Аналитический доклад icon

Аналитический доклад


Смотрите также:
Аналитический доклад...
Российские выборы в контексте международных избирательных стандартов Аналитический доклад...
Российские выборы в контексте международных избирательных стандартов Аналитический доклад...
Аналитический доклад ...
Лапина Н., Чирикова А...
Информационно-аналитический доклад об основных результатах и проблемах образовательного...
Информационно-аналитический доклад...
Сценарное прогнозирование политической ситуации в России Аналитический доклад №3, март 2012...
Азвитие дошкольного...
Отчетный годовой доклад...
Публичный доклад...
Аналитический доклад...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5
вернуться в начало
скачать
3. Международный опыт решения проблемы

пенсионного возраста

 

Из всех практикуемых в зарубежных странах способов адаптации пенсионных систем к демографическому кризису наиболее пристальное внимание в России вызвало повышение пенсионного возраста. Однако при этом не учитывается, что в странах ОЭСР реализованы различные механизмы и сроки повышения пенсионного возраста, четко ориентированные на свои национальные особенности, в основном - демографические.

При этом ни одна из этих стран еще полностью не завершила мероприятия по увеличению возраста выхода на пенсию, поэтому оценивать эффективность результатов преждевременно[15].

Справочно:

США. В настоящее время идет процесс постепенного увеличения пенсионного возраста до 67 лет, которое объявлено с 1983 г. как часть системы гибкого выхода на пенсию, включая сохранение возможности раннего выхода на пенсию.

Великобритания. Выбор был сделан в пользу постепенного увеличения пенсионного возраста до 68 лет. Сначала для женщин – 65 лет, а затем, в период 2024-2046 г.г., пенсионный возраст для обоих полов будет повышен до 68 лет.

Дания. В 2006 г. было принято решение о повышении добровольного досрочного возраста выхода на пенсию с 60 до 62 лет. Это будет делаться пошагово, каждые 6 месяцев в течение 2019-2022 г.г. Затем в период 2024-2027 г.г. пенсионный возраст увеличится с 65 до 67 лет.

Германия. Предусматривается повысить пенсионный возраст до 67 лет. Постепенный переход начнется в 2012 г. Сначала пенсионный возраст будет повышаться на один месяц за каждый год. Это относится к людям, родившимся между 1947 и 1958 г.г. После этого пенсионный возраст будет повышаться на 2 месяца каждый год. Это относится к людям, родившимся в 1959 - 1964 г.г. Существует исключение для тех людей, у которых страховой стаж составляет 45 лет и более. После 2012 г. они будут иметь право на полную пенсию, когда им исполнится 65 лет. Параллельно повышению пенсионного возраста правительство Германии ввело широкий спектр индивидуальных мер (называемых программа 50+) для увеличения шанса пожилым рабочим оставаться активными на рынке труда.

Норвегия. С 1973 г. введено право на полную пенсию с 67 лет, однако по-прежнему можно выходить на пенсию начиная с 62 лет. В таком случае пенсия пропорционально сокращается. Одновременно введен пенсионный взнос в размере 2% на частные пенсии в дополнение к государственным.

Швеция. Несмотря на то, что решение о проведении пенсионной реформы было принято в 1990-х г.г., новая система начала действовать полностью только с 1 января 2003 г. Причем Швеция ввела т.н. «гибкую пенсию» в возрасте 65 лет, которая предусматривает возможность выхода на «раннюю пенсию», начиная с 61 года с актуарным сокращением или после 65 лет с актуарным повышением пенсии.

 

Для повышения пенсионного возраста практически во всех странах ОЭСР, в отличие от России, есть существенный демографический резерв: в большинстве из них ожидаемая продолжительность жизни при рождении для мужчин существенно превышает 70 лет, женщин – значительно выше 80 лет.

В России же такого демографического резерва нет: продолжительность жизни составляет 62 / 74 года (соответственно). А в возрасте 65 лет ожидаемая продолжительность жизни в странах ОЭСР для мужчин составляет 15-18 лет, женщин – 18-22 года, тогда как в России – чуть выше 11 и 16 лет (соответственно). В то время как при ныне действующих возрастных границах (60 лет для мужчин и 55 лет – для женщин) период получения пенсии в нашей стране вполне адекватен западному: 14 лет и 23 года (соответственно, мужчины и женщины).

Следует особо обратить внимание, что все приведенные примеры свидетельствуют о том, что даже при наличии объективных демографических (опережающий рост продолжительности жизни), макроэкономических условий и развитых социально-трудовых отношениях (большая емкость рынка труда для высококвалифицированных рабочих мест) реформирование пенсионного возраста осуществлялось предельно осторожно (не более 1-2-х месяцев за год и растягивалось на десятки лет) и сопровождалось серьезными социальными протестами. Поэтому в большинстве стран повышение возраста свыше 65 лет откладывается на неопределенную перспективу, несмотря на объективно сложившиеся факторы (быстрый рост продолжительности жизни и периода получения пенсии).

Поверхностный взгляд на опыт зарубежных стран по повышению пенсионного возраста в отрыве от объективных национальных факторов позволил некоторым экспертам сделать выводы, что возраст - единственный способ решения финансовых проблем совершенствования пенсионных систем в условиях кризиса.

Однако такие выводы не учитывают, что ни в одной из зарубежных стран реформа пенсионного возраста не рассматривается как экономический инструмент для финансовой стабилизации пенсионной системы, поскольку в социально-страховой модели, которая принята и в нашей стране для реформирования пенсионной системы, накопленные пенсионные обязательства могут только перераспределяться во времени, но не ликвидироваться. И через законодательно установленный период времени подлежат полной выплате каждому застрахованному лицу, как в форме пенсионных накоплений, так и в форме расчетного пенсионного капитала. А с учетом незначительности увеличения возраста (1-2 месяца за календарный год) и опережающих темпов роста продолжительности жизни следует говорить исключительно о создании условий для поддержания коэффициента замещения.

Проблема финансовой зависимости распределительной модели пенсионной системы в России не может быть решена путем повышения пенсионного возраста по следующим основаниям.

Во-первых, низкая ожидаемая продолжительность жизни, особенно у мужчин приведет к тому, что часть застрахованных лиц не доживет до момента назначения пенсии и не сможет воспользоваться своими пенсионными правами.

Как было отмечено ранее, период получения пенсии у мужчин в России после достижения 60 лет ниже, чем в любой стране ОЭСР после 65 лет, а из мужчин, которым в настоящее время 20 лет, до 60 лет доживут лишь 60 % (т.е. умрут - 40%), а в течение последующих 5 лет из оставшихся 60-летних мужчин умрут еще 20%[16].

Таким образом, до 65-летнего возраста получения трудовой пенсии смогут дожить лишь 4 из 10, т.е. значительно меньше, чем установлено нормами Международной организации труда для всеобщих (национальных) пенсионных систем. Следовательно, большинство населения будет лишено права получения своего страхового обеспечения, гарантированного Конституцией Российской Федерации и международными конвенциями о социальном обеспечении.

Менее критично положение с женским населением страны: из числа 20-летних женщин до 60 лет доживут 85,6% (т.е. умрут 14,4%), и в течение последующих 5 лет из оставшихся 60-летних женщин умрут еще 7%. Поэтому можно сделать вывод, что по демографическим характеристикам увеличение возраста для женщин в принципе возможно, однако, с позиций макроэкономических и социально-трудовых параметров этот процесс должен быть актуарно просчитан и обоснован.

По прогнозам, разработанным на основе параметров, установленных Концепцией демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года, одобренной Распоряжением Правительства Российской Федерации от 24.09.2001 г. № 1270-р, 60-летние мужчины достигнут текущей ожидаемой продолжительности жизни в странах ОЭСР для 65-летних мужчин не ранее 2030-х г.г. Только тогда повышение пенсионного возраста станет экономически и социально оправданным, поскольку они смогут использовать свои пенсионные права. Для женщин это возможно сделать несколько ранее.

Во-вторых, высокий уровень инвалидизации населения при повышении общеустановленного пенсионного возраста вызовет резкий скачок числа получателей пенсий по инвалидности. 6% новых назначений трудовых пенсий по старости составляют инвалиды – это тот минимум получателей, которые при повышении пенсионного возраста будут обращаться за назначением пенсий по инвалидности.

В-третьих, по расчетам, в России, также как и на Западе, незначительный (до 10-13% расходов на выплату трудовых пенсий) экономический эффект от повышения пенсионного возраста может наблюдаться лишь в первые 10-15 лет реформы (в зависимости от варианта повышения возраста), после чего пенсионная система начнет нести все возрастающие дополнительные расходы. Эти выводы подтверждаются опытом Германии, Польши и др. европейских стран, повысивших пенсионный возраст.

Дополнительные расходы ПФР, связанные с повышением пенсионного возраста, которые возникают, начиная с 2020-х г.г., и к 2050 г. достигают 55% расходов на страховую часть пенсии, связаны как с сокращением ожидаемой продолжительности периода выплаты пенсии (знаменателя пенсионной формулы), так и с дополнительным накоплением пенсионных прав за увеличенный период страхового стажа.

В-четвертых, повышение пенсионного возраста в российских условиях может повлечь за собой рост безработицы среди молодежи, поскольку пожилые люди будут дольше занимать рабочие места по причине более высокой конкурентоспособности, чем молодые. Другим следствием этого процесса будет сокращение продолжительности страхового стажа и, как следствие, снижение размеров пенсий у младшего поколения из-за более позднего вступления в трудовые отношения.

Помимо объективных демографических факторов повышение пенсионного возраста лимитируется для нашей страны и в силу особенностей пенсионной системы.

   4. Специфические проблемы построения российской

пенсионной системы

 

Главным вызовом и трудноразрешимой проблемой для российской пенсионной системы является деформация структуры расходов бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации, вследствие значительного количества пенсий, назначающихся до наступления общеустановленного пенсионного возраста.

Правовой институт досрочных пенсий, связан с презумируемой утратой профессиональной трудоспособности ранее достижения общего пенсионного возраста (мужчины – 60 лет, женщины – 55 лет) вследствие длительного неблагоприятного воздействия на организм человека:

вредных, тяжелых и опасных условий труда (Списки № 1 и № 2, т.н. «малые списки»);

различного рода факторов производственной среды, связанных с постоянной повышенной эмоциональной и психологической нагрузкой и высокой степенью ответственности за результаты труда (отдельные категории медицинских, педагогических и творческих работников);

медико-биологических и социальных особенностей развития и региональных условий проживания (многодетные матери, родители детей-инвалидов, инвалиды вследствие военной травмы, инвалиды по зрению, лилипуты, диспропорциональные карлики, лица, длительное время проработавшие в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях).

Численность получателей досрочных пенсий в настоящее время достигла 34% от числа пенсионеров по старости (10,5 млн. чел.) и продолжает расти, увеличивая нестраховое бремя расходов ПФР.

Форма собственности предприятий, на которых работают указанные лица, в ходе рыночных преобразований изменилась с государственной на частную (или смешанную), но льготы по выходу на пенсию сохранились за счет государства, а не собственника. В результате государство фактически субсидирует новым собственникам привлечение работников в неблагоприятные производственно-технологические и климатические условия.

Наличие огромного числа получателей досрочных (льготных) пенсий по условиям труда, факторам производственной среды, медико-биологическим и социальным особенностям развития и региональным условиям проживания усугубляется большим объемом накопленных, в силу ранее действовавшего законодательства, «нестраховых» государственных обязательств, которые в рыночных условиях не обеспечены адекватными страховыми источниками финансирования.

В целом в настоящее время 44,3% (15,8 млн. чел.) получателей трудовых пенсий составляют лица, на назначение пенсий которым пенсионный возраст не влияет, включая: 10,5 млн. чел. – получатели досрочных пенсий по старости (в том числе работники, занятые на работах с тяжелыми и опасными условиями труда – 2,7 млн. чел.; лица, работавшие в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях – 2,5 млн.чел.; работники, занятые на подземных работах, на работах с вредными условиями труда и в горячих цехах – 1,98 млн. чел.), а также 3,9 млн. чел. – получатели пенсий по инвалидности и 1,7 млн. чел. – получатели пенсий по случаю потери кормильца.

В структуре новых назначений трудовых пенсий перечисленные категории получателей составляют примерно столько же - 42,5%. При этом более 73% получателей досрочных пенсий по старости, не достигших общеустановленного пенсионного возраста, продолжают работать, причем ¾ - на тех же рабочих местах. А из пенсионеров-угольщиков на тех же рабочих местах продолжают работать более 66%.

Кроме того, необходимо учитывать, что с 01.01.2010 г. в Российской Федерации действует эквивалентная формула исчисления размера трудовой пенсии, не применяемая в странах, принявших решение об увеличении пенсионного возраста.

Данная формула основана на принципе прямого, ничем не ограниченного роста пенсионных обязательств перед застрахованным лицом, исходя из объема уплаченных за него страховых взносов в ПФР. Это, по своей сути, аналог банковского депозита – сколько страховых взносов перевел работодатель на индивидуальный счет работника в ПФР, столько затем работник при наступлении пенсионного возраста получает с этого счета в виде пенсии.

То есть, чем больше период и объем страховых отчислений, тем больше размер обязательств ПФР перед будущими пенсионерами. При сокращении числа работников, за которых уплачиваются страховые взносы, ПФР не будет располагать необходимыми доходными источниками для исполнения возросших обязательств перед предыдущим (более многочисленным) поколением.

В условиях применения эквивалентной пенсионной формулы меры по повышению возрастной границы выхода на пенсию не только не принесут в долгосрочной перспективе существенной экономии средств на выплату пенсий, а как уже отмечалось, еще более усугубят дефицит ПФР.

Негативное влияние демографической ситуации и недостатков пенсионной системы усугубляется неблагоприятной макроэкономической ситуацией: важнейшие для развития пенсионной системы макропараметры не достигнуты. Самый главный из них - доля фонда заработной платы в ВВП - остается на уровне 23-25% (в 2000 г. она составляла 19% и лишь в 2009 г. возросла до 27%) против прогнозировавшихся в начале 2000-х годов 38%. Цена рабочей силы остается крайне низкой (соотношение средней заработной платы в экономике с прожиточным минимумом трудоспособного населения в 2000 г. составляло 1,7, к 2008 г. оно возросло до 3,5), что не позволяет большинству населения осуществлять накопления (в том числе для пенсионных целей).

Уровень безработицы, несмотря на снижение по сравнению с началом 2000-х годов (когда он превышал 13% численности экономически активного населения) на протяжении десятилетия остается крайне высоким (даже в наиболее стабильные 2007 - начало 2008 г.г. он составлял 6,1-6,4%), тем самым уменьшая возможности зарабатывания застрахованными лицами страхового стажа и, следовательно, большего объема пенсионных прав.

Таким образом, в ответ на глобальные демографические вызовы развитые зарубежные пенсионные системы осуществили параметрические реформы. Однако российская пенсионная система по причине объективных особенностей демографического и макроэкономического характера, а также огромного груза накопленных пенсионных обязательств советского периода должна реализовать уникальный комплекс мероприятий, который выходит далеко за пределы зарубежного опыта повышения пенсионного возраста или внедрения накопительного компонента. В ответ на демографические вызовы в отечественной пенсионной системе осуществлена социально-страховая пенсионная реформа, в ходе которой последовательно реализуются базовые принципы социального страхования.

 

^ II. Пенсионная реформа 2002 г.: основные итоги

 В соответствии со Стратегией-2010 целью российской пенсионной реформы, начатой в 2002 г. (одновременно со многими европейскими странами), являлась реализация принципов социального страхования, которые позволяют балансировать пенсионные права и обязательства в долгосрочной перспективе. При этом на каждом этапе реформы все мероприятия должны адаптироваться к конкретным макроэкономическим и демографическим условиям.

Так, на этапе 2002 г. было предусмотрено решение текущих и долгосрочных задач:

- повышение реального размера пенсий и создание эффективного механизма его защиты от обесценивания;

- обеспечение текущей финансовой устойчивости пенсионной системы;

- преодоление возросшей уравнительности пенсионных выплат и усиление их персонифицированной дифференциации в непосредственной зависимости от страховых взносов;

- усиление связи между размером назначаемой пенсии и величиной предыдущих заработков, а также уплачиваемых за работника страховых взносов; повышение заинтересованности работников и работодателей в уплате страховых взносов;

- предотвращение кризиса пенсионной системы в связи со старением населения России.

Для решения текущих задач была проведена конвертация (денежная оценка) пенсионных прав (в зависимости от стажа и заработка пенсионера), изменена структура пенсий, в пенсионной формуле для преодоления уравнительности и усиления дифференциации пенсионеров по уровню пенсий стали учитывать суммы страховых взносов за застрахованное лицо в ПФР и ожидаемую продолжительность периода выплаты пенсии, введена субсидиарная ответственность государства по обязательствам ПФР для обеспечения его финансовой устойчивости.

Для решения долгосрочных задач были внедрены механизмы накопительного финансирования пенсий, призванные обеспечить сохранение достигнутого уровня пенсионного обеспечения и его повышение путем накопления средств на индивидуальных лицевых счетах застрахованных лиц.

Однако не все запланированные мероприятия пенсионной реформы 2002 г. были реализованы: остается нерешенной острейшая проблема реформирования досрочных пенсий путем вывода их из распределительной в профессиональные пенсионные системы (разработчик – Минэкономразвития России[17]).

До сих пор треть пенсионеров по старости, пенсия которым в разные годы назначалась досрочно, не достигла общеустановленного пенсионного возраста. Каждое третье новое назначение пенсий по старости составляют получатели досрочных пенсий. Финансирование досрочных периодов отвлекает из пенсионного бюджета около четверти всех финансовых ресурсов и резко снижает общий уровень материального обеспечения пенсионеров по старости, выходящих на пенсию в общеустановленном пенсионном возрасте.

Незаконченным до настоящего времени остается и реформирование накопительной составляющей трудовой пенсии, что делает ее функционирование малоэффективной и приводит к девальвации пенсионных прав застрахованных лиц, включенных в эту систему.

Применение для расчета размера накопительной части трудовой пенсии показателя ожидаемой продолжительности выплаты трудовой пенсии по старости в распределительной системе[18] неизбежно приведет к дефициту бюджета ПФР по накопительному компоненту.

Отсутствуют гарантии покрытия не только минимальной, но даже отрицательной доходности от инвестирования пенсионных накоплений, т.е. прямой потери пенсионных прав.

В результате низкой эффективности инвестирования средств пенсионных накоплений для первого поколения застрахованных лиц (1953(м) / 1957(ж) г. – 1966 г. рожд.) полученная доходность обеспечивает накопительную часть трудовой пенсии в 2010 г. в среднем размере всего 91 руб., для второго поколения (1967 г. рожд. и позднее) по достижении пенсионного возраста - в размере 1007 руб. Застрахованные лица, имеющие 30 лет страхового стажа, при наступлении пенсионного возраста будут получать накопительную часть трудовой пенсии в среднем размере 5456 руб. (в 2035 г.), что составит 15,7% от среднего размера их трудовой пенсии по старости.

Из-за опережающего роста индексации расчетного пенсионного капитала (страховая часть пенсии) относительно роста доходности от инвестирования пенсионных накоплений (накопительная часть пенсии), несмотря на закладываемые в прогноз оптимистические параметры (4% сверх темпов инфляции), прямые потери пенсионных прав застрахованных лиц составляют к 2010 г. уже 19% пенсии, а к 2035 г. возрастут до 30% пенсии.

Статистика свидетельствует, что за 8-летний период функционирования накопительного механизма финансирования пенсий большинство застрахованных лиц остались пассивными участниками пенсионной системы и не проявили заинтересованности в формировании своих пенсионных накоплений. Из почти 70 млн. чел., имеющих к началу 2010 г. пенсионные накопления, 63 млн. чел. по-прежнему остаются в государственной управляющей компании, лишь 0,9 млн. чел. доверили управление накоплениями частным управляющим компаниям и 5,7 млн. чел. – НПФ. Причем, последние – это, в основном, работники крупных корпораций.

Причины торможения в развитии накопительного компонента пенсионной системы, помимо отмеченных выше недостатков, заключаются в следующем:

- отсутствие у застрахованных лиц права выбора способа формирования своих пенсионных накоплений (добровольного или обязательного);

- отсутствие гарантий сохранности пенсионных накоплений и недоверие граждан к негосударственным институтам;

- отсутствие у застрахованных лиц права собственности на пенсионные накопления и возможности передачи по наследству своих пенсионных прав по накопительной части пенсии;

- низкая доходность пенсионных накоплений по причине ограниченности инструментов инвестирования и неразвитости фондового рынка (относительно прироста за счет индексации расчетного пенсионного капитала – объема прав по страховой части пенсии);

- непрозрачность и неэффективность работы негосударственных участников пенсионной системы (нет сопоставимой с государственной пенсионной отчетности);

- низкий уровень доходов и заработка, которых не хватает не только на формирование достаточных пенсионных накоплений, но даже на текущее потребление. Статистическое распределение заработка (кривая Лоренца) отражает 80%-ную долю работающих, на которую приходится лишь половина фонда заработной платы, в то время как на долю остальных 20% работников приходится вторая его половина.

По данным Росстата за 2009 г., 22% работников имеют среднемесячный заработок до 7 тыс. рублей; 23% - до 11 тыс. рублей; 36% - до 20 тыс. руб. Все эти работники объективно не обеспечены минимально необходимыми средствами для текущего потребления и, соответственно, для формирования пенсионных накоплений. Те же, кто по уровню дохода может осуществлять пенсионные накопления, не имеют пока для этого должной мотивации.

Таким образом, необходимо дальнейшее совершенствование накопительного компонента пенсионной системы.

^ Кроме того, на данном этапе реформы не были созданы условия для полной реализации иных мероприятий, направленных на:

- долгосрочную финансовую самостоятельность бюджета ПФР;

- обеспечение надлежащего уровня компенсации пенсионерам утраченного ими заработка (соотношение трудовой пенсии со средней заработной платой в стране);

- гарантию минимального уровня жизни пенсионеров (соотношение трудовой пенсии с прожиточным минимумом пенсионера).

Одной из основных причин дефицита бюджета ПФР является актуарное несоответствие тарифа страховых взносов объему государственных пенсионных обязательств в соответствии с действующим и прошлым законодательством.

До реформы 2002 г. бюджет ПФР не испытывал дефицита средств: остаток денежных средств на 01.01.2002 г. составлял 115 млрд. руб., на 01.01.2001 г. – 98,3 млрд. руб.

Реформа 2002 г. предусматривала трансформацию тарифной политики (введение страхового взноса в размере 14 процентных пунктов из установленного с 2001 г. ЕСН).

Таким образом, был заложен принцип равномерного распределения средств на финансирование базовой и страховой частей трудовой пенсии: по 14 процентных пунктов установленной ставки отчислений. Однако из тарифа страховых взносов, предназначенных для финансирования страховой части трудовой пенсии, производятся изъятия на формирование пенсионных накоплений (в настоящее время объем таких изъятий достиг 6 процентных пунктов). Эти средства не могут быть использованы для текущего финансирования пенсий, что влечет за собой образование выпадающих доходов распределительной части пенсионной системы.

Для покрытия этого планового дефицита страховой части трудовой пенсии был предусмотрен постоянный источник. Согласно статье 18 Федерального закона от 15.12.2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» (в редакции, действовавшей в период с 01.01.2002 г. до 01.01.2010) дефицит бюджета ПФР на выплату страховой части трудовой пенсии должен был покрываться за счет средств, образовавшихся в результате превышения сумм поступлений ЕСН над расходами на финансирование выплаты базовой части трудовой пенсии.

Данный механизм покрытия выпадающих доходов ПФР реально работал до 01.01.2005 г., когда ставка ЕСН, предназначенного для финансирования базовой части трудовой пенсии, была снижена с 14 до 6 процентных пунктов.

Благодаря подобной тарифной политике  до налоговой реформы 2005 г. бюджет ПФР не только обеспечивал полную финансовую устойчивость, но и сформировал значительный резерв (свыше 135 млрд. руб.) для дальнейшего совершенствования пенсионной системы без привлечения средств федерального бюджета. Однако с 2005 г. в рамках налоговой реформы, ориентированной на снижение налоговой нагрузки на бизнес и борьбу за выход экономики из «тени», произошло снижение отчислений в ПФР на 8 процентных пунктов, а также была «заморожена» на 5 лет регрессная шкала уплаты страховых взносов (280 тыс. руб.).

Соответственно, в результате налоговой реформы дефицит бюджета ПФР в размере 87 млрд. руб. на выплату страховой части трудовой пенсии остался без страхового источника финансирования. Тем самым была заложена долгосрочная основа покрытия из федерального бюджета этой, по сути, тарифной составляющей планового дефицита ПФР.

Таким образом, были полностью нарушены основополагающие принципы обязательного пенсионного страхования: ликвидированы условия формирования собственных источников финансирования накопленных государственных обязательств и, соответственно - самостоятельность (автономность) бюджета ПФР как страховщика и даже потенциальная возможность обеспечивать в рамках установленного тарифа собственные обязательства.

Результатом стала возрастающая зависимость бюджета ПФР от федерального бюджета на финансирование базовой и страховой частей пенсии. Недостаток средств на финансирование базовой части трудовой пенсии, возникший с 2005 г. в размере 172 млрд. руб., к 2009 г. увеличился до 469 млрд. руб. Дефицит бюджета ПФР на выплату страховой части трудовой пенсии, в начале пенсионной реформы 2002 г. составлявший 134 млрд. руб., к концу 2009 г. увеличился до 465 млрд. руб.

Не изменила  ситуацию  в лучшую  сторону  даже отмена с 01.01.2005 г. участия застрахованных лиц 1953 (м.) / 1957 (ж.) – 1966 г.г. рождения в формировании накопительной части трудовой пенсии и возврат 2-х процентных пунктов тарифа страховых взносов в распределительную систему.

Накопленный груз не обеспеченных собственными источниками обязательств ПФР по нестраховойбазовой - составляющей пенсионного бюджета в 2010 г. увеличил дополнительное бремя на страховой источник формирования пенсионных прав современного поколения застрахованных лиц. Это послужило главным фактором формирования дефицита бюджета ПФР в 2010 г. в размере свыше 1,3 трлн. руб., из которых 999 млрд. руб. приходится именно на необеспеченный страховым источником фиксированный базовый размер страховой части трудовой пенсии (до 01.01.2010 г. - базовая часть трудовой пенсии).

Несмотря на серьезные противоречия отечественного опыта добровольного и обязательного пенсионного накопления, а также негативную практику обязательных пенсионных программ латиноамериканских стран и Казахстана, отдельные эксперты сохраняют преданность накопительной панацее прошлого века как универсальному инструменту для решения всех проблем пенсионной системы, в первую очередь – ликвидации ее дефицита.

Глобальный финансовый кризис расставил последние точки и наглядно показал большую уязвимость накопительного механизма (относительно распределительного механизма) финансирования пенсий. Причем его негативное влияние проявилось именно в странах, наиболее ориентированных на накопительные механизмы пенсионного обеспечения.

В ряде стран, которые имели накопительную составляющую, оперативно приняли решения по ее замораживанию и даже отмене (Эстония, Сербия и др.). А Казахстан – единственная страна в мире, которая полностью перестроила свою распределительную систему на накопительный механизм в XXI в. – вынужден частично взять накопительную пенсию на прямое бюджетное финансирование, начиная с 2008 г. и по настоящее время, и планирует восстановление солидарно-распределительного механизма пенсионного обеспечения.

В России, помимо отмеченной зависимости от конъюнктуры финансового рынка, эффективность накопительной модели серьезно ограничена макроэкономическими и демографическими условиями развития:

- высокая инфляция (существенно выше, чем 1-2% в развитых странах) делает невозможным получение реальной доходности на пенсионные накопления. До середины 30-х г.г. из-за значительного отставания доходности от инвестирования пенсионных накоплений от индексации страховой части трудовой пенсии доля накопительной части будет составлять менее 10% среднего размера трудовой пенсии, причем до 2020 г. она не превысит 2%;

- низкая заработная плата абсолютного большинства работников (свыше 80% имеют доходы, полностью направляемые на текущее семейное потребление);

- низкая продолжительность жизни и соответственно небольшой страховой стаж (для всех категорий пенсионеров – около 25-27 лет, в т.ч. для пенсий по старости – в среднем 34,5 лет против 45-47 лет – в странах ОЭСР), что не позволяет в принципе сформировать сколько-нибудь существенные пенсионные накопления.

Отсюда закономерен вывод: главный и единственный недостаток распределительного механизма пенсионного обеспечения – его незащищенность от демографического кризиса – не может быть устранен путем усиления накопительного механизма пенсионного обеспечения, поскольку его функционирование также подвержено негативному влиянию ухудшающейся демографической ситуации, а также сопряжено с возникновением дополнительных рисков, характерных для финансового рынка.

Таким образом, благодаря реформе 2002 г. были заложены основы социально-страховых механизмов развития пенсионной системы, включая усиление дифференциации размера трудовой пенсии в прямой зависимости от страховых взносов и усиление участия застрахованного лица в формировании своих пенсионных прав через накопительную часть его пенсии. В то же время в целях снижения нагрузки на страхователей-работодателей были существенно сокращены отчисления на пенсионное обеспечение, что привело к возникновению актуарной несбалансированности доходных источников и объема долгосрочных обязательств пенсионной системы. Однако такой результат, как следствие влияния на пенсионную систему внешних факторов, нельзя рассматривать как системный кризис, порожденный проведением собственно социально-страховой пенсионной реформы, включая ее первый и второй этапы.

 





оставить комментарий
страница2/5
Дата10.10.2011
Размер0.98 Mb.
ТипДоклад, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх