«Развитие села: предпринимательская пассивность населения и способы ее преодоления» icon

«Развитие села: предпринимательская пассивность населения и способы ее преодоления»


Смотрите также:
В. зубков. На социальное развитие села выделяется 53 млрд руб...
Республиканская целевая программа "социальное развитие села до 2012 года" (в ред...
Брифинга – развитие Ка-диапазона как драйвера преодоления цифрового неравенства...
Социокультурные стереотипы и способы их преодоления в процессе обучения иностранному...
«Предпринимательская деятельность»....
Вопрос 5: эвакуация и рассредоточение. Защита населения путем эвакуации. Эвакуация и ее цели...
Доклад о реализации в 2008 году областной целевой программы «Социальное развитие села Калужской...
Методическая разработка для проведения занятий по дисциплине «Безопасность жизнедеятельности»...
Лекция 3 предпринимательская среда...
Программа заседаний...
Рабочая программа дисциплина «Предпринимательская деятельность» Специальность «Товароведение и...
Тема Деловые переговоры Вопросы Переговоры как образ мышления и жизни...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28
вернуться в начало
скачать
^

Условия сельскохозяйственного производства и предложения по его оптимизации


Мы уже провели исследование на примере владельцев ЛПХ и фермеров, желающих заняться животноводством, на примере для кооператоров, развернувших переработку сельхозпродукции. Осталось производство на самой земле, будь то выращивание овощей или зерновых. Возьмем исходные данные: у нас есть фермер, у которого есть желание выращивать картофель, огурцы или вообще заняться зерновыми. Давайте посмотрим, что из этого у него получится.

Есть два типа будущих производителей: те, кто ранее работал на государственных сельхозпредприятиях, которые разорились, или те, кто не занимался ранее в этой сфере, но вот решили в силу каких-либо причин. В первом случае у работников наверняка есть паи на землю, и несколько человек, сложившись, смогут набрать сотню или более гектар, поэтому проблем с тем, чтобы сразу начать работать, у них возникнуть не должно. Другое дело, что паи не есть собственность, пока не приехал обмерщик, не провел замеры, и пока этому участку земли не присвоен кадастровый номер. Но перевод земли в собственность таким образом – довольно долгая и, главное, разорительная процедура – на гектар примерно 15–17 тысяч рублей. Так что поле в 100 га будет золотым. Поэтому никто земли в собственность не переводит, до первого судебного повода.

Если у новых фермеров паев нет, то дело туго. Он может взять землю у какого-либо разоряющегося ГСП, который сдает участки в аренду. Здесь уже как удастся договориться. И если нет никаких родственных или деловых зацепок (ты мне, я тебе), то дело, наверно, не выгорит. Купить участок земли реально только для крупных производителей. В общем, с землей могут быть проблемы, в протянутых руках ее не увидишь.

Допустим, фермер все же получил или имеет землю. Мы уже не будем делать подробный расчет для всего, что связано с зерновыми работами, отметим только общие моменты. Для производства понадобится открытый зерноток и закрытое зернохранилище, комбайн, трактор типа ДТ-75 с плугом для вспашки и типа МТЗ («Беларусь») для культивационных работ, а к нему сеялку, прицеп, распрыскиватель для гербицидов и инсектицидов, веялку и разную мелочь типа мешков, веревки и т.д. Честно скажем, что начинающему фермеру приобрести это все не под силу, и даже если он будет брать все это у разоренных хозяйств по цене металлолома, все равно влетит в копейку. Ведь металлолом и работать будет соответственно, так что придется нанимать механика, оплачивать кучу запчастей, токарно-фрезеровочно-сварочных и прочих работ. Так что лучше брать технику с небольшим износом (что на Дальнем Востоке нереально), и если к технике есть золотые руки, то как-то еще прокрутиться можно.

Общий же момент состоит в том, что если фермер чего-то не имеет в наличии, вряд ли он вообще это найдет. Ранее у нас на Дальнем Востоке работал завод в Арсеньеве, который производил небольшой ассортимент техники, но, будучи не избалованным заказами, завод почти уже ничего не производит. Техника у нас производится не ближе Воронежа, где-то там же есть завод по восстановлению б/у техники, но как это все доставить по железной дороге? Допустим, у фермера есть все, но проблема с веялкой. Как быть? Веялку типа ОВС-25, без которой зерновое производство можно закрывать (она отбивает зеленый сорняк от зерна, иначе зерно начинает гореть, а также калибрует зерно на фураж и семенное), найти невозможно. Ну если только накупить 2-3 разобранных и попытаться что-то из них сделать. С Воронежа фермеру никто ее не отправит в количестве 1 штуки, заказывайте сразу 5 штук (а куда их потом девать?). Можете заказать в Китае, но на таких же условиях, и с разтаможкой веялка обойдется фермеру тысяч так в 400 рублей (когда работал завод в Арсеньеве, цена ОВС-25 не превышала 140 тысяч рублей). И это даже чуть дешевле, если доставлять ее по железной дороге из Новосибирска, где находится ближайший дистрибьютор воронежского завода. Так фактически обо всем, что касается техники.

Трактора, как известно, и даже картофелекопалку с элементарными культиваторами ближе Белоруссии не производят. Зерносушилки в большом ассортименте только на Украине. Для Дальнего Востока опять же остается Китай, но недавние пошлины на технику подняли цены примерно на 300–400 тысяч за трактор или комбайн (то есть цена на комбайн уже «ушла» за 2 миллиона рублей). В общем, все ходы и выходы железно перекрыты. И на то, что есть, если посчастливится купить что-то новое, цены не просто драконовские – динозавровские! К примеру, плуг стоит 45 тысяч рублей, по цене подержанной японской машины. А что в этом плуге есть? Там нет двигателя и свеч зажигания, там кроме рамы и лемеха вообще ничего нет!

Семеноводческих хозяйств у нас давно уже нет, так что семенами надо заниматься самостоятельно, но без научного подхода это не позволит надеяться на большой выхлоп от хозяйства. Даже если бы фермер решил заняться картошкой. Многие думают, что семенная картошка – это мелкая картошка. Увы, мелкая картошка – это фураж, а семенная должна выращиваться при специальных условиях и технологиях. Почему она и стоит дорого. У нас уже появляются западные семена, и это для специалистов равнозначно трубам врагов под стенами города.

Удобрения очень дорогие, и купить их практически невозможно, так как производятся они где-то в европейской части России, и заказывать нужно партию от вагона и больше. Одна единственная возможность – если фермера включат в заявку от регионального управления сельского хозяйства, которое заказывает удобрения для ГСП. А не подал вовремя заявление – и не найдешь нигде удобрений.

Отдельная тема – гербициды и инсектициды. Гербициды нужны для борьбы с сорняками. У агрономов есть такое выражение – сеять «по черепку». Это когда земля отходит от замерзания всего на несколько сантиметров. В это время нужно успеть посеять, чтобы зерно успело выкинуть побег раньше сорняка. Если вперед пробьется сорняк, то он заглушит зерновые. Также эффективным средством являются гербициды. Они замедляют всхожесть семян сорняков, при этом не влияя на семена зерновых. Достать гербициды сложно, плюс ко всему необходимо обучение работе с гербицидами и инсектицидами, иначе без «корочки» придется работать на казну, выплачивая штрафы, или вообще деятельность будет запрещена.

О последнем чуть подробнее. В процессе производства фермера также в покое оставлять не будут. Есть, к примеру, такая организация, как Россельхознадзор. Это организация, подобно Роспотребнадзору, Ростехнадзору, Энергонадзрору и прочим федеральным «дозорам», коих уже просто без числа, является организацией, сущность которой направлена на борьбу с отечественным производителем. Федеральный центр расплодил эти полицейские структуры в огромном количестве, наделив их самыми жесткими полномочиями – по сути, полномочиями опричников. Россельхознадзор, разбитый еще на 4 надзора, занимается штрафованием и судебными преследованиями. Заявляются эти господа к фермеру и говорят: «Мы может оштрафовать тебя от одной до 20 тысяч рублей – сам выберешь или подсказать?» Если фермер уверен, что у него все в порядке, то в вину ему вменят все что угодно, хоть бурьян невыкошенный, хоть валяющийся мешок из-под удобрений – да мало ли на поле можно чего найти.

После чего задаешься вопросом, а нужны ли вообще «дозоры»? И слушая очередные выступления президента и премьера, которые решили на кризис глядя помочь бизнесу – так помогли бы, обуздав своих опричников! Ведь как должен на самом деле действовать Россельхознадзор? Если на фермера навалилась гусеница, эти господа должны приехать, привести инсектицид, объяснить, как им пользоваться, проследить за результатом – и все! Тогда бы все понимали, что данные структуры хоть для чего-то полезного нужны. А так, снимает какой-либо «дозор» ролик и крутит на ТВ: берем арбуз, и если он большой, то в нем нитраты, а еще у него должен быть хвостик сухой. После чего у местного производителя, которому с урожаем повезло, никто арбузы не покупает. Потому как это если арбузы с Азербайджана месяц везти, то у них и хвостик засохнет, и все внутри. А фермеру что делать? Паяльной лампой хвостики подсушивать?

Мы сами, сопровождая товарищество кормопроизводителей, столкнулись с проблемой инсектицидов, когда летом 2008 года с Китая налетели тучи мотыльков. Они осели на полях, и через некоторое время по полям поползли мириады гусениц, мелких и черных. Далеко не каждый инсектицид действовал на них. Нашему товариществу соответствующее сельхозведомство выписало 5-литровую канистру с инсектицидом. Это был яд наружного действия, который действовал, только попадая на гусениц, – одно опрыскивание никакого результата не давало. Требовался яд системного действия, который бы впитывался в растение и делал его для гусениц несъедобным. В данном ведомстве к таким гусеничным атакам были не готовы, их ГСП сами страдали от гусениц и опрыскивали свои поля по 3-4 раза. Пришлось искать яд в цветочных магазинах. Коего и было накуплено на сумму, стоившую 1/10 часть урожая. И хорошо, что наших производителей при обработке полей не застал Россельхознадзор. Если бы они увидели хотя бы канистру…

Так что фермер должен быть готов, что на него могут налететь и гусеницы, и «дозоры», и пожоги, и засухи… И при этом ни одна страховая компания не занимается страхованием фермеров. Они абсолютно не защищены. И взяв кредит, они не имеют за собой никакого тыла. Если разорился продавец, то у него есть товар и торговое оборудование, которым он может отбиться от кредиторов. А если разорился фермер? Его оборудование никто не купит и за десятую часть цены! Потому что нет платежеспособных покупателей. И купив плуг за 45 тысяч, он продаст его за пять, сколько он, собственно, и стоит.

Но что это мы все о плохом да о плохом. Вырастил дед репку! И вытянул ее при помощи отряда полупьяных бабок и внучек из соседней деревни. И повез дед репку на базар… На базаре, собственно, цены в сезон к продажам не располагают, да и стоять за прилавком с сотней тонн продукции не с руки. Главное, в крупных селах теперь почти все продовольственные рынки позакрывали, в связи с вступлением в силу новых правил рыночной торговли. Потому как открой рынок, и если «надзор» найдет хоть одну бабульку без санкнижки… А на городском рынке нужно постоянно платить за место, плюс куча требований к продавцу.

Постучался фермер в торговую сеть. Нет проблем, сказали ему, но у нас условие – ты должен заплатить за вход в нашу торговую сеть, чтобы твой товар лег на наши прилавки. Сумма в 50 тысяч рублей не понравилась фермеру, да и само условие, честно говоря, довольно унизительное.

Решил наш фермер поучаствовать в тендерах на поставки сельхозпродукции. Вот выставил свое предложение на торги детский садик. Начал фермер, соревнуясь с кучей торговых агентов, предлагать свою продукцию. И проиграл фермер, потому что агент везет свою репку из Китая, где она дешевле некуда. Пошел фермер на тендер в школу. И снова, когда цена дошла до нижней отметки, вынужден был отказаться. А школа с тех пор на год связала себя с местным поставщиком, который возил ей репку грязной и наполовину гнилой. Потому что купила школа продукцию по цене бросовой, подчиняясь требованиям 94 ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», который обязывает отдавать приоритет тем, кто выставил нижнюю цену.

94 ФЗ сам по себе уже опровергает устойчивость, потому что лишает фермеров устойчивых рынков сбыта. Сегодня им может повезти, а завтра их перебьет агент с китайской дешевой продукцией, и они становятся банкротами. Закон должен защищать отечественного производителя, должен предписывать поставки отечественной продукции, и только в ее отсутствие позволять брать зарубежные овощи. Для этого должен работать и Россельхознадзор, но уже на защиту нашего производителя, а не на его наказание. Надзор должен выдать документы, что таким-то фермером выращено столько-то продукции и он имеет право на ее поставку. В первую очередь. А еще кто-то должен учитывать необходимые минимумы, которые нужны для производства той или иной продукции. И ниже этих минимумов цены не запрашивать.

Хорошо, сказал себе фермер, в третий раз как в сказке – и пошел на торги в армию. Но управление тыла поставило условием залог в 3 миллиона. Во как! Просто идеальное предложение для местного производителя, который 3 миллиона и во сне никогда не видел, а если бы они у него были, то он бы грязь на поле не месил. А если бы он и нашел 3 миллиона, так у тыловиков ведь прямая забота, чтобы наш фермер как-нибудь да погорел. И тогда оно захапает себе эти 3 миллиона. И почему фермер должен финансировать армию? Пусть и свою?

Почему фермера-то по нормальному никто не финансирует? Бывали времена, когда районные муниципалитеты имели возможность выделять фермерам кредиты под поставку продукции, которые потом этой продукцией, поставляемой в муниципальные учреждения, и гасились. Теперь трудно найти такие примеры заботы о своих производителях. Отчего и фермерство неуклонно идет на спад. Каждый год число фермеров сокращается где на 10, а где и на 25 %. Под влиянием нацпроекта регистрируется множество новых, да только кто их видел за работой и какой срок их жизненного цикла? Ведь им попросту невозможно без залоговой базы получить нормальный кредит.

Какую заботу проявляет государство о фермерах? Оказывается, оно освобождает фермеров и сельхозкооперативы от единого сельхозналога сроком на 5 лет. А от чего еще освобожден фермер или кооператив на 5 лет? Да ни от чего! Он также платит налог на землю, налог на недвижимость, налог на технику (если не на упрощенной системе налогообложения), также должен выплачивать кредитные средства, и тот несчастный единый сельхозналог составляет ничтожную 1/20 часть от всех платежей.

С кредитом тоже не все просто. Возможно, фермеру удалось выпросить отсрочку платежа на год, но это будет отсрочка выплаты основного долга, а проценты платить никто не отменял. С большой суммы они составляют порядочную ежемесячную ренту, и эти средства еще нужно найти. Получить же компенсацию части от этих выплат – тоже нужно затратить время и средства на приезды в город, когда идет самый разворот, и дорог (в сельском хозяйстве особенно) каждый день. Так что ни от чего фермер не освобожден.

Давайте в качестве помощи от государства еще запишем дотации государства на коров, свиней и ГСМ. Вам опять потребуется время и деньги, чтобы получить дотацию. Хорошо только то, что получать ее придется в райцентре, в город ехать не надо. ГСМ вам компенсируют в количестве 5% от потраченных средств, на свиней (учитывается содержание только свиноматок, причем начиная со второй, будто бы первую и кабанов кормить не требуется) приходится 500 рублей, или те же 5 % от стоимости кормов. Ну это же полное лицемерие! По сравнению с Евросоюзом, где компенсируется половина и больше расходов. При таком подходе зарубежный производитель куда более конкурентоспособен, что и доказывается его доминированием на отечественном рынке. Кто после этого не скажет, что не ведется программа планомерного разорения собственного производителя?

Говорят, что китайский крестьянин – уж он работяга каких свет не видывал, не пьет, ни курит, и горбатится с утра до ночи. Наши фермеры сдавали частично китайским производителям, и уверяют, что картошку и капусту они лучше выращивают. Разве что теплицы их могут китайцы поучить строить. Насчет работы и вредных привычек? Наши фермеры тоже не отказались бы от таких кули, которых можно лупить палкой, заставлять работать с утра до вечера, кормить рисом и содержать в строениях, перед которыми коровники – сущие отели. Курить и пить таким кули в голову не приходит: не на что, да и палка не тетка.

Какие предложения можно внести? Некоторые мы уже обозначили. Это переориентация деятельности различных надзоров от борьбы с производителями на помощь им. Для этого функции тех надзоров, от которых непосредственно зависят производители, вместе со штатом сотрудников и федеральным финансированием необходимо передать в подчинение регионов. После чего показатели по малому и среднему бизнесу, занятому в сельскохозяйственном производстве, несомненно пойдут вверх в тех регионах, которые заинтересованы в росте собственной продукции.

Второе: ввести практику страхования продукции сельхозпроизводителей. Ведь должна же быть хоть какая-то защита от несчастного случая. Не успевают крестьяне накосить сено, как пожар уничтожает весь их труд, и все хозяйство идет ко дну. Сколько раз было, когда урожай горел вместе с хранилищами. Здесь была бы работа и тому же «надзору» за весенними пожогами, потому как по весне и осени масса неконтролируемых палов. Частная компания по страхованию вряд ли заинтересуется этим видом страховок. Соответственно, должна быть учреждена специализированная государственная страховая компания.

Третье: разрешить снова ввести в практику выделение средств местным сельхозпроизводителям под урожай, отмененную в связи с противоречием с 94 ФЗ. В любом случае, всегда можно защитить муниципального заказчика массой критериев, на основании которых выбирать устойчивых и надежных поставщиков с хорошей историей выполненных заказов. Ведь нужно думать не только об экономии бюджетных средств, но и о здоровье детей в муниципальных учреждениях, которым по бросовым ценам поставляют для питания гнилые и китайские овощи.

Четвертое: оказать содействие отечественным производителям сельхозтехники в расширении ассортимента экономичной техники для нужд малых и средних сельхозпредприятий, а также в продвижении их продукции через сеть собственных представительств на территории страны. Помочь дотированием железнодорожных перевозок сельхозтехники.

Пятое: ввести широкую практику дотаций местных производителей на каждый килограмм поставляемой для муниципальных учреждений продукции. Возможно, скажут, что это приведет к ущемлению прав крупных российских поставщиков. Но им, оперирующим большими объёмами и за счет этого сокращающим издержки на каждый килограмм или другую единицу продукции, дотирование слабых местных производителей не окажет ровно никакого ущерба.

Шестое: органам местного самоуправления и региональной власти ввести практику квотирования мест на продовольственных рынках для местных производителей, с оплатой их стоимости, если место требуется производителям из муниципальных районов.

Седьмое: ввести вновь практику муниципальных учреждений торговли. Муниципальные магазины, созданные в рамках целевой программы содействия местным сельхозпроизводителям, могли бы принимать на реализацию продукцию первоочередно именно от них, включая ЛПХ. Разумеется, магазины на первых порах пришлось бы дотировать, но это были бы дотации своего производителя. С другой стороны, первоочередность не была бы для муниципальных магазинов отменой возможности расширять товарный ассортимент за счет иных поставщиков. В отношении муниципальных магазинов, работающих на собственного производителя, приостановить действие 94 ФЗ.

Восьмое: исключить из 94 ФЗ формулировку (статья 13), предписывающую создание одинаковых условий для российских и зарубежных поставщиков, в отношении поставок сельскохозяйственной продукции. Хотя в этом законе с виду могут показаться некие благородные мотивы (если они к нам, мол, с душой, то и мы к ним), тем не менее, в условиях неравноценного дотирования зарубежных и российских производителей, эта формулировка ставит наших поставщиков в заведомо неравные условия. Опять же скажут, что мы тем самым ущемляем наших поставщиков, если в их отношении будут действовать те же правила в других странах. Но речь идет только о поставщиках сельхозпродукции, мы не говорим об экспортерах металла или леса. Ко всему, наши перекупщики поставляют за границу по преимуществу зерно, и с них не убудет. Также нужно включить в 94 ФЗ положение о приоритете для местных производителях, способных поставлять качественную продукцию.

Девятое: приравнять к коррупции плату за вход в торговую сеть.

Десятое: отменить закон о рынках, под прикрытием борьбы за качество продукции выгоняющий с рынков мелких производителей, в частности личные подсобные хозяйства.

Конечно, все это были бы полумеры. Основная мера – системное содействие развитию сельской микроэкономики. Регионы еще как-то оказывают содействие крупным сельхозпроизводителям, но упускают из виду село как таковое. Крупный производитель держит свою мегаферму в одном селе, и на ней могут работать жители 2-3 сел, остальные же от присутствия мегафермы только несут урон, так как продукция, производимая на мегаферме, оказывается более конкурентоспособной. Производит мегаферма молоко, и крестьяне сводят коров со двора, потому как молокозавод снижает расценки. Занялась мегаферма выращиванием свиней, и ни в одном сарае больше не хрюкает живность. Что это значит для села? Потерю еще одного источника скудных доходов.

Чтобы не губить село, но содействовать его развитию, регионы должны способствовать внедрению в районах комплексных планов по сельскому развитию. Которые должны заключаться в поддержке сельской микроэкономики и культуры, привлечении активных жителей к самоуправлению, создании фондов развития местных сообществ, строительству сельских дорог, снижению энергозатратности содержания муниципальных учреждений и т.д.. При планировании в области микроэкономики ставка должна быть не на ЛПХ, а на коллективные хозяйства, вокруг которых могут развиваться и ЛПХ. Если в конкретном районе есть мегаферма, ориентированная на производство молока, то нужно инициировать создание кооперативов, которые бы занимались свиньями или птицей (при условии, что на рынке в этом виде продукции доминирует зарубежный производитель, которого можно и подвинуть). При учреждении кооперативов нужно обращать внимание на их устойчивость, которая может быть достигнута только за счет объединения кооперативов на полный цикл производства: от грядки до банки, от сарая до колбасы. В таком случае большая часть доходов будет оставаться в кооперативах, что даст им устойчивость.

Все регионалы, прочитав последнее предложение, убежденно скажут, что а) это невозможно выполнить; б) это не их полномочия. На что возразим, что выполнить реально весь список предложений, который относится по большей части к федеральному уровню. Разработка же и практическая реализация комплексных планов развития сел, включая непосредственную работу с сельскими жителями – это, безусловно, не есть полномочия региональных органов власти. Но это могли бы сделать некоммерческие организации, имеющие опыт проектно-сервисной деятельности, в партнерстве с районными и сельскими муниципалитетами, а также при содействии регионов. Следующая часть ставит своей целью доказать реальность такого подхода.






Скачать 3.75 Mb.
оставить комментарий
страница7/28
Дата29.09.2011
Размер3.75 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх