1. Великая Отечественная война. 60-летний юбилей icon

1. Великая Отечественная война. 60-летний юбилей


Смотрите также:
«Великая Отечественная война»...
«Великая Отечественная война 1941-1945 гг глазами детей»...
Всероссийская научно-практическая конференция «Великая Отечественная война в жизни советского и...
Научно-практическая конференция «Великая Отечественная война в жизни советского и российского...
Рисунков «Великая Отечественная война 1941-1945 гг глазами детей»...
Рисунков «Великая Отечественная война 1941-1945 гг глазами детей»...
Рисунков «Великая Отечественная война 1941-1945 гг глазами детей»...
Рисунков «Великая Отечественная война 1941-1945 гг глазами детей»...
«Великая Отечественная война» Научно исследовательская работа «Великая Отечественная война на...
Изучение темы «Великая Отечественная война» в 11 классе с использованием модульно-рейтинговой...
Великая отечественная война в лирике 20 века...
Дэвид М. Блокада Ленинграда, 1941 1944 [Текст] / Дэвид Гланц; [пер с англ. Е. В. Ламановой]...



Загрузка...
страницы: 1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19
вернуться в начало
скачать

^ 2. Славянская взаимность


Триумфальная победа ЛДПР в 1993 году на выборах в Госдуму показала силу русской национальной идеи, а также стремление россиян к возрождению великой семьи всех славянских народов. Поэтому весной 1995 г. в Москве состоялся Международный конгресс славянских и православных на­родов, в котором приняли участие представители политических сил, выстyпа­ющие в своих странах с позиций славянского единения и солидарности. Разу­меется, как любое масштабное начинание, первый съезд мог принести толь­ко первый результат: стать форумом, трибуной сторонников славянского еди­нения; ожидать от него каких-то действенных программ, конечно же, не прихо­дилось. Главное состояло в самом факте такого съезда, особенно в то время, когда проблема самоидентификации славян в новой геополитической обста­новке встала как никогда остро.

Таким образом, полуторавековая история Славянских съездов была про­должена. Первый из них прошел в 1848 году в Праге. Тогда 340 участников, представлявших главным образом славян, населявших Австрийскую импе­рию, в течение 10 дней обсуждали проблемы национально-политического по­ложения славянских народов в контексте революционной ситуации на конти­ненте и возможности ее изменения. Идея «славянской взаимности», рожден­ная в недрах Габсбургской империи, была во многом романтичной - вполне в духе своего времени. Притом возникла она и активно продвигалась среди де­путатов австрийского парламента от славянских территорий, которые таким путем решили добиваться от правящей монархии права на автономию. Стро­го в рамках империи - ибо тогдашние «австрославяне» в принципе справед­ливо рассуждали, что даже выйдя из состава Австрийской империи, им все равно не устоять под натиском других держав континента - германской, тyрецкой или российской. Манифест, принятый 1-м славянским съездом и вы­шедший на немецком языке, при некотором комизме ситуации все же знаменовал собой официальное начало диалога славян как общности с остальным миром.

Западные славяне отнюдь не стремились стать подданными крепостнической России, проигравшей Крымскую войну, а следовательно, пребывающей в изоляции. Однако нарастающие в Евро­пе пангерманские настроения становились базой для укрепления панславиз­ма в качестве противовеса, а значит, и до начала процесса сближения с Рос­сией было недалеко. Проводимая новым царем-Александром II этногра­фическая выставка с приглашением на нее представителей славянской элиты из Европы хоть и имела перед собой весьма серьезную задачу - а именно показать европейцам стремление и способность раскрепощенной России к про­грессу, все-таки нe смогла удержать в протокольных рамках энтузиазм при­сутствующих и превратилась в такой цикл встреч, заседаний, приемов, банке­тов, причем на высших уровнях, что вошла в историю как второй славянский съезд. Пришлось российскому государю «оправдываться» перед Веной: мол, я вовсе не переманиваю к себе ваших подданных, «а только их жалею». Впрочем, при всем энтузиазме участников дискуссий говорить о единстве подхо­дов к славянской проблематике пока не приходилось.

Особенно непримиримыми противоречия между хозяевами и гостями бы­ли no вопросу отношения к Польше. Если наши славянофилы, прежде всего И.С. Аксаков, призывали славян нe только к духовному объединению вокруг России на основе единого вероисповедания и общеславянского языка, но и к политической централизации, то западные славяне отстаивали идею нацио­нальной «индивидуальности», намекая попутно на то, что полякам нe мешало бы снова обрести свое царство. К идее общеславянского супергосударства даже в теории западные славяне не проявили никакого интереса. Поэтому итог съезда можно выразить формулой «своя своих не познала». Для ведущих чешских политиков поездка в Москву и Санкт-Петербург, да еще за счет принима­ющей стороны, прежде всего была формой давления на австрийский кабинет Поляки же и вовсе к нам нe поехали. Что же касается этнографической вы­ставки, то она своих целей вполне достигла.

Представители западных славян He могли нe понять, что русские славяно­филы готовы вести дело сколь угодно далеко, руководствуясь одной лишь своей доброй волей и исторической памятью россиян, в отличие от чехов, и особенно поляков с их утилитарным, по-западному эгоистичным подходом к проблеме. Конечно, и со стороны России имело место использование панславистской идеологии во благо державы: правили-то нашим государством по­томки сверхрациональных германцев. Однако выдающийся подвижник А.А. Майков приводил исторические свидетельства о братских славянских на­строениях еще на Руси изначальной.

Объективные условия выдвигали на первое место важнейшую внешнеполитическую задачу - возвращение исконно русских земель в Причерноморье и Прибалтике. Славянские союзники внутри держав-соперниц были необходимы и чисто политически. Более близкие отношения у России сохранились с Черногорией благодаря поездкам на Русь черногорских митрополитов, потому они на уровне церковных контактов были самыми продуктивными.

He разделяя идеи создания общеславянского языка и тем более политиче­ского объединения славян под эгидой России, официальные круги и русская общественность не могли оставаться в стороне в деле освобождения славян.

Одним из решений Московского славянского съезда 1867 года предусма­тривалось, что последующие съезды представители славянских народов бу­дут проводить ежегодно. Причем местом очередного съезда был избран Бел­град. Однако в 1868 году в связи с закладкой Чешского национального театра наиболее известные национальные культурные деятели славянских народов получили возможность встретиться в Праге.

О встрече 1868 года как о втором Пражском славянском съезде, или о тай­ном славянском съезде, упоминалось только в советской и западной литера­туре. Тайным съездом он был назван потому, что, кроме торжественных пуб­личных церемоний закладки 16-17 мая национального театра, представители делегаций и видные чешские деятели провели 18 мая в ресторане парка Стра­мовка конфиденциальную встречу, о которой не сообщалось в печати. Мате­риалы о встрече сохранились лишь в архивах России.

Чешские организаторы пригласили на торжества в Прагy 150 выдающихся славянских деятелей. В их числе были 53 русских, 7 украинцев, 20 поляков, 9 словаков, 57 представителей южных славян и 3 лужицких серба. Это было на­много меньше, чем на предыдущих съездах, но в составе участников сравни­тельно со съездом 1867 года необходимо было отметить присутствие поля­ков, которые, впрочем, были людьми малоизвестными в политических и куль­турных кругах. Исключением являлся композитор Монюшко, которого, однако, привели в Прагу скорее личные интересы.

Политические итоги совещания в пражской Страмовке были минимальны­ми, однако оно оживило меценатскую активность русских славянских комите­тов. Причем на этот раз кое-что досталось и чехам. Ha специальном совеща­нии, состоявшемся 19 мая, обсуждался вопрос о финансовой помощи русских австрийским славянам. Чехи получили две большие стипендии no 200 золо­тых: для преподавателя русского языка в Пражском политехническом инсти­туте Коваржа и сотрудника национального музея Адольфа Патеры. Ha строи­тельство Украинского национального дома во Львове было обещано выделить 100 золотых.

Встречей 1868 года окончился период славянских съездов, проходивших под руководящим участием русской стороны. Эти съезды приурочивались к наиболее значительным культурным событиям в славянском мире, которым нe могли помешать ни государственные границы, ни какие-либо другие огра­ничения. Поэтому они имели всеславянский характер, и их воздействие ока­зывалось наиболее прочным в области культурных стремлений славянских народов.

Политическое значение съездов было незначительным. Наряду с ними су­ществовали другие, более крупные политические акции, иногда даже револю­ции, направленные на изменение политической и общественной системы. И это было особенно важно с точки зрения несвободных славянских народов, все усилия которых направлялись на достижение наиболее полной нацио­нальной эмансипации.

Эти события не охватывали, правда, весь славянский мир сразу. Царский режим, на долгое время стабилизировавший ситуацию в России, охранял русский народ от их влияния и воздействия, и в большей степени революционному брожению были подвержены несвободные славян­ские народы Австрии, иногда Турции. Именно по этой причине великий Турге­нев сделал главным героем своего романа «Накануне» болгарина.

В результате на новых славянских встречах преобладающей стала более узкая славянская политическая идея австрославизма, превратившаяся на не­которое время в связи с политической идеей федерализма в основу програм­мы австрийских славян.

Следующий славянский съезд прошел только в 1908 году и опять же в Пра­ге. Там была предпринята попытка обсудить и принять новую славянскую про­грамму, ориентированную на реализацию идеи славянской общности во всех сферах общественной жизни народов - в политике, экономике и культуре на основе буржуазно-демократических лозунгов «Свобода, равенство и братство». Именно в таком ключе пропагандировался съезд лидерами нового сла­вянского движения.

Славянское движение давало России возможность использо­вать сочувственную среду, способную укрепить Россию и прямо, и косвенно. Причем славянство, ныне слабое и раздробленное, также не осталось бы в проигрыше, ибо усилиями России и взаимным единением могло бы быть в ко­роткий срок поднято на высоту могучего фактора европейской политики.

Наиболее сложен вопрос об идеологической стороне неославизма. При определении его идейной сущности необходимо исходить из того, что это движение формировалось как общеславянская буржуазная программа с учетом общеполитического, культyрного и философского фона эпохи, хотя каж­дый из участников рассматривал ее как средство достижения в первую оче­редь собственных политических и экономических целей, зачастую противоре­чивых даже в рамках отдельных национальных групп.

Социальная база неославистского движения была крайне неоднородной с самого начала, после боснийского кризиса стала еще более размытой. Последние обстоятельства объективно нe позволяют с высокой степенью достоверности охарактеризовать социальный облик участников неосла­вистских акций.

Идейное оформление новой славянской программы, конкретные черты ко­торой выявились весной 1908 года, взяла на себя чешская буржуазия, при этом в роли идеологов оказалась довольно большая группа славянских политиков, публицистов, ученых различных политических убеждений, внесших свою лепту в ее разработку. Однако эти деятели, как правило, ограничивались выступлениями или комментариями в прессе в связи с происходящими событиями, написанием брошюр и не взяли на себя труд теоретически фундамен­тально обосновать идею славянской общности. Более того, эклектичность идейного облика неославизма устраивала его лидеров. И вот целый ряд круп­ных общественных деятелей и исследователей вполне сознательно не был включен ни в состав официальной делегации, ни в организационный комитет, и оказался изолированным в наиболее важные моменты формирования иде­ологических ориентиров движения.

Очень простая и очень общая формула - «Свобода, равенство и братст­во» была тиражирована столько раз, что стала своего рода заклинанием в период формирования идеологии неославистского движения. Этот лозунг уже сам no себе являлся как бы антитезой сложившегося в широких обще­ственных кругах стереотипа восприятия славянофильства как течения рус­ской общественной мысли, оставившего особый путь развития славян. Его провозглашение в качестве определяющего принципа позволяло открыть новую страницу в отношениях между славянскими народами и Востоком, и Западом в целом, противопоставлении путей национального развития Вос­точной и Западной Европы, которое была характерно для левого крыла по­здних славянофилов и славянофилов либерального течения российской общественной мысли.

He была и нe могла быть единой и внешнеполитическая концепция неосла­вистского движения. Бесспорно, в ней преобладала ориентация нa укрепле­ние отношений зарубежных славян с Россией, то есть интенсивно проявляет­ся русофильское начало и явно просматривается антигерманская направлен­ность. Однако ни та, ни другая тенденции нe были воплощены в реальной по­литике, несмотря нa сильную пропагандистскую кампанию в прессе. Эта ха­рактеристика во многом относится и к русскому неославизму. Ha его внешне­политическую мотивацию воздействовали представители различных общест­венных группировок - деятели, которые были близки к правительственным сферам. Однако, как показывают материалы российского и австро-венгер­ского дипломатических ведомств, они также не ограничились сбором инфор­мации и наблюдением за развитием движения, хотя официально не раз заяв­ляли о своей непричастности к нему. Эти ведомства пытались через диплома­тические службы на местах и через своих информаторов в Австро-Венгрии и нa Балканах, а также в Софии, Белграде, Вене направить неославистские ак­ции в приемлемое для себя русло.

Особое значение в истории славян имел послевоенный период с 1945 no 1990-е годы, который внес революционные перемены в жизнь всех славян­ских народов. После войны во всех славянских странах установился коммунистический режим, возник социалистический лагерь. Советский Союз - глав­ная славянская страна - приобрел статyс мировой державы. Все славянские народы, включая лужицких сербов, более четырех десятилетий, а в Советском Союзе более 70 лет жили при социализме, что стало для них эпохой экспериментов. Это наложило печать на культуру и менталитет, социальную структуру и в значительной мере предопределило последующее развитие каждого из народов.

Утопическое общественное устройство не могло быть долговечным. Оно создало условия для застоя, отставания и гниения. В результате социалисти­ческий строй стал загнивать и сгнил на корню. Попытки преобразований пока­зали лишь его неспособность к реформам. Последовали новые взрывы, при­ведшие к революциям, с 1989 года прокатившимся в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, и к распаду Советского Союза в 1991 году.

Заметим, что история еще не определила подлинную цену этих перемен. He исключено, что полная цена за них еще не оплачена и платить придется нe только нам, но и нашим потомкам, и нe только российским славянам, но также и потомкам славян западных.

Что наблюдаем мы сегодня в посткоммунистическом мире, что характерно для жизни славянских народов? Социальные проблемы волнуют всех. Экономические реформы, состояние народного хозяйства, обнища­ние и так далее, но не менее важны и проблемы национальные. Отношения же внутри славянского мира характеризуются пока что центробежными процессами, которые приобрели достаточно устойчивый характер. Об этих процессах можно говорить как о своеобразной болезни славянского мира посткоммунистической эпохи. В славянском мире разбегание славян пош­ло сначала no национальным квартирам, а теперь они всем стадом рину­лись в стойло Запада.

Взгляд на историю формирования и развития так назы­ваемой марксистско-ленинской теории национального вопроса показывает, что она складывалась изначaльно как орудие борьбы за власть, как проект по­следующего переустройства общества. Этот инструментальный характер всех теоретических выкладок в данной области изначально вполне сознатель­но подогревал сепаратизм и национализм, несмотря на словесное отмежева­ние от таких явлений.

Переходя от теории в область практических действий, можно отметить, что коммунистическая практика, особенно в многонациональных государствах СССР и Югославии, выразилась в поощрении и проповеди откровенного и утонченного национализма. Национальные республики на деле признавали права наций только титyльных, тогда как представители нетитульных народов находились на положении граждан второго сорта. Многое из того, что дела­лось, например, долголетняя и фактически никогда не прерывавшаяся поли­тическая практика, которая на коммунистическом «новоязе» называлась ко­ренизация аппарата, фактически привела к созданию этнократических пар­тийно-бюрократических элит, а я бы сказал мафий, в каждой из национальных республик, составлявших эти коммунистические федерации.

Это социально-политическое наследие, отразившееся на структyре обще­ства, привело к появлению нового общественного политического строя - эт­нократии. Этот слой вобрал в себя значительную часть прежней партократии, бюрократии, управленческих структyр теневой экономики и национальной ин­теллигенции. В момент крушения коммунистических режимов этнократия пришла к власти и отбросила старые коммунистические теории как износив­шееся платье, взяла на вооружение националистические постyлаты и мифо­логемы как свое идейное истинное знамя и разодрало многонациональное го­сударство no тем швам, которые были прошиты еще старыми коммунистиче­скими режимами.

Подобная участь, пусть в несколько иных формах и с некоторым опережением, постигла и то геополитическое образование, которое мы прежде назы­вали социалистическое содружество или социалистический лагерь, который покрывал территорию славянского содружества.

Развитие русофобии в Западной Европе, где она и зародилась, отличалось тем своеобразием, что ее эпицентр перемещался из одной страны в другyю, как правило, в ту, которая наиболее остро выступала против России на меж­дународной арене.

Из Франции она быстро перешла в Англию, где процветала до середины ХIХ века, достигнув апогея в период Крымской войны, но с конца 30-40-х го­дов все более распространяется в Германии, где она пустила глубокие корни. Здесь со временем была создана обширная литература, в первую очередь, пангерманского толка. В течение долгих десятилетий пангерманизм ковал образ врага в лице России. В первых рядах германских русофобов шли созда­тели «единственно верного учения» господа К.Маркс и Ф.Энгельс с их рупо­ром в образе «Новой рейнской газеты». Именно здесь возник термин «панславизм», в котором слилось воедино отрицательное отношение к национальным движениям славянских народов и идея славянской взаимности. Oн вобрал в себя все элементы русофобии, ставшей ядром пангерманских теорий. С са­мого начала спекулятивный и одиозный, этот термин превратился в боевой ло­зунг антирусской и антиславянской империалистической политики, вошед­шей в историю под названием политики «дранг нах остен».

После Первой, а особенно после Второй мировой войны, в годы холодной войны русофобия как бы отошла на задний план. Идеологическая борьба по­родила тогда целую школу антикоммунизма и плеяду борцов с ним. После окончания холодной войны и событий 1990-х годов антикоммунизм как тече­ние потерял свою актуальность. Однако бывшие антикоммунисты не исчезли со сцены, они быстро переквалифицировались и стали русофобами. В значи­тельной степени их усилиями либо при их участии в средствах массовой ин­формации на Западе одна за другой прокатываются волны антироссийской пропаганды. Вместо империи зла, как изображали прежде СССР, новые марк­сы ныне опять поливают Россию, выставляя нас страной, угрожающей миро­вому сообществу ядерным шантажом, говорят о ней как о центре мирового терроризма, мафиозных структyр и так далее.

Классический пример гармоничного превращения антикоммунистов в ру­софобов являет собой ветеран холодной войны, бывший советник no делам национальной безопасности Президента США Збигнев Бжезинский. Oн особенно интере­сен тем, что в своей большой стратегии идет пo стопам пангерманских идео­логов начала ХХ века. Для него распад СССР - подарок судьбы, и он призы­вает США и НАТО побыстрее заполнить политический вакуум. Необходимо, считает он, добиваться консолидации геополитического плюрализма, то есть поддержание политической, экономической и иной раздробленности на тер­ритории бывшего Советского Союза. О близости, скорее даже о тождествен­ности идей Бжезинского планам пангерманцев можно судить no трактовке желательных, с его точки зрения, отношений между Россией и Украиной. Oн призывает всех оказывать Украине всевозможную поддержку в ее стремле­нии к независимости от России и к зависимости Украины - пo примеру Поль­ши - от США.

Тождество взглядов З.Бжезинского и теории пангерманцев - не случай­ное совпадение. Они имеют общий базис в виде феномена русофобии. Воз­рождение, точнее даже реанимация этого феномена в новой обстановке по­сле окончания холодной войны само no себе представляет явление, заслужи­вающее специального рассмотрения. Новое в развитии этого феномена то, что теперь его основой стал центр на Востоке. Его новыми очагами стали страны Балтии. Но главное - он свил гнезда и в самой славянской среде. Но­сителями русофобии оказались националистические элементы на Украине, в Белоруссии типа Черновила, Хмара, Поздняка и других. Оживились аналогич­ные течения в Польше и даже в Болгарии. Многое в этих явлениях для россий­ских обществоведов - неизвестные страницы.

Формы проявления русофобии и социальные функции как выборочной, так и целенаправленной ксенофобии, удивительно напоминают феномен антисе­митизма. Это однотипные, однопорядковые проявления национальной нетерпимости и создание образа врага. Но для нашей официальной науки история этого феномена, особенно в славянском мире, можно сказать, просто белое пятно. Без досконального и тщательного изучения русофобии как политичес­кой проблемы трудно представить развитие не только славяноведения, но и самого славянства в ХХI веке. Так что же ждет нас в будущем?

Наблюдение за сегодняшним политическим развитием славянских наро­дов невольно побуждает к размышлениям над их завтрашними судьбами. По­ка можно уверенно прогнозировать, что их удельный вес в мировом народо­населении будет уменьшаться. Демографические сдвиги дают полное осно­вание для такого вывода. Общая тенденция мирового развития говорит о мощных интеграционных течениях, ускорившихся после настyпления эпохи информационной революции. Возникают новые глобальные проблемы. На­пример, экологические, которые требуют также объединения усилий. Где бу­дет место славянских народов в этих процессах?

Несмотря на технологическую нивелировку мировой экономики, этот про­цесс нe сопровождается созданием некоей универсальной мировой цивили­зации, которая остается абстракцией. Напротив, происходит довольно замет­ная консолидация народов и государств в общности определенного культyр­но-исторического типа, именуемые цивилизациями.

Вполне возможно, что мы находимся в начале длительного исторического периода, который предстоит пройти всему человечеству. Американский уче­ный С.Хантингтон несколько поторопился нарисовать картину будущего в виде столкновения цивилизаций. Она обоснованно вызвала много нареканий. Но сама идея плюрализма цивилизаций нe встретила возражений и была вос­принята как рабочая гипотеза и объективная данность. И это подводит к во­просу о судьбах славянских народов.

Культурно-исторические, цивилизационные общности существовали все­гда. Чертой последнего времени является их самосознание, структурирова­ние, превращение в субъект глобального развития. Весьма показательно в этом отношении складывание мира исламских государств, несмотря на суще­ствование между отдельными его странами серьезных противоречий. Запад­ная модель отнюдь не универсальна. Более того, следование ей показало неэффективность таких усилий, игнорирующих традиции и ценности националь­ных культyр.

Напротив, наиболее успешные процессы модернизации, как показал япон­ский опыт, протекали там, где они опирались на национальные традиции и не были продуктом слепого заимствования. Тем же путем идут сейчас Китай, азиатские и многие другие страны.

He случайно центр экономики смещается ныне из Атлантического региона в Тихоокеанский. Вопрос о взаимоотношении процессов модернизации и развития национальных культyр чрезвычайно актуален для всех славянских народов. В посткоммунистическую эпоху понятие «модернизация» наполни­лось для них новым смыслом и содержанием. Упор на технико-экономическое преобразование заставляет по-новому поставить проблему их духовного и культурного обеспечения и поддержки.

Пока что во многих странах ЦВЕ основное внимание сосредоточено на осуществлении краткосрочных интересов. В значительной части преобладает настроение «возвращения в Европу». При этом бросается в глаза отсутствие ду­ховной перспективы. Значительная часть этих стран озабочена вступлением в ЕЭС и в НАТО, что автоматически осложняет их отношения с Россией. В этой связи уместно поставить вопрос: а существует ли вообще какая-либо славян­ская цивилизация? Или, может быть, лучше говорить о круге духовно близких народов? Последний определяется как сфера поствизантийского культyрного пространства, куда входят нe только славяне, но и другие народы православ­ного ареала - греки, грузины, армяне. Именно так пытается определить рос­сийскую или православную цивилизацию С.Хантингтон, разрезав славянский мир на две части no конфессиональному принципу.

В нашей стране единственной реальной силой, которая последовательно проводит курс нa славянское единение, остается ЛДПР. Поддерживаются контакты с представителями прославянских сил в Польше, Болгарии, и особенно в Сербии. Мы не ограничиваемся участием в протокольных обменах делега­циями, наоборот, во главу угла на всех наших встречах ставится задача разви­вать дружеские связи нa конкретных делах. Это и политическая поддержка борьбы сербов за сохранение целостности своего государства, это содействие совместным экономическим проектам, это воспитание молодежи наших стран в духе славянской солидарности, а также наши меры no противостоя­нию культyрной экспансии со стороны Запада. Мы не провозглашаем офици­ально никакой дружбы народов, мы просто дружим.

В конце 2000 года, 13 декабря, Центр поддержки молодежных инициатив (ЦПМИ), который пользуется поддержкой ЛДПР, начал акцию no укреплению братства и единства православных и славянских народов, которая получила название «Братский православно-славянский коридор». Автобус с молодыми членами ЛДПР, семинаристами и представителем Русской православной церкви отправился по маршруту Москва - Минск - Киев - Тирасполь - Ки­шинев - Бухарест - Белград - София - Скопье (Македония) - Афины. Де­визом акции стали слова: «Православный путь Москва - Афины. Дорогой предков: от монастыря к монастырю».

Необходимо отметить, что акцию ЦПМИ организовал при поддержке Министерства образования, Государственной Думы Pоссийской Федерации и Московской патриархии, и в ней с благословения Святейшего Патриарха Алексия Второго принял участие диакон Павел Феоктистов из отдела внешних церковных сношений Московской патриархии.

Это мероприятие стало первым и конкретным делом активистов недавно созданного при поддержке ЛДПР общественного движения «Движение Славянской православной солидарности» (ДСПС). А молодые члены ЛДПР, отправившие­ся в поездку, решили воплотить в жизнь программные установки ДСПС в Рос­сии и за рубежом. Это им удалось!

Так, они встретились с руководителем Либерально-демократической партии Белоруссии и лидером Либерально-демократической партии Болгарии. Ha Украине была организована экскурсия в Верховную Раду Украины, где состоялись встречи и обмен мнениями с депутатами. Братские контакты были установлены с общественной организацией «Русские липоване Румынии», а также с молодежными организациями практически всех стран, через которые проходила поездка. Одной из главных задач акции было укрепление православных связей. Для этого молодые члены ЛДПР встретились со священнослужителями православных церквей: Патриархом Румынии Теоктистом, Патриархом Сербии Павлом, Патриархом Болгарии Максимом, Епископом Дубоссарским и Тираспольским Юстинианом, с настоятелями русских церквей: в Кишиневе - с отцом Николаем и в Софии - с отцом Александром, а также с представителями других церквей. Кроме того, состоялись встречи с российскими послами и их советни­ками. Для участников акции были организованы культyрные программы в различных странах, поездки в церкви и монастыри, а в Югославии, к примеру, встреча в Государственном институте с министром no делам молодежи; в Маке­донии - с министром no делам религии и культyры.

Были установлены полезные связи с руководителями ряда стран, церквей, организаций. Руководитель поездки так подвел итоги акции: «Сегодня как ни­когда стала важной идея акции - объединение братских православных и сла­вянских народов, укрепление их связей, укрепление православия. Ведь сей­час брошены огромные деньги на подрыв устоев православной веры с помо­щью различного рода сект, масс-культyры и прочего. Замечу, что это мероприятие получило одобрение и благословение со стороны всех Патриархов и других представителей православных церквей. Мы поняли, что границы меж­ду государствами - условность: для православия нет границ! Совершенно нe лишним считаю поблагодарить на этих страницах работников российских по­сольств, наших священников, представителей всех организаций, которые тепло и радушно принимали нас, организовывали для нас культурные про­граммы и встречи».

Несомненный вывод: акция удалась, ДСПС начал успешно действовать, а ЛДПР в очередной раз показала свою силу, продемонстрировала солидарность русского народа и России со всеми братскими православными народами.

Сказанное выше прямо касается перспектив межславянских отношений. Новые вызовы так или иначе заставят славянские страны обратиться к про­блемам культyрного наследия и цивилизационных особенностей своих наро­дов, и это обстоятельство дает основание для умеренного оптимизма и для надежд, что идеи славянской взаимности и политика сотрудничества в куль­тyрной области в дополнение к другим формам сотрудничества еще сослужат свою службу.





Скачать 4.86 Mb.
оставить комментарий
страница17/19
Дата27.09.2011
Размер4.86 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх