Стенограмм а заседания Государственно-патриотического клуба егэ по литературе: стандарт качества или проблема современного образования Газетный переулок, дом 5 icon

Стенограмм а заседания Государственно-патриотического клуба егэ по литературе: стандарт качества или проблема современного образования Газетный переулок, дом 5


Смотрите также:
Стенограмм а заседания Государственно-патриотического клуба партии «Единая Россия» Центр...
«Роль спорта в патриотическом воспитании» Центр социально-консервативной политики Газетный пер....
Тезисы выступлений участников совместного «круглого стола»...
Стенограмм а заседания «круглого стола» Центра социально-консервативной политики Центр...
«4 ноября»
Клуба Партии «Единая Россия»...
Нашего заседания очень актуальна...
«Историческое наследие России» Государственный Исторический музей Красная площадь, дом 1...
Заседание Клуба политического действия «4 ноября» Тема заседания...
Стенографический отчет заседания Рязанского регионального отделения Клуба политического действия...
125047 Россия, г. Москва, 4-й Лесной переулок, дом 4 Информация...
Различное понимание понятия качества...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4
скачать



С Т Е Н О Г Р А М М А


заседания Государственно-патриотического клуба


ЕГЭ по литературе: стандарт качества или проблема современного образования


Газетный переулок, дом 5

25 апреля 2008 года, 15.00


Председательствует И.А.Яровая


Шувалов Ю.Е. Уважаемые коллеги, мы проводим сегодня здесь первое заседание нового клуба «Единой России» – Государственно-патриотического клуба. Мы давно говорили о необходимости создания такого клуба. Многие высказывали свои пожелания работать на этой площадке. Сегодня проходит первое заседание. Думаю, оно будет успешным началом работы этого клуба, трех клубов партии. И та дискуссия, которая сейчас в партии идет по итогам 9-го съезда партии, я думаю, она будет конструктивной, и результатом ее станут конкретные решения в рамках развития «Стратегии страны до 2020 года».

Сегодня мы приветствуем здесь министра науки и образования. Очень приятно, что здесь находится много депутатов Государственной Думы, Ирина Анатольевна Яровая – координатор Государственно-патриотического клуба, многие люди впервые. Но я хочу сказать, что вообще дискуссия на Газетном идет уже не первый год, и сегодня мы заявляем Государственно-патриотический клуб, но есть уже определенные традиции тех дискуссий, которые идут в партии, и, я думаю, что и сегодняшний разговор будет таким же интересным, как и те, что были раньше.

Сегодня мы будем говорить об образовании, но в целом я просто хочу сказать, что вот это направление Государственно-патриотического клуба, оно, я думаю, будет поднимать вопросы, связанные с укреплением российской государственности, вопросы прав граждан на культуру, ответственности СМИ за общественную нравственность, в том числе, работу таких направлений, как судебное направление, укрепление судебной власти как таковой, модернизация ее на сегодняшний день. Все это вопросы, которые обсуждались на съезде, и все они чрезвычайно важны для партии. Поэтому сегодня начинаем с одного из ключевых вопросов развития, вопроса, от которого зависит успех тех преобразований, которые идут в России, это образование, это новые формы, которые в результате важных изменений законодательства уже внедряются сейчас в практику.

Для нас важно сохранить ценности образования, которые были созданы в стране, и в то же время сделать систему образования современной, отвечающей требованиям мировых стандартов, которые сейчас существуют.

Поэтому я хочу предоставить сейчас слово Ирине Анатольевне Яровой и в целом ей дать возможность вести сегодняшнее заседание.

Яровая И.А. Уважаемые коллеги, добрый день! Действительно, сегодня у нас первое заседание клуба, поэтому прежде всего разрешите всех поблагодарить за участие в нашей работе. Тема, которую мы выбрали, она не случайна для клуба, потому что мы убеждены в том, что, говоря о формировании цельной личности, говоря о сохранении культурной русской идентичности, конечно же, преподавание в школе такого предмета как литература, на наш взгляд, является основополагающим. И, говоря о том, что сегодня мы рассматриваем «Стратегию 2020» как вложение инвестиций в человека, как необходимость формирования творческой личности, трудно преувеличить значение такого предмета в школе как литература.

Наверное, то, что сегодня отличает школьника Российской Федерации от школьника любого европейского государства или США, это такие предметы как «Русский язык», «История отечества» и «Литература». И ценностные ориентиры, которые предполагают сохранность идентичности культурной, формирование патриотизма и понимание себя как неотъемлемой части общества и истории Государства Российского, конечно, вопросы преподавания литературы в школе, вопросы отношения к этому предмету являются, на наш взгляд, очень важными.

В целом наш клуб будет уделять очень много времени именно вопросам воспитания, именно вопросам сохранения культуры и традиций, потому что, говоря о сильном государстве, мы прекрасно понимаем, что сегодня это не только эффективное управление, это не только профессиональный менеджмент, это не только ответственность чиновников, но это и формирование такой полноценной личности, которая бы соотносила себя с культурными традициями и историей России.

Поэтому сегодня в формате обсуждения, которое заявлено, наверное, в большей степени не столько хотелось бы говорить о том, ЕГЭ – это плохо или хорошо. Задача, которую мы поставили перед собой, она несколько иная. Мы бы хотели услышать ваше профессиональное мнение и вашу гражданскую позицию на предмет того, каким образом сегодня надлежит относиться к такому предмету как «Литература», и является ли это стандартом качества сегодня в российской школе. Или должно ли это стать стандартом качества образования. Каким образом по итогам обучения в школе ребенок, выходя в самостоятельную жизнь и становясь самодостаточной личностью, должен знать или не знать литературу, и каким образом это влияет в дальнейшем на понимание его гражданской позиции и вообще на его будущность.

Я знаю, что наверняка будут разные точки зрения. В любом случае здесь можно высказывать все точки зрения, независимо от того, насколько они будут совпадать. И очень большая просьба, может быть, сразу, если у вас есть какие-то предложения, а все вы люди, которые глубоко профессионально знаете этот вопрос, формулировать их и не бояться, что, может быть, они покажутся радикальными. Потому что то, что на первый взгляд кажется немыслимым, невероятным и невозможным, как показывает жизнь, вполне реализуемо.

Поэтому всем спасибо, и чтобы начать наш разговор, поскольку Андрей Александрович Фурсенко любезно принял наше приглашение, я хочу при всех еще раз сказать, что он тем самым подтвердил статус самого народного министра. Я знаю это, поскольку с Андреем Александровичем мы работали по программе 2100 – это учебник по «Русской литературе», еще есть по такой системе образования. И мы находили взаимопонимание в том, что в рамки этого учебника вложено слишком много произведений, которые носят мистический характер и странным образом влияют на формирование личности ребенка.

Одним словом, Андрей Александрович, первое слово Вам. И, исходя из заявленной темы, Ваше суждение на этот счет.

Фурсенко А.А. На самом деле я все-таки пришел главным образом послушать позиции. Вообще обсуждение не первое на эту тему, и, я думаю, что что-то я представлю, что-то хотел бы услышать и, может быть, отреагировать на высказанные позиции.

Но коль уж Вы предложили мне первое слово, спасибо большое за приглашение, я просто просил бы две вещи учитывать в ходе нашего обсуждения.

Первое. Мне кажется, что мы должны обсуждать не проблему вообще, а обсуждать то, что у нас сегодня есть, те проблемы, которые сегодня существуют в образовании и в школьном, и в вузовском. И искать решения не абстрактные, которые, как в свое время было построение коммунизма, что это действительно очень хорошо, и желательно, чтобы это произошло, но абсолютно непонятно, как к этому прийти. А обсуждали бы проблемы в реальной жизни, в реальном поле.

Я думаю, что мы все должны признать, что сегодня преподавание в школах и в вузах по качеству уступает тому, что было, например, лет 15-20 назад. Это возникло не сегодня и не вчера. Образование – вещь очень консервативная, и, в общем, проблемы в ней длятся годами, а не неделями и месяцами. Это позитивная вещь в том плане, что в одночасье все сразу рухнуть не может, и мы наблюдали это в самые сложные 90-е годы, когда традиции образования сохраняли ту систему, которая у нас была.

Но сегодня мы увидим иную сторону этой проблемы. Вот те потери, которые произошли, они в одночасье восполнены быть не смогут. И когда мы обсуждаем сегодня проблемы и преподавания, и проверки знаний, и улучшения качества, то мы должны понять, что как бы и что бы мы ни предложили, это длинный процесс. И обсуждать мы должны исходя из того, что шаг за шагом мы должны ситуацию улучшать, и уж точно не ухудшать.

Я думаю, что тут у нас и будут какие-то обсуждения самые острые, потому что когда я встречался, обсуждал вопросы, связанные с преподаванием, с проверкой знаний в том или ином вопросе, то главные проблемы были – это что те шаги, которые сейчас делаются, они не улучшают, а ухудшают ситуацию. Я думаю, что очень важно вскрыть все эти вопросы и попытаться понять, действительно, где нам кажется, что ситуация становится хуже просто потому, что она становится хуже объективно, за счет того, что происходило там 10-15-20 лет тому назад, а где это происходит из-за недостаточно продуманных шагов, которые мы делаем сегодня. Это первая вещь.

И вторая вещь. Я все-таки хотел бы, чтобы мы, если это возможно, сосредоточились не на технической стороне того, в каком виде надо проверять качество, сдавать экзамен. Все-таки всю жизнь было так, что экзамены проверяли то, как учатся, а не учились ради того, чтобы сдать экзамен. Во всяком случае, нас так воспитывали, и, мне казалось, что это главный принцип педагогики. Экзамен – он не сам по себе, он нужен для того, чтобы оценить, каково реальное качество подготовки.

И тут я, к сожалению, могу сказать, что качество подготовки ухудшилось кардинально. У нас сегодня, и это объективно показывают результаты ЕГЭ, которые не могут, может быть, выявить талантливых ребят, но то, что они могут оценить минимальный необходимый объем знаний, особенно там, где существует возможность формализации этих знаний, вот это, в общем, вещь, по-моему, не сильно обсуждаемая. По крайней мере, даже такие скептики по части ЕГЭ как Виктор Антонович Садовничий, прорешав сам Единый государственный экзамен по математике, сказал, что он, конечно, мало что проверяет, но уж то, что человек, который знает математику, его всегда сдаст, это без сомнений. Точно то же самое мне сказала Людмила Алексеевна Вербицкая по поводу русского языка.

Так вот эти объективные данные показывают, что у нас сегодня до 30% школьников элементарно неграмотны в области математики, просто на уровне таблицы умножения, и примерно такое же количество элементарно неграмотны в области русского языка. Ну, может, не 30%, может, 20%, но вот этот масштаб.

И я хочу, чтобы, обсуждая все негативные стороны новых систем, проверок, мы при этом все время помнили о том, что есть объективная реальность. И бороться нам надо, по-моему, не с системой оценки и проверки, а именно с той объективной реальностью, которую мы на данный момент имеем.

Яровая И.А. Спасибо.

Андрей Александрович сразу высказал мнение, которое, я думаю, как раз может стать одной из основ к обсуждению того, что отнесение тех или иных предметов к числу экзаменационных, по его мнению, не является определением того, что ради этого стоит учить предмет. Но, тем не менее, Министерство образования и преподаватели таким образом обозначают приоритеты в дисциплинах, относя их к экзаменационным, обозначая их как главные, и это неизбежно.

Несомненно, образование нужно получать ради качества образования, но отнесение тех или иных предметов, выделение их в особый статус экзаменационный предполагает их особое значение в числе прочих дисциплин.

Если позволите, я предоставляю слово Дмитрию Петровичу Баку.

Бак Д.П. У меня за плечами 17 лет преподавания в средней школе и 25 лет в вузе. И я могу наблюдать ситуацию с обеих сторон, могу видеть те процессы, которые определяют преемственность современной ситуации, которая сложилась с образованием. Я литературовед, поэтому больше говорить буду, пожалуй, об этом. И сосредоточусь на ЕГЭ, построив свою краткую реплику вокруг буквально 2-3 тезисов.

Ругать ЕГЭ сейчас так же очевидно и модно, как ругать некоторые скульптуры в Москве, и так же модно и очевидно пожимать плечами, встречая в прессе упоминания о вопросах, которые содержат информацию о том, в каком платье Наташа Ростова была на балу. На самом деле в этой ситуации, как Андрей Александрович уже сказал, это буквально то, что я тоже собирался сказать. Нужно коренным образом по-разному относиться к содержанию образования и к содержанию проверки. ЕГЭ – это своего рода оцифровка, это дигитальная цифровая технология, которая применяется во всем мире, и она совершенно необходима, от этого никуда не деться, так же как никуда не деться от книгопечатания, это все поняли, хотя оно убило искусство книги. Когда-то книга делалась в течение года, и это было искусством, а вот книгопечатание все это унифицировало.

ЕГЭ – это путь к доступности образования, к демократизации образования, это шанс для людей из разных регионов получить образование. Все это очевидные вещи. Но, вместе с тем, надо понимать, что ЕГЭ – это инструмент, а всякий инструмент нужно использовать по назначению. Если в электрическую розетку попытаться попасть пальцами, то электричество тоже принесет большой вред.

Ключевая идея, и она все больше вырисовывается в современных дискуссиях, это сочетание двух компонентов итоговой аттестации по результатам среднего образования. Есть государственная мерка – это ЕГЭ, тот минимум, который, по мнению профильных специалистов, должен знать каждый выпускник, и есть профиль каждого вуза. Каждый вуз должен иметь право проводить какие-то дополнительные испытания.

Сейчас говорят об олимпиадах, но статус их очень недифференцирован, в большинстве случаев речь идет только о всероссийских олимпиадах, а можно и нужно регламентировать именно характер олимпиад вузовских. И точно в документах официального характера регламентировать соотношение госзаказа, который формируется на основании ЕГЭ и на основании олимпиад.

Или другой вариант. Соотношение госзаказа добиться не по количеству мест, которое набирается на этом всесоюзном конкурсе и вузовском, а просто компоненты испытания входят в общий поток. Что-то предлагает вуз, что-то предлагается ЕГЭ.

Далее. Ключевая проблема, связанная с образованием в школе и с гуманитарным образованием в школе, состоит, на мой взгляд, в том, что мы все к гуманитарному образованию относимся как бы в таком оправдательном тоне. Мы говорим, ну как же, это же действительно идентичность нации, и как же без нравственного воспитания, которое происходит на уроках литературы. Это очень опасная риторическая фигура. То есть получается так, что успешный человек, прагматичный человек – это тот человек, который не гуманитарный, которому литература не нужна, давайте ему и это добавим.

Я считаю гораздо более продуктивной иную риторику. Гуманитарная составляющая образования – это то, что нужно для успеха, для прагматического успеха в жизни. Потому что в любой науке, в математике ли, в физике ли, в биологии ли, на определенном этапе развития появляется гуманитарная проблема. Будь то клонирование, будь то Интернет, будь то первые секунды существования Вселенной, Большой взрыв, который нас выводит на религию. Вот в чем суть. Гуманитарные дисциплины – это не довесок, подверженный нашим оправдательным декларациям, очень правильным, по сути, а это путь к жизненному успеху. Человек, не умеющий описать себя как проект, не умеющий разъяснить работодателю, спонсору, инвестору, кто он есть, будь он физик, будь он биолог, не может иметь успеха.

И еще одно соображение. Это привлечение общественного внимания к обсуждению проблем, связанных с ЕГЭ. В частности я, поскольку имею к этому отношение, веду переговоры с разными телеканалами, с разными телекомпаниями о том, что в последние годы совершенно заброшена вот эта ниша – телевизионная. Мы знаем, что на телевидении показывают, и знаем, чего там совершенно нет. Нет образовательного канала. Я знаю, что сейчас много усилий делается. Но как раз передачи, которые были бы прагматически ориентированы на школьную программу, которые бы осуществлялись при поддержке Министерства образования и науки, Федерального агентства по образованию, передачи, которые вели бы умные гуманитарии, и содержание которых соответствовало бы, если угодно, вопросам ЕГЭ, смотрели бы все. Не из-под палки, не потому что это нужно просто для соблюдения неких нравственных устоев, а потому что это помогает должным образом подготовиться к самостоятельной жизни, и, если угодно, к поступлению в вуз.

Итак, ЕГЭ и проверка знаний – это инструмент, а главное содержание литературного и филологического образования – это умение говорить и писать о текстах. А это умение воспитывается только личностью учителя. И никакие здесь законодательные акты, на мой взгляд, сами по себе результата не дадут.

Большое спасибо.

Яровая И.А. Что касается того, что было сказано, зачем нужна литература человеку, который считает себя математиком и физиком, потому что до начала дискуссии уже это обсуждалось. Конечно же, элементарно человек должен уметь выражать свою мысль ясно, понятно, красиво.

Поскольку у нас есть человек, который очень красиво и очень понятно умеет излагать свои мысли, и мы все это читаем, Полина Викторовна Дашкова, пожалуйста.

Дашкова П.В. Как это ни банально, меня пугает эта аббревиатура "ЕГЭ". Потому что не произойдет ли у нас того унифицирования, которое очень видно сейчас в Америке, когда, допустим, даже гуманитарий может там всю жизнь заниматься Маяковским. Я встречала в Колумбийском университете человека, который всю жизнь занимается только Маяковским, он кроме него ничего не знает. И вот эта западная система знаний, с которой мы сейчас пытаемся брать пример, намного хуже нашей. Наша, в общем, достаточно покалечена, и в советское время. Потому что в советское время преподавание литературы это был практически курс марксизма-ленинизма, там все раскладывалось по социальным признакам - это были лишние люди, борьба с крепостничеством и т.д. Потом в 90-е годы был другой кризис, когда поколение детей, нынешних 30-35-летних, которое росло с тем, а зачем учиться, зачем вообще что-то знать, когда надо идти в ларек, надо быть рекитиром и т.д. – это следующий этап. А сейчас, как мне кажется, есть опасность очередного витка такого перекоса в копировании западных систем обучения, систем образования. Потому что все-таки существует русская, российская образовательная традиция, гимназическая традиция. Допустим, моя прабабушка, которая закончила гимназию, до 94 лет помнила латынь, помнила французский и немецкий, хотя прожила всю жизнь в сталинское время и этими языками не пользовалась. Но это было такое гимназическое образование.

Нам лучше, мне кажется, возвращаться к своему, чем пытаться как-то унифицироваться под западные стандарты.

Яровая И.А. Можно вопрос? А исходя из того, что литература сегодня не относится к предметам, по которым ребенок обязательно сдает экзамен по окончании школы. Сейчас есть дискуссия о том, есть ли это показатель серьезного отношения к предмету, или это есть показатель несерьезного отношения. Вот для вас это есть какой-то символ в этом, или это вообще ничего не значит?

Дашкова П.В. Нет, это для меня многое значит. Но тут, понимаете, две стороны медали. С одной стороны, есть дети технического склада ума. Они видны сразу. И для них литература может быть хобби, приятным времяпрепровождением. Не надо пытаться их заставить знать литературу так же хорошо, как должны знать ее гуманитарии. То есть грамотного изложения собственного резюме, мне кажется, человеку с математическими мозгами вполне доступно. А литература не терпит насильственного внедрения. И здесь нужно соблюдать золотую середину. Но если в конечном счете выбирать – да-да, нет-нет, наверное, литература должна оставаться обязательным предметом.

А ЕГЭ меня как маму пугает ужасно.

Переверзенцев С.В. Это предложено, или уже решено, что литературу не включили в «ядро» обязательных предметов? Так это или не так?

Фурсенко А.А. То что у нас есть два обязательных предмета сегодня - это математика и русский язык, это верно. То, что не включили в «ядро», я вообще этого не понимаю, честно говоря. И я хотел бы еще раз сказать, что одна из причин, по которой литература не осталась обязательным предметом, это неудовлетворенность наша, в том числе проверкой знаний по литературе с помощью ЕГЭ.

Вот на самом деле это был один из главных резонов, почему в рамках ЕГЭ вот этот обязательный экзамен по литературе мы сочли нужным исключить. Одновременно, и я об этом говорил, пытаясь искать какие-то другие формы, которые бы обеспечили не только исходя из внутренних побуждений, но исходя из некоего административного посыла сохранение интереса к литературе.

Переверзенцев С.В. Теперь должен сказать, что мне как-то не очень нравится та кособокость, которую приобрел наш разговор касательно литературы, что литература рассматривается исключительно в прикладном значении оной. Вот можно резюме себе написать, мой себя как проект реализовать. Вообще это губительный подход к литературе по той простой причине, что главная задача литературы не в том, чтобы просто научить правильно говорить, правильно мыслить логически, воспринимать традицию жизни людей, хотя это одна из ее важных задач, И не важно, кто ты, технарь, гуманитарий или человек, который всю жизнь будет заниматься какой-то прикладной работой, допустим унитазы чинить, в данной ситуации не важно. Но литература дает ребенку в детстве образцы нравственного поведения. Это модели жизни, которые дает литература. И те классические произведения, с которыми мы с вами в детстве знакомились, с которыми наши дети и внуки знакомятся сейчас, это как раз передача опыта жизни нашего народа на нашей земле. То, как человек жил, в каких нравственных условиях он жил. Это передача опыта, формирование отношений между людьми, нравственных отношений, социальных отношений и т.д. Я не буду долго об этом говорить, всем и так это понятно. И, мне кажется, что это значение литературы намного выше всякого иного прикладного ее значения, хотя я никоим образом не отрицаю и ее прикладного значения.

Если исходить из такого взгляда на литературу, как учебный предмет в школе, я абсолютно согласен с Андреем Александровичем в том, что, конечно же, саму схему преподавания литературы, методику преподавания литературы нужно менять, с ней нужно работать. Я и раньше в школах преподавал, сейчас я преподаю в Московском университете, но со многими школами связан. Где-то осуществляю научное руководство, веду какие-то семинары для учителей. Но по истории, я историк по профессии. Тем не менее я с литературой связан, и я знаю, как тяжело написать, например, учебник по литературе, потому что чаще всего это сваливается в голое литературоведение, очередное социологизаторство и т.д. Это очень большое проблема, тут нужно искать. И я согласен здесь, нужно принимать очень большие усилия.

Но в чем я не согласен с Андреем Александровичем, с тем, что нет связи между предметом, обязательным для экзамена, и тем, как к нему относятся в школе. Это так же как с олимпийскими видами спорта. Есть олимпийские виды спорта, которые финансируются, в которые вкладываются средства и т.д. Я прекрасно знаю, как в школах и учителя, и администрация, да и дети, самое главное, будут относиться к тому предмету, который не нужно сдавать, как они говорят. Это сразу превращает этот предмет в абсолютно проходной, типа уроков пения, уроков труда, физкультуры. Хотя, как мы понимаем, все эти предметы нужны. Но ранжир есть, ранжир есть, кстати, для городских методистов, для городской администрации, для управляющих органов образования, соответственно, для учителей и детей. Это значит, что мы убиваем, уничтожаем, ликвидируем литературу из числа обязательных предметов для сдачи в виде экзамена на территории всей России в той или иной форме. Я согласен, что нужно искать ту или иную наилучшую форму, я тоже противник того, чтобы сдавать литературу в форме ЕГЭ – это невозможно, как мне представляется. Но ликвидируя литературу из этого списка обязательных предметов, мы таким образом наносим мощнейший удар по фактически нашему национальному самосознанию. По нашему историческому, духовному, культурному, какому угодно опыту. Потому что именно это самое главное в литературе, это то, что передается по наследству.

То же самое с историей. Два, как мы знаем, предмета – литературы и история, которые передают некий традиционный опыт жизни данного народа на данной земле.

И последнее, что я хотел бы сказать. Знаете, у меня какое-то сложное непонятное отношение к тому, какие новшества предпринимает Министерство образования и все ныне существующие федеральные агентства в рамках министерства в области образования. Какую инициативу не выдвигают?!.. Допустим, сейчас, как мы все знаем, мы строим суверенную демократию с опорой на традиционные ценности, с опорой на некие национальные интересы, по-разному понимаемые, но вот эта опора на национальные интересы сейчас никем не оспаривается. А вот те предложения, которые выходят из недр Министерства или агентств, я не знаю, кто источник этих предложений, получается, что они продолжают оставаться в духе тех 90-х годов, в духе тех абсолютно космополитических решений превращения России во что-то такое непонятное, но не русское, но не традиционное. И по сути дела, как мне представляется, подобные решения есть довольно серьезный удар по той самой национальной самоидентификации, которая столь сейчас важна для всех нас.

И совсем последнее, на посошок. Вы знаете, что меня всегда пугало в деятельности Министерства образования, Андрей Александрович, это не с Вами непосредственно связано, это было и до того. Это анонимность принятия решений. Я помню, что несколько лет назад был разработан проект стандарта по образованию. Я был одним из очень резких критиков этого стандарта, особенно в области истории. Когда этот стандарт вышел, там были написаны фамилии, было все понятно. Потом стандарт остановили. Он не был принят в форме государственного закона, как должно было быть. Но затем он был принят в форме ведомственной инструкции. Каким образом? Как? Но этот стандарт висит на сайте, сейчас не помню, какого из агентств, по-моему, по образованию. Это стандарт общего образования для школ. Немножко подделанный, но все тот же стандарт. И на него так и ориентируются школы, хотя специалистами и в области математики, и с области гуманитарных наук, и в области химии, естественных наук он был раскритикован в пух и прах. А он остался!

Вот эта анонимность решений вызывает очень большие вопросы. Спасибо.





Скачать 0,59 Mb.
оставить комментарий
страница1/4
Дата27.09.2011
Размер0,59 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх