Стенограмм а заседания «круглого стола» Центра социально-консервативной политики Центр социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1 icon

Стенограмм а заседания «круглого стола» Центра социально-консервативной политики Центр социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1


Смотрите также:
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
«Роль спорта в патриотическом воспитании» Центр социально-консервативной политики Газетный пер....
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмм а заседания Государственно-патриотического клуба партии «Единая Россия» Центр...
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмма совещания в Центре социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
«Патриотизм: история Великой Победы и основа будущего успеха страны» Центр...
Стенограмм а всероссийского семинара-совещания Центра социально-консервативной политики...
8 июля в Киеве прошло очередное заседание Центра социально-консервативной политики Украина...
Законодательного Собрания Красноярского края...
«Это стало бы настоящим вызовом для тех политиков...
Заседания проведенного под председательством Уполномоченного по правам человека в Российской...



Загрузка...
страницы:   1   2
скачать
С Т Е Н О Г Р А М М А

заседания «круглого стола»

Центра социально-консервативной политики


Центр социально-консервативной политики

Газетный пер., д. 3-5, стр. 1

21 мая 2009 года. 14.00


Председательствует Ю.Е. Шувалов.


Шувалов Ю.Е. Уважаемые друзья, я хочу проинформировать, что сегодня мы работаем в прямом эфире в Интернете, поэтому к нам от организаторов попадания в Интернет поступила просьба отключить телефоны. Я понимаю, что это сложно всем сделать, но, тем не менее, я просил бы. Сегодня мы в виде эксперимента проводим такое мероприятие. Я думаю, что опыт будет положительным, и мы и дальше будем заседания ЦСКП проводить в прямом эфире в Интернете. Это позволит нашим коллегам в регионах следить за нашей дискуссией.

Еще не все собрались, тем не менее, я хочу начать наше мероприятие. Мы давно не собирались на площадке ЦСКП, и сегодня есть хороший повод, потому что это не просто обсуждение текущей социально-экономической ситуации, о чем, я считаю, нам надо поговорить, и здесь представлены все три клуба, мы должны ее обсудить сегодня. На Совете Думы мы приняли Повестку дня на завтрашнее заседание, в которую внесен закон об Отчете Правительства. Этот закон очень важен с точки зрения того антикризисного плана, о котором мы говорили, того Постановления Государственной Думы, которое в свое время было принято как антикризисное. Ситуация развивается, в социально-экономической сфере кризис никуда не ушел, поэтому есть вопросы, требующие обмена позициями представителей клубов.

Но сегодня тема о развитии в России финансового центра, я думаю, она является тоже весьма дискуссионной для наших клубов, но важной для партии «Единая Россия». Мы этот вопрос обсуждали на площадке Патриотического клуба в Торгово-промышленной палате где-то полгода назад. Тогда было интересное сообщение подготовлено. Сегодня это уже Институт развития фондового рынка. И от его имени я попросил сделать доклад Сафонова Олега Петровича. Я думаю, что этот доклад станет основой для обсуждения сегодняшнего, которое у нас пройдет.

Я, во-первых, приветствую всех гостей наших, экспертов, представителей Центробанка, бирж и других сообществ экспертных, также гостей с территории СНГ. Думаю, что результатом нашего обсуждения может быть создание рабочей группы по подготовке партийного проекта о формировании в России финансового центра в городе Москва. Поэтому у нас также присутствуют представители правительства Москвы. Я уверен, что эта тема будет интересна Юрию Михайловичу Лужкову, мы уже к нему обратились с таким вопросом о возможном кураторстве его этого направления в партии «Единая Россия». Но для нас важна именно выработка позиции, обсуждение всех вопросов, связанных с развитием финансового рынка России. Моя точка зрения сводится к тому, что Россия без формирования финансового центра, безусловно, не может претендовать на суверенитет в долгосрочной перспективе, на укрепление своих позиций. Понятно, что изменение финансовой мировой конфигурации дает возможность нам пересмотреть наши подходы и активизироваться в плане создания инструментариев, предполагающих в перспективе формирование такого финансового центра. Хотя вопрос, конечно, требует обсуждения на соответствующем уровне и принятия соответствующих решений.

Поэтому, пожалуйста, Олег Петрович, вам слово.

^ Сафонов О.П. Доклад, который мы подготовили, «О проблемах и перспективах развития российского фондового рынка в условиях кризиса мировой финансовой системы». Доклад не очень большой. Мне кажется, было бы очень интересно затем обсудить какие-то основных положения этого доклада, подискутировать, может быть, выработать некие иные варианты развития событий, имея целью сегодняшнего собрания формирование координационного совета на базе партии «Единая Россия», с тем, чтобы этот проект последовательно реализовывать.

Текущий кризис высветил ряд актуальных стратегических проблем и оперативных задач финансовой политики, в том числе развития государственного механизма управления финансовой системой страны. Кризисные явления в экономике России, быстро распространившиеся из финансового в иные секторы экономики под воздействием негативных внешнеэкономических факторов, показали, что создававшаяся в последние годы экономическая модель оказалась не в полной мере готова к парированию новых угроз экономической безопасности страны в условиях резкого обострения противоречий в мировой финансовой системе. Один из проявившихся недостатков, это недостаточная устойчивость к внешним деструктивным воздействиям. Во многом именно благодаря внешним факторам было спровоцировано столь негативное развитие ситуации в российской экономике. Соответственно то развитие ситуации, которое мы видим, во многом, по нашему мнению, действие внешних негативных факторов.

По ряду наших оценок текущий финансово-экономический кризис управляем со стороны мировой финансовой элиты. Цель данного кризиса – сохранить доминирование нынешней элиты и заложить основы новой модели мировых финансов в условиях происходящих глобальных трансформаций. К числу глобальных трансформаций относится предстоящее в ближайшем будущем исчерпание разведанных запасов углеводородного сырья, глубокое изменение климата, ведущее к трансформации геополитического пространства, существенное изменение миграционных потоков населения планеты, а также появление прорывных технологий в промышленности, которые способны кардинально изменить направление и темпы развития человечества. По сути перед устроителями нынешнего кризиса стоят те же задачи, которые ранее решались военной силой в ходе Первой мировой и Второй мировой войны.

Видимым проявлением экспансионистских устремлений мировой финансовой элиты накануне кризиса стали события, связанные с консолидацией крупнейших мировых биржевых площадок, которые мы наблюдали начиная с 2006 года. Идут процессы слияния и поглощения в мировых масштабах. Причем эти процессы очень значительно ускорились, и в результате них объединились американская биржа «Найс», европейский холдинг «Евронекст», скандинавская группа «ОМХ» объединилась с американской «NASDAQ», и произошел процесс поглощения бирж всех прибалтийских государств и ряда государств восточной Европы. Ею же была также поглощена Армянская фондовая биржа. Объединенная группа «ОМХ-NASDAQ» уже действует на территории нашей страны путем создания совместной биржи в Санкт-Петербурге. Озвучены планы создания биржи на Украине. В мировом масштабе создана крупнейшая биржа производных продуктов, которая находится в США. Характерной чертой всех этих процессов является то, что торги на объединенных биржевых площадках осуществляются в долларах США, юридическое поле во многом формируется американской комиссией по рынку ценных бумаг.

Результатом подобных трансформаций является кардинальное изменение геоэкономической картины мира, которое мы наблюдаем в настоящее время. В такой ситуации ключевой становится задача сохранения финансового суверенитета страны, обеспечение ее экономической безопасности. Анализ показывает, что для России возможно три основных варианта дальнейшего развития ситуации.

Первый вариант развития. Мы можем принять существующее положение дел в мировой финансовой системе как некую данность и попытаться выстраивать стратегию собственного развития как маркетинговую стратегию завоевания большей доли рынка финансовых услуг. В этом случае приходится действовать в правовом и технологическом пространстве, которое изначально было сформировано без участия России. В этом случае необходимо будет сосредоточиться именно на обеспечении конкурентоспособных условий деятельности мирового капитала в России. Однако результатом такой позиции станет утрата суверенитета над национальным финансовым рынком, сохранение доминирования иностранной валюты в финансовых потоках страны, и невозможность возрождения национальной валюты. Следствием этой позиции станет продолжение процесса встраивания российской экономики в мировую путем ее жесткой специализации в рамках таких глобальных организаций как ВТО, также являющейся элементом нынешней мировой финансово-экономической системы. Как результат российская экономика, по нашему мнению, уже никогда не сможет изменить свой сырьевой статус, так как в мировой системе распределения труда высокотехнологические ниши уже заняты другими. Как показали результаты последнего саммита G-20, именно это тот путь, по которому сегодня пытаются направить развитие России.

Второй путь, это участие России в одной из формирующихся сегодня региональных валютно-финансовых систем. Такими региональными системами в настоящее время являются проекты евро, в перспективе возможна реализация проекта «Золотого юаня» в регионе Восточной и Юго-восточной Азии, реализация проекта «Динар залива» странами Персидского залива, которые очень активно в настоящее время развиваются. Проект единой южноамериканской валюты, и, наконец, возможный североамериканский проект амеро. Во многом этот путь схож с первым, хотя в условиях формирования региональных союзов Россия имеет больше шансов выторговать для себя более выгодные условия как поставщик углеводородного сырья.

И третий путь – формирование и развитие в России самостоятельного финансового центра. В условиях, когда разрушаются старые стереотипы, многие виды финансовых центров, которые в том числе подразделяются на «тихую гавань», «налоговый рай» и другие, утрачивают свое значение, так как они являются во многом атрибутом дряхлеющей валютно-финансовой системы. В качестве реальных центров притяжения остаются лишь центры реального производства и транспортные узлы. Именно к этому классу и относится Москва, географическое положение которой позволяет выступать в качестве узловой точки торговых, транспортных, миграционных и иных путей между Европой и Азией. В дополнение к этому в среднесрочной перспективе в результате глобального потепления существенно возрастет значимость северных регионов России, активизируются процессы освоения Арктики, что станет дополнительным плюсом в оценке Москвы как транспортного узла не только Запад-Восток, что является достаточно стандартным, но и Север-Юг. Развитие проектов транспортных коридоров вместе с поставкой российского сырья на экспорт за рубли, по нашему мнению, и должно стать основой стратегии развития Москвы как мирового финансового центра.

Сегодня в России на высшем политическом уровне уже принято решение в пользу этого сценария развития. Задача создания в России условий формирования мирового финансового центра является одним из приоритетов развития страны. Рядом министерств и ведомств подготовлены концепции развития в этом направлении. Наиболее обстоятельной является Концепция создания в Российской Федерации мирового финансового центра, подготовленная Минэкономразвития и принятая Правительством РФ в феврале текущего года. Согласно целям, обозначенным в Концепции, до 2012 года одна из российских бирж должна войти в число 12 мировых лидеров по торговому обороту и объемам размещения акций и облигаций. Концепция также предполагает, что до 2010 года национальный фондовый рынок будет интегрирован в региональную финансовую инфраструктуру, и Москва станет лидером в рамках СНГ. А уже на 2010-2012 гг. планируется достижение высокого уровня конкурентоспособности на глобальном уровне, становление российского финансового рынка в качестве регионального международного финансового центра – одного из ведущих центров на евроазиатском пространстве. Для реализации этих целей запланировано разработать и принять более 40 федеральных законов и подзаконных нормативно-правовых актов, в том числе и Банка России.

Кроме этой всеобъемлющей Концепции Федеральной службой по финансам и рынкам разработана, и утверждена Правительством РФ Стратегия развития фондового рынка страны до 2020 г. В городе Москва разработана и утверждена правительством Москвы Концепция создания в столице условий для формирования мирового финансового центра. К сожалению, анализ упомянутых документов показывает, что во многом они остаются не согласованными между собой по целям, задачам, привлекаемым ресурсам, что в целом затрудняет эффективное и динамичное решение столь сложной задачи в сжатые сроки. Уже сегодня ясно, что попытки создания в России самостоятельного финансового центра мирового уровня вызовут обострение внешнеэкономической борьбы, внешнеполитической борьбы с целью противодействия этим намерениям. Стабилизировать ситуацию в этом случае можно, если проект создании в России мирового финансового центра начать с создания биржевого холдинга, в уставном капитале которого контрольный пакет будет принадлежать государству. Тактической целью функционирования такого биржевого холдинга станет создание условий для концентрации средств, необходимых для скорейшего выхода из кризиса. В условиях кризиса необходимо обеспечить консолидацию ликвидности как валютной, так и рублевой, с целью ее эффективного использования. Стратегическая цель формирования фундамента создания в стране финансового центра мирового уровня – повышение конкурентоспособности российской экономики.

Следует отметить, что сегодня существует достаточно широкий набор финансовых инструментов, при помощи которых можно успешно решать стоящие задачи, в том числе и по антикризисным программам. По нашему мнению, необходима лишь их взаимоувязка для достижения максимальной эффективности, чем этот холдинг и будет заниматься. С тем, чтобы эффективно воспользоваться доступными финансовыми инструментами, необходимо совершенствование инфраструктуры российского фондового рынка, в том числе и с точки зрения технологических решений. К сожалению, приходится признать, что сегодня по уровню развития технологических решений мы значительно отстаем от ведущих мировых площадок, хотя на самом деле есть возможности для того, чтобы успешно это отставание ликвидировать. Создание биржевого холдинга позволит объединить существующие расчетные палаты. Это существенно повысит устойчивость и снизит издержки на выполнение операций на фондовом рынке. Объединение биржевых депозитариев позволит, наконец, решить проблему создания в России центрального депозитария, что само по себе существенно улучшит инвестиционный имидж России, позволит придать российскому фондовому рынку статус регулируемого, что привлечет в Россию стратегических иностранных инвесторов.

Для достижения высокой устойчивости к внешним деструктивным воздействиям и эффективности холдинг должен включать в себя все наиболее значимые сегменты рынка. Рынок акций, срочный, товарный, а также и валютные рынки. Товарная секция может послужить основой организации справедливой торговли российским стратегическим сырьем.

В непростых условиях кризиса значительно повышается роль государства как надзорного и регулирующего органа. Государственное участие в стабилизации фондового рынка должно выражаться в усилении контрольных функций за государственными средствами, направленными на поддержку рынка. Государственное участие в процессе модернизации инфраструктуры фондового рынка, по нашему мнению, должно быть осуществлено не только на адресную поддержку участников рынка живыми деньгами, сколько на обеспечение государственных гарантий и увеличение капитализации элементов биржевой инфраструктуры, что повышает надежность и снижает риски и издержки осуществления операции. Приход государства на фондовый рынок не как игрока в лице государственных банков, а как гаранта стабильности, даст возможность существенно снизить риски при размещении в инструментах фондового рынка финансовых средств пенсионной системы, средств системы ипотечного кредитования.

Таким образом, происходящие в мировой финансовой системе процессы наглядно показали ведущую роль фондового рынка в зарождении и развитии мирового кризиса. К сожалению, недооценка роли и значения фондового рынка в нашей стране повлекла за собой существенные финансовые потери для государства и для экономики в целом, снижение инвестиционной привлекательности и отток иностранных инвестиций из страны. Скорейшее принятие согласованного со всеми заинтересованными сторонами решения по выработке единого подхода к созданию в нашей стране условий мирового финансового центра будет способствовать укреплению финансовой системы страны, активизации деятельности ее участников, что в конечном счете послужит основой для выхода из текущего финансово-экономического кризиса и формирования в будущем в России самостоятельного финансового центра мирового уровня.

Обеспечение долгосрочной конкурентоспособности российского финансового рынка, расширение рублевого пространства и формирование в России самостоятельного финансового центра не могут рассматриваться как сугубо отраслевые или ведомственные задачи. Решение этих задач, по нашему мнению, становится важнейшим приоритетом в долгосрочной экономической политике. Именно поэтому роль координатора усилий реализации проекта по созданию мирового финансового центра в России в сложное кризисное время может и должна взять на себя партия «Единая Россия» с тем, чтобы, используя свой партийный актив, консолидировать усилия всех заинтересованных участников в скорейшем решении стоящих перед нами задач.

Вот, пожалуй, все, о чем я хотел сказать.

^ Игошин И.Н. Уважаемые коллеги, тема действительно очень актуальная. Не в первый раз наши клубы проводят работу в разных форматах на эту тему. Мы помним, что по итогам одного из первых заседаний обсуждения этой темы порядка двух лет назад клубами было принято решение о создании публичного доклада по возможностям России (тогда все это звучало, может быть, не так очевидно, не так признана была эта тема, как сегодня), который аргументирует необходимость создания в России международного финансового центра, который будет опираться прежде всего на проведение сделок в рублях и попытку создать из рубля межгосударственную валюту, прежде всего для территории стран СНГ и для покупателей нашего сырья. По результатам этой работы, мы помним, была выпущена коллективом, который работал, книга «Геоэкономика и экономический суверенитет», в которой, наверное, пятая часть как раз посвящена подробной аргументации необходимости открытия в России финансового центра. И хорошо, что эта работа от стадии мозгового штурма, от стадии экспертной оценки сейчас переходит в стадию ее практической реализации. Понятно, что сейчас можно много говорить о профессиональных аспектах этой работы, работа эта будет очень непростая. Олег Петрович мягко, корректно выразился, что проведение в жизнь этой российской идеи, несомненно, встретит очень серьезное противодействие ведущих мировых экономик, ведущих игроков на этом рынке, тех геополитических и геоэкономических сил, которые на сегодняшний день решают многие вопросы, которые раньше решались военными методами, методами экономическими. Мы живем совершенно в другую эпоху. Многое из того, чего можно добиться, казалось бы раньше, только военным путем, добиваться достаточно легко путем экономических методик.

Об этих аспектах можно много говорить, я думаю, что многие еще здесь выступят, но как представитель Социально-консервативного клуба, и в связи с тем, что мы этот вопрос в течение этих двух лет не раз обсуждали, не раз к нему возвращались, после того толчка мозгового штурма, который был в самом начале два года назад, я хотел бы обратить внимание на тот аспект, который важен именно для Социально-консервативного клуба – аспект социальный. Как это может на первый взгляд ни парадоксально звучать, данная тема несет в себе очень серьезный социальный аспект. Предлагаю посмотреть на некоторые цифры. Понятно, что собственный финансовый центр в России позволит обеспечить капитализацию и ликвидность собственной экономике, позволит оказывать влияние на экономику стран с большим доступом к соответствующим финансовым ресурсам через нашу площадку, это прежде всего страны СНГ, бывшего Советского Союза, и, как я сказал, покупатели наших ресурсов. Но, кроме всего прочего, финансовый центр является не только очень сильным геоэкономическим рычагом, но является очень эффективным, очень высокодоходным бизнесом. Буквально две цифры. В экономике США, той страны, на которую так или иначе мы ориентируемся в плане эффективности использования как на первопроходцев в этой сфере, порядка 5% людей на сегодняшний день работаю именно в сфере оказания международных финансовых услуг, так или иначе привязаны к тем финансовым центрам, которые находятся на территории США или контролируются США. При этом, если это только 5% людей, работающих в этой сфере, то эти люди производят 8% ВВП. То есть понятно, что в этой сфере зарплаты, мягко говоря, не средние, а существенно выше, чем в среднем по рынку, и в целом это бизнес существенно более прибыльный, существенно более высокооплачиваемый, существенно более доходный и эффективный для страны, нежели многие других сферы. Понятно, что таким образом собственный финансовый центр – это рабочие места для всех тех менеджеров, юристов, так называемых «белых воротничков», которых Россия подготовила за последние годы, которых в России катастрофически не хватало еще 10-15 лет назад, и сегодня мы находимся в парадоксальной ситуации, бросаемся в другую крайность и часто таких людей преподносят не только в СМИ, но и многие государственные чиновники, как чуть ли не лишних людей в экономике, как чуть ли не тех людей, которые виновны во всех наших сегодняшних экономических бедах и т.д. Понятно, что это не так. И понятно, что государство должно обеспокоиться, чтобы эти люди имели работу, чтобы эти люди могли нормально кормить свои семьи, и чтобы государство несло перед ними ответственность за то, чтобы условия существования так резко не менялись. Понятно, что те, кто имеет должную квалификацию, а слой квалифицированных специалистов, эти люди свое место под солнцем найдут, в эту отрасль на протяжении последних десятилетий очень многие люди шли из вузов отнюдь не только гуманитарных. И здесь, по сути дела, как раз основа того среднего класса, о котором мы так много говорим, который формируется в нашей стране, и который очень важно дальше укреплять, очень важно этим людям дать возможность дальше вести тот же самый стиль жизни и делать ту же самую работу, которую они делали.

Более того, что здесь стоит отметить. На просторах всего нашего бывшего Советского Союза, во всех тех странах СНГ, и которые не состоят в СНГ, эти люди так же точно получили профессии, так же точно работали. Но сегодня реальную площадку для работы этих людей может дать только Россия. Очень многие процессы укрупняются. На пространстве бывшего Советского Союза, в том числе частично Восточной Европы, именно Россия может обеспечить эту площадку и привлечь этих высокопрофессиональных специалистов. Здесь решение геоэкономических интересов идет рука об руку с решением интересов социальных и созданием в стране среднего класса.

Понятно, что когда мы проводим в жизнь этот тезис, когда об этом говорим, мы можем встретить возражение, что те цифры, которые мы приводим, это цифры докризисные, и что именно гипертрофированная финансовая система стала одной из причин нынешнего глобального кризиса. И да, и нет. Да – когда мы говорим о западном мире, когда действительно там система была очень сильной. Часть той экономики, которая была в финансовой сфере, она перевешивала промышленность. Мы видим даже по крупнейшим финансовым корпорациям. Скажем, вся компания «Дженерал Электрик» делала 80% прибыли в финансовой сфере и только 20% прибыли от производства. Понятно, что этот диспаритет сам по себе достаточно показателен. Но в то же самое время – нет, потому что к России данная характеристика не относится. Наш кризис характеризуется не тем, что у нас был переразвит финансовый рынок, избыточные возможности были у финансового рынка, а тем, что у нас недостаточная мощность финансового рынка, и он не способен обеспечить реальный сектор долгосрочными ресурсами по приемлемым ценам, очень сильно зависит от западных кредитов, в целом достаточно слаб. И поэтому здесь развитие идеи международного финансового центра в Москве будет идти рука об руку вместе с выходом страны из той ситуации, которую в какой-то степени спровоцировала кризисная тенденция.

Поэтому, заканчивая свое выступление, хочу еще раз подытожить. Создание международного финансового центра в Москве будет иметь не только геоэкономические, но и социальные последствия очень важные.

^ Яровая И.А. Совершенно справедливо было сказано о том, что не так давно с участием Олега Петровича в Торгово-промышленной палате мы обсуждали эти вопросы. Нужно сказать, что и тогда был дан очень профессиональный и очень аргументированный доклад, который вызвал поддержку очень многих идей со стороны Государственно-патриотического клуба.

О чем бы хотелось сказать. Очень важно, чтобы, говоря о создании международных финансовых центров, мы понимали, что это не заклинание. И что в решении этой важнейшей стратегической задачи есть составляющие далеко не только профессионально-экономические, не только логика правильных последовательных действий в совершенствовании самих финансовых институтов. Если посмотреть недавно заявленную Стратегию национальной безопасности России, а наверняка многие ее смотрели, то мы видим, что действительно в числе одних из важнейших и серьезнейших угроз для национальной безопасности России рассматриваются угрозы финансовой нестабильности и зависимости России от международных финансовых институтов. Но когда мы посмотрим, что же предлагается в качестве некоего рецепта и подхода к решению комплексных задач обеспечения национальной безопасности России, то мы увидим, что в числе важнейших факторов, наряду с финансово-экономическими, находятся такие как борьба с коррупцией, как преодоление некоего психологического сопротивления. И в этой связи, наверное, хотелось бы сказать, что мировой экономический кризис, несмотря на многие мнения скептиков о том, что наша валюта как раз окажется наиболее уязвимая и не выдержит этот удар, в силу целого ряда предпринятых мер Правительством, хотя они критикуются и являются предметом очень часто дискуссионного обсуждения, но, на мой взгляд, критерием проверки прохождения испытания является мнение граждан. Так вот, если посмотреть мнение граждан, то оно выражается следующим образом, что никто не впал в панику, никто не впал в истерику, а следовательно это испытание Россия прошла, и прошла успешно. И это нужно признать, поскольку это данность. И если мы сейчас с вами выйдем на улицу и посмотрим, есть ли у нас очереди в обменниках, есть ли у нас истеричные граждане, которые мечутся, что же им купить, евро или доллар, есть достаточно спокойная ситуация. Является ли это основанием для безудержного оптимизма? Конечно, не является. Но, вместе с тем, это является прямым подтверждением того, что дальнейшие действия Правительства, можно сказать шире – государства, потому что это и деятельность законодательных органов власти, должна быть направлена на то, чтобы, сохраняя вот этот новый сформированный уровень доверия и понимая новый сформированный уровень недоверия к другим национальным валютам, предпринять правильные действия и сыграть в этой ситуации наиболее виртуозно и искусно. И то, что на геополитическом уровне сейчас предпринимается целый ряд действий, направленных на достижение договоренностей, а как мы понимаем, создание новых финансовых институтов, это прежде всего, может быть, даже правильные и грамотные действия политиков, правильные и грамотные действия тех лиц, которые представляют государство. И мы видим, что в настоящее время прошла целая серия визитов, встреч, которые, безусловно, направлены на формирование новых, в формате уже связанных с последствиями мирового экономического кризиса договоренностей.

Конечно, в числе наших главных союзников, наверное, были и остаются страны СНГ, потому что не так давно ведь на самом деле появился термин «региональная валюта», который вначале для многих, прежде всего для граждан, был непонятен, вообще о чем идет речь. Но, по мере того, как изменилась ситуация в экономическом пространстве мировом, можно говорить о том, что первоначально заявленная идея о рубле как о региональной валюте сейчас подтверждает свое право на жизнь. Очень часто мы слышим совершенно справедливые упреки наших граждан и непонимание того, как же так, мы располагаем главными определяющими в мире энергетическими ресурсами, но при этом цены на внутреннем рынке странным образом не зависят от мировых цен, потому что в России всегда дорого. И гражданам очень сложно объяснять, что до тех пор, пока не Россия определяет цены на свои же ресурсы, эта ситуация будет сохраняться. И, наверное, впервые мы подходим к тому, что если Россия сможет участвовать в определении мировых цен на свои собственные ресурсы, я думаю, что легкая ирония в части определения экономического потенциала России, о том, что России когда-то очень повезло и у нее есть ресурсы, она изменится. Потому что на самом деле речь идет не о везении. Речь идет о том, что все, что мы получили в наследство от своих предков, это результат больших усилий их для того, чтобы территория страны нашей была такой, какая она есть, а не была порвана на лоскутное одеяло. Поэтому, кто говорит о везунчиках, это выгодна позиция для них и невыгодная для нас, но ее можно перевернуть, и сейчас для этого есть все основания.

Не хотелось бы, чтобы некая бравурность появилась и ощущение легкости, но сейчас созданы такие условия на мировом финансовом рынке, которые позволяют заговорить о России по-новому. Я думаю, что очень много будет зависеть от нашей финансовой элиты. Не скрою, что именно наша финансовая элита в период кризиса повела себя не всегда самым лучшим образом. И те упреки, то, что имело место первоначально с вывозом капитала, это все данность, с которой нельзя не считаться. Но, здесь было правильно сказано, если государство выступает серьезным гарантом, если на государство рассчитывают не просто как на серьезного партнера, а как некое страхования даже рисков, наверное, правильно было бы говорить о том, что государство должно установить жесткие регламентированные принципы контроля. Потому что странное дело было бы, если бы государство всем и все гарантировало, раздавало средства, но при этом в минимальной степени имело возможность влиять на результаты и контролировать эти процессы. Но, с другой стороны, конечно же, помня нашу историческую память и зная мнение нашей финансовой элиты, которая опасается, что ее зарегламентируют, во всем должна быть разумность. Но позиция нашего Государственно-патриотического клуба, как вы помните, и в нашем антикризисном заявлении мы об этом говорили, она сохраняется сегодня. Прежде чем государство принимает решение давать хотя бы одну копейку, оно должно четко понимать, каким образом оно обеспечит контроль за тем, на какие цели были израсходованы эти деньги и насколько эффективны эти вложения государства.

Если же говорить об общих подходах, которые сопряжены с созданием в России финансового центра, на это, безусловно, будет влиять и наша инвестиционная привлекательность, то, конечно, главной угрозой нашей инвестиционной привлекательности была и остается коррупционная составляющая. В этом смысле, я полагаю, что те решения, которые приняты сегодня на уровне Президента, и, как мы видим, эта логика находится в развитии, и усиливаются реальные, а не формальные методы и формы контроля за чиновниками и за процедурами принятия решения, наверное, можно с некой уверенностью говорить о том, что если процессы эти будут идти дальше параллельно и взаимосвязано друг с другом, можно говорить, что изменится и уровень инвестиционной привлекательности России.

Кроме того, я думаю, что те проекты, от которых Россия не отказалась, а это действительно амбициозные проекты, которые связаны с Арктикой, с Дальним Востоком, они позволяют тоже достаточно уверенно говорить о том, что это новые аргументы в пользу того, чтобы на Россию посмотрели с новой позиции, не только с традиционных подходов, когда мы в большей степени являемся источником сырья, но и когда мы являемся страной, куда можно вкладывать деньги.

Мы, безусловно, в этом контексте рассматриваем как правильные и выверенные действия Правительства в части того, чтобы в хорошем смысле понуждать другие страны не просто завозить нам свою техническую прежде всего продукцию, например, речь идет об автомобилях, а строить на нашей территории заводы и развивать производство здесь. Если рассматривать все это в комплексе, а мы полагаем, что это рассматривать можно только в комплексе, потому что не получится, даже если очень захочется, говорить о создании финансового центра в России без понимания этих важнейших составляющих. И дополнительным аргументом в части правильности ранее принятого решения по ВТО сегодня является и тот факт, что Россия пока сохранила свою некую независимость и самостоятельность с точки зрения определения своих подходов и позиций в вопросах обеспечения и продовольственной безопасности.

^ Макаров А.М. Я хочу сразу извиниться перед присутствующими. Я, в отличие от выступавших и большинства присутствующих, не считаю себя специалистом в области финансовых рынков, я абсолютно не представляю вообще, как создавать финансовый центр в Москве, равно как и в другом городе. Поэтому было очень интересно послушать специалистов, моих коллег, которые точно знают, как это надо сделать. И я был рад услышать, что у нас для этого есть все возможности. Я, в отличие от большинства людей, знаю не так много, поэтому у меня больше вопросов, чем ответов. Поэтому, если можно, я попробую поделиться теми вопросами, которые у меня есть, и буду рад услышать на них ответы. Может быть, даже не стал бы вообще выступать. Но я прочитал на модном языке.. А кстати, на каком языке мы собираемся финансовый центр в России создавать? Вот такой эпиграф к созданию финансового центра: я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин. Или все-таки сами выучим английский?

^ Пахомов С.Б. Язык международных финансов – английский язык.

Макаров А.М. Все-таки английский. Мы не сможем их заставить учить русский, придется самим выучить английский. На самом деле это не так плохо.

^ Пахомов С.Б. 85% всех транзакций международных в рамках английского права. Так что не только язык, но еще и право.

Макаров А.М. Надо что-то менять в мире. Потому что неудобно. Ну да, на английском транзакции, ну давайте на русский их переведем. У нас есть куда идти.

^ Коган А.Б. Таких слов в русском языке нет.

Макаров А.М. Вот, я и слов-то таких не знаю, а Александр Борисович знает, в каком языке их нет.

Коллеги, хотелось бы вернуться вот к чему. Вот это модное английское слово «саммери», я так понимаю, что о проблемах и перспективах создания в России мирового финансового центра, я так понимаю, что в этом смысл.

Я прочитал текст, мне очень понравилось, я готов практически под всем подписаться. Я воспроизведу: «Текущий финансовый кризис управляем со стороны мировой финансовой элиты. По сути, перед устроителями нынешнего кризиса стоят те же задачи, которые ранее решались военной силой в ходе Первой и Второй мировой войны. Иными словами, сегодня идет Третья мировая война, и ведется она средствами экономического давления, шантажа, спекуляции и подкупа. Как результат геоэкономическая картина мира принципиально меняется, меняются потребности».

Мне кажется, вот этот гениальный призыв: приходите к нам создавать экономический центр, мы вас ждем! Особенно мне понравилось предложение создать это в Москве, потому что я с большим удовольствием всегда слушал Юрия Михайловича Лужкова, пару месяцев тому назад он выступил с предложением отобрать у олигархов их имущество, а потом, в ходе честной приватизации, когда кризис закончится, все это по-честному поделить. Мне тоже очень понравилась эта идея. Я думаю, что финансовый центр можно начать с того, что мы начнем делить то, что сейчас отберем у олигархов. Правда, Юрий Михайлович тогда назвал олигархов – Абрамовича и Ходорковского. Тут есть, конечно, проблема, потому что «Челси» все равно отобрать не удастся, я в этом убежден, хотя болею за «Манчестер юнайтед», мне на «Челси» плевать. А Ходорковский (Юрий Михайлович предложил продать бизнес по честной цене), он же сегодня в колонии варежки шьет, я боюсь, что этот бизнес за дорого никто не купит.

Поэтому, как мне представляется, в силу своего полного непонимания, я помню, что для создания финансового центра необходимо как минимум наличие четырех условий. Первое, надо иметь экономику, которая действительно имеет серьезный потенциал для роста. Дальше, это наличие реально процветающих финансовых рынков, массовое владение акционерным капиталом, и такая мелочь как организационные условия для создания рынка. Причем они включают в себя то, что существуют правила для существования этих рынков, но в то же время не существует вмешательства, не существует механизма для нормального правового решения. Тот документ, который я вам сейчас читал, он заканчивается гениально. Потому что тут сказано, что основная стратегия развития Москвы как национального финансового центра, и стабилизировать ситуацию можно путем создания биржевого холдинга. В уставном капитале контрольный пакет будет принадлежать государству. Итак, мы предлагаем создавать финансовый центр, где государство, оно все скажет. Идея впечатляет. Я уверен, что сейчас весь мир финансовый после нашего обсуждения просто рванет сюда. Единственное, надо, наконец, достроить «Москву-Сити», иначе просто жить будет негде. Это большая тоже проблема.

У меня такое ощущение, что мы в разговорах о финансовом центре, как и в других вопросах, снова вернулись в те времена, когда начинаем говорить, как они «в бессильной злобе» и «в зверином оскале». У нас сейчас с экранов телевизоров антиамериканизм брызжет слюной. Причем если раньше он брызгал только из телевизоров, теперь, по-моему, он уже брызжет из всех электробытовых приборов. У нас сейчас постаревшие, но неувядающие бойцы идеологического фронта расчехлили свои перья и говорят: ребята, либо вы к нам создавать финансовый центр, либо мы на вас атомную бомбу сбросим. Это все проходили. Мы им предлагаем хорошие условия, от нас действительно, наверно, лучше откупиться. Во всяком случае, они так это воспринимают. Любой их успех мы автоматически воспринимаем как нашу неудачу, и наоборот. Так, простите, с кем мы собираемся создавать финансовый центр? Если они нам не нужны, то тогда вообще не понимаю, о чем идет речь. Давайте создадим все, что угодно, будем ходить друг к другу в гости и обменивать друг у друга рубли на что угодно. А если мы все-таки без них не можем создать, давайте, наконец, поймем, что конфронтационная парадигма угробила социалистическую систему, которая была не в пример сильнее нынешней России. И в рамках конфронтационной парадигмы в кризис или не в кризис, Россия обречена. Вот это надо понять. Мы должны научиться их слышать, и только тогда они смогут слышать нас.

И непосредственно о финансовых рынках. Мы связываем это с кризисом, считаем, что кто-то что-то устроил. И тексты о том, что мы переносим кризис легче, чем они, ну коллеги, нигде в мире фондовый рынок не рухнул так, как у нас. Нигде в мире экономика в совокупности не рухнула так, как у нас. Главное, сейчас мы наблюдаем, что по мере развития кризиса и борьбы с ним у нас начинает развиваться эта ситуация. Она начинает исправляться в мире. Все больше внешние причины кризиса у нас уходят и обнажаются наши внутренние. И в этой ситуации говорить о том, что мы предлагаем создавать финансовый центр.. Я, кстати, не исключаю, что когда-нибудь это произойдет. Жаль, как писал поэт, что в ту пору прекрасную жить не придется ни мне, ни тебе. Проблема в том, что совершенно бессмысленно сегодня вообще говорить о чем-то, если мы начинаем говорить о том, что все, что у нас плохо, пришло к нам от них. Если все плохое пришло к нам от них, так зачем мы их дальше зовем? Чтобы они нам все портили?

Никто не спорит, что лучше быть здоровым, но богатым, чем бедным, но больным. Но, мне кажется, что, во-первых, проблема создания финансового рынка в нашей стране не актуальна до тех пор, пока мы не произведем институциональные изменения. Любой инвестор, любой финансист, любой бизнесмен, приходящий сюда не для того, чтобы отспекулировать на наших ценных бумагах, быстро их скинуть, заработав и убежав, а тот, кто приходит надолго, он будет спрашивать первое: есть ли в этой стране независимый суд, где он сможет защитить свои нарушенные права? Причем права не только по отношению к другим хозяйствующим субъектом, но и права по отношению к государству. Если мы предлагаем создавать этот центр под эгидой государства, при той степени доверия, которую даже собственный бизнес испытывает к государству, перспективы его создания в стране достаточно очевидны. Любой уважающий себя специалист спросит: есть ли в этой стране уважение к частной собственности? Я готов назвать еще десяток вопросов, которые, может быть, напрямую не относятся к созданию финансовых центров, но которые на самом деле сегодня действительно важны и все это определяют. Так, может быть, в силу исключительного непрофессионализма, я предложил бы, с повестки дня не снимая ни в коем случае проблемы финансового центра, я предложил бы ее перенести. Обсудить сначала институциональные изменения, потом проведя их, потом собравшись и обсудив, как нам это удалось, потом научившись уважать свой собственный бизнес, потом научившись останавливать своих силовиков, которые сегодня прост решили, что им уже все можно (а, наверное, им действительно все можно), а после этого вот этот вопрос о финансовом центре, безусловно, встанет в полный рост, и мы сможем еще раз сказать: вспомните, когда мы ставили эту проблему? И, наконец-то, сегодня мы можем радостно сказать: наконец-то она подошла к стадии своей практической реализации!

Спасибо за то, что слушали, за то, что позволили выступать. Еще раз говорю, поверьте, это просто заметки непрофессионала.

^ Шувалов Ю.Е. Андрей Михайлович обострил ход нашего выступления, это хорошо. Я предлагаю Андрею Афанасьевичу сейчас подключиться.

Кокошин А.А. Я тоже не специалист по мировым финансам, или по нашей национальной финансовой системе. Но есть мои коллеги – экономисты и специалисты по правовым вопросам, вопросам государственного строительства из МГУ, провели даже специальное исследование к этому нашему заседанию, я его с удовольствием потом передам в ЦСКП, где отмечен целый ряд параметров, которым должен отвечать современный мировой финансовый центр. Есть определенный набор стандартных требований. К сожалению, мы пока большинству этих параметров, если взять конкретно город Москву, во всех странах мира речь идет и о стране, и о конкретном городе, пока этим параметрам не соответствуем. Поэтому, чтобы ставить вопрос о превращении Москвы в финансовый центр, нужно иметь некую модель, инвариант, что такое современный финансовый центр. Причем сегодня это уже не только Нью-Йорк, Лондон и Токио, это уже Шанхай, это Сингапур, это ОАЭ, и еще ряд городов, где наиболее динамично развивается вот этот финансовый сектор. Я бы считал, что обсуждать нам эту проблему надо только тогда, когда мы взглянем сами на то, что происходит в этих центрах. Я не очень хорошо знаком с их опытом, но знаю, как китайцы политически решали вопрос о превращении Шанхая в мировой финансовый центр, и о сохранении Гонконга в качестве такового. Задачу Гонконга они весьма успешно решили, сохранив базовые элементы англо-саксонской культуры ведения финансовых дел, кое-где кое-кого подправили, тех товарищей, кто себя неправильно вел, но в принципе курочку, которая несла золотые яички, они сохранили в целости и сохранности, и курочка с тех пор значительно подросла. Что касается Шанхая, лет 12-15 назад было специальное решение высшего руководства КНР, и оно выполняется. Но они задачу превращения Шанхая в один из мировых финансовых центров поставили, что она должна быть решена в пределах 20-25 лет, чтобы хотя бы он подтянулся до уровня Токио. И эта задача шаг за шагом решается.

Поэтому, если мы сегодня ставим задачу превращения Москвы в один из мировых финансовых центров, я считаю, что в принципе очень привлекательная, важная и вполне реализуемая задача, то график, темпы реализации этой задачи должны быть примерно сопоставимы с теми, как ставили китайцы задачу применительно к Шанхаю. И надо учиться не столько, может быть, у Лондона, а тем более у Нью-Йорка, сколько учиться опять же у китайцев, у Эмиратов и у Сингапура, и еще кое у кого. Первый тезис.

Второй тезис. Что мы вообще хотим иметь в качестве главных компонентов этого финансового центра? Это фондовые биржи, это банки, это валюта. Тоже нужно иметь полный набор параметров. Они решаются не одномоментно, у каждого из этих параметров есть своя скорость развития, своя скорость реализации соответствующих задач. Так что если мы ставим эту задачу, это очень крупная задача стратегического планирования, которая должна осуществляться большой группой экспертов, соответственно мощной командой, которая бы управляла этим процессом, и, конечно, государственно-частным партнерством, как это решается опять же применительно к Шанхаю, где играет огромную роль частный капитал, а государство создает инфраструктуру. И первое, что они сделали, это создали мирового класса коммуникационный центр на самых современных информационных технологиях. И в этом отношении, к сожалению, Москва не самым лучшим образом включена в мировые коммуникационные сети, а тем более остальные города, которые должны замыкаться на Москву, мы создаем же его прежде всего для самих себя, плюс для стран постсоветского пространства.

Теперь вопрос о банках и других финансовых институтах. Совершенно ясно, что Россия, может быть, вместе с некоторыми нашими партнерами по СНГ, должна предложить свою модель современного банка и других финансовых институтов. Нужно напрячь мозги и попытаться это сделать. И не надо тут изобретать велосипеды, просто нужно изучить мировой опыт и посмотреть, что произошло с зарегулированием банковской системы, что произошло с исчезновением различий между инвестиционным и коммерческим банком, что, кстати, было одним из краеугольных камней стабильности американской банковской системы, особенно после Великой депрессии. Но что было ликвидировано 15-20 лет назад, благодаря различным мерам дерегулирования, все перемешалось, а пенсионные фонды стали работать тоже как инвестиционные банки, страховые компании тоже включились в этот процесс. И вот результат налицо, получился такой кризис. Поэтому, говоря о собственной сильной банковской системе в современных условиях в России, а без этого мы никакого финансового центра не построим, к сожалению, наша банковская система очень слаба, и у нас есть всего 3-4 банка, которые хоть как-то прилично выглядят, я имею в виду по капитализации, по своим другим возможностям, то мы должны, конечно, думать о современной модели банка. Совершенно ясно, что та модель банка, на которую и многие наши банкиры ориентировались, и с завистью смотрели на «Ситибанк», на «Лимэн бразерс», на «Барклиз» и т.д., эта модель полностью обанкротилась, и мы на нее не можем ориентироваться, альтернатива не отработана.

Конечно, нам надо отрабатывать эту новую модель банка, не варясь в собственном соку, а работая с западными и восточными партнерами. Есть очень интересные разработки на этот счет у тех же японцев, которые, кстати, у них первых лопнул этот пузырь. Они 15-16 лет назад имели ситуацию, когда у них резко упала стоимость недвижимости, появились колоссальные проблемы с «плохими» займами банков, и 15 лет они выходили из этой ситуации. И они сейчас гордятся тем, что у них не было роста, но и не было падения. Даже 25 лет. И здесь есть, чему поучиться, уровню управления, потому что мы видим, и не только у нас, посмотрите, у немцев что происходит, у великих и могучих, в финансовом отношении куда более опытных, чем мы, и с гораздо более диверсифицированной экономикой, чем у нас.

И, конечно, базовое условие превращения нас в финансовый центр мира – это структура нашей экономики. Если у нас будет по-прежнему та сырьевая ориентация, которая есть, то наши шансы стать одним из мировых финансовых центров будут самые минимальные. Если мы за 15-20 лет изменим хотя бы на 20-30% структуру нашей экономики, наши шансы сделать такой мировой финансовый центр явно увеличатся.

Ну и последнее, о роли государства. Вопрос этот очень крупный сегодня. Вы знаете, что и в Европе (начали, кстати, первые англичане, как мы помним), и в США произошла фактически национализация значительной части банковской системы. Но у них есть и механизмы денационализации, которые могут в какой-то момент очень быстро быть включены, только пока еще никто не знает, когда это делать. В принципе, возрастание государства, это уже абсолютная современная политическая реальность. А весь вопрос в том, чтобы понять, у какого государства в какой степени должна возрастать роль государства. У нас она очень большая, но опять же мы возвращаемся к теме о том, что государство – это и исполнительная власть, и законодательная. И возрастание роли государства может происходить в том числе и за счет возрастания роли законодательной власти.

^ Шувалов Ю.Е. Я бы хотел предоставить слово Пахомову Сергею Борисовичу, представителю Москвы.

Пахомов С.Б. С чего бы я хотел начать. Только политическими решениями невозможно заставить ни хлеба колоситься, ни коров доиться, ни свиноматок пороситься. То же самое, невозможно только политическими решениями создать некий центр в такой сложной сфере услуг, как финансовые услуги. Здесь совершенно правильно говорилось, я не буду повторяться. В принципе вся история международных мировых и прочих национальных финансовых центров говорит о том, что, первое, он возникает на перекрестке дорог, морских или сухопутных, второе, он возникает в той стране, где идет экономическое развитие. Не было никаких исключений, за исключением небольших специализированных оффшорных центров, которые были созданы исключительно с целью ухода от налогов и облегчения международных потоков капитала. Естественно, и России, и 0Москве не избежать этого пути. Москва в целом всегда была финансовым центром. Как говорил товарищ Сталин: «нет у меня для вас, товарищ Фадеев, других писателей». Вот точно так же нет у нас другого финансового центра в России, кроме Москвы. Хороший этот центр, плохой, хорошо у нас жить, плохо жить, пробки на дорогах, нет пробок на дорогах и т.д., другого у нас нет. Да, Москва логический перекресток дорог российских.

Здесь в докладе, который нам представлен, совершенно правильная и здравая содержится мысль о том, что необходимо развивать транспортную инфраструктуру, Россия должна быть транспортным коридором в силу своего геополитического, географического положения. Но вот здесь-то как раз отсутствуют политические решения. Это невозможно сделать, не приняв государственные инвестиционные программы на федеральном уровне по соединению хотя бы Петербурга с Дальним Востоком, с Находкой. В этой сфере должны быть политические решения. Много говорят о Китае. В Китае до недавнего времени в год строилось 40 тыс. км. современных дорог. Вот если мы хотя бы четверть от этого не будем строить каждый год, нам можно забыть все эти идеи создания здесь транспортных коридоров и развития здесь сектора финансовых услуг, который бы обслуживал эти транспортные потоки. К сожалению, нынешние решения.. В Штатах принимается большая инфраструктурная программа за счет госрасходов, в том числе займов, в Китае сохраняется инфраструктурная программа, и в том числе тоже за счет кредитов и займов. У нас все это политическим решением, росчерком пера все это ликвидируется. Я человек беспартийный, кстати, поэтому говорю спокойно, свободно, не опасаясь последствий.

Далее. Политическими решениями самыми громкими декларациями придать рублю статус какой-то валюты – мировой резервной, региональной резервной, - точно так же невозможно. И политическими решениями никого невозможно обязать платить за наше сырье рублями. Цены и валюта расчетов определяются теми странами и теми группами, которые являются потребителями нашего сырья. Вот тогда, когда Россия будет подавляющую часть своего сырья не экспортировать, а перерабатывать здесь, и глубоко перерабатывать, и экспортировать готовую продукцию, вот тогда мы можем сказать: да, мы сами здесь у себя внутри формируем цены на наше сырье, экспортируя нефтепродукты, развивая нефтехимию и т.д. Здесь тоже я могу сказать, никаких особых политических решений, что давайте мы будем развивать наиболее логично нефтехимию, раз у нас полно нефти, газа, или давайте развивать глубокую переработку стали, металлов, вместо того, чтобы чушки кораблями везти повсюду и поездами, тоже мирового, международного, и даже национального финансового центра не создать. Потому что он будет создаваться там, где существует потребность именно в финансовых услугах. Когда-то Амстердам был прекрасным финансовым центром глобальным мировым, 15-18 вв. Почему? Голландия – перекресток морских дорог, центр океанской торговли. Потом Лондон стал это перехватывать. Но когда в Англии началась промышленная революция и пошла перестройка всего английского промышленного хозяйства, Лондон моментально стал глобальным мировым финансовым центром. И в силу традиций продолжает сохранять эти позиции. Поэтому вот здесь как раз нужны какие-то серьезные политические решения, я тут обращаюсь и к Клубу, и к парламентариям, и к членам партии, для того, чтобы такие политические решения все-таки принимались в пользу продолжения политики на развитие страны, пусть даже в финансовом кризисе.

У нас тоже есть принятая Концепция развития города Москвы как международного центра финансовых услуг. Мы не говорим о создании здесь финансового центра, потому что создать финансовый центр проще пареной репы – выделить здание, повесить медную вывеску, ввести экстерриториальность, ввести английский суд, пригласить английских полицейских, и все будет нормально. Задача гораздо сложнее и тяжелее. И здесь, например, мы в правительстве Москвы принципиальные противники установки сроков. Не знаем мы этих сроков, когда их удастся решить. Ни 10 лет, ни 15, ни 20.

И, наконец, вещи, касающиеся Москвы. Что относится к юрисдикции Москвы, к программам, посмотрели, полистали, сказали: а чего тут развивать, есть генплан развития города. Будет здесь мировой финансовый центр, не будет, как строилось у нас метро по плану, так оно и будет строиться, дороги ремонтировались, они и будут ремонтироваться. Приоритеты можно как-то менять. Строительство сокращается. Но вот если соблюдался бы конституционный принцип, что 49% налогов, собираемых на территории субъекта, оставались бы в распоряжении субъекта, наверное, это шло бы быстрее.

^ Макаров А.М. А где это в Конституции написано?

Пахомов С.Б. Было когда-то такое.

Макаров А.М. Никогда такого не было. Я просто эту Конституцию писал, поэтому точно знаю, что не было.

^ Пахомов С.Б. Хорошо. Когда-то ситуация была несколько другой. Сейчас ситуация такая, какая она есть, поэтому денег меньше, займов больше.

Груздев В.С. Сколько сейчас доходность по московским займам? 15,5%, 14,5%?

^ Пахомов С.Б. Да, 14-15,5%.

Груздев В.С. Хорошо, вот мы налогоплательщики, здесь же все москвичи, даже Ирина Анатольевна временно прописана в Москве, она же платит налоги здесь. Мы же потом все это должны как-то компенсировать в своих налогах.

^ Пахомов С.Б. Очень коротко. Деньги стоят столько, сколько они стоят в экономике.

Макаров А.М. Не унижайте себя ответом! (




оставить комментарий
страница1/2
Дата12.10.2011
Размер0,53 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх