Human rights center \"memorial\" Россия, Москва, 103051, М. Каретный переулок 12 тел.: (095) 200-6506, факс: (095) 209-5779 icon

Human rights center "memorial" Россия, Москва, 103051, М. Каретный переулок 12 тел.: (095) 200-6506, факс: (095) 209-5779



Смотрите также:
Государственный архив Российской Федерации (гарф)...
Расширение кооперации отечественных производителей телекоммуникационного оборудования и...
Список издательств, выпускающих учебную литературу, включенную в федеральные перечни учебников...
Доклад заусаева вадима Константиновича...
Школьная реформа 90-х годов: нововведения и социальная селекция...
Правозащитный центр "мемориал" memorial human rights center...
Методические указания «Нормирование расходов топливно-энергетических ресурсов при производстве...
Нормативно-техническая документация на техническое обслуживание и ремонт...
«Эпидемиология и организация профилактики внутрибольничных инфекций в лечебно-профилактических...
Анкета Ваше фамилия, имя, отчество можно при желани...
В фонде
Правозащитный центр "мемориал" memorial human rights center...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
скачать
ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР "МЕМОРИАЛ"

HUMAN RIGHTS CENTER "MEMORIAL"


Россия, Москва, 103051, М. Каретный переулок 12

тел.: (095) 200-6506, факс: (095) 209-5779,

E-mail: memhrc@memo.ru

2 июня 2003 г.

Условное правосудие

О СИТУАЦИИ С РАССЛЕДОВАНИЕМ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ГРАЖДАНСКИХ ЛИЦ, СОВЕРШЕННЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ФЕДЕРАЛЬНЫХ СИЛ НА ТЕРРИТОРИИ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В ХОДЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ 1999-2003 ГГ.

(по состоянию на май 2003 г)


«В настоящее время ситуация с соблюдением прав человека в Чеченской Республике неприемлема. Чтобы начать значимый политический процесс в республике, нарушения прав человека должны быть прекращены и лица, ответственные за совершенные преступления привлечены к суду. Население Чеченской Республики имеет право не только на наше сочувствие, но и на нашу защиту.»

( Из доклада Комитет по вопросам законодательства и правам человека ПАСЕ «Ситуация с соблюдением прав человека в Чеченской Республике», 13 марта 2003 г., докладчик Рудольф Биндиг)


<…>10. В интересах обеспечения ответственности виновных в нарушениях Ассамблея: <…>

считает, что если не будут предприняты более активные усилия по привлечению к ответственности виновных в нарушениях прав человека и что если в Чеченской Республике будет сохраняться атмосфера безнаказанности, то международному сообществу следует рассмотреть возможность создания трибунала по военным преступлениям и преступлениям против человечества в Чеченской Республике; <…>”


(Из Резолюции ПАСЕ «Ситуация с правами человека в Чеченской Республике» 1323,

2 апреля 2003 г.)


Оглавление:

Список сокращений – стр. 3


1.Введение – стр. 3


2.Приговоры военнослужащим, совершившим преступления в отношении жителей Чеченской Республики стр. 4


^ 3.Приговоры сотрудникам милиции, совершившим преступления в отношении жителей Чеченской Республики – стр. 10


4. Расследование уголовных дел органами прокуратуры – стр. 13

4.1.Расследование уголовных дел органами

военной прокуратуры – стр. 21

^ 4.2. Расследование уголовных дел органами

прокуратуры Чеченской Республики – стр. 26


5. Приложения: – стр. 31

1. Ответ заместителя Генерального прокурора РФ С.Н.Фридинского
на запрос депутата Государственной Думы С.А.Ковалева о приговорах, вынесенных судами по уголовным делам по фактам преступлений против жителей Чеченской Республики, совершенных представителями федеральных сил стр. 31

2. Известия. Евгений Чубатов, Олег Жунусов. Расстрельная статья. 9 июля 2002 стр. 40

3. Коммерсантъ. Сергей Иванов. Как один солдат четырех чеченцев завалил: Зверство под впечатлением фильма "Взвод". 13 июля 2001стр.46

4. Время МН. А.Лебедева. Будановский призыв, или о чем до сих пор почти не пишут в газетах. 11 июля 2002 – стр. 47

5. Сообщение ИНТЕРФАКСА от 13 июля 2001 – стр. 50

6. Сообщение ИНТЕРФАКСА от 16 июля 2001 – стр. 51

7. Сообщение ИНТЕРФАКСА от 17 июля 2001 – стр. 52

8. Сообщение ИНТЕРФАКСА от 17 июля 2001 – стр. 53

9. Сообщение СТРАНА.Ru от 21 августа 2001 – стр. 53

10. Доклад ПЦ «Мемориал» «Зачистки» в Курчалоевском районе. Июнь 2001 г.» стр. 54

11. Сообщение ПЦ “Мемориал” «Зачистка» Серноводска и Ассиновской – карательная акция» 9 июля 2001 г.стр. 62

12. Сообщение ИНТЕРФАКСА от 31 июля 2001 стр. 66

13. Сообщение ИНТЕРФАКСА от 26 сентября 2001 стр. 67

14. Ответ из прокуратуры Чеченской Республике о «зачистке» села Мескер-Юрт стр. 67

15. Расследование дела об исчезновении Зелимхана Мурдалова стр. 71

16. Ответ из прокуратуры г.Грозного о расследовании дела об исчезновении М.Льянова, И.Домбаева и Т.Табаджанова – стр. 73

^ Список сокращений:


БТР – бронетранспортер

ВВ – внутренние войска

ВОВД – Временный отдел внутренних дел

ГАИ – Государственная автомобильная инспекция

ИВС – изолятор временного содержания

ИЦ – информационный центр

МВД – Министерство внутренних дел

МО – Министерство обороны

ОМОН – отряд милиции особого назначения

ООН – Организация Объединенных Наций

ПАСЕ – Парламентская Ассамблея Совета Европы

ПЦ – Правозащитный центр

РОВД – районный отдел внутренних дел

РСФСР –Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика

РФ – Российская Федерация

СМИ – средства массовой информации

СОБР – специальный отряд быстрого реагирования

УК – Уголовный кодекс

УПК – Уголовно-процессуальный кодекс

ФСБ – Федеральная служба безопасности

ЧР – Чеченская Республика

ЧРИ – Чеченская Республика Ичкерия


_______________________________________________________________


1. Введение


Стабилизация положения в Чечне, налаживание там нормальных отношений между населением и представителями федеральных органов власти невозможны без серьезного и объективного расследования многочисленных преступлений, совершенных по отношению к мирному населению этой республики военнослужащими, сотрудниками министерства внутренних дел и спецслужб.

В марте 2000 года на встрече с совместной делегацией Парламентской Ассамблеи Совета Европы и российской Государственной Думы генеральный прокурор России В.В.Устинов заверил европейских парламентариев в том, что "ни одно правонарушение, ни один факт нарушения прав человека не останется без внимания со стороны российской прокуратуры". Он подчеркнул, что для представителей прокуратуры "нет разницы - чьи именно права нарушаются - мирных граждан или военнослужащих".

Через три года, в феврале 2003 года, Президент В.В.Путин заявил, что в Чечне воссоздана система милиции, судов и прокуратуры, и "мы не собираемся покрывать никого, кто совершал преступления на территории Чеченской Республики, в том числе и военнослужащих российской армии".

Обычно официальные должностные лица РФ, в качестве доказательства истинности подобных утверждений приводят статистику:

  • количество уголовных дел, возбужденных по фактам совершения военными и милиционерами в Чечне преступлений против мирных жителей;

  • количество военных и милиционеров, в отношении которых за совершение преступлений против местных жителей судами были вынесены приговоры.


Однако сами по себе эти цифры мало о чем говорят.

Число возбужденных уголовных дел необходимо сравнивать с реальным количеством преступлений, совершенных представителями федеральных сил. Еще важнее знать, расследование скольких уголовных дел и по каким преступлениям завершено, в каком состоянии находится расследование наиболее вопиющих и опасных преступлений – массовых нарушений прав граждан во время «зачисток», похищений людей, пыток и убийств задержанных местных жителей и т.п.

Любые оценки эффективности работы органов следствия и суда возможны лишь с учетом того, какие именно приговоры были вынесены судами и за какие преступления.

Правозащитный центр “Мемориал” стремится постоянно отслеживать реальную ситуацию с расследованием преступлений, совершенных против мирных жителей, пленных, сотрудников медицинских учреждений и т.п., совершенных обеими сторонами конфликта в ходе вооруженного конфликта в Чеченской Республике.

Данный доклад подготовлен Правозащитным центром "Мемориал" на основании переписки с органами прокуратуры, материалов, направляемых российской стороной в Парламентскую Ассамблею Совета Европы, материалов, опубликованных в средствах массовой информации, материалов мониторинга Правозащитного центра «Мемориал».

Доклад отражает ситуацию на май 2003 г. С тех пор, к началу июня, по сообщению Главной военной прокуратуры, количество уголовных дел, возбужденных в отношении военнослужащих несколько возросло, приговоры военными судами были вынесены еще двум военнослужащим. Это не меняет общую ситуацию и не влияет выводы доклада.


^ 2.Приговоры военнослужащим, совершившим преступления в отношении жителей Чеченской Республики


24 марта 2003 года в прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" помощник Президента России С.В.Ястржембский сообщил, что 50 российских военнослужащих «отбывают наказание» за уголовные преступления, совершенные на территории Чечни против местного населения.

В этом же месяце главный военный прокурор А.Н.Савенков также сообщил журналистам, что «за время проведения контртеррористической операции на Северном Кавказе за различные преступления в отношении местного населения осуждены 50 военнослужащих, в том числе 7 офицеров».

Что же стоит за этими голыми цифрами?

Кто, за какие преступления и к каким наказаниям были приговорены?

Единственный раз такого рода информация была обнародована в сентябре 2001 года1. С марта 2002 года Правозащитный центр «Мемориал» добивался от властей повторного обнародования такой информации. Однако ни правозащитным организациям, ни российским депутатам, ни органам Парламентской Ассамблеи Совета Европы в ответ на их запросы такая информация не направлялась. И лишь в мае депутат Государственной Думы, председатель Российского общества «Мемориал» С.А.Ковалев сумел, наконец, добиться содержательного ответа из Генеральной прокуратуры РФ, подписанного заместителем Генерального прокурора РФ С.Н.Фридинским (см. Приложение 1).

Уже первое прочтение этого документа вызывает шок. Стало понятным почему власти столь долго не желали предавать эти сведения гласности. Также стало очевидным, что высокие должностные лица, сообщая статистические данные о вынесенных судами приговорах, лукавили.

На конец апреля (ответ из Генеральной прокуратуры написан 25 апреля) военными судами были признаны виновными в совершении преступлений в отношении жителей Чеченской Республики 51 военнослужащий, в том числе 7 офицеров, 3 прапорщика, 22 солдата и сержанта по контракту, 19 военнослужащих по призыву.

^ Но большинство из них отнюдь не «отбывают наказание», как сообщал С.В.Ястржембский!

Лишь 19 военнослужащих были приговорены к реальному лишению свободы на различные сроки: от одного года с отбыванием в колонии-поселении2 до восемнадцати лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима3. 12 военных были приговорены к лишению свободы за убийства (о некоторых из этих преступлений см. Приложения № 2, 3, 4) , 2 - за разбой, 1 – за хулиганство, 1 – за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, 1 - за причинение смерти по неосторожности, 1 – за нарушение правил обращения с оружием, 1 – за нарушение правил вождения боевых машин.

Например, сержант-контрактник ^ Владимир Андреев был приговорен к восемнадцати годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима за то, что он 15 апреля 2001 г. в селе Дарго из хулиганских побуждений (статья 213 часть 3 УК РФ) убил (статья 105 часть 2 пункты "а, и" УК РФ) двух женщин. В ту ночь три пьяных военнослужащих самовольно ушли в село искать водку. Ни в одном доме им водки не дали. Тогда они вломились в дом к местной жительнице Н.Д.Талалаевой. Она начала кричать, что у нее водки нет, и выбежала на улицу. Здесь сержант в нее и выстрелил. Женщина упала и стала звать на помощь. Живущая по соседству Хатимат Назаева выскочила на улицу и затащила раненую в свой дом. Сержант пошел за ней в дом и там убил обеих.

Сержант-срочник Аносов был приговорен к двенадцати годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима за то, что он 22 января 2001 г. в Грозном убил (статья 105 часть 1 УК РФ) местного жителя и своего сослуживца, а также ранил двух местных жителей. В тот день пьяный сержант и его собутыльник-сослуживец открыли на улицах города беспорядочную стрельбу и взорвали несколько гранат. В результате пострадали случайные прохожие и один из двух пьяных военнослужащих.

Об этих приговорах российские СМИ писали, как о доказательстве того, что виновные в преступлениях против мирного населения в Чечне не уходят от сурового, но справедливого наказания.

^ Однако никто не писал, да и не знал, что абсолютным большинством приговоров наказание военнослужащим назначено чисто символическое.

В отношении трех военнослужащих уголовные дела вообще были прекращены судами вследствие акта амнистии4.

24 человека были осуждены к различным срокам лишения свободы условно.

3 военнослужащих наказаны «ограничением в прохождении воинской службы».

И еще 2 военных отделались денежными штрафами.

Например, заместитель Генерального прокурора РФ ^ С.Н. Фридинский сообщил, что:


«6 июня 2001 г. в н.п. Курчалой в ходе проведения спецоперации капитаном О. задержаны два сотрудника территориальных органов прокуратуры, которые незаконно удерживались в течение 40 минут. В этот же день указанным военнослужащим избит местный житель – гражданин У.А.Хатханов.

Военным судом военнослужащий признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а, б" ч. 3 ст. 286 УК РФ [превышение должностных полномочий c применением насилия, оружия или специальных средств], и ему назначено наказание - штраф в размере 50 минимальных размеров оплаты труда [около 500 долларов США]


Именно в июне 2001 года в ^ Курчалоевском районе проводились «зачистки» населенных пунктов, сопровождавшиеся массовым насилием над мирным населением: избиениями и пытками сотен задержанных, исчезновением некоторых из них, убийствами, грабежами. Военные злостно не выполняли приказ командующего Объединенной группировкой войск (сил) на Северном Кавказе генерала В.И.Молтенского о необходимости взаимодействовать в ходе «зачисток» с органами прокуратуры и местной администрацией. Десятки жалоб от местных жителей были поданы в органы прокуратуры, которые были вынуждены возбудить по ним уголовные дела. Должностные лица (полномочный представитель президента РФ в Южном Федеральном округе В.Казанцев, прокурор ЧР В.Дахнов, глава администрации Чечни А.Кадыров, председатель правительства ЧР С.Ильясов и др.) делали по этому поводу заявления (Приложение 5, 6, 7, 8, 9).

Этим событиям был посвящен доклад Правозащитного центра «Мемориал» (см. Приложение 10).

И вот теперь, по прошествии почти двух лет, расследование абсолютного большинства возбужденных тогда уголовных дел приостановлено за «неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых» (пункт 1 часть 3 статьи 195 УПК РСФСР или пункт 1 часть 1 УПК РФ)5. А капитан О., который мешающих ему издеваться над местными жителями сотрудников прокуратуры без лишних церемоний задержал, понес «наказание» в виде денежного штрафа. И это единственный приговор - никто не наказан за убийства, пытки, грабежи, исчезновения задержанных.

Вряд ли после такого приговора у военнослужащих, игнорирующих приказы о необходимости взаимодействовать в ходе проведения спецопераций с органами прокуратуры, появится большее уважение к сотрудникам этого ведомства.

Приведем другой пример символического наказания за реальное насильственное преступление. В Чечне широко распространена практика незаконных задержаний, местных жителей доставляют в места дислокации воинских частей, где подвергают избиениям и пыткам с целью добиться признания в помощи боевикам или подобных показаний на других людей. Практически всегда военные, милиционеры, сотрудники ФСБ, виновные в таких преступных действиях, уходили от ответственности. Но вот, наконец, по сообщению заместителя Генерального прокурора РФ, появился первый приговор:


«4 февраля 2001 года прапорщиком Ч. и младшим сержантом М. в казарменном помещении в течение длительного времени избивались граждане Р.В.Сатаев и Р.В.Магомадов.

Военным судом военнослужащие были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. З п. "а" УК РФ [превышение должностных полномочий c применением насилия], и им назначено наказание каждому - 3 года лишения свободы условно, с испытательным сроком 2 года.»


Обращает на себя внимание не только условный характер наказания, но и то, что военнослужащим не было вменено в вину истязание. А вместе с тем, статья 117 УК РФ («Истязание») так квалифицирует это деяние:

«Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями …»

Часть 2 этой статьи предусматривает в качестве отягчающих обстоятельств:

«То же деяние, совершенное:

а) в отношении двух или более лиц;

б) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

<> »

Но для военного суда избиение в течение длительного времени двух гражданских лиц захватившими их военными является только «превышением должностных полномочий»!

Еще большее изумление вызывают два приговора, вынесенные по фактам изнасилования. Первое из этих двух преступлений было совершено прямо на главной российской военной базе в Чечне.


«10 марта 2001 г. в населенном пункте Ханкала прапорщиком ^ Ч. в помещении строящейся казармы воинской части совершено изнасилование гражданки И.А.Ивченко.

Военным судом военнослужащий признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 131 ч. 1 УК РФ [Изнасилование], и ему назначено наказание - 4 года лишения свободы условно, с отсрочкой 5 лет.»


Второе преступление было совершено во время «зачистки». Подобные преступления в нынешней Чечне, к сожалению, не являются редкостью. Уникальным стало то, что такое уголовное дело было доведено до суда6. Но военнослужащий (являющийся во время проведения спецоперации должностным лицом, представляющим Российское государство), ограбивший и изнасиловавший местную жительницу, получил чисто символическое наказание.


«29 августа 2001 года в населенном пункте Шали при проведении спецоперации военнослужащим по призыву ^ О. совершено открытое похищение имущества из дома граждан Дамбаевых на общую сумму 1500 рублей и изнасилована гражданка А.Р.Дамбаева.

Военным судом военнослужащий О. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 [Изнасилование] и п.п. " г, д" ч. 2 ст. 161 [Грабеж с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья и причинением значительного ущерба] УК РФ, и ему назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы, условно, с испытательным сроком 5 лет.»


Также условно, чисто символически, были наказаны военные, совершившие разбойные нападения, грабежи, вымогательства, избиения, кражи, умышленное уничтожение имущества, хулиганские действия, причинившие смерть в результате халатности или нарушений правил вождения автомашин.

При этом подчас следствие и суд весьма странным образом квалифицировали деяния военнослужащих.

Например, согласно информации Правозащитного центра «Мемориал», 22 декабря 2000 года в высокогорном селе Редухой группа российских военнослужащих подошла к дому 65-летней местной жительницы Масани Шахгириевой, торговки спиртными напитками. Военные вызвали ее на улицу, и заявили ей: «Батя приказал дать водки!». Когда женщина сказала, что спиртных напитков у нее в настоящее время нет, один из военных выпустил автоматную очередь ей в ноги. Соседи, прибывшие на место происшествия, отвезли пострадавшую женщину в расположение российской воинской части на территории села, где ей была оказана медицинская помощь.

Суд квалифицировал произошедшее как «нарушение правил обращения с оружием» и приговорил рядового Ц. к шести месяцам ограничения по военной службе! 7


^ 3. Приговоры сотрудникам милиции, совершившим преступления в отношении жителей Чеченской Республики


Заместитель Генерального прокурора РФ С.Н.Фридинский на запрос депутата С.А.Ковалева ответил (см. Приложение 1), что на конец апреля 2003 года «судом рассмотрено 7 уголовных дел в отношении 17 сотрудников милиции».

Однако затем в этом же ответе приведены приговоры по 7 уголовным делам в отношении почему-то лишь 16 сотрудников милиции.

1 из них был оправдан.

Дело в отношении еще 1 сотрудника милиции было «прекращено в связи с изменением обстановки»8.

10 сотрудников милиции были приговорены к различным срокам лишения свободы условно.

И лишь 4 сотрудника милиции приговорены к различным срокам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительных колониях. Однако все четверо осужденных были освобождены из-под стражи в зале суда, так как наказание соответствовало сроку, уже отбытому каждым из них под стражей в период предварительного следствия. Эти четверо милиционеров, командированные в Чечню из Республики Дагестан, были признаны виновными в грабеже кошары государственного хозяйства и нанесении ущерба гражданину более, чем на 1 миллион рублей (более 33 тысяч долларов США).

Условно, чисто символически, были наказаны милиционеры за убийство, за злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий, за мошенничество, за получение взятки, за хулиганство, за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности.

Приведем два примера из ответа заместителя Генерального прокурора:


«21.08.2000 года на центральном рынке г. Гудермесса командир группы немедленного реагирования ППС Октябрьского РОВД П. на почве ссоры совершил убийство гражданина Дакаева.

Приговором Ростовского областного суда П. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч.1 [Убийство] и 286 ч. 3 [Превышение должностных полномочий с применением насилия, оружия и причинением тяжких последствий] УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет условно с испытательным сроком 3 года.»


«07.12.2002 года милиционер-водитель Веденского РОВД Д., находясь в нетрезвом состоянии, в г. Грозном в общественном месте из хулиганских побуждений, произвел стрельбу из штатного оружия, причинив при этом местным жителям Хачукаеву А.А. и Мусаеву М.Б. огнестрельные ранения различной степени тяжести.

Приговором Ленинского районного суда г. Грозного Д., признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 118 ч. 1 [Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности] и 213 ч. 3 [Хулиганство, совершенное с применением оружия] УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года 6 месяцев условно, с испытательным сроком 2 года.»


Еще об одном подобном приговоре в марте 2003 года заместитель Генерального прокурора РФ С.Н.Фридинский на своей пресс-конференции9 с гордостью сообщал:

«Месяц назад вынесен обвинительный приговор трем должностным лицам - полковнику и двум майорам милиции, которые ненадлежащим образом исполняли служебные обязанности, что повлекло нарушение прав граждан при проведении спецмероприятий в станицах Ассиновская и Серноводская, которые получили в свое время широкий общественный резонанс.

Таким образом, правоохранительные органы не на словах, а на деле показали, что, во-первых, продолжается работа по расследованию преступлений и прошлых лет и, во-вторых, не только солдаты за все отвечают».


Однако господин Фридинский, как обычно, умолчал, что эти милицейские офицеры были наказаны условно.

Полковник ^ Галямин и майор Васильев были признаны виновными в превышении должностных полномочий (ст. 286 часть 1 УК РФ) и приговорены соответственно к 1,5 и 1 годам лишения свободы условно. Майор (по другим сведениям полковник) Мостовой был признан виновным в превышении должностных полномочий (ст. 286 часть 1 УК РФ) и мошенничестве (ст. 159 УК РФ) и приговорен к 1,5 годам лишения свободы условно.

На своей пресс-конференции заместитель Генерального прокурора совершенно справедливо отметил, что нарушения прав человека в ходе «зачисток» Серноводска и Ассиновской «получили в свое время широкий общественный резонанс».

Тогда, в начале июля 2001 года, «зачистки» этих сел сопровождались массовыми задержаниями местных жителей, грабежами, избиениями и пытками, убийствами, исчезновением людей. Задержанию и избиениям подверглись даже главы администраций сел и местные милиционеры. Властям не удалось предотвратить огласку, многие СМИ, опираясь на показания беженцев из сел и материалы правозащитных организаций (см. сообщение ПЦ «Мемориал» - Приложение 11), описали ужасы прошедших «зачисток».

Разразился скандал. Администрация и правительство Чеченской Республики были вынуждены протестовать против незаконных действий федеральных сил. Представители командования Объединенной группировки войск признали, что «военнослужащими под воздействием эмоциональных факторов могли быть допущены определенные нарушения». По фактам этих нарушений прокуратурой были возбуждены уголовные дела. С заявлениями о произошедших событиях выступили различные должностные лица (см. Приложения 4, 5, 6, 7, 9, 12, 13)

25 июля 2001 года Генеральный прокурор РФ В.Устинов издал приказ № 46, начинающийся словами:


«3-4 июля 2001 года сотрудниками и военнослужащими подразделений Объединенной группировки войск (сил), в ходе осуществления контртеррористической операции на территории Чеченской Республики в населенных пунктах Ассиновская и Серноводск, была проведена проверка соблюдения гражданами правил регистрации по месту жительства и пребывания.

По окончании проверки в органы прокуратуры республики поступили многочисленные обращения от населения о незаконном задержании жителей, применении к ним насильственных действий, других нарушениях прав н свобод человека и гражданина, что послужило основанием для возбуждения ряда уголовных дел.

Такое положение свидетельствует о том, что прокуратура Чеченской Республики, территориальные и военные прокуроры пока не добились неукоснительного соблюдения установленного порядка проверки регистрации граждан по месту жительства и по месту пребывания, обнаружения и изъятия оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и наркотиков.»


И вот через год и семь месяцев «гора родила мышь». Условно наказаны три офицера. Нет виновных в избиениях и грабежах, нет виновных в исчезновении задержанных. Судьба двух людей, задержанных при свидетелях представителями федеральных сил, а затем исчезнувших - Апти Исигова и Зелимхана Умханова – до сих пор не известна. Расследование уголовного дела, возбужденного по факту их похищения , приостановлено в связи с «неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого в совершении преступления».


^ 4. Расследование уголовных дел органами прокуратуры


Уголовные дела, возбужденные по фактам преступлений, совершенных военнослужащими (МО, ВВ МВД, пограничники), согласно российскому законодательству, расследуются военными прокуратурами, подчиненными Главной военной прокуратуре. Главная военная прокуратура, хотя и подчиняется Генеральной прокуратуре РФ, но в силу многих причин находится в тесной связи с военным руководством. Проводить любые следственные действия в отношении военных могут только сотрудники военной прокуратуры.

Преступления же, совершенные сотрудниками милиции (ОМОН, СОБР и т.п.), командированными в Чечню из разных регионов России, а также сотрудниками чеченской милиции, расследуются территориальной (гражданской) прокуратурой, то есть органами прокуратуры Чеченской Республики.


Следует признать, что, если судить по отчетам органов прокуратуры, они демонстрируют совершенно различный подход к расследованию преступлений, совершенных представителями федеральных сил и боевиками.

Естественно, что масса уголовных дел, возбужденных по фактам нападений боевиков на представителей федеральных сил и мирных жителей, остается нераскрытой. В условиях продолжающейся партизанской войны органы прокуратуры сталкиваются с многочисленными трудностями, часто жизням сотрудников прокуратуры угрожает опасность10, и, тем не менее, в отношении преступлений, совершенных боевиками, прокуратура быстро возбуждает уголовные дела и демонстрируют стремление эффективно их расследовать11.

Например, чуть больше года понадобилось для того, чтобы арестовать, опознать и даже предать суду боевиков, уничтоживших пермских ОМОНовцев в конце марта - начале апреля 2000 г.

27 февраля 2003 г. прокурор ЧР В.В.Кравченко сообщил, что полностью раскрыто дело об уничтожении российских военных вертолетов, которые были сбиты в августе-октябре 2002 г., и об убийстве генерал-лейтенанта Шифрина, совершенном 15 ноября 2002 г.12

10 марта 2003 г. заместитель Генерального прокурора РФ С.Н.Фридинский заявил, что органами прокуратуры установлены личности как исполнителей, так и организаторов взрыва у комплекса зданий Дома правительства ЧР в Грозном 27 декабря 2002 г. Три человека арестованы, двое из них дают признательные показания. Еще несколько человек, причастных к теракту, находятся в розыске13.

Если посмотреть на ход расследования уголовных дел по одной из статьей УК РФ, по которой часто обвиняются боевики, статье 208 (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем), то картина здесь следующая14:

  • в 2000 году на территории ЧР велось расследование 325 уголовных дел по этой статье, за этот год там было закончено расследование 143 таких уголовных дел, закрыто за «невозможность установить лиц, подлежащих обвинению» 3 уголовных дела по статье 208;

  • в 2001 году на территории ЧР велось расследование 311 уголовных дел по этой статье, за этот год там было закончено расследование 112 таких уголовных дел, закрыто за «невозможность установить лиц, подлежащих обвинению» 5 уголовных дел;

  • в 2002 году на территории ЧР велось расследование 322 уголовных дел по этой статье, за этот год там было закончено расследование 170 таких уголовных дел, закрыто за «невозможность установить лиц, подлежащих обвинению» 11 уголовных дел.

За 2002 год, по словам прокурора ЧР, следователями прокуратуры города Грозного в суды были направлены 69 уголовных дел в отношении 110 бандитов, обвиняемых в совершении тяжких преступлений, в том числе по 61 эпизоду умышленных убийств мирных граждан15.

В отношении жалоб на преступления со стороны военных и милиционеров реакция совершенно иная.

В 1999-2000 годах на такие жалобы граждан из органов прокуратуры в течение многих месяцев не поступало никакого ответа. Тем самым органы прокуратуры грубейшим образом нарушали закон, поскольку Уголовно-процессуальный кодекс устанавливает четкий срок для проведения первичной проверки и принятия решения по заявлению о совершении преступления: трое суток со дня получения заявления, а в исключительных случаях – не более десяти суток. Лишь в результате длительной переписки с прокуратурой с привлечением депутатов Государственной Думы представителям правозащитных организаций удавалось добиться в ряде случаев возбуждения уголовных дел.

Однако с первой половины 2001 года ситуация изменилась. Органы прокуратуры начали возбуждать по жалобам граждан уголовные дела. Это было связано с давлением международных организаций: Совета Европы, ОБСЕ, ООН.

Впрочем, возбуждение уголовных дел отнюдь не означало, что преступления будут расследованы, а виновные наказаны.

Органы прокуратуры за несколько лет так и не смогли никого привлечь к уголовной ответственности за массовые убийства мирных граждан в ходе «зачисток» поселка Новые Алды (февраль 2000 г.), Старопромысловского района Грозного (январь-февраль 2000 г.), села Алхан-Юрт (декабрь 1999 г.). Вообще, многочисленные преступления, совершаемые представителями федеральных сил в ходе «зачисток», в своем подавляющем большинстве остаются безнаказанными.

«21.05.2002 года в селе Мескер-Юрт при проведении спецоперации неустановленными лицами, одетыми в камуфляжную форму одежды, из своего дома по ул. Ленина, 157, под предлогом проверки документов был увезен на фильтрационный пункт и в дальнейшем исчез Орцуев Ислам Абдулаевич, 1980 г.р. По данному факту прокуратурой Шалинского района возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 126 УК РФ (похищение человека).»

Это цитата из ответа прокуратуры ЧР16 (см. Приложение 14) на запрос «Мемориала». В тот день в ходе «зачистки» Мескер-Юрта из своих домов подобным образом были похищены многие местные жители. Но до сих пор никто из военнослужащих или милиционеров к уголовной ответственности не привлечен. А ведь в селе действовали отнюдь не боевики, которые скрываются где-то в горах или лесах. И тем не менее, для прокуратуры оказывается невозможным установить, кто же увозил задержанных на фильтрационный пункт и что происходило на этом пункте. Получается так: имеется генерал, отвечающий за проведение спецоперации, есть конкретные подразделения, отвечающие за "зачистку" определенного участка населенного пункта, есть документация о ходе "зачистки", но при этом найти виновных в совершении конкретных преступлений или хотя бы установить степень вины командования не представляется возможным .

Аналогичная ситуация сложилась с расследованием большинства уголовных дел, возбужденных по фактам преступлений, совершенных военнослужащими и милиционерами во время «зачисток» городов и сел Чеченской Республики17.

Вот еще один типичный пример «расследования» преступлений, совершенных в ходе «зачистки» уже в 2003 году.

Рано утром 8 января 2003 г. в городе Аргун военнослужащие федеральных сил, прибывшие из военной базы в поселке Ханкала, начали «зачистку», сопровождающуюся грабежами и избиениями. Вламываясь в дома, военнослужащие вытаскивали людей из постелей и, не дав им возможности одеться, уводили с собой. Задержанных подвергли пыткам на территории карьера, расположенного между городом Аргун и поселком Ханкала, после чего увезли на военную базу в Ханкале. Родственники задержанных обнаружили на территории карьера останки двух взорванных людей. По остаткам одежды удалось опознать только один труп. Он принадлежал жителю Аргуна Альманзору Мажитовичу Орцухаеву, 36 лет, проживавшему по адресу: ул. Шерипова № 12 и задержанному военными утром 8 января. При задержании Орцухаев был ранен в ногу.

Военный прокурор, ^ Алишер Сабитов, который находился в расположении частей 34-й отдельной бригады оперативного назначения ВВ МВД РФ, стоявшей в оцеплении во время «зачистки», не принял заявлений от родственников похищенных.

В результате массовых протестов жителей Аргуна местные и республиканские власти были вынуждены вмешаться в ситуацию. К 15 января военные освободили почти всех задержанных. Все они были страшно избиты и нуждались в срочной медицинской помощи. Однако задержанный Азамат Вахаевич Алиев исчез и на начало февраля судьба его оставалась неизвестной.




оставить комментарий
страница1/8
Дата12.10.2011
Размер1,3 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх