Стенограмм а заседания «круглого стола» Центра социально-консервативной политики Центр социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1 icon

Стенограмм а заседания «круглого стола» Центра социально-консервативной политики Центр социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1


Смотрите также:
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
«Роль спорта в патриотическом воспитании» Центр социально-консервативной политики Газетный пер....
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмм а заседания Государственно-патриотического клуба партии «Единая Россия» Центр...
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмма совещания в Центре социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
«Патриотизм: история Великой Победы и основа будущего успеха страны» Центр...
Стенограмм а всероссийского семинара-совещания Центра социально-консервативной политики...
8 июля в Киеве прошло очередное заседание Центра социально-консервативной политики Украина...
Законодательного Собрания Красноярского края...
«Это стало бы настоящим вызовом для тех политиков...
Заседания проведенного под председательством Уполномоченного по правам человека в Российской...



Загрузка...
страницы: 1   2
вернуться в начало
скачать
Смех в зале.)

^ Пахомов С.Б. Ничего, я всегда привык отвечать за свои слова. Деньги в экономике стоят столько, сколько они стоят. Когда-то мы занимали на 10 лет под 5% в Европе, при инфляции нашей в стране 12-13%. Вопрос: кто платил инфляционный налог? Его платили европейцы, не вы. Вы пользовались. Почему банки бросались, занимали за границей? (Оживление в зале, шум.) Правильно, инфляция наша, но вы посмотрите, какой был приток сюда иностранного капитала. Россия была центром мирового глобального арбитража между процентными ставками. Растущий рубль, высокие процентные ставки.

^ Груздев В.С. Как оно было, так и ушло.

Пахомов С.Б. Да оно придет опять, не волнуйтесь. Хорошо, займы сейчас 14%. Вы мне можете предсказать инфляцию в конце года? Я вам скажу, она будет выше, мы все равно платим негативные процентные ставки.

^ Груздев В.С. Нам нужно предсказать процент снижения доходов по бюджету, вот это можем.

Пахомов С.Б. Владимир Сергеевич, вы и этого не можете предсказать, потому что процент снижения или повышения по бюджету зависит от цены на нефть. Вы можете предсказать цену на нефть?

^ Коган А.Б. Да, уже можем.

Пахомов С.Б. Да, теперь уже. Вот она колеблется, она растет, она падает. Поэтому здесь, наверное, не надо заниматься такими пророчествами Судного дня.

^ Макаров А.М. Абсолютно правильно, надо начинать бурить в Москве, и все проблемы решатся.

Пахомов С.Б. Возвращаясь к финансовому центру, здесь две вещи. Необходимо все-таки регулирование сектора финансовых услуг. У нас его по целому ряду частей этого сектора просто нет, его надо создавать.

Далее, необходим целый ряд законопроектов, которые должны быть нормально приняты, обсуждены. Проблема в том, что сейчас никто в мире не знает, каким должно быть это регулирование. Поэтому здесь необходимо быть участниками этого процесса, чтобы понять, в каком направлении развивается как раз регулирование сектора финансовых услуг.

По поводу обвинений, которые прозвучали в адрес авторов доклада, о некой конфронтационности. Я очень много общаюсь с европейцами, с американцами. Так вот я вам скажу, что в Западной Европе бытует очень твердое мнение среди банкиров, что все это страшный заговор Америки для того, чтобы уничтожить объединенную Европу. А среди американцев бытует очень устойчивое мнение, что то, что делается, это заговор, чтобы уничтожить США путем продажи американских облигаций. Сейчас вот китайцы, русские и прочие начнут продавать. Поэтому не мы одни сторонники теории заговора, эта теория заговора сейчас владеет умами очень многих людей.

^ Макаров А.М. Ну, слава богу! Тогда мы создадим финансовый центр. (Смех в зале.)

Пахомов С.Б. Создадим, конечно, он сам собой создастся.

Я очень коротко скажу о том, что в Москве делается. У нас не только принята концепция, ее вчера мэр подписал. Создан неформальный, добровольный сугубо консультативный совет из ведущих профессионалов фондового рынка, организаций, которые входят в элиту нашего финансового сектора, и иностранцы там присутствуют очень активно. Более того, существуют международные соглашения между Москвой и некоторыми финансовыми центрами о сотрудничестве в деле развития Москвы как финансового центра. В частности создана рабочая группа. Город Москва, ряд представителей федеральных учреждений регуляторов, и представители регуляторов Германии, представители земли Гессен, представители финансового сообщества города Франкфурта, совершенно нормальная хорошая программа, способствует тому, чтобы в Москве становился, развивался и креп международный финансовый центр. Мы эту работу намерены продолжить. С нашей точки зрения, не очень хорошо, что вроде бы было принято решение на федеральном уровне создать комиссию во главе с Алексеем Леонидовичем, и, по-моему, он так и существует там в единственном числе как глава комиссии. Но тут хотелось бы, чтобы на федеральном уровне все-таки работа была продолжена.

^ Свердлов Ю.В. Хоть я очень часто с Андреем Михайловичем полемизирую, но в данной ситуации хочу его поддержать, и скажу, что, наверное, правильно сейчас говорить не о том, как сделать финансовый центр, а вот как нам от падения ВВП перейти к росту ВВП. Потому что если взять очевидный международный финансовый центр, это США, так это первая экономика мира. Вторая экономика мира на сегодняшний день – это Китай. И то, она не решает пока сегодняшней, завтрашней перспективы, просто становление реальной альтернативы США. Мы на сегодняшний день не третьи, не четвертые, не пятые, и начинаем вдруг с хвоста решать эту проблему. При этом мы должны понимать, что если китайцев 1,5 миллиарда и они могут решить вопрос достаточно простым производством, то нас значительно меньше, более чем в 10 раз, и мы на том же коньке, на каком выехали они, угнаться за этим прогрессом не сможем. Поэтому, с учетом того, что перспективы развития мировой экономики – это инновации, то мы должны посмотреть, что мы делаем и в каком темпе по инновационному развитию экономики России. Сказать, что на сегодняшний день в момент кризиса все судорожно пытаются заниматься вопросами регулирования, регулирования банков, регулирования финансовых рынков, это все попытка решить противопожарные мероприятия, когда уже вовсю бушует пожар. В этом смысле никаких разумных решений на перспективу принято быть не может. Сейчас надо спокойно подождать, посмотреть, что происходит для того, чтобы принимать какие-то выводы в этом плане на будущее. А вот то, что касается инноваций, этот процесс не имеет никаких этапов. Он либо есть, либо нет. К сожалению, мы ничего не делаем в этом направлении. Чем быстрее мы здесь от слов перейдем к делу, тем быстрее мы сможем перейти к вопросу об организации финансового центра.

^ Гусаков В.А. Понятно, что создание финансового центра – это составная часть развития в целом нашей страны, понятно, что эта цель привлекательна, поэтому и поставлена как цель. Ясно, что когда центр состоялся, то возникают дополнительные возможности от использования своей валюты в качестве резервной. Нам проще, я имею в виду тем, кто работает в инфраструктуре. У нас вполне понятные сейчас задачи и возможности по совершенствованию технологий, с которыми достаточно много понятно. И у нас понятные задачи по совершенствованию регулирования, потому как в период кризиса это намного проще сделать, в том числе под вывеской пакета антикризисных мер, многие меры разрабатывались давно. Те, кто занимался этими вопросами, а мне довелось в разных ипостасях заниматься ими, видят, с одной стороны, что довольно много тех же, что были пять лет назад анонсированы. Но это не дежавю, на самом деле, просто за эти годы практически все законопроекты, которые действительно нужно принять, их больше в двух этих программах Стратегия-2020 и Концепция развития финансового рынка. Их там где-то под 60: то, что в ближайшее время можно и нужно будет принять – порядка 30, и ключевые порядка 5.

Существенно то, что сообщество, оно уже практически по всем вопросам пришло к консенсусу, и документы не только написаны, но даже на уровне идеологическом не вызывают у тех, кто принимает участие в принятии решений, серьезных возражений и противоречий. Поэтому ряд из них уже прошел отдельные чтения в Госдуме, и мы думаем, что до конца года все будет принято.

Идея создать биржевой холдинг с контрольным пакетом государства достаточно новая для меня. То, что государство существенно участвует в этих вопросах, это, на мой взгляд, нормально и правильно. Но, конечно, в большей степени должно быть на уровне регулятивном и законодательном. С одной стороны, жаль, что ушло много депутатов, которые принимают участие в законодательном процессе, с другой стороны, не беда, потому что в основном они из непрофильных комитетов. (Смех в зале.) А с профильными, там уже люди хотя меняются, но все равно с высокой степенью знания предмета находятся.

К сожалению, видна картинка в целом по падению ВВП, потому что помимо всего прочего я еще член совета директоров «РЖД», откуда очень ярко видна картина динамики в целом по стране. И это очень объективный показатель – объем грузоперевозок. Я поэтому отчетливо понимаю, что создание финансового центра, изолированная задача, с одной стороны, не решит всех проблем, с другой стороны, они нерешабельны. Пользуясь этой аргументацией, говорить, что мы этим вообще заниматься не будем, это совершенно неверно, потому что там столько много всего, чего нужно сделать, и делается, и то, что улучшает ситуацию при реализации, это тоже факт. А какие-то достаточно резкие заявления по поводу того, что нам что-то сильно импортировали умышленно, не умышленно.. Народ просто хотел, чтобы у них очень хорошо все было, поэтому они абсолютно неумышленно делали так, что у других получилось плохо. Но мы тоже не должны к этому относиться широко раскрыв глаза, не понимая, что делается.

^ Демин И.Ю. Как я понял господина Макарова, предполагается строить в Москве мировой финансовый центр примерно по той же схеме, по которой мы строили коммунизм. То есть Москва – столица финансового центра, постепенно должна ею стать, как в свое время предполагалось, что Москва станет столицей коммунистического государства. А потом там рассматривают различные стадии. Первая стадия – совершенствование построения социализма. Помните?

Мне кажется, на этот процесс можно было бы посмотреть все-таки по-другому. Здесь говорили, что если надо строить мировой финансовый центр, надо строить дороги. Дороги для чего? Для того, чтобы по ним ездили самосвалы, груженые деньгами? Ведь грядет эпоха новых технологий, и все об этом знают. Вот я сижу, у меня в руках компьютер, нас передают по компьютеру. Смотреть то, что мы говорим, можно не обязательно сидя за соседним столом, можно смотреть в том же самом Лондоне, если овладеть их языком, или еще где-то. Так же и торги можно проводить в любом месте, сидя на даче на Рублевке, например.

В чем смысл построения мирового финансового центра в Москве? Я изначально сюда шел, думал, тут будут шахматные доски, «12 стульев» висеть. Можно строить не мировой, а вселенский финансовый центр. Новые технологии говорят о том, что центра нет, все становится размазанным, пользователи могут в любом месте входить в сеть, и в этом смысле сама пирамида построения финансовая, она сходит на нет.

Следующий момент, о чем бы хотелось сказать ушедшим либералам. Я немножко не понимаю, сколько можно дергать проблему олигархов, их экспроприации. Мужу Батуриной тоже достанется от этого. Я не понимаю в этом смысле наезды промежду прочим господина Макарова, который, к сожалению, покинул нас уже. Я так понимаю, что когда речь идет об олигархах, речь идет все-таки об изменении какой-то структуры управления экономикой, а не о конфискации имущества или экспроприации имущества. Зачем нас заводить в этом смысле в тупик?

Нам либералы говорят о недовольстве СМИ, и о том, что в СМИ присутствует сплошной антиамериканизм. Мне кажется, проблема в другом. В том, что в СМИ наоборот нет информации. Если я смотрю западные газеты, на первых страницах обсуждаются проблемы мирового финансового кризиса, какие могут быть последствия. В наших газетах ничего этого нет. Если смотришь информационные программы западные, там широко дискутируются проблемы мирового финансового кризиса, и кто это устроил, в том числе вопрос, связанный с закулисой, с заговорами и тому подобными вещами. У нас в принципе этого нет. В чем проблема? В том, что у нас журналисты перевелись? Наверное, все-таки проблему надо искать именно в той либеральной подоплеке, которая до сих пор, наверное, владеет большинством СМИ. У нас не рассказывают о роли «Джей-Пи Морган» и "Голдман Сакс" в тех событиях, которые называются мировым финансовым кризисом.

Сейчас происходит процесс, который для многих кажется удивительным, растут цены на нефть. Кто-нибудь вообще озадачился вопросом, а почему это происходит? Была небольшая публикация, перепечатка в «Ведомостях» из «Файненшл Таймс» по поводу перестраховки нефтяного экспорта из Мексики на 1,5 млрд. долларов, слышали, наверное, об этом. Так даже эта перепечатка была подвергнута в «Ведомостях» цензуре. Я не знаю, с чем это связано, тем не менее, факт остается фактом. На сайте, например, тех же «Ведомостей» она доступна только на платной основе. Больше по этой информации ничего вы не найдете. Почему цены на нефть вдруг стали расти? И самый главный вопрос, который у нас вообще нигде никогда не обсуждался широко, а собственно из-за чего вообще произошел финансовый кризис? Вот эти вопросы, как мне кажется, экспертами, которые до сих пор находятся под сильным либеральным влиянием, и под сильным влиянием так называемых неоконсерватистских кругов, просто не игнорируются даже, а подавляются. Я могу сказать о том, что да, действительно в СМИ идет неформальная цензура того, что называется «финансовый кризис».

Кто-то говорит о недовольстве тем, что наше Правительство ничего не делает в области преодоления финансового кризиса. Помните, полгода тому назад, это можно посмотреть по стенограммам, мы здесь как представители только Социально-консервативного клуба обсуждали проблемы, которые стоят. Это проблемы финансового рынка, помощи через банки. С вами ругались, с Макаровым ругались.

^ Гамза В.А. Не ругались, дискутировали.

Демин И.Ю. Хорошо, пускай дискутировали.

Сейчас Медведев фактически на прошедшей неделе поддержал все наши тезисы полугодичной давности. С этим трудно будет спорить. Так вот, я считаю сейчас, и тогда говорил, что главная задача государства как раз ничего не делать. И слава богу, что сейчас государство тоже активно ничего не делает. Но есть какие-то проблемы. Макаров критиковал: вот, они в пожарном порядке что-то пытаются делать. Слава богу, что в пожарном порядке что-то делается. Но в целом, в глобальном порядке, не понимая, что стоит за этим финансовым кризисом, какие действия можно предпринимать? И с этой точки зрения, я полагаю, здесь большинство специалистов, которые ушли, они были заинтересованы в своих собственных выступлениях, не в том, чтобы выслушать друг друга. Но, мне кажется, специалистам необходимо выходить на СМИ, специалистам–финансистам, и начинать дискуссию о том, что же все-таки произошло и что происходит в финансовой сфере. В этом случае, мне кажется, можно было бы стать в определенном смысле и финансовым центром. Ведь происходит действительно во всех развитых государствах огосударствление банковской системы. Если у нашей страны, если у Европы есть еще какой-то опыт со стороны государства управления имуществом, финансами, банками, то, например, в США такого опыта абсолютно нет. Что у них там произойдет, если банки станут государственными? Американцы очень этим озабочены. Но так, как мы работаем не в рублевой все-таки массе, а в долларовой массе, нам тоже надо эти озаботиться. Это действительно вопрос: из-за чего произошел финансовый кризис? И не получится ли, что вторая волна финансового кризиса вообще все сметет? И роль «Джей-Пи Морган» в том, что происходит, можно называть это заговором, можно называть как угодно, но факт остается фактом, это вопрос вопросов, на который в наших СМИ не то что нет ответов, нет даже вопросительных знаков.

^ Горюнов Р.Ю. На мой взгляд, дискуссия относительно международного финансового центра ведется, насколько я помню, год как минимум достаточно активно. Мне кажется, мы не можем дать ответ на главный вопрос: а что вообще мы подразумеваем под международным финансовым центром? Ведь на самом деле все приводят примеры разные – Лондон, Нью-Йорк, Сингапур, Шанхай – у них у всех абсолютно разные модели, и они несопоставимы между собой. Мы даже для себя не можем никак определиться, а мы вообще какую модель хотим построить? Если посмотреть на тот же Сингапур, который сейчас является одним из самых быстрорастущих финансовых центров, там вообще экономики нет никакой. И они не говорят про то, что вот мы не можем финансовый центр построить, исходя из того, что у нас нет никакой промышленности, мы ничего не производим. Но, тем не менее, они построили крайне успешный международный финансовый центр. А построили они по одной простой причине. Они поставили себе задачу, что Сингапур должен стать точкой для всех инвесторов по инвестициям в страны азиатского региона. Вот все инвесторы заходят во все страны прилегающие через Сингапур. Они создали для этого определенные условия. Они сначала поставили задачу, сформулировали, что они хотят, а потом начали реализовывать. У нас же дискуссия во многом абстрактная, потому что не определена модель. С другой стороны, я, как человек непосредственно вовлеченный в финансовый рынок и крайне заинтересованный в построении международного финансового центра, для себя определяю задачу следующим образом, что все усилия, которые мы в рамках этих разговоров и действий, которые будут делаться по построению международного финансового центра, они все равно будут способствовать развитию российского финансового рынка и, на мой взгляд, потенциал России, с точки зрения экономики, с точки зрения населения, с точки зрения возможности влияния на прилегающие страны, он таков, что правильное развитие российского финансового рынка приведет к тому, что мы обречены стать международным финансовым центром. То есть у России нет шанса не стать международным финансовым центром. Либо у нее не будет финансового рынка в принципе, либо он будет развитым, и тогда он априори станет международным финансовым центром просто исходя из того, какой есть у России экономический и социальный потенциал. Поэтому, на мой взгляд, неплохо было бы не только дискутировать на тему проблематики международного финансового центра, но и прилагать усилия по развитию финансового рынка.

К сожалению, насколько я понимаю, Концепция международного финансового центра, которая МЭРТом подготовлена еще в августе, если я не ошибаюсь, она на текущий момент принята, но план ее реализации не принят до сих пор. И в течение года мы занимаемся тем, что дискутируем, и даже еще не начали реализовывать те пункты Концепции, которые, на мой взгляд, абсолютно здравые и интеллектуально подготовленные, заложены в эту Концепцию, потому что дискуссия, я помню, была крайне содержательная и представительная, когда готовилась эта Концепция. Хотелось бы уже увидеть реализацию этой Концепции. По сути, главным вопросом относительно развития российского финансового рынка является его конкурентоспособность, потому что мы находимся в жесткой конкуренции, это здесь подчеркивалось, и единственный шанс у нас дальше развиваться, это быть конкурентоспособными в условиях достаточной близости Лондона, Варшавы, которая достаточно амбициозна, Дубаи, который тоже очень активно развивается.

На мой взгляд, конкурентоспособность, она определяется рядом показателей, но в целом она должна определяться следующим. Первое, у нас должна быть сильная собственная инвесторская база, то есть в России должны быть созданы условия для того, чтобы и частных, и институциональных инвесторов было много. И те проблемы, и тот кризис, которые мы наблюдали в конце прошлого года, и то резкое падение, действительно, российский рынок упал больше всех, на мой взгляд, определяется тем, что в России за это время не создана достаточная внутренняя клиентская база, и российский рынок во многом подвержен влиянию иностранных инвесторов. В условиях отсутствия в первую очередь серьезных институциональных инвесторов, пенсионных средств, страховых средств на финансовом рынке, просто в условиях выхода спекулянтов, реально покупателей на рынке просто не было, и за счет чего он мог поддерживаться, было непонятно. Единственным таким стабилизирующим фактором было участие государства в тот момент, потому что других инвесторов, желающих в тот момент покупать российские акции и облигации, просто не было. Поэтому задача создания внутреннего инвестора является ключевой. Вторая задача, это превращение российского финансового рынка в инструмент привлечения инвестиций для предприятий. Потому что российские предприятия должны привлекать средства в России. Если мы считаем, что можно построить международный финансовый центр в условиях, когда российские компании, причем даже государственные, привлекают средства в Лондоне, на мой взгляд, просто не приходится. О каком вообще примере для прилегающих стран можно говорить для других компаний, когда крупнейшие государственные компании размещаются в Лондоне? Поэтому основной задачей является то, что основной объем первичного размещения российских компаний должен проходить в России, и это должно стать основой для развития вторичного рынка. Ведь в течение последних трех месяцев в России случился беспрецедентный для фондового рынка случай. Сейчас самой ликвидной «голубой фишкой» России являются акции Сбербанка. Вот это случилось буквально в конце прошлого года, четыре месяца так происходит. Но главным отличием от других «голубых фишек» Сбербанка является то, что у него нет развитого рынка АДР в Лондоне. Исключительно локальный инструмент. И этот пример показывает, что все разговоры про то, что на российском фондовом рынке нельзя привлечь достаточное количество средств, и второе, что иностранные инвесторы на российском рынке не могут работать, опровергается. Потому что, во-первых, Сбербанк сумел провести огромное IPO в России, в нем участвовали как российские инвесторы, так и международные. И в настоящее время все международные инвесторы, которые так хотят купить Сбербанк, они его прекрасно покупают в России, в Москве, в РТС, на ММВБ, и как-то живут без того, чтобы эти бумаги обращались в Лондоне. На мой взгляд, эта практика очень хорошая, ее надо распространять. Естественно, что административно эти вещи не решишь, потому что инвесторы достаточно по-хорошему либеральные, и они совершенно спокойно выбирают места привлечения капиталов, опять же мы живем в конкурентном мире, с точки зрения инвестиций, поэтому здесь административными ресурсами не обойдешься, здесь необходимо создавать рыночные преимущества. В первую очередь это регулятивные преимущества, налоговые преимущества, по крайней мере, не преимущества, а сопоставимые условия для работы на рынке. Речь не идет о создании каких-либо налоговых оффшоров, но условия работы на российском рынке с точки зрения налогов должны быть по крайней мере сопоставимы и конкурентоспособны с другими юрисдикциями, с которыми мы конкурируем. И в целом наш рынок должен быть привлекателен для международных инвесторов, равно как и базироваться на отечественных инвесторах.

В завершение хотелось бы сказать о роли государства. Я не могу не отреагировать на указанные предложения. Мы рискуем оказаться в ситуации, что у нас государство будет одно на рынке. То есть у нас государство уже сейчас является, помимо того, что оно регулятор и контролер, естественная его функция, оно же является владельцем крупнейших эмитентов, оно же является инвестором на рынке с некоторых пор в лице Внешэкономбанка, оно же является активным участником рынка в виде крупнейших государственных банков. Но если оно же будет владельцем инфраструктуры, то в принципе оно будет одно во всех лицах. Наверно, с точки зрения международной конкуренции это не совсем правильно. И конкуренция, которая существует в том числе и на российском рынке, это хорошо, она должна поощряться, потому что мы должны понимать, что финансовый рынок – это очень быстро меняющийся организм. Если мы посмотрим на финансовый рынок мировой сейчас, 5 лет назад, 10 лет назад, это абсолютно три разные картинки, и финансовый рынок наш должен быть способен активно и быстро развиваться. И рыночные механизмы и конкуренция здесь просто неотъемлемы.

^ Ермакова Н.А. Мои коллеги уже сказали в основном то, что я хотела сказать. Это действительно тема не новая, о создании международного финансового центра, он на самом деле нужен России, об этом недавно сказал наш Президент Дмитрий Анатольевич Медведев, что действительно этот центр может обеспечить экономический рост России. Но есть очевидные проблемы, и это объективная реальность, чтобы он заработал, нужно, как подчеркнул наш глава государства, принять полноценный пакет законов, сегодня многие в этой дискуссии говорили об этом, и ряд других документов, которые позволят заработать этому финансовому инструменту. И до минимума нужно снизить регистрационные и разрешительные процедуры, которые тоже сегодня мешают работать финансовому рынку, и для инвесторов, и для других финансовых институтов. Сегодня российский финансовый рынок привлекает инвесторов, и это очевидно, потому что они прекрасно понимают, как сегодня развивается Россия, и они готовы сегодня вкладывать средства. И, конечно, все участники этого процесса, в том числе иностранные, должны получить особую преференцию, особые налоговые режимы, об упрощении правил вывоза, также таможенного режима, правил регистрации собственности, и действительно есть сегодня определенный риск. И не зря уже наше Правительство об этом давно говорит, и уже наш самый главный руководитель в стране. Мы сегодня, производственники, в основном брали кредиты только за рубежом. На самом деле они там дешевые и длительные. У нас, к сожалению, они дорогие и короткие. Поэтому, если мы примем вот этот ряд законодательства при поддержке Правительства, вот тут молодой человек говорит, что в одном лице будет Правительство, но я считаю, создание такого финансового инструмента, без поддержки государства мы это сделать не сможем. И, я думаю, тогда Россия сможет стать новой финансовой Меккой, о которой в последнее время так много говорят.

^ Тарачев В.А. Обо всем понемножку переговорили уважаемые коллеги. Если мы возьмем тот документ, который нам раздали, я так понимаю, что это почти проект решения, и последний абзац говорит о том, что роль координатора должна взять на себя партия «Единая Россия». Я с этим полностью соглашусь. Практически все выступающие сказали о том, что эта тема поднимается, проговаривается уже последние два года и на уровне Торгово-промышленной палаты, Российского союза промышленников и предпринимателей, Минэкономики и т.д. Практически все участники страхового фондового рынка, банковские ассоциации эти вопросы проговорили, подготовили тоже свои проекты решения, отписались в Правительство. Вот Роман Горюнов сказал, что да, Концепция Минэкономикой принята и все, и все зависло. Здесь нужен какой-то толчок, какой-то паровоз, который продолжал бы двигать эту идеологию, эту Концепцию. Эта Концепция, безусловно, обрастет теми мыслями, которые сегодня были озвучены.

Самое главное, чтобы мы не пошли по пути Казахстана. Казахстан принял закон по поводу этого три года назад, пригласил Джеймса Вульфонсона, это экс-руководитель Мирового Банка, для того, чтобы он консультировал, и что-то ничего не слышно по региональному финансовому центру в Казахстане. Казахстан, конечно, нам нужен прежде всего как СНГ, чтобы действительно мы за рубли могли бы здесь что-то работать, чтобы рубль стал хотя бы региональной валютой. Это один из штрихов претворения той Концепции в жизнь, которую определило Министерство экономики.

Почему, на мой взгляд, нужна координация? Естественно, сегодня «Единая Россия» – это правящая партия. Чтобы не было, например, таких высказываний. Вот буквально позавчера господин Вельяминов, это наша уважаемая таможня, вернулся к мысли о том, что нужно вернуться к обязательной продаже валюты. Я помню как в Государственной Думе мы о либерализации валютного законодательства проговаривали, и, наконец, западные инвесторы увидели, что да, мы действительно пошли на это дело, все это убрали. И сейчас такое заявление, понятно, в очередной раз ушки заострятся, внимание обострится, стоит ли сюда заходить потенциальному инвестору. А, безусловно, работа международного финансового центра предполагает дополнительные инвестиции. Какой будет наш центр? Правильно отметил Горюнов, что если в Сингапуре одна, в Дубаи, которые за 6 лет с нуля сделали финансовый центр, несколько иная организационно-правовая форма, и цели и задачи у всех, начина с Лондона и заканчивая Сингапуром, иные. Здесь тоже, раскручивая эту Концепцию, мы, безусловно, с учетом того, что сегодня у нас кризис, то, что ни о каком международном финансовом центре большими словами говорить при двузначной инфляции просто некорректно. Но, я полагаю, что это когда-то кончится. И, я полагаю, что это кончится достаточно скоро. Есть цели, есть задачи. Сегодня действительно нет того двигателя, того паровоза, который бы мог это делать. Я думаю, что «Единая Россия» сегодня в состоянии эти вопросы координировать и двигать. Ибо уже сказано по поводу того, что надо десяток законов принимать, некоторые начали приниматься, о клиринге, о биржевой торговле, много мы по этому поводу говорим. Но, учитывая то, что «Единая Россия», только от нее зависит принятие того или иного закона, если это станет партийным проектом, я полагаю, что и правовое поле под создание международного финансового центра будет сделано быстрее.

^ Гамза В.А. Я подготовил финансово-экономический анализ основных параметров, которые обязательно требуется учитывать при формировании международного финансового центра. Я оставлю в электронном виде для всех участников, можно будет ознакомиться, здесь порядка 40 таблиц.

Для формирования международного финансового центра надо иметь пять оснований. Первое, развитая экономика. Я думаю, что мы не можем выбрать для себя модель международного финансового центра, которая реализуется в Сингапуре, поэтому, хотим мы этого или не хотим, для нашего центра у нас должна быть развитая экономика. Во всяком случае ВВП должен быть существенно выше, чем сейчас, потому что даже несколько стран, у которых выше ВВП, чем у нас, не имеют международных финансовых центров.

Второе, развитая финансовая система. Я думаю, ни для кого не секрет, что 95% всего нашего финансового рынка – это банковская система. Всего 5% - это небанковский финансовый рынок. При таком уровне небанковского финансового рынка очень сложно говорить о международном финансовом центре. Я хочу сказать не о том, что невозможно сформировать, я хочу сказать о том, какие задачи должны быть решены для того, чтобы этот центр можно было бы сформировать. А то, что его можно сформировать, вне всяких сомнений.

Третье, это правовое поле. Для законодателей не секрет, что банковская система у нас строится примерно в основном по образцу немецкого законодательства, фондовый рынок по англо-саксонскому. При условии, что мы будем и дальше продолжать так строить, мы никогда не построим единый финансовый центр, который будет в мире нормально восприниматься, который будет адаптирован к мировому законодательству. Поэтому особенно в сфере законодательства просто непочатый край проблем, связанных с тем, чтобы создать такое правовое поле, которое было бы понятно тем инвесторам, которые будут работать в нашем финансовом центре.

Инфраструктура. Совершенно очевидно, что это вопрос сложный, но он решаемый. Сегодня уже всем профессионалам на этом рынке понятно, что нужно делать и как нужно делать. Кстати, это один из тех элементов, по которому законодатель сегодня может принять все необходимые решения.

Ну и инвестиционная политика. Абсолютно согласен с Андреем Михайловичем и с Ириной Анатольевной даже, наверное, больше, что до тех пор, пока у нас будет такой уровень коррупции и такой уровень судебной защиты, конечно, очень сложно говорить о международном финансовом центре. Но я не пессимист, я считаю, что все эти задачи вполне решаемые, просто надо четко понимать, что ни за 5, ни за 10 лет мы их не решим. А надо набраться терпения, сформировать необходимую модель, подготовить программу и двигаться, набраться терпения. Я думаю, что лет за 20-25 мы вполне способны такой международный финансовый центр построить.

^ Шувалов Ю.Е. Я подведу итоги, с вашего позволения. Мне кажется, сегодня была очень хорошая дискуссия, потому что мы сделали шаг вперед по пути нашего определения того, что нам нужно делать в отношении позиции партии по развитию финансового центра в России. Этот вопрос, безусловно, связан с развитием вообще финансовой системы страны и укреплением денежно-финансовой системы страны. От нее зависит сегодня, хотим мы этого или нет, состояние нашей экономики. Именно во время кризиса это и надо обсуждать. Потому что пока мы не разработаем стратегию более четкого понимания развития страны, мы не выйдем из этого кризиса. Мы договорились, что Россия оказалась в двойном кризисе, это мировой кризис, но еще и свой системный кризис, связанный с необходимостью перехода к новой экономической политике. Поэтому, решая задачи укрепления финансовой системы страны, мы решаем и задачу по выходу из кризиса.

Я абсолютно согласен с Владимиром Андреевичем, когда он говорит о необходимости формирования модели. Мы сегодня в клубах, в рамках партийных проектов и подошли к решению этой задачи, связанной с тем, чтобы сформировать современную модель новой экономической политики нашей страны. Модель, позволяющую во времени видеть те задачи, которые мы должны решать. И не случайно мы отложили в свое время на Х съезде партии принятие соответствующей программы. Имея полное понимание по идеологической составляющей, мы именно не имели этой социально-экономической модели. Сейчас, обсуждая и транспортные коридоры, и национальную инновационную систему здесь в ЦСКП, и сегодня вопрос финансового центра, я думаю, что приближаемся к пониманию контуров этой модели. Мы сможем привлечь лучших специалистов и подготовить предложения по модели к съезду «Единой России». Безусловно, там должно быть отведено серьезное место развитию финансового центра. Юрий Михайлович говорит о том, что в России должен быть финансовый центр один из самых мощных в мире к 2025 году, разные есть оценки. Но важно, что эти целевые задачи есть, и эта задача входит в тот пакет неотложных составляющих, которые должны сформировать нашу социально-экономическую модель России современную.

Поэтому, я считаю, что мы можем по итогам сегодняшнего обсуждения сформировать группу с привлечением специалистов в ЦСКП, и Институт развития финансовых рынков мы можем привлечь как партнера к этой работе, и эта группа подготовила бы уже для Генерального совета партии предложения относительно позиции партии по формированию финансового центра страны. Я думаю, что эта работа как раз к осени, к съезду будет завершена, и она станет хорошим вкладом в те предложения по социально-экономической модели, о которых я говорил.

Пахомов С.Б. Юрий Евгеньевич, я хотел бы предложить нашу помощь, у нас уже структура создана, в консультативном совете 63 ведущих профессионала и представители всех саморегулируемых организаций, работающих на рынке. В рабочей группе международной порядка 30 человек прекрасных специалистов. Мы готовы сотрудничать и помочь.

Шувалов Ю.Е. Безусловно, без вас мы не справимся. Спасибо большое, очень приятно.

Спасибо большое всем участникам!




оставить комментарий
страница2/2
Дата12.10.2011
Размер0,53 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх