не исключительно, а всего лишь принципиально нейро-сенсорным, так же как и нижний полюс, где доминируют метаболические процессы, располагает и нервной системой.

^ Лихорадка и воспаление. Нам осталось узнать каковы причины воспаления, когда оно появляется? Мы можем ответить: каждый раз, когда инородное тело или инородный процесс проявляется в организме. Если постороннее присутствие имеет случайный характер (например, заноза), то оно приводит к дисфункции, потере равновесия в том виде, в каком мы изучали его в гл. 4. Инородные процессы могут быть следствием травмы, чрезмерного холода или жары. Типичный пример воспалительной реакции на попадание в организм посторонней субстанции — жар, спровоцированный у грудного ребенка, которому дали выпить 1% раствор морской соли. Так мы приходим к пониманию того, что воспаление является не собственно болезненным процессом, но реакцией организма (прежде всего, теплового организма) на болезненное воздействие, то есть попыткой к самоисцелению, направленной на изгнание посторонних элементов или процессов из организма. Эту мысль необходимо точно и ярко осознать любому врачу, который хочет быть достойным своего имени. Ибо подавлять воспалительный процесс при каждом поводе — грубая ошибка против природы. Может случиться, что по своей интенсивности или локализации воспаление принимает, так сказать, злокачественный характер и может представлять опасность для жизни, тогда долг врача обуздать его. Но необдуманно подавлять любое воспаление, значило бы попасть между Сциллой и Харибдой и подвергнуть организм не менее грозной опасности.

При лучших условиях завершением воспалительных процессов является регенерация того, что было повреждено и выброс эфирным телом того, что было посторонним. Это то, что, к примеру, происходит при заживлении на первой стадии. Но дела не всегда идут так хорошо. Посторонние элементы, ставшие недоступными для человеческих эфирных сил составляют часто изысканную пищу для микроорганизмов, которые в них устраиваются и размножаются. Инфекция же является, как правило, вторичным процессом. Несомненно, мы можем экспериментально вызвать болезнь прививкой какого-либо вируса, но это имеет также мало общего с обычной инфекцией, как мало общего имеет пистолетный выстрел с пощечиной. При инфекциях защитные силы организма активизируются гораздо более мощно, чем при простом воспалении. То, что было локальным перегревом при воспалении, становится жаром при инфекции; формирование антител также может рассматриваться как проявление «Я», поскольку последние являются фактором индивидуализации крови. Астральное тело провоцирует, в добавление к боли, выделения на уровне экскреторных органов. Лейкоцитарная активность приводит к образованию гноя (т. е. она находится в зависимости от эфирного тела).

^ Старение и затвердение. Только что родившийся ребенок еще мягок, его формы не обозначены четко, его тело на 70% состоит из воды (тело подростка содержит 60%). Кости его черепа еще эластичны и незакончены, они образуют мембранное пространство, называемое родничком. Мало-помалу ребенок формируется; не только его кости, но и его кожный покров грубеет, и этот процесс продолжается вплоть до самой смерти. Такое огрубение сопровождается прогрессирующим уменьшением тенденций к воспалительным процессам.

^ Процессы сознания — причина старения. Если мы соотнесем этот факт с данными главы 4, мы должны будем допустить, что действие «Я» на верхний полюс, в конечном счете, гораздо более заметно, чем на нижний полюс, и что нейро-сенсорные процессы, в конце концов, начинают преобладать над процессами метаболизма. Если мы вспомним, что во время сна «Я» и астральное тело отделяются от верхнего полюса, при этом действие метаболических функций усиливается, то этот факт нас больше не удивит. На самом деле, человек спит в среднем восемь часов и бодрствует шестнадцать часов. Во время бодрствования нейро-сенсорные процессы доминируют, что ведет к деградации живых субстанций, к минерализации. То, что было разрушено днем, не в полной мере восстанавливается ночью, что объясняет постепенное старение организма, его деградацию, одним словом, организм отвердевает. До некоторой точки эти процессы являются нормальными, но, перейдя эту точку, они становятся патологическими.

^ Полярность между воспалением и склерозом. В затвердевании, минерализации тела и сопровождающей их структуризации, мы имеем процесс, полярный воспалению; воспаление в свою очередь тяготеет к распаду, выведению из организма. Эти два процесса часто чередуются у человека. Если воспаление является реакцией на минерализацию, затвердение, то склероз, напротив, часто реагирует на процессы распада. Это видно на примере заживления раны, когда после воспалительной стадии наступает стадия рубцевания. Ведь часто во врачебной практике мы можем наблюдать процессы склероза и старения, идущие быстро вслед за перенесенным инфекционным воспалением. Это потрясает при наблюдении большого количества больных туберкулезом, страдающих этим недугом уже много лет. То же мы наблюдаем у больных пищеварительной плеторой, воспалительным заболеванием, при котором развивается особенно быстрый и интенсивный склероз. Это правило маятника поможет нам лучше понять парадоксальные проявления a priori.

Apis... Лечение воспаления, прежде всего, должно заключаться в помощи организму в его усилиях по выздоровлению, но ни в коей мере не в прерывание этих усилий. Мы располагаем в этом случае двумя базовыми медикаментами: Apis (пчела) и Belladonna (растение красавка). Действие Apis описано уже в классической гомеопатии, однако причины этого действия и сам процесс выздоровления все равно остаются непонятны. Укус пчелы сопровождается четырьмя симптомами воспаления — calor, dolor, tumor, rubor. Мы не сможем понять действие Apis, не рассмотрев улей в его совокупности, поскольку пчелы в высокой степени являются коллективными существами. Улей представляет собой настоящий организм1. Этот организм обладает способностью, уникальной в мире насекомых: пчелы создают в улье гомеотермию с температурой, близкой к температуре человеческой крови. Такая способность приоткрывает нам связь подобия, существующую между ульем и тепловым организмом человека как физиологическим проявлением «Я». Назначая Apis, мы вводим в организм тепловые процессы, похожие на те, что проявляются при воспалении под влиянием «Я»; мы провоцируем в некотором роде небольшое искусственное воспаление, помогая организму защитить себя и подменить патологический воспалительный процесс контролируемым воспалением. Другая характеристика улья заключается в шестиугольной структуре сотовых ячеек. Здесь мы приближаемся к аналогии с минеральным миром, миром кристаллов — к горному хрусталю, имеющему такую же шестигранную структуру; существует настоящая полярность между почти человеческой температурой в центре улья и почти минерально-кристаллической структурой сот. Именно эта полярность и помогает нам, благодаря своему сходству с полярностью между минерализующим действием «Я» на верхнем уровне и его тепловым действием на нижнем полюсе человека. Ритмически вводя в организм препарат Apis, мы как бы задаем организму прообраз правильного равновесия.

...и Belladonna. Чтобы понять действие Belladonna, нужно представить себе это растение в его естественном окружении: влажная полутьма подлеска. Быстрый рост Belladonna весной является выражением интенсивных эфирных сил, потом внезапно с появлением первого листка, этот рост замедляется, создавая впечатление, что какие-то другие силы помешали его росту.

^ Почему растение ядовито? Мы видели, что обычно растение обладает лишь физическим и эфирным телом. На уровне корней доминируют минеральные силы, на уровне листвы — эфирные силы. С появлением цветка растение приближается к миру животных, оно вступает в контакт с астральными силами, но последние остаются внешними. Таков процесс «нормального» растения; но у ядовитых растений эта астральность вместо того, чтобы остаться снаружи и как бы овевать растение извне, проникает, внедряется в него, что в физическом плане выражается в появлении токсичных веществ, растительных ядов, главным образом алкалоидов. Вот почему в определенный момент (при активизации сил цветения) что-то начинает мешать росту белладонны: это астральные силы противостоят эфирным силам, тормозят их. Все происходит так, как мы это наблюдали у животных. Терапевтически употребляя подобные растения, мы вводим в организм инородный астральный элемент, который действует на подобное же развитие инородных астральных сил в человеке при интоксикации, сопровождающей воспаление.

^ Астральный процесс в белладонне. Наличие астральных сил в растении ведет к отождествлению их со свойствами, присущими животным; так, мы можем сказать, что у белладонны появляется своего рода «желание», «страсть» не только воспринять внешний мир, свет, но и почувствовать его. Однако растение не обладает органом, позволяющим ему видеть, смотреть. Образно говоря, оно хотело бы раскрыть глаза, но их нет. Белладонна может сделать это, лишь находясь внутри организма животного или человека, провоцируя расширение зрачка, и глаз реагирует так, как если бы мы находились в темноте.

^ Белладонна и воспаление. Другое проявление астрального принципа — это потребность в движении, дви-гательность. У белладонны как растения нет возможности свободного передвижения, нет органов для этого. Отсюда можно понять то специфическое двигательное возбуждение, которое характерно для отравления человеческого организма белладонной, и способность белладонны в правильной дозе бороться с возбуждением, связанным с воспалительной интоксикацией. Покраснение лица, головные боли, учащение пульса — это реакции астрального тела через эфирное тело, которое стремится противостоять прямому разрушительному воздействию астральных сил на физическое тело (происходящему, как правило, на уровне дыхательных органов, в их слизистой оболочке). Если Apis как лекарство действует в игре «Я» и физического тела, то Belladonna трудится, гармонизируя соотношение астрального и эфирного.

^ Лечение воспалений. Смесь Apis D3/Belladonna D3 аа является основным медикаментом при воспалениях, особенно в случаях, если воспалительный процесс захватил главным образом верхний полюс, дыхательные пути. При ангине мы добавим Bolus eucalypti comp, в глоточном опудривании параллельно с Mercurius cyanatus D4 каждые один или два часа. Нужно иметь большую смелость, назначая подобное лечение вместо обычного лечения сывороткой при дифтерии, но результаты настолько убедительны, что я сомневаюсь в том, что врач, хоть раз применивший подобное лечение, вернется к сыворотке. В случаях рожи, абсцессов, фурункулезов мы добавляем к Apis D3/Belladonna D3 аа dil (другое наименование — Erysidoron 1) параллельно, чередуя каждый час, Carbo betulae 5% / Sulfur D2 trit (другое наименование — Erysidoron 2).

^ Контроль за лихорадкой. Когда воспаление рискует стать опасным, становится необходимым контролировать его. В случаях высокой температуры, мы подумаем об укутывании больного, о горчичниках и особенно о ванне с температурой воды на два градуса ниже температуры тела больного (не забыв дать перед ванной какой-нибудь легкий сердечный препарат или, еще лучше, пять-десять капель Primula/Onopordon comp. [Cardiodoron]). После выхода из ванной больного укутывают банной простыней, не вытирая. Его вновь укладывают в постель, давая выпить настой бузины или липы, чтобы простимулировать потоотделение, которое, уменьшая температуру, помогает организму избавиться от токсинов. С помощью горчичника мы способствуем смещению заболевания к периферии, что является признаком улучшения состояния. Если температура держится, делаем один или два дня инъекции Argentum D20 или D30. Этот медикамент предназначен не столько для борьбы с самим жаром, сколько с теми вредными последствиями, которые может повлечь длительный жар.

^ Как действуют антибиотики. Возможен ли отказ от антибиотиков? Важно, в действительности, не осуждать эти препараты, восхваляя другие, а точно понимать, что они делают. Мы видели, что микроорганизмы являются одним из факторов, симптомов, а не причиной болезни. Поэтому просто бороться с ними — совершенно нелогично, ибо это приведет только к подавлению одного из симптомов и, в конечном счете, к его маскировке, перерождению болезни, которая рано или поздно проявится в каком-либо другом плане. В этом можно убедиться, сравнивая двух больных, лечившихся от одного и того же заболевания, первый — антибиотиками, второй — с помощью стимуляции собственных защитных сил (в том числе и медикаментозно). Первый больной может лечиться на протяжении месяцев, при этом силы к нему не возвращаются, часто у него, да и у окружающих, создается впечатление, что он больше не является самим собой. Второй, напротив, после «горячей», как в моральном, так и в физическом плане болезни, ощущает сам и создает впечатление обновления телесных и душевных сил. Если его правильно лечили, то он всегда скажет, что чувствует себя теперь не так же, а лучше, чем до болезни. В этом случае можно действительно сказать, что болезнь побеждена. Больной, которого лечили антибиотиками, похож на человека, который вместо того, чтобы, так сказать, оплатить долг, подписывает новый вексель, тем самым оплата первоначального долга все усложняется. Неэффективность или недостаточная эффективность гомеопатической (или иной) терапии очень часто объясняется предыдущим активным лечением антибиотиками. В этом случае мы рекомендуем начать лечение с назначения Penicillinum в разведениях более или менее высоких (5-е, 7-е или 9-е СН), в зависимости от того, насколько длительным было лечение антибиотиками. Нужно знать также, что повторение лечения антибиотиками, помимо всем знакомых неудобств, постепенно убивает всякую способность к воспалительной реакции организма, прокладывая, таким образом, дорогу раку.

Склероз. Если детство является возрастом воспалений, то старость, напротив, тяготеет к склерозу. Но не все пожилые люди являются его жертвой, в то же время мы можем наблюдать его и у относительно молодых больных. Следовательно, склероз является болезненным процессом, который наступает при усилении нормальных процессов отвердения. Прежде чем подумать о лечении, можно спросить себя, существует ли профилактика подобного заболевания? Последняя вытекает из генезиса процесса в том виде, в котором мы его описали. Все, что избыточно усиливает прямое действие «Я» на физическое тело, может быть благоприятной причиной для развития склероза, и эти причины закладываются особенно в раннем детстве, поскольку убыстрение процессов отвердевания, вызванное у юного существа, будет продолжаться на всем протяжении человеческой жизни. Поэтому не будет парадоксальным сказать, что профилактика, предупреждение этого заболевания должно начинаться еще до рождения человека, в эмбриональный период его развития. Мы будем говорить об этом, изучая ребенка. Если склероз уже устроился в организме, победить его очень сложно, и было бы хорошо начать лечение с появлением первых симптомов. Мы располагаем для этого случая двумя основными медикаментами: береза и свинец.

^ Процессы березы. Когда мы смотрим на березу с едва раскрывшимися на весеннем солнце листьями, мы чувствуем, что это дерево является выражением молодости. В своем первом «Цикле лекций для врачей»1 Р. Штейнер показывает нам, как некоторые свойства березы являются отражением человеческого органического процесса. По своим основным функциям, говорит он, — в том, что происходит на пищеварительном уровне, в процессах образования крови, в дыхании, человек очень близок к животному. Он, как и животное, трансформирует в них растительные белки. Поэтому, назначая в качестве медикаментов растительные вещества, мы прежде всего обращаемся к этим центральным функциям, мы взываем к процессам, «разыгрывающимся» между животным и растительным миром. Ближе к периферии организма, говорит Р. Штейнер, «партия» разыгрывается между «небом и землей», между собственным «Я» и минеральным миром, благодаря космическому элементу, которым обладает человеческое Я. На уровне кожи мы можем наблюдать процесс элиминации солей (т. е. деминерализацию). Назначая минеральный медикамент, мы взываем к тому, что является самым возвышенным в человеке — к его «Я», которое сможет, по нашему мнению, справиться с минералом, разбить, растворить его. Именно это и происходит, когда, например, назначается кремний (Silicea или Quarz).

Нечто аналогичное мы обнаруживаем у березы: с одной стороны, процесс выработки белков, концентрирующийся на уровне молодых листочков, с другой — выделение минеральных солей на уровне коры (в данном случае, солей калия). Р. Штейнер говорит нам, что у березы эти два процесса сильно разделены, разведены по полюсам; если бы они были объединены, то береза была бы великолепным травянистым растением. Эта тенденция к разъединению двух процессов встречается и у других деревьев, но она особенно выражена у березы. Ее кора является, следовательно, наилучшим средством для стимуляции в организме процессов деминерализации кожи. Мы можем назначать ее при склерозах и сухих дерматозах, создающих впечатление, что кожа больше не способна правильно удалять минеральные соли.

^ Терапевтическое применение. Мы используем преимущественно кору березы в подкожных инъекциях, поскольку мы обращаемся к периферии, в форме Betula cortex I—2%, две-три подкожных инъекции в неделю.

Но при склерозе, как, впрочем, и при ревматических воспалениях, интересно обратиться к вышеупомянутому центральному процессу выработки белков. В этом случае мы прописываем экстракт из молодых листьев per OS. Особенно приятной формой данного медикамента является Эликсир березы («Велела»). При его отсутствии мы можем использовать настой молодых листьев.

Пример с березой особенно осязаемо показывает нам связи и сходства, которые могут существовать между человеком и природой, понимание которой должно вывести нас на путь истинной терапии.

^ Свинец при склерозе. Мы поговорим подробно о свинце при дальнейшем изучении металлов. На данный момент мы ограничимся указанием формы, в какой мы выписываем его при склерозе: Plumbum mellitum D12 (капли или порошок). Когда склероз развивается в мозговой области, мы можем дать его в дозировке D20. Этот препарат дают 2 или 3 раза в день за 15 минут до еды, растворив его в кофейной ложечке березового эликсира (или настоя березы). После четырех-шести недель необходимо сделать паузу, в течение которой можно назначить препарат Argentum D6, который откорректирует то, что было сделано сверх меры при лечении свинцом.





оставить комментарий
страница2/15
Дата12.10.2011
Размер5,25 Mb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
плохо
  1
отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх