Концепция информационного общества. Понятие мирового информационного порядка icon

Концепция информационного общества. Понятие мирового информационного порядка


Смотрите также:
Концепция информационного общества Д. Белла. Концепция информационного общества Э. Тоффлера...
Мониторинг как инструмент разработки и совершенствования стратегий и программ развития...
Концепция развития информационного общества Европейского Сообщества 13 Выводы: 17...
Характеристика информационных технологий Понятие информационной технологии Понятие...
Партнерство для развития информационного общества в России и его региональный сегмент на...
Комплекс организационных форм инновационной деятельности 32 Роли специалистов в инновационной...
Международная научно-теоретическая конференция коммуникативные стратегии информационного...
В. А. Хайченко, нпф «скибр», Москва, Россия Понимание Информационного общества в России и в Мире...
ОТчет о женевском этапе всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества...
Сухотерин Леонид и Юдинцев Иван...
О стратегии развития информационного общества в Республике Беларусь на период до 2015 года и...
Отчет о Тунисском этапе Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7
вернуться в начало
скачать
Глава 2. Институты и технологии управления современными информационными процессами.


В этой главе мы рассмотрим, как субъекты мировой политики упорядочивают современные информационные процессы.


Изначально теоретики выделяли 3 основных модели развития информационного общества:

1. Европейская модель, в которой значительная роль отводится государству и правительственным структурам в вопросах контроля и решения ряда проблем в информационной сфере. И в то же время важной функцией государства является развитие рыночных инициатив в развитии информационно-коммуникационных технологий. Попытки достижения баланса между государственным и рыночным регулированием информационной сферы выражены в таких документах как Резолюция ЕС 1993 года, отчете датского правительства “Информационное общество 2000” и др.77.

2. Американская модель информационного общества предполагает сведение к минимуму роли государства и делает акцент на рыночных механизмах развития. Такая политика направлена на повышение качества информационных услуг, интенсификацию развития информационно-телекоммуникационных технологий на основе частных интересов.

3. Восточная модель – это попытка разработать альтернативный западному подход к развитию информационного общества. В основе этой модели лежит сотрудничество государства и рынка с учетом культурных особенностей и традиций. Эта модель также называется модель экономического сотрудничества государства и рынка и предполагает вмешательство государства в принятие решений в области крупных вложений частного капитала и активное участие государства в создании национальной информационной инфраструктуры (Япония, Индия, Китай, Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг).


Некоторые исследователи выделяют только две модели – «западную» (либерализация рынка) и «восточную» (сотрудничество государства и рынка) .78


Практика показывает, что не стоит абсолютизировать выделенные модели: они скорее декларируют общие принципы, но, как мы увидим, со временем государства вырабатывают общую глобальную модель управления информационными процессами.


Сначала мы рассмотрим эволюцию институционального становления глобального информационного порядка, преимущественно с точки зрения государств.


§ 1. Эволюция институционального становления глобального информационного порядка


Начнем с того, что рассмотрим эволюцию институционального становления глобального информационного порядка, преимущественно с точки зрения государств.

Главным и первым формальным институтом глобального управления в информационной сфере является Международный союз электросвязи (International Telecommunication Union (ITU)) - структурное подразделение ООН, разрабатывающее международные стандарты для телекоммуникаций и документацию многих сетевых стандартов. Учитывая его роль, уместно сказать о его истории:

История ITU начинается в 1865 году, когда был создан Международный Телеграфный Союз (International Telegraph Union). После ряда преобразований он получил название Международный союз телекоммуникаций (International Telecommunication Union) и официально вступил в действие 1 января 1934 года.

В 1947 г. (15 октября) Международный союз телекоммуникаций стал специализированным агентством ООН.79

В настоящее время его основными функциями являются разработка международных стандартов информатизации, координация деятельности государств в данной сфере, обеспечение международного сотрудничества между государствами и негосударственными организациями по вопросам информатизации, экспертная деятельность, разработка стратегий развития информационного общества и др. Союз отвечает за принятие международных соглашений, инструкций и стандартов, управляющих связью, а также активно участвует в организации международных конференций, саммитов по проблемам информационного общества, выработке мер по регулированию информационного пространства. Функции союза отражены в его структуре.80

Функции стандартизации ранее выполнялись группой в составе Международного союза электросвязи, называвшейся CCITT, но после реорганизации 1992 года CCITT (Международный Консультативный Комитет по Телеграфии и Телефонии (МККТТ)) больше не существует как отдельный орган. Это один из примеров, указывающих на тенденцию к централизации и унификации управления информационной сферой.

Именно этот с трибуны Международного союза электросвязи впервые прозвучал призыв к международному сотрудничеству в сфере управления ИКТ.

Основы глобального информационного подряда формировались на национальном уровне, в развитых странах, преимущественно в США, где впервые стали обсуждаться вопросы формирования информационного общества на государственном уровне.

Еще в 1960-70-х годах там был проведен ряд исследований, которые выявили возрастающее значение информационных секторов в экономике страны и обозначили перспективы использования новых технологий в других сферах81.

В начале 90-х гг. Альберт Гор-младший выдвинул новую сетевую инициативу NREN (National Research and Education Network — Национальная сеть для исследований и образования). В 1991 г. внесенный им билль стал законом — High Performance Computing Act, 194-м законом Конгресса 102-го созыва (Public Law — 102-194)82.

В сентябре 1992 г. в США была проведена рабочая конференции по NREN, организатором и спонсором которой выступил Национальный научный фонд. Целью конференции была выработка политики в области NREN (в результате было опубликовано 18 работ по научно-технической политике).

23 февраля 1993 г. исполнительное бюро Президента опубликовало в Вашингтоне Меморандум У. Дж. Клинтона и А. Гора “Технология экономического роста Америки. Новое направление, которое предстоит создать”. Меморандум стал первым документом, официально провозгласившим инициативу NII (National Information Infrastructure, инициатива развития информационной инфраструктуры).

В 1993 году США стали инициировать международное обсуждение проблем информационного общества.


В 1993 году вице-президент США А. Гор выступил на конференции Международного союза телекоммуникаций. Одной из тем его выступления было создание глобальной информационной инфраструктуры.


Инициатива США нашла отклик в других странах. Вслед за ними в разработку проблематики общества знания активно включился Европейский союз.

На заседаниях Комиссии Европейских Сообществ (КЕС) (исполнительный орган ЕС) начинается обсуждения формирования информационного общества. В выпущенном в 1993 году докладе КЕС «Рост, конкурентоспособность, занятость - вызовы XXI века и пути в него» говорилось, что информационное сообщество имеет существенный потенциал, способствующий устойчивому развитию, росту конкурентоспособности, увеличению рабочих мест, улучшению качества жизни каждого европейца83.

КЕС подготовила несколько основополагающих документов по развитию информационных и коммуникационных технологий. Первым и главным среди них был так называемый «Доклад Бангеманна», одним из авторов которого был Мартин Бангеманн, комиссар Европейского Союза. Доклад назывался «Европа и глобальное информационное общество» и содержал развернутый анализ и рекомендации для ЕС. Соответствующий документ был опубликован в 1994 году к заседанию Европейского Совета на о. Корфу: «Рекомендации Европейскому Совету: Европа и глобальное информационное общество». Основным политическим курсом стала либерализация телекоммуникационного хозяйства с целью повышения его эффективности и конкурентоспособности. Развитие и финансирование информационной инфраструктуры предлагалось возложить в основном на частный сектор.


Следуя за историей, снова поднимемся на уровень межгосударственных отношений.

В июне 1994 г., через полтора года после Меморандума Клинтона — Гора (23 февраля 1993 г.) и через месяц после выхода доклада Бангеманна (26 мая 1994 г.) в Неаполе лидеры стран Большой семерки (Group of seven, G7; теперь Большая восьмерка, Group of eight, G8) подчеркнули необходимость разработки всемирных проектов информационного общества.


И уже после этого (сразу) КЕС был разработан конкретный план действий объединенной Европы по построению информационного общества. Это произошло в июле 1994 года, документ получил название «Европейский путь в информационное общество». 84

В структуре основных направлений политики КЕС появился раздел «Информационное общество» (Information Society)85. А в декабре 1994 года Комиссия создала Бюро по проектам информационного общества (Information Society Project Office, ISPO) и Центр активности в сфере информационного общества (Information Society Activity Center, ISAC). (Подробное описание функций, ресурсов и основных направлений деятельности см. в источниках).

Но Европа не смогла разогнаться на старте информационной политической гонки, что лишило ее многих преимуществ в этой сфере.

«Между Меморандумом Клинтона — Гора (23 февраля 1993 г.) и созданием ISPO (декабрь 1994 г.) прошло почти два года. Если проследить события, связанные с IS, то можно увидеть, что весь громоздкий механизм ЕС работает существенно медленней, чем американский механизм взаимодействия Президента с Конгрессом»86.


С середины 90х в решение задач глобального управления информационной сферы включается бизнес и экспертное сообщество.

В феврале 1995 г. в Брюсселе состоялась встреча министров, ответственных за развитие проектов информационного общества. Помимо министров и делегаций со стороны Франции, Германии, Великобритании, Италии, Японии, США и Канады в ней приняли участие лидеры мирового бизнеса в области информационно-телекоммуникационных и развлекательных технологий (представители фирм ICL, Walt Disney, Time Warner, Silicon Graphics, SEGA Enterprises, Apple Computer, British Telecom, Siemens и другие), а также крупные ученые87.

Министры определили одиннадцать глобальных проектов информационного общества:

- глобальная опись (GIP, Global Inventory Project) (единое собрание всей информации о проектах, проработках и т. п., поддерживающих развитие информационного общества; центральный поисковый механизм хранит индексы примерно 2000 проектов и предоставляет многоязыковой интерфейс к ним) — за нее ответственны Европейский Союз и Япония

        - глобальная интероперабельность широкополосных сетей (GIBN, Global Interoperability of Broadband Networks) — Канада и Япония (Проект GIBN содержит 19 основных прикладных проектов. Он помог стимулировать взаимосвязь целого ряда высокоскоростных национальных и региональных исследовательских сетей.)

        - транскультурное обучение и инструктирование (Trans-Cultural Education and Training, Tel & Lingwa) — Франция и Германия
        - электронная универсальная библиотека (Electronic Libraries, Bibliothica Universalis) — Франция и Япония (Проект “Универсальная библиотека” является на самом деле развитием проекта “Александрия” Л. Эллисона)
        - мультимедийный доступ к всемирному культурному наследию (Multimedia Access to World Cultural Heritage) — Италия и Франция
        - управление окружающей средой и природными ресурсами (Environment and Natural Resources Management) — Канада
        - глобальное управление чрезвычайными ситуациями (Global Emergency Management Gemini) — США
        - глобальные прикладные задачи здравоохранения (Global Healthcare Applications) — Европейская комиссия
        - правительство в режиме он-лайн (Government On-line) — Великобритания
        - глобальный рынок для малых и средних предприятий (Global Market place for SMEs) — Европейская комиссия, Япония, США
        - морское информационное общество (MARIS, Maritime Information Society) — Европейская Комиссия, Канада.

(См. подробно в источниках.)

Первоначально данные проекты планировалось завершить в 1998 г., но затем срок был отложен до начала 1999 г.


Продолжим рассматривать национальные инициативы передовых стран:

В феврале 1997 года американская администрация выдвинула инициативу «Совершенствование правительственной деятельности через новые технологии», которая включала программы по обеспечению открытого доступа к правительственной информации (программа «Открытый доступ к правительственной информации. Совершенствование через информационные технологии»), по созданию электронного правительства и др.


Со 2й половины 90-х активизировалась деятельность ЕС в сфере ИКТ. Советом Европы периодически проводятся конференции по вопросам ИКТ и СМИ (например, Европейская конференция министров по политике в области средств массовой информации), результатом которых становятся соответствующие рамочные нормативные документы, декларации88. Европейская комиссия (КЕС) инициирует различные программы и проекты в сфере ИКТ. Например, проект “NICE” программы ACTS (Advanced Communications Technologies) 4-й Рамочной программы Европейской комиссии. Официальным участником программы NICE/ACTS стала Россия, представленная первоначально тремя организациями: Институтом органической химии РАН (Центр управления научной и образовательной сетью FREEnet), Ярославским государственным университетом (Университетский центр Интернет) и Международным телекоммуникационным центром, расположенным в Новосибирске. За 4-й Рамочной программой КЕС последовала и 5-ая (Fifth Framework Programme of the European Community for Research, Technological Development and Demonstration activities (1998-2002))89, и 6-ая (2002-2006, была принята Советом Министров ЕС 3 июня 2002 года). Программы утверждаются Европейским Парламентом и Советом Министров ЕС, однако к участию в них представители других государств кроме ЕС, и их круг постепенно расширяется.


Национальные и региональные организации и институты проявляют инициативы в развитии ИКТ не только локального, но и глобального масштаба, утверждая свой авторитет и расширяя свое влияние в этой сфере. Наибольшего успеха добиваются США, но Европа также старается не отставать. Например, еще в 1998 году ЕС был организован международный конгресс «Information Society Technologies» в Вене (Австрия), который в итоге стал основой первого глобального интерактивного форума в сфере ИКТ. Европейский конгресс был расширен до масштабов Международной видеоконференции Global360 (1998 г.), на его основе была обеспечена интеграция с параллельными мероприятиями в других странах. Система видеоконференции была организована по сетевому принципу и включала 19 аудиторий в Америке, Европе и Азии, в том числе в этой конференции участвовала Россия (Межрегиональная распределенная конференция «Глобал-Россия» - включала 4 локальных аудиторий и 5 демонстрационных залов в Москве, С.-Петербурге, Новгороде, Кемерово, Краснодаре, Саранске и Ярославле). Общая продолжительность трехдневного вещания составила около 29 часов и включала доклады параллельных мероприятий и доклады из локальных аудиторий90.


Первые всемирное обсуждение проблем управления новыми информационно-технологическими процессами состоялось уже в новом тысячелетии. было инициировано Всемирным Экономическим Форумом (World Economic Forum) в Давосе в начале 2000 года с учреждением WEF ICT Taskforce91. Этой рабочей группой были подготовлены начальные материалы, которые легли в основу Окинавской Хартии глобального информационного общества (Okinawa Charter on the Global Information Society), принятой в июле 2000 года на саммите глав стран "Большой восьмерки".


За форумом снова следует активизация национальной политики, пока на западе, и пока это в основном выработка основных приоритетов, принципов. Например, в марте 2000 года Европейская Комиссия приняла новую десятилетнюю программу «Электронная Европа» (e-Europe), основными задачами которой стали обеспечение компьютерами и Интернетом всех предприятий и образовательных, культурных учреждений, финансирование развития новых технологий. (По мере разработки и реализации программа была пересмотрена. Сегодня выполняется План действий, принятый в соответствии с программой eEurope 200592).

Отличием западных программ является нацеленность на продвижение западной культуры посредством ИКТ, о чем открыто говорится в планах и концепциях. Так, например, одной из целей программы «Электронная Европа» является «поддерживать распространение европейской культуры через создание «цифровой» литературы»93.


Эти выработанные государствами приоритеты легли в основу обсуждений вопросов управления информационным обществом на международном уровне в рамках G8. Была принята Окинавская Хартия глобального информационного общества94 (22 июля 2000г.) – рамочный документ, в основном посвящена проблеме «цифрового разрыва» (digital divide) и призывает государства к сотрудничеству:

«Настоящая Хартия является прежде всего призывом ко всем как в государственном, так и в частном секторах, ликвидировать международный разрыв в области информации знаний. Солидная основа политики и действий в сфере ИТ может изменить методы нашего взаимодействия по продвижению социального и экономического прогресса во всем мире. Эффективное партнерство среди участников, включая совместное политическое сотрудничество, также является ключевым элементом рационального развития информационного общества».


По итогам международных обсуждений, разработкой национальных концепций информационного общества начинают заниматься другие страны. Пока это страны «Большой восьмерки»: с ноября 2000 года Япония, а несколько позже – и Россия, где были приняты соответствующие программы, и на федеральном уровне (ФЦП «Электронная Россия»,952002-2010 гг.), и на региональном уровне («Электронная Москва», «Электронный Санкт-Петербург» и др.).

Деятельность России по управлению информационными процессами мы рассмотрим отдельно, а здесь остановимся на Японии. Опыт Японии в сфере управления ИКТ представляет особый интерес, так как Япония является одной из ведущих стран в области новейших технологий. Несмотря на высокий уровень технологического развития, до включения в глобальный дискурс информационного общества Япония значительно уступала США и Европе в отношении управления информационной сферой. Здесь больше внимания было уделено самим технологическим процессам. Стимулом к изменению национальной политики в области управления ИКТ стало подписание Окианавской Хартии. Информационное общество Японии с 2000 года, имея сильную государственную поддержку, стало развиваться очень быстро.

Фраза "Революция в сфере информационных технологий" практически стала мантрой Премьер-министра Йоширо Мори, когда он возглавил Кабинет Министров в апреле 2000. И. Мори взял в свои руки инициативу по созданию правительственной структуры по продвижению политики информационной революции, в то время как Соединенные Штаты захватили лидерство в сфере IT и, по мнению многих экономистов, явно наслаждались своим экономическим ростом, который поддерживался продвижениями в сфере развития информационных технологий. В июле 2000 году в структуре Кабинета Министров был создан Совет по развитию в области информационных технологий. Под руководством самого Премьер-министра и председательством Президента корпорации Sony Нобаюки Идеи. Советом был принят пятилетний план развития в стране информационной инфраструктуры – «Цели Совета по развитию информационных технологий» 96.

Эта программа вторит государственным программам, инициированным западными государствами-членами «Большой восьмерки» после принятия Окианавской хартии, и соответствует основным ее положениям. Совет в Японии строится по заданной в рамках международного взаимодействия модели: в его состав входят не только члены Кабинета Министров, но и независимые эксперты, научные деятели, а также руководители ведущих компаний в стране. Японская программа практически аналогична программам европейских стран, а также, например, российской (хотя эти страны находятся на разном уровне развития по ИКТ), основное направление программы (плана действий) в каждом из государств – расширение круга пользователей Интернета. В 2001 г. лишь 11% Японцев имели выход в Интернет, Япония занимала на 2001 г. лишь 14 место по уровню доступа в Интернет после таких стран, как Сингапур, Австралия и Бермуды. Однако вмешательство государства значительно расширило массовое потребление ИКТ продукции. Рынок электронной коммерции был расширен в Японии почти в 10 раз с 2001 по 2003 год. Также были внедрены (как и в других странах) системы электронного правительства.

В Японии также был принят закон «Об информационных технологиях», который регулирует основные отношения в информационной сфере, и закон от 24 ноября 2000 г. «О формировании общества перспективных информационных и телекоммуникационных сетей».


Вернемся к рассмотрению деятельности «Большой восьмерки».

В соответствии с Окинавской хартией была также создана рабочая группа по использованию цифровых возможностей (Digital Opportunity Task Force), основной задачей которой стала интеграция на международном уровне усилий для преодоления существующего глобального цифрового разрыва и решения других проблем:


«Мы договорились об учреждении Группы по возможностям информационной технологии (Группа ДОТ), чтобы объединить наши усилия в целях формирования широкого международного подхода. Группа ДОТ будет созвана в кратчайшие сроки для изучения наилучших возможностей подключения к работе всех участников»97.


Формирование Группы DOT-Force завершилось к ноябрю 2000 года. В нее вошли по три представителя от каждой из стран «восьмерки»: один от государственных органов, один от частного бизнеса, один от некоммерческих организаций,98 а также представители международных организаций.

Участие наряду с национальными правительствами других частных и общественных организаций отражает общую ориентацию государств и государственных объединений на взаимодействие с бизнесом и НКО, включение их в решение государственных проблем. Основные задачи группы были обозначены как выработка рекомендаций для «продвижения международного сотрудничества с целью формирования политического, нормативного и сетевого обеспечения, а также улучшения технической совместимости, расширения доступа, снижения затрат, укрепления человеческого потенциала, а также поощрения участия в глобальных сетях электронной торговли». Финансирование Группы DOT-Force осуществлял Всемирный Банк, кроме того, Всемирный банк в качестве одной из восьми международных организаций непосредственно был вовлечен в деятельность Рабочей группы. Постоянным представителем Всемирного банка в Dot Force был д-р Мамфела Рамфеле (Mamphela Ramphele), управляющий директор Всемирного банка99.

DOT-Force было расширением WEF ICT Taskforce.


Группе DOT-Force было поручено подготовить доклад и план действий по использованию возможностей новой глобальной информационной ситуации. Результаты ее работы были представлены лидерам G8 на саммите в Генуе в июле 2001 г. Генуэзский план действий (Genoa Plan of Action), выработанный группой, был утвержден лидерами стран восьмерки.100

Были определены основные приоритеты деятельности государств в сфере ИКТ.

Во-первых, это инвестиции «человеческого», «интеллектуального капитала» (human capital), привлечение внимания развивающихся государств к проблемам образования.

Во-вторых, создание инфраструктуры доступа к информационным ресурсам и средствам связи.

Третьим приоритетным направлением стало развитие электронной экономики, которая может стать средством повышения экономического благосостояния государств.

Государствам-участникам было рекомендовано разработать национальную стратегию развития информационных технологий, которая бы стала основой дальнейших шагов каждого государства в информационной сфере. Национальные стратегии должны были соответствовать утвержденным принципам развития сферы ИКТ:

- принцип дерегулирования, либерализации информационного рынка

- создание общественных информационных центров (коммуникационных узлов), способных донести информационные технологии в отдаленные и труднодоступные районы

- использование возобновляемых источников энергии применительно к функционированию средств доступа к информационным ресурсам и сетям.


Один из главных выводов экспертного совета касался статуса государств в управлении информационной сферы. Государствам не рекомендуется:

Устанавливать какие-либо политические или административные ограничения на развитие информационных технологий и информационного обмена. Следствием этого, в частности, является недопустимость лицензионных или сертификационных ограничений информационной деятельности.

Нежелательно дополнительное налогообложение информационных услуг, равно как и дополнительные таможенные пошлины на соответствующее оборудование.

Государство не должно самостоятельно участвовать в информационной экономике, становится конкурентом частному бизнесу.

Не должно существовать каких-либо ограничений на свободную миграцию квалифицированных специалистов в области информационных технологий.

В качестве одного из приоритетов было обозначено развитие трансграничной электронной торговли.

Все эти и другие аналогичные меры, как заключили подписавшие хартию государства, - это меры по сокращению цифрового разрыва, который справедливо рассматривался в контексте экономического и социального разрыва (напомним, что 4,8 миллиарда людей на нашей планете из 6 миллиардов живут в бедности). Далее мы увидим, что после вынесения этих проблем на обсуждение в рамках всего мирового сообщества, сами развивающиеся страны иные способы решения проблем цифрового разрыва.


По решению Генуэзского саммита, где были представлены результаты работы DOT-Force, мандат G8 DOT-Force был продлен на год, до встречи в Кананаскисе. А в ноябре 2001 года была учреждена рабочая группа под эгидой ООН (UN ICT Taskforce), выполняющая консультативную роль при Генеральном секретаре ООН по вопросам ИКТ и информационного общества. Во время встречи восьмерки в Кананаскисе летом 2002 года было решено передать функции G8 DOT-Force сформированной в рамках ООН UN ICT Taskforce,101 что стало дополнительным расширением экспертного совета.


Главным событием в области решения глобальных проблем управления информационной сферой стала Всемирная встреча на высшем уровне по вопросам информационного общества (World Summit on the Information Society (WSIS)), которая была инициирована Международным Союзом Телекоммуникаций (International Telecommunication Union, ITU). Фактически это первое всемирное обсуждение механизмов управления информационным обществом. Его участниками были представители 175 стран мира: главы правительств (характерно для развивающихся стран), соответствующих министерств и агентств (характерно для развитых стран), и др., а также представители международных организаций, частного сектора и некоммерческих организаций. Саммит был запланирован для проведения в две фазы - в Женеве в декабре 2003 года и в Тунисе в ноябре 2005 года.

Одной из главных интриг и самых спорных вопросов саммита стал вопрос регулирования Интернета.

На первой подготовительной встрече (PrepCom1) в Женеве в июне 2002 года вопрос управления Интернетом практически не рассматривался. Однако после проведения серии региональных совещаний (Бамако, май 2002, Бейрут, февраль 2003 года и др.) этот вопрос оказался ключевым на PrepCom2 в Женеве (февраль 2003 года).

Ни на этой подготовительной встрече, ни в процессе последующих встреч в Женеве (PrepCom3, сентябрь 2003 года, PrepCom3bis, ноябрь 2003 года) не было достигнуто согласие по вопросу управления Интернетом.

В результате была назначена дополнительная встреча - PrepCom3bis+ в Женеве в начале декабря 2003 года, непосредственно перед началом Всемирного саммита по вопросам информационного общества, на которой была достигнута окончательная договоренность о невозможности договориться ("agreed to disagree"), и принято решение не выносить вопрос на Женевский этап саммита.

Было решено обратиться к Генеральному Секретарю ООН с предложением создать международную рабочую группу с поручением подготовить предложения ко второму этапу Саммита в 2005 году. Группа должна, помимо прочего, подготовить рабочее определение управления Интернетом (Internet Governance), выявить ключевые вопросы публичной политики и разработать согласованное представление о ролях и ответственностях правительств, межправительственных и международных организаций, частного сектора и организаций гражданского общества в этом вопросе102.


Также спорным вопросом стала перспектива создания специального фонда для сокращения "цифрового разрыва" между богатыми и бедными странами мира. Этот вопрос также не был решен на Женевском этапе.

Возможность создания добровольного "Фонда цифровой солидарности", за которую активно выступали бедные страны мира, была также отложена до тунисского этапа.

Другие наиболее острые вопросы саммита были связаны с правами человека, интеллектуальной собственностью, безопасностью информационных ресурсов.


Результатом Женевского этапа саммита стало принятие Декларации103 и Плана действий104, предусматривающего, в частности, обеспечение к 2015 году всех населенных пунктов планеты доступом в Интернет. ("План действий" является рамочным документом и не обязывает участников саммита выполнять все его положения, делая поправки на национальные особенности.) По словам первого заместителя министра связи РФ Андрея Короткова, Декларация представляет собой довольно сжатый документ, который формулирует основные векторы развития информационного общества и модели его построения. Участники саммита подтвердили в Декларации свою приверженность принципам свободы печати, а также независимости, плюрализма и разнообразия средств массовой информации.


Относительно управления Интернетом, основной конфликт подготовки всемирного саммита состоял в следующем:

«Некоторые правительства, в основном развитых стран, включая США и страны Европейского Союза, при поддержке частного сектора заняли позицию, что регулирование Интернета должно сводиться к техническим вопросам и продолжать сложившуюся практику. При этом в центре процесса должна продолжать стоять полугосударственная организация ICANN (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers), осуществляющая это регулирование сегодня.

Однако значительная группа стран под руководством Китая и членов так называемой «Группы 20» (Бразилия, Южная Африка, Индия и другие) заняла существенно отличающуюся позицию. С их точки зрения, управление Интернетом включает гораздо более широкий круг вопросов, включая борьбу со спамом, незаконным контентом и т.д. Фактически эта позиция сводится к установлению цензуры в Интернете.

Для реализации глобального управления Интернетом этими странами предлагается передача контрольных и управляющих функций под эгиду одной из межправительственных организаций в рамках ООН, возможно, Международному Союзу Телекоммуникаций. Организации гражданского общества, участвовавшие в подготовке Всемирного саммита, заняли третью позицию, предлагая создание децентрализованного механизма с распределением обязанностей и ответственностей между различными организациями»105.


Что касается позиции Российской Федерации по этому вопросу, то процессе подготовки Женевского этапа Россия не поддержала в споре ни одну из сторон. Эта позиция окончательно не выработана до сих пор. Представители министерства делают неоднозначные заявления. Например, по сообщению IT-Daily, 6 октября 2004 года руководитель Федерального агентства по информационным технологиям Матюхин заявил, что российские власти еще не определились до конца, какой именно подход к проблеме они поддержат, «однако уже точно можно сказать: на саммите Россия будет выступать единым фронтом с Китаем». Сам лично Владимир Матюхин считает более привлекательным северо-американский подход106.

Российские средства массовой информации практически полностью игнорировали этот вопрос.


16-18 ноября 2005 г. прошел второй (заключительный) этап Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества (World Summit on the Information Society (WSIS)), на котором был представлен Доклад Рабочей группы по управлению Интернетом (UN ICT Taskforce)107 и на его основе была принята Тунисская программа информационного общества (Tunis Agenda for the Information Society)108 и были выработаны решения основных спорных вопросов по управлению информационной сферой.

В результате рассмотрения нескольких моделей управления Интернетом, было решено, что правительство США будет осуществлять односторонний контроль за всемирной сетью, «по историческим причинам». ИКАНН будет по-прежнему обеспечивать техническое управление Интернет. Однако при этом будут пересмотрены некоторые подходы к управлению, в частности, политика присвоения IP-адресов, которая станет более сбалансированной на географической основе.

Стороны признали, что помимо технических, существуют социально-политические и экономические проблемы, связанные с управлением Интернетом.

В связи с этим и в связи с желанием других сторон участвовать в управлении сетью, было принято решение о создании консультативного органа при участии государств, бизнеса и представителей гражданского общества, официальное название которого - Форум по вопросам управления использованием Интернета. Генеральному секретарю ООН поручено провести первое собрание нового органа ко второму кварталу 2006 года.

Что касается другого спорного вопроса – создание специального фонда для реализации программ помощи бедным странам и сокращению цифрового разрыва - был создан Фонд цифровой солидарности, но участие в его формировании будет осуществляться не на обязательной, а на добровольной основе.

Были утверждены принципы государственного дерегулирования и открытости информационных рынков. В то же время государства должны взять на себя финансирование расширения доступа к информационным сетям за счет развития технической инфраструктуры.


Это важнейшее событие в истории институционального становления глобального информационного порядка стало началом нового этапа в развитии информационной сферы и глобального общества в целом. Результаты Всемирной встречи – принятие основных документов – стали итогом долгого процесса согласований и политической борьбы всех заинтересованных участников информационных процессов. Сегодня глобальный процесс упорядочивания информационной стихии развивается в рамках договоренностей и решений, принятых на Всемирной встрече.


Итак, мы выделили основные события в истории институционализации современных информационных процессов. Отталкиваясь от логики истории, расставим наши акценты в предложении «Глобальный информационный порядок».






Скачать 1,83 Mb.
оставить комментарий
страница3/7
Дата28.09.2011
Размер1,83 Mb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх