Л. А. Самсонова Конституция Российской Федерации: дальнейшее развитие российского федерализма: материалы науч практ конф., посвященной 15-летию Конституции Российской Федерации (г. Якутск, 23 дек. 2008г.) /редколл icon

Л. А. Самсонова Конституция Российской Федерации: дальнейшее развитие российского федерализма: материалы науч практ конф., посвященной 15-летию Конституции Российской Федерации (г. Якутск, 23 дек. 2008г.) /редколл


Смотрите также:
Л. А. Самсонова Конституция Российской Федерации: дальнейшее развитие российского федерализма:...
Законодательная...
Список научных публикаций гайдука Вадима Витальевича, доктора политических наук...
Ю. В. Самович (отв редактор)...
Тарасова Ю. А. Преподавание и наука: проблемные стороны российского страхования...
А. А. Борисов Редакционная коллегия...
А. А. Борисов Редакционная коллегия...
Методические рекомендации по изучению Конституции Российской Федерации в образовательных...
Проект федерального конституционного закона «О созыве Конституционного Собрания Российской...
Статья 71 Конституции Российской Федерации относит к ведению Российской Федерации экономическое...
О прокуратуре российской федерации...
О прокуратуре российской федерации...



страницы: 1   2   3   4   5   6
вернуться в начало

^ РОЛЬ ОРГАНОВ ЮСТИЦИИ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЕДИНСТВА КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО ПРОСТРАНСТВА


Конституция Российской Федерации была принята в период, когда в стране полным ходом шла коренная реформа общественной жизни. Формирование демократического правового государства потребовало практического воплощения принципов разделения властей, народовластия, политического плюрализма. По мере развития федерального и регионального законодательства появилась необходимость создания целостного механизма, который позволил бы оптимизировать соотношение системы федерального законодательства и региональных законодательных систем на основе положений Конституции Российской Федерации.

Поскольку основой правовой системы России является Конституция, то единство правового пространства России можно определить как обусловленное федеральной Конституцией состояние согласованности, соотносимости и соподчиненности правовых норм, исходя из их юридической силы.

Вопрос обеспечения единства правового пространства обусловлен природой федеративных отношений, основанных на разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и субъектов, с одной стороны, и необходимости обеспечения единства системы государственной власти - с другой.

Несмотря на то, что каждый уровень законодательства имеет свою сферу регулирования и характеризуется относительной самостоятельностью, они не могут осуществлять свою деятельность в отрыве и в противоречии друг с другом. Законодательство субъектов России, наряду с федеральным, образует систему законодательства Российской Федерации. Такая двухуровневость предполагает внутреннюю согласованность.

При этом стоит отметить, что категория «правовое пространство» пока еще не в полном объеме исследована в научной доктрине и больше напоминает публицистический, чем научно-правовой термин. В юридической науке более приемлемы такие категории, как «конституционность и законность нормативных правовых актов», «иерархия правовых норм», «система права», «система законодательства». Вместе с тем данные правовые категории не тождественны понятию «правовое пространство», которое в последнее время приобрело самостоятельную научно-практическую значимость.

Правовое пространство, выступая социальным явлением, является составной частью существования человеческого общества. Как представляется, нужно согласиться с основными характеристиками понятия «правовое пространство», данными И.Н. Барцицем, традиционно определяемого с точки зрения пределов действия нормативных правовых актов (время, пространство, круг лиц). В связи со сказанным и приобретают значение признаки правового пространства: оно территориально ограничено; характеризуется верховенством законов над всеми остальными нормативными правовыми актами; обладает (или, по крайней мере, должно обладать) непрерывностью, однородностью и целостностью».

Единое правовое пространство на всей территории России предполагает единую правовую систему. В этой связи можно отметить, что в России единая правовая система, которая включает различные региональные системы законодательства, формирующиеся в пределах конституционно-правовых возможностей соответствующего субъекта Российской Федерации.

В силу этого механизм обеспечения единства правового пространства России - это система органов государственной власти (федеральной и региональной), гарантирующих реализацию принципов верховенства закона, примата норм международного права, государственной целостности посредством использования в пределах своей компетенции определенных форм и методов контроля.

Важную роль в этом механизме играет Министерство юстиции, деятельность которого исторически связана с развитием отечественного законодательства соответственно требованиям времени.

С момента образования Министерства юстиции Манифестом Александра I от 8 сентября 1802 года на него возлагались функции подготовки актов законодательства. С первых дней своей работы министерство придавало большое значение его совершенствованию. Под руководством М. Сперанского была проведена кодификация законодательства, вылившаяся в 56 томов полного собрания законов Российской империи и 15 томов Свода законов. После Октябрьской революции 1917 года неимоверных усилий потребовало создание массива нового законодательства. С распадом союзного государства органы юстиции были созданы практически во всех субъектах России и среди других функций обеспечивали нормотворческую деятельность региональных органов государственной власти в условиях Федеративного договора и Деклараций о суверенитете.

И сейчас Минюст и его территориальные органы продолжают работу по экспертной проверке, констатации и устранению несогласованности, несоответствий различного рода актов как на федеральном, так и региональном и муниципальном уровнях, а также участвуют в правотворческом процессе, что является одним из элементов системы обеспечения единства правового пространства.

Необходимость обеспечения соответствия федерального законодательства и законодательства субъектов связана с особенностями становления и развития России как федерации. Федеративный договор 1992 года и договоры о разграничении предметов ведения и полномочий заключались в условиях, когда первостепенным было сохранение территориальной целостности страны. Достигалось это, в том числе и путем компромиссов, что послужило основой для появления взглядов на природу Федерации как на договорно-конституционную, с перераспределением полномочий в пользу субъектов Российской Федерации.

В Республике Саха (Якутия) современная система законодательства начала формироваться после принятия Декларации о государственном суверенитете 27 сентября 1991 года. Декларация провозгласила преобразование Якутской АССР в Якутскую-Саха Советскую Социалистическую Республику и объявила её суверенным государством, становление которого предопределено «ходом исторического развития народов Якутии». В 1992 году (то есть до принятия Конституции Российской Федерации) якутский парламент принял Конституцию (Основной закон) Республики Саха (Якутия).

Якутия, благодаря своей богатой истории и многолетнему опыту государственности, является активным участником законотворчества и признана одним из немногих регионов России с развитым и эффективным законодательством. На сегодняшний день в республике действует 6700 нормативных правовых актов. Ежегодно принимается более 600 новых документов. Это результат большого аналитического, организационного труда сотен людей разных специальностей. «За кулисами» принятия законов остаются долгие, порой затяжные процессы согласования проектов с заинтересованными министерствами и ведомствами, обоснование их необходимости, анализ законодательства других регионов и т.п. Сегодня власть как никогда раньше приближена к народу, предоставляя ему возможность прямого участия в процессе нормотворчества. Органам местного самоуправления принадлежит право законодательной инициативы, что позволит населению при наличии юридических знаний и навыков более активно отстаивать свои интересы. Продолжая открытый диалог власти и общества, Президент России предложил создать в регионах Общественные палаты, в которых представители общественности проводили бы независимую экспертизу законопроектов, затрагивающих права и интересы граждан.

Управлением начиная с 2000 года планомерно осуществляется юридическая экспертиза всех нормативных правовых актов Республики Саха на соответствие федеральному и региональному законодательству. Эта работа насчитывает тысячи актов.

В настоящее время по данным федерального регистра 16 нормативных правовых актов республики нуждаются в доработке на соответствие федеральному законодательству. По всем ведется работа совместно с органами государственной власти по их приведению в соответствие.

По мере совершенствования федерального законодательства вносятся необходимые изменения в республиканские акты, что позволяет обеспечивать единство правового пространства.

Так, для сравнения приведем некоторые цифры по проведению юридической экспертизы нормативных правовых актов Республики Саха (Якутия) за 2006, 2007 и 2008 годы.
























































































































































Участие территориальных органов Министерства в нормотворческой деятельности является эффективным средством, способствующим динамичному развитию законодательства.

Основными формами сотрудничества Управления с органами государственной власти Республики Саха (Якутия) являются следующие:

участие в заседаниях Государственного Собрания (Ил Тумэн), его рабочих органах, совместных рабочих группах по разработке законопроектов;

проведение юридической экспертизы проектов нормативных правовых актов на предмет их соответствия Конституции России и федеральным законам;

участие в составлении планов законопроектных работ.

Необходимо отметить, что участие в нормотворческой деятельности органов государственной власти Республики Саха (Якутия) осуществляется на основании соглашений между Управлением и органами государственной власти о взаимодействии в сфере юстиции. Так, заключено соглашение между Управлением Министерства юстиции по Республике Саха (Якутия) и Государственным Собранием (Ил Тумэн). На стадии рассмотрения находится соглашение между Управлением Министерства юстиции по Республике Саха (Якутия) и Президентом Республики Саха (Якутия).

В регламентах Государственного Собрания (Ил Тумэн) и Правительства закреплены положения о направлении проектов нормативных правовых актов в Управление для их правового анализа.




























































































Проведение экспертизы нормативных актов непосредственно связано с формированием федерального регистра нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации в электронном и документальном виде, которое с 2000 года осуществляется Минюстом и его территориальными органами. Эффективность правового регулирования во многом зависит от того, насколько полно государство информирует своих граждан обо всех нормативных решениях. Закон должен быть доведён до всеобщего сведения, поскольку состояние гласности в сфере законодательства непосредственно затрагивает права и законные интересы граждан, гарантированные Конституцией, оказывает влияние на состояние правовой культуры общества. Гражданам должны быть в одинаковой степени доступны федеральное законодательство, акты субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. В этом плане позитивным является признание Федерального регистра официальным электронным источником опубликования республиканских нормативных правовых актов.

Следует отметить, что правовое пространство включает в себя и муниципальный уровень. В целях контроля за законностью нормативных актов органов местного самоуправления в соответствии с постановлением Правительства России от 10 сентября 2008 года № 657 с 1 января 2009 года организуется работа по формированию федерального регистра муниципальных нормативных актов, координировать которую поручено Минюсту России. Для этого субъектам Российской Федерации необходимо на основании собственных актов создать муниципальный регистр субъектов.

К причинам нарушения Конституции России и федерального законодательства можно отнести:

- динамичность изменений федерального законодательства;

- недостаточный уровень систематизации законодательства, отсутствие унифицированных и формально закрепленных требований к юридической технике;

- пробельность и противоречивость федерального законодательства;

- отсутствие четкого разграничения предметов ведения и полномочий (зачастую опережающее законодательство субъектов по вопросам совместного ведения);

- недостаточный профессиональный уровень юридических кадров.

В целом можно отметить положительную динамику в подготовке и принятии нормативных правовых актов в рамках федерального законодательства.

Таким образом, можно рекомендовать органам государственной власти Республики Саха (Якутия) следующее.

1. Минимизировать количество нормативных правовых актов Республики Саха (Якутия), по которым выносятся акты прокурорского реагирования, в этих целях рассматривать экспертные заключения Управления в максимально короткие сроки.

2. Выработать механизм мониторинга изменений федерального законодательства и своевременного внесения связанных с ними изменений в нормативные правовые акты Республики Саха (Якутия).

3. Организовать согласованную подготовку мониторингов (обзоров) по отраслям законодательства на предмет выявления и устранения пробелов и коллизий с использованием теоретического и практического потенциала сотрудников центрального аппарата Минюста России.

В заключение хотелось бы отметить, что происходящие в последнее время перемены в жизни российского общества и реформирование государства изменили значение и роль законодательства в регулировании общественных отношений. Закон все больше выступает как регулятор, определяющий ход и особенности развития страны.

Сильную государственную власть на федеральном и региональном уровнях и, как непременное условие ее существования, единое правовое пространство должны обеспечивать скоординированные действия всех государственных органов.


А.А. Степанова


^ ФЕДЕРАЛИЗМ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ


Вопросам федерализма в последнее время посвящено достаточно много работ (наряду с более ранними работами известных российских и зарубежных авторов46). Тем не менее в большинстве этих работ указывается не только на существующие и нерешенные проблемы российского федерализма, но и на необходимость дальнейших исследований этих проблем47.

Одним из основных вопросов организации государственной власти в современной Российской Федерации является вопрос о сосуществовании в одном пространстве двух уровней государственной власти: федеральной и субъектов федерации. Тенденция в решении этого вопроса в последние годы очевидна. Федеральные органы власти все больше тяготеют к методам унификации. Понимание федерализма и статуса субъектов за последнее десятилетие подверглось значительным изменениям. Если в советский период понимание федерализма строилось на признании принципа добровольности вхождения субъектов и сочетания двух суверенитетов в одном государстве48, и, соответственно, формально отношения между Союзом и союзными республиками основывались на началах «кооперации», то современное российское государство признает государственный суверенитет только за федеративным государством. Как следствие, в настоящее время федеративные отношения в большей мере основываются на началах «субординации». В частности, это находит подтверждение в процессе интенсивного приведения законодательства субъектов Федерации в соответствие с федеральным. В Республике Саха (Якутия) после длительной предварительной работы 17 октября 2002 г. была принята новая редакция текста Конституции. Кратко суть внесенных изменений и дополнений сводится к приведению в соответствие с федеральной Конституцией норм, устанавливающих основы конституционного строя республики, укреплению конституционно-правового статуса Президента республики, реорганизации структуры парламента и упорядочению взаимоотношений законодательного и исполнительных органов. Кроме того, изменения касаются компетенции Конституционного суда республики и некоторых других конституционных положений. Такая всеобъемлющая конституционная реформа была предопределена тем, что сложившаяся в последнее время система федеративных отношений настоятельно требует приведения законодательства субъектов в соответствие с федеральными законами. Необходимость такого соответствия обуславливается объективными факторами, основным из которых является существование единого правового пространства в Российской Федерации и верховенство в этом пространстве Конституции Российской Федерации. Кроме того, существуют еще и субъективные факторы. Например, определение многих вопросов государственного устройства, в том числе и федерализма, в зависимости от конкретных политических целей и убеждений.

После принятия Конституционным Судом Российской Федерации Постановления от 18 июля 2003г., согласно которому выявление несоответствия конституций и уставов субъектов Российской Федерации федеральным законам не является достаточным основанием для признания их норм утратившими юридическую силу и не подлежащими применению - предполагалось, что оно станет весьма значительным шагом к разрешению одного из самых проблемных и болезненных вопросов федеративного устройства: стабилизации конституционного и уставного законодательства субъектов Федерации. Однако на практике вопрос так и остался не до конца решенным.

Несомненно, конституции могут и должны меняться. Они должны соответствовать потребностям общества. Если несоответствие Основного закона меняющимся реалиям жизни будет возрастать, «Конституция превратится в суперконсервативный документ»49. Вместе с тем конституции являются актами долговременного действия, не подлежащими изменениям в угоду сиюминутной политической конъюнктуре. Поэтому одной из основных задач при разработке Конституции является обеспечение ее стабильности и устойчивости. В Российской Федерации одной из основных причин изменений конституций и уставов субъектов Российской Федерации является выполнение требования соответствия меняющемуся федеральному законодательству. Причем нередко изменения представляют собой элементарное копирование. К сожалению, такая практика обусловлена активным вмешательством органов прокуратуры в конституционный процесс. Любое расхождение с буквальным текстом федеральных законов служит поводом для обращения прокурора с соответствующим протестом.

Безусловно, федеральное законодательство, будучи законодательством всего государства, обладает верховенством над законодательством субъектов, поскольку устанавливает принципиальные, базовые начала для нормотворчества последних. Кроме того, существуют отношения, которые могут быть урегулированы только общими для всего государства актами, как-то: безопасность, обороноспособность и т.д.

Вместе с тем российское законодательство состоит не только из федерального, но и законодательства субъектов. Вследствие этого законодательство субъектов не только лишь следует федеральному, но и обогащает, наполняет содержанием его принципиальные положения. Субъекты Федерации наделены теми же правами и полномочиями в регулировании вопросов, перечисленных в ст. 72 Конституции Российской Федерации, что и федеральные органы власти50. Поэтому можно было бы ожидать, что не только федеральное законодательство будет определять содержание законодательства субъектов, но и последнее также могло бы оказывать влияние на федеральное. Принуждая субъекты приводить свои акты в соответствие с собственными и требуя признания верховенства последних, федеральный центр вполне обоснованно руководствуется статьей 4 Конституции Российской Федерации, однако при этом не всегда принимается во внимание то, что существует и другая конституционная норма: часть 6 статьи 76 Конституции Российской Федерации, которая устанавливает верховенство нормативного акта субъекта Федерации над федеральным законом. Вполне ожидаемо, что при этом возможен конфликт между нормами федерального законодательства и законодательства субъектов, так как приоритеты для того и другого могут быть совершенно разными, равно как и задачи, стоящие перед ними. Перед федеральным законодательством может стоять задача общего регулирования общественных отношений, а перед законодательством субъекта – задача решения конкретного вопроса с учетом реальных возможностей и интересов субъекта. Несовпадение общего и конкретного является наиболее видимой и значимой причиной несоответствия двух уровней законодательства. Для избежания возникновения такого несоответствия наиболее приемлемым и возможным представляется некоторое ограничение чрезмерного насыщения федерального законодательства нормами, регулирующими отношения, которые вполне могли бы быть урегулированы законодательством субъектов Федерации. То есть необходимо определенное самоограничение федерального законодателя в собственном законотворчестве. Несомненно, и в сфере совместного ведения есть вопросы, в решении которых приоритет федерального законодательства общепризнан: трудовые, семейные, природоохранные и некоторые другие. Но, на наш взгляд, при решении отдельных вопросов, в частности, вопросов организации государственной власти, приоритет все же должен принадлежать субъектам федерации. Что касается федерального законодательства, то оно могло бы определять лишь общие принципы организации государственной власти, за рамки которых субъекты не могут выходить. Таких общих принципов немного, но они определяют всю схему организации власти субъекта: разделение властей, выборность органов власти, сменяемость выборных лиц, ответственность власти и т.д. При этом субъект Федерации, конструируя систему государственной власти, вправе реализовать собственное видение механизма государственной власти, руководствуясь при этом сложившимися историческими, политическими и прочими объективными факторами.

Второй довольно острой проблемой современного российского федерализма является определение подхода к строительству федерации. В своих исследованиях ученые ищут ответ на вопрос: есть ли необходимость в учете национального фактора при строительстве федеративного государства. Кроме того, нет однозначного ответа и на другой вопрос: является ли федерализм решением национального вопроса. Разброс мнений по этим вопросам чрезвычайно широк, как крайне неоднозначны и ответы на них. Ряд ученых (М.В. Глигич-Золотарева, Э.В. Тадевосян, Н.М. Добрынин) полагает, что национальный подход к формированию федеративного государства был изначально ошибочным, поскольку государство должно выполнять свои функции независимо от национальных особенностей составляющих его частей, в то время как национальные интересы должны учитываться исключительно в рамках национально-культурной автономии. Понятие «общенародной» федерации, состоящей из национально-территориальных образований, изначально конфликтогенно и ведет в тупик51.

Другие же (Р.Г. Абдулатипов, Л.Ф. Болтенкова, Е.В. Чиркин и др.) считают, что национальный фактор неразрывно связан с федерализмом: чем сложнее по этническому составу населена страна, тем более необходим ей федерализм, ибо при этом сочетаются право на самоопределение и единство, целостность государства52, национально-территориальный подход соответствует принципу международного права – принципу права народов на самоопределение53. Кроме того, национальный принцип построения федераций обусловлен их функциональной задачей защиты исторического своеобразия 54.

Безусловно, многонациональное государство сложнее с точки зрения управления, нежели моноэтническое образование55. На обычные управленческие функции государства накладывается функция решения национального вопроса: совокупности политических, экономических, правовых, социокультурных и других проблем, возникающих в процессе внутригосударственного взаимодействия различных этнических групп56. Решение национального вопроса в России особенно сложно в силу сложившихся в последние годы общественно-политических и экономических условий (кризис и поиск путей выхода из кризиса сопровождаются различного рода тенденциями, имеющими национальную и националистическую окраску: сепаратистские тенденции, процессы «суверенизации» и децентрализации, всплеск националистических настроений не только на окраинах, но и в центре). Весьма негативную роль в осложнении решения национального вопроса играют укоренившиеся представления о нации как об этносе: «нация - это совокупность людей, ощущающих и осознающих этническое родство»57. Между тем, нацией может называться совокупность людей, ощущающих и осознающих себя согражданами, которых объединяет не этническое родство, а социально-политическое единение (чувство государственности). Поэтому одной из основных задач российского государства в этой сфере, на наш взгляд, должно стать формирование новых духовно-нравственных ценностей, аналогичных принципам интернационализма, дружбы народов и т.п., которые, несмотря на их определенную декларативность, достигали своих целей и оправдывали свое предназначение. К сожалению, современное российское общество сложно определить как единую нацию58, как сложно определить и российское государство как нацию-государство59. По справедливому замечанию В.А. Тишкова: «Идеи наций (этносов), национально-государственного устройства, видимо, еще долго останутся действующими в рамках полиэтнических обществ, пока не будет достигнуто такое материальное благосостояние и такой политический строй, которые позволят без истерики делиться властью и ресурсами с «иноязычными»60.

Рецепты решения национального вопроса (точнее, его отсутствия) довольно разнообразны. Однако нередко благие устремления отличаются радикализмом и не учитывают множество факторов, влияющих на современную общественно-политическую, в том числе и межнациональную, ситуацию в стране. Так, исходя из представлений о том, что национальный подход к построению федерации вкупе с идеей о праве наций (народов) на самоопределение с неизбежностью ведет к сепаратистским тенденциям, некоторые авторы предлагают деэтнизацию всего государственного устройства. По мнению А.А. Муравьева деэтнизация должна стать неотъемлемой частью политики федерализма. В деэтнизации прежде всего нуждается утверждение понимания государственности (республик) как формы самоопределения титульной нации61. Н.М. Добрынин полагает, что необходимы новые подходы в государственном устройстве России, отказ при формировании регионов нового типа от национальной составляющей как основного и превалирующего над другими критериями и введение экономического критерия в качестве универсального, с обязательным присутствием в данных субъектах всех возможностей для сохранения и расцвета культуры любой нации62. Отмеченное выше позволяет прийти к выводу о том, что не национальный принцип в построении федерации порождает проблемы федерализма, а пробелы в государственном управлении, регулировании различных экономических, социальных и иных общественных отношений. Сепаратистские тенденции с очевидной неизбежностью являются проявлением чьего-то недовольства чем-нибудь, а фактически, социальное неблагополучие, неудовлетворенность существующим состоянием, подогреваемое появляющимися всегда в таких ситуациях определенными политическими силами, является истинной причиной проблем федеративного, и не только, государства.

Надо заметить, что появление национальной идеи, идеи превосходства либо особого статуса одного этноса всегда имеет производный характер. Экономический фактор как мерило благополучия либо, наоборот, всегда является подлинной причиной возникновения межнациональной напряженности (конфликта). Тезис классиков марксизма-ленинизма: «политика есть концентрированное выражение экономики» актуален и сейчас.

В заключение можно отметить, что универсальным решением многих вопросов государственного строительства, в том числе и федеративного, является наличие эффективного государственного управления. В России до сих пор отсутствует единая концепция решения национального вопроса в современных условиях, и настоятельной необходимостью является разработка научно обоснованной и взвешенной концепции государственной этнической политики, которая учитывала бы интересы всех этнических общностей, населяющих территорию российского государства.


^ Ю.Н. Бацев


Совершенствование Конституции (Основного закона)

Республики Саха (Якутия)


Конституция Российской Федерации в соответствующих статьях закрепила положение о верховенстве Конституции Российской Федерации: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».

Конституция (Основной закон) Республики Саха (Якутия) была принята Верховным Советом Республики Саха (Якутия) ХІІ созыва 4 апреля 1992 года. Отдельные ее статьи вошли в противоречие с соответствующими статьями Конституции Российской Федерации, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 года, и отдельными положениями принятыми позднее федеральными законами.

Анализ несоответствия Конституции Республики Саха (Якутия) Конституции Российской Федерации был сделан еще в 1995 году, после чего парламент республики приступил к работе над законодательными инициативами по внесению изменений и дополнений в Конституцию (Основной закон) Республики Саха (Якутия).

Для решения проблемы в плоскости конституционного законодательства 11 марта 1998 года Указом Президента Республики Саха (Якутия) была образована комиссия по разработке проекта закона о внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Саха (Якутия) в количестве 60 человек, в которую вошли представители всех ветвей государственной власти, политических партий, общественных объединений и творческой интеллигенции.

За год работы комиссия рассмотрела 4 законодательные инициативы, в том числе Президента Республики Саха (Якутия) и Прокурора Республики Саха (Якутия), которые были опубликованы для всенародного обсуждения.

9 февраля 2000 года Палата Представителей приняла Закон Республики Саха (Якутия) «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Саха (Якутия) «О порядке внесения изменений и дополнений в Конституцию (Основой закон) Республики Саха (Якутия)» в соответствии с решением Конституционного суда Республики Саха (Якутия) от 15 октября 1999 года № 4-П.

Принципиальным изменением новой редакции отдельных положений указанного закона явилась замена многочисленной комиссии по разработке проекта закона о внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Саха (Якутия) комиссией, образованной постановлениями Палаты Представителей Государственного Собрания (Ил Тумэн) из числа народных депутатов Палаты Представителей в составе 9 человек. Данная комиссия получила название комиссии Палаты Представителей по конституционному законодательству. Позднее число членов комиссии было увеличено до 11 депутатов.

Для экспертизы, подготовки правовых и аналитических заключений по законопроектам были образованы две подкомиссии: экспертно-аналитическая и экспертно-правовая, куда вошли ученые, специалисты, в том числе федерального уровня.

С учетом двухпалатной структуры парламента республики для предварительного рассмотрения законодательных инициатив по внесению изменений и дополнений в Конституцию (Основной закон) Республики Саха (Якутия) в Палате Республики была образована комиссия по вопросам конституционной реформы.

Вновь образованная комиссия достаточно быстро рассмотрела более 10 законодательных инициатив по внесению изменений и дополнений в Конституцию Республики Саха (Якутия), а законопроект, внесенный Прокурором Республики Саха (Якутия), предусматривающий приведение положений Конституции Республики Саха (Якутия) в соответствие с Конституцией Российской Федерации по наиболее противоречивым правовым нормам, прошел все стадии законодательного процесса и был принят на совместном заседании палат Государственного Собрания (Ил Тумэн) 7 июля 2000 года. Тем самым были внесены изменения в 9 статей Конституции Республики Саха (Якутия). На данном совместном заседании была образована комиссия Государственного Собрания (Ил Тумэн) по разработке предложений по согласованию конституционного и текущего законодательства Республики Саха (Якутия) под руководством председателей палат парламента. В соответствии с постановлением Государственного Собрания (Ил Тумэн) от 7 июля 2000 года было предложено обратиться к Президенту Российской Федерации с рекомендацией о создании специальной федеральной комиссии по разработке механизмов взаимосогласованности конституционного и текущего законодательства на федеральном и региональном уровнях с участием руководителей федеральных органов и представителей республик (субъектов) Российской Федерации. Но эта инициатива парламента республики, к сожалению, не нашла поддержки у федерального центра.

В своей работе по согласованию республиканского и федерального законодательства парламент республики активно взаимодействовал с Прокуратурой Республики Саха (Якутия), для чего 25 февраля 1998 года заключено специальное соглашение о взаимодействии в правотворческой деятельности. 23 марта 2003 года заключено тройственное Соглашение о взаимодействии в правотворческой деятельности между Государственным Собранием (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия), Прокуратурой Республики Саха (Якутия) и Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Саха (Якутия).

11 июня 2008 года в связи с началом работы парламента республики четвертого созыва заключено очередное соглашение с Прокуратурой Республики Саха (Якутия) о взаимодействии в правоворческой деятельности.

Парламентом республики был проанализирован характер противоречий между законодательством субъектов Федерации, Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством. В результате этой работы положения Конституции республики были сгруппированы следующим образом:

а) принципиальные, требующие преодоления в достаточно короткие сроки в рамках политической линии на укрепление российского федеративного государства;

б) отдельные положения, требующие приведения в соответствие в рамках планомерно поставленной законодательными органами работы;

в) группа положений, по которым субъекты Федерации занимают свою принципиальную политическую позицию, требующих согласования центра и регионов.

К первой группе относены положения о верховенстве конституций и законов над Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством, содержащиеся в конституциях отдельных субъектов.

Ко второй группе относилось, например, по Республике Саха (Якутия), установленное республиканским законодательством право подписания законов председателями соответствующих палат парламента, что вошло в противоречие с принятым в октябре 1999 года Федеральным законом «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

Федеральным законом были также установлены основания и порядок досрочного прекращения полномочий законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации. Конституция и законодательство Республики Саха (Якутия) не только не содержали таких норм, но и прямо запрещали приостановление деятельности, роспуск и самороспуск палат Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия).

Важным было определение принципиальных позиций по срокам реализации этапов работы над внесением изменений и дополнений в Конституцию Республики Саха (Якутия).

На первом этапе парламентом республики была проведена организационная работа: определение состава, структуры и регламента работы парламентских комиссий.

На втором этапе проведен цикл круглых столов, совещаний, конференций, парламентских слушаний, на которых рассматривались не только общие, но и частные вопросы обсуждаемых проблем, обобщались высказанные предложения и вырабатывалась основная канва (концепция) возможного направления реформирования Конституции. По упразднению принципиальных противоречий работа завершилась именно на этом этапе.

В целом за 2000-2002 годы Государственным Собранием (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) проделана значительная работа по приведению республиканского законодательства в соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством.

Причины и необходимость проведения такой работы заключались в следующем:

во-первых, многие законодательные акты были приняты еще до вступления в силу новой Конституции Российской Федерации 1993 года;

во-вторых, бурно развивающееся на основе Конституции Российской Федерации федеральное законодательство крайне нестабильно и противоречиво;

в-третьих, до 2000 года субъектам Российской Федерации практически предоставлялось больше прав в формировании собственной нормативной правовой базы, а с избранием нового Президента Российской Федерации был провозглашен курс на создание единого правового пространства.

В этих условиях Прокуратурой Российской Федерации, федеральными судами, в том числе Конституционным Судом Российской Федерации самое пристальное внимание было уделено приведению в соответствие с федеральным законодательством основных законов субъектов Федерации – конституций, уставов.

В результате республики по существу лишились основных атрибутов государственности: суверенитета, права регулировать отношения гражданства и собственности республики.

За период с июля 2000 года по январь 2002 года Государственным Собранием (Ил Тумэн) были внесены изменения в 52 статьи Конституции Республики Саха (Якутия).

И, наконец, 6 марта 2002 года Государственное Собрание (Ил Тумэн) внесло изменения еще в 11 статей Конституции Республики Саха (Якутия), завершив тем самым приведение Основного закона республики в соответствие с федеральным законодательством.

Такой длительный, многоступенчатый процесс приведения в соответствие был обусловлен, прежде всего, объективными факторами.

Парламент республики исходил из того, что согласования конституционного и текущего законодательства субъектов Федерации и федерального законодательства должно происходить взаимным путем консультаций и согласительных процедур.

В судебных процессах, в том числе в Верховном Суде Российской Федерации, депутаты пытались отстоять свои позиции по отдельным нормам Конституции республики.

Отдельные принципиальные положения Конституции Республики Саха (Якутия) стали предметом переговоров и согласований трех ветвей государственной власти республики, широко обсуждались общественностью в средствах массовой информации.

В результате этого вопросы суверенитета, собственности, разграничения полномочий между федеральным центром и республикой нашли свое отражение в действующей Конституции Республики Саха (Якутия) в новой редакции.

29 апреля 2002 года внесены изменения в Конституцию республики, связанные с реформированием высшего законодательного, представительного и контрольного органа государственной власти республики – Государственного Собрания (Ил Тумэн) – переход на однопалатную структуру парламента.

Завершением процесса конституционного реформирования в республике 17 октября 2002 года стало утверждение парламентом республики впервые за последние десять лет текста Конституции (Основного закона) Республики Саха (Якутия) на обоих государственных языках Республики Саха (Якутия).

Нельзя не отметить, что именно благодаря последовательным усилиям республик Российской Федерации в отстаивании своих интересов Конституционный Суд Российской Федерации 18 июля 2003 года принял постановление о недопущении впредь разрешения судом общей юрисдикции дел об оспаривании конституций и уставов субъектов Российской Федерации. С запросом о проверке соответствия Конституции Российской Федерации конституций и уставов субъектов Российской Федерации может теперь обратиться только Генеральный прокурор Российской Федерации и только в Конституционный Суд Российской Федерации.

Изменение и дополнение в Конституцию республики, внесенное 10 июля 2003 года, также приводит положения Конституции в соответствие с федеральным законодательством в части установления нормы избрания половины состава народных депутатов Республики Саха (Якутия) по республиканскому избирательному округу пропорционально части голосов, поданных за списки кандидатов в депутаты, выдвинутые избирательными объединениями, избирательными блоками. Данная норма вступает в силу с момента начала избирательной кампании по выборам народных депутатов Республики Саха (Якутия) в Государственное Собрание (Ил Тумэн) нового созыва.

Последующие изменения и дополнения в Конституцию Республики Саха (Якутия) были внесены 25 апреля 2006 года и были связаны и изменением процедуры наделения полномочиями высшего должностного лица субъекта Российской Федерации. Было принято решение установить данную процедуру в соответствии с федеральным законом «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», действие статей Конституции республики о выборах Президента Республики Саха (Якутия) приостановить.

Изменения и дополнения Конституции Республики Саха (Якутия), внесенные законами от 14 февраля 2007 года и от 22 июля 2008 года, носили, в основном, корректирующий характер.

Таким образом, более чем за 15 лет Конституция Республики Саха (Якутия) подверглась существенным изменениям преимущественно по объективным вышеназванным причинам.

Если говорить о совершенствовании Конституции (Основного закона) Республики Саха (Якутия), то представляется, надо исходить из следующего.

Сегодня наш Основной закон по своей парадигме, методологическим принципам в основном отвечает политической, экономической и социальной реальности в России, гармонично вписывается в ее правовое пространство. Поэтому вносить изменения в нормы Конституции ради улучшения ее текста не имеет смысла. Идеальных конституций не бывает, как не может быть и текста правовой нормы, удовлетворяющего критериям юридической безупречности, то есть в принципе не допускающего неоднозначного толкования. Любой закон, как бы он ни был хорошо проработан, никогда не исчерпывает многообразия ситуаций своего применения и всегда содержит риск неоднозначного толкования.

В мировой политической практике серьезные изменения Конституции – явления чрезвычайные, обычно связанные с изменениями социально-политического строя. Конституция, представляющая собой свод главных норм прямого действия, является в свою очередь гарантией стабильности политического строя.

Проблема любых изменений в Конституции, даже если эти изменения носят незначительный, косметический характер – это проблема государственного строя. Конституция – это своеобразное генеральное соглашение между всеми социальными группами, включая власть, бизнес, общество в целом, о фундаментальных правилах, по которым живет общество. Это те рамки юридически необходимого и возможного, выход за пределы которого общество может воспринимать как угрозу основам своего бытия.

Безусловно, Конституция не исчерпывает всех этих правил. Кроме нее существуют нормы других законов, нормы морали, принципы, идеи и идеалы, господствующие в обществе, в том числе личные, групповые, национальные и так далее. Но все это должно существовать в конституционном поле и одна из главных угроз обществу – нарушение конституционных рамок.

Необоснованные изменения, нестабильность, неустойчивость Конституции неизбежно приведет к тому, что вся остальная система норм и правил, по которым живет общество, станет подвергаться сомнению, размыванию и терять свое организующее, стабилизирующее и прогрессивное значение.

Именно этим должно быть обусловлено бережное отношение к духу и букве Основного закона республики.

Вместе с тем Россия является федеративным государством, основанным на государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации.

Исходя из этих важнейших принципов российской Конституции мы и должны строить свои отношения с федеральным центром и соответственно строить и совершенствовать свое законодательство и первую очередь Конституцию республики, руководствуясь частью 2 статьи 5 Конституции Российской Федерации.

Объективно конституционное законодательство должно развиваться по двум направлениям.

Во-первых, это обеспечение стабильности Основного закона республики, сохранение его основополагающих положений. Это позволяет сделать и вышеназванное решение Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2003 года.

Реформирование конституционного законодательства может проходить и путем отстаивания наших интересов в федеральном законодательном процессе, чтобы быстро изменяющееся федеральное законодательство не давало повод вносить изменения в основные законы субъектов Российской Федерации – конституции (уставы), особенно по предметам совместного ведения органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также путём защиты, при необходимости, отдельных положений Конституции республики в Конституционном суде Республики Саха (Якутия) и Конституционном Суде Российской Федерации..

Во-вторых, Конституция как нормативный правовой акт, отражающий динамику развития общественных отношений, всегда будет нуждаться в корректировке, редакционных уточнениях. И сегодня в необходимости этой работы никого не надо убеждать. Вместе с тем именно обоюдность федерального и регионального законотворческого процессов является гарантией создания единого правового пространства в российском федеративном государстве, и эту задачу невозможно решить без сближения и согласования нормотворческих процессов на всех уровнях государственной власти, без учета региональной специфики, национальных особенностей в регулировании всего комплекса общественных отношений.


Л.С. Иванова, Т.С.Мостахова


^ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ СЕМЬИ, ДЕТЕЙ И ЖЕНЩИН В

РЕСПУБЛИКЕ САХА (ЯКУТИЯ)


Общеизвестным фактом стало ухудшение демографической ситуации в стране, которую оценивают как демографический кризис. С начала 1990-х годов наблюдаются процессы депопуляции. Смертность превышает рождаемость, что приводит к сокращению численности россиян. Большую тревогу вызывает высокий уровень смертности в трудоспособных категориях населения. Помимо негативных явлений в сфере естественного воспроизводства населения демографическую ситуацию обостряют рост числа разводов и снижение уровня брачности. Общественное внимание привлекает также рост числа детей, оставшихся без попечения родителей и брошенных на произвол судьбы.

Проблемные явления в демографической сфере во многом связаны с проблемами в развитии главного социального института – семьи. Он всегда был наиболее стабильным из всех общественных институтов. На протяжении всей истории человечества, несмотря на множество преобразований, революционных и эволюционных, смену общественных систем и различных форм государственной власти, люди, как и прежде, продолжали любить, создавать семью, вместе заботиться о детях и престарелых.

Семья по-прежнему воссоздает человеческие поколения, сохраняя непрерывность человеческого бытия. Семья как социальный институт обеспечивает трансляцию социальных ценностей от поколения к поколению. Именно в семье формируется круг интересов и привязанностей человека, через призму семейного мировосприятия он постигает мир.

Однако социально-экономические индикаторы свидетельствуют о том, что семье все труднее становится исполнять свои фундаментальные функции – репродуктивную, воспитательную, социализирующую и т.п. Значительной трансформации подверглись нравственные представления о браке и семье.

В поддержании позитивного развития семьи значительная роль принадлежит обеспечению конституционных прав семьи, людей на защиту и охрану материнства и детства. Следуя принципам, закрепленным в Конституции Российской Федерации, руководством страны с 2007 года началось осуществление крупномасштабных мер по поддержке семьи и материнства.

Обозначив демографическую проблему как самую острую проблему современной России, а демографическую ситуацию как критическую, Президент заявил, что нам нужна программа, рассчитанная на срок не менее 10 лет, нужна активная политика по снижению смертности, эффективной миграционной политике, повышению рождаемости, а также эффективные программы поддержки материнства, детства, поддержки семьи. Для повышения репродуктивной функции семьи необходимы безотлагательные «меры поддержки молодых семей, поддержки женщин, принимающих решение родить и поднять на ноги ребенка».

Никогда прежде в истории нашей страны пронаталистская направленность государственной политики не артикулировалась столь явно63. В 1930 - 1940-е годы предпринимались первые попытки государственного вмешательства в демографическую сферу; в 1980-е годы был создан основной каркас действующей системы мер семейно-ориентированной политики. Но никогда ранее курс на повышение рождаемости на официальном уровне открыто не провозглашался.

По мнению ученых, по существу это означает парадигмальную смену целевых ориентиров политики государства по отношению к семье. Государство сегодня принимает на себя повышенные обязательства не только по правовому и финансово-экономическому обеспечению предлагаемых мер политики, но и в отношении поставленных задач – повышения рождаемости со всеми возможными социальными последствиями.

Для семей, родивших второго ребенка, учрежден материнский (семейный) капитал, который матери могут использовать для обучения детей, улучшения жилья, пенсионного обеспечения. Существенно увеличено ежемесячное пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет. Работающие женщины получают 40% заработка. Право на это пособие получили неработающие матери. Единовременное пособие при рождении ребенка возросло в 5 раз – с 1,5 до 8 тысяч рублей. Введено единовременное пособие при передаче ребенка на воспитание в семью усыновителя, опекуна, приемного родителя. Государственную поддержку стали получать жены призывников, выполняющих свой гражданский долг в российской армии. Компенсируется часть родительской платы за пребывание детей в дошкольном учреждении.

Одним из механизмов улучшения положения семей с детьми стали успешно действующие национальные проекты в области здравоохранения, образования, жилищно-коммунальной сферы, сельского хозяйства. Реализуя курс Президента, направленный на сбережение российского народа, совершенствуется федеральное и региональное законодательство по охране материнства и детства.

В Республике Саха (Якутия) государственная семейная и демографическая политика имеет уже более чем 15-летнюю историю, являясь тем самым ровесницей российской Конституции. Cоздана действенная система семейной политики, которая продолжает находиться в поле зрения органов власти, оставаясь приоритетом социальной политики.

Система реализации государственной демографической и семейной политики включает уполномоченный орган исполнительной власти - Комитет по делам семьи и детства при Президенте Республики Саха (Якутия), имеющий соответствующих специалистов в муниципальных районах и городских округах. Нормативно-правовая база демографической и семейной политики представлена Концепцией семейной и демографической политики Республики Саха (Якутия), принятой в 2005 году, и Планом действий по ее реализации в 2008 - 2010 годах. На достижение общей цели по улучшению положения семьи и демографической ситуации в республике направлены так же План действий по улучшению положения женщин в Республике Саха (Якутия) на 2007 - 2011 годы, Государственная целевая программа «Семья и дети в Республике Саха (Якутия)» на 2007 - 2011 годы, Доктрина здорового образа жизни в Республике Саха (Якутия)» и др.

Объявление 2008 года Годом семьи еще раз обозначило то, что человек, семья, дети позиционируются государством как главные приоритеты внутренней политики. Самым примечательным событием Года семьи в Республике Саха (Якутия) стало принятие Государственным Собранием (Ил Тумэн) Закона «Об охране семьи, материнства, отцовства и детства в Республике Саха (Якутия)», что способствовало дальнейшему развитию конституционных прав семьи и детства. Согласно данному закону изменен статус многодетной семьи, которой теперь будет являться семья с тремя и более детьми. Семьям при рождении третьего ребенка будет открываться лицевой счет на 20 тысяч рублей. Молодые семьи при рождении первого ребенка получат выплаты в размере четырёх тысяч рублей. На каждого ребенка из многодетной семьи предусматривается выплата по две тысячи рублей на приобретение школьной и спортивной формы.

Принимаемые меры поддержки семьи с детьми, оптимизации демографической сферы способствовали сохранению института семьи, достижению позитивных результатов в его развитии. За 9 месяцев 2008 года в Республике Саха (Якутия) родилось 11375 младенцев, что на 4,6% больше, чем за аналогичный период 2007 года.

Перспективными направлениями дальнейшего обеспечения защиты и охраны прав и законных интересов семьи и детства могут стать гендерная экспертиза принимаемых нормативных актов. Надо четко определить перечень законодательных актов, регулирующих права женщин, касающихся воспроизводства. Функция материнства, как специфическая способность женщины быть матерью, должна компенсироваться и учитываться наравне с другими видами деятельности. Нужны поправки в пенсионное законодательство, признающие труд родителей по воспитанию детей социально значимым, с соответствующим пенсионным обеспечением. В настоящее время в Республике Саха (Якутия) это частично уже сделано. Например, матери, родившие и воспитавшие четырёх детей, имеют право на присвоение звания «Ветеран труда» с соответствующим объемом льгот. Этот факт имеет значение не только в аспекте материальной поддержки многодетных матерей, но и является по существу первым шагом к признанию общественной значимости материнского труда.

Дальнейшее нормативное обеспечение должно получить моральное стимулирование достойного материнства и отцовства; возрождение награждений медалями и денежными поощрениями за материнский труд.

В создании нравственного климата в стране очень велика роль СМИ. Необходимо всерьез поставить вопрос о том, чтобы деятельность СМИ соответствовала национальным интересам России, в том числе и в области возрождения семьи, ее нравственных устоев. Поэтому нормативное обеспечение необходимо такому направлению деятельности, как социальная реклама. В настоящее время Комитетом по делам семьи и детства при Президенте Республики Саха (Якутия) разработана соответствующая концепция, одобренная Межведомственной комиссией по реализации программ и планов действий по улучшению положения семьи, детей, женщин, реализации демографической политики и формированию здорового образа жизни, возглавляемой вице-президентом Республики Саха (Якутия) Е.И.Михайловой.

Особое место в решении задач по возрождению духовности должно быть отведено работе с молодежью, противодействию асоциальным явлениям в молодежной среде, поскольку именно молодежь и дети будут определять перспективы нашего общества. В программе предстоящего Года молодежи так же должны быть поставлены конкретные ориентиры в этой сфере.

В сохранении традиционных семейных ценностей можно и нужно привлекать самые разнообразные общественные силы. Социальное партнерство, причем не в обычно понимаемой формулировке взаимодействия с общественными организациями, но и в более широком смысле – со всем гражданским обществом, социально ответственным бизнесом, религиозными организациями, имеющими огромный опыт нравственного воспитания, так же должно найти свою нишу в обеспечении конституционных прав семьи и детей, в восстановлении нравственных норм, привитии духовного иммунитета.

В аспекте развития охраны семьи и детства безусловна значимость Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года и Плана мероприятий по ее выполнению на 2008-2010 годы. Эти документы дают конкретный путь претворения в жизнь политики сбережения народа.


Ю.С. Гладких


^ АСПЕКТЫ РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА ГРАЖДАН НА ЮРИДИЧЕСКУЮ ПОМОЩЬ


Принятая 15 лет назад Конституция Российской Федерации провозгласила права и свободы человека высшей ценностью, которые государство обязано признавать, соблюдать и защищать.

Закрепленный принцип в ст. 2 Конституции Российской Федерации определяет смысл, содержание и применение законов, действия законодательной и исполнительной власти, системы правосудия.

Статья 48 Конституции Российской Федерации провозгласила право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи, в т.ч. на бесплатной основе в случаях, установленных законом, и право иметь адвоката с момента задержания в случае уголовного преследования.

Под квалифицированной юридической помощью подразумевается главным образом адвокатская юридическая помощь.

Согласно разъяснениям Конституционного Суда Российской Федерации, изложенным в Постановлении от 28 января 1997 г. N 2-П, «гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно, во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии».

В силу этого необходимо взаимодействие государственных институтов и системы адвокатуры, при котором должны быть созданы условия, обеспечивающие оказание правовой помощи на высоком уровне квалификации и доступность в получении юридической помощи для граждан.

В этой связи изложенная конституционная норма должна быть рассмотрена по нескольким направлениям.

1. Уровень профессиональной подготовки лиц, оказывающих юридические услуги.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 7 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан совершенствовать свои знания и повышать квалификацию.

Государство заинтересовано в наличии адвокатов, обладающих высокой квалификацией и профессиональной подготовкой и должно на законодательном уровне обеспечить изложенные гарантии.

Согласно пункту «л» статьи 72 Конституции Российской Федерации адвокатура отнесена к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, в силу чего нормы регламентирующие вопросы по адвокатуре могли бы развиваться актами местного законодательства.

Поэтому, полагаю, что законодательством Республики Саха (Якутия) в сфере адвокатской деятельности и оказания правовых услуг должна быть предусмотрена система периодических аттестаций на предмет квалификационного уровня знаний и опыта работы.

Проведение периодических аттестаций, с одной стороны, позволит обязывающую норму о совершенствовании квалификации привести в реальное исполнение, а с другой - обеспечит конституционные гарантии граждан на получение квалифицированной юридической помощи.

Помимо внесения требований об обязательной аттестации адвокатов, считаю, что государство должно содействовать совершенствованию профессионального уровня адвокатов путём предоставления льготных условий в получении дополнительного отраслевого образования либо сопутствующего образования, соответствующего той отрасли права по которой специализируется адвокат.

Помимо этого, в целях обеспечения гарантий предоставления квалифицированной помощи и повышения профессионального уровня адвокатов государство могло бы предусмотреть наличие налоговых льгот, в силу которых от налогообложения освобождались бы суммы, являющиеся расходами на повышение квалификации адвокатов в системе государственного и альтернативного образования.

Стимулирующие действия со стороны государства вполне оправданы тем, что из закреплённого Конституцией Российской Федерации права граждан на квалифицированную помощь вытекает обязанность государства в обеспечении данного права на уровне профессиональной подготовки лиц, оказывающих такую помощь.

Поскольку, прежде всего, через статус адвоката государство реализует конституционную норму, гласящую о праве граждан на квалифицированную юридическую помощь, государство должно содействовать дальнейшему развитию института адвокатуры.

2. Доступность в получении юридической помощи для граждан.


В рамках уголовного судопроизводства право гражданина на защиту закреплено в уголовно-процессуальных нормах (ст. ст. 46-47, 49-51 УПК РФ) и регламентировано сложившейся судебной практикой.

Норма части 2 статьи 48 Конституции Российской Федерации даёт характеристику положения лица как нуждающегося в правовой помощи в силу того, что его конституционные права, прежде всего на свободу и личную неприкосновенность, ограничены в связи с уголовным преследованием. В силу чего конституционное право пользоваться помощью адвоката возникает у гражданина с момента реального ограничения его прав либо в силу открытия в отношении него уголовного преследования.

По смыслу ст. ст. 45 и 48 Конституции Российской Федерации право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если правоохранительными и судебными органами в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность.

Обладая механизмом принуждения, в рамках которого существенно ограничиваются права и свободы гражданина, с одной стороны, государство принимает на себя обязанность перед гражданином в обеспечении защиты его прав и интересов, с другой стороны, путём предоставления ему адвоката.

В силу этого предоставление юридической помощи гражданину, находящемуся в рамках уголовного преследования, не вызывает существенных препятствий.

Оказание правовой помощи гражданам носит обширный характер и связано не только с предоставлением защиты в случае уголовного преследования, но и с оказанием юридического обеспечения при осуществлении защиты прав и законных интересов граждан в сфере трудового, жилищного, семейного, наследственного и других отраслей права.

Учитывая обязанность государства перед своими гражданами обеспечения возможностью получения квалифицированной юридической помощи, а в некоторых случаях на бесплатной основе, необходимо создать эффективный механизм реализации норм, закрепленных в части 1статьи 48 Конституции Российской Федерации.

Действия государства в этой части должны носить стимулирующий характер, создавать благоприятные условия для осуществления адвокатской деятельности, в том числе по так называемому бесплатному оказанию правовой помощи.

Одним из предлагаемых вариантов разрешения проблемы, связанной с оказанием правовой помощи гражданам, является создание так называемого института государственной адвокатуры.

В настоящее время в рамках эксперимента в 10 субъектах Российской Федерации действуют государственные юридические бюро, призванные оказывать юридическую помощь малообеспеченным категориям граждан.

Создание института государственной адвокатуры входит в противоречие с основными принципами существования адвокатуры как института, независимого от государства, но является вынужденной мерой, вызванной прежде всего обязанностью государства обеспечить граждан юридической помощью.

Система государственной адвокатуры предусматривает, прежде всего, оказание юридической помощи малоимущим гражданам, а также тем категориям граждан и гражданских дел, которые предусмотрены ст. 26 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

На республиканском уровне 25 апреля 2006 года был принят Закон «О порядке оказания бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации на территории Республики Саха (Якутия) адвокатами Адвокатской палаты Республики Саха (Якутия)», на основе которого было принято соответствующее постановление Правительства Республики Саха (Якутия) от 28 июня 2008 года, регламентирующее вопросы о компенсациях расходов адвокату, оказывающему бесплатную юридическую помощь.

Принятие данного закона разрешает проблему доступности юридической помощи гражданам, но не в полной мере, в силу объективных причин:

а) участие адвокатов в проведении так называемых «бесплатных дел» носит ограниченный характер в силу действующих размеров компенсаций, не отражающих фактическую стоимость выполненной работы;

б) получение денежной компенсации адвокатом предусматривает длительную процедуру оформления соответствующих документов и поступления денежных сумм из республиканского бюджета;

в) оказание юридической помощи гражданам осложнено необходимостью оформления данными гражданами документов, дающих право на получение бесплатной юридической помощи.

В силу этих обстоятельств, доступ граждан имеющих право на бесплатную юридическую помощь к реализации изложенного конституционного права носит затруднительный характер.

Для разрешения возникших проблем полагаю необходимым как на федеральном, так и на республиканском законодательном уровне принять соответствующий закон об оказании квалифицированной юридической помощи.

В структуру данного закона могли бы войти положения:

1. О государственной системе адвокатуры, полномочия которой могли бы включать в себя ведение правовой защиты по уголовным, гражданским, административным делам по определённой категории граждан, имеющих право на получение квалифицированной юридической помощи на бесплатной основе;

2. О категории граждан, имеющих право на получение бесплатной юридической помощи. Данная категория граждан могла быть расширена с учётом материального, социального положения граждан, возраста, состояния здоровья, а также имеющихся заслуг перед обществом и государством;

3. О категории обращений граждан и споров, требующих правовой оценки и помощи, а также гражданских и административных дел, по которым предусматривается предоставление бесплатной юридической помощи. Предмет споров, требующих судебного разрешения и правовое обеспечение могли бы быть расширены;

4. О категории иных лиц и их статусе, имеющих право на оказание юридической помощи в случаях невозможности обеспечения гражданина услугами адвоката по причинам, независящим от материального и финансового положения гражданина. К категории данных лиц могут быть отнесены иные лица, имеющие соответствующее юридическое образование и опыт работы;

5. О возложении обязанностей оказания юридической помощи гражданам на иные организации и институты, в компетенции которых может находиться разрешение законных прав и интересов граждан;

6. О проведении обязательной аттестации адвокатов и лиц, оказывающих юридические услуги;

7. О мерах, принимаемых государством, стимулирующих повышение квалификационного уровня адвокатов.

Закреплённая конституционная норма, предусматривающая право граждан на юридическую помощь, требует дальнейшего развития и правового обеспечения на всех уровнях, поскольку в зависимости от того, насколько гражданину будут реально обеспечены его права, зависит его отношение к государству и закону.


В.Т. Филиппов


^ КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВОСУДИЕ В СИСТЕМЕ ФЕДЕРАТИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ


В соответствии с конституционными принципами федеративного устройства Российской Федерации в Республике Саха (Якутия) был учрежден и постоянно действует Конституционный суд – высший орган судебной власти. Конституционный суд гармонично вписался в систему государственной власти республики, олицетворяя ее судебную власть. Пройдя общий для всех конституционных и уставных судов субъектов Российской Федерации нелегкий путь становления, Конституционный суд Республики Саха (Якутия) стал фактом реального воплощения федерализма в Российской Федерации.

Место и роль Конституционного суда республики в системе федеративных отношений определяется его предназначением, правовым статусом, основными принципами деятельности и процессуальной формой. Сказанное позволяет перейти к рассмотрению некоторых вопросов деятельности Конституционного суда с точки зрения общих признаков судебной власти.

Первое. Согласно Конституции республики и ее законодательству Конституционный суд имеет своим предназначением защиту конституционного строя республики, основных прав и свобод человека, обеспечение верховенства Конституции в правовой системе. Как известно, в 2001 году Государственным Собранием (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) были пересмотрены ряд положений конституционного строя республики. Однако внесенные в Конституцию изменения не затронули правовой природы и предназначения Конституционного суда. Защита конституционного строя республики, прав ее граждан были и остаются предназначением Конституционного суда.

Правовой статус судей определяется законом республики и дополнительно регулируется федеральным законодательством. Судьями Конституционного суда в разные периоды его деятельности состояли и работают девять человек. Трое из них в настоящее время находятся в почетной отставке. Федеральные органы не участвуют в формировании состава Конституционного суда. Новые назначения в составе Конституционного суда не изменили традиционный облик конституционного правосудия, сохраняя некоторую сдержанность и тенденцию к самоограничению.

Конституционный суд республики, осуществляя судебную власть, выражает права и интересы республики как субъекта федеративного государства. Влияние федеративного устройства государства отражается и на практике Конституционного суда. Относительно деятельности конституционных (уставных) судов следует отметить, что посредством конституционного правосудия решаются вопросы совершенствования федеративных отношений.

Второй момент. Конституционный суд учреждается как самостоятельная и независимая ветвь государственной власти республики. В соответствии со статьей 73 Конституции Российской Федерации вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов Конституционный суд республики обладает всей полнотой судебной власти. Его решения не могут быть пересмотрены другими органами и вступают в силу немедленно. Для конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации не является вышестоящей судебной инстанцией и не вправе контролировать деятельность конституционных (уставных) судов.

В сфере совместного ведения взаимоотношения Конституционного суда с другими судами Российской Федерации строятся на принципах федерализма. Здесь юрисдикция Конституционного суда республики обусловлена конституционно установленным разграничением предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Это наиболее проблемная область взаимоотношений как с точки зрения разграничения законодательных функций, так и с позиции организации конституционного контроля.

Определенные отношения складываются и с Конституционным Судом Российской Федерации при осуществлении конституционного контроля в сфере совместного ведения. Такие отношения возможны в рамках конституционного судопроизводства. Так, согласно статьи 4 Конституционного закона «О Конституционном суде Республики Саха (Якутия) и конституционном судопроизводстве» Конституционный суд при проверке нормативных правовых актов по вопросам совместного ведения учитывает правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированные на основе толкования положений Конституции Российской Федерации и федерального законодательства. Кроме того, решение Конституционного суда республики может быть пересмотрено самим судом в случае, если Конституционным Судом Российской Федерации вынесено постановление о признании неконституционной нормы Конституции республики, которая была положена в основу его решения. В указанных случаях не требуется специального запроса Конституционного суда.

В свете сказанного не совсем понятно отсутствие в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» положения о пересмотре судом своего решения в случае изменения Конституции Российской Федерации, в частности изменения установленного Конституцией разграничения предметов ведения и полномочий. В том, что изменения Конституции возможны, сомнений сейчас нет. Организационная структура Конституционного Суда Российской Федерации не имеет специальной палаты, которая бы рассматривала дела, касающиеся федеративных отношений.

Третье положение. Компетенция конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации в общем виде определяется в статье 27 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». Эти суды рассматривают соответствие законов и иных нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, а также рассматривают дела о толковании конституции (устава). В отмеченном сегменте практика Конституционного суда республики складывается неравномерно. Сейчас наибольшее количество решений выносится по обращениям народных депутатов на конституционность закона. Иные нормативные акты не могут быть предметом проверки. По действующему законодательству граждане и их объединения не могут обжаловать в Конституционном суде нормативные акты органов местного самоуправления

В результате этого не все пространство муниципально-правовых отношений охватывается конституционным контролем. В то же время в других субъектах Российской Федерации значительное количество дел рассматривается именно по жалобам граждан и юридических лиц на решения по вопросам местного значения. Права человека принадлежат всем и каждому. Обращение о проверке конституционности правовых актов органов местного самоуправления может быть внесено любым лицом, считающим себя ущемленным муниципальной властью в одном из своих прав. Отсутствие граждан в составе субъектов права на обращение является серьезным недостатком в обеспечении единства правовой системы в федеративном государстве.

В этой связи следует еще раз акцентировать внимание законодателя на совершенствование нормы Конституционного закона «О Конституционном суде Республики Саха (Якутия) и конституционном судопроизводстве». Как известно, юрисдикция Конституционного Суда Российской Федерации не распространяется на акты органов местного самоуправления. Они относятся к предмету рассмотрения Конституционного суда республики, который может воспользоваться правом законодательной инициативы в этом вопросе и внести проект соответствующего закона.

Еще один важный момент - это проблема обеспечения высшей юридической силы Конституции республики в процессе ее реализации. Требования статьи 89 Конституции республики об обязательности всех решений Конституционного суда обеспечивается мерами по их исполнению. Государственное Собрание (Ил Тумэн), Президент и Правительство республики вносят изменения и дополнения в нормативный акт, признанный неконституционным. Но механизм реализации указанного требования законодательно не урегулирован.

Необходимость этого видно из следующего примера. Нередко законопроекты разрабатываются без учета решения Конституционного суда. В частности, это касается законопроекта по установлению границ муниципальных образований «Орто-Нахаринский наслег» и «Беллетский наслег». В настоящее время законопроект находится на стадии рассмотрения. Но законодатель не спешит принять новую норму вместо той, которая была признана неконституционной. Как выяснилось, при подготовке соответствующего законопроекта не были учтены правовые позиции Конституционного суда, вытекающие из Основного закона республики и общих принципов организации местного самоуправления.

В основу правового механизма исполнения решения Конституционного суда, по нашему мнению, следует положить правовые позиции суда, сформулированные в его решениях. Такое предложение вытекает из нормативного характера правовых позиций, что признается большинством ученых и практиков. Принимая во внимание сказанное, предлагаю в каждом решении, которым предусматривается внесение изменений в те или иные положения оспариваемого закона или иного нормативного акта, прямо указать, что при исполнении данного решения следует руководствоваться сформулированными в мотивировочной части решения правовыми позициями. Иначе говоря, законодатель обязан установить прямую нормативную связь обоснования предлагаемого проекта закона с правовыми позициями Конституционного суда.

Почему так важно исполнение именно названных решений Конституционного суда? Отступление от конституционных основ самоуправления сегодня способно пробудить стремление игнорировать их и в других случаях и в перспективе нанести ущерб интересам республики.

И последнее. В федеративных отношениях многое будет зависеть от четкого продолжения начавшейся практики приведения конституций, уставов субъектов Российской Федерации в соответствие федеральным законам. По поводу правомерности самой процедуры приведения в соответствие имеются решения Конституционного Суда Российской Федерации и его правовые позиции. Они сегодня известны. По смыслу положений статей 5, 66, 71-76 и 125 Конституции Российской Федерации выявление соответствия конституций и уставов субъектов Российской Федерации федеральным законам без установления их соответствия Конституции Российской Федерации не является достаточным основанием для признания нормы конституции и устава утратившей юридическую силу и потому не подлежащей применению.

Разрешение такого рода вопросов влечет за собой необходимость применения процедур конституционного судопроизводства. Думается, что в этом необходимо участие и Конституционного суда республики, поскольку решения этого суда основываются на Конституции республики. Возникающие здесь споры могут быть разрешены путем толкования отдельных положений Конституции.


^ С.Н. Федулова






оставить комментарий
страница4/6
Дата10.10.2011
Размер1.97 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх