Электронное правительство работает круглосуточно продолжение интервью с Сергеем ковалевски m, заместителем председателя Фонда социального страхования (начало в обзоре прессы за 7 апреля). Прослушать интервью можно на сайте «Особая буква» icon

Электронное правительство работает круглосуточно продолжение интервью с Сергеем ковалевски m, заместителем председателя Фонда социального страхования (начало в обзоре прессы за 7 апреля). Прослушать интервью можно на сайте «Особая буква»


Смотрите также:
С. Н. Калашников Прослушать полный текст выступления председателя Фонда социального страхования...
Сегодня состоится подписание соглашения Правительства хмао с председателем Фонда социального...
Фонд социального страхования интервью...
Фонд социального страхования интервью...
Фонд социального страхования интервью...
Состоялась встреча председателя Фонда социального страхования России с губернатором Томской...
Мониторинг средств массовой информации за 13-16...
Электронное правительство, электронное здравоохранение и электронное обучение...
Правительство одобрило законопроект...
Интервью Комсомольской правде Интервью с писателем, опубликованное в «Комсомолке»...
Интервью с методологом В. Дубровским (интервью брал А. Левинтов)...
Письмо Минтруда РФ и Фонда социального страхования РФ...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5
скачать




ВНИМАНИЕ!!! ВНИМАНИЕ!!! ВНИМАНИЕ!!!

Уважаемые коллеги!

Направляем вам ежедневный обзор центральной российской прессы по социальной тематике.

Обращаем ваше внимание на то, что в обзор входят все материалы, опубликованные в центральной печати по данной тематике вне зависимости от того, совпадает их содержание с точкой зрения руководства Фонда социального страхования Российской Федерации или нет. Напоминаем также, что опубликованные в прессе комментарии и различные расчеты, касающиеся деятельности исполнительных органов ФСС РФ, являются авторскими материалами газет. Они не обязательно согласованы с руководством Фонда, могут содержать ошибки и не должны использоваться в качестве руководства к действию без согласования со специалистами центрального аппарата Фонда.

09 апреля 2010 года



^ ФОНД СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ





ЭЛЕКТРОННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

РАБОТАЕТ КРУГЛОСУТОЧНО

Продолжение интервью с Сергеем КОВАЛЕВСКИM, заместителем председателя Фонда социального страхования (начало в обзоре прессы за 7 апреля).

^ Прослушать интервью можно на сайте «Особая буква»

(http://www.specletter.com/ekonomika/2010-04-07/elektronnoe-pravitelstvo-rabotaet-kruglosutochno.html)


(«Особая буква» 7 апреля 2010)


^ Ведут передачу Лев Гулько, обозреватель радиостанции «Эхо Москвы»,

и Павел Шипилин, шеф-редактор «Особой буквы».

ЛГ: Итак, социальная карта жителей России создана, кстати, по нашим отечественным технологиям. Буквально недавно газета «Известия» писала о том, что касается социальной карты. Карты, как я понял, одной большой кредитной российской системы. Тоже был запущен такой проект. Но что-то не получается. Что-то не идет. Хотя технологии есть.

^ ПШ: Просто наняли программистов. Перед ними поставили задачу, и они начали ее реализовывать.

СК: Я вам расскажу предысторию, как ее создавать. Как нельзя создавать, чтобы потом не пойти по тупиковому пути. Сейчас очень многие пришли в тупик.

Какой вопрос сейчас поднимается? Получается, что социальные карты в разных регионах — пусть они плохие или хорошие, — но создавались в разных условиях. Но они свои внутренние задачи решают. Так или иначе. Кто-то в магазине получает товар подешевле, кто-то в аптеку может пойти лекарства получить.

^ ПШ: Все время получается, что вы ведете речь о банковских каких-то картах кредитных. Да?

СК: Вот как раз социальную карту к этому и свели. Сейчас сводят к обычной банковской карте.

ПШ: А это не то?

СК: Да нет, конечно. Это не то, что я могу пойти и ЖКХ оплатить или проезд, или за газ заплатить, живя в этом городе. Государство, где бы я ни был, поскольку я же не житель какого-то региона, а я житель страны… Получается, и я перед государством, и государство передо мной имеет определенные обязательства. И тогда, если бы я был, как мы говорим, в сети передачи данных и государство могло бы выполнять обязательство, где бы я ни находился территориально.

^ ЛГ: Как это может быть, если даже два разных отделения Сбербанка… Я в одном открыл счет, и в другом его не обслужат? Хотя сеть Сбербанка.

СК: Задача такая, потому что создавалась карта, чтобы дать человеку банковский счет, чтобы можно было пойти и оплатить все. Социальная карта. Это социальная карта.

ЛГ: Нет. Я не о том. Я о технологии. У одного банка или магазина — как хотите, — у одного одна база, у другого — другая. Она же должна быть единая. Нажал на кнопку. Все.

СК: Понимаете, банковская деятельность несколько другая. Вот почему мы создавали систему больше десяти лет назад, чтобы человек, будучи гражданином страны, был видим. Должна быть специальная сеть передачи данных и технология удаленного доступа. А не то что банковская карта. Это другая технология.

^ ЛГ: А зачем придумывать, когда это есть, наверное, во всем мире.

ПШ: А зачем меня видеть? Условно говоря, у меня есть карточка. Полетел я во Владивосток. Что мне с этой социальной карточкой делать?

^ СК: Вы полетели к сыну. Вам что-то стало нужно. Вы льготник. Вы хотите пойти в аптеку не в Москве.

ПШ: Не в Москве.

СК: Все, вас никто не знает.

^ ПШ: Значит, я подаю карту аптекарю, говорю, что хочу купить анальгин.

СК: Или вы получили средства реабилитации там, к примеру. Потом переехали через полгода в другой город — в Калининград. И говорите, что еще хотите получить. И что? Вам еще должны дать? Видят, что во Владивостоке вы уже получали по такой накладной. Все же прозрачно.

ЛГ: Если вернуться к трагическим событиям недавним. Люди погибшие. Многих было же неопознанных людей. Если бы в этой социальной карте была информация…

СК: Можно было даже обратиться к истории болезни. Вы понимаете, как можно помочь? Как противоречивы могут быть сведения. Это сейчас актуально. Не только сейчас, всегда было актуально. Конечно, надо знать, где он, кто он. И что сейчас вкалывать ему, а может, это категорически нельзя человеку давать. И надо обращаться к первичным данным. И не важно где.

^ ПШ: Но это программное обеспечение — наша разработка. Это не то же самое, что произошло? Нас никто не упрекнет?

СК: Нет. Нет. Когда Дмитрий Анатольевич Медведев говорил, можно ли перейти на отечественный программный продукт, чтобы не зависеть ни от кого… Безопасность. Инновации. Сразу раздались голоса сомнений.

Мы уже создали. Мы можем показать. То есть мы можем продемонстрировать реализуемость идей президента. Что все это реально. Вот, пожалуйста. На такой масштабной системе. У нас нет практически продукта «Майкрософт».

ПШ: А на чем же вы?

СК: На отечественной системе управления базами данных и свободном программном обеспечении. Опять же отечественный продукт. Его надо развивать. Бесплатный.

ЛГ: Обратиться просто в камеру: «Дорогие товарищи и господа — в смысле президенты, премьер-министры, — есть Фонд социального страхования, куда можно обратиться. У них есть свои уже технологии. Поэтому обращайтесь. Вам помогут». Так?

^ СК: Совершенно верно. Все знают, что всегда можно зайти. Мы демонстрировали это во многих государствах, все это показывали.

ПШ: Вы только президенту это не продемонстрировали.

СК: Надо как-то развивать. Вот они, инновации. Вот они, наши люди. Я почему говорю, что те разработчики, которые создали, опередив Запад, — для них работа как наркотик. А мы сейчас центр опять хотим создать. Будем опять западные технологии развивать. Дай Бог, чтобы я оказался не прав. Надо развивать. У нас есть что показать, что уже работает. Давайте начнем что-нибудь придумывать. Но уже не надо. Оно создано. Работает. Только развивать.

ПШ: Вы доктор технических наук. То есть это вам все близко. Вы знаете, что этот продукт действительно уникален. То есть это у вас даже запатентовано.

^ СК: Запатентовано. Совершенно верно.

ПШ: Серьезно?

СК: Да, конечно.

ПШ: И вы готовы этим поделиться? Хоть вы, может быть, и не автор, но тем не менее поделиться с правительством? Со всей страной?

СК: Пожалуйста. Мы делимся. Когда создавали систему взаимодействия страховых компаний, фондов медицинского страхования... Создали, когда информация стала видна. Какие поликлиники кто посещает. Какие врачи требуются. Какие заболевания. Мы же делимся, смотрим.

^ ПШ: Лев, не знаю, как у тебя, но у меня оптимизма прибавилось.

ЛГ: Да. И мы можем только пожелать удачи в вашей нелегкой борьбе.

СК: Спасибо большое.


В Подмосковье подписано

соглашение о помощи после несчастных

случаев на производстве


(«Портал Правительства Московской области» 08.04.2010)


В Московской области 6 апреля состоялось подписание четырехстороннего соглашения «О взаимодействии по организации реабилитации застрахованных лиц непосредственно после тяжелых несчастных случаев на производстве».

«Подписанное четырехстороннее соглашение, - заявил министр здравоохранения Московской области В.Ю. Семенов - регламентирует взаимодействие Московского областного регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации, Министерства здравоохранения Московской области, Московского областного Фонда обязательного медицинского страхования и Государственной инспекции труда в Московской области в вопросах лечения застрахованных лиц, пострадавших вследствие тяжелых несчастных случаев на производстве (оказание стационарной и амбулаторно-поликлинической помощи, осуществление ранней медицинской реабилитации в организациях, оказывающих санаторно-курортные услуги) до восстановления трудоспособности или установления стойкой утраты трудоспособности».

Разработанные в прошлые годы (2008 – 2009 гг.) трехсторонние соглашения о взаимодействии ГУ МОРО ФСС РФ, ФОМС и Минздрава Московской области по организации реабилитации застрахованных лиц непосредственно после тяжелых несчастных случаев на производстве, совместная работа с органами управления здравоохранением, филиалами территориального фонда обязательного медицинского страхования, лечебно-профилактическими учреждениями дала возможность значительно увеличить количество застрахованных лиц, перенесших тяжелые несчастные случаи на производстве, пролеченных за счет средств обязательного социального страхования.

В этом году к разработке данного соглашения была привлечена в качестве четвертого участника Государственная инспекция труда в Московской области, которая будет контролировать своевременную передачу материалов расследования тяжелых несчастных случаев на производстве от работодателей в филиалы регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации, что значительно ускорит процесс заключения с лечебно-профилактическими учреждениями договоров на лечение пострадавших. Государственная инспекция труда в Московской области также будет принимать меры административного воздействия к лицам, виновным в сокрытии информации о произошедших тяжелых несчастных случаях на производстве.

Управляющий Московским областным региональным отделением ФСС В.М. Полозков отметил, что «подписанное четырехстороннее Соглашение обеспечит дальнейшее взаимодействие участвующих в нем ведомств в организации лечения пострадавших вследствие тяжелых несчастных случаев на производстве и повышение качества медицинского обслуживания застрахованных лиц».

В рамках подписания соглашения было оформлено и двустороннее соглашение Московского областного регионального отделения Фонда социального страхования с МОФОМС об информационном обмене реестра лиц, прошедших реабилитацию после тяжелых случаев на производстве.

^ По информации пресс-службы ГУ МОРО ФСС РФ


Петербург выделил более полумиллиарда

неработающим родителям


(ИА «Росбалт» 08.04.2010)


Санкт-Петербургским региональным отделением Фонда социального страхования РФ в городские органы социальной защиты населения для обеспечения пособиями по уходу за ребенком до полутора лет неработающих женщин в этом году направлено более 170 млн рублей. Из них уже дошли до получателей 135 миллионов рублей, сообщает пресс-служба Санкт-Петербургского регионального отделения ФСС РФ.

Это позволило получить пособия 14 тыс. человек — на 1 тыс. 850 человек больше, чем  за аналогичный период прошлого года. Причем суммы выплат на первого ребенка составили более 53 млн рублей, на второго и последующих — 82 млн рублей.

С 1 января пособие по уходу за первым ребенком до 1,5 лет составляет 2 тыс. 60 рублей 41 копейка, за вторым и последующими — 4 тыс. 120 рублей 82 копейки.

Всего на материальную поддержку неработающих родителей по линии социального страхования региональным отделением будет выделено в 2010 году 563,8 млн рублей.


В Воронежском отделении ФСС состоялся

координационный совет


^ (ИА "ВОРОНЕЖ-МЕДИА" 09.04.2010)


Первый в этом году Координационный совет прошел в Воронежском региональном отделении Фонда социального страхования РФ.

Основными темами мероприятия стали: подведение итогов по исполнению бюджета отделения за 2009 год, а также актуальные вопросы по учету и профилактике профессиональной патологии работающего населения.

В совете приняли участие более 30 человек — члены координационного совета, в состав которого вошли управляющий региональным отделением Фонда и его заместители, руководители областных структур, деятельность которых созвучна с работой отделения Фонда социального страхования, — это заместитель руководителя департамента труда и социального развития Воронежской области, исполнительный директор территориального отделения ФОМС, председатель областной организации профсоюза работников здравоохранения и другие, а также руководители структурных подразделений регионального отделения и представители Департамента здравоохранения Воронежской области, Центра профпатологии, управления Роспотребнадзора, медико-социальной экспертизы.

Как стало известно ИА «Воронеж-Медиа» из сообщения регионального отделения ФСС, на мероприятии был дан подробный анализ исполнения бюджета регионального отделения Фонда социального страхования за 2009 год. Стоит отметить, что, несмотря на экономически сложный год, отделение Фонда свои бюджетные обязательства перед гражданами области выполнило на 100 %. В отчетном году на обеспечение финансовой и социальной поддержки граждан Воронежской области израсходовано 5 млрд. 89,7 млн. рублей.

По итогам выступлений участников мероприятия были выявлены основные проблемы и внесены конкретные предложения по улучшению состояния здоровья населения, направленные на повышение результативности профилактических мероприятий по профзаболеваниям и улучшение качества реабилитации профбольных. Такой подход может положительно отразиться и на эффективности распределения государственных средств.

Члены совета пришли к выводу о необходимости консолидации усилий при достижении общих целей на взаимодействующих участках работы, что должно отразиться не только на результатах работы многих госструктур, но и на качестве жизни граждан Воронежской области.





^ ОБЩАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА





Законная халатность

Ответственность врача будет

сведена к минимуму


(«Солидарность» № 14/10)

^ Вадим БАРАБАНОВ

26 марта на расширенном заседании коллегии Минздравсоцразвития РФ министр Татьяна Голикова сообщила, что до конца года ведомство внесет в правительство пакет законопроектов, “без которых уже становится невозможным функционирование системы здравоохранения”. Особый интерес вызвало сообщение о разработке к концу года “закона о защите пациентов”, однако каких-то расширенных комментариев из министерства не последовало.

Тем временем в Госдуме подготовлен к окончательному, третьему чтению законопроект о фактической отмене уголовной ответственности врачей за халатность с причинением вреда средней тяжести. За такую “врачебную ошибку” новыми поправками к Уголовному кодексу будет предусмотрен штраф в 40 тысяч рублей или исправительные работы. Поскольку законопроект будет приниматься после правительственного закона “Об обращении лекарственных средств” (см. соответствующую статью в этом номере “Солидарности”), крайне напугавшего пациентов и врачей, ряд экспертов усматривают в нем некую уступку “врачебной корпорации”. По данным источников “Солидарности” в ГД, законопроект будет принят уже на “весенней” сессии Думы, так что нормы будущего “закона о защите пациентов” будут во многом отталкиваться от заложенных в УК подходов...

Поправку к ст. 124 Уголовного кодекса РФ (по вопросу исключения уголовной ответственности за неосторожное причинение вреда здоровью средней тяжести) внесли члены комитета ГД по безопасности депутаты Волков (ЕР) и Илюхин (КПРФ). Во втором, решающем чтении законопроект был принят год назад, а в первом - в декабре 2008 года. Оба раза палата проштамповывала его без обсуждения. Критиков у законопроекта не было, “партия власти” и “оппозиция” голосовали в унисон. Скорее всего, так будет и в тот день, когда законопроект “доедет” до третьего чтения.

Согласно тексту законопроекта второго чтения, ст. 124 Уголовного кодекса получает новую редакцию, в которой остается только вторая часть действующей статьи: “Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью, - наказывается лишением свободы на срок до 3 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового”. Законопроект, по мнению авторов, разработан ради законодательного единообразия, поскольку по рассматриваемому вопросу в УК до сих пор существуют разночтения. Это беспокоит “работников практического здравоохранения”, да и правоохранительные органы несколько нервирует. Ведь “средняя тяжесть” в РФ - понятие растяжимое, а занятому человеку хочется ясности во всем, что касается его работы. Проект предусматривает изложение ст. 124 УК в новой редакции, исключающей уголовную ответственность за причинение здоровью человека по неосторожности вреда средней тяжести. Это обусловлено тем, что данная норма из Особенной части УК РФ была исключена еще шесть лет назад.

Суть проблемы в том, что законом от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ была внесена целая батарея поправок в Особенную часть УК РФ. В ряде статей УК резко снижались максимальные санкции за преступления, совершенные по неосторожности. Интересы пациентов, прежде всего, затрагивались в ст. 109 УК, которая определяет ответственность медперсонала за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей. Сейчас она предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на 5 лет с лишением права заниматься врачебной деятельностью на срок до 3 лет. Законом № 162 вторую часть ст. 109 изложили в следующей редакции: “Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей - наказывается ограничением свободы на срок до 3 лет либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового”. Кроме того, ее дополнили частью третьей следующего содержания: “Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам - наказывается ограничением свободы на срок до 5 лет либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового”. Кроме того, в законе от 2003 года из Особенной части изъяли состав преступления, предусмотренный ст. 118 УК РФ, - причинение здоровью вреда средней тяжести по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. То есть случаи ненадлежащего оказания медпомощи, которые привели к причинению вреда здоровью средней тяжести, стали ненаказуемыми.

По мнению защитников прав пациентов, новая формулировка ст. 124 УК вовсе не является технической, поскольку суть состава преступления в виде причинения вреда средней тяжести здоровью пациентов вследствие неоказания медпомощи меняется. В прежнем варианте подразумевалось, что помощь больному уже начали оказывать, но в ходе таковой причинили вред средней тяжести. А после принятия этого закона больному могут просто отказать в медпомощи, обвинив его в симуляции или отказавшись “потакать его капризам”. А потом отделаться штрафом или исправработами (и то если доказано, что человека изувечили именно они). После чего по всей стране пойдут регулярные отказы в медпомощи, что приведет к увеличению смертности. В этом суть отмены первой части ст. 124 УК. По мнению руководства “Лиги пациентов”, причинение смерти (тяжкого вреда) по неосторожности есть результат грубой недисциплинированности и невнимательности медработника, виновного в происшедшем. Таковая выражается, прежде всего, в самоустранении врачей реанимационного отделения от постоянного очного наблюдения за пациентом и регистрации параметров его жизнедеятельности мониторами. Ведь речь в данном случае идет обычно о тяжелых больных. В итоге частой практикой, дабы виновные могли уйти от ответственности, является маскировка таких случаев под “тяжелые патологические состояния”, официальная летальность при которых достигает половины, а то и трех четвертей всех случаев. И доказать такое преступление крайне сложно, поскольку близкие погибшего (искалеченного) пациента о случившемся узнают очень поздно (а получению нужной информации подчас еще и препятствуют), что затрудняет сбор необходимых доказательств. А ведь такие случаи полностью подпадают под понятие преступления с косвенным умыслом с учетом определения ч. 3 ст. 25 УК РФ: “...лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично”.

Президент “Лиги пациентов” Александр Саверский (он же - председатель Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре) считает эти нововведения ударом по правам пациентов, в результате которого они (и их близкие) практически не смогут отстоять свои права, если пострадают от врачебных ошибок. Пора по существу оценить степень ответственности “фигурантов”, отвечающих за охрану здоровья людей. Саверский отмечает новую тенденцию в конфликтах врачей и пациентов именно с 2004 года. Кривая числа жалоб граждан на медпомощь (как и количества приговоров) резко пошла вверх, суммы исков в гражданских спорах в сотни раз превышают прежние, люди узнают о совершенно диких случаях (особый резонанс несколько лет назад вызвало уголовное дело об ампутации руки малолетней девочке в Краснодаре). По мнению Саверского, необходимо наладить систему контроля за качеством и своевременностью медпомощи, поскольку врачебная корпорация отличается закрытостью и на претензии отвечает весьма агрессивно. Поэтому они должны быть подкреплены нормативно и законодательно. Некий выход глава “Лиги пациентов” видит в расширении практики дисквалификации врачей (лишение права заниматься медицинской деятельностью), которая считается не уголовным наказанием, а административной мерой - и уже поэтому конкретные аспекты ее применения должны быть дополнительно прописаны в Кодексе РФ об административных правонарушениях (КоАП). Поскольку что означает посадить человека в отечественную тюрьму, отдельно разъяснять даже как-то и неудобно. Тогда как запрет на профессию болезненней с точки зрения заработка и репутации, да и чистку рядов внутри самой корпорации способен ускорить. По мнению Саверского, следовало бы перенести большую часть норм ответственности медперсонала за правонарушения, совершенные по неосторожности и повлекшие за собой тяжкий вред здоровью, из уголовного в административное законодательство. Тем более что сейчас налицо полное отсутствие административной ответственности врачей. Ненаказуемыми ни административно, ни уголовно остаются причинение по неосторожности в процессе оказания медпомощи легкого и среднего вреда здоровью. Тогда как очевидно, что виновное лицо, обязанное оказывать медпомощь, в таких случаях следовало бы наказывать большим штрафом и частичной (а то и полной, пожизненной) дисквалификацией...


^ Экономия на “смертниках”

Льготные лекарства подорожают, аптеки разорятся,

а больным... не повезет


(«Солидарность» № 14/10)

^ Вадим БАРАБАНОВ

В этом году лекарства продолжат дорожать гораздо быстрее темпов инфляции, а к концу года, по прогнозам экспертов, в РФ разорится от четверти до трети аптек, из-за чего многие препараты будет труднее приобрести. А продажа многих лекарств от редких и тяжелых болезней в стране вообще не будет узаконена. Такому ходу событий поспособствует реализация нового закона об обороте лекарств, разработанного Минздравом и принятого парламентом.

^ ЛЕКАРСТВА “В ЗАКОНЕ”

31 марта СФ РФ одобрил правительственный проект закона “Об обращении лекарственных средств” и “сопутствующие” поправки к Налоговому кодексу РФ о размере госпошлины за труды “уполномоченного госоргана” при госрегистрации препаратов. Размер пошлины увеличивается в десятки раз. (За экспертные работы плата взимается сейчас на договорной основе, а госпошлина - 2000 руб.) Предельные оптовые и розничные надбавки к ценам производителей лекарств будут устанавливать региональные власти - раздолье! По замыслу чиновников, после вступления этих законопроектов в силу потребуется выделять из госбюджета не менее миллиарда рублей в год - “на обеспечение деятельности автономного учреждения по производству экспертизы”. Однако, по прогнозу авторов, поступления от уплаты пошлин за регистрацию лекарств составят около 3 млрд руб. Из этого инициаторы делают вывод, будто реализация закона не потребует дополнительных расходов из бюджета. Логика!..

“Закон об обороте лекарств” вызвал почти единодушное неприятие и протесты производителей лекарств, врачей, фармацевтов, провизоров, объединений пациентов. В экспертной среде, где “лекарственные” новации начальства вызвали, мягко говоря, оторопь и массу вопросов, прозвучали хлесткие оценки законопроектов - их норовили обозвать то “коррупциогенными”, то “людоедскими”. “Фронда” проявилась даже в чиновничьей среде, но была беспощадно и образцово-показательно разгромлена. Руководитель Росздравнадзора Николай Юргель, в феврале публично раскритиковавший законопроект, был мгновенно уволен председателем правительства. Причем “по статье” - с формулировкой “нарушение закона о государственной гражданской службе”. (В отставку ушел также глава Фонда соцстраха Сергей Калашников, у которого были разногласия с Голиковой по ряду вопросов.) После этого вопросов почти ни у кого не осталось - “дурных нема”, всем есть что терять.

В Совфеде проекты обсудили чисто формально - глава Минздравсоцразвития РФ Татьяна Голикова и председатель комитета СФ по соцполитике Валентина Петренко легко доказали сенаторам, что вопрос проработан, есть мнение, и все должно быть хорошо. А в Думе прохождение проектов сопровождалось своеобразной дискуссией. Сразу после внесения их не ругал только ленивый, даже единороссы, прежде всего Татьяна Яковлева, замруководителя фракции “ЕР”. Но после серии визитов Голиковой во все думские фракции инициативы были одобрены в первом чтении почти безропотно и сопровождались благодарностями главе Минздрава за ее трудную и плодотворную работу. (Ранее такое единодушие наблюдалось только при визитах в палату главы МЧС.)

Перед голосованием в третьем чтении думская “оппозиция”, будто под гипнозом одобрившая законопроект в первом и втором чтениях, решилась на “особую позицию”. Олег Куликов (КПРФ) покритиковал недоработки и дал начальству жутковатый совет: “Опыт говорит, что в 85% случаев врачи по рецепту выписывают импортные дорогие лекарства, это очень настораживает. Думаю, Минздрав должен и с медработниками провести соответствующую работу”. Гражданин коммунист не в курсе, почему импортные лекарства у нас достать проще? Или это призыв поддержать полуживого “отечественного производителя”? Против проектов выступила и Оксана Дмитриева (“СР”): “Законы подавляют отечественного производителя и способствуют повышению цен на лекарства... У нас перекись водорода и анальгин будут стоить в несколько раз больше. Произойдет вымывание традиционного “советского” ассортимента... и общее удорожание лекарств”. С ней согласился Валерий Селезнев (ЛДПР): “Установление различных пошлин в размере почти полутора миллионов рублей (в совокупности) - нож в сердце отечественным производителям, это неизбежно приведет к росту цен на лекарства. Получается, делаем все, чтоб убить национальную индустрию...” Заботливые.

^ СУТЬ ИНИЦИАТИВ

По проекту, в стране появится методика расчета предельной цены, оптовой и розничной, на лекарства, включенные в перечень “жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств” (ЖНВЛС). (Суть методики не афишируется.) Основные идеи документа: контроль за ценой лекарств на всех этапах, но только для жизненно важных препаратов, число которых значительно уменьшится; запрет ввоза в РФ недоброкачественных лекарств, контрафакта и фальсификата; установление оптовых и розничных надбавок к отпускным ценам производителей жизненно важных препаратов закрепляется за региональной властью; предельная отпускная цена на препараты из перечня ЖНВЛС подлежит госрегистрации (запрет на продажу незарегистрированного лекарства), и это единственный механизм контроля за ценообразованием со стороны исполнительной власти. Список незарегистрированных, некачественных лекарств должен публиковаться. В Интернете будет размещаться информация, связанная с проведением госэкспертизы, данные о научной обоснованности и целесообразности проведения клинических исследований лекарств, а также регистрации препаратов. Будет введено отдельное Положение о мониторинге безопасности и эффективности лекарств, что-де позволит принимать меры к защите населения от небезопасных препаратов, вводя на их оборот запрет и отмену госрегистрации.

Проект отменяет либо дополняет ряд норм, затрагивающих фармацевтическую деятельность. Так, в сельских поселениях при отсутствии аптек разрешат продажу лекарств населению непосредственно в медорганизациях и их подразделениях. Региональные органы исполнительной власти будут контролировать “применение цен на препараты, реализуемые на территории субъекта РФ”, и применять “меры ответственности за нарушение порядка ценообразования на препараты”.

Предусмотрена госрегистрация предельных отпускных цен организаций-производителей на препараты из перечня ЖНВЛС. Представленная производителем предельная цена регистрируется, если она не превышает цену, рассчитанную по утверждаемой правительством методике. Предусмотрен также запрет продавать лекарства из перечня ЖНВЛС, если на них не зарегистрирована предельная отпускная цена производителя.

Предлагается разрешить ввоз в РФ конкретной партии незарегистрированных лекарств для оказания медпомощи по индивидуальным жизненным показаниям пациента. (А не оформлять это неким “спецрешением” начальства, чего надо еще месяцами добиваться.) И установить сроки оформления разрешительных документов на ввоз конкретной партии таких лекарств. Получение разрешения на ввоз в Росздравнадзоре слегка упрощается... Будет создан отдельный орган в форме “федерального государственного автономного учреждения” - ФГАУ - для выдачи разрешений на клинические исследования и испытания. Доработаны инструкции о предшествующих регистрации препарата экспертизах, по итогам которых принимается решение о его госрегистрации или об отказе в ней. Весь процесс госрегистрации препарата - от рассмотрения заявки, принятия решения об экспертизе и до вынесения решения о регистрации с выдачей удостоверения - прерогатива “уполномоченного федерального органа, принимающего решения на каждом этапе и несущего ответственность за все принимаемые в процессе решения”.

Будет введена аккредитация медицинских организаций, участвующих в клинических исследованиях. А также введена новая модель “организации и проведения клинических исследований препаратов” - испытывать их будут сами производители, а независимые эксперты из процесса де-факто исключаются. Впрочем, формально все шито-крыто: “К организации проведения клинических исследований препарата организацией-разработчиком препарата предлагается допускать юрлица любой организационно-правовой формы при условии обеспечения соответствия клинических исследований установленным требованиям”. Например - требованию “к квалификации исследователя, ответственного за проведение клинического исследования препарата, в виде соответствия его лечебной специальности профилю проводимого исследования”, а также требованию стажа работы по программам клинических исследований не менее 5 лет. К тому же “ответственный исследователь должен обладать достаточным практическим опытом организации и проведения клинического исследования с учетом специфики врачебной специальности”. Регистрационное удостоверение на препарат будет бессрочного действия (исключение - 5-летний срок действия удостоверения на лекарство, впервые регистрируемое в РФ). Порядок “подтверждения госрегистрации препаратов, уведомления об изменении сведений о зарегистрированном препарате и отмены госрегистрации” будет установлен.

КОММЕНТАРИЙ

Павел ВОРОБЬЕВ, зампред формулярного комитета РАМН, президент Общества фармакоэкономических исследований:

- Из разрабатываемых правительством документов видно, что нас с вами, похоже, как стадо баранов гонят в систему полностью платной медицины (а это катастрофа для страны - оплачивать медицину население не может). В новом законе, кроме принципа “регистрации цены”, принципиальных новаций нет. Но нигде в мире цены на лекарства не регулируются и не регистрируются. В мире есть госполитика лекарственного обеспечения - либо через страховые фонды, либо прямое гособеспечение за счет госсредств и налоговых отчислений (как в Англии).

Только мы - дикая страна, которая торгует ВСЕМИ лекарствами, а значит, торгует здоровьем своих граждан. Пример: импортное лекарство, пройдя через таможню, сразу облагается налогом в 21% (НДС плюс таможенные пошлины) - значит, люди, покупающие лекарство, без которого они умрут, платят государству еще и этот налог, помимо всех прочих. То есть государство наживается на страданиях своих граждан, которые умирают. Это вообще гуманно, нормально?! По-моему, это чудовищно.

Далее, в законе вообще не говорится о централизованном лекарственном обеспечении, оно “появляется” только на региональном уровне. То есть и дорогостоящие технологии, и лечение редких болезней, что сейчас оплачивается государством, больше им оплачиваться не будут, а это значит - никем. У регионов нет таких налоговых поступлений, чтоб оплачивать дорогостоящие лекарства. Таких “тяжелых” пациентов в одном регионе может быть много, в другом мало, так что иной регион может “просадить на пациента” почти весь свой бюджет. Пример - борьба за жизнь пациентов с мукополисахаридозом, когда в одних регионах им удается добиться лечения, а в других нет - и они там могут умереть просто из-за того, что в регионе действительно нет денег!

А мелочная “централизация” и концентрация прав и полномочий в руках Минздрава в проекте доходит до абсурда. В определении лекарства от редких болезней сказано, что оно применяется здесь в случае, если заболевание входит в список редких, который устанавливает Минздрав. Это кажется бредом, потому что нигде в мире Минздрав “редкость” заболевания не определяет - оно либо редкое согласно определению, международным канонам, либо нет! А у нас вдруг Минздрав будет какой-то свой список устанавливать... Получается, в итоге люди должны будут “занести” кому-то, чтоб их признали “редкими больными”?! Если лекарство не попало в перечень ЖНВЛС, то на него не регистрируется цена - и люди вообще не смогут его купить?.. Формулярный комитет РАМН считает жизненно необходимыми около двухсот препаратов из тех, которые не включены теперь в перечень ЖНВЛС (исключены не экспертами, а чиновниками!), - значит, люди не смогут их приобрести?.. А там орфанные препараты, лекарства от редких и тяжелых болезней, для лечения шизофрении, эпилепсии, паркинсонизма, опухолей, заболеваний простаты!..

К сожалению, против лома нет приема. Проект просто “ведется за руку” и принимается почти в том же виде, в каком и был написан.





оставить комментарий
страница1/5
Дата12.10.2011
Размер1.14 Mb.
ТипИнтервью, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх