Сборник представляет собой первую часть тематической серии материалов icon

Сборник представляет собой первую часть тематической серии материалов


Смотрите также:
Настоящее электронное пособие «Обществознание. 8-11 классы» серии...
Данный сборник пьес представляет собой единое, цельное произведение...
Данное учебное пособие представляет собой первую книгу в задуманной серии учебников по истории...
Задание с развернутым ответом (часть С) Сочинение-миниатюра по исходному тексту Консультацию...
Сборник статей и материалов...
Данное пособие поставляется на двух cd-дисках и представляет собой довольно интересный продукт...
Этот справочник в первую очередь, сборник техник, точнее упражне -ний...
The blue bottle сборник заданий и упражнений к рассказам...
«История России. 9 – 11 классы»...
Контрольная работа №7 «Отношения и пропорции»...
Рабочая программа по дисциплине История русской литературы ХХ века...
Правила оформления объем до 5 полных страниц на бумаге формата А4...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5
скачать




ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ПРАВА


Понкин И.В.


Экстремизм


правовая суть явления


Москва, 2008


Понкин И.В. Экстремизм: правовая суть явления. – М.: Институт государственно-конфессиональных отношений и права, 2008. – 57 с.


Сборник сдержит материалы, подготовленные доктором юридических наук И.В. Понкиным, членом Общественного совета при Министерстве внутренних дел РФ, директором Института государственно-конфессиональных отношений и права, преподавателем кафедры государственного строительства и права и профессором кафедры государственного управления, правового обеспечения государственной и муниципальной службы Российской академии государственной службы при Президенте РФ, членом Экспертного совета при Комитете по делам общественных организаций и религиозных объединений Государственной Думы ФС РФ, членом Общественной палаты по образованию в городе Москве.

^ Сборник представляет собой первую часть тематической серии материалов и посвящен одной из наиболее существенных угроз стабильному позитивному развитию Российской Федерации – экстремистским проявлениям, экстремистской деятельности, частично охватывает своим научным описанием несколько значимых аспектов этого явления, адресован экспертам, работникам правоохранительных органов, а также широкому кругу читателей.


© И.В. Понкин, 2006–2008


I. Наиболее часто встречающиеся в современной России виды материалов экстремистского характера, унижающих человеческое достоинство по признаку отношения к религии или национальности, оскорбляющих религиозные или национальные чувства людей


Анализ процессов в российском обществе свидетельствует о том, что в последние годы имеется тенденция к увеличению количества проявлений возбуждения религиозной вражды, фактов унижения человеческого достоинства граждан по признаку отношения к религии и национальности.1 Все это серьезно обостряет и без того весьма непростую обстановку в нашей стране. Формирование в обществе веротерпимости, миролюбия, противодействие и конструктивная профилактика различных видов экстремизма имеют для многонациональной России особую актуальность. Поэтому одной из важнейших задач и направлений отношений между государством и религиозными объединениями является обеспечение межрелигиозного согласия и мира. Что немыслимо без оперативного реагирования на все случаи проявления религиозной вражды, межрелигиозных столкновений. Эта задача тем более актуальна в наши тревожные дни, когда количество межрелигиозных конфликтов по всему миру растет. Возбуждение религиозной вражды может привести к возникновению массовых беспорядков, вооруженному мятежу и иным преступлениям.

В части 2 статьи 20 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16.12.1966 установлено: «Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом».

В соответствии с частью 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации, государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Согласно части 5 статьи 13 Конституции Российской Федерации, запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Часть 2 статьи 29 Конституции устанавливает запрет пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, а равно пропаганды социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

Исходя из норм Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (с послед. изменениями), Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 № 114-ФЗ (с послед. изменениями), с учетом практики правоприменительной деятельности в Российской Федерации в сфере противодействия экстремистской деятельности, в том числе имеющейся судебной практики, можно выделить некоторые типовые, наиболее часто встречающиеся в современной России виды материалов экстремистского характера, унижающих человеческое достоинство по признаку отношения к религии или национальности, оскорбляющих религиозные или национальные чувства людей.2


Прямое использование бранных оскорбительных, в том числе матерных нецензурных, слов и выражений в отношении непосредственно определенного круга лиц по национальному или религиозному признаку.

Примеры:

• называние В.Л. Гинзбургом православных верующих оскорбительным словосочетанием «мягко говоря, сволочи церковные»3, оскорбительным словом «троглодиты»4;

• называние евреев-иудаистов «дебилами» в мультфильме «Рождественские песенки от мистера Говняшки» из анимационного сериала «Южный парк» (третий сезон, пятнадцатый выпуск), транслировавшемся телеканалом «2х2»;

• называние афганцев-мусульман оскорбительным словосочетанием «пескотрахи» в мультсериале «Южный парк»;

• называние посетителем блога телеканала «2х2» верующих протестантов оскорбительными словами «суки» и «ублюдки»5, массовое количество случаев использования посетителями форумов и блогов телеканала «2х2» матерной нецензурной и иной грубой бранной лексики в отношении верующих протестантов, мусульман и православных;

• называние неким лицом под ником «Чару» в его блоге православных верующих оскорбительными выражениями «сволочи церковные», «церковная сволочь», «пакость» и др.6;

• называние православных священнослужителей в материалах оккультно-религиозных сект последователей Рерихов оскорбительным словом «изуверы»7;

• называние в печатных материалах религиозной секты «Фалуньгун» всех людей вне этой секты оскорбительными словами и словосочетаниями – «отребьем с неясным интеллектом»8, «вырождающимися старыми жизнями»9, «злыми подонками»10, «самыми отъявленными и самыми злыми подонками»11, «принадлежащими к дьявольскому полю»12, «злобной средой, в среде, которая наполнена дьявольскими факторами»13, «злыми жизнями»14, «дьяволами»15, «силами зла»16, «дьявольское и порочное» 17, «подлое отребье мира людей»18 и пр.


^ Использование бранных оскорбительных слов и выражений в отношении традиций и обычаев определенного круга лиц по национальному или религиозному признаку.

Примеры:

• называние религиозных обычаев верующих евреев-иудаистов «отстоем» и с использованием оскорбительного слова «блевлекательно» (производное от глагола «блевать») в мультфильме «Рождественские песенки от мистера Говняшки» из анимационного сериала «Южный парк» (третий сезон, пятнадцатый выпуск).


Использование бранных оскорбительных слов и выражений, оскорбительных средств графического и иного художественного выражения в отношении священных, почитаемых или иным образом значимых предметов, изображений и текстов определенного круга лиц по национальному или религиозному признаку.

Примеры:

• выставка «Осторожно, религия!» в Сахаровском центре 14–18 января 2003 г.;

• выставка «Запретное искусство – 2006» в Сахаровском центре в марте 2007 г.;

• унижающие человеческое достоинство русских и православных по признакам отношения, соответственно, к национальности и религии картины художницы Лены Хейдиз «Welcome to Russia» и «Химера загадочной русской души»;

• выставка «Будущее зависит от тебя. Новые правила» (Екатеринбург, сентябрь 2008 г.).


^ Оскорбительное, дисфорическое19 высмеивание определенного круга лиц по национальному или религиозному признаку посредством помещения собирательных образов их представителей в абсурдные, заведомо оскорбительные ситуации, ложного приписывания им явно негативных и осуждаемых обществом характеристик, культурно пониженной лексики.

Примеры:

• весь сюжет мультфильма «Мультипликационные войны, часть II» анимационного сериала «Южный парк» (десятый сезон, выпуск четвертый);

• полностью сюжеты мультфильмов «Двойник», «Поездка», «Государственный визит», «Большой бой», «Семейное дело» и мн. др. из анимационного сериала «Папский городок».


Порочение определенного круга лиц по национальному или религиозному признаку посредством необоснованного приписывания собирательным образам их представителей или реальным их представителям качеств психически неполноценных лиц:

Примеры:

• книга Романа Силантьева «Новейшая история исламского сообщества России» 2005 года издания20 – в части клеветнического приписывания в косвенной форме психических заболеваний Верховному муфтию Талгату Таджуддину;

• целый ряд сцен мультфильмов «Двойник», «Поездка», «Государственный визит», «Большой бой», «Семейное дело» и мн. др. из анимационного сериала «Папский городок», клеветнически и оскорбительно выставляющих психически ненормальным в очень тяжелой степени заболевания Папу Римского, а также приписывающих качества психически ненормальных лиц широкому, неопределенному кругу католических священнослужителей, в частности сцена игры явно психически больного католического священнослужителя в компьютерную игру в серии «Государственный визит» или сцена присутствия на трибунах нескольких психически ненормальных католических священнослужителей в серии «Большой бой».


^ Использование оскорбительных обсценных сравнений в отношении определенного круга лиц по национальному или религиозному признаку.

Пример:

• сравнение христианского праздника Рождества Христова с фекалиями и сравнение вкушения рождественской пищи с поеданием испражнений в мультфильме «Рождественские песенки от мистера Говняшки» из сериала «Южный парк» (третий сезон, пятнадцатый выпуск).


Использование обсценных аудиовизуальных сцен, показывающих и заявляющих, что будто бы поедание испражнений является обычным и непредосудительным занятием верующих определенной религии.

Примеры:

• сцена поедания детьми из христианских семей, празднующими Рождество Христово, испражнений в мультфильме «Рождественские песенки от мистера Говняшки» из сериала «Южный парк» (третий сезон, пятнадцатый выпуск);

• близкая к финалу мультфильма «Мультипликационные войны, часть II» анимационного сериала «Южный парк» (десятый сезон, выпуск четвертый), в которой персонаж «Иисус» вместе с другими персонажами сцены заявляет о кусках испражнений, что это – «вкусные каки», то есть заявляет о том, что уже попробовал их;

• сцена мультфильма «Государственный визит» из анимационного сериала «Папский городок», в которой персонаж «Папа Римский» поедает собственные испражнения, об этом свидетельствует, в частности, соответствующая испачканность его лица.


Использование иных обсценных видеорядов или тестов анально-экскрементального вида или содержания в целях дисфорического высмеивания и максимально болезненного оскорбления религиозных чувств верующих и унижения их человеческого достоинства.

Примеры:

• близкая к финалу мультфильма «Мультипликационные войны, часть II» анимационного сериала «Южный парк» (десятый сезон, выпуск четвертый), в которой некто, именуемый в мультфильме и именующий себя как «Иисус», бросается фекалиями в других лиц;

• сцена мультфильма «Государственный визит» из анимационного сериала «Папский городок», в которой персонаж «Папа Римский» испражняется под себя, рисует собственными испражнениями «картины» – как типичное его поведение;

• материал некоего лица под ником «Чару» «^ О русском «боге-X» без мыла лезущем в жопу»21.


Необоснованное приписывание священнослужителям определенной религии гомосексуальных наклонностей, либо наклеивание ярлыка гомосексуалистов собирательным образам священнослужителей, представителей или верующих определенной религии, формирование ложных представлений о широкой распространенности гомосексуализма среди священнослужителей или иных верующих определенной религии, притом что в этой религии гомосексуализм осуждается.

Примеры:

• множество публикаций журналиста газеты «Московский комсомолец» С.С. Бычкова22, совершенно безосновательно и бездоказательно систематически использующего в своих статьях прием наклеивания ярлыка гомосексуалистов на членов Священного Синода и иных священнослужителей Русской Православной Церкви, чтобы оскорбить указанных лиц, поставить их в унизительное положение, подорвать их авторитет, нанести ущерб их чести и достоинству, возбудить в российском обществе недоверие и негативное, неприязненное и враждебное отношение к этим священнослужителям, тем самым, дискредитировать Священный Синод Русской Православной Церкви, нанести ущерб его репутации и Русской Православной Церкви в целом. Такие голословные обвинения являются в целом ряде из представленных публикаций С. Бычкова одной из идейных (тематических) доминант осуществляемой им, по сути, пропагандистской работы по систематической дискредитации Русской Православной Церкви и ее священнослужителей. При этом такие свои обвинения С. Бычков не подкрепляет никакими доказательствами, подменяя их логическими и смысловыми манипуляциями или откровенными домыслами23;

• сцена мультфильма «Поездка» из анимационного сериала «Папский городок», в которой показан католический священник-зоофил, гоняющийся за собакой;

• сцена мультфильма «Государственный визит» из анимационного сериала «Папский городок», в которой показан католический священник-зоофил, проявляющий «нездоровый интерес» к экзотическим животным.


^ Использование манипулятивного приёма наклеивания ряду священнослужителей определенной религии ярлыков безнравственных и порочных людей.

Пример:

• множество публикаций журналиста газеты «Московский комсомолец» С.С. Бычкова24.


^ Использование для характеристики священнослужителей определенной религии или их собирательного образа негативных, оскорбительных зоосемантических метафор.

Пример:

• множество публикаций журналиста газеты «Московский комсомолец» С.С. Бычкова25, в частности злобно оскорбительное сравнивание указанным журналистом Священного Синода Русской Православной Церкви со скотным двором (через сравнение с персонажами произведения Дж. Оруэлла «Скотный двор») и, одновременно, с сообществом «скотов» (сравнение со «скотским хутором»), либо с местом проживания или пребывания людей, находящимся в «скотском» состоянии, либо с местом, находящимся в «скотском» состоянии, а митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла – с «хряком»26.


Использование для характеристики священнослужителей определенной религии или их собирательного образа специфической ненормативной, непосредственно относящейся к криминальному жаргону лексики.

Пример:

• множество публикаций журналиста газеты «Московский комсомолец» С.С. Бычкова27.


^ Материалы, дающие практические рекомендации по совершению преступлений по религиозному признаку или по религиозному мотиву.

Пример:

• подробные рекомендации по совершению обряда убийства-жертвоприношения ребенка в книгах Алистера Кроули, открыто распространяющихся через книжные магазины: «Для высшей духовной работы всегда следует выбирать жертву, обладающую величайшей и чистейшей силой. Наиболее подходящим объектом в этом случае является невинный и умственно развитый ребенок мужского пола... И он должен быть мужского пола, ибо в жертву приносится не материальная кровь, но его творческая сила... Для вызова духа гораздо удобнее поместить кровь жертвы в треугольнике»28; «Лучшая кровь - кровь луны, месячная; затем свежая кровь ребенка,... затем врага; затем священнослужителя»29.


Материалы, непосредственно побуждающие к совершению преступлений по религиозному или национальному признаку.

^ Пример:

• высказывания некоего лица под ником «Чару» на его блоге к интернете: «Почему уничтожение православных храмов правомерно? Православный рэкет в документах. Вот за это их надо взрывать... Может, лучше не задолженность ликвидировать, а православные храмы и правительство Москвы? ... Дешевле будет, вони меньше, да и место освободится. Есть организации, которые лучше убить. чем кормить», «Если сейчас снести эту Моспатриархию – снова будет так же»30.

Очевидно, что ни сам перечень, ни вспомогательный к нему перечень примеров таких материалов в данном издании не является полным. Но главная задача помещения этой классификации здесь – обратить внимание специалистов на то, что во многом экстремистская деятельность, посягающая на человеческое достоинство граждан из больших социальных групп, остается зачастую за кадром.


^ II. О терминологии в теме противодействия экстремистской деятельности


Деятельность экстремистских религиозных сект и иных экстремистов в Российской Федерации находит своих активных защитников, часть которых мотивируется прямыми денежными выплатами и за них готова опровергать очевидное и доказывать, что те или иные экстремистские положений вероучений ряда сект якобы надо понимать не так. И в этом противостоянии подходов и риторик важнейшее место занимает задача определения содержания тех или иных понятий, терминов.


^ Слово «секта»

При анализе экстремистской деятельности тех или иных религиозных сект немаловажным является вопрос о возможности и обоснованности, в принципе, использования слова «секта».

Имеет смысл пояснить, что несмотря на целый ряд носящих явно заказной характер заключений специалистов-филологов о том, что якобы слово «секта» не допустимо к использованию в документах, публикациях и даже в публичных выступлениях, существует и полярно противоположная точка зрения не менее авторитетных специалистов в области русского языка и языкознания.

Так, считаем целесообразным процитировать разъяснение характера и смысловой нагрузки термина «секта», выполненное в январе 1999 г. доктором филологических наук, главным научным сотрудником Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН, профессором В.Ю.Троицким по запросу адвоката М.Н. Кузнецова:

«Понятия “секта” и “культ” сами по себе не несут какой-либо оскорбительной смысловой нагрузки. Это понятия широко распространенные в обиходной русской речи объективно отражают характер деятельности некоторых религиозных групп. В авторитетных словарях и научных исследованиях приводятся в целом сходные определения этих слов, и они нигде не трактуются в уничижительном, презрительном или оскорбительном смысле, означая всего лишь понятия о некоей обособленной группе по отношению к той или иной религии. Нигде этот термин не трактуется как нечто оскорбительное или плохое, не несет отрицательного отношения к религиозным движениям, религиозным меньшинствам. Таким же образом обстоит дело и с понятием “культ”… Сектами можно назвать большинство новых религиозных движений выходцев из каких-либо традиционных религий (ответвлений от них). Это слово не несет в себе негативной характеристики такой организации. Религиозные секты могут оказывать иногда культурообразующее влияние на традиции народов, превращаясь в некие религиозные движения, отличаясь от материнской религии какими-то догматами. Примером здесь может служить протестантство. Культы так же могут быть разными, в том числе благотворными и даже позитивными по своей сущности… Термином “секта” называется в обиходе или в публикации в СМИ та или иная религиозная группа и это отнюдь не обуславливает ее общественной обструкции или уголовного преследования. Если та или иная религиозная группа, являясь по определению сектой, своими антисоциальными действиями или человеконенавистническим учением вызывает к себе негативное отношение общественности, то в этом вина исключительно этой религиозной группы. Даже если понятие “секта” не используется в нормативных документах России, это вовсе не определяет невозможность его законного использования в юридической практике. Ведь законодательство России не должно и не может юридически узаконивать употребление всех слов русского языка или толкование их. Итак, термин “секта” не несет в себе никакой негативной нагрузки. Поэтому запрещать русское слово “секта”, “править” русский язык по идеологическим и вкусовым мотивам было бы нелепо, самонадеянно"».

Однако прежде всего правомерность использования слова секта для описания того, что, как устоялось, описывается этим словом, а именно определенной совокупности религиозных объединений, отвечающих определенным характерным признакам, обусловлена свободой слова, дозволяющей называть секту словом «секта». Никто не вправе отменять конституционную свободу убеждений, в том числе свободу убеждения, что данное конкретное религиозное объединение есть секта.

Отказ в праве использовать данное слово под любыми надуманными предлогами явился бы нарушением ряда конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации.

^ Конституционный суд России Российской Федерации в своем Постановлении от 23 ноября 1999 г. № 16-П по делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобами религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская церковь прославления» использовал термин «секта», чем ввел его в российскую юридическую практику:

«Государство вправе предусмотреть определенные преграды, с тем что­бы не предоставлять статус религиозной организации автоматически, не до­пускать легализации сект, нарушающих права человека и совершающих не­законные и преступные деяния, а также воспрепятствовать миссионерской деятельности (в том числе в связи с проблемой прозелитизма), если она не­совместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам, а именно сопровождается пред­ложением материальных или социальных выгод с целью вербовки новых членов в церковь, неправомерным воздействием на людей, находящихся в нужде или в бедственном положении, психологическим давлением или угро­зой применения насилия и т.п. На это, в частности, обращается внимание в постановлении Европейского парламента от 12 февраля 1996 года “О сектах в Европе” и в рекомендации Совета Европы № 1178 (1992) “О сектах и новых религиозных движениях”, а также в постановлениях Европейского суда по правам человека от 25 мая 1993 года (Series А Ш.260-А) и от 26 сентября 1996 года (Reports of Judgments and Decisions, 1996-IV), разъяснивших характер и масштаб обязательств государства, вытекающих из статьи 9 названной Конвенции».

Известен ряд документов Европейского Союза, использующих слово «секта» в качестве описывающей данное специфическое явление категории. В частности, правомерность использования этого слова фиксируется в уже упомянутых выше постановлении Европейского Парламента от 12 февраля 1996 г. «О сектах в Европе», в рекомендации Совета Европы № 1178 (1992) «О сектах и новых религиозных движениях», а также в постановлениях Европейского Суда по правам человека от 25 мая 1993 г. (Series А № 260-А) и от 26 сентября 1996 г. (Reports of Judgments and Decisions, 1996-IV). В указанных документах разъясняется суть и объем обязательств государства, установленных статьей 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Имеются и решения Европейского суда по правам человека, в которых даются разъяснения относительно правомерности критики сект. Так, относительно злоупотребления свободой совести в виде навязчивого прозелитизма (насильственное распространение религиозного вероучения и вовлечение в религиозное объединение) Европейский суд по правам человека постановил в решении по делу Лариссиса и других (Larissis et al.): «Суд сразу подчеркивает, что хотя религиозная свобода относится, прежде всего, к “глубине души”, она включает, кроме того, свободу исповедания религии, включая право попытаться убедить ближнего своего, например, посредством обучения. Статья 9 не защищает, однако, любое действие, мотивированное или вдохновленное религией или убеждениями. Так, она не защищает прозелитизм, не внушающий доверия, такой как деятельность, предлагающая материальные или социальные преимущества, или осуществление злоупотребляющего давления в целях получения согласия присоединиться к Церкви» (параграф 45 решения)31.

Вместе с тем, понятие секта, при всей правомерности и обоснованности свободой слова и свободой убеждений его использования, носит неюридический характер. Это оценочное суждение, уместное для публицистических работ, даже для использования в отдельных случаях в качестве характеристики в документах, но не возможное к закреплению в качестве лексики закона.

Периодически звучащие в СМИ предложения принять Федеральный закон «О сектах» или ввести понятие секты в действующее законодательство не имеют под собой юридических и фактических оснований, поскольку это слово является размытым по своему содержанию. Тем более оценочный, не строго юридический характер носит лексическая конструкция «тоталитарная секта», вообще еще больше запутывающая обсуждение. Религиозные группы сатанистов или эксплуатирующие ислам группы террористов не тоталитарны, отношения подчиненности там совсем иные, нежели в сектах саентологов, иеговистов или иных подобных.

Попытка разработать некое родовое понятие всеобъемлющего характера, охватывающее всю совокупность религиозных объединений, относимых экспертами к социально опасным сектам, приводит к выводу о невозможности разработать такое родовое понятие, отвечающее требованиям юридической корректности и смысловой однозначности.

Однако, опыт Французской Республики, иных стран мира, даже российская правоприменительная практика ясно показывают, что нет насущной потребности закреплять в законах слово «секта».

Вполне достаточно закрепления уголовно-правовых запретов на характерные для сект виды противоправной деятельности.

А для этого вполне достаточно имеющихся норм законодательства Российской Федерации, имея в виду, в том числе, следующие федеральные законодательные акты:

^ Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (с послед. изменениями) – прежде всего, статьи 239, 282, 2821, 2822, 136, 280, пункт «л» части 1 статьи 105 и др.;

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 № 125-ФЗ (с послед. изменениями) – прежде всего, статья 14;




Скачать 0,98 Mb.
оставить комментарий
страница1/5
Дата27.09.2011
Размер0,98 Mb.
ТипАнализ, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх