Увольнение работника: порядок и документальное оформление icon

Увольнение работника: порядок и документальное оформление


Смотрите также:
Приглашаем Вас принять участие в фирменном семинаре: аВтотранспортые средства: налогообложение...
Курсовая работа На тему: «Касса»...
Предварительное изучение экономического субъекта (предварительное планирование)...
Процедура оформления дисциплинарных взысканий...
Задачи, организация и документальное оформление учета заработной платы в условиях развития...
Настоящее Положение об итоговой государственной аттестации выпускников негосударственного...
Перечень вопросов к итоговому междисциплинарному экзамену по дисциплине «Бухгалтерский учет» по...
«Бухгалтерский учет основных средств»...
Курсовая работа по дисциплине «Бухгалтерский учет» на тему: «Учет и отражение в отчетности...
Положение об учебно-методическом комплексе учебной дисциплины (структура, содержание...
Тема учебного занятия: «Прием, обработка и доставка заказной письменной корреспонденции»...
Служебное задание ; Приказ о направлении работника в командировку; Командировочное удостоверение...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать

от 11.02.2005 N 2-69


Извлечение


В суд обратилась Бат-ва О.В. с иском к МП ПЖРЭУ об отмене приказа о прекращении трудового договора, изменении даты и формулировки увольнения, оплате за время вынужденного прогула компенсации морального вреда. Свои требования истица мотивировала тем, что 15 мая 2002 г. она была принята на работу в МП ПЖРЭУ лифтером на период декретного отпуска основного работника Н-мовой У.А. В октябре - ноябре 2002 г. она обратилась в железнодорожную поликлинику по поводу своей беременности и встала на учет. С 1 февраля 2003 г. ей был предоставлен оплачиваемый отпуск по беременности и родам. 18 апреля 2003 г. у нее родилась дочь Виолетта. 22 июня 2003 г. она написала заявление о предоставлении ей оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста полутора лет, а также о выплате пособия в размере 500 руб. и материальной помощи в размере 200 руб. ежемесячно. Однако 22 января 2004 г. ее уволили в связи с истечением срока трудового договора. За несколько дней до этого к ней приезжал работник ПЖРЭУ, принес уведомление о том, что она с 22.01.2004 увольняется и ей необходимо явиться в отдел кадров. На следующий день она пошла в ПЖРЭУ, сказала, что 22 января она не сможет прийти в ПЖРЭУ, а придет 28 января. 28 января 2004 г. она пришла в ПЖРЭУ в отдел кадров, где ей сказали, что она с 22.01.2004 уволена, предложили расписаться в журнале за получение трудовой книжки. Она не стала получать трудовую книжку и расписываться в журнале, т.к. в журнале была указана дата получения ею книжки 22 января 2004 г. Указывать фактическую дату получения трудовой книжки она не стала, брать книжку отказалась и ушла. Она была очень расстроена, поэтому не стала ничего получать в ПЖРЭУ. Она не получила ни приказ об увольнении, ни трудовую книжку, ни расчет, полагая, что ее уволили незаконно. 23 апреля 2004 г. она получила трудовую книжку по почте. Она не согласна с увольнением, просит отменить приказ от 22.01.2004 о прекращении трудового договора, изменить формулировку увольнения на собственное желание, дату ее увольнения на день рассмотрения дела судом, т.е. 11.02.2005. Свое увольнение она считает незаконным потому, что трудовой договор она не подписывала, подпись в контракте не ее, а также ее не могли уволить в период нахождения в отпуске по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста 1,5 лет. Кроме того, она просит взыскать с МП ПЖРЭУ в ее пользу не выплаченное ей пособие по уходу за ребенком до достижения дочерью полутора лет по 700 руб. ежемесячно за 9 месяцев 18 дней, т.е. за период с 01.01.2004 по 18.10.2004 в размере 6720 руб. и проценты за задержку выплаты пособия в размере 537,96 руб. исходя из ставки банковского рефинансирования 14% годовых. Помимо этого, она просит компенсировать ей моральный вред в размере 10 000 руб., который причинен ей тем, что она была лишена социального пособия, не могла обеспечить ребенку должный уровень существования, ребенок заболел.

Заслушав пояснения истца, показания свидетелей, изучив материалы дела, суд считает, что требования истицы подлежат удовлетворению частично.

Свидетель Мух-в В.А. показал, что с 04.06.2003 был исполняющим обязанности директора МП ПЖРЭУ. О приеме на работу Бат-вой он ничего пояснить не может кроме того, что с ней был заключен срочный трудовой договор на период декретного отпуска основного работника Г-вой У.А. (после заключения брака Н-мовой). В январе 2004 г. Н-мова У.А. написала заявление о выходе на работу из отпуска и с 22 января 2004 г. вышла на работу. В связи с этим Бат-ва, принятая на работу на место Н-мовой, была 22.01.2004 уволена по истечению срока трудового договора. 19.01.2004 водитель ПЖРЭУ отвез Бат-вой уведомление о том, что с ней расторгается срочный договор и ей необходимо 22.01.2004 явиться в отдел кадров. 20 января 2004 г. Бат-ва приходила в отдел кадров, сказав, что 22.01.2004 явиться не сможет, а придет 28.01.2004. 28 января Бат-ва пришла в отдел кадров вместе с матерью. Он сказал им, что Бат-ва с 22.01.2004 уволена, предложил ей ознакомиться с приказом об увольнении, получить расчет, трудовую книжку, расписаться за нее в журнале учета трудовых книжек. Бат-ва стала ругаться, что они не имеют право увольнять ее, отказалась получать трудовую книжку. Он пригласил двух работников ПЖРЭУ, которые засвидетельствовали факт отказа Бат-вой получать трудовую книжку. Пособие выплачено Бат-вой по январь 2004 г. Расчет Бат-ва тоже не получила, только ругалась, что ее незаконно уволили, деньги ей были начислены, и она могла получить их в кассе и 22 января, когда ее уволили, но она не пришла, и 28 января, когда она приходила. Решением арбитражного суда от 30.03.2004 МП ПЖРЭУ признано банкротом и ликвидировано.

Свидетель Дов-н С.С. показала, что в 2004 г. (точнее она не помнит) ее пригласил Мух-в В.А. засвидетельствовать отказ от получения трудовой книжки Бат-вой О.В. Бат-ва действительно отказывалась забирать трудовую книжку, по каким причинам - ей (свидетелю) не известно.

Из заявления Бат-вой О.В. следует, что она просит принять ее на работу в качестве лифтера пассажирских лифтов на период дородового отпуска Г-вой У.А. Согласно трудовому договору от 15.05.2002 Бат-ва О.В. принята на работу лифтером на период декретного отпуска основного работника с 15.05.2002 по 22.01.2004.

Суд критически относится к пояснениям истца в той части, что она не подписывала данный договор. На предложение суда о проведении почерковедческой экспертизы для установления идентичности подписи в договоре истица категорически, без объяснения мотивов отказалась от проведения экспертизы. Кроме того, суд учитывает, что истицей не оспаривался сам договор, она пояснила, что действительно была принята на работу временно на период декретного отпуска Г-вой У.А. Поэтому у суда нет основания полагать, что с Бат-вой был заключен не срочный трудовой договор.

Таким образом, в суде достоверно установлено, что с Бат-вой О.В. был заключен трудовой договор на определенный срок (срочный трудовой договор) для замены временно отсутствующего работника, за которым в соответствии с законом сохраняется место работы, что не противоречит требованиям ст. 59 ТК РФ. Из приказа N 1 от 22.01.2004 следует, что Бат-ва О.В. уволена с 22.01.2004 на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ по истечении срока трудового договора.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ одним из оснований прекращения трудового договора является истечение его срока.

Согласно ч. 1 ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор расторгается с истечением срока его действия, о чем работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три дня до увольнения.

Согласно ч. 3 ст. 79 ТК РФ трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, расторгается с выходом этого работника на работу.

Как установлено в судебном заседании, 19.01.2004 Б-ва была предупреждена о расторжении договора, о чем ей было направлено письменное уведомление. В суде истица не отрицала, что водитель ПЖРЭУ лично ей домой привозил данное уведомление.

В соответствии с приказом N 3 от 22.01.2004 Н-мова (до брака Г-ва) У.А. приступила к выполнению своих обязанностей.

В суде установлено, что Бат-ва была принята на работу для замещения Н-мовой (до брака Г-вой) У.А. на время ее декретного отпуска.

Таким образом, при увольнении Бат-вой администрацией ПЖРЭУ были соблюдены требования закона.

Доводы истицы о том, что она не могла быть уволена в период нахождения в отпуске по уходу за ребенком, суд находит несостоятельными. Согласно ч. 3 ст. 261 ТК РФ расторжение трудового договора с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, не допускается только по инициативе работодателя.

В соответствии со ст. 77 ТК РФ истечение срока трудового договора является самостоятельным основанием прекращения трудового договора и не относится к расторжению договора по инициативе работодателя.

Часть 2 ст. 261 ТК РФ содержит запрет на прекращение трудового договора только с женщинами в период беременности.

Трудовой кодекс РФ не содержит иных ограничений прекращения срочного договора.

Поэтому суд не усматривает оснований для отмены приказа об увольнении Бат-вой, изменении даты и формулировки увольнения.

Из представленной справки следует, что Бат-вой О.В. при увольнении не получены причитающиеся ей выплаты в размере 1106 руб. 66 коп. Суд полагает, что данная сумма подлежит взысканию с работодателя в пользу истца. Вместе с тем суд не находит оснований для удовлетворения требований истицы о взыскании денежной компенсации с невыплаченной суммы, поскольку у истицы имелась возможность своевременно получить расчет, однако она по собственной инициативе деньги не получила. Суд считает, что вины работодателя в несвоевременной выплате причитающихся при увольнении выплат Бат-вой нет, поэтому суд не находит оснований для привлечения МП ПЖРЭУ к материальной ответственности по ст. 236 ТК РФ.

Суд не находит оснований и для возмещения морального вреда истице. В соответствии со ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В судебном заседании не установлено, что работодатель совершил какие-либо неправомерные действия (бездействие) в отношении Бат-вой.

Согласно ч. 1 ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В связи с этим с ответчика подлежит взысканию в доход государства госпошлина в размере 54,27 руб. Руководствуясь ст. ст. 194 - 199 ГПК РФ, суд решил:

В удовлетворении исковых требований Бат-вой Олеси Владимировны к МП ПЖРЭУ об отмене приказа о прекращении трудового договора, изменении даты и формулировки увольнения, оплате за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отказать.

Взыскать с МП ПЖРЭУ в пользу Бат-вой Олеси Владимировны 1106 (одну тысячу сто шесть) руб. 66 коп.

Взыскать с МП ПЖРЭУ госпошлину в доход государства в размере 54 (пятидесяти четырех) руб. 27 коп.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в течение 10 дней в Тверской областной суд через Ржевский городской суд.


Справка

Кемеровского областного суда

от 01.02.2005 N 01-19/132


Извлечение


О практике рассмотрения судами области гражданских дел

в 2004 году по кассационным и надзорным данным


В настоящей справке отражены наиболее важные вопросы, возникающие у судей при рассмотрении гражданских дел.


Вопросы, связанные с применением законодательства о труде


Как и ранее, актуальными в судебной практике остаются вопросы правильного применения законодательства о труде при рассмотрении споров, связанных с расторжением трудового договора (контракта).

1. В силу ст. ст. 60 и 72 ТК РФ работодатель не вправе требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, кроме случаев, предусмотренных Кодексом и иными федеральными законами, а также переводить работника на другую постоянную работу без его письменного согласия.

Переводом на другую постоянную работу в той же организации, требующим письменного согласия работника, согласно ст. 72 ТК РФ следует считать изменение трудовой функции или иных существенных условий трудового договора (ст. 57 ТК РФ). Такое же согласие необходимо получить от работника в случае перевода на постоянную работу в другую организацию либо в другую местность вместе с организацией. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснил, что под другой местностью следует понимать местность за пределами административно-территориальных границ соответствующего населенного пункта (п. 16).

Если в трудовом договоре место работы работника было определено с указанием конкретного структурного подразделения, то следует исходить из того, что перевод работника в другое структурное подразделение организации возможен лишь с его письменного согласия, поскольку в указанном случае это влечет за собой изменение существенного условия трудового договора (ч. 2 ст. 57 ТК РФ). Под структурным подразделением организации, как указано в п. 16 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ, следует понимать филиалы, представительства, отделы, цеха, участки и т.д.

Вместе с тем не является переводом на другую постоянную работу и не требует согласия работника перемещение его в той же организации на другое рабочее место, в другое структурное подразделение этой организации в той же местности, поручение работы на другом механизме или агрегате, если это не влечет за собой изменения трудовой функции и изменения существенных условий труда (ч. 3 ст. 72 ТК РФ).

Разрешая дела, связанные с переводом на другую работу, о восстановлении на работе лица, переведенного на другую работу и уволенного за прогул в связи с отказом приступить к ней, необходимо учитывать, что обязанность представить доказательства, свидетельствующие о законности самого перевода, возлагается на работодателя. В случае признания перевода незаконным увольнение за прогул не может считаться обоснованным и работник подлежит восстановлению на прежней работе (п. 40 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2).

Неправильное применение указанных норм права повлекло отмену решения Ленинского районного суда г. Кемерово по делу по иску Русаковой С.Ю. к ЗАО "Кемероволифтсервис" о признании незаконным приказа от 24 марта 2004 г. о временном переводе на другую работу, приказа от 27 мая 2004 г. о расторжении трудового договора по пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ и о восстановлении на работе в должности лифтера-обходчика диспетчерской по ул. Рекордная, 27 УКО "Московский" ЗАО "Кемероволифтсервис". Считая приказы и увольнение незаконными, истица указала, что она работала лифтером-обходчиком в УКО "Московский" ЗАО "Кемероволифтсервис", в диспетчерской, расположенной по ул. Рекордная, 27. 22 марта 2004 г. обслуживаемые их диспетчерской лифты были присоединены к диспетчерской по ул. Попова, 1 "а" и ей было предложено написать заявление о переходе в другие диспетчерские, но она отказалась. 24 марта 2004 г. был издан приказ о ее переводе на 1 месяц в связи с производственной необходимостью в диспетчерскую по ул. Халтурина, 23, который истица считает незаконным, так как оснований для перевода, предусмотренных ст. 74 ТК РФ, не имелось. После окончания срока временного перевода приказа о перемещении на другое рабочее место не издавалось, а прежнее место было ликвидировано. Приказом от 27 мая 2004 г. истица была уволена по указанному выше основанию - за совершение прогулов.

Разрешая спор и отказывая Русаковой С.Ю. в удовлетворении исковых требований, суд неправильно применил нормы материального права и неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда (далее по тексту - судебная коллегия) указала на то, что суд сделал взаимоисключающие выводы. Так, суд пришел к выводу о законности приказа от 24 марта 2004 г. о временном переводе Русаковой С.Ю. в связи с производственной необходимостью из диспетчерской по ул. Рекордная, 27 в диспетчерскую по ул. Халтурина, 23. В то же время суд сделал вывод, что с 25 апреля 2004 г. при работе истицы в тех же условиях уже имело место ее перемещение в другую диспетчерскую в соответствии с ч. 3 ст. 72 ТК РФ. То есть суд не установил, имел ли место перевод истицы на другую постоянную работу или имело место перемещение на другое рабочее место, в другое структурное подразделение этой организации в той же местности.

Отказывая в иске о признании незаконным и отмене приказа от 24 марта 2004 г. о временном переводе Русаковой С.Ю. в связи с производственной необходимостью в диспетчерскую по ул. Халтурина, 23, суд не учел разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" (п. 40) и не обязал работодателя представить доказательства, свидетельствующие о законности перевода истицы (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении").

2. Из смысла пп. "г" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ следует, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения работником по месту работы хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения при условии, если их вина установлена вступившим в законную силу приговором суда либо постановлением органа, уполномоченного на применение административных взысканий.

Однако Заводской районный суд г. Кемерово при рассмотрении дела по иску Гнездилова А.Г. к ООО "Компания мобил капитал" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда Определением от 17 ноября 2004 г. приостановил производство по делу до рассмотрения уголовного дела, возбужденного в отношении истца по факту хищения.

Между тем истец, оспаривая законность увольнения, сослался на отсутствие приговора суда или постановления органа, уполномоченного на применение административных взысканий, установивших его вину в совершении хищения.

Отменяя определение суда первой инстанции, судебная коллегия указала, что Гнездилов А.Г. уволен работодателем по пп. "г" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за совершение хищения приказом от 25 июня 2004 г., а уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ возбуждено в отношении истца 9 ноября 2004 г. Таким образом, суд не учел, что на момент расторжения работодателем трудового договора с истцом вина Гнездилова А.Г. в совершении хищения по месту работы не была установлена вступившим в законную силу приговором суда либо постановлением органа, уполномоченного на применение административных взысканий.

3. В соответствии с ч. 2, 3 ст. 62 ТК РФ при прекращении трудового договора работодатель обязан выдать работнику в день увольнения (последний день работы) трудовую книжку.

В случае если в день увольнения работника выдать трудовую книжку невозможно в связи с отсутствием работника либо его отказом от получения трудовой книжки на руки, работодатель направляет работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте. Со дня направления уведомления работодатель освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки.

В силу ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки.

Между тем Яшкинский районный суд решением от 12 июля 2004 г. отказал Скорых А.Г. в удовлетворении иска к МУП "ЖКХ п. Яшкино" о взыскании заработной платы за время задержки работодателем трудовой книжки с 10 июня 2003 г. по 7 февраля 2004 г. по тем основаниям, что у истца не было никаких препятствий в получении трудовой книжки.

С таким выводом согласиться нельзя.

Как видно из дела, трудовой договор между сторонами расторгнут на основании приказа от 10 июня 2003 г. В день увольнения трудовая книжка истцу работодателем выдана не была, уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой направлено работодателем истцу только 7 февраля 2004 г.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что работодатель не несет ответственность за задержку выдачи истцу трудовой книжки в период с 10 июня 2003 г. по 7 февраля 2004 г., противоречит положениям ч. 3 ст. 62 ТК РФ.

В связи с неправильным применением названных норм права решение суда отменено судом кассационной инстанции.

4. Статьей 139 ТК РФ установлен единый порядок исчисления средней заработной платы для всех случаев ее определения.

Из смысла указанной нормы права следует, что при любом режиме работы организации расчет средней заработной платы работника:

- при взыскании денежных сумм за время вынужденного прогула, в случае признания незаконными увольнения или перевода работника на другую работу (ч. 2 ст. 394 ТК РФ);

- при вынужденном прогуле, в связи с неправильной формулировкой причины увольнения (ч. 6 ст. 394 ТК РФ);

- при взыскании денежных сумм за время вынужденного прогула, вызванного задержкой выдачи уволенному работнику трудовой книжки (ст. 234 ТК РФ), производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 месяцев, предшествующих моменту выплаты, кроме случаев, когда коллективным договором предусмотрен иной период для расчета средней заработной платы, и при условии, что это не ухудшает положение работника.

При определении среднего заработка следует учитывать, что в соответствии со ст. 139 ТК РФ Постановлением Правительства РФ от 11 апреля 2003 г. N 213 утверждено Положение об особенностях порядка исчисления средней заработной платы.

Между тем судебная практика свидетельствует, что суды при исчислении средней заработной платы неправильно применяют нормы права.

Например, Тяжинский районный суд, удовлетворяя исковые требования Яблоковой В.А. к администрации Тяжинского района Кемеровской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, исчислил среднюю заработную плату за 3 месяца, предшествующие увольнению истицы. Неправильное применение норм ст. 139 ТК РФ явилось одной из причин отмены решения суда первой инстанции судом надзорной инстанции.

Нередко суды, разрешая требования о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, не приводят в мотивировочной части решения доказательства, на которых основаны выводы суда о размере среднего месячного заработка, законы, которыми руководствовался суд при его исчислении, не приводят в решении расчет заработной платы, подлежащей взысканию истцу за время вынужденного прогула, а ограничиваются ссылкой в решении на правильность расчета, представленного истцами.

Нарушение судом первой инстанции положений ст. 198 ГПК РФ явилось одним из оснований для отмены судом кассационной инстанции решения Центрального районного суда г. Кемерово по делу по иску Сергия Л.Д. к ООО "Губернская страхования компания Кузбасса" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда; повлекло отмену решения Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка по делу по иску Алешиной Л.В. к МУ ПАТП N 5 г. Новокузнецка в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула.

При определении размера оплаты времени вынужденного прогула судам необходимо иметь в виду, что средний заработок, взыскиваемый в пользу работника за это время, не подлежит уменьшению на суммы:

1) заработной платы, полученной у другого работодателя, независимо от того, работал у него работник на день увольнения или нет;

2) пособия по временной нетрудоспособности, выплаченного истцу в пределах срока оплачиваемого прогула;

3) пособия по безработице, которые истец получал в период вынужденного прогула,

поскольку указанные выплаты действующим законодательством не отнесены к числу выплат, подлежащих зачету при определении размера оплаты времени вынужденного прогула (п. 62 названного выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2).

5. Согласно п. 6 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции все дела, возникшие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров.

Решая вопрос о подсудности дела по иску работника, трудовые отношения с которым прекращены, об изменении формулировки причины увольнения, следует учитывать разъяснения, содержащиеся в абз. 5 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 о том, что, поскольку предметом проверки в этом случае является законность увольнения, такие дела подсудны районному суду.

Неправильное определение подсудности дела повлекло отмену определения Центрального районного суда г. Кемерово о возвращении искового заявления Бобриневой Т.В. к Кемеровскому филиалу ОАО "Сибирское агентство воздушных сообщений" об изменении формулировки причины увольнения в связи с неподсудностью дела данному суду. Возвращая исковое заявление, судья указал в определении на то, что данное дело в силу пп. 6 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ подсудно мировому судье. Анализируя положения приведенных выше норм права и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2, судебная коллегия отменила определение судьи и передала вопрос о принятии заявления на новое рассмотрение в суд первой инстанции.


Обзор кассационной практики Верховного суда Республики Коми

по гражданским делам за март 2007 года


Дело N 33-736

Сыктывкарский городской суд


Суд в соответствии с требованиями законодательства Республики Коми обязан привлечь к участию в деле Министерство образования и высшей школы Республики Коми, установить, в каком порядке происходит реальное предоставление жилого помещения из государственного жилищного фонда детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей.

Мачияускайте А.Ю. обратилась в суд с иском к администрации МО ГО "Сыктывкар" о предоставлении ей благоустроенного жилого помещения как лицу из числа детей, оставшихся без попечения родителей.

Судом к участию в деле в качестве третьего лица привлечена администрация сельского поселения "Кужба".

Суд обязал Администрацию МО ГО "Сыктывкар" предоставить Мачияускайте А.Ю. на условиях социального найма вне очереди на состав семьи один человек благоустроенное жилое помещение в г. Сыктывкаре размером не менее 33 кв. м общей площади.

Материалами дела установлено, что в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 21.12.1996 N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях и социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" Мачияускайте А.Ю. относится к категории лиц, оставшихся без попечения родителей.

При помещении в детское учреждение для детей-сирот в установленном порядке жилое помещение за ней не закреплялось и она не приобрела самостоятельного права пользования каким-либо жилым помещением, в котором проживала и проживает.

На учет в льготную очередь детей-сирот Мачияускайте А.Ю. ни администрацией МО МР "Усть-Куломский", ни администрацией МО ГО "Сыктывкар" поставлена не была, после выпуска из интерната и до настоящего времени жильем не обеспечена.

Установив указанные обстоятельства, суд правильно пришел к выводу о том, что на администрацию сельского поселения "Кужба" не может быть возложена обязанность по обеспечению Мачияускайте А.Ю. жилым помещением, так как у нее не имелось и за ней не закреплялось жилье в указанном населенном пункте.

Вместе с тем вывод суда о необходимости возложения на администрацию МО ГО "Сыктывкар" обязанности по предоставлению жилья истице сделан без установления всех имеющих значение для дела обстоятельств.

В соответствии с пп. 2 п. 2 и п. 3 ст. 57 Жилищного кодекса РФ и ст. 8 Федерального закона от 21.12.1996 N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях предусмотрено предоставление жилых помещений по договорам социального найма вне очереди на основании решения органа местного самоуправления площадью не ниже установленных социальных норм.

Законом Республики Коми от 04.07.2006 N 54-РЗ "О категориях граждан, имеющих право на получение жилых помещений государственного жилищного фонда Республики Коми по договорам социального найма, и порядке предоставления им указанных жилых помещений по договорам социального найма" определено, что дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также лица из числа указанных категорий, не имеющие закрепленного жилого помещения, подлежат обеспечению жилыми помещениями государственного жилищного фонда Республики Коми по договорам социального найма в порядке, установленном Жилищным кодексом РФ.

Согласно Постановлению Правительства Республики Коми от 09.10.2006 N 252 "Об органах исполнительной власти Республики Коми, осуществляющих принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях государственного жилищного фонда, предоставляемых по договорам социального найма" принятие на учет детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного жилья, по окончании пребывания в образовательных и иных учреждениях осуществляется Министерством образования и высшей школы Республики Коми.

Все учетные дела этой категории детей переданы администрацией МО ГО "Сыктывкар" Министерству образования и высшей школы Республики Коми.

При наличии указанных требований законодательства Республики Коми суд обязан был привлечь к участию в деле Министерство образования и высшей школы Республики Коми, установить, в каком порядке происходит реальное предоставление жилого помещения из государственного жилищного фонда детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, и в зависимости от установленных обстоятельств разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Судебная коллегия отменила решение суда и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд.


Дело N 33-762

Ухтинский городской суд


В связи с тем что явного несоответствия между указанной истцом ценой иска и действительной стоимостью спорного имущества не усматривалось, у суда не имелось оснований для самостоятельного определения цены иска по правилам ст. 91 ГПК РФ.

Голубова З.М. обратилась в суд с иском к Афанасьеву Ю.Н. о признании права собственности на гараж в ГСК "Интернационал" г. Ухты.

Судом возвращено Голубовой З.М. исковое заявление и разъяснено ее право на обращение с указанным иском к мировому судье.

Возвращая исковое заявление, суд исходил из подсудности спора мировому судье в связи с тем, что инвентаризационная оценка спорного имущества составляет 18 273 руб.

Между тем суд не принял во внимание положения ст. 91 ГПК РФ, согласно которым цена иска указывается истцом, и не учел, что Голубова З.М., ссылаясь на факт покупки гаража ее супругом Кожемякиным В.П. и расписку в получении денежных средств по данной сделке, определила цену иска 64 000 руб.

Поскольку явного несоответствия между указанной Голубовой З.М. ценой иска и действительной стоимостью гаража не усматривалось, у суда не имелось оснований для самостоятельного определения цены иска по правилам ст. 91 ГПК РФ. Кроме того, определяя стоимость спорного имущества исходя из его инвентаризационной оценки, суд не учел, что инвентаризационная оценка имущества, как правило, ниже его действительной стоимости.

Судебная коллегия отменила определение суда и направила дело на рассмотрение в тот же суд.


Дело N 33-757

Эжвинский районный суд г. Сыктывкара


Поскольку в соответствии с законом ответственность работодателя при задержке выдачи трудовой книжки возникает в связи с незаконным лишением работника возможности трудиться, суд должен установить, был ли истец лишен возможности трудиться, либо, несмотря на отсутствие трудовой книжки, он трудился и получал соответствующую оплату за свой труд.

Нергеш М.И. обратился в суд с иском к ООО "Универсал" о восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. В дальнейшем Нергеш М.И. уточнил исковые требования и просил взыскать с ответчика средний заработок за период задержки выдачи трудовой книжки и компенсацию морального вреда в связи с нарушением трудовых прав. В остальной части истец отказался от иска.




оставить комментарий
страница7/9
Дата12.10.2011
Размер2.89 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
хорошо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх