К вопросу о понятии коррупции и объекте преступлений коррупционной направленности (уголовно-правовой аспект) icon

К вопросу о понятии коррупции и объекте преступлений коррупционной направленности (уголовно-правовой аспект)


Смотрите также:
Администрация города Троицка Челябинской области протокол заседания комиссии по противодействию...
Субъект коррупционных преступлений Вопросы квалификации некоторых преступлений коррупционной...
Система преступлений в сфере компьютерной информации: сравнительно-правовой...
«Особенности расследования преступлений коррупционной направленности»...
Исключительная мера наказания: уголовно-правовой аспект...
Исключительная мера наказания: уголовно-правовой аспект...
Теоретические основы уголовно-правовой охраны собственности от преступлений...
Орезультатах работы комиссии по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных...
Проблемы борьбы с мошенничеством по законодательству Республики Казахстан ( криминологический и...
Противодействие загрязнению атмосферы: криминологический и уголовно-правовой анализ (...
Уголовная ответственность за похищение человека и захват заложника по законодательству...
К координационному совещанию руководителей правоохранительных органов Воронежской области о...



Загрузка...
скачать
К вопросу о понятии коррупции и объекте преступлений коррупционной направленности (уголовно-правовой аспект)1


Коваль Алексей Витальевич,

преподаватель кафедры криминалистики

Военного Университета МО РФ,

кандидат юридических наук


В статье рассматриваются уголовно-правовые аспекты понятия коррупции, анализируется объект преступлений коррупционной направленности, а также анализируются меры по противодействию коррупции.


Коррупция, преступления, квалификация


Первые попытки законодательного закрепления понятия коррупции в новейшей истории нашего государства имели место в проекте Закона РФ «О борьбе с коррупцией», который был принят в первом чтении Верховным Советом РФ 31 марта 1993г., но так и не вступил в силу.2 В этой связи в проекте Закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» были сформулированы составы преступлений, которые, по мысли авторов проекта, являются коррупционными.3 По мнению ученых,4 и общее понимание сущности коррупции, и предлагаемые редакции статей 170-174, 175 УК РФ 1960, а также формулировки в проекте составов преступлений (ст.ст. 137.1, 155.1, 174.2) были далеки от совершенства. Не был утвержден Советом Федерации и принятый Государственной Думой 12 октября 1994г. очередной вариант проекта Закона РФ «О борьбе с коррупцией».

По смыслу ст. 2 проекта Закона РФ «О борьбе с коррупцией» коррупция оказывалась шире, сложнее, многообразнее, чем преступность, так как могла быть дисциплинарной, гражданско-правовой, административной и уголовно-правовой. Иными словами, был разработан не столько нормативный акт, сколько декларация, призывающая к борьбе с деяниями, обладающими различным характером и степенью общественной опасности. Как отмечала Егорова Н.А., с таким же успехом можно было принять закон «О борьбе с преступностью», который, существуя наряду с Уголовным кодексом, не сыграл бы никакой уголовно-политической роли, но мог бы стать орудием давления политики на правосудие.5

Коррупция, согласно ст. 2 проекта, есть «использование лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций, своего официального положения и связанных с ним возможностей для противоправного получения материальных, любых иных благ и преимуществ физическими и юридическими лицами».

Такая формулировка напоминала попытки создать родовой состав правонарушения, в котором четко не определен основной объект; фактическое получение служащим материальных и иных благ и преимуществ может находиться за рамками состава правонарушения, совершаемого путем использования служебного статуса.

Б.В. Волженкин называл три разновидности коррупции: завладение с использованием служебного положения чужим имуществом путем его изъятия вопреки воле собственников; использование служебного положения при совершении других действий корыстного характера, не связанных с завладением чужим имуществом; «классическую» форму коррупции – получение взятки.6 Ко второй разновидности коррупции автор относил, помимо злоупотребления властью или служебным положением, контрабанду и спекуляцию. 7 Под коррупцией Б.В. Волженкин понимает явление, поразившее государственный и общественный аппараты управления, выражающееся в разложении власти, умышленном незаконном использовании должностным лицом своего служебного положения в корыстных целях для личного обогащения.

Указанная позиция не в полной мере выдерживает критику. Если коррупция, по выражению Б.В. Волженкина, есть разложение власти, то почему это негативное явление характеризовалось автором как совершение только умышленных действий? Разве недобросовестное отношение должностных лиц к своим служебным обязанностям при неосторожной вине (ч.1 ст. 293 УК РСФСР) – не признак «разложения» власти, то есть ее дезорганизации и деморализации?8 То же самое можно утверждать относительно превышения должностных полномочий. Следовательно, перечень проявлений коррупции, предложенный Б.В. Волженкиным, может быть дополнен.

И.М. Гальперин считал конкретными проявлениями коррупции «взяточничество, злоупотребление служебным положением в корыстных целях и т.п. преступления»9, однако вопрос о том, какие конкретно преступления, помимо названных составов, охватываются понятием «коррупция», все же остается открытым.

А.С. Никифоров отмечает, что к преступным проявлениям коррупции относятся деяния, предусмотренные ст.ст. 170, 173-175 УК РСФСР 1960г., но подчеркивает, что не все проявления, виды формы коррупции преступны. Автор также не называет превышение власти и халатность в числе видов коррупционного поведения. По мысли А.С. Никифорова, коррупция – это «разложение государственного аппарата, общественных и частных служб, извращение возложенных на них функций и т.п. – в результате подкупа их должностных лиц.10 Хотя, по мнению автора, коррупцию не следует к подкупу, из изложенного видно, что однозначного решения проблемы коррупции в уголовном праве данная точка зрения не содержала.

Понимая коррупцию как явление социально-криминологическое – Б.В. Волженкин, И.М. Гальперин, И.Б. Малиновский – выделяли его юридические признаки, которые, тем не менее, не являются признаками всех составов умышленных преступлений, могущих быть видами коррупции как энтропии государственного управления. Согласно точке зрения Б.В. Волженкина, юридическими признаками коррупционного поведения являются: 1) субъект – должностное лицо; 2) действие (бездействие) вопреки интересам службы с использованием служебного положения; 3) умысел; 4) корыстная цель. Если следовать логике автора, то злоупотребление должностными полномочиями и служебный подлог, совершенные из иных (не корыстных) побуждений, не являются коррупционными, хотя, несомненно свидетельствуют о «коррозии» в сфере управления. Более того, попытка описать многоаспектное общественное явление с помощью элементов состава преступления, по мнению Егоровой Н.А. не совсем удачна. Среди перечисленных признаков коррупционного поведения нет объекта, да и сам Б.В. Волженкин отмечает, что «все охраняемые законом общественные отношения могут стать объектом преступной деятельности коррумпированных должностных лиц».11 Представляется, что такой подход свидетельствует о смешении социального феномена и состава преступления.

Таким образом, ни одна из вышеприведенных точек зрения относительно понятия и сущности коррупции не являлась совершенно бесспорной: авторы либо смешивали социологические и юридические признаки коррупции, либо, говоря о коррупционных правонарушениях, не давали о них четкого представления.

Лингвистический анализ свидетельствовал о том, что слово «коррупция» обладает свойством полисемии, что, впрочем, не является отклонением от нормы.12 Имея латинское происхождение, термин «коррупция» означает 1) совращение, подкуп; 2) порчу, упадок; 3) извращенность, превратность (мнений); 4) расстройство, расшатанность, плохое состояние здоровья.13 В целом те же значения указанный термин имеет в романских, германских и славянских языках. В некоторых славянских языках «коррупция» понималась как «взятка», глаголы (например, «корумпирати») переводятся как «подкупать, давать взятки», а прилагательные буквально означают «подкупной, продажный». На русском языке коррупция – это подкуп взятками, продажность должностных лиц, политических деятелей.14

Следовательно, коррупцию можно рассматривать в двух аспектах - социально – философском (широком) и социально-юридическом (узком).

Как указывалось Егоровой Н.А.15 в широком смысле это порча, упадок. Указанное слово «легко сказывается о множестве единичностей»16, или, говоря языком логики, предикат «испорченный, коррумпированный» может быть присущим весьма большому числу субъектов: «упадочное искусство», «коррумпированное руководство», «испорченные нравы» и т.д.

Узкая трактовка коррупции, в свою очередь, может быть криминологической и собственно уголовно-правовой.

В криминологии коррупция – это система отношений, основанных на «противоправных и иных сделках должностных лиц в ущерб государственным и общественным интересам»17, один из основных признаков организованной преступности. 18 Вопрос о коррупции в криминологии рассматривается в рамках изучения проблем организованной преступности. Последняя также представляет собой систему отношений по поводу извлечения незаконной прибыли.19 Для обеспечения нелегальной деятельности преступным группам необходима поддержки (или хотя бы бездействие, невмешательство) со стороны публичных должностных, лиц, которая осуществляется за незаконное вознаграждение. Отмечается, что для такой коррупции характерна постоянная связь (или сращивание) государственных чиновников с преступным миром – тем самым коррупция в криминологии отличается от простого взяточничества, то есть от коррупции в уголовно-правовом смысле. Согласно данному криминологическому определению коррупции, эти вредоносные отношения могут быть основаны не только на противоправных, но и на других (видимо, законных) сделках должностных лиц. Тем не менее, такие сделки также причиняют ущерб государственным и общественным интересам. Что же касается существующих противозаконных способов сращивания государственной (муниципальной) власти с общеуголовной преступностью, то наиболее опасным в силу своей устойчивости, универсальности, традиционности является подкуп. Возможна ситуация, когда фактически существующая связь государственного служащего с преступной организацией, т.е. коррумпированность должностного лица в криминологическом смысле, не установлена, но привлечение такого субъекта к уголовной ответственности за взяточничество также, означает борьбу с коррупцией.

Проблема коррупции в криминологическом плане важна для оперативно-розыскной деятельности, в частности, для проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях выявления организованных преступных групп; для предварительного расследования, например, для установления причин и условий, способствующих совершению преступлений, для решения вопроса об избрании, изменении, отмене меры пресечения – ст.ст.68, 101, 220.1, 220,2 УПК РСФСР, для разработки тактики проведения следственных действий; для назначения наказания судом (п. «в» ст. 63 УК предусматривает в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершение преступления в составе преступного сообщества).

Как указывалось ранее, этимологически коррупция означает взяточничество. Однако не только язык, но и социальная реальность показывает, что взяточничество является наиболее опасным видом должностных злоупотреблений, своего рода «скрытым ядром» преступности должностных лиц, ее предпосылкой: за взятки совершаются экономические преступления, преступления против правосудия, против конституционных прав и свобод граждан. Подкуп выступает связующим звеном между субъектами власти, как государственной, так и негосударственной, и лицами, которые профессионально занимаются нелегальной деятельностью.

Расширение уголовно-правового понятия коррупции путем включения в него иных составов преступлений против интересов службы и преступлений, совершаемых специальным субъектом – служащим с использованием своего положения, - но не являющихся собственно должностными, с одной стороны, будет означать отступление от лингвистической традиции, с другой стороны – не привнесет ничего ценного в квалификацию преступлений этого вида (в отличие от понятий хищения и убийства, имеющих принципиальное значение).

Новым Федеральным законом от 25.12.2008 №273-ФЗ «О противодействии коррупции» помимо легального официального определения «коррупции» и видов коррупционных правонарушений были установлены:

основные принципы противодействия коррупции (в первой редакции законопроекта формулировалось как "основные принципы противодействия коррупции, масштабы и характер которой представляют угрозу безопасности России");

правовые и организационные основы предупреждения коррупции и борьбы с ней, минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений.

Тем самым Закон был определен как основной законодательный акт в системе мер противодействия коррупции. Принятие данного Закона явилось результатом активных действий Президента РФ Д. Медведева, одним из первых шагов которого после вступления в должность явилось издание Указа Президента РФ от 19 мая 2008 г. N 815 "О мерах по противодействию коррупции". В соответствии с названным Указом образован Совет при Президенте РФ по противодействию коррупции под председательством непосредственно Президента РФ. Этим же Указом Президента РФ председателю президиума названного Совета в месячный срок предписывалось представить проект Национального плана противодействия коррупции.

31 июля 2008 г. Национальный план противодействия коррупции был утвержден. Первым пунктом этого Плана и предусматривались подготовка и внесение в Государственную Думу проекта Федерального закона "О противодействии коррупции", предусматривающего, в частности:

а) определение понятий "коррупция" как социально-юридического явления, "коррупционное правонарушение" как отдельного проявления коррупции, влекущего за собой дисциплинарную, административную, уголовную или иную ответственность, и "противодействие коррупции" как скоординированной деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления муниципальных образований, институтов гражданского общества, организаций и физических лиц по предупреждению коррупции, уголовному преследованию лиц, совершивших коррупционные преступления, и минимизации и (или) ликвидации их последствий;

б) меры по профилактике коррупции, включающие в себя:

специальные требования к лицам, претендующим на замещение должностей судей, государственных должностей РФ и должностей государственной службы, перечень которых определяется нормативными правовыми актами РФ, предусматривающие в том числе и контроль над доходами, имуществом и обязательствами имущественного характера указанных лиц;

развитие института общественного и парламентского контроля за соблюдением антикоррупционного законодательства РФ;

совершенствование механизма антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов РФ;

возложение на государственных и муниципальных служащих обязанности уведомлять о ставших им известными в связи с выполнением своих должностных обязанностей случаях коррупционных или иных правонарушений, а также привлечение к дисциплинарной и иной ответственности за невыполнение данной обязанности;

в) определение основных направлений государственной политики в сфере противодействия коррупции, включающих в себя:

совершенствование системы и структуры государственных органов, оптимизацию и конкретизацию их полномочий;

разработку системы мер, направленных на совершенствование порядка прохождения государственной и муниципальной службы и стимулирование добросовестного исполнения обязанностей государственной и муниципальной службы на высоком профессиональном уровне;

сокращение категорий лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам и ведения оперативно-розыскных мероприятий;

введение антикоррупционных стандартов, то есть установление для соответствующей области социальной деятельности единой системы запретов, ограничений, обязанностей и дозволений, направленных на предупреждение коррупции;

обеспечение справедливой и равной для всех доступности правосудия и повышение оперативности рассмотрения дел в судах;

развитие процедур досудебного и внесудебного разрешения споров, прежде всего между гражданами и государственными органами.

И такой Закон о противодействии коррупции был принят Государственной Думой 19 декабря 2008 года, в статье 1 которого было установлено что понимается под понятием «коррупция»:

а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных права для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами;

б) совершение деяний, указанных в подпункте «а» настоящего пункта, от имени или в интересах юридического лица.

Помимо понятия «коррупции» как определенного перечня составов должностных правонарушений, данным Законом было законодательно закреплено понятие «конфликт интересов» на государственной и муниципальной службе – ситуация при которой имеется личная заинтересованность государственного служащего, но когда она еще не привела к совершению коррупционного правонарушения, а также порядок предотвращения и урегулирования конфликта интересов.

В пояснительной записке к законопроекту отмечалось, что высказываемое в ходе подготовки проекта предложение об указании в определении коррупции конкретных преступлений и административных правонарушений не может быть реализовано, так как, в частности, в соответствии со ст. 1 УК РФ уголовно-правовое значение имеют лишь те положения, которые отражены в данном Кодексе. В то же время вошедшие в определение понятия коррупции противоправные действия, являющиеся ее наиболее рельефным проявлением, представляют собой не что иное, как преступления, предусмотренные соответствующими статьями УК РФ. Причем в диспозициях этих статей содержатся определения соответствующих преступлений (см. также комментарий к ст. 13 Закона):

злоупотребление должностными полномочиями - использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства (ч. 1 ст. 285 УК РФ);

получение взятки - получение должностным лицом лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе (ч. 1 ст. 290 УК РФ);

дача взятки - дача взятки должностному лицу лично или через посредника (ч. 1 ст. 291 УК РФ);

злоупотребление полномочиями - использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства (ч. 1 ст. 201 УК РФ);

коммерческий подкуп - незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением (ч. 1 ст. 204 УК РФ).20

В действующем законодательстве родовое понятие анализируемых преступлений (очевидно, по причине их разноплановости) не выработало. Однако это вовсе не означает, что такие деяния, как злоупотребление должностными полномочиями (ст.285 УК РФ); получение и дача взятки (ст.ст.290-291 УК РФ); служебный подлог (ст.292 УК РФ); злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ); злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст.202 УК РФ); коммерческий подкуп (ст.204 УК РФ) и др., не объединены общими для всех признаками. Законодатель в данном случае ограничился лишь исчерпывающие перечнем форм этих деяний, выделив каждый из составов в самостоятельную норму с точным описанием признаков каждого из них.

Непременным условием правильного определения уголовно-правовой сущности деяний является, как известно, раскрытие социально-экономической сущности законодательных положений, а также из трактовка в полном соответствии с принципами и определяющими институтами как отрасли, так и науки уголовного права.

При определении правовой природы коррупционных преступлений, видимо, должны быть учтены: во-первых, исторический опыт России по регулированию общественных отношений, связанных с противодействием соответствующим деяниям; во-вторых, не менее ценный опыт, приобретенный в этой же области экономически развитыми странами; и, наконец, уже сложившуюся на современной этапе отечественную судебно-следственную практику борьбы с преступлениями такого рода.

В связи с указанным проблем конструирования составов, отвечающих требованиям «технологичности», а также вопросы правового регулирования, предварительного следствия и оперативно-розыскной деятельности по делам о коррупции государственных служащих, служащих коммерческих и иных организаций была и остается в центре внимания законодателей и работников правоохранительных органов.

Исходя из указанных и множества других представлений о сущности преступного деяния, можно предположить, что и в анализируемом случае следует отталкиваться от уже ставшего фундаментальным для уголовного права понятия вреда, а также производного от него понятия «общественная опасность», в некотором роде расширяющего значение первого, привнося специфические уголовно-правовые черты в существо данной категории.

Необходимо отметить, что уголовно-правовая природа вреда заключается в посягательстве на жизненно важные для развития общества социальные ценности.

Вместе с тем, определенную сложность представляет не только вопрос о природе вреда преступных посягательств, но и о его взаимосвязи с другими социальными и правовыми явлениями. Актуальность вопроса обусловлена и тем, что вред имеет многоплановое уголовно-правовое значение. Кроме того, данная проблема тесно увязана с вопросами общей системы права и уголовного права – в частности. Главное, однако, состоит в том, что систематика уголовного законодательства определяет объем и пределы уголовно-правовой охраны, характеризует общественную опасность и социальную сущность каждого конкретного преступления, определяет социальную направленность преступления и его юридические признаки.

Таким образом, надо установить, что же именно охраняет в данном случае уголовный закон.

Стало быть, законодатель считает общественно опасным уже сам факт виновного, то есть вполне адекватного воспринятого лицом, получения ценностей за совершение конкретных действий.

Должностное лицо, используя полученные ценности незаконным путем, да и просто обладая ими, стало, объективно, вредоносно для системы, элементом которой оно является – коррумпированным чиновником21.

Если говорить конкретно о реализации понятия коррупции в уголовном праве, то следует согласиться с мнением, согласно которому рассматриваемый феномен представляет собой «явление в сфере социального управления, выражающееся в злоупотреблении субъектами управления своими властными полномочиями путем их использования в личных целях (в широком смысле – индивидуальных и групповых материальных и иных целях).

Г.К. Мишин22, рассматривая коррупцию в уголовно-правовом аспекте, справедливо считает, что такие нормы играют двоякую роль, определяя общее понятие должностного преступления и служат резервом в том случае, когда отсутствует специальная норма, предусматривающая ответственность за должностное преступление.

Традиционно всесторонняя характеристика нанесенного преступным посягательством вреда рассматривается в рамках объекта преступления. Указанное позволяет обосновать не только необходимость уголовно-правового запрета, но и в значительной мере объем и пределы уголовно-правовой охраны. Посредством размера причиняемого объекту посягательства вреда определяются и общественно опасные последствия преступлений либо, напротив, устанавливается малозначительность действий или бездействия.

Поскольку один и тот же объект охраны страдает от самых различных по своей природе преступных посягательств, то важное практическое значение для квалификации деяния имеет детализация признаков и свойств объекта преступления.

В то же врем, отнесение тех или иных благ (интересов) к объекту правонарушения вовсе не означает, что эти интересы являются объектами исключительно уголовно-правовой охраны. Очень часто одни и те же объекты одновременно охраняются нормами и других отраслей права. Например, применительно к анализируемым социально-экономическим отношениям, охраняются и регулируются в первую очередь, нормами гражданского и административного законодательства. Это остается справедливым, если вспомнить о многоликости проявлений коррупции, увлекающих на свою арену практически весь спектр правовых и не правовых средств и методов социального реагирования.

Вместе с тем, уголовное право берет под свою охрану эти объекты при наиболее опасных на них формах посягательств. Например, в случаях получения взятки (ст.290 УК РФ); дачи взятки (ст.291 УК РФ); служебном подлоге (ст.292 УК РФ и т.д.). Менее опасные нарушения (например, предоставление государственной или муниципальной структурой контракта без тендера, проявление местничества, протекционизма и пр.) охраняются либо нормами морали или иными отраслями права. Следовательно, отнесение определенных благ (интересов) к категории охраняемых уголовным правом вовсе не превращает любое из посягательств на эти блага (интересы) в уголовно наказуемое. Таковыми становятся лишь предусмотренные уголовным законом наиболее опасные формы противоправных деяний.

Социальная функция и служебная роль уголовного права заключается, главным образом, в охране социально-экономических отношений, связанных с деятельностью должностных лиц и лиц иных категорий, наделенных властными полномочиями.

Таким образом, объектом рассматриваемых преступлений является обеспечиваемая обществом и соответствующая его интересам деятельность или состояние субъектов социально-экономических отношений.

Согласно мнению ряда авторов, коррупционная преступность включает разные по своей уголовно-правовой природе деяния. Ее составляют многие преступления против государственной власти, государственной и иной службы. Это прежде всего взяточничество (ст.ст.290-291 УК РФ), а также связанные с ним злоупотребления должностными полномочиями (ст.285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст.286 УК РФ), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ); служебный подлог (ст.292 УК РФ), привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ), незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст.300 УК РФ), преступления против интересов службы в коммерческих и других организациях (ст.201-204 УК РФ) и целый ряд иных преступлений, в том числе в сфере компьютерной информации – неправомерный доступ к компьютерной информации лицом с использованием своего служебного положения (ч.2 ст. 272 УК РФ) и т.п.

Российский законодатель, несмотря на то, что не стал выделять в отдельную главу все возможные разновидности коррупционных преступлений, в то же время, как нам представляется, достаточно точно проник в существо преступлений, совершение которых в принципе может быть связано с эксплуатацией служебного статуса (статусная рента). Данный термин в апреле 2001г. был использован Президентом России в ежегодном обращении к Федеральному собранию Российской Федерации обращении внимания как на острую проблему необходимости борьбы с коррупцией в стране. В зависимости от стоящей перед тем или иным коррупционером целей и задач, его действия могут трансформироваться в достаточно широкий спектр отклоняющихся форм поведения, в том числе и уголовно-наказуемых. Их число, помимо традиционно относящихся к коррупционным может насчитывать более тридцати.

Следовательно, особенностью коррупционных преступлений является прежде всего многоликость должностного или служебного злоупотреблений, которые полностью или частично, временно или навсегда затрудняются реализацию законных интересов тех или иных физических или юридических лиц, вынужденных в своей жизни и деятельности соприкасаться со статусными полномочиями чиновников. Ради охраны интересов потенциальных потерпевших и должны быть задействованы средства уголовного законодательства.

Вместе с тем, в качестве задачи уголовно-правовой науки можно поставить не только определение характера и точного соизмерения (на основе соответствующих исследований) степени общественной опасности каждого из деяний но и установление соответствующего его характеру места в единой классификации среди прочих преступлений.

В литературе и, очевидно, вполне обосновано предлагается, разделить всю совокупность коррупционных преступлений на две группы: публичные и непубличные коррупционные преступления.

К первой группе отнесены: злоупотребление должностными полномочиями (ст.285 УК РФ); незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст.289 УК РФ); получение взятки (ст.290 УК РФ); дача взятки (ст.291 УК РФ); служебный подлог (ст.292 УК РФ); провокация взятки с целью шантажа (ст.304 УК РФ); подкуп свидетеля, потерпевшего, эксперта или переводчика (ч.1 ст. 309 УК РФ), а также воспрепятствование работе избирательных комиссий или комиссий по проведению референдума, соединенное с подкупом (п. «а» ч. 2 ст. 141 УК РФ).

При наличии корыстной или иной личной заинтересованности - превышение должностных полномочий (ст.286 УК РФ).

Во вторую группу включены: подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК РФ); злоупотребление полномочиями (ст.201 УК РФ); злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст.202 УК РФ); превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст.203 УК РФ); коммерческий подкуп (ст.204 УК РФ); провокация коммерческого подкупа с целью шантажа (ст.304 УК РФ).

Любой из непосредственных объектов перечисленных преступлений не только отражает собственные особенности общественных отношений, но и в не меньшей степени – специфику реально определяемого вреда, соответственно и их предполагаемую охрану правовыми средствами.

Представляя характеристику основного непосредственного объекта, важно отметить, что в посягательстве на основной объект заключается социальная сущность данного преступления. Иными словами, основными непосредственным объектом является наиболее ценное, с точки зрения общественных интересов, социальное благо из всех повреждаемых данным преступлением. Кроме того, такой объект должен быть определяющим и для квалификации деяния, и для выбора в общей системе законодательства места конкретной уголовно-правовой нормы.

Дополнительным непосредственным объектом преступления являются те общественные отношения, посягательство на которые не составляет сущности данного преступления, но которые этим преступлением нарушаются или ставятся в опасность наряду с основным объектом.

В коррумпированных отношениях усматривается корпоративный или по меньшей мере узкогрупповой «интерес» либо корыстный или иной личный «интерес» конкретных должностных лиц, удовлетворяемый в рассматриваемых случаях незаконным путем. Символами такого интереса являются те или иные предметы.

Последними могут быть любые предметы, являющиеся объектами гражданских прав (ст.128 ГК РФ): вещи (в том числе деньги и ценные бумаги), иное имущество и имущественные права, подлежащие оплаты работы и услуги. Иными словами, это те же имущественные блага, которые могут быть предметом взятки (ст.ст. 290 и 291 УК РФ) либо коммерческого подкупа (ст.204 УК РФ).

Объекты гражданских прав, которые могут выступать в качестве средства совершения преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ, иногда являются «сложными вещами» (ст.134 УК РФ) либо вещные права на такие объекты требуют государственной регистрации (ст.131 ГК РФ).

Однако с принятием и введением с 1 марта 1996г. в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации в толковании и практике применения ряда уголовно-правовых норм возникли определенные проблемы. Так, согласно ст. 575 ГК РФ «запрещение дарения» не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда: работникам лечебных, воспитательных учреждений социальной защиты и других аналогичных учреждений гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан, а также государственными служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных полномочий.

Согласно же ст. 290 УК РФ «получение взятки» получение должностным лицом в качестве предмета взятки какого-либо имущества или выгод имущественного характера является уголовно-наказуемым деянием. Аналогично и в ст. 304 УК РФ «провокация взятки либо коммерческого подкупа» законодатель не указывает на тот минимальный размер стоимости полученного имущества или услуг имущественного характера, который был исключал уголовную ответственность.

Таким образом, в данном случае возникла в определенном роде коллизия норм гражданского и уголовного законодательства. К сожалению, постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000г. не устранило данной коллизии.



1 Рецензенты: Кудашкин А.В., доктор юридических наук, профессор; Фатеев К.В., доктор юридических наук, профессор.

2 См.: Аслаханов А. Коррупция – это коррозия власти // Российская газета. 1993. 23 марта.

3 Российская газета. 1993. 16 апреля.

4 См.: Егорова Н.А. Уголовно-правовые формы борьбы с коррупцией в новых экономических условиях. Дисс. … канд. юрид. наук. – Саратов, 1996.

5 См.: Егорова Н.А. Указ. соч. С. 15.

6 См.: Волженкин Б.В. Коррупция и уголовный закон // Правоведение. 1991. №6. С.64.

7 См.: Волженкин Б.В. Корыстные злоупотребления по службе (хищения, взяточничество, злоупотребление служебным положением: уголовно-правовая характеристика и проблемы квалификации. Дисс. … д-ра юрид. наук в форме научного доклада, выполняющего также функции автореферата. М., 1991.

8 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: АЗЪ, 1995. С.637.

9 См.: Гальперин Г.И. Организованная преступность, коррупция и уголовный закон // Социалистическая законность. 1989. №4. С.34.

10 См.: Никифоров А.С. Контроль над преступностью в России // Государство и право. 1994. №5. С.79.

11 См.: Волженкин Б.В. Указ. работа. С.64.

12 См.: Рикер П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герменевтике. М., 1995. С.104. 110.

13 См.: Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. Изд. 2-е. М.: «Русский язык», 1976. С.266.

14 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. соч. С. 292.

15 См.: Егорова Н.А. Указ. работа. С.16.

16 См.: Абеляр П. Теологические трактаты: Пер. с лат. М.: Прогресс. Гнозис, 1995. С.74.

17 См.: Криминология: Учебник. М.: Юрист, 1995. С.22.

18 См.: Иванов А.К. Отечественная криминология. Курс лекций. Саратов, 1995. С. 114. С. 114; Ромащенко Л.С. Социологический анализ коррупции, как основного признака организованной преступности // Вестник Саратовской государственной академии права. 1995. №2. С. 145-154.

19 См.: Организованная преступность / Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. М.: Юрид. лит. 1989. С.42. См. также: Шнайдер Г.Й. Криминология: Пер. с нем. М., 1994. С. 48-53.

20 См. Григорьев В.В. Комментарий к Федеральному закону от 25 декабря 2008 г. №273-ФЗ «О противодействии коррупции» М., Деловой двор, 2009.

21 См.: Сергеевский Н. Русское уголовное право. Общая часть. 1915. С.55.

22 См.: Мишин Г.К. Коррупция: понятие, сущность, меры ограничения: Лекция. М., 1991. С.22.




Скачать 229,33 Kb.
оставить комментарий
Дата12.10.2011
Размер229,33 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх