Доклад по языковым правам национальных меньшинств в регионе обсе (Гаага, 10 марта 1999 года) icon

Доклад по языковым правам национальных меньшинств в регионе обсе (Гаага, 10 марта 1999 года)



Смотрите также:
Задачи обсе обзорная конференция обсе сентябрь 1999...
11 февраля 2009 года Латвия: Языковые требования ужесточаются...
Ежегодный доклад за 1999 год о деятельности обсе...
Новости русские встретились с представителями Верховного комиссариата обсе по делам национальных...
Всероссийский конкурс интеллектуальных проектов «Держава-2009» "Реликвии Русского зарубежья"...
Литовская Республика...
Программа заседания...
Список новых поступлений в библиотеку егу за март 2009 года...
"совет по правам человека" Доклад независимого эксперта по вопросам меньшинств Гей Макдугалл...
Моя Родина газета национальных меньшинств Украины Часть Вступление...
Доклад Комиссии по правам человека при Президенте Республики Казахстан...
По окончании календарного года, но не позднее 1 марта года, следующего за отчетным...



страницы:   1   2   3   4
скачать
Источник: справочная правовая система ЮРИСТ, 22.10.2008 19:18:13


Доклад

по языковым правам национальных меньшинств в регионе ОБСЕ

(Гаага, 10 марта 1999 года)

ПРЕДИСЛОВИЕ

В конце декабря 1996 г., обнаружив в ходе своей работы, что мне часто приходится заниматься делами, связанными с языковыми правами национальных меньшинств, я решил провести сравнительный анализ осуществления языковых прав во всех странах-участницах ОБСЕ. Я подумал, что будет особенно полезно рассмотреть существующую практику использования языка при получении образования, поскольку образование является основным фактором не только для сохранения языка, но и для сохранения самоопределения. Следовательно, я обратился с письмом к министрам иностранных дел всех стран-участниц ОБСЕ. К письму был приложен краткий вопросник. Я надеялся, что содержание официальных ответов выявит общие практические методы в этой области, также как и разнообразие существующих подходов, что будет полезно для каждого из нас.

К сожалению, чтобы ответить на мое письмо странам-участницам понадобилось намного больше времени, чем я предполагал вначале. Но, в конце концов, мне удалось получить ответы от всех, за исключением двух стран. После этого я поручил своим сотрудникам начать анализ полученной информации, что для них представляло собой дополнительное задание к их повседневной работе. Ввиду разнообразия ситуаций и используемых методов, разделение на категории и сравнение ответов оказались довольно трудным делом. Я, конечно, также осведомлен о том, что некоторые страны провели законодательную реформу после представления ответов на мой вопросник факт, который должен быть принят во внимание при ознакомлении с этим докладом.

Несмотря на трудности, связанные с проведением данного исследования, я надеюсь, что полученная информация и содержащийся здесь анализ будут полезны и интересны как политикам, так и другим лицам, заинтересованным в решении этой важной проблемы. В этой связи я хотел бы поблагодарить всех стран-участниц, откликнувшихся на мое обращение и предоставивших информацию. Я также хочу поблагодарить сотрудников моего аппарата, особенно моих юрисконсультов, за ту бесценную помощь, которую они мне оказали, а также профессора Стивена Ратнера (старшего преподавателя в Фулбрайте по вопросам, связанным с ОБСЕ), аналитический и литературный опыт которого внес большой вклад в составление первоначального проекта данного доклада.

Согласно нашим общим ценностям, любой человек в странах-участницах ОБСЕ должен полностью осуществлять свои права человека, включая и языковые права. Я знаю, что это особенно важно для национальных меньшинств, которых беспокоит сохранение и развитие их самоопределения. Я уверен, что мы можем построить открытую, безопасную и процветающую Европу, которая уважает и извлекает пользу из всего богатого многообразия культур и языков. Я надеюсь, что этот доклад внесет свой вклад в этом направлении.

Макс Ван дер Штул

Верховный комиссар по национальным меньшинствам

СОДЕРЖАНИЕ


I. Вступление

II. Процесс сбора информации

III. Обзор международных стандартов касательно языковых прав

A. Механизмы ОБСЕ

Б. Договора

B. Международное обычное право

Г. Другие документы

Д. Основные цели защиты языковых прав

IV. Анализ ответов государств на вопросник

A. Наличие государственного и официального языков и языков со специальным статусом

Б. Использование языков меньшинств в официальном общении

B. Обучение языкам меньшинств и обучение на языках меньшинств

Г. Включение вопросов, связанных с национальными меньшинствами, в программу общеобразовательной школы

Д. Осуществление права создавать частные школы

Е. Доступ к средствам общественной информации

Ж. Другие средства защиты для меньшинств

V. Выводы

Приложение: Вопросник, разосланный государствам

^ I. ВСТУПЛЕНИЕ

Согласно условиям Хельсинкского документа Конференции по безопасности и сотрудничестве в Европе 1992 года, Верховный Комиссар по национальным меньшинствам является "инструментом предотвращения конфликтов, по возможности на наиболее ранней их стадии". Его особый мандат предусматривает деятельность в качестве механизма раннего предупреждения конфликтов, а также раннего реагирования на те "связанные с национальными меньшинствами проблемы, которые ... потенциально могут перерасти в конфликт", в странах СБСЕ (ныне - ОБСЕ). Посредством постоянных консультаций с правительствами стран-участниц ОБСЕ и рекомендаций этим государствам, а, также действуя согласованно с действующим Председателем и другими институтами ОБСЕ, Верховный Комиссар пытается в ряде стран разрешить проблемы меньшинств.

Со времени своего вступления в должность в январе 1993 года, ныне действующий Верховный Комиссар обнаружил, что во многих странах ОБСЕ вопрос языковых прав для национальных меньшинств, приобрел большое значение. Этот вопрос возникает из того, что многие люди, принадлежащие к национальным меньшинствам, тесно связывают возможность свободно пользоваться собственным языком с вопросом самоопределения. Для большинства меньшинств язык так же, а может и больше, чем любой иной атрибут самоопределения (такой как общая религия или история), служит средством единения группы и источником самоопределения личности. Использование и сохранение культуры меньшинства оборачивается свободой передавать мысли, обычаи и другие признаки культуры на исходном языке меньшинства. Именно эта их способность говорить на данном языке, в основном, и отличает их от групп большинства в странах ОБСЕ.

Каждая страна в рамках ОБСЕ сталкивается с рядом различных вопросов, касающихся языковых прав, но в то же время, не найдется и двух стран проводящих в отношении них одинаковую политику. Страны-участницы ОБСЕ разными путями признают значение языковых прав в осуществлении прав меньшинств. Некоторые приняли специальные меры по защите и развитию языков меньшинств, используемых на их территории. Однако ряд проблем возник в тех странах, где государства, посредством внутреннего законодательства и иной практики, стремились ограничить возможности меньшинств говорить на их собственном языке, или позволили другим осуществить действия, которые привели к аналогичному результату.

Напряженность, возникшая в ситуации, когда национальным меньшинствам, не предоставляются достаточные права, подтолкнуло Верховного Комиссара к мысли подключить свой офис к ряду проблем языкового характера как к части своего мандата по предотвращению конфликтов. Государства, которые вводят или допускают подобную политику и практику, обычно оправдывают их доводом, что язык большинства, часто принятый в качестве официального или государственного языка, является важным объединяющим фактором в государстве, и что использование конкурирующих языков может предотвратить или нарушить национальное единство. Этот аргумент особенно часто используют, когда национальные меньшинства, вместе или отдельно, составляют значительную часть от общего населения страны. Однако международное право обеспечивает ряд прав для национальных меньшинств беспрепятственно пользоваться своим языком. ОБСЕ неоднократно поднимала и разрабатывала вопросы, касающиеся таких прав в ряде важных документов, самым значительным из которых является Документ Копенгагенской встречи Конференции по человеческому измерению 1990 года. Страны могут защищать эти права, используя различные подходы.

В качестве мандата Верховного Комиссара по предотвращению конфликтов, а также вследствие предложений некоторых стран, в 1996 году комплексный подход был определен как наиболее подходящий для проблемы языковых прав. Анализ и сравнение законов и действий всех стран-участниц вместе с учетом действующих правовых стандартов могли бы предоставить государствам понимание ряда возможностей для выполнения ими обязательств в этой области, а также осознание тех действий, которые не отвечают этим стандартам. Такой анализ мог бы повысить осведомленность государств в важности этого вопроса и возможностей защиты языковых прав как средства гарантировать внутригосударственное спокойствие и права человека. В результате было принято решение провести исследование политики, которую государства ОБСЕ проводят в сфере языковых прав, результаты которого будут подытожены в открытом докладе Верховного Комиссара.

^ II. ПРОЦЕСС СБОРА ИНФОРМАЦИИ

Мандат Верховного Комиссара (параграф 23) дает ему право на сбор и получение информации относительно положения национальных меньшинств из любого источника, за исключением того, который практикует или открыто поощряет терроризм или насилие. После консультаций с экспертами в области языковых прав, были определены те девять вопросов, которые должны были быть поставлены перед странами-участницами ОБСЕ.(1) Эти вопросы даны в Приложении, а также приведены до аналитического подведения итогов опроса в части IV этого доклада. Вопросы составлены по четырем основным аспектам языковых прав:

- статус отдельных языков в стране;

- пределы прав и возможностей для национальных меньшинств, использовать свой язык в отношениях с административными и судебными органами страны;

- роль языков меньшинств в общеобразовательной программе, в частности, в какой степени студенты имеют возможность изучать языки и культуры меньшинств, а также получать образование на языке меньшинства; и

- доступ национальных меньшинств к общественным средствам информации на их языке.

В своем письме от 10 декабря 1996 года Верховный Комиссар разослал вопросник министрам иностранных дел стран-участниц ОБСЕ. Большинство ответов было получено в первой половине 1997 года, а малая часть - осенью 1997 года. В некоторых ситуациях Верховный Комиссар послал напоминания тем государствам, которые не отвечали. За исключением Албании и Бельгии, все страны, получившие вопросник, ответили на поставленные в нем вопросы. Кроме того, три страны - Исландия, Лихтенштейн и Люксембург - заявив, что у них нет национальных меньшинств, не ответили на вопросы. (Другие государства, которые утверждали, что не имеют национальных меньшинств, тем не менее, предпочли ответить либо на некоторые, либо на все вопросы). Полный текст ответов 51 государства напечатан в Дополнении к этому докладу, который публикуется в отдельном томе.

Приведенные ниже анализ и сравнения целиком основываются на ответах государств, охваченных этим исследованием. Мы не консультировались с негосударственными источниками и не изучали официальные государственные источники, если они только в качестве дополнения не были включены в ответы, предоставленные государствами. В результате такого методологического решения Верховный Комиссар принимал во внимание пять факторов, присущих использованной здесь форме сбора информации:

1. Демографические аспекты каждой страны в отношении наличия меньшинств значительно различались среди стран-участниц ОБСЕ, включая численность национальных меньшинств, количество групп меньшинств и их географическую концентрацию. Мы столкнулись с различными ситуациями, начиная с многоязычных стран, чьи лингвистические группы не считаются меньшинствами, и странами, где проживает только небольшое число национальных меньшинств, и кончая теми странами, где меньшинств много. Кроме того, страны сталкиваются с различными экономическими ситуациями, которые могут повлиять на их действия в этой сфере. Вопросы формулировались достаточно широко для того, чтобы охватить всех стран-участниц ОБСЕ, но ответы отражают ряд конкретных ситуаций.

2. Отвечая на вопросы, разные страны предоставили различный уровень ответов и подробностей. Ответы были разнообразными начиная с заявления трех вышеуказанных стран, согласно которому у них нет национальных меньшинств или языков национальных меньшинств, и кончая ответами, присланными иногда в сопровождении соответствующей документации(2), в которых подробно описывались законы, действия и методы. Одни страны предпочли скомбинировать свои ответы, объединив несколько вопросов; другие предпочли ответить лишь на некоторые вопросы. Очевидно только, что отражение политики государств настолько полно и точно, насколько это позволяет официальный ответ. В результате, идеальные сравнения сделать невозможно.

3. Кроме различной степени подробностей, диапазон используемых государствами возможностей и методов для сравнения вызывает необходимость прибегнуть к некоторым обобщениям и группированию. Такое группирование не всегда отражает различия между странами, но оно необходимо для обеспечения определенной формы сравнительного анализа. Чтобы получить полную картину ответов разных стран, читатели могут обратиться к тексту ответов, целиком публикуемому в дополнении к данному Докладу.

4. Анализ ограничивается законами, политикой и практикой государства, которые нашли отражение в ответах государств. Он не дает ни независимого исследования реальной практики, ни оценки специфического контекста, в рамках которого приняты и применяются законы, и проводится конкретная политика в каждой стране. Хотя в отношении некоторых стран ОБСЕ Верховный Комиссар сосредоточился на подобных вопросах в рамках своей функции, направленной на предотвращение конфликтов, целью этого анализа не являлось оценка соответствия национальных законов и практики каждого государства с международными стандартами. (В самом деле, хотя обязательства ОБСЕ разделяются всеми странами-участницами ОБСЕ, специфические правовые обязательства могут различаться в соответствии с договорами, в которых эти страны являются сторонами). Скорее, как уже было отмечено, целью исследования является выявить диапазон существующей по этому вопросу практики в странах-участницах ОБСЕ и предложить общие комментарии по этому поводу.

5. Результаты, обсуждаемые в этом докладе, относятся ко времени, когда были получены ответы; в большинстве случаев это первая половина 1997 года. Вследствие временных ограничений и желания избежать другого раунда обращений к респондентам, мы не стремились получить никаких поправок или новых данных от государств. Таким образом, мы признаем, что определенная часть методов, описанных в этом докладе, на сегодняшний день может уже и не отражать политику того или иного государства. Верховный Комиссар, безусловно, осведомлен о проводимых в настоящее время законодательных реформах в ряде стран.

^ III. ОБЗОР МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАНДАРТОВ ПО ЯЗЫКОВЫМ ПРАВАМ

Языковые права национальных меньшинств подпадают под действие различных международных инструментов. Этот раздел доклада описывает, в общем, те механизмы, которые касаются языковых прав. Более подробно эти положения будут рассматриваться в контексте обсуждения конкретных вопросов.

^ А. Инструменты ОБСЕ

Документ Копенгагенской встречи Конференции по человеческому измерению 1990 года является наиболее значительной попыткой разработать стандарты защиты национальных меньшинств, что включает в себя также и языковые права. Как будет рассмотрено ниже, Копенгагенский документ обращен к целому ряду вопросов, таких как недискриминация, использование родного языка, его изучение и получение на нем образования. Не являясь договором, Копенгагенский документ имеет как политическое, так и правовое значение вследствие принятия его консенсусом стран-участниц ОБСЕ. Его политическая значимость заключается в готовности стран ОБСЕ принять положение, согласно которому защита, предоставляемая национальным меньшинствам, в частности та, что относится к языковым правам, является достойным делом, служащим на пользу Организации в сфере человеческого измерения, то есть: "права человека, основные свободы, демократия и принцип верховенства закона."(3) ОБСЕ уже давно признает, что нарушение политических обязательств так же неприемлемо, как любое другое нарушение международного права. ОБСЕ занимается вопросами нарушения этих инструментов так же, как и вопросами нарушения документов, подлежащих обязательному выполнению. О важности приверженности Копенгагенскому документу неоднократно упоминалось в последующих документах ОБСЕ. Заключительный акт Хельсинкского соглашения также включает обязанность придерживаться положений международного права.

^ Б. Договора

Кроме объявленных ОБСЕ стандартов, страны-участницы могут быть сторонами одного или более из трех отдельных групп договоров с обязательствами, подлежащими выполнению в законном порядке: всеобщие договора; европейские договора; и специальные договора, особенно на субрегиональном и двухстороннем уровнях, которые имеют отношение к вопросам, касающимся меньшинств. Основными всеобщими договорами являются Международный Пакт по гражданским и политическим правам ("ICCPR")(4), а также Международный Пакт по экономическим, социальным и культурным правам ("ICESCR")(5), заключенные в Нью-Йорке в 1966 году. Хотя эти соглашения напрямую не касаются прав меньшинств, ряд их положений имеет особое значение для языковых прав национальных меньшинств. Пятьдесят одна страна ОБСЕ являются сторонами как Международного пакта по гражданским и политическим правам, так и Международного пакта по экономическим, социальным и культурным правам.(6)

Основными европейскими договорами являются Конвенция по защите прав человека и основных свобод 1950 года ("ECHR")(7) и Рамочная конвенция по защите национальных меньшинств 1995 года ("Рамочная Конвенция"), обе принятые под эгидой Совета Европы.(8) Первый во многих отношениях аналогичен Международному пакту по гражданским и политическим правам, в то время как последний является первой современной пана-европейской конвенцией, специально направленной на защиту национальных меньшинств, и содержит ряд статей, связанных с языковыми правами. Сорок стран-участниц ОБСЕ являются сторонами Европейской конвенции по правам человека(9); 23 страны ОБСЕ являются сторонами Рамочной Конвенции.(10)

Третью группу договоров составляют специальные соглашения между европейскими государствами, которые не предназначены для принятия на пана-европейском или всеобщем уровне. Она включает в себя все еще действующие договора, заключенные после Первой и Второй мировых войн, касающиеся национальных меньшинств, такие как Лозаннский Договор 1923 года между Грецией и Турцией(11) и Мирный Договор с Италией 1947 года.(12) Таким же значением обладают и договора, которые недавно были заключены между различными соседними странами ОБСЕ, содержащие положения о меньшинствах.(13) Некоторые из этих договоров, например, между Румынией и Венгрией и Словакией и Венгрией, включают в себя Рекомендацию 1201 Совета Европы по Дополнительному протоколу к Европейской конвенции по правам человека, касающейся прав национальных меньшинств (хотя сама Рекомендация была отклонена Комитетом министров Совета Европы). Также надо отметить Соглашение по образованию Содружества независимых государств(14) и Конвенцию СНГ 1994 года, гарантирующую права национальных меньшинств.

Эти три группы международных договоров не исчерпывают действующее договорное право, касающееся языковых прав. Ряд других конвенций содержит общие положения по правам меньшинств, включая Конвенцию ЮНЕСКО против дискриминации в образовании 1960 года,(15) Конвенцию Международной организации труда 1958 года (N 111), касающуюся дискриминации в отношении занятости и профессии,(16) Международную конвенцию 1965 года по искоренению всех форм расовой дискриминации,(17) и Конвенцию по правам ребенка 1989 года.(18)

^ В. Международное обычное право

В равной степени обязательно для выполнения всеми государствами международное обычное право, которое имеет большое значение постольку, поскольку оно имеет отношение к защите национальных меньшинств. Обычное право относится к тем правилам, которые опираются на последовательную практику государств при необходимом понимании ими того, что поведение должно быть юридически оправданно (убежденность в правомерности - opinio juris).(19) В области прав человека ряд норм, включая некоторые из них, которые касаются меньшинств, рассматриваются как международное обычное право. Надо отметить, что Комитет ООН по правам человека, образованный в соответствии с Международным пактом по гражданским и политическим правам, заявляет, что право меньшинств пользоваться своей собственной культурой, исповедовать собственную религию или пользоваться собственным языком представляет собой международное обычное право.(20) Однако не так уж ясно, являются ли также обычными более подробными стандарты ОБСЕ или региональные методы.

^ Г. Другие документы

Наряду с вышеуказанными стандартами, имеются и другие важные документы, которые направлены на защиту языковых прав, хотя они и не создают для государств никаких обязательств юридического порядка. На всеобщем уровне в 1992 году Генеральная ассамблея ООН приняла Декларацию по правам лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам ("Декларация ООН 1992 года"), определяющую некоторые положения, которые делают попытку заняться многими вопросами, связанными с меньшинствами, которые не охвачены ни Международным пактом по гражданским и политическим правам, ни Международным пактом по экономическим, социальным и культурным правам.(21) В Европе, на субрегиональном уровне, 16 государств Центральной Европейской Инициативы разработали Механизм по защите прав меньшинств.(22) На европейском уровне Верховный Комиссар пытался предоставить странам руководство относительно желательной политики посредством созыва двух конференций независимых экспертов по правам меньшинств, которые представили ряд рекомендаций. Гаагские рекомендации 1996 года касательно прав национальных меньшинств на образование и Ословские рекомендации 1998 года касательно языковых прав национальных меньшинств, попытались конкретизировать различные существующие правовые и другие документы с целью предоставления странам четкого руководства по осуществлению обязательств ОБСЕ по меньшинствам.(23) Хотя эти рекомендации, по своей природе, официально являются негосударственными и не были приняты государствами посредством механизмов ОБСЕ, они, тем не менее, были представлены Верховным Комиссаром странам-участницам в качестве отправной точки и в основном были положительно приняты этими государствами.

^ Д. Основные цели защиты языковых прав

Защита языковых прав национальных меньшинств основана на двух основных принципах защиты национальных меньшинств, приведенных в вышеуказанных международных документах: праве на недискриминационное обращение при осуществлении всех прав человека и праве на содействие и развитие личности через свободу пользования таких специфических и особых аспектов жизни меньшинства, как свойственные этому меньшинству культура, религия и язык.

Первый такой принцип защиты, к примеру, предусмотрен параграфом 31 Копенгагенского Документа, статьями 2(1) и 26 Международного пакта по гражданским и политическим правам, статьей 14 Европейской конвенции по правам человека, статьей 4 Рамочной конвенции и статьей 3(1) Декларации ООН 1992 года. Этот принцип гарантирует меньшинствам получение любого рода защиты своих прав в независимости от их этнического, национального или религиозного статуса;(24) таким образом, они должны пользоваться теми же языковыми правами, которыми пользуются все лица в государстве, такими, как свобода самовыражения и право при уголовном преследовании быть информированным о выдвинутых против них обвинений на понятном им языке, в случае необходимости посредством бесплатно предоставляемого переводчика.

Второй основной принцип, обеспечивающий утвердительные обязательства защиты помимо недискриминации, предусматривается, к примеру, параграфом 32 Копенгагенского документа, статьей 27 Международного пакта по гражданским и политическим правам, статьей 5 Рамочной конвенции и статьей 2(1) Декларации ООН 1992 года. Этот принцип подразумевает права, относящиеся к меньшинствам именно в силу их статуса как меньшинства, например, право использовать свой язык.(25) Этот основной принцип необходим, поскольку чистая норма недискриминации может привести к принуждению лиц, принадлежащих к меньшинствам, тесно придерживаться языка большинства, и таким образом на деле отказу им в праве на самоопределение, поскольку с ними обращаются так же, как с любым другим членом большинства.(26)

Как право на недискриминацию, так и право на содействие и развитие личности служат продвижению вперед основной функции закона о правах человека - уважения к человеческому достоинству. Наиболее определенно об этом говорится в первой статье Рамочной конвенции: "Защита национальных меньшинств и прав и свобод лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, образует неотъемлемую часть международной защиты прав человека."(27) Языковые права и права меньшинств, в общем, помогают гарантировать то, что меньшинства могут реализовать и использовать те права, которыми пользуется большинство, либо сами по себе, либо при условии защиты только лишь общими для всех документами по правам человека.(28)

24. Параграф 31 Копенгагенского документа гласит:

Лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, имеют право полно и действенно осуществлять свои права человека и основные свободы без какой-либо дискриминации и при полном равноправии перед законом.

Статья 2(1) ICCPR гласит:

Каждая страна-участница настоящего соглашения берет на себя обязательство уважать и гарантировать всем индивидуумам на своей территории и под своей юрисдикцией права, признанные настоящим Соглашением, без какого-либо различия по признаку расы, цвета кожи, полу, языку, религии, политическим или другим взглядам, национальному или социальному происхождению, статусу при рождении или другому.

25. Например, статья 27 Международного пакта по гражданским и политическим правам гласит следующее:

В тех странах, где существуют этнические, религиозные или языковые меньшинства, лица, принадлежащие к таким меньшинствам, не должны быть лишены права в сообществе с другими членами своей группы, пользоваться своей собственной культурой, исповедовать и соблюдать свою собственную религию, или использовать свой собственный язык.

Право на содействие и развитие личности не может существовать без определенной ответственности самих меньшинств. Одним важным обязательством, изложенным в статье 20 Рамочной конвенции и статье 8(2) Декларации ООН 1992 года, является то, меньшинства не должны осуществлять свои специальные права, включая языковые права, тем способом, который препятствует осуществлению прав человека другими лицами, принадлежащими как к национальному большинству, так и к другим меньшинствам (или даже членами их собственного меньшинства). Во-вторых, рамки, в пределах которых государство обязуется осуществить положительные шаги для стимулирования самоопределения меньшинства, пока еще не очень определены. Безусловно, государство обязано осуществлять шаги для искоренения дискриминации против меньшинств в осуществлении основных прав человека.(29) Однако правовые стандарты также принимают во внимание и другие факторы, которые могут повлиять на способность государства поддерживать группы меньшинств, например, финансовые проблемы, могут ограничить способность государства предлагать образование на языке меньшинства всем лицам, принадлежащим к этому меньшинству. Подробнее этот вопрос обсуждается ниже.

^ IV. АНАЛИЗ ОТВЕТОВ ГОСУДАРСТВ НА ВОПРОСНИК

А. Наличие государственного и официального языков и языков со

специальным статусом

Вопрос 1: Какие языки имеют статус "государственного" или "официального" в вашей стране? Пожалуйста, предоставьте также соответствующую информацию касательно любых других языков, которые могут иметь специальный статус в вашей стране.

1. Международные стандарты

Ни один из всеобщих или региональных инструментов, описанных выше, не содержит официального определения "государственного" или "официального" языка.(30) На самом деле эти термины иногда употребляются государствами на взаимозаменяемой основе. Государства также могут использовать первый термин по отношению к историческому национальному языку (который часто берет начало в этой стране или является для нее единственным в своем роде), а второй термин - по отношению к языку, заимствованному у другого государства, который настолько широко используется в повседневной жизни, что воспринимается государством как официальное средство общения со своими гражданами. Кроме того, нет никаких международных стандартов относительно того, должны ли государства признать более чем один язык государственным для того, чтобы удовлетворить потребности национальных меньшинств (и, конечно, не существует обязательства иметь официальный язык), равно как не существует такого международно-принятого определения языков со специальным статусом. Скорее, стандарты относятся к особенным потребностям национальных меньшинств для общения друг с другом в своей группе и с теми, кто находится вне их группы.

2. Результаты опроса

Из 51 страны, вернувших заполненный вопросник, три (Венгрия, Швеция и США) ответили, что у них нет официального или государственного языков; в то время как Чешская Республика сообщила, что не существует определения такого термина, хотя статус чешского языка как официального языка подразумевается в некоторых законах.(31) Три страны (Греция, Лихтенштейн и Люксембург) не ответили на данный вопрос. Из остальных стран, 34 заявили, что имеют только один официальный язык; восемь стран заявили, что у них два официальных языка(32), а две страны (Швейцария и Босния и Герцеговина) заявили, что имеют три и более официальных языков. В то же время, надо подчеркнуть, что 22 из 34 стран отметив, что имеют только один официальный язык, дают специальный статус другим языкам. И в ряде этих случаев, государства особенно указали, что другой язык имеет статус "официального" в конкретном регионе страны.(33) Два государства с двумя официальными языками также отметили, что они предоставили специальный статус другим языкам.(34) В результате, только 12 стран, отвечая на вопрос, заявили, что имеют только один язык без предоставления специального статуса другим.(35)

3. Анализ результатов

Отсутствие международных стандартов в этой области делает трудным определение эталона для сравнений. Может показаться похвальным, что относительно немногие государства с одним официальным языком не дают специальный статус другим. В некоторых случаях это может отражать реальное отсутствие лиц, говорящих на других языках; в других случаях, это может представлять государственную политику ведения всего официального общения посредством официального языка (языков), даже хотя это может потенциально мешать осуществлению языковых прав национальных меньшинств. По тому, насколько государства решают принять более чем один официальный язык, или дать специальный статус другим языкам по всей стране или в отдельных регионах, можно определить уровень защиты языковых прав лиц, говорящих на этих языках. В таких государствах лица смогут более свободно общаться с государственными чиновниками, понимать официальные документы, видеть, как их дети обучаются на языке меньшинства, и иметь доступ к средствам массовой информации на своем языке. Следствием этого может быть лучшая защита от дискриминации. Так или иначе, ясно, что большинство стран дает (различными способами и в различной степени) официальный статус более чем одному языку.





оставить комментарий
страница1/4
Дата12.10.2011
Размер0,78 Mb.
ТипДоклад, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх