Работа выполнена в рамках программы •«Русский язык, культура, история» Москва Издательство «Флинта» Издательство «Наука» 1998 icon

Работа выполнена в рамках программы •«Русский язык, культура, история» Москва Издательство «Флинта» Издательство «Наука» 1998



Смотрите также:
Темплан Iпол. 2011 издательство «Флинта» Норман Б. Ю...
Учебное пособие Четвертое издание Москва Издательство «Флинта»...
Учебное пособие Четвертое издание Москва Издательство «Флинта»...
Николас Шэффнер блюдце...
«Русский язык»...
Литература Граудина Л. К., Ширяев Е. Н. Культура русской речи. М.: Издательство «Норма». 374с...
Рабочая программа Курса «Русский язык» в 6 классе Учителя русского языка и литературы...
Программы элективных курсов. Русский язык. 10-11 классы. М.: Ооо «тид «Русское слово рс»...
Учебное пособие Москва Московский психолого-социальный институт Издательство "Флинта" 1998 ббк88...
Тесты по русскому языку: 7 кл.: к учебнику М. Т. Баранова и др. / И. В. Текучева. М...
Реферат по истории искусств на тему: Творчество Л. Бернини...
Пояснительная записка к рабочей программе по опк «Церковнославянский язык» в 5 классе...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
скачать
Л.В. Дудова, Н.П. Михальская, В.П. Трыков

МОДЕРНИЗМ


В ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Литература Англии, Ирландии, Франции, Австрии, Германии

Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века», специальности 021700 — филология, 021800 — лингвистика и межкультурная коммуникация

Рекомендовано Учебно-методическим объединением вузов Российской Федерации по педагогическому образованию для филологических специальностей педагогических вузов и университетов

Работа выполнена в рамках программы •«Русский язык, культура, история»

Москва Издательство «Флинта» Издательство «Наука» 1998

^ Дудова Л.В., Михальская Н.П., Трыков В.П.

Модернизм в зарубежной литературе: Учебное пособие по курсу «История зарубежной литературы XX века», специальности 021700— филология, 021800— лингвисти- ка и межкультурная коммуникация — М.: Флинта, Наука, 1998. - 240 с.

ISBN 5-89349-041-Х (Флинта)

ISBN 5-02-011309-3 (Наука)

Книга, предназначенная в качестве учебного пособия для сту- дентов-филологов и всех интересующихся литературой, знакомит читателей с таким значительным явлением в культуре XX века, как модернизм, с творчеством его крупнейших мастеров— Д.Джойса, М.Пруста, Ф.Кафки, В. Вулф, Д Г. Лоуренса, Т. С. Элиота. В ней говорится о художественных открытиях и экспе- риментах, оказавших влияние на развитие литературы.

В книгу включены образцы прозы, поэзии, литературной кри- тики писателей-модернистов, предложены темы практических за- нятий, задания, вопросы для обсуждения произведений

ББК 83.3(0)+74.268.3

ISBN 5-89349-041-Х (Флинта) ISBN 5-02-011309-3 (Наука)

Издательство «Флинта», 1998


^ МОДЕРНИЗМ. АНГЛИЙСКАЯ И ИРЛАНДСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Термин «модернизм» используют для обозначения новых явле- нии в искусстве XX века, а тем самым — и в литературе как одном из его видов. Слово «модерн» (франц. moderne) означает «совре- менный».

Модернизм — искусство современности, искусство, рожденное XX веком.

В период 1910-х—1920-х годов модернизм формируется в худо- жественную систему. В его русло влились возникшие в начале века течения — экспрессионизм, кубизм, футуризм, дадаизм, сюрреа- лизм. В произведениях модернистов — писателей, художников, му- зыкантов, скульпторов — выражено мировосприятие людей слож- ной общественно-исторической эпохи, наполненной множеством масштабных событий и перемен — таких, как войны, крушение империй, революции, быстрые темпы технического развития, про- никновение в новые сферы научного знания о вселенной, о чело- веке, особенностях его мироощущения, психологии в условиях ан- тигуманной индустриальной цивилизации. Убыстряются ритмы жиз- ни, изобретаются более совершенные средства коммуникации, меняются представления о пространственной и временной протя- женности. В сфере искусства ведутся поиски новых средств художе- ственной изобразительности.

В творчестве писателей-модернистов отразилось присущее им новое художественное мышление, формирующееся под воздейст- вием динамичной многоаспектной действительности Происходят поиски новых приемов и средств самовыражения, раскрытия сво- его «я», психологии своих современников. Модернисты передают жизнь по-новому, выступая смелыми экспериментаторами в про- зе, поэзии, драматургии. Не отвергая сделанное их предшествен- никами, они ищут и находят новые riytiy отвергают преграды для развития искусства современности. .•'•\^л

Развитие литературы модернизма происходит во взаимодейст- вии с другими видами искусства— живописи, музыки, скульпту- ры, с ориентацией на достижения и открытия в науке, философии и психологии. Модернистов объединяет обостренный итерес к

Модернизм. Английская и ирл индская литература

внутренней жизни человека, миру его чувств, особенностям вос- приятия окружающего, к работе памяти и сознания. Движение мыс- лей, впечатлений, памяти передается в «потоке сознания».

Было бы неправомерным считать интерес к освоению способов передачи работы сознания и движения чувств особенностью лишь модернизма. Он проявился в творчестве классиков разных эпох — у Шекспира. Гете, Стендаля, Толстого. Вспомним слова Чернышев- ского: «Внимание графа Толстого более всего обращено на то, как одни чувства и мысли развиваются из других; ему интересно на- блюдать. как чувство, непосредственно возникшее из дан;;ого по- ложения или впечатления, подчиняясь влиянию воспоминании и силе сочетаний, представляемых воображением, переходит в дру- гие чувства, снова возвращается к прежней исходной точке и опять и опять странствует, изменяясь по всей цепи воспоминаний... Гра- фа Толстого всего более интересует сам психологический процесс, его формы, его законы, диалектика души»'.

Раскрывая сложность психических процессов, диалектику ду- ши, Толстой предвосхищал искания писателей XX века. Он ясно видел, что по мере развития литературы интерес к подробностям чувств заменяет интерес к событиям. В модернизме XX века внима- ние к внутреннему миру, к самовыражению авторского «я» обост- ряется.

Нет смысла противопоставлять модернизм и реализм как две противоборствующие системы, поскольку поиски новых путей в искусстве, новых средств художественной изобразительности свой- ственны многим писателям эпохи, в творчестве каждого они про- текали по-своему. Более продуктивно выявлять то новое, что отли- чает произведения писателей XX столетия от классических моде- лей XIX века. При этом нельзя не учитывать неравномерность движения к новому, его продуктивность, а также и то, что интен- сивность освоения современных средств выразительности у писа- телей разных поколений и различной эстетической ориентации не была одинаковой.

В английской литературе на переднем крае модернизма — Вир- джиния Вулф, Дэвид Герберт Лоуренс; в поэзии метром модерниз- ма признан англо-американский поэт Томас Стернз Элиот. Как энциклопедия модернистского искусства был воспринят роман «Улисс» ирландца Джеймса Джойса, которого его современница Вулф назвала «самым примечательным» среди молодых модерни- стов начала века.

Джойс, наряду с Прустом и Кафкой, — один из «отцов модер- низма». Свое понимание задач художника Джойс связывает со стрем-

' Чериышсвскчи И.Г. Полн. собр. соч. — М., 1947. — Т. 3. — С. 422—423.

В^гупительная статья

пением к всеобъемлющим формам изображения основных законов бытия, к созданию «универсалии» жизни с извечно присущим ей взаимодействием страстей, импульсов, побуждений, инстинктов. Поиски способов реализации этой задачи он осуществляет в своем творчестве. Как основной прием он утверждает «поток сознания», экспериментирует в передаче его движения, проникает в тайники подсознания. Традиционные элементы структуры классического ро- мана сменяются новыми принципами подачи и организации мате- риала (передача потока сознания, перебои мысли, параллельное и перекрещивающееся движение нескольких потоков мыслей, фраг- ментарность, монтаж, словотворчество).

Теоретик английского модернизма Вирджиния Вулф провела водораздел между двумя типами писателей, которых она назвала «материалистами» и «спиритуалистами» (статья «Современная ху- дожественная проза»). Материалистами она называет Беннета, Уэл- лса и Голсуорси, к спиритуалистам причисляет Джойса, Лоуренса и себя. Отдавая дань заслугам материалистов, она считает их произ- ведения устаревшими. Современная литература, считала Вулф, со- здается спиритуалистами, для которых интересно не то, что лежит на поверхности, не материальное, а духовное, то, что «расположе- но в подсознании, в труднодоступных глубинах психологии». На исследование и изображение этих сфер и направлено прежде всего ее внимания.

Важная роль в модернизации английской литературы принад- лежит Дэвиду Герберту Лоуренсу, стремившемуся к обновлению не только искусства, но и жизни. По сравнению с экспериментами Джойса и Вулф, его проза ближе традиционным формам повество- вания. Конкретность видения Лоуренс сочетает с обобщениями и символами философского плана, творя при этом свою «филосо- фию жизни». Видя задачу писателя в передаче эмоциональной жизни человека, считая любовь сферой проявления таящихся в человеке возможностей, он делает тему отношения полов одной из основ- ные в своем творчестве, включая ее в более широкое русло — связь между человеком и природой, окружающим миром. В изображении сложной гаммы эмоций, влечений, постоянно изменяющихся от- ношений и чувств Лоуренс — смелый новатор.

Как поэт-реформатор выступил Томас Стернз Элиот, передав- ший трагизм существования человека в условиях антигуманной ци- вилизации. Элиот запечатлел ощущение и мировосприятие челове- ка, пережившего первую мировую войну, ступившего на «опусто- шенную землю». Отвергая романтическую традицию, он бежит от эмоций, создает деперсонализированную поэзию; цель поэзии Эли- от видит в выражении «внеличного», более общего и тем самым более близкого объективному миру. В поэзии и литературной кри-

Модернизм. Английская и ирландская литература

тике Элиот ищет пути адекватной передачи жизни и оценки искусства.

Ниже приводятся разделы о творчестве крупнейших писателей- модернистов, тексты их произведений, темы для практических за- нятий и списки рекомендуемой литературы.

^ Джеймс Джойс: мифотворец XX века

Джеймс Джойс — один из крупнейших писателей XX века, сме- лый экспериментатор в искусстве новейшего времени. Наряду с Пру- стом и Кафкой Джойс причислен к «отцам модернизма». В творчест- ве Джойса выражены особенности нового художественного мышле- ния его эпохи, получившие широкий резонанс и во многом определившие пути развития прозы XX века. Воздействие Джойса испытали писатели разных стран и различных литературно-эстети- ческой ориентации: англичанин Лоренс Даррел, ирландец Шон 0'Кейси, американцы Хемингуэй, Фолкнер, Досс Пассос, немец Вольфганг Кёппен, южноафриканец Дж. М. Кутзее и многие другие.

Художественная система Джойса включает произведения раз- ных форм— сборники стихотворений «Камерная музыка» (1907), «Пенни за штуку» (1927), «Избранные стихотворения» (1936), сбор- ник рассказов «Дублинцы» (1914), романы «Портрет художника в юности» (1916), «Улисс» (1922), «Поминки по Финнегану» (1939), пьеса «Изгнанники» (1918).

Джойс разработал новые способы и приемы художественной изобразительности, открыл новые пути в передаче «потока созна- ния» и подсознания человека. Великий мифотворец XX века, он создал модель мира и человека в романе «Улисс», задумав его как современную «Одиссею». В «Улиссе» Джойс реализовал свое стрем- ление к всеобъемлющим формам изображения законов бытия с извечно присущими ему проявлениями взаимодействующих стра- стей, импульсов, побуждений, инстинктов. Как создатель «Улис- са», ставшего своего рода энциклопедией модернизма, Джойс во- шел в историю мировой литературы.

^ 1. ГОДЫ МОЛОДОСТИ. - ДУБЛИН. - ИРЛАНДИЯ

Джеймс Августин Алоизий Джойс — таково полное имя писа- теля — родился в столице Ирландии Дублине 2 февраля 1882 года. Он происходил из старинной ирландской фамилии, утратившей свое благосостояние, но сохранившей фамильный герб, который всегда оставался семейной гордостью Джойсов. Отец писателя был человеком среднего достатка, занимал должность сборщика нало- гов и, хотя личность его была весьма колоритна, о чем можно су- дить на основании множества деталей и сцен автобиографического характера в произведениях Джеймса Джойса, он не преуспел ни в своей карьере, ни в жизни.

Детские и юношеские годы Джеймса Джойса прошли в Дубли- не. Он учился в иезуитском колледже, окончил университет, где изучал языки, философию, историю. Джойс учился прекрасно, завоевывая первые места и награды на экзаменах, что вызывало уважение близких и содействовало утверждению веры самого Джей- мса Джойса в свои возможности. Весьма часто получаемые награды представляли собой внушительные денежные суммы, что было столь необходимо для пополнения семейного бюджета. Особые успехи были проявлены Джойсом в изучении литературы и иностранных языков. В ранней юности, будучи пятнадцатилетним подростком, Джойс переживает кризис веры, навсегда порывает с церковью и догматами католицизма.

Годы студенчества в Дублинском университете пришлись на ру- беж XIX—XX веков (1899—1902). Здесь он с увлечением занимает- ся английской и итальянской литературой; в эти же годы Джойс начинает писать. Его ранние опыты во всей своей полноте не со- хранились, но целый ряд статей, посвященных вопросам искусст- ва, главным образом драматургии и театру, столь увлекавшему мо- лодого Джойса, вошли в его литературное наследие.

Годы юности Джойса совпали с бурным периодом в истории его родины. «Зеленый остров», как называли Ирландию, бурлил. В стране происходила, нарастая к концу века быстрыми темпами, борьба за независимость от Англии. Освободительное движение, получившее название Ирландского Возрождения, не было единым:

в нем противоборствовали силы разной ориентации. Лидером ра- дикальных сторонников самоуправления Ирландии был Чарлз Стю- арт Парнелл. В лице этого убежденного защитника национальных прав ирландского народа английские власти видели своего главно- го противника. Как глава повстанцев Парнелл внушал страх и мно- гим демократически настроенным либералам. Было сделано все, чтобы опорочить Парнелла в глазах народа и убрать его с полити- ческой арены. Английским властям содействовала официальная ка- толическая церковь, предавшая Парнелла анафеме за его связь с замужней женщиной. От Парнелла отвернулись многие из его преж- них союзников. Парнелл был затравлен. С его смертью (1891) на- дежды на освобождение Ирландии отодвинулись в неопределен- ное будущее.

На ирландской почве политические конфликты тесно перепле- тались с религиозными, не утихала борьба протестантов с католи-

Модернизм. Английская и ирландская литература

ками. Противостояние политических пристрастий проявлялось не- редко и в семенных отношениях. Именно так обстояло дело и в семье Джойсов. Глава семьи Джон Джойс был сторонником Пар- нелла, всецело разделял его взгляды, открыто восхищался смело- стью его действий. Дядюшка будущего писателя — Чарлз Джойс — тоже был связан с революционными повстанцами и ему не раз приходилось искать убежище в доме Джона Джойса. Рассказы Чар- лза, бывшего непосредственным участником происходящих собы- тий, держали всех членов семьи в курсе борьбы. Что касается мате- ри Джеймса Джойса, то она не разделяла взглядов своего мужа, была ревностной католичкой и мечтала о том, что и ее сын Джеймс станет правоверным католиком. Однако Джеймс Джойс отказался принять духовный сан и порвал с религией. В студенческие годы им было многое передумано и переоценено, нс прошли бесследно и его беседы с отцом.

С общественно-политической ситуацией в стране было связано движение Ирландского литературного возрождения. Его участники стремились к возрождению и развитию национальной культуры, в распространении гэльского языка, вытесняемого английским, в изу- чении фольклора, в создании национального театра. Джойс не был равнодушен к происходящим в стране событиям, но он изолиро- вал себя от участия в движении Ирландского Возрождения, не при- нимал непосредственного участия в политической борьбе. Тем не менее, именно с обновлением жизни и литературы были связаны его мысли и начало литературной деятельности.

Джойс подготовил доклад на заседании студенческого лите- ратурного и исторического общества. С текстом доклада, как это было принято, он ознакомил университетское начальство. До- клад, называвшийся «Драма и жизнь», не был одобрен, и Джойсу пришлось убеждать наставников в необоснованности запрета. Ему это удалось, и доклад был сделан. В нем Джойс высказал свои суждения о соотношении искусства и жизни, которые принци- пиально важны для его эстетики. Еще более смело повел он себя во время состоявшейся в мае 1889 года премьеры пьесы ирланд- ского поэта Йетса «Графиня Кэтлин». Премьера проходила на сцене только что открывшегося в Дублине Ирландского литера- турного театра. Еще задолго до спектакля она была объявлена кардиналом Логом еретической, так как содержала критику по- ложения дел в Ирландии. Молодежь из католической организа- ции университета Дублина во время премьеры освистала пьесу Йетса, а Джойс оказался в числе немногих рукоплескавших по- сле закрытия занавеса, и он был единственным студентом, от- казавшимся поставить свою подпись под письмом, выражающим протест против этой пьесы.

Джеймс Джойс

Увлечение театром побудило Джойса испробовать свои силы в драматургии. Летом 1900 года он пишет пьесу «Блестящая карьера». Ее рукопись не сохранилась, но известно, что написана она под влиянием драмы Ибсена «Враг народа». В следующем году Джойс переводит на английский язык драмы Гауптмана «Перед восходом солнца» и «Михаэль Крамер». Ибсен и Гауптман составили целую эпоху в жизни Джойса. Он ценил смелость и прямоту Ибсена в высказывании своих суждений, его нежелание мириться с уста- новленными канонами, его удивительное умение концентрировать всю жизнь человека в отдельных мгновениях бытия, передать мно- гое в малом. Впоследствии Джойс и сам будет стремиться к этому, преломляя широкие обобщения в «моментах прозрения» (в «епи- фаниях», как он будет это называть). Девятнадцатилетний Джойс пишет письмо норвежскому драматургу, он говорит в нем о боль- шом общественном резонансе пьес Ибсена, о их художественных достоинствах, так много значивших для него. «Ваша борьба вдох- новляет меня, — писал Джеймс Джойс, — не видимая материаль- ная борьба, но та, которую вы вели и выиграли в своем сознании»'. Близки Джойсу и выражаемые героями Гауптмана взгляды на ис- кусство и жизненную позицию художника. «Искусство рождается только в уединении! — утверждает Михаэль Крамер. — Все глубо- кое, настоящее, сильное, самобытное рождается только в одино- честве. Настоящий художник всегда отшельник»2.

Театру и драматургии посвящены статьи молодого Джойса: «Дра- ма и жизнь» (1900), «Новая драма Ибсена» (1901), «День толпы» (1901), «Катилина» (1903), а позднее— «Оскар Уайльд: певец Са- ломеи» (1909), «Борьба Бернарда Шоу с цензором» (1909).

Джойс принимает решение посвятить себя искусству уже в го- ды студенчества. Судьбу ирландской культуры он связывает не только с ее прошлым, но и с необходимостью приобщения к европей- ской культуре. Он считал пагубной замкнутость Ирландии, на ко- торую ее обрекали, как он полагал, ревностные защитники ее са- мобытности.

В 1902 году Джойс едет в Париж, где, претерпевая материаль- ные лишения, знакомится с новыми явлениями европейской ли- тературы. Среди множества прочитанных им книг был роман фран- цузского писателя Э. Дюжардена «Лавры сорваны» (1888), в кото- ром применен прием «потока сознания». Здесь вновь продумываются и перечитываются произведения, особенно интересовавшие моло- дого Джойса — французские символисты, философские труды Ниц- ше и Шопенгауэра, средневекового схоласта Фомы Аквинского,

' Letters of James Joyce. - N. Y.: Ed. by S. Gilbert, 1957. - P. 52. 2 Гауптман Г. Пьесы. — М., 1959. — Т. 2. — С. 104.

Модернизм Анпииская и ирландская ']игерат\ра

драмы Метерлинка, произведения английских писателей, связан- ных с эстетизмом.

В 1903 году в связи со смертью матери Джойс возвращается в Дублин. Летом следующего года он знакомится со своей будущей женой — Норой Барнакл, служившей в то время горничной в од- ном из отелей. Их решающая встреча произошла 16 июня 1904 года Именно этот день и будет по часам и минутам расписан в романе «Улисс». Июньским днем 1904 года Леопольд Блум совершает свою одиссею по Дублину. Как «День Блума» 16 июня и до сих пор отме- чается жителями Дублина, а также всеми, кто приезжает сюда на этот праздник, ставший традицией.

В том же 1904 году Джойс начал писать автобиографический роман «Стивен-герой», переработанный впоследствии в «Портрет художника в юности». Тогда же, но уже вместе с Норой, Джойс вновь и теперь уже навсегда покидает Ирландию.

^ 2. НА ПУТИ К «УЛИССУ». - СТАТЬИ ОБ ИСКУССТВЕ. - РАССКАЗЫ СБОРНИКА «ДУБЛИНЦБ1». - РОМАН «ПОРТРЕТ ХУДОЖНИКА В ЮНОСТИ»

Джойс приезжает в Цюрих, где не смог найти работу, затем — в Триест. Здесь он зарабатывает на жизнь уроками английского языка в школе Берлица. В 1907 году в Лондоне был опубликован его пер- вый поэтический сборник («Камерная музыка») В 1914 году опуб- ликованы «Дублинцы». В 1914 году журнал «Эгоист» начал знако- мить читателей с главами романа «Портрет художника в юности»

Когда началась первая мировая война, Джойс переехал из Три- еста в Цюрих, а в 1920 году— в Париж, где прожил до второй мировой войны. Находясь вдали от родины, он писал только об Ирландии, о Дублине, в котором происходит действие его расска- зов и романа «Улисс».

Все созданное Джойсом составляет единую систему, одно вы- растает из другого и с ним связано Все произведения Джойса со- ставляют единое целое, каждое произведение — ступень той лест- ницы, по которой он шел к созданию «Улисса». Его взгляды на искусство и задачи художника сложились в молодости, и он оста- вался им верен в последующие годы.

Программной статьей молодого Джойса стала его первая статья «Драма и жизнь». Однако свое определение драмы и истолкова- ние природы драматического он дал в написанной в то же время стачье о картинах венгерского художника Мункачи, особенностью которых он считал присущее им «чувство жизни» и драматизм. «Под драмой я понимаю взаимодействие страстей, — писал Джойс, — драма— эго борьба, развитие, движение в любом на-

10

Джеимс даош.

правлении, драма существует как нечто независимое обус^в ленное, но не контролируемое местом деисшия»' Неверно огра ничивать драму сценой, драма может быть изображена на картине так же, как она можег быть спета или сыграна»' Непременное условие драмы — будь это в области музыки, живописи лм теат- ра— передача «вечно существующих человеческих надежд, жела- нии и ненависти»3. В качестве примера Джойс ссылается на драмы Метерлинка. Сколь бы ни были их герои пассивны и безответны сами по себе, сколь бы ни были они подвластны року и похожи на управляемых чьей-то невидимой рукой марионеток, «страсти их глубоко человечны и потому изображение их есть трама» Свое дальнейшее развитие' эти мысли получают в статье «Драма и жизнь», исходный тезис которой — необходимость связи драмы с жизнью Свое понимание драматического Джойс связывает со стремлением к всеобъемлющим формам изображения жизни и че- ловека. Именно в этом плане он и говорит о том, чю основным материалом драмы является жизнь. Драма возникает имеете с жиз- нью на земле и ей сопутствует; «она существует те не обретя формы», уже тогда, когда начинают свою жизнь на земле мужчи- ны и женщины «Форма вещей, как и земная кора, изменяюгся Но бессмертные страсти, человеческая сущность бессмертны, будь то в эпоху героев или в век науки».

Джойс намечает границу между тем, что он называет «литера- турой» и тем, что он считает «искусством» Литература имеет дело с изменчивым и преходящим, искусство и подлинный художник как служитель искусства — с вечным и неизменным Сфера литера- туры — изображение поступков и склонностей людей, искусство и драма как его основная форма — с основными законами оытия «во всей их обнаженности и божественной строгости, и •юлько ви вто- рую очередь с теми, в ком они проявляются». Не характеры люден интересуют художника, истинного художника, а то вечное, что заложено в самой природе человека, в самой жизни. Драматизм существования людей передает Джойс в своих расс1>аза\, как дра- му задумывает он впоследствии и свой роман «Улисс»

В статье «День толпы» Джойс утверждает право художника на полную свободу и изоляцию от общества ради создания совершен- ных эстетических форм В записных кнпаклх 1903—1904 годов Джойс формулирует основные положения енот эстетики. Здесь он дает определение прекрасного, ссылаясь при этом на Фому Аквинско- го- «Те явления прекрасны, восприятие которых дост1вляет удо-

' ^ Joyce James The Critical Writings

2 Ibid.-P 33

3 Ibid. - P 22

N.Y, 1959 - P 32

//

Ма^ржи.м Am.тиская и ирландская литература г\ .

-„..^.уумл .инсратура

вольствие»'. Он нидт цель искусства в доставляемом им эстетиче- ском наслаждении, нс связывая свое понимание прекрасного с эти- ческими началами, считая, что по самой природе своей искусство нс может быть ни моральным, ни аморальным. Произведение ис- кусства пробуждает в людях статические эмоции, зачаровывает их и приводит в состояние покоя — эстетического стазиса. Всякая по- пытка нарушить его и пробудить в человеке желание определен ным образом действовать расценивается Джойсом как нарушение законов прекрасного.

Джойс делит произведения искусства на лирические, эпиче- ские и драматические, пишет о развитии искусства как о движе- нии от более простых видов к более сложным — от лирики к драме. В своем творчестве он воспроизвел это движение, начав со стихов и завершив свой путь «Поминками по Финнегану», задумав этот роман, подобно «Улиссу», как драму.

Одно из ключевых положений эстетики Джойса: «Искусство есть основное выражение жизни» — реализуется в его творчестве в «епифаниях», то есть в изображении моментов духовного прозре- ния человека, наивысшего напряжения его духовных сил, позво- ляющего ему проникнуть в сущность явления, понять смысл про- исходящего во всей полноте и ясности. Слово «епифания» заимст- вовано из церковной лексики, где оно означает «богоявление». В «Стивене-герое» Джойс писал: «Под епифанией он подразумевал внезапное раскрытие душевного состояния, проявляющегося в гру- бости речи, в жесте или в просветлении разума. Он считал, что дело писателя запечатлеть эти епифании с большой тщательно- стью, понимая, что сами по себе они очень эфемерны и мимолет- ны». В истолковании Джойса епифании — это моменты познания, высшая ступень восприятия, прозрение, помогающее определить место того или иного явления во всей сложности его взаимосвязей с окружающим. Вместе с тем епифания — это и заключительный этап в постижении красоты. В этом процессе Джойс выделяет три этапа, три ступени, каждая из которых соответствует трем основ- ным свойствам красоты. Джойс определяет их, используя терми- нологию Фомы Аквинского, как цельность, гармония и ясность (прозрение).

Епифании по-разному переданы в стихах, рассказах, романах Джойса, но всякий раз они становятся моментами прозрения, глу- боко нравдивылж и пронзающе яркими картинами реальной дей- ствительности во всей сложности присущих ей драматических кон- фликтов. Поток живых чувств, мыслей, страстей поднимается из

^ Joyce Jc.„w. The Critical Writings. -. N. Y„

' Jovce Jiimrv ть- •"••••:- •

Джеймс Джойс

глубин. Расплывчатость и неуловимость образов в стихах сочетается с проникновенным лиризмом, искренностью чувства. В рассказах епифании — это моменты, в которых, как в фокусе, концентриру- ются чувства, помыслы, желания героев, это моменты постиже- ния ими самих себя, своей судьбы.

В «Дублинцах» Джойс передал тягостную и давящую атмосфе- ру, в которой пребывают его соотечественники. «Моим намерени- ем, — писал Джойс, — было написать главу из духовной истории моей страны, и я выбрал мес>'ом действия Дублин, поскольку, с моей точки зрения, именно этот город явчяется центром парали- ча». Он повествует о том, как гибнут надежды людей, как проходит их жизнь, лишенная будущего, в ситуациях бездуховности и кос- ности, благоприятных для процветания пошлости и лицемерия. За внешней бесстрастностью тона — сострадание к человеку, унижен- ному безысходностью своего существования, к его боли, страда- нию. Но наступает момент, когда загнанные в глубину души чувст- ва прорываются наружу, когда человек с особой ясностью пони- мает свое положение и самого себя. Это далеко не всегда возвышенные мгновения его жизни. Отец избивает тростью ни в чем не повинного сына (рассказ «Личины»), на что толкает его боль унижения. Духовное озарение нисходит на героя рассказа «Мер- твые» в момент, когда он слышит старинную ирландскую песню и понимает глубину своего эгоизма, скрывавшего от него мир по- длинных чувств. Светом этого понимания освещается прошлое Габ- риэля Конроя и его жены Греты. В такого рода мгновениях раскры- вается многое: одиночество человека, отчужденность людей друг от друга, их духовное оскудение, превращение в живых мертвецов. Рассказ «Мертвые» — ключевой в сборнике «Дублинцы».

Во многом автобиографичен роман «Портрет художника в юно- сти», написанный в традициях воспитательного романа. Критика уже давно поставила его в один ряд с «Вильгельмом Майстером» Гете и «Анри Брюларом» Стендаля. Джойс повествует о самом се- бе, воспроизводит атмосферу жизни Дублина и обстановки в ро- дительском доме в дни его детства и юности, но вместе с тем он говорит о становлении личности художника, призванного творить новаторские произведения искусства, ищущего и обретающего свой путь в жизни и творчестве.

Движение от детства к юности, история разрыва Стивена Деда- луса со всем, что порабощало его, ограничивало свободу его твор- чества — с семьей, религией, родиной, — передано в пяти главах романа, составляющих пятиактную драму жизни художника в мо- лодости.

Первая глава романа заключает в себе основные темы, которые будут развиты не только в остальных частях «Портрета художни-

13

Модернизм. Английская и ирландская литература

Джеймс Джойс

ка», но и в последующем творчестве Джойса. Речь в первой главе идет о впечатлениях и переживаниях раннего детства, которые име- ют определяющее значение для жизни каждого человека. Такую же роль они играют и в жизни героя романа Джойса — Стивена Деда- ла. Мировосприятие ребенка через запахи, звуки, прикосновения, вкусовые ощущения. Мгновения постижения окружающего. Дви- жение чувств и поток сознания формирующейся личности. Ряд вре- зающихся в память благодаря жизненной достоверности реалисти- чески выписанных картин: празднование Рождества в родитель- ском доме, эпизоды школьной жизни. Родители Стивена— убежденная католичка мать и сторонник Парнелла отец, их беседы и несогласия. Разорение семьи и предстоящая распродажа имуще- ства, бледные личики младших сестер и братьев, усталые глаза матери — все это входит в повествование, не утрачивая четкости рисунка, но все более уступая место передаче потока сознания Сти- вена. Во второй, а затем и в последующих главах Джойс больше внимания уделяет передаче восприятия окружающего Стивеном, чем воспроизведению его окружения. В третьей главе почти все про- исходящее передано сквозь призму восприятия героя — терзания подростка, его «грех» и попытки искупления «греха». Четвертая глава написана в форме внутреннего монолога Стивена. Он прини- мает решение отказаться от предлагаемого ему сана священника, порывает с католической церковью и приходит к выводу о том, что происходящее в его собственном сознании имеет гораздо боль- шее значение, чем окружающая жизнь. Стивен сравнивает себя с Дедалом, поднявшимся над землей на крыльях. Пусть он погиб- нет, но у него достаточно смелости, чтобы испытать свои силы. Образ Дедала превращается в символ художника, порывающего с обыденным окружением и творящего силой воображения свой осо- бый мир и новаторское искусство. К легендарному Дедалу — изо- бретателю и строителю обращены и заключительные слова рома- на: «Древний отче, древний мастер, будь мне опорой ныне и при- сно и во веки веков». О Дедале, соорудившем лабиринт для царя Миноса, говорится и в эпиграфе к роману, которым стала строка из «Метаморфоз» Овидия: «И к ремеслу незнакомому дух устре- мил». В последней, пятой главе романа Стивен принимает решение покинуть Ирландию. Он вырывается из плена родственных связей, освобождает себя от всяких обязательств, чтобы созидать и творить. Излагается кредо Стивена: «Я не буду служить тому, во что я боль- ше не верю, даже если это моя семья, родина или церковь. Но я буду стараться выразить себя в той или иной форме жизни или искусства так полно и свободно, как могу, защищаясь лишь тем оружием, которое считаю для себя возможным, — молчанием, из- гнанием и хитроумием. Я не боюсь остаться один или быть отверг-

14

нутым ради кого-то другого, не боюсь покинуть все то, что мне суждено оставить. И я не боюсь совершить ошибку, даже великую ошибку, ошибку всей жизни, а может быть, даже всей вечности».

Накануне отъезда Стивена мать, укладывая его вещи, говорит:

«Молюсь, чтобы вдали от дома и друзей ты понял, что такое серд- це и что оно чувствует». Стивен, слушая ее слова, обращается к будущему: «Да будет так. Приветствую тебя, жизнь! Я ухожу, чтобы в миллионный раз познать неподдельность опыта и выковать в куз- нице моей души несотворенное сознание моего народа».

Кредо Стивена — это жизненная программа и самого Джеймса Джойса. Покидая Ирландию, он не расстается со своей родиной и народом, они навсегда остаются в его душе, обретая жизнь в его творчестве.

3. «УЛИСС»

Работа над «Улиссом» продолжалась семь лет (1914—1921). Она была начата в Триесте, продолжена в Цюрихе и завершена в Пари- же. Появилось произведение уникальное, не похожее ни на одно из тех, которые были известны мировой литературе. Замысел ро- мана связан со стремлением создать универсалию жизни и челове- ка, современную «Одиссею», с которой претворяются извечные начала бытия.

Один из самых крупных биографов и исследователей творчест- ва Джойса Ричард Эллман систематизировал факты, свидетельст- вующие о том, что подготовка к созданию «Улисса» началась за- долго до того, как Джойс приступил к его написанию. В сентябре 1906 года в письме к брату Станиславу Джеймс Джойс упоминает о своем желании написать рассказ под названием «Улисс». Героем его должен был стать дублинский буржуа по имени Хантер, о ко- тором ходили слухи как о рогоносце. Рассказ этот Джойс задумал написать в юмористическом стиле'. Но замысел этот не был вы- полнен, и в феврале 1907 года Джойс признался брату, что дальше заглавия дело не пошло. В том же году Джойс в разговоре с братом развивал план создания небольшой книги о «дублинском Пер Гюн- те». Однако, как и рассказ «Улисс», книга эта в то время не была написана, но интерес Джойса к гомеровской «Одиссее» именно с тех пор неуклонно возрастал: он внимательно читает поэму, вни- мательно знакомится с комментариями к ней. Исследователь на- следия Джойса А.В. Литц, анализируя сохранившиеся рукописи пи- сателя периода 1907—1914 годов, установил, что в них уже доволь- но отчетливо вырисовываются контуры отдельных эпизодов романа

' ЕПтап R. James Joyce. - N. Y., 1959. - Р. 238.

15

Модернизм. Английская и ирландская литература

«Улисс»'. Завершая работу над «Портретом художника в юности», Джойс делал наброски, использованные им впоследствии в пер- вой главе «Улисса».

Планы создания произведения об обманутом муже — дублин- ском буржуа Хантере (в романе он станет Леопольдом Блумом) соединяются у Джойса с замыслом написать продолжение романа о художнике Стивене Дедалусе. Эти две линии, две темы тесно связываются друг с другом в сознании писателя и место, которое будет уделено каждой из них в «Улиссе» равнозначно, хотя и мо- жет показаться, что юмористическое изображение мужа-рогонос- ца и продолжение истории Стивена имеют мало общего. И все же даже в самых первоначальных замыслах романа их связь и внутрен- нее единство намечаются.

Свой замысел о создании универсалии бытия Джойс реализует в изображении одного дня из жизни трех основных героев — Лео- польда Блума — агента рекламного отдела одной из дублинских газет, его жены Мэрион (Молли) — певицы и Стивена Дедалуса — писателя, зарабатывающего на жизнь преподаванием истории в гим- назии. Воспроизводятся события, происходящие с каждым из них в течение дня (16 июня 1904 года), передается поток сознания, в котром преломляется прошлое и настоящее Блума, Мэрион, Де- далуса. Джойс отказывается от традиционного для жанра романа приема описания, портретных характеристик, экспозиции, диа- логов. Он передает движение мыслей, фиксирует мельчайшие де- тали потока сознания, передает внутренние монологи, имитируя в структуре фраз перебои мысли, обрывая фразы, недоговаривая сло- ва, отказываясь временами от знаков препинания.

Очевидны аналогии с гомеровской «Одиссеей»: Блум уподоб- ляется странствующему Одиссею (Улиссу), Мэрион — Пенелопе, Стивен — сыну Одиссея — Телемаху. Все они вместе — само чело- вечество, а Дублин — весь мир. Странствия Блума по Дублину завершаются его возвращением домой (на Итаку), но уже вместе с Дедалусом, в лице которого он обрел сына, а Дедалус, в свою очередь, находит в Блуме отца. Их встреча происходит в 14-м эпизо- де романа и становится его кульминацией. К ней все устремляется и ею все разрешается: достигается цельность, гармония, ясность. Воссоединение Дедалуса и Блума — это епифания, духовное про- зрения для каждого из них, постижение истины и скрытого прежде смысла существования. Последние эпизоды романа и заключаю- щий «Улисс» внутренний монолог Мэрион-Пенелопы с его зна- менитым утверждающим «Да» — это тоже итог, результат этой встречи.

LitzA W. The Art of James Joyce. — L.; N. Y., 1961.

Джеймс Джойс

Вопрос об отношении Блума и Стивена как отца и сына требу- ет некоторых пояснений. Их дает Ричард Эллман, отмечая, что в июне 1904 года, т. е. именно тогда, когда происходит действие «Улис- са», Джойс, глубоко интересовавшийся «Гамлетом» и трактовав- ший его в связи с биографией Шекспира, начал развивать теорию о том, что свое авторское «я» создатель этой великой трагедии воп- лотил не в самом Гамлете, а в образе отца Гамлета. И подобно тому, как отец Гамлета был убит своим братом Клавдием и предан женой, так и сам Шекспир был предан своей женой Анной, в девичестве Хэтевей, изменившей Уильяму с его братом. В «Улиссе» Блум страдает от измены Мэрион, скорбит о безвременной кончи- не своего сына Руби, умершего в детском возрасте. Мысли о сыне не покидают Блума, в сближении со Стивеном он стремится воз- местить утрату.

В 15-м эпизоде романа есть знаменательная сцена: Стивен и Блум смотрятся в зеркало и вместо своего собственного отражения \) видят лицо Шекспира. Оно возникает перед ними как символ их ^ общности, как знак их единения. Желанная цельность достигнута. В \> связи с этим приводимое Р. Эллманом замечание Джойса о том, 'X что Шекспир — это отец Гамлета, тоже не может не быть отмечен- ^ ным: отсюда берет начало замысел Джойса изобразить Блума отцом •^ Дедалуса и этим подчеркнуть кровную связь между «дублинским Пер Гюнтом» и художником. Джойс признает и свою собственную близость уже не только к художнику Дедалусу, но и к «отцу» Деда- луса — Леопольду Блуму. Его «я» воплощается в каждом из них.

«Улисс» состоит из 18 эпизодов; их последовательность опреде- ляется движением времени от утра к вечеру. Действие романа на- чинается в 8 часов утра 16 июня 1904 года и завершается в 3 часа ночи. Каждый из эпизодов соотнесен с определенной песней «Одис- сеи». В тексте романа это соотнесение не обозначено, но, передавая содержание эпизодов, мы будем в скобках давать названия, содер- жавшиеся в рукописях романа. 18 эпизодов романа Джойс подраз- делял на три части: первую часть он назвал «Телемахией» (I—3-й эпизоды), вторую— «Одиссеей» (4—15-й эпизоды) и третью Nos- tos (16—18-й эпизоды).

В общем схема построения «Улисса» такова: _

1-й эпизод («Телемах») — 8 часов утра. Утро в башне Мартелло, где вместе со студентом-медиком Маллиганом живет Стивен Деда- лус. За завтраком к ним присоединяется англичанин Хейнс. Старая ирландка приносит молоко. Она кажется Стивену воплощением Ир- ландии.

2-й эпизод («Нестор») — 10 часов. Стивен дает урок истории в школе мистера Дизи. На перемене помогает одному из учеников решить задачу. Директор мистер Дизи приглашает Стивена в свой

17

Модернизм Лиг тиская и ирчан-ккая iiiTLpar\pa

кабинет, вручает жалование, просит оказать содействие в опуб ш- ковании его статьи.

3-й эпизод («Протей»)— 11 часов Стивен идег вдоль берега моря, предается воспоминаниям. Поток его мыслей напоминает движение моря и изменчивость волн

4-й эпизод («Калипсо») — 8 часов утра Леопольд Блум просыпа- ется в своем доме на Эклес-стрит Готовит завтрак. Получает утрен- нюю почту, разговаривает с Мэрион Завтракает.

5-й эпизод («Лотофаги») — 10 часов Блум выходит из дома. Ми- нуя витрину чайного магазина, заходит на почту, где получает пись- мо от своей машинистки Марты Клиффорд Заходит в аптеку, за- казывает необходимый Мэрион лосьон и покупает кусок мыла. От- правляется в городские бани.

6-й эпизод («Гадес») — 11 часов. В старом кэбе в обществе Пауэ- ра, Каннингема и Саймона Дедалуса (отца Стивена) Блум едет на кладбище. Хоронят их общего знакомого Пэдди Дигнема. На одном из перекрестков перед ним мелькает лицо Бойгюна — антрепренера и любовника Мэрион. Это неприятно действует на Блума. Кллдбище. Молебен. После похорон Дигнема Саймон Дедалус склоняется над могилой своей жены, матери Стивена

7-й эпизод («Пещера Эола») — Полдень. Редакция газеты «Фри- мен». Сюда приходит Блум, выполняя обязанности рекламного аген- та. После ухода Блума в редакцию заходит Стивен Дедалус Столк- нувшись с Дедалусом в дверях, Блум мельком бросает на него взгляд Они минуют друг друга, не останавливаясь.

8-й эпизод («Листрогоны») — Час дня. Блум идет по улице, раз- мышляя, где лучше позавтракать Закусывает в кабачке Дэви Бир- на. После бургундского и сэндвича с сыром его настроение улуч- шается, но возле музея он вновь наталкивается на Бойлена, что приводит его в смятение.

9-й эпизод («Сцилла и Харибда») — 2 часа. Дублинская нацио- нальная библиотека Здесь между Стивеном Дедалусом, Джоном Эглинтоном и Джорджем Расселом происходит спор о Шекспи- ре, об идее «Гамлета». Звучит тема «отца и сына». В библиотеку заходит Блум, покидая ее одновременно со Стивеном. Блум с интересом рассматривает Стивена, однако тот не обращает на Блума никакого внимания Он поглощен своими мыслями о Шек- спире.

10-й эпизод («Блуждающие скалы») — 3 часа дня По городу в сопровождении свиты проезжает вице-король. Кортеж экипажей движется по улицам. Мозаика лиц, разговоры граждан.

11-й эпизод («Сирены») — 4 часа Отель «Ормонд». Здесь Стивен Дедалус. Сюда же перед свиданием с Мэрион заходит Боилен. В «Ормонд» направляется и Леопольд Блум.

18

12-и эпизод («Циклоп») — 5 часов Леопотьт Блум в баре Барни Кирнана Блум беседует с посетителями бара, которые не прочь выпить за его счет. Мирно начавшийся разговор завершается на- смешками над Блумом со стороны граждан Дубчина Их злобные выпады вызваны еврейским происхождением Блума

13-й эпизод («Навзикая») — 8 часов вечера После пережитых волнении Блум отдыхаег на набережной Он идет по тому же пути, по которому утром шел Стивен Блум наблюдает за прогуливающи- мися женщинами и детьми, за молоденькой Герти МакДауэл. пора- женной выражением лица Блума Сидя на скамье, Блум предается воспоминаниям о юности, думает о Мэрион, ее образ живет в его сознании

14-й эпизод («Быки Гелиоса») — 10 часов вечера. Блум заходит в родильный дом, чтобы справиться о здоровье Мины Пьюрфои, производящей на свет очередного младенца Среди студентов-ме- диков он видит Стивена Дедалуса Встреча с ним пробуждает от- цовскую нежность в душе Блума, он вспоминает умершего сына Руди

15-й эпизод («Цирцся») — Полночь В одном из кабаков Стивен принимает участие в студенческой попойке Здесь же и Блум, при- нявший решение следить за Стивеном и обере1ать его. Он идет за Стивеном по ночным улицам Дублина. Теояет его, находит в пуб- личном доме. Пьяного Стивена избивают пьяные солдаты Стивен теряет сознание. Блум рядом с ним. Он не оставляет Стивена.

16-и эпизод («Хижина Эвмея») — Ночь Блум и Стивен идут по городу. В дешевой харчевне выпивают по чашке жидкого кофе. Бе- седуют с матросом, потом, направляясь к дому Блума, ведут раз- говор об Ирландии.

17-и эпизод («Итака») — Блум приводи г Дедалуса к сеог. домой. Они размещаются на кухне. Вспоминают события дня. Блум засы- пает.

18-й эпизод («Пенелопа»)— В сознании засыпающей Мэрион всплывают воспоминания об ее жизни, о прошедшем дне, возни- кают и исчезают образы близких и знакомых ей людей

Таковы временные и пространственные координаты романа Ана- логии с «Одиссеей» часто весьма условны и без специального пу- теводителя по тексту романа установить параллели между поэмой Гомера и «Улиссом» Джойса подчас весьма с южно Однако пно1да они очевидны. Система аналогии придает структуре романа един- ство. Но обращение к Гомеру имеег и иной смысл Джойс вскрыва- ет извечные начала, присущие натуре человека испокон веков Все повторяется, история движется по кругу

Каждый из трех основных персонажей ромаш имеет свою ли- нию, свою тему, свои мотив В Стивене воплощены начала интел-

/<'

Модернизм Анпииская и ирландская литература

лектуальные. Он образован, обширное гь его познаний передана в сложном потоке его сознания, включающем элементы из текстов Шекспира и Данте, Гомера и Вергилия, Аристотеля и Гете, Мал- ларме и Метерлинка. Его речь пересыпана историческими имена- ми, поток его мыслей включает слова на многих языках — латин- ском, греческом, итальянском, французском, испанском, немец- ком. Реализуются представления Джойса о языке как самодовлеющей ценности, способной творить свой особый мир. Размышляя об ис- кусстве, Стивен определяет свою задачу: прочесть «отпечатки всех вещей», столь же изменчиво «зыбких, как море», «запечатлеть фор- мы их форм и быстроючные мшонсния».

Линия Блума выдержана в иной стилистике: преобладают де- тали бытового характера, постоянно присутствует нечто жизнен- но-приземленное и теплое, конкретное. Дублинский Пер Гюнт многолик: этот «великий мещанин», «рогоносец» отзывчив и добр, привязан к семье, тяжело переживает утрату сына, неверность жены, с готовностью помогает людям. Через весь роман проходит тема Блума-странника, гонимого и одинокого. «Блум» — цветок, выросший на ирландской почве, но лишенный корней, уходя- щих глубоко в землю. Поток сознания Блума прозаичен, его обу- ревают мысли о повседневном и будничном. Но именно его дом, его «Итака» становится прибежищем для Стивена, в Блуме нахо- дит Дедалус своего «отца». Во время ночного разговора выясняет- ся внутреннее родство столь, казалось бы, разных людей. А разго- варивают они о многом: о музыке, литературе, Ирландии, о вос- питании, медицине и многом другом. Мир вещей, наполняющих дом Блума, поглощает Стивена, втягивает его в себя — белье на веревке, посуда на полках, громоздкая мебель, большие сюнные часы.

Торжество жизни, изначально земной сущности человека ут- верждается в заключающем роман внутреннем монологе Мэрион. Эти две с половиной тысячи слов, не разделенных знаками препи- нания, этот несущийся поток воспоминаний, ассоциаций, пере- бивающих одна другую мыслей является синтезом и вместе с тем наиболее сильным проявлением самой сущности «Улисса».

Проза Джойса уникальна. Джойс стремился к «эффекту одно- временности впечатления», производимого формой и звучанием творимого образа. Подобный эффект достигается при слиянии зри- тельного и слухового восприятия. В «Улиссе» Джойс реализовал те принципы, о которых писал в «Портрете художника в юности»:

«Художественный образ предстает перед нами в пространстве или во времени. То, что слышно, предстает во времени, то, что види- мо, — в пространстве. Временной или пространственный художест- венный образ прежде всего воспринимается как самостоятельно

20

Джеймс Джонс

существующий в бесконечном пространстве или во времени. Вы воспринимаете ею пичноту — это цельность». Цельность слухового и пространственного впечатления, производимого художественным образом, достигнута в «Улиссе».

^ 4. ПОСЛЕ «УЛИССА»

Над своим последним романом «Поминки по Финнегану» Джойс работал семнадцать лет, но завершить его не успел. Печа- тавшиеся отдельные фрагменты были восприняты читателями и критиками, среди которых были такие убежденные сторонники новаций Джойса, как Эзра Паунд, не только с недоумением, но и откровенно отрицательно. В связи с этим Джойс писал: «Призна- юсь, я не могу понять некоторых из моих критиков... Они называ- ют роман непонятным. Они сравнивают его, конечно, с «Улиссом». Однако действие «Улисса» происходит в основном днем, а дейст- вие моего нового произведения происходит ночью. И вполне есте- ственно, что далеко не все так ясно...» «Когда я пишу о ночи, я просто нс могу, я чувствую, что не могу употреблять слова в их обычных связях. Употребленные таким образом, они не выражают все стадии состояния в ночное время — сознание, затем полусоз- нание и затем бессознательное состояние... С наступлением утра, конечно, все снова проясняется... Я возвращу им их английский язык. Я разрушил его не навсегда»'

Джойс задумал свой последний роман как передачу подсозна- ния спящего человека, как попытку передать «бессловесный мир сна». Он искал необходимые ему для этого средства, изобретал язык «сновидений и дремы», не протягивая руки помощи читателю. В одном из своих писем Джойс заметил, что судить о том, что он пишет, смогут через сто лет. Со времени создания «Поминок по Финнегану» прошло уже шестьдесят лет, но и сейчас чтение тек- ста без «ключа» к нему почти невозможно.

Название романа перекликается с известной ирландской бал- ладой о Тиме Финнегане, отличавшемся пристрастием к спиртно- му и удивительной жизнестойкостью. Образ героя народной балла- ды трансформировался в романе Джойса сложным образом. Джой- совский Финнеган — не только жизнелюбивый Тим. Его протипом становится также и легендарный ирландский мудрец Финн Мак- кумхал. Передан поток видений, которые посещают лежащего в забытьи на берегу реки Лиффи Финна Маккумхала. В сознании Фин- на, погруженного в сон, проносится история Ирландии и всего человечества; проходят картины не только прошлого, но настоя-

' Ц(п п<г ЕПтап К. hmiesJovce -N \ . 1W — Р. 559

21

Модернизм Анг.ншская и ирин ^кля .unep.irvpa

щего и будущего. Действующими лицами в условном смысле этого слова становятся обобщенно-символические образы Человека, его жены, их детей и потомков. В реке времени движутся они: наступа- ет XX век и Человек («человек вообще» — так задуман он Джой- сом) предстает перед нами в образе некоего Хамфри Иэрвикера, содержателя трактира; его жена обретает имя Анны Ливии, его сыновья-близнецы названы Шимом и Шоном, дочь— Изабеллои. Но в каждом из них заключена не одна сущность: Иэрвикер — не только трактирщик и отец семейства, он — великан, гора, божест- во, двуединая сущность которого воплощена в его сыновьях. Анна Ливия — это река, изначальная сущность природы. Изабелла — вечно изменяющееся облако. Джойс передает видения и сны своих геро- ев, события, происходящие в настоящем, сопоставляет с прошед- шими, сближая, перекрещивая различные временные пласты. Че- ловек в настоящем таков, каким он был испокон веков. Может меняться его имя, сущность остается неизменной.

Первые переводы произведений Джойса на русский язык поя- вились в конце 20-х и в середине 30-х годов. В последующие годы (вплоть до конца 70-х годов) они не издавались в нашей стране, упоминание его имени в критической литературе звучало в нега- тивном плане. Однако работа над переводами его романов велась. В настоящее время многие стихи, рассказы из сборника «Дублин- цы», романы «Портрет художника в юности» и «Улисс» выходили уже несколько раз.

Джеймс Джойс

^ ДРАМА И ЖИЗНЬ

(Фрагменты)

<...> Необходимо литературу отделять от драмы. В человеческом обществе действуют неизменные законы, которым подчиняются причуды характера и обстоятельства жизни мужчины и женщины. Мир литературы — это сфера частных жизненных коллизий и ха- рактеров, сфера необычайно обширная, — художник-литератор главным образом занимается ею. Драму же в первую очередь инте- ресуют непреходящие законы общества во всей их обнаженности и суровой непредвзятости и только во вторую — разношерстная тол- па, живущая по этим законам. <...>

Под драмой, таким образом, я понимаю взаимодействие стра- стей, вскрывающих истину; драма — это борьба, эволюция, вооб- ще всякое движение, всякое развитие; драма существует прежде,

22

.uciimc Джонс

чем обретает драматическую форму, пне зависимости от этой дра- матической формы; драма обусловлена местом действия, но не под- чинена ему. <...>

Мне думается, что долю истинного драматизма можно отыс- кать даже в самом унылом и монотонном существовании. Все са- мое пошлое, непритязательное, самая мертвичина всего сущего может оказаться пригодной для великои драмы. Непоправимой глупостью было бы вздыхать по доброму старому времени и уто- лять наш голод холодными камнями, единственным, чем распо- лагает старина. Мы должны воспринимать жизнь такой, какой мы ее видим, мужчин и женщин такими, какими всгречаем их в по- вседневности, а не заимствовать их образы из призрачного мира сказаний. Величайшая человеческая комедия, в которой мы все принимаем участие, предоставляет неограниченные возможности для истинного художника, пиши он сегодня, вчера или в незапа- мятные времена. Форма вещей меняется, как меняется земная ко- ра... но бессмертные страсти, непреложные человеческие исти- ны — неизменны, они одинаковы для века героев и для века на- учного. <...>

(1900)

Пер. Е. Гениенои и А. Ливерганта Печатается по: Вопросы литературы. - 1984. — Nt: 4.

Джеймс Джойс

^ ИЗ СБОРНИКА «КАМЕРНАЯ МУЗЫКА»

II

Вечерний сумрак — аметист —

Все глубже и синей, Фонарь мерцает, как светляк,

В густой листве аллей. Старинный слышится рояль.

Звучит мажорный лад;

Над желтизною клавиш вдаль

Ее глаза скользят. Небрежны взмахи рук, а взгляд

Распахнут и лучист;

И вечер в россыпи огней

Горит как аметист.

Пер. Г. Кружкова

23

дасимс Джойс

Модернизм Аипииская и ирландская -штерагур!

V

Слышу запела ты,

Злаговласка' Песня твоя —

Это старая сказка

Книгу оставил я

На половине, Глядя, как пламя

Пляшет в камине.

Книгу захлопнул я,

Вышел из дома, Нежно влекомый

Песней знакомой,

Песней знакомой,

Старою сказкой Где же окно твое,

Златовласка?

Пер Г Кружкова

XXXV

Мне кажегся, я слышу стоны

И грохот вод, Так чайка над немолчным морем

Стремя полет Стихии слышит разъяренной

Водоворот

И днем и ночью монотонный

Я слышу рев, Рыданья бури, ветра стоны

И шум валов — Как чайка, что стремится в море

От берегов

Пер Г Кружкова

XXXVI

Я счышу воиско высаживается на острова Коней, покрытых пеною, плескание словно гром Надменные колесничие, вожжей касаясь едва, В черных доспехах стоя, поехали напролом

Свои боевые кличи в ночи они прокричат Как заслышу вдали вихри хохота их, застону я в спальне Мглу моих снов расколет их пламень спящий Сквозь чад Стучат, стучат по сердцу они, как по наковальне

Зелеными длинными волосами победно трясут Кругом тьма Вышли из моря с гоготом и — вдоль побережья — во тьму Сердце мое, в отчаянье этом нет вовсе ума Любовь, любовь, любовь моя, я один без тебя, почему9

Пер Вяч Вс Иванова

Печатается по кн ^ Поэзия Ирландии — М Художественная литература, 1988

Джеймс Джойс

ЭВЕЛИН

Она сидела у окна, глядя как вечер завоевывает улицу. Головой она прислонилась к занавеске, и в ноздрях у нее стоял запах про- пыленно! о кретона. Она чувствовала усталость

Прохожих было мало Прошел к себе жилец из последнего до- ма, она слышала, как его башмачки простучали по цементному тротуару, потом захрустели по шлаковой дорожке вдоль красных зданий. Когда-то там был пустырь, на котором они играли по вече- рам вместе с другими детьми. Потом какой-то человек из Белфаста купил этот пустырь и настроил гам домов — не таких, как их ма- ленькие темные домишки, а кирпичных, красных, с блестящими крышами Все здешние дети играли раньше на пустыре — Дивай- ны, Уотерсы, Данны, маленький калека Кьоу, она, ее братья и сестры. Правда, Эрнст не играл: он был уже большой Отец посто- янно гонялся за ними по пустырю со своей терновой палкой, но маленький Кьоу всегда глядел в оба и успевал крикнуть, завидев отца. Все-таки тогда жилось хорошо Отец еще кое-как держался;

кроме того, мать была жива. Это было очень давно; теперь и она, и братья, и сестры выросли, мать умерла Тиззи Данн тоже умерла, а Уотерсы вернулись в Англию Все меняется Вот теперь и она скоро уедет, как другие, покинет дом

Дом! Она обвела глазами комнату, разглядывая все те знако- мые вещи, которые сама обметала каждую неделю столько лет под- ряд, всякий раз удивляясь, откуда набирается такая пыль Может

25

Mo.lCpH.IJM. ан]..ГИБКАЯ 11 llp.iai'.iL'Kilil /lUlCpllVpH

быть, больше никогда не придется увидеть эти знакомые вещи, с которыми она никогда не думала расстаться. А ведь за все эти годы ей так и не удалось узнать фамилию священника, пожелтевшая фотография которого висела над разбитой фисгармонией рядом с цветной литографией святой Маргариты- Марии Алакок*. Он был школьным товарищем отца. Показывая фотографию гостям, отец говорил небрежным тоном:

— Он сейчас в Мельбурне.

Она согласилась уехать, покинуть дом. Разумно ли это? Она про- бовала обдумать свое решение со всех сторон. Дома, по крайней -мере у нее есть крыша над головой и кусок хлеба; есть те, с кем она прожила всю жизнь. Конечно, работать приходилось много, и до- ма, и на службе. Что будут говорить в магазине, когда узнают, что она убежала с молодым человеком? Может быть, назовут се дуроч- кой; а на ее место возьмут кого-нибудь по объявлению. Мисс Гэй- вен обрадуется. Она вечно к ней придиралась, особенно когда по- близости кто-нибудь был.

— Мисс Хилл, разве вы не видите, что эти дамы ждут?

— Повеселее, мисс Хилл, сделайте одолжение.

Не очень-то она будет горевать о магазине.

Но в новом доме, в далекой незнакомой стране все пойдет по- другому. Тогда она уже будет замужем — она, Эвелин. Ее будут ува- жать тогда. С ней не будут обращаться так, как обращались с ма- терью. Даже сейчас, несмотря на свои девятнадцать с лишним лет, она часто побаивается грубости отца. Она уверена, что от этого у нее и сердцебиение началось. Пока они подрастали, отец никогда не бил ее так, как он бил Хэрри и Эрнста, потому ч'го она была девочка; но с некоторых пор он начал грозить, говорил, что не бьет ее только ради покойной матери. А защитить ее теперь некому. Эрнст умер, а Хэрри работает по украшению церквей и постоянно в разъездах. Кроме того, непрестанная грызня из-за денег по суббо- там становилась просто невыносимой. Она всегда отдавала весь свой заработок — семь шиллингов, и Хэрри всегда посылал, сколько мог, но получить деньги с отца стоило больших трудов. Он гово- рил, что она транжирка, что она безмозглая, что он не намерен отдавать трудовые деньги на мотовство, и много чего другого гово- рил, потому что по субботам с ним вовсе сладу не было. В конце концов он все-таки давал деньги и спрашивал, собирается ли она покупать провизию к воскресному обеду. Тогда ей приходилось сломя голову бегать по магазинам, проталкиваться сквозь толпу, крепко

* Маргарита-Мария Алакок (1647—1690)— монахиня, учредитель- ница одного из наиболее популярных культов в католической церкви — культа Святого сердца.

26

сжав в руке черный кожаный кошелек, и возрлщатьси ломои со- всем поздно, нагруженной покупками. Тяжело это были — вести хозяйство, следить, чтобы двое младших ребят, осгавленных на ее попечение, вовремя ушли в школу, вовремя поели. Тяжелая рабо- та— тяжелая жизнь, но теперь, когда она решилась уехать, эта жизнь казалась си не такси уж плохой.

Она решилась отправиться вместе с Фрэнком на поиски другой жизни. Фрэнкбыл очень добрый, мужественный, порядочный. Она непременно уедет с ним вечерним пароходом, станет его женой. будет жить с ним в Буэнос-Айресе, где у него дом. дожидающийся се приезда. Как хорошо она помнит свою первую встречу с ним; он жил на главней улице в доме, куда она часто ходила. Казалось, что это было всего несколько недель назад. Он стоял у ворот, кепка съехала у него на затылок, клок волос спускался на бронзовое ли- цо. Потом они познакомились. Каждый вечер он встречал ее у мага- зина и провожал домой. Повел как-то на «Цыганочку»*, и она чув- ствовала такую гордость, сидя рядом с ним на непривычно хоро- ших для нее местах. Он очень любил музыку и сам немного пел. Все знали, что он ухаживает за ней, и, когда Фрэнк пел о девушке, любившей моряка**, она чувствовала приятное смущение. Он про- звал ее в шутку Маковкой. Сначала ей просто льстило, что у нее появился поклонник, потом он стал ей нравиться. Он столько рас- сказывал о далеких странах. Он начал с юнги. служил за фунт в месяц на пароходе линии Алл-Аллен***, ходившем в Канаду. Пе- речислял ей названия разных пароходов, на которых служил, на- звания разных линий. Он плавал когда-то в Магсллановом проливе и рассказывал ей о страшных патагонцах. Теперь, по его словам, он обосновался в Буэнос-Айресе и приехал на родину только в отпуск. Отец, конечно, до всего докопался и запретил ей даже ду- мать о нем.

* Знаю я эту матросню, — сказал он.

Как-то раз отец повздорил с Фрэнком, и после этого ей при- шлось встречаться со своим возлюбленным украдкой.

Вечер на улице сгущался. Белые пятна двух писем, лежавших у нее на коленях, расплылись. Одно было к Хэрри, другое к отцу. Ее любимцем был Эрнст, но Хэрри она тоже любила. Отец заметно постарел за последнее время; ему будет недоставать ее. Иногда он

* Наиболее известная опера ирландского певца и композитора Майк- ла Уильяма Балфа (1808—1870) па сюжет одноименной новеллы Серван- теса.

** «Подружка моряка», песня английского компочи-тора и драматурга Чарльза Дибдина (1745—1814).

*** Морская .расса, соединявшая Англию с Канадой и США.

Молсрш i\i a}ii 1ииск>я и ирпндск1я |итерат\ра

может бы гь очень добрым Нс так давно она больная пролежал! день в постели и он читал ей рассказ о привидениях и поджари вал гренки в оччге А ице как то, когда мачь была жива они езди 1И на пикник и Х iyi Хилл* Она помнила, как отец напялил на ^ебя шляпу матери чтоб посмешить детей

Время шло, а она все сидела у окна, прислонившись головой к занавеске вдыхая запах пропыленного кретона С учицы издалека доносились звуки шарманки Мелодия была знакомая Как стран- но, что шарманка заиграла ее именно в этот вечер, чтобы напом- нить ей про обещание данное матери, — обещание как можно доль ше не бросать дом Она вспомнила последнюю ночь перед смертью матери она снова была в тесной и гемпои комнате по другую сто рону передней а на улице звучала печальная итальянская песенк! Шарманщику велели то1да уйти и дали ему шесть пенсов Она вспом- нила, как отец с самодовочьным видом вошел в комнату больной, говоря

— Проклятые итальянцы' И сюда притащились И жизнь матери, возникшая перед ней, пронзила печалью все ее существо — жизнь полная незаметных жертв и закончившаяся безумием Она задрожала, снова услышав голос матери твердив шеи с тупым упорством «Конец удовольствию — боль' Конец удо- вольствию — боль'> Она вскочила, охваченная ужасом Бежать' На- до бежать' Фрэнк спасет ее Он даст ей жизнь, может быть и лю бовь Она хочет жить Почему она должна быть несчастной9 Она имеет право на счасгье Фрэнк обнимет ее, прижмет к груди Он спасет ее

Она стояла в суетливой толпе на пристани в Норт-Уолл Он держал ее за руку она слышала, как он говорит, без конца расска зывает что то о путешествии На пристани толпитесь солдаты с вещевыми мешками В широкую дверь павильона она увидела сто явшую у самой набережной черную громаду парохода с освещен ными иллюминаторами Она молчала Она чувствовала как поблед нели и похолодели у нее щеки, и, теряясь в своем отчаянии мо лилась, чтобы Бог вразумил ее, оказал ей, в чем ее долг Пароход дал в туман протяжный, заунывный гудок Если она поедет завтра они с фрэнком уже будут в открытом море на пути к Буэнос Аире cv Билеты уже куплены Разве можно о гступать после всего что он для нее сделал9 Отчаяние вызвало у нее приступ тошногы, и она не переставая шевелила губами в молчаливой горячей молитве

Звонок резанул ее по сердцу Она почувствовала kik Фрэнк сжал ей руку

* Неболы.тя ropi на берш дуспннского чалиг-ч

Джеймс. Джойс

— Идем'

Волны всех морей бушевали вокруг ее сердца Он тянет ее в эту пучину, он утопит ее Она вцепилась обеими руками в железные перила

— Идем'

Нет' Нет' Нет' Это немыслимо Ее руки судорожно ухватились за перила И в пучину, поглощающую ее, она кинула вопль отчая- ния

— Эвелин' Эви'

Он бросился за барьер и звал ее за собой Кто то крикнул на него, но он все еще звал Она повернула к нему бледное лицо, безвольно, как беспомощное животное Ее глаза смотрели на него не любя, не прощаясь, не узнавая

Пер Н А Волжинои Печатается по кн ^ Джойс Джеймс Дублинцы — М Известия, 1982

Джеймс Джойс Улисс

(Эпизод 8 — Фрагмент Леопольд Блум в час дня выходит из кабачка Дэви Бирна, где он перекусил)

< > Когда он ступил на мост О Коннела, клуб дыма, пышно распускаясь, поднялся над парапетом Баржа пивоварни с экспор- тным портером В Англию Я слышал он от морского воздуха скиса ет Интересно бы как нибудь получить пропуск через Хэнкока да посмотреть эту пивоварню Целый особый мир Кругом бочки с пор- тером, красота Но крысы и туда забираются Упьются раздуются с собаку и плавают на поверхности Мертвецки упившись портером Налижутся до блевотины как черти Пить этакое, это представить только' Бочонок крысенок Конечно, если бы мы обо всем знали

Глянув вниз, он увидел, как, шумно хлопая крыльями, меж мрачных стен набережной кружатся чайки Свежо на море А если я брошусь вниз9 Сын Рувима Дж Наверняка наглотался этих помоев полное брюхо Переплатил шиллинг и восемь пенсов Хе-хе Забав- ная у него манера вдруг вставить историю ни с того ни с сего И рассказывать их умеет

Чайки, кружа, снижались Ищут себе поживу А ну ка

Он бросил в стаю скатанный бумажный комок Илия гряде г, скорое гь тридцагь гри (руга в сек Не обманулись Комок, остав

29

Модсрнизм. Английская и ирландская .итсратура

ленный без внимания, закачался на затухающей волне, уплы.-i под устои моста. Не такие уж полные дураки. Когда я выбросил черствый пирог в тот день с борта «Короля Эрнна» небось подо- брали в полсотне ярдов за кормой. Соображают. Они кружили, хлопая крыльями.

Унылая тощая чайка Куда ты летишь, отвечай-ка!

Вот так поэты и пишут, надо чтоб одинаковые звуки. Да, но у Шекспира рифм нет— белый стих. Это поток языка. Мысли. Тор- жественно.

Гамлет, я дух родного твоего отн;», На время поскитаться осужденный.

— Яблоки, яблоки, пенни пара! Пенни пара!

Взгляд его прошелся по глянцу яблок, плотно уложенных у ней на лотке. В такой сезон они из Австралии, должно быть. Кожура блестит: протерла их платком или ветошкой.

Погоди. А бедные птахи.

Он снова остановился, купил у старушки с яблоками два слад- ких пирожка на пенни, разломал на кусочки и бросил в Лиффи. Видали? Чайки налетели бесшумно, две, потом все остальные, ри- нулись вниз, набрасываясь на добычу. Готово. Начисто расхватали. <...>

(Эпизод 18 — Фрагмент. В своем доме на Эклес-стрит засыпаю- щая Молли Блум вспоминает прошедший день и всю жизнь.)

<...> ффииииууфф где-то поезд свистит такая сила в этих ма- шинах как громадные великаны и вода брызжет из них и течет со всех сторон как в конце Любви эта старая сладкаяаапесня кто там работает должны бедняги всю жизнь жариться возле этих машин далеко от жен от семей сегодня можно было задохнуться хорошо что я сожгла половину тех старых Фрименов и Фотокартинок везде раскидывает всякий хлам не обращая внимания а половину выки- нула в клозет скажу ему чтобы завтра нарезал их для меня да полу- чить за них пару пенсов вместо того чтобы валялись там еще год а он бы выспрашивал где номер за прошлый январь и все старые пальто убрала из прихожей от них только духота еще больше чуд- ный дождик прошел тут же как я вздремнула все освежилось я сначала думала будет как в Гибралтаре упаси Господи какая там жара была перед тем как восточный ветер налетел темно как ночью и во время вспышек скала выступает как громадный великан не сравнить с этой их горой 3 Скалы они думают какая огромная крас- ные часовые тут и там и там тополя все раскалено добела и запах дождевой воды в баках солнце без конца палит и все платье выцве- ло которое папина знакомая миссис Стенхоуп мне прислала из

30

Бон Марше в Париже такая жалость красивое славная моя Жучка она мне писала она была очень милая только как же ее звали эта открыточка только чтобы сказать что я послала тебе маленький подарок я только что приняла теплую панну получила большое удовольствие и сейчас чувствую себя совсем маленькой собачкой я и черныш она его называла черныш мы все готовы отдать за то чтобы снова очутиться в нашем Гибе и слушать как ты поешь Ожи- дание и в старом Мадриде Конконе так назывались эти экзерсисы он мне купил такую новомодную какое-то слово я не разобрала шаль интересная вещица они чуть что рвутся но по-моему краси- iti.ic думаю и тебе всегда будут вспоминаться наши милые чаепития со вкуснейшими смородиновыми пирожками и с малиновыми ваф- лями которые я обожала будь умницей милая Жучка и пиши по- скорей теплый а слово привет она пропустила твоему отцу и капи- тану Гроуву с любовью и друж чув масса поцелуев <...>

Пер. В. Хннкнса и С. Хоружего. Печатается по: ^ Иностранная литература. — 1989. — № 3 (фрагмент эпизода 8) и № 12 (фрагмент эпизода 18).

Вирджиния Вулф:

нечто вечное сделавшая из мгновения

Слова «нечто вечное сделавшая из мгновения» звучат в романе Вулф «На маяк» Они сказаны о юроине романа миссис Рэмзи, обладавшей драгоценным даром — умением творить гармонию из хаоса бытия Однако с полным правом они могут быть отнесены и к самой Вирджинии Вулф— ажлииской писательнице, классику литературы XX века Она была наделена таким же талантом, умела отдельные, казалось Ьы, рассыпающиеся мгновения собирать вое- дино, творить из них нечто завершенное и при этом в каждом мгно- вении передавать «данный момент истории»

Великолепный мастер художественной прозы, критик и теоре- тик литературы, Вулф была смелым экспериментатором, содейст- вовала обновлению романа, открывая новые возможности и перс- пективы развития жанра Творчество Вулф связано с литературой английского модернизма, его эстетическими исканиями, художе- ственными открытиями Имя ее стоит рядом с именами Джойса, Элиота, Лоуренса — нового поколения писателей, пришедших в литературу в канун и во время первой мировой воины на смену тем, кто начал свои путь в искусстве в викторианскую эпоху — Уэллсу, Голсуорси, Беннету Модернисты, и в их числе Вирджи- ния Вулф, искали и находили новые способы художественной изо- бразительности для передачи тех изменений в жизни, в людях, в самих особенностях их мироощущения, которые происходили в по- трясенном войной современном мире Традиционные представле- ния об искусстве, о характере его связей с реальностью сменялись

новыми

Эти процессы происходили и в сознании Вирджинии Вулф Не подвер1ая сомнению вопрос о связи литературы с жизнью, она в само понятие «реальное гь», «жизнь» вкладывала свое, особое по- нимание «Безукоризненность художника — это ощущение правды, которое он дает каждому из нас», — писала Вулф в блестящем эссе «Своя комната» (1929) И здесь же поясняла «Что такое «реаль- ность»' Нечто очень рассеянное, непредсказуемое — сегодня нахо- 1ишь в придорожной пьпи, зав1ра на улице с обрывком 1азегы, иногда это солнечный нарцисс Словно вспышкой освещает она людей в комнате и отчеканивает брошенную кем-то фразу Пере- полняет душу, когда бредешь домой под звездами, делая безглас- ный мир ботее реальным чем стовесныи, — а потом снова обна- руживается 1де-нибудь в омнибусе среди гвалта Пикадилли Порой[нездится в таких далеких образах, что и не различишь их природу Но все, отмеченное этой реальное гью, фиксируется и остается Единственное, что остается после того, когда прожита жизнь и ушли наша любовь и ненависть И мне кажется, никому так не дано жить в ощущении этой реальности, как писателю Отыскивать ее, и связывать с миром, и сообщать другим— его задача » «Я убеждаю вас жить в ощущении реальности»

А что означало для Вугк|) «жить в ощущении реальности»9 Что означало для нее как писатечьницы «ощущение правды», передать которое она считала своей задачей9 Самый прямой ответ на эти вопросы — в ее статье «Современная художественная проза» (1919) - эстетическом манифесте, где она предлагает своим собратьям по перу отказаться от следования установленным нормам, от стрем- ления «сделать тривиальное и преходящее истинным и вечным» Она пишет в этой статье о том, что писатели-«материалисты» (Гол- суорси, Уэллс и Беннет) уже сделали свое дело и на смену им пришли «спиритуалисты», к которым она причисляет Джойса, Эли- ога, Лоуренса и себя У них иное восприятие, иные задачи пере- дать вечно ускользающую реальность, те мириады впечатлений, которые атакуют сознание человека в течение дня, которые обру- шиваются на него непрекращающимся потоком бесчисленных ато- мов «Жизнь — это не серия симметрично расположенных светиль- ников, а светящийся ореол, полупрозрачная оболочка, окружаю- щая нас с момента зарождения сознания до его угасания Не является ли все же задачей романиста передать более верно и точно этот неизвесгный, меняющийся и неуловимый дух, каким бы слож- ным он ни был^»

Вдумайтесь в эти счова, внимательно вчитайтесь, вслушайтесь в них, снова перечитайте, задумайтесь над ними и тогда проще Ьудет войти в мир Вирджинии Вулф «Давайте не принимать без доказательств, что жизнь с\ шествует более полно в том, что обыч- но мыслится как большее, а не как меньшее», — пишет она, наде- пенная прозорливостью и тачантом, умевшая в малом видеть боль- шое и значимое, сопря1.шиая мимолетное с вечным, выводившая универсальное из мгновенного

Говорить о Вирджинии Вулф — это значит вести речь о слож- ное ги и богатстве ее творчества, о присущей ей тонкости воспри- ятия окружающего о ее горячем и изыскательном отношении к Miipv и о том как мною сделала она за свою жизнь Психологизм ее прозы изящен и тонок, его рисунок прихотлив, она раскрывает мир эмоции и чувств, заставляя читателя проникнуться настрое- ниями героев, увидеть, как и они, игру света, усчышать симфо- нию звуков дуновение ветра Она передает бег времени, разнооб- разие ошмлеиии, ассоциации «Она грезит, детает предпотожения,вызывает видения, но она не создает фабулу и сюжет и может ли она создавать характеры?»— спрашиваег современник и почита- тельь таланта Вирджинии Вулф писагель Э.\1 Форсгер В своей Кем- бриджской лекции о творчестве Вулф, прочитанной в год смерги сательницы, Форстер говорил: «Она любила вбирать в себя кра- ски, звуки, запахи, пропускала их через свое сознание, 1де они переплетались с ее мь^ями и воспоминаниями, а )агем снова из- влекала. их на свет, водя пером по бумаге .. Так самозабвенно, как она, умели или хотя бы стремились писать немноше... Она пол- ностью владела своим сложным мастерством». Лекция Форстера была прочитана в 1941 году. Она была данью уважения памяти только что ушедшей из жизни Вирджинии Вулф. Форстер не подводил в ней итоюв, не заглядывал в будущее, спра- ведливо полагая, что только время расставит все по своим местам. с тех пор прошло более полувека и стало очевидно, чти созданное Вирджинией Вулф не только не утратило своего значения, но об- рело новую жизнь, став одним из важнейших явлений в развитии психологической прозы новейшего времени. Fe эксперименты имели отнюдь не лабораторный характер, ее романы, рассказы, книги, ее работы литературно-критическою характера много

предопределили в развитии ажлипской художественной про- зы, привлекали к себе внимание последующих поколении, вошли в круг чтения наших современников, а ее лучшие романы — «Мисс Холлоуэй» и «На маяк» обогатили золотой фонд английской клас- ки.

Вся жизнь Вирджинии Вулф связана с литературой и ей посвя- щена. В атмосфере литературных интересов прошли ее дегство и юность. Она родилась 25 января 1882 года в Лондоне в семье изве- стного литератора, философа и историка Лесли Стивена, человека радикальных взглядов и блестящей эрудиции. Один из образован- нейших людей своего времени, он посвятил себя деятельности кри- тика, журналиста и издателя. Его перу принадлежит множество ста- тей биографий английских писателей, философов, историков. Его фундаментальные труды — «История английской мысли в во- семнадцатом веке» и знаменитый «Словарь национальных биогра- фии». Первой женой Стивена была дочь Уильяма Теккерея. После смерти он женился на вдове известного адвоката Джулии Дак- гг. Среди четверых детей от этого брака третьим ребенком была Вирджиния, с детства отличавшаяся хрупким здоровьем, повы- шенной чувствительное гью, тонкой восприимчивостью. Семья Стивенов жила в атмосфере широких культурных инте- ресов. В их доме бывали многие интересные люди, выдающиеся писатели, ученые, художники Вирлжпнпя из-эа своего здоровья обучалась дома. Ее классной комнатой стала богагеишая библиоте- ка отца, где она с упоением и радостью погружалась в чтение, с ранних дней ставшее ее любимым занятием. Очень мноюе значило для нее постоянное общение с братьями, их школьными и студен- ческими друзьями; и всегда особую роль играла в ее жизни сестра Ванесса, с которой Вирджинию связывали не точько родствен- ные, но и глубокие дружеские узы. Первым погрясением в ее жиз- ни стала смерть матери (1895). Эта невосполнимая утрата для всех Стивенов для Вирджинии обернулась первым в es жизни психиче- ским срывом. Такого рода реакции, связанные с особо осгрыми и сильными эмоциональными переживаниями, поьторячся несколь- ко раз и впоследствии.

В 19U4 г., после смерти Лесли Сгивена, её дети — Тоби, Алрг- ан. Ванесса и Вирджиния покинули родигетьскип дом и пересе- лились в Блумсбери — так назывался район Лондона, расположен- ный вокруг Британского музея. В те годы здесь жили mhoi не худож- ники, писатели, критики. В доме на Гордон-сквер начался новый период в жизни молодых Стивенов, связанный с возникновением так называемой «группы Блумсбери». объединявшей молодых чю- деи и.) среды художественной интеллиючции и начинающих свои путь в науке ученых. Сюда входили писатели Лигюн-Стречи и Фор- стер, художник К. Белл, ставший вскоре мужс-м Ванессы, журна- лист Леонард Вулф, с «Блумсбери» был связан искусствовед Р. Фрай. Душой группы была Вирджиния Стивен. Остроумная, общитель- ная. живо всем интересовавшаяся, она всегда была в центре, при- тягивая собеседников своим обаянием, пубинои суждений, тон- костью присущей ей иронии.

Еженедельные встречи блумсбериицев выливались в продол- жительные и горячие споры об искусе гве, о путях ею развигия в современную эпоху. Все были единодушны во взгляде на искусство как самую важную сторону жизни общества, приветствовали но- вые художесч венные открытия и свято иеричи в io, чго искусст- во— необходимое условие существования цивилизации. Эги дис- пучы велись и в доме на Фицрои-Сквср. куда после смерги Тоби Стивена и замужества Ванессы, переселились Вирджиния и Адри- ан. Круг интересов блумсбериицев расширялся: фичософия, эти- ка. политика, наука, эстетика, история. Блумсбсриицы решитель- но огвергали столь харакгерные для викторианской эпохи лицеме- рие. притворную стыдливость, многословие и напыщенность Титулы и официальные знаки отличия были преданы в их среде осмеянию. В людях ценились искреннее ib, непосредственное! ь, спо- собность тонко реагировать на окру-клошее, непредвзятость суж'- .u'hiih, умение ионимагь и центь npi^ р.юнос, сноболно и 'ipocio

?<




оставить комментарий
страница1/10
Дата12.10.2011
Размер3,29 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
хорошо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх