Быстрова Анна Иронические функции классического сюжета в романе Б. Акунина «Ф. М.» Томский гуманитарный лицей icon

Быстрова Анна Иронические функции классического сюжета в романе Б. Акунина «Ф. М.» Томский гуманитарный лицей


Смотрите также:
Mfk 07@ sibmail com Климентьева Маргарита Федоровна кандидат филологических наук Томский...
Мысль семейная в романе Л. Н. Толстого «Анна Каренина»...
Поэтика сюжета в испанском рыцарском романе...
Тема: повторное положение международного конкурса новые имена стран атр-2012...
Фальшивость отношений в браке по расчёту...
Функции постмодернистского дискурса в детективных романах бориса акунина о фандорине и пелагии...
Концепция формирования развития кафедры. Быстрова И. В...
Учебное пособие для 10 класса в двух частях. Автор Ю. В. Лебедев, 2002 год...
Бориса Акунина "Ф. М."...
Попова Надежда Мистификация Павла Вяземского «Письма и записки Оммер де Гелль» Томский...
План работы школьного оздоровительного лагеря на базе маоу «Гуманитарный лицей»...
«Мастер и Маргарита». Библейские мотивы и образы в романе...



Загрузка...
скачать
Быстрова Анна

Иронические функции классического сюжета в романе Б. Акунина «Ф.М.»

Томский гуманитарный лицей

10 класс


в 2011 г. Аня Быстрова – студентка 3 курса

юридического факультета ТГУ


Новый роман Бориса Акунина «Ф.М.» интересен исследователю не только как детектив, но и как роман, основные особенности которого содержатся на уровне поэтики текста и его содержательной части. Серьезный исследователь японской культуры Григорий Чхартишвили свое творчество под псевдонимом Борис Акунин называет «литературным и деловым проектом», в формате которого с 1998 года уже созданы многие детективные произведения: романы «фандоринской» и «магистерской» серий, серии романов о детективных приключениях монашки Пелагии. Акунин дважды успел поработать в «соавторстве» с А.П. Чеховым («Чайка» Чехов/Акунин) и Шекспиром («Трагедия», переписанный Акуниным в детективном жанре «Гамлет»). Во всех детективных сериях «чужой текст» и вросшие в сознание современного человека культурные клише и стереотипы Акунин активно эксплуатирует. Роман «Ф.М.», таким образом, находится в пределах акунинской поэтики: стиля, сюжета, жанра, мотивики.

«Ф.М.» рассказывает о приключениях нашего современника, Николаса Фандорина, внука великого сыщика Эраста Петровича Фандорина. Николас разыскивает неизвестную рукопись Ф.М. Достоевского (потерянный вариант «Преступления и наказания»). «Ф.М.» — произведение разностильное и разножанровое. Здесь оказались гармонично спаяны друг с другом и современный остросюжетный детектив, и русская литература XIX века, литературная мистификация и вопросы человеческой морали. В игровой форме преподносятся проблемы личности, проблемы жизненных исканий героев. С точки зрения исследования романа одной из главных особенностей «Ф.М.» является сюжет, который, как бы это парадоксально не звучало, сопоставим с классическим сюжетом романов Великого Пятикнижия Ф.М. Достоевского. У Акунина классический сюжет претерпевает изменения, преломляется и приобретает иную форму в современной реальности, с которой сталкивается читатель «Ф.М».

По общепринятому в исследованиях творчества Ф.М. Достоевского мнению (см. работы Мочульского, Фридлендера, Карякина и др.), в романах Великого Пятикнижия существует единый сюжет, который может быть условно извлечен из Священного Писания - «Житие Великого грешника». Во многих произведениях Достоевского находят свое отражение темы и мотивы, рожденные Евангелиями и подсказанные жизнью. «Житие Великого Грешника» было творческим лоном, из которого вышли все романы Великого Пятикнижия.

Подобно тому, как средневековые мистерии слагались в циклы, так и романы Пятикнижия составляют метатекст. Единство вносится здесь читателем, переживающим проблематику романов Достоевского» [3. С.4]. В «Преступлении и наказании» тема борьбы со злом приобретает особое звучание. Здесь человек - это мятущееся, противоречивое, страдающее существо. Его логика - это логика бесконечной внутренней войны. Создается впечатление, что все герои Достоевского, подобно ветхозаветному Моисею, обречены всю жизнь бороться с Богом, пока Бог не одолеет их. Герой Достоевского по праву может быть назван Великим грешником. Он проходит путь, который «опускает его до скотского состояния и возвышает до божественного уровня» - Пико дела Мирандола [7. С.143]. В романе все взаимосвязано: образ жизни героев, мысли, поступки. «Роман «Преступление и наказание» насыщен контрастами света и тени, его самые трагические и впечатляющие эпизоды разыгрываются в трактирах и на грязных улицах, в гуще обыденности и прозы - и это подчеркивает глухоту страшного мира, окружающего героев, к человеческой боли и страданию» [10. С.8].

Живя в тесных каморках, люди находятся в состоянии постоянного уныния… Безвыходность становится лейтмотивом романа. На фоне вечного мрака, серости и безвыходности, не удивительно наблюдать за рождением идеи - изменить существование мира в целом. Родион Раскольников в положении тупика и надежде изменить свою жизнь идет на преступление. Цели его благородны и высоки, но никак они не оправдывают страшные средства их достижения, не оправдывают убийство, преступление, кровь. Возможность изменений становится губительной, потому как своим преступлением Раскольников нарушает главные христианские заповеди. Герой не понимает своей вины с точки зрения смирения и раскаяния, что заставляет его мучиться, меняет его жизнь. А для движения к высоте добра человеку необходимо осознать глубину своего падения. Путь к возвышению, путь духовного роста лежит через страдания. Герой Достоевского проходит через эти страдания, преодолевая душевные муки и терзания, он достигает высшую точку параболы, очищаясь от своих грехов.

Таким образом, если посмотреть на жизнь героя Достоевского со стороны, расположить все его грехопадения в порядке их появления (не забыв при этом и о страданиях душевных), можно выстроить параболическую линию, которая является следствием прохождения героя через раскаяние.




Парабола падения и

раскаяния героя


Достоевский раскрыл «темную» сторону в человеке, силы разрушения и эгоизма, его страшный аморализм, таящийся в глубине души. «Герой у Достоевского опускается на самое дно Преисподней, для того, чтобы потом вознестись до «самого верхнего неба», одним словом, проделать приблизительно то, что согласно Библии, проделывает коллективно весь человеческий род» [3. С.1].

У Достоевского диалектика добра и зла составляет главную пружину его сюжетов, судьба героев находится под постоянным напряжением, в постоянной борьбе темного и светлого начал, которая совершается в их душах. «Человек заслуживает своего счастья, и всегда страданием» - Ф. Достоевский.

Через специфику сюжетостроения романов Великого Пятикнижия особенно интересно исследовать работы Бориса Акунина, который со своей художественной и идейной позиции использует все возможности классического сюжета в современном романе. Акунин пишет детективный роман, внутри которого находится повесть, якобы написанная рукой самого Ф.М. Достоевского. Повесть - это средняя по объему и охвату жизни форма эпической прозы, которая меньше романа, но больше рассказа. Сжатость повести (в сравнении с романом) обусловлена тем, что она охватывает определенную цепь эпизодов, а роман создает всестороннюю картину целого жизненного уклада, развертывая сложное и завершенное в себе действие.

Детективная повесть «Теорийка» придает «Ф.М» особую динамичность, главным образом способствует развитию сюжета произведения. Кроме того, сходство героев, фабульных элементов «Преступления и наказания» и «Ф.М», используемые реминисценции отражают намеренное сближение совершенно различных произведений. Происходит преломление сюжета в современной реальности, где функционирует ирония. В этом случае пародийным становится сюжет, пародия в «Ф.М.» доходит до уровня пародийного осмысления произведения. Акунинский уровень способствует освоению чужой художественной системы и провозглашению своих художественных принципов. Именно на этом уровне происходит преломление классического сюжета Достоевского.

Журналисты пишут: «Борис Акунин настроился на волну Ф.М.». В какой-то мере, они правы. Анаграмма Ф.М. используется Акуниным по разным причинам и в большинстве своем расшифровывается по-разному. В первую очередь, сам Ф.М. Достоевский занимает далеко не последнее место в произведениях Акунина. Это особая фигура происходящих событий. Своеобразного плана герой, который, с одной стороны, принимает непосредственное участие в развитии сюжета, выполняет определенную роль, с другой - роль его ничем не предопределена. Достоевский постоянно фигурирует в тексте, в разных ситуациях и по разным причинам, порой даже в разных формах (например, портрет его кисти Перова помогает расшифровать головоломку при поиске очередной папки с «Теорийкой»). Многие сюжетные детали в «Ф.М.» существуют благодаря «присутствию» Федора Михайловича. Само название обращает внимание на анаграмму имени классика. Помимо этого, роман имеет шестнадцать вариантов названия — по числу глав, и читатель может выбрать то из них, которое кажется ему наиболее подходящим. Каждая глава двухтомника имеет ту же анаграмму ФМ - Форс-Мажор, Фигли-Мигли, Фарширователь Мозгов, FM, Фантомас и Мурзилка, Фри-Масон.

Настраиваясь «волну FM, популярной радиостанции, Акунин берется за переделку «Преступления и наказания». Григорий Чхартишвили не раз говорил о том, что беллетристу Акунину правила не писаны: что ему в голову придет, то он и напишет. Для Акунина важна игра. Сочинение детективов - одно из увлекательнейших занятий в его жизни. Не скрывает он и того, что может сварить из исторических фактов любой компот. Рецепт достаточно прост: «Я беру классику, вбрасывает туда труп, и нормальное развлечение для взыскательного читателя готово к употреблению» - поясняет автор. В случае «Ф.М.» беллетрист явно опирается на поэтику постмодернизма. По выражению американского писателя Джона Барта, постмодернизм – это художественная практика, сосущая соки из культуры прошлого, литература истощения. По Барту, каждый читатель может возвыситься до уровня автора, получить законное право безоглядно досочинять и приписывать тексту любые смыслы, в том числе и отдаленно не предполагавшиеся его создателем. Иными словами, автору только кажется, что творит он сам, на самом же деле это сама культура творит посредством него, используя как свое орудие. Эта идея отнюдь не нова: во времена заката Римской империи литературную моду задавали так называемые центоны – разнообразные выдержки из известных литературных, философских, фольклорных и прочих сочинений.

По сути Акунин опирается на теорию Барта. Его постмодернистские тексты, как правило, пародийны, что нисколько не снижает и не унижает классику. С помощью пародии он достигает жанрового преломления, создает совершенно прозрачные аналогии с романом Достоевского. Акунин использует приемы и обращения, которые, так или иначе, использовал в своих произведениях великий классик. Будь то классический сюжет, который иронически преломляется в «Ф.М.», или герои, или сам Федор Михайлович. В «Ф.М» содержится достаточно сведений личного характера, касающихся Достоевского. Акунин легко ориентируется в биографии писателя. На страницах «Ф.М» можно увидеть, далеко не распространенные факты из жизни классика, в частности, те состояния, которые провоцировали эпилептическую болезнь писателя. Главное в том, что все сведения о Достоевском в «Ф.М» - пародия, своего рода игра с читателем. Возможно, он читал «Клинический архив гениальности и одаренности» или консультировался с психиатрами. Правда, синдром Кусоямы, заставивший превратиться тишайшего профессора Морозова в некое подобие Ганнибала Лектора, медицинской науке вроде не известен.

Акунин в своем романе обращается и к библейским мотивам. Так, например, все действия в «Ф.М.» разворачиваются за 7 дней. Известно, что Бог создал мир в течение шести дней, а в день седьмой покинул созданный им мир. Седьмой день, по Евангелию, суббота. 12-го числа в понедельник Николас Фандорин знакомится с первой частью рукописи. На третий день, 13-го числа в руки к Фандорину попадает ксерокопия второй части «Теорийки». 13-го же числа умирает эксперт по рукописям Достоевского Элеонора Ивановна Моргунова. Пожилая женщина, которая внешне напоминает злую фею (и старуху-ростовщицу) и не выносит грязи, «потому что грязь - проявление хаоса и жизни» [1. T1.С.99]. На круглой тумбочке в углу ее комнаты «чернел полуметровый каслинский Мефистофель» [1. T1.С.98]. В субботу вечером умирает Олег Сивуха, которого Акунин, несмотря на всю его жестокость и бесчеловечность, перевоплощает в Божьего Ангела. «От Ангела исходило золотистое сияние, и длинные волосы тоже посверкивали искорками, а глаза мягко лучились, и в протянутой правой руке мерцала звезда» [1. T.2.С.266-267]. «Отлетел мой ангел-хранитель. Навсегда…». В субботу же, седьмого дня недели, Иисус Христос почил. В воскресенье заканчиваются все приключения Николаса Фандорина в «фантастическом мире», и Акунин знакомит читателя с последней четвертой частью рукописи Достоевского. Кроме того, у Акунина в романе неоднократно фигурирует число 39. В 39 квартире жила Фата-Моргана, и в течение 39 минут в поздний субботний вечер депутат Сивуха находился со своим уже мертвым сыном Олегом («Фандорин засек по часам»). Число 39 не является сакральным, в Ветхом Завете нет ни одного упоминания подобного числа. Однако В Евангелиях существует формула «40 минус 1». Иисус Христос перед распятием получил 39 ударов плетьми по 5 раз. «От Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного». В медицине число 39 также значимо, все существующие болезни можно разделить на 39 групп. Показательно и то, что в Ветхом Завете насчитывается 39 книг Библии. А первые пять книг (Бытие, исход, Левит, Числа, Второзаконие), составляющих Ветхий Завет, объединены в Тору - Пятикнижие. В «Ф.М.» все имеет место быть, присутствие Достоевского составляет главную особенность романа, что определяет его пародийность.

Все герои Акунина так или иначе имеют общую связующую нить с героями «Преступления и наказания». Во всяком случае, линия жизненного пути героя одного произведения находит сходные черты с судьбою другого героя из другого произведения. Таким образом, можно говорить о наличии единого фундаментального уровня, который закладывает основные особенности романов. Не стоит забывать, что Борис Акунин написал детективный роман, и все действия, развивающиеся в «Ф.М», имеют авантюрный характер. Авантюрный герой Акунина, будь то сам Н. Фандорин или его секретарша Валентина, или Олег Сивуха, так же не завершен и не предопределен своим образом, как и герой Достоевского. С авантюрным героем все может случиться, он всем может стать.

В романе у Достоевского главный герой, Родион Раскольников, грешник, который по параболе проделывает путь от падения до возвышения души своей. Греховность его состоит в насилии и антигуманной теории. Парабола же включает в себя падение грешника на дно преисподней, битву добра и зла в душе человеческой, его рефлексию и познание пороков. В основе лежит идея «крови по совести». Герой-грешник движется через раскаяние и очищение к воскресению.

Герои Акунина в меньшей или большей степени являются пародийными аналогами героев Ф.М. Достоевского. Персонажи Акунина проходят по пути раскаяния, но раскаяние их, вознесение до божественного уровня всегда иронично по своему содержанию и в большинстве своем зависят от сущности героя, от его роли в романе.

Герой, с которым читатель сталкивается на первых страницах «Ф.М.», безоговорочно грешник, наркоман по прозвищу Рулет (это прозвище, произведенное от переиначенной фамилии), на самом деле зовут его Рульниковым Русланом Рудольфовичем). Простое сравнение анаграмм Р.Р.Р. напоминает имя Родиона Романовича Раскольникова. Это созвучие начальных букв имени героя-грешника предопределяет сущность и акунинского героя. По сути, Рулет есть пародия Родиона Романовича на трагифарсовом уровне. Первые же строки главы «Форс-Мажор» начинаются с весьма показательных слов «Главное, не хотел он его мочить» [1. Т.1.С.5]. Нравственная гибель, тяжкие страдания пропущены через акунинский фарс.

Вся жизнь Рулета в описании Акунина складывается в ироническую энциклопедию для наркоманов. Рулет ведет типичный образ жизни, разговаривает на типичном языке: увидеть «децил», «ляпнуться всухую», «посидеть на барбитуре», совершить «подвиг» и «не напороться на тухляк». Еще Рулет ради своего «подвига» (для Раскольникова его «дело» - это тоже своего рода подвиг) способен на жестокие поступки: «По вечерам, когда внутри начинало все винтом заворачивать, Рулет отправлялся на заработок. Подходил в темном месте к загулявшему мужику видом поприличнее, или, если повезет, к дамочке. Бил хуком в висок, брал бумажник или сумочку. Убегал. Много не взял ни разу, максимум пять тысяч и то однажды» [1. T.1.С.7]. К убийству человека Рулет был совсем не готов, скорее хотел подзаработать, как всегда план приготовил, жертву заработка выбрал. «Мужичонка так себе - облезлый, с внутренним займом на лысине, но прикинутый: блейзер, платочек шелковый в нагрудном кармане, белые брюки. Выйдет, сядет в «мерс» и катит через подворотню на улицу. Во всем дворе у него одного «мерс» был…» [1. T.1.С.8]. Для Рулета совершенное им убийство стало отнюдь не апофеозом, «реально человека замочил. Хотел - не хотел, кого это колышет».

Нельзя сказать, что Рулет не обошелся без некоторых моральных терзаний, что Рулет есть существо, которое калечит судьбы людей ради дозы. «За-мо-чил, за-мо-чил, стучало в висках у Рулета. Все, теперь все. Сгорел, как в танке! В углу заплачет мать старушка, слезу рукой смахнет отец. То есть отца у него не было, но это в песне так поется, про танкистов, которые в танке сгорели» [1.T.1.С.10]. Сгорел Рулет или нет, после совершения преступления, но страх уж точно взыграл в его крови. То ли воспоминания о родных заставило его испугаться, то ли мотив знакомой песни или, может быть, не забыл он и то, как был ребенком? Вполне определенно, что разговоры о совести спровоцированы безразмерной тягой к наркотикам. Но следует заметить и то, что в речи Рулета порой слышны воспоминания из детства: «…типа летят скворцы во все концы, и тает снег и сердце тает. Кино какое-то такое было. Давно, в детстве» [1.T.1.С.6]. Значит, было детство в жизни и у этого негодяя. Даже не столь важно, в какие моменты он думает о детстве, особенно то, что он вообще думает о нем, как о светлом и хорошем моменте в прошлом. Например, в «Преступлении и наказании» о детстве Раскольникова говорится только в его сне, во сне, который видит герой незадолго до убийства. Сон тяжелый, мучительный, изматывающий и необыкновенно богатый символами: Раскольников-мальчик любит ходить в церковь, олицетворяющую небесное начало на земле, то есть духовность, нравственную чистоту и совершенство. Однако дорога в церковь проходит мимо кабака, который мальчик не любит. Кабак - это то мирское, земное, что губит в человеке человека. В сцене у кабака - убийстве беспомощной лошаденки толпой пьяных хулиганов - маленький Раскольников пытается защитить несчастное животное, кричит, плачет. Здесь Раскольников по своей природе вовсе не жесток. Беспощадность и презрение к чужой жизни, даже животного, лошади, ему чужды и возможное насилие над человеческой личностью для него омерзительно, противоестественно. Таким образом детство героев есть система морального отсчета, одна из вершин параболы.

У Рулета есть мать, которая заботится о родном сыне, «раз в месяц присылает по полторы тысячи», «больше, пишет, никак не могу, ты уж крутись как-нибудь, вам ведь стипендию платят». Невольно вспоминается Пульхерия Александровна Раскольникова, которая последние гроши отправляет любимому Роде «…я тебе, может быть, рублей двадцать пять или даже тридцать пришлю, прислала бы больше…», «бесценный мой Родя, обнимаю тебя до близкого свидания нашего и благословляю тебя материнским благословением моим» [4. С.34].

Безусловно, герои имеют многие сходные черты. Жизнь наркомана - парабола. От ребенка до безвыходного состояния и до смерти. Перед смертью от «передоза» Рулет, по его представлениям, почти вознесся, т.е. достиг высоты своего эйфорического «подвига». Как и Раскольников вознесся до высот, прошел через духовные нравственные очищения, путем страданий и мучений.

Рулет, конечно, не является Раскольниковым XXI века. Да и Великим Грешником его не назовешь. Но путь по параболе падения и раскаяния, по современным представлениям проходит. Здесь особое внимание следует обратить на духовное падение человека в целом, который якобы и падает на дно преисподней, становясь наркоманом, но возвышаясь, он не испытывает душевных страданий. Ведь, по сути, вся ирония падения современного персонажа, который пародийно проходит свой путь по параболе Великого Грешника Достоевского, скрыта в обыденности современной жизни.


Литература


  1. Акунин Б. Роман «Ф.М.». М., 2006 - Т.1, С.384, Т.2., С.320

  2. Белов С.В. Роман Достоевского «Преступление и наказание». Комментарий. М., 1985

  3. Бицилли П. «Почему Достоевский не написал «Жития Великого грешника» (Интернет издание)

  4. Достоевский Ф.М. «Преступление и наказание». М., «Просвещение» 1982.- С.480

  5. Наседкин Н.Н. Достоевский. Энциклопедия. М., 2003

  6. Радугин А.А. Философия. Курс Лекций.//Издательство Центр. М., 1999

  7. Сахаров В. (Интернет издание)

  8. Тимофеев Л.И., Тураев С.В. Словарь литературоведческих терминов. М., «Просвещение» 1974 - С.509

  9. Фридлендер Г.М. Реализм Достоевского. М.-Л., 1964.(Интернет издание. История всемирной литературы. - Т. 7. - - М., 1991. - С. 105-124)

  10. http://www.orthodoxchurch.ru/biblia_book.html

  11. http://www.ort.spb.ru

  12. http://www.krugosvet.ru




Скачать 127,5 Kb.
оставить комментарий
Дата12.10.2011
Размер127,5 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх