Методические приемы: лекция учителя, сообщения учеников. Предварительная подготовка к уроку: творческое задание по группам: подготовить сообщения о зарождении имажинизма (1-я группа) icon

Методические приемы: лекция учителя, сообщения учеников. Предварительная подготовка к уроку: творческое задание по группам: подготовить сообщения о зарождении имажинизма (1-я группа)


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Методические приемы : лекция учителя...
Методические приемы : лекция учителя...
Урок внеклассного чтения. А. П. Гайдар «Тимур и его команда».(6 класс)...
Практическая работа №1. Тема работы: «Виды рекреационных ресурсов России»...
Методические указания к выполнению лабораторных работ санкт петербург...
Задачи: Развивать у ребят интерес к спорту, понимание значения спорта в жизни человека...
Урок английского языка к умк...
Подготовка к уроку. Анализ проведенного урока*...
Урок по природоведению Тема: «Солнце как ближайшая к нам звезда»...
Программа-минимум кандидатского экзамена по специальности 05. 13. 01 «Системный анализ...
Тема : Вычисление информационного объема сообщения...
Урок литературы в 12 классе по теме: М. А. Шолохов: судьба и творчество...



Загрузка...
скачать
Тема урока: СЕРГЕЙ ЕСЕНИН И ИМАЖИНИЗМ.

Цели урока: 1. Дать учащимся понятие об имажинизме; показать роль Сергея Есенина в зарождении группы имажинистов и их литературной деятельности.

2. Совершенствовать умения поиска, систематизации и использования необходимой информации.

3. Формировать у учащихся уважение к литературному наследию.

Оборудование урока: портреты и фотографии С.Есенина и его окружения в период с 1918 по 1924 годы.

Методические приемы: лекция учителя, сообщения учеников.

^ Предварительная подготовка к уроку: творческое задание по группам: подготовить сообщения

  • о зарождении имажинизма (1-я группа);

  • о книжной лавке и литературном кафе имажинистов (2-я группа);

  • о литературной деятельности имажинистов (3-я группа);

  • о распаде группы имажинистов (4-я группа).

Рекомендуемая литература:

  1. Баранов В.С. Сергей Есенин. Биографическая хроника в воспоминаниях, фотографиях, письмах / В.С.Баранов. – М., 2003. – 464 с.

  2. Гусляров Е.Н. Есенин в жизни. Систематизированный свод воспоминаний современников / Е.Н.Гусляров. – М., 2004. – 768 с.

  3. Жизнь Есенина / Сост., вступ. ст. и прим. С.П.Кошечкина. – М., 1988. – 608 с.

  4. Ивнев Рюрик. Богема / Рюрик Ивнев // Избранное. – М., 1988.

  5. Куняев Ст. Жизнь Есенина / Ст.Куняев, Серг.Куняев. – М., 2002. – 603 с.

  6. С.А.Есенин. Материалы к биографии. – М., 1993.

  7. С.А.Есенин в воспоминаниях современников. Т.1-2. – М., 1986.

  8. Удодов А.Б. Временник 1917-1930: история русской литературы в событиях, фактах, комментариях. Учеб. пособие / А.Б.Удодов. – Воронеж, 1994. – 172 с.



^

Ход урока


I. Организационный момент.

II. Слово учителя.

Среди русских поэтов XX в. Сергей Александрович Есенин занимает выдающееся место. Настоящий сын русского народа, он стал подлинным художником слова, искренне и страстно любившим и воспевавшим свою великую Родину.

Природа по отношению к Сергею Есенину была необыкновенно щедра. Размеры его громадного таланта не умещаются даже в рамки того, что принято подразумевать под гениальностью.

На удивление смело вошел он в мир поэзии, который уже был населен необычайно громкими именами, - и этот мир немедленно покорился ему. Было одно обстоятельство, которое держало Есенина в постоянном трагическом напряжении. Он не испытывал удовлетворения от собственного великого дара, он как бы не ощущал его, не понимал его последствий. Когда поэту говорили, что он должен быть счастливейшим человеком, потому что ему дано писать такие необычайные стихи, он недоверчиво задумывался, а потом отвечал, что ему-то от стихов ничего не остается, они ушли к другим. Он, может быть, был счастливее, когда стихи еще только зарождались, обкатывались в сознании. У Есенина, конечно, не было очень уж обостренной неудовлетворенности своим творчеством, но постоянно подступавшее ощущение опустошенности сознания слишком явно тяготило его.

Желая видеть в современности радикальные перемены, Есенин пришел к мысли и о создании иной поэзии. Тут-то судьба и подбросила ему как бы случайную встречу с поэтом Анатолием Мариенгофом. Последний, являясь «своим» человеком в мире московской богемы, не мешкая, познакомил своего нового единомышленника с опытным и эрудированным литератором Вадимом Шершеневичем, который сразу же поставил полумальчишескую игру в «имажи» на солидные теоретические рельсы: учредил Великий Орден Имажинистов. Шумно и умело пропагандируя самих себя, магистры Великого Ордена «раскручивали» и Есенина.

Имажинизм (от англ., франц. image – образ) – литературное и художественное течение, возникшее в России в первые послереволюционные годы на основе исканий русского авангарда, в частности – футуризма. Используя те же приемы грубого эпатажа, что и футуристы, имажинисты провозглашали «единственным законом искусства, единственным несравненным методом … выявление жизни через образ и ритмику образов». На первый план выдвигался образ «как таковой»: не слово-символ в его многозначности, как в символизме, не слово-название вещи, как в акмеизме, не слово-звук, так называемый «заумный язык», как в кубофутуризме, а слово-метафора. Оно шокировало новизной восприятия, оно соединяло отдаленные по значению предметы или явления.

Например, у В.Шершеневича:

И ресницы стучат в тишине, как копыта,

По щекам, зеленеющим скукой, как луг.

У Сергея Есенина:
^

Плещет рдяный мак заката


На озерное стекло.

И невольно в море хлеба

Рвется образ с языка:

Отелившееся небо

Лижет красного телка.

Имажинизм, как и футуризм, был течением авангардистским, отрицающим традиции. Стремление классической литературы к целостности объявлялось имажинистами «обанкротившимся», старомодным и не отвечающим новым реалиям действительности. Приверженцы нового литературного течения проповедовали идею «точного языка», предметность и конкретность образа.

^ III. Реализация домашнего задания (сообщения учащихся по группам).

1-я группа. Зарождение имажинизма.

Вот что вспоминает о возникновении группы имажинистов Анатолий Мариенгоф: «В Москве я поселился с гимназическим моим товарищем Молабухом (Г.Колобов) на Петровке. … Стали бывать у нас Вадим Шершеневич и Рюрик Ивнев. Завелись толки о новой поэтической школе образа.

Несколько раз я перекинулся о том в нашем издательстве мыслями с Сергеем Есениным.

Наконец было условлено о встрече для сговора и, если не разбредемся в чувствовании и понимании словесного искусства, для выработки манифеста…

До поздней ночи пили мы чай с сахарином, говорили об образе, о его месте в поэзии, о возрождении большого словесного искусства «Песни песней», «Калевалы» и «Слова о полку Игореве».

У Есенина уже была своя классификация образов. Статические он называл заставками, динамические, движущиеся – корабельными, ставя вторые несомненно выше первых».

В январе 1919 года Есенин принял участие в выработке «Декларации» имажинистов, подписанной кроме него Рюриком Ивневым, Анатолием Мариенгофом, Вадимом Шершеневичем, Борисом Эрдманом, Георгием Якуловым. Эта «Декларация» была опубликована 30 января в воронежском журнале «Сирена» (№ 4-5).

Ядро группы имажинистов составили С.Есенин, Р.Ивнев, А.Кусиков, А.Мариенгоф и В.Шершеневич. Последнему принадлежала первоначальная теоретическая разработка концепции имажинизма как искусства, свободного от формальных ограничений и социальной детерминированности.

Концепция художественного образа как основы поэтического мышления была по-своему разработана в теоретической статье С.Есенина «Ключи Марии» В этой брошюре он изложил свои взгляды на литературное творчество, на роль образа в поэзии. Эту книгу Есенин очень любил и считал ее для себя важной. В ней он попытался осознать и оформить свои литературные искания и идеи.

В начале февраля 1919 года Есенин, Мариенгоф и Шершеневич организовали кооперативное издательство «Имажинисты». Вскоре объединение имажинистов в Москве оформляется как творческая организация под официальным названием «Ассоциация вольнодумцев». Сергей Есенин с Анатолием Мариенгофом составили текст «Устава Ассоциации вольнодумцев в Москве», завизированный 24 сентября 1919 года народным комиссаром по просвещению А.В.Луначарским. «В первом параграфе определялись ее цели и задачи: «Ассоциация Вольнодумцев есть культурно-просветительное учреждение, ставящее себе целью духовное и экономическое объединение свободных мыслителей и художников, творящих в духе мировой революции. Ассоциация … имеет образцовую студию, редакцию с библиотекой-читальней, имеет свое помещение, столовую, а также устраивает митинги, лекции, чтения, беседы, спектакли, концерты, выставки и т.п.». Председателем «Ассоциации» был избран Есенин, секретарем – М.Д.Ройзман. Первой под Уставом Ассоциации стоит подпись Есенина. Устав Ассоциации подписали также несколько близких к имажинистам людей, таких как Я.Г.Блюмкин (сотрудник ВЧК), А.Д.Силин (трактирщик, ставший завхозом «Стойла Пегаса»), Г.Р.Колобов (уполномоченный Транспортно-материального отдела ВСНХ, в служебном вагоне которого Есенин и Мариенгоф неоднократно путешествовали по стране). Резолюция Луначарского гласила: «Подобные Общества в Советской России в утверждениях не нуждаются. Во всяком случае целям Ассоциации я сочувствую и отдельную печать разрешаю иметь».

^ 2-я группа. О книжной лавке и литературном кафе имажинистов.

С «Ассоциацией Вольнодумцев» было организационно связано кооперативное издательство московских писателей – «Московская Трудовая Артель Художников Слова» (МТАХС). Книжный магазин (лавка) «Московской Трудовой Артели Художников Слова» был открыт Есениным и Мариенгофом в конце 1919 года в одном из помещений, принадлежавших консерватории. Сохранилось прошение «старосты» артели Есенина и «писаря» Мариенгофа председателю Московского Совета рабочих и крестьянских депутатов, не позднее 20 сентября 1919 года, с просьбой открыть лавку с целью «обслуживать читающие массы исключительно книгами по искусству, удовлетворяя как единичных потребителей, так и рабочие организации», силами самих поэтов, не пользуясь наемным трудом. В магазине кроме Есенина и Мариенгофа работали библиофил Д.С.Айзенштат (фактически возглавивший дело), владелец издательства «Альциона» А.М.Кожебаткин, С.Д.Головачев, С.Ф.Быстров, И.И.Старцев.

Сергей Есенин часто бывал в «Книжной лавке» и даже стоял за прилавком, продавая книги. По словам известного литературоведа В.А.Мануйлова, «Есенин не любил торговать книгами, но охотно их надписывал и вызывал недовольство своих компаньонов, когда брал с прилавка книжку стихов и дарил ее посетителю. «Этак ты нас совсем разоришь», - как-то сказал ему Шершеневич».

В конце 1919 года «в Москве открылось литературное кафе-клуб «Стойло Пегаса», одним из учредителей которого явилась «Ассоциация вольнодумцев» (имажинисты). В программе работы клуба устройство митингов, лекций, чтений, бесед, спектаклей, концертов, выставок и т.п.

Будучи членами-пайщиками клуба, лидеры имажинистов (А.Мариенгоф, С.Есенин и др.) получали отчисления от выручки, что бывало порой единственным источником существования».

«Стойло Пегаса» находилось на Тверской улице, дом № 37. Для того чтобы придать кафе эффектный вид, известный художник-имажинист Георгий Якулов нарисовал на вывеске скачущего «Пегаса» и вывел название буквами, которые как бы летели за ним. Он же с помощью своих учеников выкрасил стены кафе в ультрамариновый цвет, а на них яркими желтыми красками набросал портреты его соратников-имажинистов и цитаты из написанных ими стихов.

В 1920-1923 г.г. «Стойло Пегаса» становится одним из центров московской литературной жизни и одним из характернейших явлений так называемого «кафейного периода» в русской литературе рубежа 10-20-х годов. Со страниц известных журналов и альманахов (издание которых было в основном прекращено) литература переходила к непосредственному, устному общению с читателем – в публичных выступлениях, чтении авторами своих произведений, диспутах и пр. Вокруг кафе, бывших в восприятии современников «редкими оазисами тепла и пищи» (Р.Ивнев), группировались различные литературные направления. Так «Стойло Пегаса» было известно под названием «Кафе имажинистов»; кафе «Красный петух» считалось футуристическим; кафе «Домино» принадлежало Всероссийскому Союзу поэтов.

От желающих послушать выступления Сергея Есенина в «Стойле Пегаса» не было отбоя – почитатели поэта вынуждены были приходить загодя, чтобы занять хотя бы стоячее, в дверях, место. Кафе было почти всегда переполнено, из-за чего имажинистам даже пришлось поставить у входной двери привратника, который должен был останавливать желающих попасть в «Стойло Пегаса» и предлагать им прийти попозже.

^ 3-я группа. Литературная деятельность имажинистов.

Имажинисты занимались и литературной деятельностью. Так, в феврале 1919 года «в московском кафе поэтов «Домино» состоялся диспут о футуризме и имажинизме. В защиту футуризма и имажинизма выступили В.Маяковский, А.Мариенгоф, В.Шершеневич.

3 апреля того же года в Политехническом музее состоялся «Митинг-выставка стихов и картин имажинистов». С программным докладом «Кто мы, и кто нас оплевывает» выступил В.Шершеневич. Принимал участие и Сергей Есенин».

В начале декабря 1919 года в издательстве «Имажинисты» вышел сборник Есенина, Мариенгофа и Шершеневича «Плавильня слов». В этом же месяце в издательстве МТАХС вышел коллективный сборник имажинистов «Конница бурь» № 1, в котором была опубликована поэма Сергея Есенина «Небесный барабанщик».

В марте 1920 года Есенин, Мариенгоф и Сахаров выехали в Харьков, где в середине апреля выпустили коллективный сборник «Харчевня зорь». А 19 апреля Есенин, Хлебников и Мариенгоф выступали в Харьковском городском театре с чтением стихов.

В июле Сергей Есенин выехал с Анатолием Мариенгофом в служебном вагоне Григория Колобова, ответственного работника Народного комиссариата путей сообщения, на Кавказ. 10-13 июля они прибыли в Ростов-на-Дону. Там «в эти дни все места в «Кафе поэтов» были распределены. Огромная толпа стояла у входа в день первого выступления имажинистов. Хотели видеть Есенина…

Он читал вдохновенно, захватывая аудиторию. Публика то и дело требовала исполнить то или иное стихотворение. Есенин соглашался и читал».

4 ноября 1920 года в Москве, в Большом зале консерватории, состоялся литературный вечер «Суд над имажинистами». На афише было указано: «Литературный обвинитель – В.Брюсов. Подсудимые – имажинисты: И.Грузинов, С.Есенин, А.Кусиков, А.Мариенгоф, В.Шершеневич. Гражданский истец – И.А.Аксенов. Свидетели со стороны обвинения: Адалис, С.Буданцев, Т.Левит. Свидетели со стороны защиты: Н.Эрдман, Ф.Жиц. 12 судей из публики. Начало в 7 ½ час. вечера. Билеты продаются…».

Из воспоминаний М.Д.Ройзмана, поэта, члена «Ассоциации вольнодумцев»: «Билеты были распроданы задолго до вечера, в гардеробной было столпотворение вавилонское, хотя большинство посетителей из-за холода не рисковали снять шубу. Цитируя наизусть классиков поэзии и стихи имажинистов, Брюсов произнес обвинительную речь, окрасив ее изрядной долей иронии. Сущность речи сводилась к тому, что вот имажинисты пробились на передовые позиции советской поэзии, но это явление временное: или их оттуда вытеснят другие, или они … сами уйдут. Это покушение на крылатого Пегаса с негодными средствами. Предъявляя иск имажинистам, И.А.Аксенов тоже иронизировал над стихами имажинистов, причем особенно досталось Шершеневичу и Кусикову…

Хорошо выступил Есенин, очень умно иронизируя над речью обвинителя Брюсова. Сергей говорил, что не видит, кто бы мог занять позицию имажинистов: голыми руками их не возьмешь! А крылатый Пегас ими давно оседлан, и имажинисты держат его в своем «Стойле». Они никуда не уйдут и еще покажут, где раки зимуют.

Конечно, наши выступления увенчал чтением своих поэм Есенин, которого долго не отпускали с эстрады. Это и определило приговор двенадцати судей: имажинисты были оправданы».

17 ноября, через две недели после «Суда над имажинистами», в Политехническом музее в Москве состоялся литературный вечер-диспут «Суд над русской литературой», где произошло столкновение между имажинистами и футуристами, взаимно обвинявшими друг друга в убийстве поэзии. Чтобы доказать свою правоту, спорящие стороны (Владимир Маяковский и Сергей Есенин) читали стихи, стараясь при этом перекричать и заглушить друг друга.

1 июля 1921 года на литературном вечере в Доме печати в Москве Сергей Есенин впервые прочел драматическую поэму «Пугачев». Свои произведения он всегда читал мастерски, оставляя глубокий след в душе слушателей.

При обсуждении поэмы «Пугачев» Есенин впервые публично заявил о своем расхождении с имажинистами во взглядах на искусство: «имажинистской «толпе образов» предпочитаю органический образ».

^ 4-я группа. Распад группы имажинистов.

Провозгласив идею самоценности слова-образа, а главное – неизбежность антагонизма искусства и реальности, в творческой практике все поэты-имажинисты отступали от своей же теории. Может быть, поэтому и объединение поэтов-имажинистов не было долговечным. Одним из первых о своих расхождениях с собратьями по перу заявил Сергей Есенин. В статье «Быт и искусство» он напишет: «У собратьев моих нет чувства родины во всем широком смысле этого слова, поэтому у них так и несогласованно все».

31 августа 1924 года в газете «Правда» было опубликовано «Письмо в редакцию» Сергея Есенина и Ивана Грузинова, в котором говорилось о роспуске группы имажинистов.

«Мы, создатели имажинизма, доводим до всеобщего сведения, что группа «имажинисты» в доселе известном составе объявляется нами распущенной.

Сергей Есенин. Иван Грузинов».

В ответ на это в редакцию журнала «Новый зритель» поступило следующее письмо.

«В «Правде» письмом в редакцию Сергей Есенин заявил, что он распускает группу имажинистов.

Развязность и безответственность этого заявления вынуждает нас опровергнуть это заявление. Хотя С.Есенин и был одним из подписавших первую декларацию имажинизма, но он никогда не являлся идеологом имажинизма, свидетельством чему является отсутствие у Есенина хотя бы одной теоретической статьи.

Есенин примыкал к нашей идеологии, поскольку она ему была удобна, и мы никогда в нем, вечно отказывавшемся от своего слова, не были уверены как в соратнике.

После известного всем инцидента, завершившегося судом Ц.Б. журналистов над Есениным и К, у группы наметилось внутреннее расхождение с Есениным, и она принуждена была отмежеваться от него, что она и сделала, передав письмо заведующему лит. отделом «Известий» Б.В.Гиммельфарбу 15 мая с.г.

Есенин в нашем представлении безнадежно болен физически и психически, и это единственное оправдание его поступков.

Детальное изложение взаимоотношений Есенина с имажинистами будет напечатано в № 5 «Гостиницы для путешествующих в прекрасном», официальном органе имажинистов, где, кстати, Есенин уже давно исключен из числа сотрудников.

Таким образом, «роспуск» имажинизма является лишь лишним доказательством собственной распущенности Есенина

Рюрик Ивнев, Анатолий Мариенгоф,

Матвей Ройзман, Вадим Шершеневич,

Николай Эрдман».

После смерти Сергея Есенина Борис Лавренев (писатель) в статье «Казненный дегенератами», опубликованной в вечернем выпуске «Красной газеты» от 30 декабря 1925 года, обрушился на имажинистов с обвинениями: «… Есенин был захвачен в прочную мертвую петлю. Никогда не бывший имажинистом, чуждый дегенеративным извергам, он был объявлен вождем школы, родившейся на пороге лупанария и кабака, и на его славе, как на спасительном плоту, всплыли литературные шантажисты, которые не брезговали ничем и которые науськивали наивного рязанца на самые экстравагантные скандалы, благодаря которым, в связи с именем Есенина, упоминались и их ничтожные имена. Не щадя своих репутаций, ради лишнего часа, они не пощадили его жизни».

^ IV. Итоги урока. Заключительное слово учителя.

Итак, имажинисты, отделяя себя от современных им художников, писателей, поэтов, провозгласили безраздельную власть метафоры, сравнения. Выразительное средство назвали смыслом и целью искусства, придали ему неподобающее царственное значение.

Но гениально одаренный мастер, Сергей Есенин, конечно же, не мог уместиться в рамки новой школы: «художественного ордена», как называли его сами юные вольнодумцы. Невысокий, особенно рядом с тощим и длинным Мариенгофом, он все равно был среди них подобен великану. Не потому ли они и обступили так плотно этот источник живой энергии? Создавать прихотливые «словесные узоры» он стремился не меньше любого из них. Только там, где иные из «буйных зачинателей эпохи Российской поэтической независимости» (слова очередного манифеста) видели возможность поразвлечься, для Есенина дело шло о жизни и смерти. Его собратья затевали клоунаду, временами похожую на чудовищный фарс. А Сергей Есенин болел стихами, иначе он просто не мог.

V. Задание на дом. Законспектировать основные положения философского трактата С.Есенина «Ключи Марии».




Скачать 121.29 Kb.
оставить комментарий
Дата04.10.2011
Размер121.29 Kb.
ТипУрок, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх