Экзамен: зачет: 9 сем самостоятельная работа: 20ч. Всего часов: 44 ч. Елец icon

Экзамен: зачет: 9 сем самостоятельная работа: 20ч. Всего часов: 44 ч. Елец


Смотрите также:
Экзамен: 8 9 сем зачет: самостоятельная работа: 45 ч. (7 сем.); 45 ч. (8 сем...
Экзамен: 7 сем. 8 сем зачет: самостоятельная работа: 34 ч. 34 ч. Всего часов: 70 ч. 70 ч. Елец...
Экзамен: 6 сем. 7 сем зачет: самостоятельная работа: 34 ч. 34 ч. Всего часов: 68 ч. 70 ч. Елец...
Экзамен: 1 сем зачет: самостоятельная работа: 40 ч. Всего часов: 76 ч. Елец...
Экзамен: 1 сем зачет: самостоятельная работа: 34 ч. Всего часов: 70 ч. Елец...
Экзамен: 3 сем зачет: самостоятельная работа: 45 ч. Всего часов: 97 ч. Елец...
Экзамен: зачет: 2 сем самостоятельная работа: 45 ч. Всего часов: 97 ч. Елец...
Экзамен: 1 сем зачет: самостоятельная работа: 45 ч. Всего часов: 99 ч. Елец...
Экзамен: 5 сем зачет: самостоятельная работа: 45 ч. Всего часов: 103 ч. Елец...
Экзамен: 8 сем зачет: самостоятельная работа: 34 ч. Всего часов: 70 ч. Елец...
Экзамен: зачет: 2 сем самостоятельная работа: 40 ч. Всего часов: 92 ч. Елец...
Экзамен: 3сем зачет: самостоятельная работа: 40ч. Всего часов: 94 ч. Елец...



Загрузка...
страницы:   1   2
скачать

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО БРАЗОВАНИЮ




Государственное общеобразовательное учреждение высшего профессионального образования

«ЕЛЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ. И.А.БУНИНА»






«Утверждаю»

Зав. кафедрой _______Н.Н. Комлик

«5» сентября 2007 г.


Р А Б О Ч А Я П Р О Г Р А М М А


по дисциплине Современный литературный процесс


специальность 031001 Филология


квалификация филолог, преподаватель


форма обучения очная


факультет филологический


кафедра русской литературы ХХ века и зарубежной литературы


курс: 5

семестр: 9

лекций: 18 ч.


практических (семинарских) занятий: 6 ч.


лабораторных занятий:


экзамен:

зачет: 9 сем.

самостоятельная работа: 20ч.


Всего часов: 44 ч.


Елец

Рабочая программа разработана на основе ГОС по специальности

031001 Филология


на основе программы_______________________________________


номер государственной регистрации № 70 гум / сп от 10.03.2000 г.

на кафедре русской литературы ХХ века и зарубежной литературы


Рабочая программа рассмотрена на заседании кафедры

(протокол № 1 от «5» сентября 2007г.)


Зав. кафедрой_________________Н.Н. Комлик


Рабочая программа утверждена методическим советом университета

(протокол № 1 от «5» октября 2007 г.)


Председатель методического совета _______________И.М. Курносова


Рабочую программу составил ____________________О.К. Крамарь


^

I. Организационно-методический раздел



1.1 Пояснительная записка (цели, задачи и место дисциплины в рамках цикла дисциплин ГОС)


Русская литература последних десятилетий XX века и первых лет XXI века – наследие, вызывающее противоречивые отклики, формирующее различные, иногда взаимоисключающие мнения. Необходимость дать объективную оценку и показать возможность интерпретации самых значительных произведений этого периода определяет актуальность курса «Современный литературный процесс» для студентов-филологов. Отсутствие устоявшихся академических представлений об объекте изучения позволяет построить работу на занятиях так, чтобы освещение получили самые разные, как непосредственные литературно-критические отклики на произведения, так и более фундаментальные научные исследования. Цель настоящего курса – привлечь внимание студентов к наиболее важным и актуальным проблемам современного литературного процесса, научить их ориентироваться в сложной системе направлений, течений и групп новейшей литературы. В задачи курса входит изучение теории и практики таких направлений, как неоклассическая проза, условно-метафорическая проза, «другая проза», постмодернизм; выявление типологических признаков «женской прозы», философской и религиозной прозы, произведений соц0арта и концептуализма.


^ 1.2. Требования к уровню освоения содержания дисциплины:


В результате освоения курса «Современный литературный процесс» студенты должны: знать ведущие тенденции и основных представителей современного литературного процесса; ориентироваться в системе литературных направлений конца XX в. – первых лет XXI в.; уметь определять в конкретных литературных произведениях признаки неоклассической, условно-метафорической, постмодернистской и т.п. прозы; уметь работать с критическими источниками и современными литературными журналами.


^ II. Содержание дисциплины


2.1 Основные разделы дисциплины


  1. Литературный процесс рубежа ХХ-ХХI веков: Ведущие тенденции.

  2. Русская драматургия конца ХХ - начала ХХI века: Достижения и эстетическая перспектива.

  3. Русская поэзия на рубеже веков: Художественные мира, Творческие индивидуальности.

  4. Русская проза рубежа ХХ-ХХI веков. Тенденции, Имена, Произведения.


2.2 Темы и их содержание


^ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС РУБЕЖА ХХ – XXI ВЕКОВ:

ВЕДУЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ


Активизация литературной жизни в конце 80-х – начале 90-х годов XX века. Процесс возвращения произведений, ранее находившихся под цензурным запретом. Публикация произведений, имеющих авангардистский характер.

Поляризация литературных изданий. Легализация литературного андеграунда. Литературные дискуссии 90-х годов. Дискуссия о «шестидесятниках» и «шестидесятничестве». Дискуссия о постмодернизме и его месте в современном литературном процессе.

Основные тенденции современного литературного процесса, его внутренняя логика, вектор и динамика художественного сознания на рубеже XX и XXI веков. Дробность и изменчивость историко-литературных систем. Появление «вторичных» художественных систем как характерная черта литературного процесса конца XX века.

90-е годы как особый, обладающий высокой значимостью период в истории литературы рубежа XX – XXI веков, как время схождения различных художественных тенденций, идей, стилей и поведенческих стратегий, время формирования новых факторов литературного развития, время кардинальных изменений в условиях и способе бытования литературы, в ее поэтике, в писательском и читательском самосознании.

Провозглашение «смерти» советской литературы в статье Виктора Ерофеева «Поминки по советской литературе» (1990). Общественно-политический резонанс, вызванный этой публикацией.

Трансформация литературного процесса в 90-е годы ХХ века, изменения в литературной жизни этого периода. Освобождение литературы от цензуры, от организаций советского типа, от издательской практики предшествующих лет и вызванная этим утрата внутренней структурированности литературного процесса. Раздробление Союза писателей и отдельных его организаций (1992) на дублирующие структуры по территориальному и идеологическому признакам.

Возникновение и дальнейший расцвет издательского бизнеса. Противоречие между линейной «горизонталью» литературного процесса и иерархической «вертикалью» коммерческой политики издательств.

Тяготение издательств к изданию книжных серий, особенно ярко проявившееся в начале XXI века. Вытеснение на второй план понимания книги как эстетического феномена, как конкретного, единичного, авторского текста.

Резкое падение тиражей «толстых» литературно-художественных журналов в конце 90-х годов, идеологические и – еще в большей степени – экономические причины этого явления. Изменение статуса и функции «толстых журналов». Завершение эпохи «возвращенной литературы» и вызванного этим явлением публикаторского бума.

Дифференциация журналов по признаку читательской адресованности. Превращение журналов в профессиональные и «массовые» издания. Появление так называемых «глянцевых» журналов, обилие в них публикаций развлекательного, криминального и эротического характера. Отсутствие литературно-художественных журналов, реально влияющих на современный литературный процесс.

Изменение социокультурного статуса литературы. Переструктуризация литературного процесса.

Уменьшение тиража произведений, принадлежащих к так называемой «серьезной» литературе, столь же резкое увеличение тиража произведений, представляющих «массовую литературу». Переключение читательских интересов в область «легкой литературы». Превращение чтения в бездумное поглощение криминального или развлекательного «чтива».

Отсутствие четких критериев в оценке художественных произведений, оценка книг либо по признаку их политической злободневности, либо по степени «раскрутки» автора, либо по «гамбургскому счету».

Угасание представлений о литературе как о главной составляющей русской культуры.

Ощущение кризисности, исчерпанности функций литературы по сравнению с предшествующим периодом ее развития; «сумерки русской литературы» (А.Латынина), «литературный и читательский дефолт» (Н.Иванова).

Появление большого количества переводной массовой литературы: детектива, боевика, шпионского романа. Влияние переводной литературы на творческое сознание и – еще в большей степени – на творческую практику отечественных писателей

Обесценивание содержательных, воспитательных и социальных принципов и функций русской литературы. «Десакрализация» литературы. Деформация процесса социального бытования литературы. «Массовизация» писательского самоопределения. Появление писателя-профессионала, работающего на рынок книжных продаж. Переход от создания произведения к «производству» произведений. Успех тех или иных произведений, не обладающих какой-либо художественной значимостью, как результат серьезных вложений в их рекламу и «раскрутку».

Восприятие литературного дела как «коммерческого проекта». Создание масштабных издательских проектов по освоению «массовых» жанров.

Дальнейшая разработка писателями мотивов, образов, жанровых форм, имеющих успех у читателя; усвоение писателем определенного тематического и жанрового «амплуа», осуществление процесса творческого «автоклонирования» (Н.Иванова), исключающего или ставящего под вопрос дальнейшую эволюцию автора.

Расцвет так называемой «жанровой литературы», главными признаками которой считаются: неизменность героя, его характерологическая повторяемость даже в том случае, если у героя появляется другое имя; использование определенной сюжетной схемы; описание жизни в композиционных формах, определенных конкретным жанром (романы Бориса Акунина, Сергея Лукьяненко, Дарьи Донцовой, Александры Марининой и др.).

Воплощение базовых моделей человеческого поведения в виде стереотипов, поведенческих «формул» как характерная особенность «жанровой литературы».

Тиражирование «жанровой литературы» в художественных и телевизионных фильмах последних лет. Кассовый успех фильмов-блокбастеров «Турецкий гамбит» и «Ночной дозор».

«Массовизация» издательского потока, позиционирование издателя в качестве одного из главных организаторов литературного процесса.

Продолжение лучших традиций отечественного книгоиздания в деятельности издательства «Новое Литературное Обозрение», «Издательства Ивана Лимбаха», издательства «Пушкинский фонд», издательства «Вагриус» и др.. Вручение издательству «Вагриус» (учредители – О.Васильев, В.Григорьев, Г.Успенский) Государственной премии Российской Федерации в области литературы и искусства (2001).

«Массовизация» читательских вкусов, повышение читательского спроса на любовные романы, детективы, боевики, «бандитские» романы («Москва бандитская» Николая Модестова, «Бандитский Петербург» Андрея Константинова и др.), снижение уровня культурной компетенции читателей, исчезновение коммуникативных связей между разными слоями читающей публики.

Возникновение кризисной ситуации в литературной критике, вызванное сокращением журнальных тиражей, изменением периодичности изданий журнального и газетного типа, а также тенденцией к изменению статуса литературного критика. Резкое сокращение зоны влияния критика и критики. Отсутствие каналов коммуникации с широким кругом читателей. Эссе Виктора Ерофеева «Место критики» (1993). Статья А.Немзера «Сказка о потерянной критике» (1994). Дискуссия о «самоубийстве литературной критики» в «Литературной газете» (2004).

Возникновение и достаточно широкое распространение терминологических определений: «серьезная литература», «трудная литература», «элитарная литература», «сложная проза», «средняя литература», «массовая литература», «беллетристика», «жанровая литература», «формульная литература», «актуальная литература», «культовая литература», «глянцевая словесность», «бумажная литература», «сетевая литература», «литература-fiction», «литература non-fiction», «литература-faction» и т.д.

«Многоукладность» современного литературного процесса. Оппозиционный характер отношений между «традиционной» литературой, постмодернистской литературой, «массовой литературой», особенно ярко проявляющийся в редакционной политике и издательской практике «толстых журналов»: «Мы должны учитывать вкусы аудитории и не печатать того, что ее могло бы каким-то образом оттолкнуть от журнала» (А.Василевский, редактор журнала «Новый мир»).

Попытки смещения и/или совмещения границ, разделяющих уровни внутрилитературной иерархии, осуществляемые под знаком возрождения традиций российской беллетристики в терминологически точном значении этого слова (В.Пелевин, Б.Акунин).

Кардинальное изменение состава понятия «художественная литература». Изменение критериев художественности. Присвоение эстетической функции нехудожественными текстами или текстами, ранее этой функции не имевшими (дневники, мемуары, «массовая литература»).

Вхождение «сетевых текстов» в состав понятия «художественная литература». Интернет как форма бытования литературы. Проведение в «сети» литературных конкурсов, организация литературных дебютов и презентаций, присуждение премий. Возникновение «сетевых» журналов и альманахов. Подчинение «сетевой» поэзии ряду условий, одним из которых является выступление пишущих под «сетевыми псевдонимами». Анонимность как основная черта «сетевой» поэзии, формирование на этой почве принципиально новой эстетики. Включение в авторские «сетевые» тексты широко известных (прецедентных) текстов с высоким индексом узнаваемости. «Сетевая» поэзия как некий новый модус существования поэзии, как один из возможных поэтических миров. Широкая читательская востребованность «сетевой» поэзии. Характеристика этого литературного движения как «кремниевого века» русской поэзии (М.Потапов). Появление рубрики «Сетевая литература» в «толстых» журналах и литературных газетах.

Возникновение в современной литературе новых творческих объединений. Феминизм как осознанный и психологически обоснованный эстетический феномен в литературном процессе 80-90-х годов ХХ века. «Женская драматургия», «женская поэзия», «женская проза» рубежа веков. Эволюция читательского отношения к «женской прозе»: от иронии и сарказма к полному приятию и признанию ее права на более или менее комфортное существование в рамках «массовой литературы».

Новое наполнение понятия «литературная жизнь». Размывание границ между литературной жизнью и художественным творчеством.

Обилие и разнообразие рассчитанных на зрителя и прессу поведенческих стратегий и поведенческих сценариев деятелей литературы как попытка «приватизации» общественного внимания («революционная» деятельность Эдуарда Лимонова, имиджевая стратегия Дмитрия Александровича Пригова, намеренно непубличное поведение Виктора Пелевина, намеренно публичные, провокационные выступления Владимира Сорокина, экзальтированный феминизм Марии Арбатовой, позиция «третейского судьи» Татьяны Устиновой, статус учредительницы «Школы злословия» Татьяны Толстой, роль «примадонны иронического детектива», «безумной оптимистки» Дарьи Донцовой и т.д.).

Литературный скандал как средство привлечения внимания к писателю и его творческой продукции, как рекламная акция, как способ расширения рынка продажи его книг.

Возникновение большого количества литературных клубов, литературных презентаций, литературных премий (Букеровская премия, Антибукеровская премия, премия «Национальный бестселлер», премия «Триумф», премия «Дебют», премия имени Л.Н.Толстого, премия имени Аполлона Григорьева, премия имени Андрея Белого, премия имени Юрия Казакова, премия Ивана Петровича Белкина, премия «Большая книга» и т.д.)

Влияние престижных премиальных номинаций не только на литературную жизнь, но и на писательский выбор подпадающих под указанные номинации жанровых форм.

Букеровская премия как стимул для обращения писателей к жанру романа, возникновение в связи с этим термина: «роман рассказчика».

Резкое изменение темпа современной литературной жизни. Стремительная смена идеологических и эстетических принципов, установок и стилей. Смена художественных вкусов и ценностных приоритетов. Возникновение манифестирующих свою деятельность поколенческих групп и практически мгновенное их самоустранение. Провозглашение постмодернизма «большим стилем» современного искусства и последовавшая за этим констатация его «эстетической усталости» и т.д.

Расширение понятия «литературная география». Регионализация литературного процесса. Активизация литературной жизни на Урале и в Зауралье, в Поволжье, в Черноземье, в Сибири. Самопрезентация Перми, Челябинска, Екатеринбурга, Саратова, Нижнего Новгорода, Казани и других провинциальных городов как центров современной российской культуры с «нестоличным» типом организации. Антология «Нестоличная литература. Поэзия и проза регионов России» (2001) как один из показателей процессов, происходящих в литературной жизни страны.

Явное тяготение к синкретизму на всех уровнях: от методов и направлений (в конце ХХ века в русской литературе нет ни одного монометода) до лексики и стиля. Актуальность термина «полистилистика» во всех сферах художественной деятельности современного человека.

Процесс деформации жанровой системы литературы, обусловивший возникновение рабочих терминов: «традиционные жанры», «гибридные жанры», «условные жанры», «авторские жанры».

Сущностное изменение принципов сюжетосложения в прозаических и драматургических произведениях современных авторов. Ослабление, а часто и исчезновение фабулы, т.е. того событийного костяка, который поддается пересказу, той конкретной, «осязаемой» системы событий, которая составляет основу сюжета эпического или драматического произведения, и возникающая на этой почве «бесструктурная» композиция, регулируемая только фантазией художника. Создание произведений с гипертекстовой формой организации материала.

Изменения в области пространственно-временной организации текста. Расхождение между реальными и художественными пространственно-временными отношениями в произведениях современных авторов.

Наличие представлений о существовании в современном бытии нескольких реальностей («реальная реальность» и «виртуальная реальность», «наш мир» и «параллельные миры»). Трактовка реального и ирреального, действительного и возможного как равнозначных бытийных состояний.

Трансформация или отмирание в современной литературе традиционной дифференцирующей схемы: «положительный герой» / «отрицательный герой» и столь же традиционных дифференцирующих характеристик: «главный герой», «второстепенный герой», «эпизодический герой».

Изменение смыслового наполнения бытовавших в литературной критике XIX века терминологических определений: «лишние люди», «маленький человек». Превращение этих специфических терминологических определений в универсальную характеристику героев литературных произведений рубежа XX – XXI веков.

Преобладание «растерянного» героя, человека, утратившего ориентиры самоидентификации, зараженного «депрессивным синдромом» в литературных произведениях конца ХХ века. Выраженное тяготение современных писателей к герою-«маргиналу», человеку, силой обстоятельств выброшенному на обочину жизни.

Активное влияние интернет-технологий, интернет-стандартов и компьютерного мышления на процесс создания художественных произведений. Гипертекстовая организация книги Дмитрия Галковского «Бесконечный тупик». Использование принципов компьютерной игры в романе Людмилы Петрушевской «Номер Один, или В садах других возможностей». Компьютерный тип коммуникации в «ru. Поэме» из 10 «чатов» Андрея Вознесенского, воспевающей «седьмую часть земли / с названьем кратким – «ru» («Я – сальто перевернутой отчизны. / Я старый клоун. В клюкве, не в крови… / Устали люди от зачистки. / Я вышел в чат. Страна, поговори!»), и в его книге «www. Девочка с пирсингом. ru: Стихи и чаты третьего тысячелетия». Использование компьютерной терминологии в «полуписьменном сочинении» Андрея Битова «File на грани фола». Компьютерная символика в книге Татьяны Щербины «Лазурная скрижаль» («Лазурная скрижаль» – это предоставляющий возможность нового откровения экран компьютера, ассоциирующийся с образом-архетипом скрижали). Стилистика интернет-чата в книге Виктора Пелевина «Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре». Наличие аудиоверсии романа и организация интернет-спектакля по пелевинскому «Шлему ужаса» с трансляцией постановки в режиме on-line во всемирной сети. Издание приложения в виде компьютерной игры с одноименным названием к книге Бориса Акунина «Нефритовые четки» и др.

Активное вхождение в современную литературу табуированных (натуралистического, эротического, порнографического и др.) дискурсов.

Усиление в современной литературе игрового начала, связанного с распространением и утверждением эстетики постмодернизма. Художественная философия постмодернизма как один из факторов, стимулирующих литературный процесс рубежа веков.

Терминология и генеалогия постмодернизма. Объем и содержание явления. Специфика русского постмодернизма по сравнению с западноевропейским и американским постмодернизмом. Преобладание модернистского миросозерцания и модернистского мирообраза в эстетике русского постмодернизма.

Разноплановость и противоречивость исследовательских позиций по отношению к постмодернизму в России, продиктованные, в том числе, и внутренней неоднородностью явлений, объединенных общим знаменателем постмодернизма. «Умеренный» и «радикальный» постмодернизм в России. «Биполярная» природа русского постмодернизма. «Необарочное» и «концептуалистическое» (М.Липовецкий) направления в его развитии.

Разрушение цельности и монолитности авторского «я», отношение к читательским интерпретациям как к смыслопорождающему механизму, декларативная интертекстуальность как парадигматические характеристики эстетики постмодернизма.

Разрушение дискурса классической русской литературы в эстетике и художественной практике представителей постмодернизма.

Выход литературы постмодернизма за рамки этики, эстетики и нормативной грамматики.

«Балансирование между иронией и пафосом» как один из основных принципов поэтики постмодернизма.

Языковая игра, ирония и самоирония как важнейшие конструктивные принципы литературы постмодернизма.

«Эстетика косноязычия» в литературе постмодернизма.

Концептуализация «измененных состояний сознания» в прозе постмодернистов: «На место психологической прозы приходит психопатологическая» (Виктор Ерофеев. «Русские цветы зла»).

Попытка иронического «переосмысления» важнейших событий отечественной истории в произведениях современных авторов постмодернистской ориентации. «Сахарное воскресенье» как ироническое переосмысление исторического Кровавого воскресенья 1905 года в книге В.Сорокина «Пир».

Трактовка постмодернизма как переходного этапа, за которым может последовать утверждение «постреализма», т.е. того движения в прозе, которое объединит лучшие черты критического реализма и постмодернизма (Н.Лейдерман, М.Липовецкий).

Дискуссионный характер обсуждения проблемы «преодоления постмодернизма» и «преодолевших постмодернизм» (Н.Иванова) в современной критике.

Кардинальное изменение иерархии ценностей в искусстве, произошедшее под влиянием философии и эстетики постмодернизма.

Воздействие интертекстуальных, игровых и дискурсивных практик постмодернизма на эволюцию современной философии культуры.

Дискуссионный характер вопросов о «завтрашнем дне» современной литературы: «Завтрашнего дня у новой литературы, видимо, не будет. Но зато будет послезавтрашний» (В.Акимов).

Создание антологий как одна из заметных тенденций современного литературного процесса. Антология Дмитрия Галковского «Уткоречь: Антология советской поэзии» (2002). Антологии Виктора Ерофеева «Время рожать: Россия. Начало XXI века. Лучшие молодые писатели» (2001) и «Русские цветы зла» (2004). Антология В.Сорокина «Русский рассказ ХХ века» (2005). Крайне субъективный подход составителей антологий к отбору включенных в них литературных произведений, утверждение своего права на подобный подход в предисловиях, позиционирующих составителей антологий как носителей определенной идеологии. Ярко выраженная полемичность концептуальных установок составителей указанных антологий: «…Сумма текстов складывается в роман о странствиях русской души» (В.Ерофеев) и «…Острое и ускользающее чувство телесного самоприкосновения нашей великой литературы я попытался сохранить, составляя данную антологию» (В.Сорокин).

Вынесение фамилий составителей на обложки и титульные листы антологий, позволяющее рассматривать указанные издания в контексте их собственного творчества.

Манифестирование авторами оригинальных книг и составителями антологий идеологического потенциала результатов своего труда, реализовавшееся в императивном характере рекомендаций, касающихся дальнейшего функционирования произведений. Рекомендация к книге А.Слаповского «Они»: «Рекомендовано в качестве учебно-наглядного пособия для президента (ов) РФ, членов правительства, депутатов и др.госслужащих в целях изучения собственной страны»; рекомендация к книге А.Слаповского «Мы»: «Рекомендовано министрам обороны, культуры и СМИ, МЧС и т.п., а также примкнувшим к ним гражданам и критикам, считающим, что нет ни одного современного российского писателя, которого стоило бы читать».

Провокационный характер резюме составителя антологии «Русский рассказ ХХ века» В.Сорокина: «Безгонорарное издание, а вся прибыль перечисляется Всероссийскому обществу слепых, которые не смогут прочитать эту книгу».

Явное несоответствие формально-содержательных характеристик скандального сборника «Поколение «Лимонки». Книга для чтения под партой» (2005) и прокламируемого ее составителями и авторами индекса читательской адресованности: «В библиотечку учителя словесности» и «Книга рассчитана на молодежную аудиторию, а также работников Министерства образования и МВД России».


^ РУССКАЯ ПОЭЗИЯ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ: ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ МИРЫ. ТВОРЧЕСКИЕ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ


Поэзия начала 80-х годов ХХ века. Поколенческая и идейно-эстетическая общность поэтов «новейшей формации». Сложность поэтического видения мира, необычность художественной образности, эпатирующий характер отношения к предшествующей литературной традиции, открыто декларируемое поэтическое новаторство как специфические черты «новой поэзии» 80-х.

Литературно-критический резонанс, вызванный публикациями произведений А.Парщикова, И.Жданова, А.Еременко, В.Коркия, Н.Искренко и др. Споры о «городской» и «деревенской» поэзии, о необходимости «лирического порыва», «душевного волнения», «открытого лирического чувства» и об опасности «поэтической изобретательности», «имитационного искусства», «самоутверждающейся претенциозной иронии». Поляризация литературно-художественных журналов по признаку отношения к «авангардной поэзии».

Наличие и взаимодействие двух полярных точек зрения на поэзию: поэзия есть «частное дело каждого» и поэзия есть «гражданское служение».

Оппозиционный характер творческих взаимоотношений московского клуба «Поэзия» (В.Коркия, Н.Искренко, И.Иртеньев, Д.Пригов, А.Парщиков и др.) и поэтического товарищества «Беседа», названного критиками «возрожденческой плеядой» (А.Поздняков, Вл.Сидоров, С.Куняев и др.).

Коллективный портрет представителей молодой поэзии 80-х годов в статьях М.Эпштейна «Поколение, нашедшее себя: (О молодой поэзии 80-х годов)», «Концепты… Метаболы…: О новых течениях в поэзии» и в антологии «Молодая поэзия 1989: Стихи. Статьи. Тексты» (М.: Советский писатель. 1989).

Попытки терминологического определения эстетической доминанты поэзии «новой волны»: «метаметафора» (К.Кедров), «метаморфоза» (М.Эпштейн), «метабола» (М.Эпштейн), «раскрытая или реализованная метафора» (И.Шайтанов).

Абсурдность мира, дисгармоничность бытия как характерные признаки поэзии авангардистов. Распад привычных причинно-следственных связей между предметами и явлениями. Одиночество, неприкаянность лирического героя авангардистов. Внутренняя неоднородность поэзии авангардистов, повлекшая за собой необходимость дополнительных терминологических определений.

Стилевая дифференциация в авангардной поэзии 80-х годов: метареализм (И.Жданов, О.Седакова, А.Парщиков, А.Еременко, А.Аристов и др.) и концептуализм (Д.А.Пригов, Л.Рубинштейн и др.).

Стихотворные эксперименты метареалистов как реакция на процесс «автоматизации как творчества, так и его восприятия читателями». «Семантическое мерцание текста» в поэзии метареалистов.

Терминологическое определение «концептуализм» как общий знаменатель художественного мышления и художественной деятельности разных по своим творческим методикам поэтов.

Концептуализм как андеграундный тип художественного мышления и художественной культуры. Избранная концептуалистами «поэтика бытового поведения», ориентация на узкий круг «посвященных». Авангардный, антитрадиционалистский пафос эстетики концептуализма.

Эстетическая платформа «московского концептуализма» - отталкивание как от «официальной» поэзии, так и от «пастернако-мандельштамо-ахматовского фольклора» (Д.Пригов), ориентация на новейшие течения западного искусства.

Ироническое остранение идеологических стереотипов массового сознания как идейная и смысловая доминанта поэзии концептуализма.

Проявленность литературного облика при полном равнодушии к «публичности» как основа литературного этикета и личного поведения представителей русского поэтического андеграунда 70-80-х годов.

Литературно-художественный альманах «Личное дело № __ » (Сергей Гандлевский, Михаил Айзенберг, Дмитрий Пригов, Тимур Кибиров, Денис Новиков, Виктор Коваль, Лев Рубинштейн) как манифестация поколенческой и эстетической общности представителей поэзии «новой волны», как констатация состоятельности и перспективности их творческих поисков.

Тенденция к рассмотрению поэзии «новой волны» в русле эстетики постмодернизма, обозначившаяся в начале 90-х годов.

«Орден куртуазных маньеристов» в поэзии конца 80-х – начала 90-х гг. Утверждение ценности «мира частной жизни, полной чувственных наслаждений» в стихотворениях В.Степанцова, Д.Быкова, А.Добрынина, В.Пеленягрэ. Ирония, острословие как источник «истинно поэтического». Сочетание изысканности формы с приземленностью содержания, использование табуированных дискурсов речи как характерная особенность поэтического стиля «куртуазных маньеристов». Коллективные сборники участников «Ордена»: «Любимый шут принцессы Грезы» (1992), «Красная Книга маркизы» (1995).

Появление большого количества поэтических журналов и альманахов («Поэзия», «Индекс», «Арион», «Личное дело № __ »), взявших на себя обязанность публиковать лирические произведения, коммерчески не привлекательные для издательств.

Издание поэтической антологии «Поздние петербуржцы» (1995) как заметное явление в литературном процессе конца ХХ века. Публикация в антологии произведений, принадлежащих представителям так называемого «задержанного поколения», «вышедших из андеграунда», или близких к нему. Название антологии как терминологическое обозначение целого пласта петербургской поэзии 60-80-х годов ХХ века.

Возрождение традиций русской духовной лирики (Л.Миллер, О.Николаева, О.Седакова, Г.Русаков и др.).

Существование в современной поэзии двух противоположных тенденций, одна из которых отмечена стремлением к реалистическому отражению действительности, к укреплению языковых норм, к возрождению традиций русской классической литературы, а другая – стремлением к безудержному экспериментированию, к разрушению языковых норм, к отказу от дидактической функции литературы, и различных типов лирического повествования (монологическая самоуглубленность, диалогическая открытость миру, передача авторских прав персонажу).

Попытки стилевой дифференциации лирического потока рубежа ХХ – ХХI веков: «традиционная поэзия», «экспериментальная поэзия», «авангардная поэзия». Зыбкость, подвижность границ в указанных поэтических ориентациях. Своеобразие лирического героя поэзии «традиционалистов», «экспериментаторов» и «авангардистов». Художественное время и художественное пространство. Идейно-эмоциональный пафос произведений.

Статья Е.Рейна «Промежуток» (1994). Характеристика ситуации, сложившейся в поэзии 90-х годов ХХ века, как «промежутка», когда «нашей традиционной (в общем смысле) поэзии не хватает дыхания», а «альтернативное решение, каким именем его ни назови – «авангард», «андеграунд», «новаторство» – никак не решает проблему этого промежутка, не выводит нашу поэзию на другую сторону обрыва».

Новое состояние поэтического сознания в творчестве представителей постмодернистской генерации. Изменение взглядов на проблемы литературной традиции и культурной преемственности. Утрата эстетических ориентиров как характерная особенность «новейшей поэзии». Постмодернистская «ревизия» логоцентрической литературной традиции. Изменение поведенческих сценариев, выбор «одиночных стратегий» вхождения автора в литературный процесс. Стремление к публичности и вызванное этим стремлением изменение характера отношений с читателем, сопровождающееся утратой читательского доверия к результатам творчества указанных поэтов.

Поэтический сборник «10/30: Стихи тридцатилетних» (М.: МК-Периодика. 2002) как презентация поэтической «генерации тридцатилетних», дополнительно подчеркиваемая одновременным изданием указанной книги в ряду антологий того же издательства: «Поэты-концептуалисты: Дмитрий Александрович Пригов, Лев Рубинштейн, Тимур Кибиров» (2002); «Поэты-метареалисты: Александр Еременко, Иван Жданов, Алексей Парщиков» (2002).

Утверждение составителя антологии «10/30: Стихи тридцатилетних» Г.Шульпякова о «неоклассической ориентации» его участников. Содержание коллективного поэтического кредо «тридцатилетних» (Борис Рыжий, Глеб Шульпяков, Максим Амелин, Дмитрий Воденников, Александр Леонтьев, Дмитрий Тонконогов, Санджар Янышев, Андрей Поляков, Михаил Гронас, Инга Кузнецова): «Память – это не роскошь, а способ обращения с наследством, не говоря уж о борьбе с поэтической энтропией. Дело не в старой или новой форме, а в цельности свободного взгляда на мир, которая автоматически упраздняет любое разделение на традицию или авангард».

«Снижение температуры творчества и восприятия» в отечественной поэзии рубежа веков как предмет аналитических размышлений в книге Михаила Айзенберга «Оправданное присутствие» (2004).

Существование в поэзии рубежа веков представителей разных поколенческих групп: от С.И.Липкина (1911 – 2003), чей творческий дебют состоялся еще в 1927 году, до поколения сегодняшних «тридцатилетних».

Активное участие в современном литературном процессе поэтов, чей творческий расцвет состоялся в 60-е годы ХХ века, и поэтов «новой волны», пришедших в литературу на рубеже 70 – 80-х годов.


^ ЛИТЕРАТУРА, РЕКОМЕНДУЕМАЯ ДЛЯ ЧТЕНИЯ, ИЗУЧЕНИЯ И ВЫПОЛНЕНИЯ ПИСЬМЕННЫХ ЗАДАНИЙ (поэзия)


Айги Г. Теперь всегда снега: Стихи разных лет. М.: Советский писатель. 1992.

Амелин М. Конь Горгоны. М.: Время. 2003.

Ахмадулина Б. Избранное. М.: У-Фактория. 2006.

Бек Т. Сага с помарками. М.: Время. 2004.

Бродский И. Сочинения: В 4 т. СПб.: Пушкинский фонд. 1992 – 1994.

Бродский И. Перемена империи. Стихотворения 1960 – 1996. М.: Независимая газета, 2001.

Вишневский В. Я вас целую. Правда, стало лучше? М.: Вагриус. 2003.

Вознесенский А. www. Девочка с пирсингом. ru: Стихи и чаты третьего тысячелетия. М.: Терра. 2000.

Гандлевский С. Порядок слов. Екатеринбург: У-Фактория. 2000.

Драгомощенко А. На берегах исключенной реки. М.: ОГИ. 2005.

Евтушенко Е. Памятники не эмигрируют. Стихи ХХI века. М.: ЭКСМО. 2005.

Еременко А. Горизонтальная страна. СПб.: Пушкинский фонд. 1999.

Жданов И. Воздух и ветер: Сочинения и фотографии. М.: Новый Гулливер. 2006.

Кибиров Т Шалтай-Болтай. Свободные стихи. СПб.: Пушкинский фонд. 2002.

Кривулин В. Стихи после стихов. СПб.: Русско-Балтийский информационный центр «БЛИЦ». 2001.

Кублановский Ю. Дольше календаря. М.: Время. 2005.

Кушнер А. Избранное СПб.: Художественная литература. 1997.

Липкин С. Письмена: Стихотворения. Поэмы. М: Художественная литература. 1991.

Миллер Л. Где хорошо? Повсюду и нигде… М.: Время. 2004.

Мориц Ю. Не бывает напрасным прекрасное. М.: ЭКСМО. 2006.

Окуджава Б. Стихотворения / Сост. Л.Дубшан, В.Сажин. СПб.: Академический проект. 2001.

Павлова В. Четвертый сон. М.: Захаров. 2000.

Поздние петербуржцы: Поэтическая антология / Сост. В.Топоров при участии М.Максимова. СПб.: «Европейский Дом». 1995.

Последние стихи Роберта Рождественского. М.: РР. 1994.

Поэты-концептуалисты: Дмитрий Александрович Пригов, Лев Рубинштейн, Тимур Кибиров. М.: МК-Периодика. 2002.

Поэты-метареалисты: Александр Еременко, Иван Жданов, Алексей Парщиков. М.: МК-Периодика. 2002.

Пригов Д.А. Три грамматики. М.: Логос-Альтера. 2003.

Рейн Е. Избранные стихотворения и поэмы. М., СПб.: Летний сад. 2001.

Рыжий Б. Оправдание жизни. Екатеринбург: У-Фактория. 2004.

Седакова О. Путешествие волхвов. М.: Русский путь. 2005.

Чухонцев О. Пробегающий пейзаж. Стихотворения и поэмы. СПб.: ИНАПРЕСС. 1997.

Шварц Е. Западно-восточный ветер. СПб: Пушкинский фонд. 1997.


^ РУССКАЯ ПРОЗА РУБЕЖА ХХ – ХХI ВЕКОВ:

ТЕНДЕНЦИИ. ИМЕНА. ПРОИЗВЕДЕНИЯ


Переоценка идеологических и эстетических ценностей и критериев в прозе 80-х годов ХХ века.

Связь этого процесса с возвращением в литературный процесс «задержанных» произведений и произведений писателей, представляющих все волны и все поколения русской литературной эмиграции.

Безусловность приятия всех без исключения произведений «возвращенной литературы» независимо от степени их художественного совершенства и агрессивный характер критических высказываний в адрес произведений, созданных в соответствии с принципами социалистического реализма. Разоблачительный характер публикаций, посвященных М.Горькому, В.Маяковскому, А.Фадееву, А.Толстому, М.Шолохову и другим советским писателям. Попытка пересмотра писательской «табели о рангах» в школьных и вузовских программах по истории русской литературы ХХ века.

Размежевание понятий «современная литература» и «современный литературный процесс» в 80-е годы. Вытеснение на второй план произведений, созданных современными авторами.

Острота социальной проблематики в прозе второй половины 80-х годов ХХ века. Преобладание публицистического начала в произведениях Ч. Айтматова («Плаха»), В.Астафьева («Печальный детектив»), В. Распутина («Пожар»), ставших знаковыми событиями в общественной жизни страны в первые перестроечные годы.

Интенсификация развития прозы в литературном процессе 90-х годов. Стилевой и жанровый «взрыв» в прозе этого периода, причины и следствия этого «взрыва».

Попытки теоретического осмысления процессов, происходящих в литературе конца ХХ века, в работах Д.С.Лихачева «Строение литературы: К постановке вопроса», «Закономерности и антизакономерности в литературе», «Принцип дополнительности» в изучении литературы».

Теория «стадиального» развития литературы в работе М.Эпштейна «После будущего. О новом сознании в литературе».

Концепция «нового типа культурного сознания», базирующегося на синтезе реализма и постмодернизма в статьях Н.Лейдермана и М.Липовецкого «Теоретические проблемы изучения русской литературы ХХ века: Предварительные замечания» и «Жизнь после смерти, или Новые сведения о реализме».

Характеристика литературного процесса в области «родной прозы конца ХХ века» как «ухода от канона к апокрифу» в статье Виктора Ерофеева «Русские цветы зла» (предисловие к литературной антологии «Русские цветы зла». 2004).

Отсутствие единых классификационных подходов и классификационных систем в исследовательском осмыслении современного литературного процесса. Обилие терминологических определений с маркирующими частицами «пост» и «нео» («постмодернизм», «постреализм», «постэкзистенциализм», «поставангард», «необарокко», «неомодернизм», «неореализм», «неоромантизм», «неосентиментализм», «неоакмеизм», «неофутуризм» и т.д.).

Разнообразие критериев в подходе к системно-типологическому изучению современной прозы: «неоклассическая проза», «условно-метафорическая проза», «другая проза» (Г.Нефагина), «натурально-реалистическая проза», «исповедально-романтическая проза», «ассоциативно-аллегорическая проза» (Л.Черниенко), «проза с реалистической доминантой», «проза с постмодернистской доминантой» (В.Чалмаев) и др.

Существование большой группы современных писателей, работающих одновременно в эстетических координатах разных направлений; «плюрализм языков, моделей, методов <> в одном и том же произведении» (М.Айзенберг).

Процесс взаимодействия классических и неклассических художественных систем в прозе конца XX века – начала XXI века.

Многообразная и многомерная связь прозы рубежа ХХ – XXI веков с прозой предшествующих литературных эпох.

«Многоукладность» современного литературного процесса. Оппозиционный характер отношений между «традиционной прозой», «постмодернистской прозой» и прозой, представляющей «массовую литературу».

Феномен «женской прозы» в литературном процессе конца ХХ – начала ХХI веков. Издание коллективных сборников «женской прозы»: «Не помнящая зла» (1990), «Чистенькая жизнь» (1990), «Новые амазонки» (1991), «Абстинентки» (1991). Организация феминистского журнала «Возрождение» (1993). Серия «Женский почерк» в издательстве «Вагриус». «Женский детектив» как одна из разновидностей «массовой литературы». Жанровые разновидности «женского детектива» – «милицейский роман» (А.Маринина), «криминально-бытовой роман» (П.Дашкова), «иронический детектив» (Д.Донцова).

Тяготение писателей к использованию в своих произведениях автобиографического материала («Конец цитаты» М.Безродного, «Бестселлер» Ю.Давыдова, «Фрау Шрам» А.Мамедова, «Хуррамабад» А.Волоса, «Русскоговорящий» Д.Гуцко, «Дай мне» И.Денежкиной и др.).

Увеличение доли произведений, написанных в стилистике «non fiction». Неоднородность литературы «non fiction».Наличие произведений, представляющих собой автобиографическую исповедь («Ложится мгла на старые ступени» А.Чудакова, «Бабаев» В.Терехова и др.) и беллетризованных мемуаров (А.Найман и др.)

Разработка жанра «faction». Расцвет литературы факта, основанной на реальных сюжетах, ориентированной на узнаваемые прототипы, но при этом оставляющей за собой право на свободную интерпретацию вышеизложенного.

Резкое сокращение временной дистанции между временем прохождения события и временем его описания, между «было» и «вспомнилось» в писательских мемуарах. Появление «синхронных» мемуаров или мемуаров, приближающихся к таковым.

Уничтожение этической дистанции между дневниковой и мемуарной прозой.

Реакция на концепцию «смерти автора» (Р.Барт) в творческой практике современных писателей. Широкое распространение металитературы, «литературы о литературе» как характернейшая особенность прозы рубежа веков. Выбор писательской жизни, писательского быта как объекта изображения в произведениях А.Наймана, А.Битова, С.Гандлевского, А.Жолковского, А.Гениса и др. Распространение жанра «филологического романа».

Движение к жесткой переоценке и демифологизации советской истории и истории недавнего прошлого страны в современной художественной прозе («Мастер Хаос» Е.Попова, «Роммат», «Уроки родной истории: Пособие для юношей, агностиков и вообще» В. Пьецуха, «Пир» В.Сорокина; «Господин Гексоген» А.Проханова и др.).

Широкое распространение жанра антиутопии в литературе рубежа веков («Москва 2042» В.Войновича, «Французская Советская Социалистическая Республика» А.Гладилина, «Невозвращенец» А.Кабакова, «Записки экстремиста» А.Курчаткина, «Лаз» В.Маканина, «Великий поход за освобождение Индии: Революционная хроника» В. Залотухи, «Сорок лет Чанчжоэ» Д.Липскерова, «Кысь» Т.Толстой и др.).

Реализация «сериального мышления» в творческой практике современных писателей. Создание и издание книг, названия которых отсылают к предшествующим книгам и таким образом указывают на их смысловое единство («Кысь», «Не Кысь» Т.Толстой; «Я – не я», «Они», «Мы», «Оно» А.Слаповского и др.).

Влияние престижных премиальных номинаций на жанровый состав современной прозы. Букеровская премия как стимул для обращения писателей к жанру романа, возникновение в связи с этим термина: «роман рассказчика». Наличие в романах глав-рассказов, где у каждой из глав – отдельная тема и отдельный сюжет («Детство Левы», «Гений дзюдо» Б.Минаева, «Сергеев и городок» О.Зайончковского, «Хуррамабад» А.Волоса и др.).

Индивидуально-авторское переосмысление жанровой парадигмы современного романа: «роман-мистерия» («Сбор грибов под музыку Баха» А.Кима), «роман-комментарий» («Подлинная история «Зеленых музыкантов» Е.Попова), «роман-пунктир» («Улетающий Монахов» А.Битова, «Хуррамабад» А.Волоса), «роман-странствие» (Оглашенные» А Битова), «роман-монолог» («Нельзя. Можно. Нельзя» Н.Горлановой), «роман-житие» («Дурочка» С.Василенко), «роман-досье» («Отступление от романа, или Сезон засолки огурцов» С.Есина), «роман-ретроспекция» («Биг-бит» Ю.Арабова, «Все поправимо» А.Кабакова), «конспект романа» («Мене, текел, фарес…» О.Николаевой), «роман-fusion» («Одиночество-12» А. Ревазова), «старинный роман» («Вольтерьянцы и вольтерьянки» В.Аксенова), «сенсационный роман», «роман-скандал» (романы В.Сорокина, «pasternak» М.Елизарова) и др.

Проблемно-тематическое многообразие прозы конца ХХ века. Обращение писателей к «болевым» проблемам современности («Знак зверя» и «Возвращение в Кандагар» О.Ермакова, «Я был на этой войне (Чечня, год 1995)» В.Миронова, «Хуррамабад» А.Волоса, «Рыба: История одной миграции» П.Алешковского, «Фрау Шрам» А.Мамедова, «Русскоговорящий» Д.Гуцко, «Казенная сказка», «Карагандинские девятины» О.Павлова, «Они» А.Слаповского и др.).

Существование в современной прозе представителей самых разных поколенческих и идеологических групп: от патриарха русской советской литературы Леонида Леонова (1899 – 1994) до поколения сегодняшних «двадцатилетних», родившихся уже в другой стране.

Актуальность проблемы «диалога поколений» в современной прозе, сложность ее решения.


^ ЛИТЕРАТУРА, РЕКОМЕНДУЕМАЯ ДЛЯ ЧТЕНИЯ, ИЗУЧЕНИЯ И ВЫПОЛНЕНИЯ ПИСЬМЕННЫХ ЗАДАНИЙ (проза)


Аксенов В. Московская сага. Трилогия. М.: Текст. 1993 – 1994.

Акунин Б. Внеклассное чтение: Роман. М.: ОЛМА-ПРЕСС. 2002.

Алешковский П. Рыба. История одной миграции: Роман. М: Время. 2006.

Астафьев В. Прокляты и убиты. Роман. М.: Вече. 1994.

Белов В. Час шестый: Хроника 1932 года // Наш современник. 1998. № 3.

Битов А. Пушкинский дом М.: Современник. 1989.

Василенко С. Дурочка. М.: Вагриус. 2000.

Вишневецкая М. Опыты: Повесть; О природе вещей. М.: ЭКСМО. 2004.

Волос А. Хуррамабад: Роман. М.: Издательство «Независимая Газета». 2000.

Горланова Н. Светлая проза: Рассказы. М.: ОГИ. 2005.

Гришковец Е. Реки. М.: Махаон. 2005.

Екимов Б. Пиночет: Повести и рассказы. М.: Вагриус.2000.

Зайончковский О. Сергеев и городок: Роман. М.: ОГИ. 2005.

Кабаков А. Все поправимо. Роман. М.: Вагриус. 2004.

Королев А. Быть Босхом: Роман. М.: Гелеос. 2004.

Королев А. Дракон: Представление. М.: Футурум БМ. 2003.

Леонов Л. Пирамида: Роман-наваждение в 3-х частях. М.: Голос. 1994.

Маканин В. Андеграунд, или Герой нашего времени. М.:Вагриус. 1999.

Пелевин В. Чапаев и Пустота. М.: Вагриус 1996.

Пелевин В.Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре. М.: Открытый мир. 2005.

Петрушевская Л. Номер Один, или В садах других возможностей: Роман. М.: ЭКСМО. 2004.

Поляков Ю. Козленок в молоке. М.: Молодая Гвардия. 1997.

Пьецух В. Плагиат: Повести и рассказы. М.: Глобулус: НЦ ЭНАС. 2006.

Распутин В. Дочь Ивана, мать Ивана. М.: ЭКСМО. 2005.

Русские цветы зла. Родная проза конца ХХ века: Сб. / Сост. В.Ерофеев. М.: Издательство АСТ: Издательский Дом «Зебра Е». 2004.

Русский рассказ ХХ века. Антология / Сост. Владимир Сорокин. М.: Захаров. 2005.

Славникова О. 2017: Роман. М.: Вагриус. 2006.

Слаповский А. Они: Роман. М.:ЭКСМО. 2005.

Солженицын А. Дороженька. М.: Вагриус. 2004.

Толстая Т. Кысь М.: ЭКСМО.2004.

Улицкая Л. Медея и ее дети. М.: ЭКСМО-Пресс. 2002.

Щербакова Г. Время ландшафтных дизайнов. М.: Вагриус. 2004.

Щербакова Г. Женщины в игре без правил. М.: Вагриус. 2005.


^ РУССКАЯ ДРАМАТУРГИЯ КОНЦА ХХ – НАЧАЛА ХХI ВЕКА: ДОСТИЖЕНИЯ И ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА


Сложность и неоднозначность процессов, происходящих в театральной жизни страны на рубеже 80 – 90-х годов ХХ века. Кардинальный слом традиционных общественных ценностей. «Рыночная реальность», «минимизация бюджетных затрат» и проблема существования театра. Временный уход театра на периферию общественных интересов.

Расслоение драматургической продукции не только по жанровому признаку, но и по признаку предварительной авторской ориентации на определенную категорию потребителей. Изменение репертуарной политики театров, ориентация на поиски пьес, обреченных на коммерческий успех.

Разрушение связей театра с современной ему драматургией. «Черный реализм» перестроечных пьес. Дискуссионность проблемы существования современной драматургии.

Интенсификация театральной жизни страны на рубеже ХХ – XXI веков. Появление целой плеяды молодых и ярких авторов, выдвинувших новые требования к драматургии, к театру и к зрительской аудитории.

«Новая драматургия» и оформление связанных с ней творческих объединений и театральных проектов (Независимое объединение петербургских драматургов «Домик драматургов», «Центр современной драматургии и режиссуры», «Центр новой пьесы «Документальная драма», «Центр режиссуры и драматургии под руководством М.Рощина и А.Казанцева», «Дебют-центр» при Доме актера в Москве, Фестиваль молодой драматургии «Любимовка», Театральный фестиваль «Майские чтения» в Тольятти, театральный фестиваль «Чайка» в Ханты-Мансийске и др.).

Коллективные сборники драматургических произведений последних лет («Ландскрона», «Майские чтения», «Культурный слой», «Премьера» и др.).

Интернет как форма бытования произведений молодых драматургов.

Включение пьес Н.Коляды, К.Драгунской, Е.Греминой, М.Угарова, В.Сигарева и др. в репертуар столичных и провинциальных театров.

Отражение в драматургии рубежа ХХ – XXI веков процессов, характерных для современной культурной ситуации в целом (стремление к универсализму, совмещение «языков» различных искусств, актуализация понятия «игра» как для создания, так и для восприятия произведений). Поиски новых художественных форм выражения, поиски новой театральной эстетики.

Максимальная приближенность современной драматургической речи к коммуникативной сфере общенационального языка, в том числе, и к тем явлениям современной речи, которые негативно или весьма неоднозначно оцениваются лингвистами, литературоведами и культурологами.

Существование в современной драматургии разных поколенческих групп: представителей старшего поколения, работающих в драматургии на протяжении тридцати или сорока лет (Э.Брагинский, М.Шатров, В.Розов, М.Рощин, Л.Зорин, Ю.Эдлис, А.Галин и др.), представителей генерации драматургов «новой волны», вошедших в литературу в 70-е годы (А.Казанцев, Л.Петрушевская, В.Славкин, Л.Разумовская, С.Злотников и др.), представителей генерации «новой новой волны», создателей так называемой «новой драмы», заявивших о себе в конце 80-х годов (М.Арбатова, Е.Гремина, О.Ернев, Н.Коляда, Н.Садур, О.Михайлова и др.), их более молодых последователей, чей творческий взлет пришелся на 90-е годы (К.Драгунская, М.Угаров, Е.Исаева, В.Леванов, О.Мухина, М.Курочкин, О.Богаев и др.), и совсем еще молодых драматургов, представляющих наступивший, двадцать первый век (И.Вырыпаев, В.Сигарев).

Расширение объема и функций заголовочного комплекса в пьесах современных драматургов. Наличие подзаголовков, содержащих указание на жанрово-стилистическую фактуру драматических произведений.

Жанрово-стилистическая терминосфера современной драматургии, отразившая более чем впечатляющее расширение жанрово-стилистических номинаций.

Индивидуально-авторское переосмысление традиционных жанровых номинаций (З.Сагалов. «Клип. ^ Трагическая игра в двух действиях»; В.Коркия. «Козлиная песнь, или Что тебе Гекуба? Гомерическая трагедия»; Ю.Мамлеев. «Ночной пришелец, или Свадьба с незнакомцем. Метафизическая трагикомедия в двух действиях»; Ю.Эдлис. «Тройка. Трагический фарс»; Н.Птушкина. Жемчужина черная, жемчужина белая. Романтическая драма в двух действиях, в десяти картинах»; Е.Гремина. «Сахалинская жена. Колониальная драма в двух частях», Л.Боровская. «На краю мира. Русская драма в трех действиях»; О.Михайлова. «Стрелец. Драма в трех снах»; А.Павлов. Красная горка. Драмакомическое действие»; Ю.Эдлис. «Прощальные гастроли. Печальная комедия»; С.Злотников. «Сцены у фонтана. Эксцентрическая комедия в двух частях»; Е.Исаева. «Убей меня, любимая! Инфернальная комедия в двух действиях»; Л.Зорин. «Маньяк. Современная комедия»; А.Максимов. «Любовь не стоит таланта. Почти историческая почти комедия»; А.Максимов. «Больные люди с добрыми глазами. Комедия в двух застольях»; Л.Разумовская. «Житие Юры Курочкина и его ближних. Комедия из народной жизни»; С.Алешин. «Автора! Комедия в двух самостоятельных поклепах»; А.Марков. Игрушки. Комедия в одном детстве»; С.Шуляк. «Площадь ублюдков. Комедия недоумения в двух действиях»; А.Максимов. «День птиц. Комическая фантазия в 2 частях»; А.Слаповский. «Комок. Сентиментальный фарс в двух ночах и одном рассвете»; А.Хряков. «Поцелуй. Мелодрама в трех драмах»; и т.д.)

Широкое распространение номинаций, отразивших взаимодействие жанров, принадлежащих разным литературным родам (М.Жилкин. «Возраст Дон-Жуана, или Триумф доктора Фрейда. Роман в репликах»; Г.Полонский. «Короткие гастроли в Берен-Бельзене. Драматические мемуары о непрошедшем времени»; М.Арбатова. «Дранг нах вестен. Пьеса в двух сценических новеллах»; О.Михайлова. «Серый. Сказки без перерыва»; Ю.Ломовцев. «Летний сад. Повесть для театра в двух действиях»; А.Бурыкин. «Чужие окна. Поэма для театра» и др.).

Функционирование номинаций, зафиксировавших тяготение современной драматургии к эстетическому универсализму, проявившееся в использовании терминологических обозначений, имеющих отношение к другим видам искусства (Ю.Эдлис. «Нам целый мир чужбина. Ностальгический этюд»; С.Коковкин. «Раненый зверь. Фреска из двух половин»; О.Михайлова. «Жизель. Балет в темноте»; Л.Петрушевская. «Мужская зона. Кабаре»; А.Слаповский. «Клинч. Психологический боевик в двух частях»; М.Угаров. «Зеленые щеки апреля. Опера первого дня»; О.Шишкин. «Страдания молодых танцоров диско, или Тайна семьи Фаберже. Позитивная музыкальная драма» и др.).

Включение в состав жанровых подзаголовков слов и словосочетаний, не имеющих терминологического значения (О.Богаев. «Русская народная почта. Комната смеха для одинокого пенсионера»; А.Хмелик. «У меня была собака… Кошмар в двух действиях»; М.Арбатова. «Сейшн в коммуналке. Воспоминание, рассчитанное на два сценических действия, для театра, в котором актеры молоды и еще жаждут прекрасной жизни»; М.Арбатова. «Взятие Бастилии. Размышление в двух действиях»; Д.Быков, И.Лукьянова. «Сцены конца века. Времяпрепровождение в двух частях»; Е.Гремина. «Друг ты мой, повторяй за мной. Семейный альбом в четырех фотографиях»; О.Михайлова. «Невеста. Квартира двух действиях»; А.Слаповский. «От красной крысы до зеленой звезды многоэтажная пьеса с подвалом и крышей»; А.Слаповский. «Блин-2. Хохмедия в двух воздействиях»; О.Мухина. «Любовь Карловны. Пьеса. Прощальная. Курительная»; П.Грушко. «Без царя в голове: По мотивам «Истории одного города» М.Салтыкова-Щедрина. Стихотворная драмопись в двух лицедействах»; С.Коковкин. «Кого-то нет, кого-то жаль. Небыль с музыкой в трех частях».

Частотность жанровых подзаголовков как попытка сокращения или уничтожения дистанции между создателем и потребителем драматургического текста.

Включение в заголовочный комплекс пьес эпиграфов, посвящений, авторских комментариев. Провокационный характер заглавий к пьесам как способ привлечения читательского и зрительского внимания, как форма эпатажа.

Внимание драматургов к невербальным способам воплощения психологических состояний (жест, пауза) в тексте произведений и к возможностям графического оформления пьес (использование курсивов, шрифтов разных размеров, нетрадиционных абзацных отступов и т.д.).

Формы авторского присутствия в рамочном тексте драматического произведения.

Увеличение зоны ремарки (пьесы Ю.Эдлиса, О.Богаева, А.Слаповского, З.Сагалова, Л.Петрушевской, В.Сигарева и др.). Превращение ремарки из вспомогательного фрагмента текста в самостоятельный художественный элемент. Сюжетный характер ремарочного текста. Наличие развернутой беллетризованной ремарки как характерная особенность пьес современных драматургов.

Обращение современных драматургов к переработке и инсценировке классических художественных произведений или к созданию собственных пьес на основе хрестоматийно известных литературных произведений («Вишневый сад продан?» Н.Искренко, «Вишневый садик» А.Слаповского; «Смерть Фирса» В.Леванова; «Брат Чичиков», «Панночка», «Памяти Печорина» Н. Садур; «Смерть Ильи Ильича» («Облом off») М.Угарова; «Без царя в голове» П.Грушко; «Метель», «Пышка» В.Сигарева; «Чайка» Б.Акунина; «На донышке» И.Шприца; «Анна Каренина II» О.Шишкина; «Пленные духи» О. и В.Пресняковых и др.).

Популярность одноактных пьес в современной драматургии. Цикл Л.Петрушевской «Бабуля-блюз», включающий в себя пять одноактных пьес, одноактные пьесы Н.Садур, Н.Коляды и др.

Документальная драма как жанр, как новое направление в современной отечественной драматургии и как инновационный театральный проект Современная документальная драма как результат творческого освоения традиций советской документальной драматургии 60 – 70-х гг. ХХ века.

Использование в пьесах современных российских авторов актуальной для западноевропейской драматургии техники «Verbatim» (лат. – «дословно», «слово в слово»). Пьесы Н.Садур, Е.Исаевой, К.Драгунской М.Курочкина и А.Родионова как обработка реальных текстов реальных людей. Социальная, политическая, этическая актуальность и злободневность пьес, созданных с применением техники «Verbatim» (Е.Исаева. «Первый мужчина», «Про мою маму и про меня»; К.Драгунская. «Время рубля», «Потоп»; М.Курочкин, А.Родионов. «Бездомные» и др.).

Актуализация условно-гротескового начала в драматургических произведениях последних лет.

Манифестированность гендерного подхода к художественному осмыслению действительности как принципиальная особенность авторской позиции и творческая установка драматурга Марии Арбатовой. Осознание женщиной собственного «Я» как центральная проблема ее творчества. Психологические предпосылки сюжетного напряжения в пьесах, воплощение «глубины» «кухонного скандала» через психологический жест. «Свобода» как основная художественно-эстетическая категория драматургии М.Арбатовой. Незначительность композиционно-стилистического пласта авторской речи в ее пьесах. Расширение диапазона персонажных типов в пьесах М.Арбатовой. Создание типа «деловой женщины».


^ ЛИТЕРАТУРА, РЕКОМЕНДУЕМАЯ ДЛЯ ЧТЕНИЯ, ИЗУЧЕНИЯ И ВЫПОЛНЕНИЯ ПИСЬМЕННЫХ ЗАДАНИЙ (драматургия) ***


Галин А. Сирена и Виктория. Комедия в двух действиях // Современная драматургия. 1997. № 4.

Гремина Е. Сахалинская жена. Колониальная драма в двух частях // Современная драматургия. 1996. № 3.

Гришковец Е. Планета. М.: Зебра Е. 2005.

Драгунская К. Русскими буквами (Пьеса о Родине и детстве) // Современная драматургия. 1996. № 2.

Исаева Е. Лифт как место для знакомства: Пьесы. М.: ЭКСМО. 2006.

Коляда Н. Персидская сирень. И другие пьесы. Екатеринбург: Банк Культурной Информации. – Каменск-Уральский: Калан. 1997.

Курочкин М. Имаго и другие пьесы, а также Лунопат. М.: Коровакниги. 2006.

Садур Н. Чудная баба. М.: Союзтеатр. 1989.

Сигарев В. Агасфер и другие пьесы. М.: Коровакниги. 2005.

Слаповский А. Жизнь человеков. Три комедии // Современная драматургия. 2005. № 3.

Угаров М. Зеленые щеки апреля. Опера первого дня // Драматург. 1995. № 6.


* * * В названиях пьес сохраняются авторские орфография и пунктуация.


^ РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ


3.1 Распределение часов курса по темам и видам работ





п/п



Наименование тем и разделов


Всего

часов


Аудиторные занятия


Сам.

работа

Лекции


Семи-

нары


Лаб.


1.

Общая характеристика литературных произведений 80-х годов.

2

2







2

2.

Трансформация литературных произведений в 90-е годы ХХ века.

2

2







2

3.

Многоукладность современного литературного процесса. Традиционная литература, постмодернистская

2

2

2




2

4.

Феномен «женской литературы».

2

2







2

5.

Терминология и генеалогия постмодернизма. Объем и содержание явления.

2

2







2

6.

Драматургия рубежа веков.

2

2

2




2

7.

Проза рубежа веков.

2

2

2




2

8.

Поэзия рубежа веков.

2

2







2

9.

Современный литературный процесс в зеркале критики.

2

2







4




Всего

44

18

6




20


^ 3.2 Практические и семинарские занятия.






оставить комментарий
страница1/2
Дата12.10.2011
Размер0.6 Mb.
ТипСамостоятельная работа, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх