Л. Я. Аверьянов почему люди задают вопросы? icon

Л. Я. Аверьянов почему люди задают вопросы?



Смотрите также:
Л. Я. Аверьянов почему люди задают вопросы?...
Ваш священник Константин Пархоменко Вопросы прихожан Человек в храме: традиции и обряды...
-
Реферат на тему: Генетика и человек...
Арапов М. В. Системный анализ лексической структуры текстов // Системные исследования:...
Аверьянов С. Ф. Вопросы обоснования дренажа орошаемых земель...
Учебная программа Intel ® Обучение для будущего Шаблон визитной карточки проекта Щелкните по...
Аверьянов Л. Я. Искусство задавать вопросы. М., 1987...
Аверьянов Л. Я. Искусство задавать вопросы. М., 1987...
«Почему Солнце светит днем, звезды — ночью, а на Луне не живут люди»...
Стандартные вопросы: Расскажите о себе…...
Происхождение древнегреческой драмы и театра 5...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
вернуться в начало
скачать
^
ДВА АСПЕКТА ОДНОГО НАПРАВЛЕНИЯ


(Основные логико-философские направления исследования вопроса)


В настоящее время в исследовании вопроса и вопросно-ответных отношений можно выделить два основных направления: чисто фило­софское и формально-логическое. Такое разделение произошло не слу­чайно. Интерес, в основном, зарубежных логиков к проблемам вопроса и вопросно-ответных отношений был вызван бурным развитием ком­пьютерной техники (особенно последних поколений) и разработкой принципов общения человека (или, как принято говорить, пользовате­ля) с ЭВМ.

Создание искусственных языков неизбежно столкнулось с потреб­ностью разработки диалоговых систем, ибо любой такой язык пред­ставляет собой систему вопросов и ответов. Поскольку сначала созда­вались диалоговые системы для общения с компьютером, постольку ре­шение шло на уровне логико-формализованных систем, в которых символический язык отличался по форме от естественного.

Другая трудность, вытекающая из первой, заключалась в том, что речь должна была уже идти не об отдельном вопросе и ответе на него, как о единичном акте, а о целой системе вопросов и ответов на них. Задача, таким образом, оказалась вдвойне сложной, поскольку требо­валось определить логическую структуру не только отдельного вопро­са, но и некоторой их совокупности, т. е. возникла необходимость пе­рехода от описания логики одного вопроса к логике вопросов.

Решение этих и многих других практических задач невольно вы­водило логиков к исследованию проблемы логической структуры воп­роса, а философов к определению методологических принципов по­строения вопроса и раскрытию его природы, как особой формы мыш­ления. Возникла потребность в разработке логических и методологи­ческих основ отдельного вопроса, а затем и методологических принци­пов построения диалоговых систем.

В нашей научной литературе интерес к проблемам вопроса стали проявлять в основном логики, работавшие в рамках философских исс­ледований и нельзя сказать, что он был бурным. Скорее напоминал альтруистский интерес отдельных ученых к новой, нетрадиционной и такой необычной проблеме.

Однако даже осторожные попытки исследования этих проблем вы­зывали возражение и неприятие у ряда советских философов. Сама по­становка проблем вопроса в философии и логике встречала их негативную реакцию, отрицалась возможность рассмотрения вопроса в каче­стве самостоятельной формы мышления, его особой роли в познании и т. д. Достаточно сказать, что ни в Советской философской энциклопе­дии 1961—1970 гг., ни в Философском энциклопедическом словаре 1983 г. нет статей, посвященных вопросу.

Самое скромное, и далеко не полное даже для того времени опре­деление понятия вопроса имеется в Логическом словаре Н. И. Конда­кова: «Вопрос — неизвестная задача, которую необходимо разрешить: высказывание, требующее ответа, объяснения»19.

Еще в 1957 г. П. В. Копнин писал: «Стремление построить систему науки,в которой бы не находил никакого места вопрос как форма дви­жения познания, порочно в своей основе. Оно основывается на извра­щенном понимании процесса научного мышления. В действительности вопросы входят в содержание науки.

Правильная постановка вопроса имеет огромное значение в раз­витии научного знания. Вопрос — одна из форм познания и раскрытия предмета. Нет такой науки, которая бы обходилась без постановки вопросов (проблем). Правильная постановка вопросов есть результат сложной мыслительной деятельности. Вопрос логически следует из всего предшествующего анализа предмета»20.

В этом высказывании нашла отражение, пожалуй, вся история становления и определения места вопроса в познании; стало понятным наконец, что вопрос представляет собой именно форму движения по­знания. Более того, иное его понимание не только ошибочно, но и, го­воря словами П. В. Копнина, порочно в своей, прежде всего методоло­гической основе.

Нельзя даже предположить существование какой-либо науки без постановки вопросов и без получения ответа на них. В свою очередь, если отрицать значение вопроса — значит совершать грубейшую ме­тодологическую ошибку в определении форм движения познания и его законов.

Камнем преткновения оказались правила логической интерпрета­ции, позволяющие осуществить принцип выводного знания, основан­ный на аксиоматизации (некоторых) изначально данных исходных по­ложений. Они стали той ахиллесовой пятой, которая не позволила включить вопрос в эти правила логической системы анализа и вообще признать в нем особую форму познания. «Гипотетико-дедуктивная концепция теорий не позволяла раскрыть все структурные элементы научного знания»21. Более того, ставшая традиционной формой позна­ния действительности, освещенная именами великих мыслителей про­шлого, сыграла злую шутку не с одним поколением философов. Было трудно сразу отказаться от дедуктивной системы, как единственной формы познания, и безоговорочно признать наряду с ней еще и такую форму познания как вопрос. Именно поэтому П. В. Копнин вынужден был написать: «В действительности вопросы входят в содержание нау­ки»22. В самом деле входят, хотя многие философы отказывали ему в этом праве.

Несмотря на то, что проблемы вопроса и вопросно-ответных отно­шений становятся в последнее десятилетия объектом внимания фило­софов и логиков, тем не менее, как правильно пишут К. А. Сергеев и А. Н. Соколов: «...было бы преждевременно говорить о теории вопроса как о дисциплине, имеющей хорошо очерченную проблематику и до­статочно разработанный логический аппарат»23. И действительно, на сегодня проблемы вопроса и вопросно-ответных отношений остаются далеко не разработанными, занимается ими ограниченное число уче­ных, исследуют их эпизодически, нередко в связи с пересечением со своими специальными философскими или логическими проблемами. По ходу дела следует заметить, что в исследованиях философов и ло­гиков нет тесной взаимосвязи: знакомство с литературой по логиче­ским проблемам вопроса оставляет впечатление, что кроме логиков никто этими проблемами не занимается; то же самое можно ска­зать о философах. Такое положение препятствует решению проблем вопроса.

^
ПРОТИВОРЕЧИВАЯ СУЩНОСТЬ ВОПРОСА


С возникновением и развитием диалектической логики, которая понималась как наука о наиболее общих законах мышления, появи­лась возможность говорить о различных формах мышления, как равноправных, самостоятельных, имеющих свою специфику и пр. Как пи­сал в свое время Э. В. Ильенков, диалектическая логика есть наиболее общая логика, предметом, которой выступает не диалектическое про­тиворечие само по себе (оно лишь одно из условий функционирования мышления), а наиболее общие законы мышления. В предмет диалек­тической логики входят все возможные и имеющиеся формы мышле­ния, а, следовательно, и формальная логика, как одна из форм мыш­ления. В равной степени вполне правомерно включить в диалектиче­скую логику и такую форму мышления, как вопрос24.

В имеющейся философской литературе эта тенденция нашла свое выражение в определении вопроса, как имеющего ярко выраженную природу диалектического противоречия25.

Тот факт, что вопрос выступает формой выражения противоречивого существования бытия и мышления, а потому и сам имеет проти­воречивое содержание, был отмечен еще Аристотелем, представлявше­го его как имеющего противоположные стороны и ярко выраженный противоречивый характер. Правда, мыслитель древности, по всей ви­димости, имел в виду, прежде всего, антиномичные вопросы. Эта тен­денция сохранилась и до настоящего времени. Противоречивость воп­роса усматривается в его антиномичности: от элементарного, выра­женного конъюнкцией тезиса и антитезиса, до представления проти­воречивой сущности вопроса как понятия антиномии — проблемы, со­держащей диалектическую основу перехода от старого знания к ново­му26. Однако, диалектическое содержание вопроса имеет другую при­роду: «Во многих случаях диалектическая природа вопросов обнару­живается не по их антиномичной постановке, а в диалектическом ха­рактере их решения»27.

Противоречивую сущность вопроса следует рассматривать не как противостояние тезиса и антитезиса, не как простое отрицание, а как единство этих противоположностей, которое в противостоянии сторон представляет собой некоторое единое знание, что возможно только на основе разрешения данного противоречия. Сущность противоречия, как перехода от старого к новому знанию, наиболее полное свое выра­жение находит именно в вопросе, в его постановке и разрешении. Сам вопрос формируется в силу возникшего противоречия и с целью его разрешения; свое противоречение он содержит в качестве момента и способа разрешения — данная интерпретация представляет собой об­щий подход к вопросу, как форме выражения и разрешения противо­речия.

Выражая диалектическое противоречие, вопрос рассматривается в нашей философской литературе как уже содержащий в себе необходи­мое искомое знание. Это знание заключается не в том, что вопрос на­правлен на область поиска, а в том, что содержит в себе это определе­ние области поиска. Спрашивать ни о чем нельзя; можно спрашивать только о том, что уже известно; однако известное заключает в себе часть того неизвестного, которое заключено в вопросе. Данное поло­жение перекликается с уже приведенным высказыванием Р. Декарта: вопрос содержит известное и неизвестное. Однако эту мысль философ оставил без дальнейшего развития. Сегодня это положение представ­лено следующим образом: в вопросе нет строгого разграничения между знанием и незнанием; их границы расплывчаты, более того, одно вхо­дит в другое. Знание, заключенное в вопросе, служит не только осно­вой для продвижения вперед, но и само входит частью в незнание (для человека) в будущее полное совокупное знание. Но и незнание (незна­емое) оказывается частью знания (знаемого), известного. Это взаимо­проникновение знания и незнания, известного и неизвестного, в воп­росе представляет собой интересную проблему.

Определение характера взаимосвязи известного и неизвестного в вопросе позволяет вскрыть механизм перехода одного явления в другое в процессе разрешения противоречия,

Сразу же встает проблема о грани между известным и неизвест­ным. Парадокс заключается в том, что любое неизвестное, если оно исследователю известно как неизвестное, сразу же выступает перед ним и как известное. Или, как говорили древние: знание того, что мы не знаем, уже есть знание об этом незнаемом. Такова попытка разре­шения антиномии о соотношении ассерторической и эротетической ча­стей вопроса, как чего-либо известного и того, что необходимо узнать.

Важную роль в вопросе играют его предпосылки. В философской литературе имеется две интерпретации — философская и логическая. Не отказывая ни той, ни другой в праве на существование, и на осу­ществление своего права в решении проблемы вопроса и его правиль­ной постановки, тем не менее необходимо отметить их различную функциональную роль. При всей важности логических предпосылок

«... невыполнимость предлагаемой вопросом программы исследования определяется не только требованиями логического порядка, которые характеризуют правильно поставленный вопрос, но и принципом ме­тодологического и мировоззренческого плана»28. Видимо, можно было бы сказать, не столько логическими требованиями, сколько требовани­ями философского методологического характера, его постановкой, со­держанием и разрешением. Логические предпосылки играют роль про­изводного момента; логическое понимание предпосылки здесь высту­пает как требование к обоснованию логической структуры вопроса.

В развитии методологического содержания вопроса в научной ли­тературе поднята еще одна очень важная проблема, а именно органи­зующая роль имеющегося знания. Определение содержания вопроса, требует по существу осмысления содержания того знания, которое за­ложено в вопросе, вернее закладывается в него, требует систематиза­ции знания. В вопросе «... мы сталкиваемся с систематизацией науч­ного знания, которая присуща в той или иной степени результатом на­учного исследования на любом этапе его развития»29. Это положение имеет более важное значение, чем оно кажется на первый взгляд, во всяком случае для нашего дальнейшего исследования. Когда говорят, что в вопросе содержится полное знание, то под этим понимают сле­дующее: во-первых, это знание — строго определенное, и, во-вторых, оно — систематизированное. Это означает, что знание, заложенное в вопросе, всегда оказывается выражением определенного взгляда на данное явление. Вопрос каждый раз выступает как фокус, концентри­рующий в себе определенным образом уже имеющееся знание. Осмыс­ление данного знания позволяет выявить то, что интересует исследо­вателя, и на этом основании получить новое знание. И как только ста­вится задача по формулировке вопроса сразу же начинается процесс систематизации некоторого прошлого знания и выработки единого взгляда на новое знание. Данное положение требует развернутого объ­яснения, что будет сделано в следующих разделах.

Как уже говорилось, в современной научной литературе вопрос чаще всего рассматривается преимущественно в качестве вопроса-про­блемы, а не в качестве конкретного вопроса. Тем самым нередко сме­шиваются понятия — теория, гипотеза, программа, проблема в плане их отношения к вопросу. Однако проблема, задача, теория и пр. в определенный момент своего развития приобретают специфическую форму вопроса (это обусловлено процессом развития знания). В свою очередь успешное решение проблемы, выдвинутой в форме вопроса, возможно при условии правильной постановки вопроса. В широком плане — это связано с правильной методологической постановкой про­блемы; в узком плане (методическом) — с правильным построением, формулировкой вопроса.




оставить комментарий
страница3/23
Дата12.10.2011
Размер2,27 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх