Машегов П. Н. Стратегия инновационного развития регионов России и роль университетских комплексов в модернизации образования icon

Машегов П. Н. Стратегия инновационного развития регионов России и роль университетских комплексов в модернизации образования


Смотрите также:
Машегов П. Н. Стратегия инновационного развития регионов России и роль университетских...
Машегов П. Н. Стратегия инновационного развития регионов России и роль университетских...
Голенков В. А., Степанов Ю. С., Садков В. Г., Машегов П. Н...
Программа областной научно-практической конференции....
Общероссийский профсоюз образования анализ итогов реализации комплексов мер по модернизации...
Vii международная научно-практическая конференция регионы россии: стратегии и механизмы...
Стратегия инновационного развития образовательного учреждения на основе системного анализа...
Vii I международная научно-практическая конференция “Регионы России: стратегии и механизмы...
1 от 30. 08. 2010г. Гаврилов-Ямский муниципальный район...
Международный Форум «от науки к бизнесу»...
Публичный доклад...
На конференции предполагается обсудить следующие вопросы: Пути развития страхования в России...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
скачать
В.А. Голенков, Ю.С. Степанов, В.Г. Садков, П.Н. Машегов


СТРАТЕГИЯ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ РОССИИ

И РОЛЬ УНИВЕРСИТЕТСКИХ КОМПЛЕКСОВ В МОДЕРНИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ

(Окончание в следующем номере)




Машиностроение 1 Москва 2003

В.А. Голенков, Ю.С. Степанов, В.Г. Садков, П.Н. Машегов


СТРАТЕГИЯ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ РОССИИ

И РОЛЬ УНИВЕРСИТЕТСКИХ КОМПЛЕКСОВ В МОДЕРНИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ


Машиностроение 1 Москва 2003


УДК 338.242

ББК 65.013


Голенков В.А., Степанов Ю.С., Садков В.Г., Машегов П.Н. Стратегия инновационного развития регионов России и роль университетских комплексов в модернизации образования. – М.: Машиностроение 1, 2003. - 286 с.


ISBN 5 – 93932 – 049 – Х


Целенаправленное, эффективное и устойчивое развитие России в XXI веке возможно только на основе резкого повышения инновационной и инвестиционной активности.

Предлагаемая работа содержит теоретическое обоснование особенностей формирования инновационного общества XXI века, обобщает зарубежный и отечественный опыт управления инновационно-инвестиционными процессами на национальном, региональном и корпоративном уровнях. Обеспечение повышения инновационной активности невозможно без задействования потенциала высшей школы и университетов, в частности.

В работе представлено обоснование роли университетских комплексов, предлагается нормативная модель университетского комплекса, охватывающая весь цикл « наука – образование – проектирование – инновации – инвестиции – производство».

Представлен опыт создания и функционирования университетского научно-учебно-инновационного комплекса Орловского государственного технического университета


© Машиностроение 1, 2003

© ОрелГТУ, 2003

© Голенков В.А.,

Степанов Ю.С.,

Садков В.Г.,

Машегов П.Н., 2003

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 5

^ 1 СТРАТЕГИЯ И МЕХАНИЗМЫ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ 6

1.1 Стратегия развития России и роль инноваций 6

1.1.1 Стратегия развития России 6

1.1.2 Понятие инновации 11

1.1.3 Социоэкологическое развитие и инновационный процесс 19

1.2 Проблема инновационного развития общества и роль государства в активизации инновационных процессов 29

1.2.1 Государство и инновационный процесс 29

1.2.2 Системная оценка инновационного процесса в России 33

1.3 Стратегия и механизмы инновационного развития предприятий 34

1.3.1 Инновационная деятельность машиностроительных предприятий как базы промышленного развития 34

1.3.2 Бизнес коммуникации в инновационном процессе 47

^ 2 ИННОВАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА РЕГИОНОВ И ОРГАНИЗАЦИОННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ЕЕ РЕАЛИЗАЦИИ 59

2.1 Опыт реализации региональной инновационной политики за рубежом (США и Германия) 59

2.1.1 США 59

2.1.2 Германия 63

2.2 Состояние и проблемы инновационного развития регионов 67

2.2.1 Модель инновационного развития региона 67

2.2.2 Анализ инновационной деятельности в Орловской области 74

2.3 Теоретико-методические основы инновационно-инвестиционного развития регионов 81

2.3.1 Региональная система управления инновационно-инвестиционными процессами 81

2.3.2 Совершенствование правовой базы инновационного развития регионов 90

2.3.3 Межотраслевые региональные инновационные центры 97

2.3.4 Мониторинг научно-инновационного потенциала регионов и организаций 107

Продолжение следует

ВВЕДЕНИЕ


В настоящее время ни у кого уже не вызывает сомнений тезис о том, что одной из основ развития современного общества является инновационная деятельность. Общество и государство, как показывает опыт развитых стран, должны оказывать помощь инноваторам. Проблемы начинаются с переходом к непосредственному принятию решений по обеспечению поддержки инновационной деятельности. При этом необходимо ответить на два принципиальных вопроса: насколько конкретные формальные признаки, по которым предприятие (или проект) относятся к числу «инновационных», соответствуют общей тенденции инновационного развития экономики и насколько оказываемая помощь адекватна получаемым результатам. В тех случаях, когда помощь государства выражается в непосредственных вложениях, сопоставить их с будущими поступлениями сложно чисто технически. При предоставлении налоговых льгот сопоставление первоначальной «упущенной выгоды» государства с ожидаемым в перспективе увеличением финансовых поступлений и системными изменениями экономических параметров требует отдельного обоснования.

Еще сложнее, когда речь заходит о предоставлении режима благоприятствования организациям, обладающим некими формальными (количественными или качественными) характеристиками. Именно к проблемам такого рода относится вопрос роли и места университетских комплексов в системе государственного воздействия на инновационно-инвестиционные процессы. Уже при анализе подходов к определению понятия университетского комплекса можно обнаружить достаточно большой разброс мнений. При этом несмотря на различия в подходах и терминах можно выделить базовые признаки позволяющие относить разнородные организации к числу университетских комплексов. Отметим следующие ключевые моменты: наличие высшего учебного заведения как опорного элемента; агрегирование в едином управленческом цикле всей совокупности бизнес-процессов в цепочке «идея - исследование - производство»; открытость системы, ориентированность ее на разрешение социально-экономических проблем региона и России в целом.

В связи с вышеизложенным авторами была предпринята попытка рассмотреть проблемы развития университетских комплексов именно с позиции включенности их в региональные и общенациональные инновационно-инвестиционные процессы, а так же роли и места в обеспечении благоприятной динамики социально-экономического развития России. При этом авторы наряду со своим видением проблемы постарались максимально отразить практические результаты деятельности аналогичных формирований в различных регионах России и весь спектр подходов к методологическому обеспечению функционирования университетских комплексов.

В работе детально рассмотрен опыт функционирования научно-учебно-инновационного комплекса Орловского государственного технического университета.


^

1 СТРАТЕГИЯ И МЕХАНИЗМЫ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ




1.1 Стратегия развития России и роль инноваций




1.1.1 Стратегия развития России



XX век для России стал веком политических катаклизмов, падений, взлетов и кризисов.

Однако начало третьего тысячелетия — это очередной шанс для России наметить приоритеты на будущее и мобилизовать все имеющиеся ресурсы, для того чтобы снова стать мировой державой, конкурентоспособной по всем аспектам. Правомерность такой постановки вопроса сегодня оправдана условиями все нарастающей глобализации жизнедеятельности человечества. Глобализация стала важным, реальным аспектом современной мировой системы, одной из наиболее влиятельных сил, определяющих дальнейший ход развития нашей планеты. Она затрагивает все области общественной жизни: культурную сферу, экономику, политику, экологию и т.д., приводя одновременно как к позитивным, так и к негативным результатам в развитии общества.

Наряду с несколькими официальными правительственными программами, в течение истекшего десятилетия по преодолению кризиса в экономики России был подготовлен ряд альтернативных проектов антикризисных программ с весьма широким спектром направлений, методов и механизмов обеспечения вывода социально-экономической системы на траекторию устойчивого роста. Конечно, эти программы имеют как много общих положений, так и существенные отличия, связанные с различным уровнем компетентности разработчиков, с разным пониманием ими ключевых проблем современности.

Как известно, одной из последних широко рекламируемых антикризисных программ была так называемая Программа Г. Грефа, положения которой изложены в документе «Основные направления социально-экономической политики Правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу». Безусловно, в указанном документе представлен весьма обширный спектр проблем и возможных методов их решения. Но необходимой системной логики, стройности и завершенности в представленном документе все-таки нет! Причем нет самого главного - представления модели формируемого общества в России XXI века. А если нет главного, то все остальное, излагаемое в этом обширном документе, несмотря на наличие актуальных и нужных положений, является лишь разновидностью неких частных, а не общих стратегических решений.

Рассмотрим в этой связи концептуальные положения, определяющие модель Российского общества XXI века.

Социально-экономические и политические процессы, развивающиеся в нашем обществе в последние годы, отражают огромное многообразие позиций и точек зрения политиков, экономистов, социологов по поводу состояния и перспектив развития общества. Позиции эти зачастую противоположны даже среди представителей одних общественных движений и смежных политических партий, так как идет поиск. Так и должно быть. Однако подлинно научное управление обществом требует наличия на каждом этапе общественного развития определенной теоретической основы для дальнейшего развития, для дальнейших практических действий.

Анализ показывает, что программные документы практически всех общественных движений и политических партий не дают ответа на главные ключевые вопросы: в каком обществе мы сейчас живем, к какому обществу (определяемому не одними лозунгами, а системно и научно) и как мы должны двигаться? Причем в представленных программных документах, заявлениях и декларациях, как правило, перемешаны цели и средства, наблюдается подмена целей средствами, становящимися «самоцелью».

Реалии нашей жизнедеятельности таковы, что фактически реформы интенсивно проводились ради самих реформ, рынок стал создаваться ради самого рынка. Произошла трансформация средств в цели.

Целостная, системно построенная концептуальная модель общества (нормативно-целевая модель общества) должна включать две взаимосвязанные части:

— образ общества в виде системы ключевых принципов, определяющих его ценностные ориентиры;

— систему принципов построения целереализующих общественных и государственных структур, институтов, нормативных актов и механизмов обеспечения развития в направлении движения по заданной «магистрали» к представленному образу общества.

Действительно, без обоснования и установления концептуальных направлений развития общества в виде системы взаимосвязанных ключевых принципов общественного прогресса последующая деятельность всех общественно-государственных структур обречена на неудачи, так же и невозможно научное управление обществом. Другое дело, что подход к определению и обоснованию ценностных ориентиров и раскрывающих их принципов, определяющих направления развития, не должен быть ни чрезмерно романтическим (так было), ни волюнтаристским (было и так), что имело место в программных документах до последнего времени. Таким образом, концепция образа общества в виде ключевых принципов общественного прогресса, по существу, задает магистраль общественного прогресса.

Нормативно-целевая модель образа общества, как и любая теоретическая модель, может быть представлена в виде системы принципов, постулатов, часть из которых формулируется на основе обобщения исторического опыта и выделения системы ценностей и достижений, накопленных цивилизацией, введения новых концептуальных императивов.

Как известно, совокупность исходных постулатов и выведенных на их основе положений образует аксиоматически построенную теорию, «открытую» для дальнейшего развития в рамках сформулированных принципов и аксиом.

Системный подход к обоснованию ключевых принципов, определяющих магистраль развития цивилизации, требует выделения двух аспектов категории «общественный прогресс» - социальный и экологический прогресс.

Системно-конструктивное определение общественного строя России на рубеже XXI века, таким образом, может быть представлено как «социоэкологически ориентированное рыночно-демократическое общество».

В приведенном определении установлены как глобальные конечные ценностные ориентиры, так и содержание ключевых форм саморазвития в экономике и политике.

Соответственно национальная идея России в XXI веке может быть определена как обеспечение высшего на планете качества жизни человека и окружающей среды на основе воссоздания эффективного государства и рыночно-демократических отношений в экономике и политике.

Отметим в этой связи, что широко распространенные определения «постиндустриальное общество», «постэкономическое общество» (Д. Белл и другие1,2,3), «информационное общество», «планетарное информационное общество», «устойчивое общество» и даже «планетарное гражданское общество» (Н. Моисеев и другие4,5,6,7,8,9,10) не определяют ценностно-целевой и воспроизводственно-движущей сущности общества XXI века.

Такие определения мало что дают и для научной общественности и для широких масс населения. Сущность формирующегося общества должна быть понятна всему обществу!

Определение общества как саморазвивающейся системы с позиций системного подхода должно охватывать и его ценностно-целевую («магистральную») направленность, и содержание базовых механизмов обеспечения воспроизводства, движения, саморазвития в экономике и политике.

Остановимся теперь на несколько более подробной характеристике системы ценностей в рамках обозначенных социальных и экологически секторов.

Отметим прежде всего, что именно эти ценности являются в масштабе мировой цивилизации конечно-целевыми. Экономический рост - это все-таки средство, а не самоцель. Ценности социальные и экологические должны являться императивными. Соответственно, императив социальный и экологический должен направлять развитие и функционирование общества по «магистрали» прогресса цивилизации.

Напомним, во-первых, что системы ценностей в контексте цивилизационно-формационного подхода в значительной степени определялись и определяются до настоящего времени мировыми религиозными течениями. Так, в конфуцианстве - это «ритуал», т.е. система правил поведения членов общества в различных ситуациях жизнедеятельности. В буддизме - «путь восьми дорог». В христианстве - «десять заповедей» и т.д.

Возникшие позже научные направления о развитии общества, первоначально являющиеся действительно прогрессивными и объективно отражающими тенденции и закономерности общественного развития, со временем часто становились догмами, превращались в «единственно верные учения» и становились своеобразными религиями. Вообще превращение тех или иных научных положений в своего рода религии происходит довольно часто, когда в обществах нет конкуренции идей, а господствует какое-либо одно направление. Отсюда инквизиция в средневековье, лысенковщина, марксизм-ленинизм-сталинизм, учение «чучхе» и т.д.

Тем не менее попытки сформировать и регламентировать (в рамках сложившихся подходов) системы ценностей осуществлялись и в обществах ХХ века (американский образ жизни, моральный кодекс строителя коммунизма в СССР, скандинавская модель общества и т.д.).

Отметим одно весьма существенное обстоятельство. В некоторых религиях «магистральные ценностные ориентиры» в явном не формулируются, а задаются в виде системы ограничений-запретов: «не убий», «не укради» и т.д. Имеется в виду, что если человек выполняет эти заповеди-принципы, то в остальном он свободен. Впоследствии такая схема жизнедеятельности стала называться «разрешено все, что не запрещено законом».

Такого рода модели, регламентирующие жизнедеятельность общества, конечно имеют право на использование и многие столетия являлись основой жизни для многих народов.

Однако это именно регламентирующая модель деятельности гражданина и общества, но не направляющая в будущее. Это модель повседневной жизни, текущего функционирования, но - не развития! В этом, с нашей точки зрения, серьезная ограниченность такого определения системы ценностей в обществах.

В порядке аналогии здесь можно напомнить, что в моделях оптимизации всегда конструируется и целевая функция, и система ограничений. Целевая функция определяет направления и степень достижения целей, но не вообще, а при имеющихся ограничениях разного рода.

Таким образом, полная система ценностных ориентиров общества должна включать две подсистемы:

  1. целевые ценности (ценности - целевые ориентиры);

  2. ценности - запреты (ограничения).

Целевые ценности общества далее должны находить свое отражение в правах человека и гражданина.

Ценности-запреты (ограничения) соответственно должны находить свое отражение в спектре обязанностей человека и гражданина.

Между целевыми ценностями и ценностями-запретами (ограничениями), с одной стороны, и между правами и обязанностями, с другой стороны, на каждой стадии общественного развития должна обеспечиваться согласованность и сбалансированность. Так, в частности, как известно, в рамках Организации объединенных наций подготовлена и принята «Всеобщая декларация прав человека» (принята и провозглашена Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года). В то же время «Всеобщей декларации обязанностей человека», к сожалению, пока нет! Подобная ситуация имеет место и с Основным законом Российской Федерации. В Конституции Российской Федерации сформулированы основные права человека и гражданина (хотя и не все!). Но нет целостной системы обязанностей человека и гражданина ни в Основном законе, ни в других нормативных актах! Это огромная проблема, требующая решения. В развитом гражданском обществе каждый должен знать свои права и, одновременно, обязанности! Только тогда общество будет действительно «правовым». Права и свободы должны обеспечиваться в рамках системы обязанностей-ограничений.

Взаимосвязь между целевыми ценностями, правами и обязанностями можно показать на примере сферы образования. Так, если обществом обеспечение достижения качества образования не ниже уровня передовых стран провозглашается важнейшим ценностным ориентиром, то каждый из членов общества должен иметь право на получение такого образования, а обязанностью каждого должно быть получение минимально установленного на данном этапе уровня образования (среднего, например).

Таким образом, фундаментальная система ценностей цивилизации ХХI века в целом и Российского общества в том числе должна раскрываться соответствующими базовыми системными принципами:

По сектору «Социальный прогресс».

  1. Каждому из граждан - обеспечение надежности будущего и уверенности «в завтрашнем дне» при блокировании иждивенчества на основе тезиса «государство для интересов честного человека, а не человек для нужд государства» (принцип личностного императива).

  2. Каждому из граждан - максимум простора, возможностей и свобод для самореализации при создании обществом и государством системы выдвижения творческих и достойных лидеров во всех сферах и отраслях (принцип свободного саморазвития).

  3. Каждому из граждан - максимум возможностей для обеспечения своего качества жизни на уровне первой пятерки стран-лидеров (принцип обеспечения качества жизни по уровню лидирующих стран).

  4. Каждому из граждан - уровень доходов по результатам творчества, созидания и труда в соответствии с мотивационной шкалой общественной значимости видов деятельности при одновременном предотвращении эксплуатации с учетом непревышения десятикратного разрыва в доходах 10% высокодоходных и 10% низкодоходных слоев населения (принцип оптимального сочетания экономической эффективности и социальной справедливости).

  5. Каждому из граждан - обеспечение его безопасности от преступности и возможной внешней агрессии на основе необходимой оборонной достаточности (принцип надежности и безопасности жизнедеятельности).

По сектору «Экологический прогресс»:

  1. Категорическое обеспечение приоритета экологических ценностей над производственно-экономическими интересами (принцип экологического императива).

  2. Категорическое обеспечение гармоничного развития и устойчивого равновесия антропогенных и экологических систем (принцип эколого-антропогенного равновесия).

  3. Категорическое обеспечение предотвращения и сокращения загрязнений окружающей среды и нарушений стандартов природопользования (принцип экологического упреждающего управления, экологического «не навреди»).

  4. Категорическое обеспечение расширенного воспроизводства возобновляемых природных ресурсов (принцип экологического расширенного воспроизводства).



^

1.1.2 Понятие инновации



В мировой экономической литературе "инновация" интерпретируется как трансформация потенциального научно-технического эффекта в реальный, воплощающийся в новых продуктах и технологиях, предполагая при этом обеспечение коммерческой эффективности проектов. Проблематика нововведений на протяжении многих лет разрабатывалась в рамках экономических исследований эффективности научно-технического прогресса, хотя и вне рыночных подходов.

Термин "инновация" стал активно использоваться в переходной экономике России как самостоятельно, так и для обозначения ряда родственных понятий: "инновационная деятельность", "инновационный процесс", "инновационное решение" и т.п.

В литературе насчитывается множество определений понятия "инновации". Например, по признаку содержания или внутренней структуры выделяют инновации технические, экономические, организационные, управленческие и др. Существует и деление на такие признаки, как масштаб инноваций (глобальные и локальные); параметры жизненного цикла (выделение и анализ всех стадий и подстадий), закономерности процесса внедрения и т.п.

Различные ученые, в основном зарубежные (Н. Мончев, И. Перлаки, В.Д. Хартман, Э. Мэнсфилд, Р. Фостер, Б. Твисс, Й. Шумпетер, Э. Роджерс и др.), трактуют это понятие в зависимости от объекта и предмета своего исследования. Например, Б. Твисс определяет инновацию как процесс, в котором изобретение или идея приобретает экономическое содержание.

Классическим можно считать определение инновации Й. Шумпетера11 - непостоянный процесс внедрения новых комбинаций в пяти следующих случаях: введение нового товара, внедрение нового метода производства продукции, открытие нового рынка, завоевание нового источника сырья или полуфабрикатов независимо от того, существовал ли он ранее вообще, внедрение новой организационной структуры. В 30-х годах Шумпетер уже использовал понятие «инновация», подразумевая под ней любые изменения, связанные с использованием новых или усовершенствованных решений в технике, технологии, организации производства, снабжении и т.д. Толковый словарь Коллинза определил инновации как «осуществление изменений путем внедрения чего-либо нового»12. Однако такой подход не стал эталонным.

Большое количество работ, посвященных инновациям, не привело к «выкристализации» понятия и появлению хотя бы нескольких ярких теорий, системно объясняющих данное понятие и его роль в развитии экономики и общества13. Большинство авторов склоняются к более узкому пониманию инновации, учитывающему чисто научно-технический аспект создания и производства новой продукции. Так, Фоломьев А.Н.14 пишет: «инновация – форма проявления научно-технического прогресса, результат творческого интеллектуального труда человека, связанного с обновлением всех сфер деятельности человека».

Одна из системных моделей рассматривает необходимость осуществления нововведений15 с точки зрения изменения энтропии замкнутых систем. Прибыль от добавочного вложения определенной величины капитала при неизменных прочих условиях хозяйствования будет меньше, чем прибыль от предшествующего вложения капитала. Данный закон, называемый законом убывающей производительности капитала или тенденцией средней нормы прибыли к понижению, является проявлением более общего закона роста энтропии в замкнутой системе. Смена технологических укладов и внедрение в производство радикально новых технологических принципов обеспечивает внесение в данную производственную систему новой информации, что препятствует нарастанию энтропии, приводя к скачкообразному повышению нормы прибыли капиталов, инвестированных в использование новых технологий. Затем цикл повторяется.

Законодательно закрепленным в России следует считать следующее определение: «инновация16 (нововведение) – конечный результат инновационной деятельности, получивший реализацию в виде нового или усовершенствованного продукта, реализуемого на рынке, нового или усовершенствованного технологического процесса, используемого в практической деятельности». Различия в подходах к определению понятия «инновации» проявились и на стадии разработки «Концепции инновационной деятельности РФ». Так, если определение, представленное в проекте Министерства Экономики, в общих чертах совпадает с вышеприведенным,17 то Министерство Науки предлагало определить инновацию как «научно-техническое новшество, обладающее пониженными издержками производства, либо новыми или улучшенными потребительскими характеристиками».

Использование термина новация для обозначения добровольной замены замороженных после августовского кризиса 1998 г. ГКО-ОФЗ РФ вводит дополнительную путаницу в определения. Так как применительно к инновационному процессу под понятием новация (новшество) в отличие от инновации (нововведения) понимается продукт интеллектуального труда, обладающей всеми характерными чертами инновации, но не прошедший процесс коммерциализации. Не прошедший коммерциализации, восприятия рынком, продукт интеллектуального труда не обладает рыночной стоимостью, таковыми, например, были научные разработки, касающиеся лазерных установок до тех пор, пока они не стали использоваться в конкретных технологиях для производства товаров и оказания услуг.

Ретроспективный анализ важнейших научных открытий, восприятия их производством и воздействие на жизнь общества приведены в приложении А. Мы видим, что инновационный процесс - нечто более фундаментальное, нежели просто изменение продукции и технологии, осуществляемые отдельными производителями. В результате накопления научных открытий, изменения запросов рынка и внедрения все большего количества новшеств, происходит качественный скачек в способе производства материальных благ, т. е. смена технологического уклада, который определяется как совокупность базовых технологий, формирующих макротехологию создания группы товарной продукции, обладающей на данном этапе развития общества максимальной эффективностью (экономической – норма прибыли; социальной – создаваемые рабочие места; политической – возможность давления на другие страны и др.). При этом остается открытым вопрос о том, насколько социальные изменения воздействовали на технологию и в какой мере изменение способов производства материальных благ сделало возможным существование именно такого социального устройства общества. Например, развитие малого предпринимательства, создание слоя многочисленных мелких буржуа - важнейший этап в развитии западного общества, однако он стал возможен лишь на определенной стадии развития технологии, когда существенно снизился минимальный объем производства необходимый для обеспечения его рентабельности. Противоположный пример - паровой двигатель был известен еще древним грекам, но не использовался вследствие дешевизны рабского труда.

Ряд исследователей считает, что в настоящее время происходит зарождение шестого технологического уклада, основу которого будет составлять биотехнология, базирующаяся на принципиальном прорыве в области исследования живых систем и способов изменения генетической информации. Экспертная оценка структуры производства в России показала, что шестой технологический уклад не формируется, доля технологий пятого уклада (в военно-промышленном комплексе, производстве средств космической связи) составляет примерно 10%, четвертого - свыше 50, третьего – около 30, реликтовых укладов – почти 10%.18 В развитых странах удельный вес пятого уклада достигает 30-40%.

На рисунке 1.119 в обобщенном виде представлены этапы инновационного процесса от возникновения идеи до ее воплощения в конкретных товарах, реализуемых на рынке, отражены возникающие финансовые потоки и типичные субъекты инновационного процесса. Однако существует подход к детерминации стадийности инновационного процесса20, который выносит за его пределы фундаментальные исследования, акцентируя внимание на прикладных разработках и подготовке производства, что, на наш взгляд, не верно, так как разрывает единое поле социализации научных открытий. По рисунку 1.1 можно проследить «узкие места», на которых необходимо вмешательство государства для создания благоприятного инновационного климата. Укрупненно, это фундаментальные исследования, процесс коммерциализации (внедрения в производство), риск невозврата вложенных средств (инновационный лаг).

Существует множество систем классификации инноваций. Отметим основные классификационные признаки, используемые ими, а так же то, что в реальной ситуации отнесение инновации к какой либо группе достаточно условно:21

  1. Вид новшества (конструкция или устройство, технология, материал (вещество), живые организмы).

  2. Степень радикальности (базисная, улучшающая, псевдоинновация).

  3. Эффективность (экономическая, социальная, экологическая, интегральная).

  4. Область применения (управленческая, организационная, социальная, промышленная).

  5. Этап НТП (научная, техническая, технологическая, конструкторская, производственная, информационная).

  6. Масштаб (глобальные, отраслевые, локальные).


Р
азличают три логические формы инновационного процесса (ИП): простой внутриорганизационный (натуральный), простой межорганизационный (товарный) и расширенный. Простой внутриорганизационный ИП предполагает создание и использование новшества внутри одной и той же организации, новшество в этом случае не принимает непосредственно товарной формы. При простом межорганизационном процессе новшество выступает как предмет купли-продажи. Такая форма инновационного процесса означает отделение от функции его потребителя. Расширенный инновационный процесс проявляется в создании новых производителей нововведения, в нарушении монополии производителя-пионера, что через взаимную конкуренцию способствует совершенствованию потребительских свойств выпускаемого товара. В условиях товарного инновационного процесса действуют как минимум два хозяйствующих субъекта: производитель (создатель) и потребитель (пользователь) нововведения. Если новшество - технологический процесс, то его производитель и потребитель могут быть и одним хозяйствующим субъектом.

Простой инновационный процесс переходит в товарный за две фазы: 1) создание новшества и его распространение; 2) диффузия нововведения.

Первая фаза - это последовательные этапы научных исследований, опытно-конструкторских работ, организация опытного производства и сбыта, организация коммерческого производства. На первой фазе еще не реализуется полезный эффект нововведения, а только создаются предпосылки такой реализации.

На второй фазе общественно-полезный эффект перераспределяется между производителями инноваций и потребителями. Распределение инновации является информационным процессом, форма и скорость которого зависят от мощности коммуникационных каналов, особенностей восприятия информации хозяйствующими субъектами, их способностей к практическому использованию этой информации и т.п. Дело в том, что хозяйствующие субъекты, действующие в реальной экономической среде, проявляют неодинаковое отношение к поиску инноваций и разную способность к их усвоению и распространению, т.е. диффузии.

Диффузия инновации - процесс, посредством которого нововведение передается по коммуникационным каналам между членами социальной системы во времени. Нововведениями могут быть идеи, предметы, технологии и т.п., являющиеся новыми для соответствующего хозяйствующего субъекта. Иными словами, диффузия - это распространение уже однажды освоенной и использованной инновации в новых условиях или местах применения. В результате диффузии возрастает число как производителей, так и потребителей, и изменяются их качественные характеристики. Непрерывность нововведенческих процессов определяют скорость и границы диффузии инноваций в рыночной экономике.

Один из важных факторов распространения любой инновации состоит в ее взаимодействии с соответствующим социально-экономическим окружением,( существенным элементом которого являются конкурирующие технологии. Согласно теории нововведений Й. Шумпетера, диффузия инноваций - это процесс кумулятивного увеличения числа имитаторов (последователей), внедряющих инновации вслед за новатором в ожидании более высокой прибыли.

Субъектов инновационного спроса можно разделить на следующие группы: новаторы, ранние реципиенты, раннее большинство и отстающие.

Новаторы являются генераторами научно-технических знаний. Это могут быть индивидуальные изобретатели, исследовательские организации. Они заинтересованы в получении части дохода от использования изобретений.

В роли реципиентов выступают предприниматели, первыми освоившие новшество. Они стремятся к получению дополнительной прибыли путем скорейшего продвижения новшества на рынок, получив название "пионерских" организаций.

Раннее большинство представлено фирмами, первыми внедрившими новшество в производство, что обеспечивает дополнительную прибыль.

Отстающие фирмы сталкиваются с ситуацией, когда запаздывание с нововведениями приводит к выпуску новых изделий, уже морально устаревших. Все группы, кроме первой, относятся к имитаторам.

И. Шумпетер считал ожидание сверхприбылей главной движущей силой инновационных процессов. Однако на ранних стадиях диффузии инноваций никто из хозяйствующих субъектов не имеет достаточной информации об относительных преимуществах конкурирующих инноваций. Хозяйствующие субъекты вынуждены внедрять одно из альтернативных нововведений под угрозой вытеснения их с рынка.

Во всех случаях для принятия решения каждым субъектом альтернативные технологии сравниваются с решениями, принятыми предыдущими реципиентами. Но получить такую информацию достаточно сложно, так как это связано с конкурентным положением фирм на рынке. Каждая фирма может быть знакома с опытом лишь ограниченной выборки фирм, в отличие от всего множества реципиентов. Это обусловливает неопределенность процессов принятия решения и диффузии инноваций в рыночной экономике. Другая причина неопределенности связана с самими инновациями. На ранних стадиях диффузии их потенциальная прибыльность неизвестна. С накоплением опыта внедрения и использования инноваций неопределенность может быть устранена. Однако со снижением неопределенности и риска применения нововведения исчерпывается потенциал его рыночного проникновения и снижается его прибыльность. Возможность извлечения дополнительной прибыли от использования любого нововведения временна и снижается по мере приближения предела его распространения.

Следовательно, диффузия нововведения зависит как от стратегии имитаторов, так и от количества "пионерских" реципиентов. Предприниматели открывают новые технологические возможности, но их реализация зависит от выбора имитатора. Вероятность доминирования на рынке будет большей для технологии, применяемой большим числом "пионерских" организаций. Разумеется, результат конкуренции технологий определяется выбором всех агентов на рынке, но влияние более ранних реципиентов будет сильнее, чем последующих.

Оценить относительные преимущества инноваций в ранней фазе их диффузии трудно, особенно если речь идет о радикальных нововведениях. В такой ситуации значительную роль в деле будущего технологического развития играет выбор последователей. Дело в том, что каждый их выбор позволяет повысить конкурентоспособность соответствующей технологии и увеличивает ее шанс на принятие последующими хозяйствующими субъектами, которые будут учитывать ранее сделанные выборы. После накопления достаточного опыта, когда уже многими хозяйствующими субъектами освоены альтернативные технологии и их относительные преимущества известны с высокой достоверностью, последующие реципиенты принимают решения, основываясь на ожидаемой прибыльности альтернативных технологий. В результате чего конечное разделение рынка новыми альтернативными технологиями определяется стратегиями имитаторов.

Для быстрого распространения инновации нужна развитая инфраструктура.

Инновационное развитие (отрасли экономики, региона в целом или предприятия) можно определить как изменение пропорций между отраслями и внутри них между отдельными производствами, а так же изменения в продуктовой и технологической стратегиях предприятий, при которых реакция на динамику факторов внешней среды (запросы потребителей, наличие ресурсов, воздействие со стороны государства, общественности и пр.) осуществляется на основе использования результатов научно-технического прогресса в виде внедряемых результатов научных разработок (производства новых продуктов, использование новых технологий и пр.), приводящих к качественным изменениям в результатах деятельности в социальном, экономическом и экологическом аспектах.

Инновационное развитие промышленности является неотъемлемым атрибутом экономики развитых стран и может быть рассмотрено как один из аспектов структурных преобразований в экономике или как механизм создания и коммерциализации новшеств в конкретных производственных системах в зависимости от предмета анализа и специфики задач, поставленных перед исследователем. В любом случае инновационное развитие может быть противопоставлено такому состоянию производственных систем и экономики в целом, когда в силу ряда факторов внешнего и внутреннего порядка функционирование системы обеспечивается за счет экстенсивного копирования сложившихся технологий и стратегий или косметической их модернизации. Неинновационное развитие возможно лишь в условиях стабильной окружающей среды и в настоящее время может быть использовано лишь на ограниченном промежутке времени.

В качестве синонима инновационного развития может выступать термин «интенсивный рост», а антонима «экстенсивный рост». Принципиальное отличие инновационного развития в том, что в данном случае речь идет не просто об увеличении выпуска конечной продукции за счет более рационального использования ресурсов, а об изменениях, технологических сдвигах в самой структуре организации производственного процесса, методах и пропорциях распределения получаемых благ, идеологии и морали общества.

Еще одно понятие, от которого следует отграничить инновационное развитие и которое с ним неразрывно связано, - это научно-технический прогресс (НТП) не являющийся саморегулирующейся системой и требующий задания некоего вектора изменений в виде системы ограничений. Ярчайшим примером диструктивности можно назвать то, что именно научно-технический прогресс и внедрение его результатов в производство поставили человечество на грань гибели вследствие экологической катастрофы. Однако следует признать, что в сложившейся ситуации у человечества нет иной альтернативы кроме как использование результатов НТП и стимулирование инновационной деятельности с целью выхода из экологического кризиса, так как возврат к традиционным технологиям (точнее, технологиям прошлых веков, имевших малое воздействие на среду обитания) привел бы к гибели человечества от голода и болезней. Инновационное развитие в качестве неотъемлемого компонента функционирования производственной системы должно предусматривать методы и механизмы разработки ограничений, которые бы обеспечивали защиту от нарастания деструктивных тенденций.


^

1.1.3 Социоэкологическое развитие и инновационный процесс



После утраты системы иррациональных ограничений (табу, религиозные запреты и пр.) из мотивирующих ограничительных факторов сохранилась лишь угроза физическому существованию. Именно на этом основывается концепция устойчивого социоэкологического развития, использующаяся в качестве наиболее прогрессивной современной стратегии поддержания гомеостаза антропогенных систем. В процессе дальнейшего существования человечества, видимо, будут выработаны аналогичные стратегии относительно взаимоотношения человека и машины, человека и новых форм жизни. Однако к настоящему моменту координирующим контуром инновационного развития способна стать лишь система стимулов и запретов, сформулированных в рамках концепции устойчивого социоэкологического развития, охватывающая все уровни производства материальных благ, а так же затрагивающая морально-этические аспекты мировоззрения.

На рисунке 1.2 схематически представлены материальные потоки, возникающие в процессе инновационного развития производственных систем. Очевидно, что для наглядного представления динамики объемов столь различных показателей могут быть использованы только условные единицы. В данном случае важны не значения величин, а их соотносительное изменение во в
ремени.


Линия объем производства преимущественно выпуклая, так как эффект от внедрения нововведения, давший быстрый рост на начальном этапе постепенно затухает, производство растет экстенсивно в рамках сложившихся технологий и организационных форм, и требуется новый импульс в виде базовой (фундаментальной) инновации. Соответственно объемы расходуемых ресурсов будут представлены вогнутой линией, так как эффект от более рационального использования ресурсов в результате инновации (новой технологии) теряется с переходом к экстенсивному росту. Негативное воздействие на среду обитания в процессе производственной деятельности нарастает еще более быстрыми темпами, чем расходование ресурсов. Однако, по мере приближения к линии «угрозы существованию», то есть таким объемам негативного воздействия на среду обитания, что последняя становиться несовместимой с существованием человека, данная угроза, превращаясь в реальность, начинает выступать в качестве мотивирующего фактора инновационной деятельности. Таким образом, в процессе инновационного развития за счет внедрения результатов НТП осуществляется оптимизация расхода ресурсов и воздействия на окружающую среду.

Данная схема применима для описания не только глобальных производственных систем, но так же групп предприятий и отраслей. В данном случае линией «угрозы существованию» следует считать уже не изменения в масштабах планеты, а такие объемы негативного воздействия на среду обитания, которые приводят к локальным экологическим катастрофам или размеры экономических санкций (например, обязательные платежи на восстановление природных ресурсов) и превращают производство в убыточное и приводят к его закрытию.

С нашей точки зрения, инновационное развитие производственной системы может быть определено как развитие, обеспечивающее на основе регулярных нововведений повышение комплексной социальной, экономической и экологической эффективности, и кроме понятия рыночной эффективности включает в качестве рамочного, ограничительного вектора состояние среды обитания.

Сейчас традиционная модель экономического роста развитых стран во многом исчерпала себя и не может служить другим странам в качестве образца. Это положение красной нитью проходит в документах ООН, многих выступлениях на международных конференциях. В них, в частности, отмечается, что западная модель развития более не подходит ни для кого и единственная возможность решения глобальных проблем сегодняшнего дня — это устойчивое развитие. Сложившаяся модель развития и соответствующий характер производства и потребления не являются устойчивыми для богатых и не могут быть повторены бедными. Об этом говорит хотя бы тот факт, что потребление природных ресурсов и объемы загрязнений на душу населения в развитых странах превосходит подобный показатель в развивающихся странах в 20-30 раз. Для достижения всеми странами мира уровня развития и потребления передовых стран понадобилось бы увеличить использование природных ресурсов и количество загрязнений в десятки раз, что невозможно в силу ограниченности ресурсов и естественных экологических ограничений.

Большое влияние на формирование концепций развития с учетом экологических ограничений как в теоретическом, так и в практическом плане оказал доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию (МКОСР) «Наше общее будущее» (1987), выполненный по заданию Организации Объединенных Наций комиссией под председательством Г.Х. Брундтланд. Целью доклада являлась разработка глобальной программы изменений в мировом развитии. В докладе были предложены стратегии в области охраны окружающей среды, которые позволили бы обеспечить устойчивое развитие мировой экономики на длительный период, рассмотрены способы и средства, с которыми мировое сообщество смогло бы эффективно решать проблемы природопользования. Выводы и рекомендации Международной комиссии получили положительную оценку Генеральной Ассамблеи ООН. К числу самых значимых следует отнести документы конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992), в частности программу «Повестка дня на XXI век», принятую представителями 179 государств, которая представляет собой глобальную программу экономического и социального развития человечества в следующем столетии22. Справедливости ради следует отметить, что не смотря на международное признание «Повестки дня на ХХI век» ряд исследователей считают ее абсолютно неэффективной, так как она не содержит механизмов контроля реализации и мер принуждения к невыполняющим требования. На современном этапе развития общества – это, видимо, невозможно. И не случайно А. Зиновьев назвал конференцию в Рио-де-Жанейро грандиозным фестивалем словоблудия.

Основой формирования нового типа эколого-экономического роста должно стать устойчивое развитие (sustainable development). Сейчас в литературе имеется более 60 определений устойчивого развития. Наиболее распространенным является определение, данное в указанном докладе комиссии Брундтланд. «Устойчивое развитие — это такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности». Оно включает два ключевых понятия:

— понятие потребностей, в частности потребностей, необходимых для существования беднейших слоев населения, которые должны быть предметом первостепенного приоритета;

— понятие ограничений, обусловленных состоянием технологии и организацией общества, накладываемых на способность окружающей среды удовлетворять нынешние и будущие потребности.

Имеются и краткие определения устойчивого развития, которые отражают его отдельные важные экономические аспекты. Среди таких определений можно выделить четыре следующих:

— развитие, которое не возлагает дополнительные затраты на следующие поколения;

— развитие, которое минимизирует отрицательные экстерналии, внешние эффекты между поколениями;

— развитие, которое обеспечивает постоянное простое и/или расширенное воспроизводство производственного потенциала на перспективу;

—развитие, при котором человечеству необходимо жить только на проценты с природного капитала, не затрагивая его самого.

Таким образом, задачи экономического и социального развития должны быть определены с учетом устойчивости, соответствия экологическому императиву во всех странах — развитых и развивающихся, странах с рыночной или другими видами экономики.

Теория устойчивого развития стала не только одной из самых исследуемых, быстро развивающихся и популярных новых теорией последнего десятилетия (сотни конференций, тысячи монографий, учебников и пр.), но и вполне «практичной» теорией — все развитые государства мира выразили стремление следовать по направлению к устойчивому развитию, и практически все концептуальные и «уважающие себя» официальные государственные и международные документы за последние годы в качестве базовой идеологии используют понятие устойчивого развития.

Проявляется внимание к устойчивому развитию и в России. Был издан Указ Президента Российской Федерации от 1 апреля 1996 г. № 440 «О Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию»23.

В самом общем виде устойчивое развитие во времени с учетом основных параметров можно представить в следующем виде:24

Ft (L; К; N; I)< Ft+1 (L; К; N; I), (1.1)

где Ft (L; К; N; I) — функция устойчивого развития;

L — трудовые ресурсы;

К— искусственно созданный капитал, средства производства;

^ N — природные ресурсы;

I — институциональный фактор;

t = 0...n – период времени.

В определенной степени функция устойчивого развития в том виде, как она представлена в данном случае является «расширением» производственной функции. Однако включенные новые параметры принципиальны - это природные ресурсы и институциональный фактор.

Соотношение (1.1) показывает необходимость сохранения и увеличения во времени некоторого агрегатного производственного потенциала, определяемого главным образом тремя видами капитала. Здесь природный капитал может уменьшаться до той степени, пока это уменьшение может быть компенсировано за счет увеличения применения искусственно созданных средств производства (заводы, технологии, дороги и пр.), повышения квалификации работников и т.д.

Часто институциональный фактор выводится из рассмотрения, однако для устойчивого развития эта составляющая очень важна. Культурные традиции, религия, институты собственности и т.д. оказывают огромное влияние на выбор эколого-экономической политики. В настоящее время можно говорить об эволюции образа мира – о переходе от механистического (западного) видения природы к холическому (восточному, целостному)25.

На наш взгляд, подобно тому, как в производственных функциях Кобба-Дугласа, Леонтьева, CES26, Суворова27 или в модели макроэкономического роста Солоу технологический прогресс выступает в качестве множителя, характеризующего степень эффективности использования ресурса, модель устойчивого развития может быть представлена в следующем виде (1.2):

Ft(L; К; N; I)< Ft+1(1L; 1К; 1N; I), (1.2)

где , , , и 1, 1, 1 - коэффициенты, характеризующие эффективность использования ресурса (технологический прогресс, инновационный процесс) в разные периоды времени.

В данном случае мы видим, что уменьшение использования природных ресурсов возможно не только за счет замены природных компонентов искусственными, но и за счет более эффективного использования, как тех, так и других.

В течение последнего десятилетия на всех официальных мероприятиях в органах государственного управления в России и в мире почти на каждом форуме научной общественности говорится и пишется о необходимости перехода на инновационный путь развития страны. Интуитивно ясно, о чем идет речь, а необходимость является аксиомой. Но возникает вопрос: "Что же такое инновационный режим развития в строгом смысле, подтвержденный измерениями наличия инновационности вообще ("да" или "нет") и степени инновационности. И вот здесь уже нет ни ясности вообще, ни четкости в критериальных оценках.

Исходные определения инноваций, которые считаются классическими, имеют следующие признаки28:

  1. использование новой техники, новых технологических процессов или нового рыночного обеспечения производства;

  2. внедрение продукции с новыми свойствами;

  3. использование нового сырья;

  4. изменение в организации производства и его материально-технического обеспечения;

  5. появление новых рынков сбыта.

Однако сразу следует отметить, что среди признаков отсутствует характеристика конечных результатов указанных процессов. Кроме инноваций производственно-экономических, следует выделять социальные в широком смысле, экологические инновации.

В при развитии методических основ построения производственных функций (например, Кобба-Дугласа) предполагалось вводить еще один фактор-аргумент, который как раз и должен был показывать влияние научно-технического прогресса. В данном случае, если данное выделение конкретной степени влияния инновационной деятельности будет произведено достаточно строго, то полученная доля как раз и может характеризовать "степень инновационности". Однако реализовать этот подход весьма непросто.

Многие исследователи оценку степени инновационности экономики связывают с технологическими укладами, поскольку каждая из используемых "технологических совокупностей" связана с тем или иным технологическим укладом29.

Приводятся и критериальные признаки каждого из технологических укладов (пока шести). Однако и этот подход мало что дает для оценки степени инновационности общественного развития (и экономики в том числе), поскольку при выделении технологических укладов не показывается главное - на какие конечные результаты и в какой степени оказывает влияние каждый технологический уклад.

В настоящее время для оценки динамики развития инновационных процессов ряд авторов предлагают вводить особую систему статистических показателей30. Подчеркивается, что в соответствии с методологией статистики система статистических показателей должна всесторонне характеризовать исследуемый процесс или явление, что бесспорно. Однако и действующие, и предлагаемые системы статистических показателей для оценки состояния и динамики инновационных процессов все-таки страдают увлечением частностями, тогда как конечные результаты инновационной деятельности в статистике по существу не оцениваются.

Система показателей для оценки и анализа любого процесса или явления (в том числе и инновационной деятельности) в общем случае должна быть иерархической, пирамидальной, раскрывающей как общие, так и частные характеристики процесса.

Таким образом, отсутствие в настоящее время строгих подходов к измерению состояния инновационных процессов требует построения системы критериев в оценке степени инновационности экономики.

Сформулируем основные требования к построению интегрального критерия оценки инновационности экономики.

1. Интегральный критерий инновационности экономики должен позволять оценить конечные результаты эффективности инновационных процессов.

2. Интегральный критерий инновационности экономики должен позволять «развернуть» его в иерархию (пирамиду) локальных критериев, получив d конечном счете целостную систему критериев инновационности экономики.

3. Интегральный критерий инновационности экономики должен позволять определять направления (сектора) ее повышения через воздействие на структурные элементы в формуле его расчета.

4. Структура интегрального критерия инновационности экономики должна быть инвариантной, «сквозной», охватывая одновременно три уровня:

  • общенациональный;

  • региональный;

  • корпоративный.

, (1.3)

где УИЭ(I) – уровень инновационности экономики в общенациональном масштабе;

р (Т-1) = - ресурсоемкость валового внутреннего продукта в базовом периоде (потребление ресурсов на единицу ВВП);

р (Т) = - ресурсоемкость валового внутреннего продукта в анализируемом периоде.

Р = МР + ФР + ТР, (1.4)

где МР – объем потребления материальных ресурсов;

ФР – объем потребления «фондовых» ресурсов;

ТР – объем затрат на использование трудовых ресурсов.

, (1.5)

где УИЭ (II) – уровень инновационности экономики в масштабе региона;

рр (Т-1) = - ресурсоемкость валового регионального продукта в базовом периоде;

рр (Т) = - ресурсоемкость валового регионального продукта в анализируемом периоде.

, (1.6)

где УИЭ (III) – уровень инновационности экономики предприятия;

- ресурсоемкость на единицу добавленной стоимости в базовом периоде;

- ресурсоемкость на единицу добавленной стоимости в анализируемом периоде.

Из представленных выражений следует, что при равенстве уровней ресурсоемкости в базовом и анализируемом периоде уровень инновационности экономики будет равным нулю. При увеличении ресурсоемкости в анализируемом периоде, по сравнению с базисным, уровень инновационности будет иметь отрицательное значение. Соответственно, уменьшение ресурсоемкости в анализируемом периоде по сравнению с базовым периодом покажет наличие уровня инновационности. Шкала измерения уровня инновационности экономики подобрана в процентах по аналогии со шкалой измерения уровней рентабельности.

Представленный подход может быть использован и для оценки накопленного инновационного потенциала на всех уровнях. В данном случае следует прогнозировать влияние подготовленных инновационных проектов на изменение числителя и знаменателя в указанных формулах расчетов. Таким образом, для оценки инновационного потенциала, по сути дела, необходимо оценивать (прогнозировать) будущий прирост уровня инновационности экономики. Методический инструментарий для расчетов при этом может использоваться в таком же виде, как и для оценки уровней инновационности в ретроспективе.

В заключение следует особо отметить, что необходимо различать понятия «инновационность общественного развития» и «инновационность экономики». Понятие «инновационность общественного развития» гораздо шире понятия «инновационность экономики» и должна включать:

  • инновационность развития экономики;

  • инновационность развития социальной сферы;

  • инновационность развития экологической сферы.

Таким образом, понятие «инновационность общественного развития» охватывает и социальные, и экологические, и экономические инновации.

В качестве интегрального критерия оценки степени инновационности общественного развития может быть предложено следующее соотношение:

, (1.7)

где УИОР – уровень инновационности общественного развития;

рор(Т-1) = - ресурсоемкость общественного развития (потребление ресурсов на единицу индекса гармоничного развития цивилизации (ИГРЦ) в базовом периоде31;

рор(Т) = - ресурсоемкость общественного развития в анализируемом периоде.

В целом, предложенный подход может стать основой для совершенствования статистики и планирования инновационной деятельности.

С нашей точки зрения, специфическое содержание инновации составляет прогрессивное изменение, обеспечивающее позитивную экономическую, социальную и (или) экологическую эффективность деятельности системы.

Соответственно, инновационный процесс – это целенаправленная и непрерывная деятельность менеджмента по поиску, созданию и производству новых продуктов и технологий всех видов, обеспечивающая экономическую, социальную или экологическую эффективность самой системы и (или) ее внешней среды в режиме расширенного воспроизводства.






оставить комментарий
страница1/8
Дата11.10.2011
Размер1,68 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх