Литературная серия Выпуск 3 icon

Литературная серия Выпуск 3


Смотрите также:
Бюллетень экспериментальной биологии и медицины...
Общественное мнение в преддверии избирательного цикла: глубинные основания и конъюнктурные...
Литературная артель «Ступени»...
Альманах военной контрразведки (Серия «Спецслужбы России»)/ Выпуск I: «Морской» (Продолжение)...
Город издательство...
Серия «Право» Выпуск 14 2009...
Серия «Право» Выпуск 15 2009...
Издательством мгту им. Н. Э. Баумана адрес...
Издательством мгту им. Н. Э. Баумана адрес...
Ученые записки УлГУ, серия Государство и право: проблемы, поиски решений, предложения...
Типовая учебная программа для высших учебных заведений по специальности 1-23 01...
Коллективная монография / Отв ред. М. Ю. Олешков...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6
скачать
МЕЖДУНАРОДНАЯ МАКАРЕНКОВСКАЯ АССОЦИАЦИЯ. ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ. РОССИЙСКОЕ ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО.

НЕИЗВЕСТНЫЙ МАКАРЕНКО

Литературная серия Выпуск 3.

Составители: Невская С.С., Русаков А.Н., Филин И.В.

 Издательские права принадлежат Российскому педагогическому обществу.

МОСКВА 1993

НЬЮТОНОВЫ КОЛЬЦА. Пьеса в 3-х актах. [Написана А.С. Макаренко в окт. 1934 г.].

[ ZT. Политико-производственная драма в духе "Человека со стороны" И.М. Дворецкого с некоторыми комедийными коллизиями. ]

Пьеса "Ньютоновы кольца" публикуется впервые по архивному источнику, хранящемуся в РГАЛИ, фонд 332, ед.хр. 226. В этом фонде хранятся два авторских текста пьесы. Первый текст написан на блокнотных листах, причем первый акт имеет 25 листов, третий - 23 листа, четвертый - 37 листов. [ZT. Ошибка. В пьесе всего три акта]. Каждый акт имеет свою нумерацию и свою обложку.

Второй текст - это авторская машинопись, содержащая в себе 118 листов, формат большой, есть стилистические правки. На титульном листе стоит псевдоним: Андрей Гальченко. Сравнивая оба текста, следует сказать, что расхождений в них очень мало. К существенным дополнениям в машинописном тексте можно отнести две сцены /первая сцена и одна из последних сцен 3-го действия/ и изменение фамилии одного из персонажей. В рукописи это Наташа Удодова, в машинописи - Воробьева. Антон Семенович в рукописном тексте перед каждой репликой использует первую букву фамилии персонажей, чего нет в рукописи. Буквенная шифровка - характерная черта писательского почерка А.С. Макаренко.

Первый экземпляр авторской машинописи пьесы "Ньютоновы кольца" хранится в архиве А.М. Горького, Рав-пГ, д.29-2-2. Именно с этим текстом работал А.М. Горький, в тексте есть пометы и приписки.

Действующие лица

Хромов, Павел Иванович, 49 лет - главный инженер завода пленочных фотоаппаратов "АЗетЭн".

Абашидзе, Петр Константинович, 34-х лет - начальник механического цеха.

Луговой, Антон Григорьевич, 35 лет - начальник отдела технического контроля.

Ходиков, Сидор Карпович, 42-х лет - начальник оптического цеха.

Ходикова, Мария Поликарповна, 38 лет - его жена.

Никитин, Василий Осипович, 35 лет - инженер оптик.

Рязанова, Елена Павловна, 30 лет - секретарь партийной организации завода.

Куперман, Борис Соломонович, 50 лет - начальник отдела снабжения и сбыта.

Волков, Андрей, 25 лет - студент электротехнического института, практикант на заводе.

Елочка, дочь Хромова, 22-х лет - студент электротехнического института, практикант на заводе.

Поддужный, Егор Прокофьевич, 28 лет - комендант.

Воробьева, Наташа, 20 лет - телефонистка.

Анна Петровна, 52-х лет - уборщица.

Цыплянский - кинооператор.

^ АКТ ПЕРВЫЙ

Передний план занят цветником, пересеченным дорожками, уходящими влево и вправо. Садовые скамьи. Справа угол заводского здания в два этажа. Внизу дверь и окно. Надпись на дверях: "Управление завода пленочных фотоаппаратов". Во втором этаже открытое окно коммутатора. В окне Наташа Воробьева.

Слева веранда квартиры Хромова. На веранде стол, покрытый скатертью.

Анна Петровна производит уборку у крыльца управления.

Летний вечер.

Из управления выходят Рязанова и Абашидзе.

Абашидзе: А я тебе говорю: надоело. Если не верят Хромову, пускай присылают другого главного инженера. Для чего человеку морочить голову.

Рязанова: Что это такое: верят, не верят? Должна быть известная бдительность, только и всего.

Абашидзе: Ну, знаешь что, Елена Павловна: я понимаю, бдительность, это хорошо, а другое совсем дело, когда ходят и вякают без всякого толку. С какой стати, скажи пожалуйста, с какой стати? Дали человеку это дрянное производство и ломаются над ним.

Рязанова: Что это за глупости такие: дрянное производство. Этот завод имеет большое техническое значение и политическое значение.

Абашидзе: Отпустите меня, очень прошу.

Рязанова: Истерика.

Абашидзе: Никакой истерики. Я тебе говорю в официальном порядке - отпустите! Как секретарю говорю.

Рязанова: Глупости.

Абашидзе: Я тебе официально говорю: я паровозник. Я хочу делать паровозы. Паровоз - это вещь. Я понимаю: цилиндр, котел, шатун, труба. А что такое "АЗетЭн"? Скажи мне, пожалуйста. Я не понимаю - я начальник механического цеха, я все делаю правильно, он должен снимать, а он не хочет.

Рязанова: Подожди немного.

Абашидзе: Не хочу ничего ждать. Я и в райкоме говорил - анекдот. А они говорят - не рассуждай. Я паровозник.

Рязанова: К этим аппаратам нужно относиться с таким же уважением, как и к твоему паровозу. Выпустить хороший "АЗетЭн" - это серьезная политическая задача.

Абашидзе: Что ты мне рассказываешь, кому это нужно, скажи пожалуйста? Мальчишкам нужно, всяким корреспондентам, любителям, парочкам. Он ее снимает на фоне шторма, какое нам дело? Нам нужен паровоз уголь возить, хлеб возить, железо возить.

Рязанова: Что это за мальчишество? "АЗетЭн" нужен для научных и военных целей. А твои паровозы парочек не возят?

Абашидзе: Парочек? Каких парочек?

Рязанова: А вот тех, что на пляже снимаются? На чем они приехали на пляж?

Абашидзе: Не может быть? /Смеются/. Ах ты, черт, скажи пожалуйста, приехали? В мягком вагоне? Подлый какой народ, скажи пожалуйста…

Рязанова: Идем обедать. Прекратить прения.

Абашидзе: Приходится прекратить. А знаешь, это для маня абсолютно неожиданно. Мои паровозы перевозят влюбленных? Какое безобразие.

Уходят вправо. Из Управления выходит ^ Хромов, рассматривая какие-то бумажки.

Наташа: Товарищ Хромов, если будут звонить, вы дома?

Хромов: Да, пожалуйста.

Уходит через веранду в квартиру.

Анна Петровна: Слухай, Наташа, говорят, вот этот Хромов самый, арестант будто.

Наташа: Что вы, Анна Петровна, как это - арестант?

Анна Петровна: Арестант. Вредный арестант будто. Видишь какой? А теперь он, говорят, выпросился: сделаю вам азетены, значит, в расчете будем. Да что-то не выходит с азетенами - все брак. Вот и судите теперь.

Наташа: Ну, что вы…

Анна Петровна: Вот тебе и ну! Этот арестант, а то оптики какие-то, а механический начальник - турок, говорят.

Наташа: Что вы все выдумываете?

Анна Петровна: Турок! Я так мечтаю, что ничего у них не выйдет. Путают они советскую власть и все. А комендант наш, Егор Прокофьевич, думаешь, кто. Это еще хуже арестанта, - ненормальный какой-то…

Наташа: И ничего подобного, Анна Петровна, что вы на всех нападаете? Егор Прокофьевич такой человек… а говорит как… слушаешь… слушаешь и еще хочется.

Анна Петровна: Ты дослухаешься коменданта этого. Я так мечтаю, что в дурах ты останешься. А он все к Хромовой барышне липнет, к студентке этой.

Наташа: Не прилипнет.

Анна Петровна: Увидишь.

Наташа: Ну, и увижу… Алло… Завод фотоаппаратов… Лугового? Есть такой… Да…

Справа входит Поддужный, слушает.

Наташа: В квартире у него телефона нет… Так это далеко… Я не злая, а только некого послать… Зачем насмехаться? Ну, и пускай хороший голос… Да, серебряный… Ну, и пускай, а послать некого… Все равно… Конечно, красивая… Это вы уже глупости говорите, стыдно… Сколько лет? Девятнадцать…

Поддужный: Товарищ Воробьева!

Наташа: Ой /Бросает трубку/.

Поддужный: Я буду беспощадно обращать ваше внимание. Если вы при исполнении обязанностей, так причем красивая? А также, например, серебряный голос? Эти показатели употребляйте, пожалуйста, дома, а не на службе.

Наташа: А если он говорит?

Поддужный: Я, как комендант завода, не могу этого товарища достигнуть. А вас еще раз убедительно прошу: к вашему голосу подходите с точки зрения техники, а отнюдь не в плоскости разложения.

/Уходит вправо/.

Анна Петровна: Поговорил с тобой… радуйся!

Наташа: Ах, какой он энергичный, Анна Петровна! Оратор какой! Показатели, говорит.

Анна Петровна: Я так мечтаю, что он тебе покажет.

Справа входит Ходиков с кошелкой. Рассматривает контрольную линзу.

Наташа: Товарищ Ходиков, что это вы нашли? Брильянт, кажется?

Ходиков: /Остановился/. Это, красавица, дороже брильянта. Это контрольная линза. И ее не нашел, а сделал ее наш замечательный полировщик товарищ Морочный. И должен вам сказать, золото мое, восхитительно сделал, можно сказать, чудо оптической техники. Вы только вообразите, в ней точность до одного микрона.

Наташа: Как вы сказали?

Ходиков: До одного микрона, дорогая, значит до одной тысячной миллиметра. Вы представляете? Одна тысячная миллиметра, это тоньше всякой поэзии, тоньше тишины, тоньше вашей грусти…

Наташа: Ах, прелесть какая!.. А для чего же такая тонкость?

Ходиков: /Поставил кошелку на крыльцо/. Видите ли, красавица, когда полируют линзу, прикладывают к ней это стеклышко. Выпуклость линзы должна точно соответствовать вогнутости контрольного стеклышка. Если они где-нибудь не соответствуют, между ними получается воздух. Вы увидите такие радужные кольца - это ньютоновы кольца. Сколько ньютоновых колец, столько микронов воздуха. Видите?

Справа входят Ходикова и Поддужный. Слушают.

Наташа: А для чего они?

Ходиков: Что, детка?

Наташа: А эти самые… ньютоновы кольца?

Ходиков: Колечки эти очень красиво. Если бы надеть на ваши пальчики, было бы восхитительно, но они не для этого. Как я уже вам докладывал, умница моя… /Увидел жену, берет кошелку/. Да… оптика это дело точное… Много нужно трудиться, знаете…

Ходикова: Вижу, как ты трудишься! Оптику где нашел, бесстыдник, легкомысленный какой человек, прости господи.

Ходиков: Видишь, Муся, в писании сказано: технику в массы!

Ходикова: Мошенник какой, прости господи. Увидел девочку - массы! А я сижу, думаю, за хлебом пошел…

Xодиков: Не хлебом единым… И вообще, Муся, ты перегинаешь палку. Ну, объяснил человеку…

Ходикова: Стар ты уже объясняться. Стыдно в твоем возрасте заниматься флиртом. А все оттого, что физкультурой не интересуешься, отлыниваешь. Идем за хлебом, прости господи.

Уходят влево.

Поддужный: Вот видите до каких семейных прорывов доводит ваше кокетство. Я вас спрашиваю, по какому праву вы флиртуете с правильного семейного пути инженера-оптика товарища Ходикова? Зачем всякие пустяки ему выражаете?

Наташа: Егор Прокофьева, я ничего ему не выражала.

Поддужный: Обратно повторяю: ваше дело коммутатор. А вы все время уклоняетесь через окно сюда, в воздушную атмосферу. Беспокоите проходящих товарищей посторонними улыбками. Вот и в текущий момент, я вам высказываю выговор, а у вас смешное выражение лица.

Наташа: Очень уж вы замечательно говорите, Егор Прокофьевич.

Поддужный: /Кричит/. Сколько раз вам говорить? Не примешивайте частности к служебному выполнению. Вы знаете, какой прорыв на заводе? Вам известно, что азетены представляют брак на все сто процентов? А вы предаетесь кокетству…

Наташа: Ах!

Поддужный: Тьфу, какая женщина несообразительная!..

Убегает налево.

Анна Петровна: А говорить он, правда, мастер… Смотри, Наташка!

Из Управления выходит Елочка.

Елочка: Товарищ Воробьева, отец домой ушел?

Наташа: Только что.

Елочка: А Купермана не видели?

Наташа: Не видно было что-то…

Елочка: Вот беда… Подожду.

/Садится на скамью/.

Анна Петровна: Вот скажите мне, барышня, зовут как и не знаю.

Елочка: Меня зовут Еленой… Павловной. А больше все зовут Елочкой, с малых лет так привыкли.

Слева входит Поддужный.

Анна Петровна: Это смотря кому. Так вот скажите мне, барышня, что это такое у нас говорят, будто папаша ваш в допре сидел?
[Из интернета. Дом предварительного заключения ("Допр")]

Елочка: Ой!.. А вам для чего это?

Анна Петровна: Да, видишь, говорят, а чтобы толком кто объяснил, так некому… Будто он арестант, да еще и сильный какой-то, навредил что-то.

Елочка: Как же это?
[ Далее идет предложение: "Что же мне плакать, что ли?" В машинописи, которую правил А.М. Горький, его рукой синим карандашом это предложение было зачеркнуто ]
Как же можно так спрашивать, бабушка?

Наташа: И что вы, Анна Петровна, какой вы человек, честное слово…

Поддужный: Товарищ Пономаренко, кто вам дал право выходить за границы?

Анна Петровна: Да отстань ты, не до тебя… И не за какие я границы не ходила, здесь была все время.

Поддужный: Вы своим языком делаете расстройство нервов. Какая вам техника полагается в период реконструкции? Метла, веник, совок, опилки. А вы вмешиваетесь отсталым языков в разные болезненные явления, а человек должен на вас реагировать.

Наташа: Ах, как вы замечательно сказали…

Поддужный: В последний раз вежливо вас прошу: не будьте дурой и скройтесь в коммутаторе.

^ Наташа скрывается.

Анна Петровна: Да ты, Елочка, прости старуху, надудели в уши, надудели, я и поверила.

Елочка: Ничего, бабушка, я не обижаюсь.

Поддужный: Товарищ Пономаренко, очистите территорию, очень прошу.

Анна Петровна: Где чистить, не разберу?..

Поддужный: Уходите с этого места немедленно.

Анна Петровна уходит в Управление. Поддужный оглядывается на окно коммутатора, ^ Наташа выглядывает и испуганно скрывается.

Поддужный: Елена Павловна, вы учащаяся молодежь и с вашей стороны не нужно придавать удельный вес разным старухам.

Елочка: Товарищ Поддужный, вы… прелесть! Скажите еще что-нибудь.

Поддужный: Я готов сколько угодно. Вы знаете, я тоже был студентом в институте… Этого самого… коммунального хозяйства.

Елочка: Значит, вы тоже учащаяся молодежь?

Поддужный: А как же! Только к моему характеру не согласованно. Столовка, извините за выражение, плохая, и научная служба нельзя сказать, чтобы в первом ряду показателей. Каждый день аппетит остается, можно сказать, за бортом, а также и неприятности по службе, так сказать, неуды. Я человек аккуратный и порядок люблю, а тут замечаю, что в моем организме прорыв на сто процентов.

Елочка: Не может быть?

Поддужный: Да, злой, понимаете стал. И волосы на голове стали вылазить, нельзя сказать, чтобы приятно. Как у собаки, клочьями. И все потею и потею. Разуешь вечером ботинок…

Елочка: Ужас!

Поддужный: Вот вы сделали улыбку, а я ни на что стал похож. Учиться мне не в пользу.

Елочка: Не может быть, учиться каждому в пользу.

Поддужный: А я хочу жениться на образованной женщине. Тогда будет без всякого ущерба. У меня ум есть и энергичные темпы, а у нее образование. Можно достигнуть.

Елочка: Если у вас энергичные темпы, так женитесь скорее.

Поддужный: У меня очень энергичные, даже можно сказать большевистские темпы, хотя я и беспартийный. А вы мне очень нравитесь, Елена Павловна. Я, конечно, с вами знаком в смысле разговоров, но по усмотрению вижу, какой вы человек.

Елочка: Что такое, что такое?

Наташа: Алло… Товарищ Поддужный?.. Есть. Егор Прокофьевич, вас просят из города.

Поддужный: Вот видите, какая жизнь, слова сказать не дадут.

Поддужный уходит в Управление, столкнулся с Волковым.

Поддужный: Извиняюсь.

Волков: Очень рад… Куда это он, как угорелый? А я тебя, Елочка, ищу по всему заводу и вообще. А ты здесь сидишь.

Елочка: Ах, Андрюша, здесь столько дел и все важные. Во-первых, Анна Петровна интересовалась, правда ли, что мой отец арестованный.

Волков: Вот дурища!

Елочка: Во-вторых, комендант в любви объяснялся.

Волков: Ого! Это уже не так глупо.

Поддужный: /В коммутаторе/. Слушаю… Слушаю… Алло… Да чего же вы молчите?.. Алло… /К Наташе/. Кто меня вызывал?

Наташа: Не знаю.

Поддужный: Женщина или мужчина.

Наташа: Мужчина, кажется.

Поддужный: Как это вы бессознательно говорите: кажется. Мужчина говорит толсто, а женщина тонко.

Наташа: А это было так… посередине.

Поддужный: А я вам скажу непосредственно - это гнусная интрига.

Наташа: И мне так кажется.

Поддужный: Обратно кажется? Почему кажется, если вы сама активно участвуете? Я вижу: здесь в коммутаторе начинаются блуждания.

Наташа: Егор Прокофьевич…

Поддужный: Блуждания…

Скрываются.

Волков: /Смеется/. Действительно, дела серьезные. Слушай, Елочка, еще одно… серьезное дело. Без подводки линии специального напряжения у нас ничего не выйдет?

Елочка: Не выйдет.

Волков: И эти чудаки, оптики, нас засмеют?

Елочка: Засмеют.

Волков: И будут твердить: замечательные, очаровательные ньютоновы кольца - чудо науки?

Елочка: Верно, верно…

Волков: А мы будем позорно молчать?

Елочка: Честное слово, я буду сегодня плакать, - столько серьезных дел за один вечер.

Волков: Ты не должна уронить ни одной слезы. У нас с тобой только одно серьезное дело. Мы должны этим олухам доказать: точный контроль линзы возможен только при помощи электричества. Надо, наконец, электрифицировать их. Как должно быть? Должно быть так: берешь линзу и - в аппарат. Что, правильно? Аппарат играет интернационал. Ошибка на один микрон – марш Буденного, на два микрона - вальс Шопена, на три микрона - полька, еще больше - Фокстрот, еще больше - настоями кошачий концерт.

Елочка: /Хохочет/. Смотри ты, до чего додумался?
[ Далее зачеркнуто синим карандашом рукой А.М. Горького: "Ты мечтатель, ты мечтатель" ]

Волков: Это конечно потом, а пока довольно будет такого красивого звоночка, вот таким голоском, как у тебя: пррравильно. Только ты духом не падай.

Елочка: Если одно серьезное дело, я никогда духом не упаду. А ты подумай - три. И еще есть — четыре.

Волков: Глупости - одно. Одно серьезное дело - наш аппарат "Смерть ньютоновым кольцам".

Из Управления выходит Поддужный.

Поддужный: Я искренне извиняюсь.

Волков: Почему?

Поддужный: Я толкнул вас, товарищ электрич…, или лучше сказать, товарищ студент.

Волков: Можете сказать: электрический студент.

Поддужный: Я очень извиняюсь.

Волков: Ничего. Вы беседовали с Еленой Павловной? Я не мешаю?

Поддужный: Товарищ студент, тут не в беседе дело, а в проведении жизни. Я такой человек, который в путях жизни освоение хорошо достигнул, а Елена Павловна подобно дитёнку страдает от бессмысленной старухи.

Наташа: Ах…

Поддужный: /Смотрит в окно/. Я вас очень прошу… попробуйте еще раз ахнуть… Я принужден буду репрессивные меры.

Елочка: Егор Прокофьевич, не надо так строго.

Поддужный: Помилуйте, Елена Павловна. В такие, можно сказать, критические моменты вопиющая легкомысленность.

Поддужный уходит влево.

Волков: Да, моменты критические.

Елочка: Андрей, что такое происходит с фотоаппаратами?

Волков: Что происходит? На поэтическом языке это называется - абсолютный брак. А если попросту - получается не АЗетЭн, а дрянь.

Елочка: Почему, почему?

Волков: Вопрос метафизический. Ты у отца спроси, главного инженера Хромова.

Елочка: Отец тоже не знает.

Волков: Скажи, ты отцу по-настоящему веришь?

Елочка: Вот на зло тебе верю. Верю и все. Какое тебе дело?

Волков: Да какое же мне зло? Верь, пожалуйста.

Елочка: И знай: отец лучше всех, лучше всех.

Волков: И даже лучше меня?

Елочка: Лучше. В тысячу раз лучше.

Волков: Не может быть.

Елочка: Андрей, ты ничем не хочешь мне помочь… Что с отцом случилось, я не понимаю… и я, как это говорится, страшно… Мне… как бы тебе сказать… больно очень. Понимаешь?

^ Волков: Не понимаю.

Елочка: Как тебе не стыдно.

Волков: Смотри, не стыдно.

Елочка: Вижу. От этого я еще больше страдаю.

Волков: Слушай, Елочка. Ты сообрази. Что такое отец? Ты посмотри с социалистической точки зрения.
[ ZT. Кажется в 1980-е пелось: «Прежде всего мы родители, а всё остальное – потом», но у Лепелетье, Дантона и у А.С. Макаренко: прежде всего мы – деятели (граждане) и/или дети, подростки, юноши (тоже граждане) общества, а все остальное – потом. И даже нарождение и воспитание столького количества детей, сколько в данную эпоху нужно обществу, – это обязанность и долг перед обществом, а не одна только личная интимная потребность. В сущности такова была неизбывная позиция А.С. Макаренко, и вот именно эту так сказать позиционную логику и старался внушить Волков Елочке. В «Про это» у Вл. Вл. Маяковского это выражалось так: Не вы – не мама Альсандра Альсеевна. Вселенная вся семьею засеяна.
ZT. Например: Личная интимная потребность подсказывает: достаточно одного ребенка, а обязанность и долг перед обществом говорит: нет, не достаточно! ZT. Увы, за мной тут - большущий грех… ]
[
Волков Елочке, продолжает] Отец - это прежде всего предрассудок. Во-вторых… Во-вторых, это просто абстракция, видимость.

Елочка: [ Далее предложение зачеркнуто рукой А.М. Горького синим карандашом: "Сообрази, философ какой". ] А если я этой абстракцией воспитана, живу, вместе с ней, обедаю за одним столом…

Волков: Вульгарный материализм…

Елочка: И я его люблю.

Волков: А это - пережиток родового строя.

Елочка: А если я тебя люблю?

Волков: Меня, это другое дело. Я, понимаешь ты, молодой и красивый. Это реальные основания.

Елочка: И глупый, и ограниченный, и злой, как… Почему ты враждебно относишься к моему отцу? Почему? Какое ты имеешь право?

Волков: Елочка, ты - комсомолка, а диалектики никакой. Если рассматривать товарища Хромова как знающего инженера, и притом очень талантливого, - я его обожаю. И ты обожай, пожалуйста. Если подходить с классовой точки зрения, получается… видишь ли… как-то рябо получается. Так нужно… посматривать.

Елочка: Но он мой отец.

Волков: Ты мне об этой фикции не говори.

Елочка: Ты мне не хочешь помочь.

Волков: Помогаю тебе. Смотри - анализ тебе произвел хороший, а ты его не умеешь сделать сама.

Елочка: Ведь мы с ним работаем, он нас учит.

Волков: Я же сказал тебе: обожаю инженера Хромова и люблю. Люблю, жалею. Смотри: три недели назад он попал на этот завод - инженер электрик на оптическом заводе! Кругом это оптики, линзы, всякая стеклянная мудрация. Делаем АЗетЭн, а Павел Иванович даже не видел в глаза заграничного АЗетЭна. Не видел! Он только воображением рисует себе. Ужас, что такое! У нас был один экземпляр, так его растащили по деталям. Я на части разорвусь, достать где-нибудь. Мы с Абашидзе ищем.

На веранде ^ Хромов. Стоит, задумался. Спустился в цветник, сорвал гвоздику.

Волков: А ты не страдай, Елочка. По всей вероятности, все будет хорошо. Главное сейчас этого черта выпустить - АЗетЭн. Стой, Абашидзе идет!

Справа входят Абашидзе и Куперман. Волков бросается к Абашидзе. Куперман подходит к Елочка. Волков и Абашидзе разговаривают тихо - секрет.

Елочка: Борис Соломонович, голубчик, я вас ожидаю.

Куперман: Интересно, какое применение вы можете сделать из Купермана?

Елочка: Серьезное дело: нам нужна проводка от трансформатора, десять метров.

Куперман: Разве я гожусь на такое дело на старости лет?

Елочка: Годитесь. Нужно вскопать канаву длинною в десять метров. Остальное мы сами сделаем.

Куперман: Мне очень нравится: старый коммерсант будет копать канаву. Очевидно, темпы вас мало интересуют…

Елочка: Не копать… Пойдемте, я вам покажу на месте…

Куперман: Посмотреть еще могу… /Уходят вправо/.

Абашидзе: А я тебе говорю: у него есть.

Волков: Заграничный АЗетЭн?

Абашидае: Чего ты делаешь глаза, как у паровоза? Заграничный АЗетЭн.

Волков: Черт! Так это же замечательно! Где он, этот самый Сидор?

Абашидзе: Сейчас он будет проходить с женой - хлеб транспортирует.

Уходит вправо. Навстречу Елочка.

Елочка: Куперман рабочих не дает.

Волков: Я ему, старому, голову оторву и ноги поломаю.

Абашидзе: Идем, идем, какой убийственный молодой человек.

Абашидзе и Волков уходят вправо. Елочка подходит к отцу, наклоняется над цветами. Берет из рук Хромова гвоздику.

Хромов: Пожалуйста.

В машинописном тексте, хранящемся в архиве А.М. Горького, на странице 8 /оборот/, Рав-пГ, д.29-2-2 весь текст перечеркнут наискосок простым карандашом, что, по всей вероятности, сделал сам А.С. Макаренко, так как далее идет текст этого диалога в несколько измененном виде. Приводим целиком первоначальный вариант.


Елочка: Папа…

Хромов: Что такое, Елочка?

Елочка: Мы с тобой ни разу не говорили после того, как тебя… как ты уехал тогда…

Хромов: После моего ареста.

Елочка: Да. Уже три недели, как ты вернулся. И все молчишь.

Хромов: /Молчит/.

Елочка: Папа, ты должен сказать мне… Скажи…

Хромов: Елочка, я ничего не должен.

Елочка: Ты думаешь, дочь - это предрассудок?

Хромов: Как это?

Елочка: Пережиток родового строя? Абстракция?

Хромов: 0, нет.

Елочка: Ты должен объяснить мне: ты виноват?

Хромов: /Улыбнулся сурово, передернул плечом/.

Елочка: Папа… Прости меня… но мне нужно.

Хромов: Я понимаю, Елочка.

Елочка: Я должна знать.

Хромов: Но ты же знаешь, что я осужден. И здесь я работаю, как политический преступник. Значит ты все знаешь.

Елочка: Я хочу знать правду.

Хромов: Разве ты не доверяешь советскому суду? [ZT. Ух ты, советскому суду!].

Елочка: Я хочу быть уверена… что ты честный человек.

Хромов: /Молчит/. ]


Елочка: Папа, скажи мне, как ты себя чувствуешь?

Хромов молчит.

Елочка: Мы с тобой ни разу не говорили с тех пор, как ты тогда уехал…

Хромов: После моего ареста.

Елочка: Три недели, как ты вернулся, и все молчишь…

Хромов: Говорить… иногда бывает лишнее…

Елочка: Ты, наверное, думаешь, что дочь - это предрассудок.

Хромов: Н-нет.

Елочка: Или пережиток родового строя?

Хромов: /Улыбнулся/. Нет, нет…

Елочка: Я за тебя боюсь… может быть… я могу помочь тебе чем-нибудь…, папа?

Хромов: Спасибо, Елочка, я понимаю… только… видишь ли…

Елочка: Если у тебя… там… перепуталось как-нибудь, знаешь, вдвоем легче распутаться, правда же?

Хромов: Елочка… в сказках бывает: загадают загадку, очень трудный вопрос какой-нибудь… Помнишь, принцесса Турандот? В какой-то сказке, помню, есть такая загадка, распутать клубочек.

Елочка: Ну да, ты хочешь сказать: Елочка, ты еще ребенок, а мне сказками заниматься некогда.

Хромов: 0, нет, напротив. Как раз у меня такое… впечатление, как будто мне дали страшно трудную задачу, сказочную, такую трудную… Не разгадаешь, - умрешь…

Елочка: Ой!

Хромов: Но это замечательно… Прекрасно, красиво, как в сказке. Я не умею об этом говорить, поэтому я молчу.

Елочка: Папочка, хороший мой, я тебе помогу, правда?

Хромов: Понимаешь. Только это не клубок, это что-то другое.

Елочка: Говори.

Хромов: И моя вина… да… мое преступление, и это наказание: наш чудесный завод, это совершенно неведомая для меня область, и люди: оптики, Абашидзе, Рязанова и то, что требуется лично от меня…

Елочка: От тебя? От тебя требуется творчество?





оставить комментарий
страница1/6
Дата12.10.2011
Размер1.29 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх