«Развитие села: предпринимательская пассивность населения и способы ее преодоления» icon

«Развитие села: предпринимательская пассивность населения и способы ее преодоления»


Смотрите также:
В. зубков. На социальное развитие села выделяется 53 млрд руб...
Республиканская целевая программа "социальное развитие села до 2012 года" (в ред...
Брифинга – развитие Ка-диапазона как драйвера преодоления цифрового неравенства...
Социокультурные стереотипы и способы их преодоления в процессе обучения иностранному...
«Предпринимательская деятельность»....
Вопрос 5: эвакуация и рассредоточение. Защита населения путем эвакуации. Эвакуация и ее цели...
Доклад о реализации в 2008 году областной целевой программы «Социальное развитие села Калужской...
Методическая разработка для проведения занятий по дисциплине «Безопасность жизнедеятельности»...
Лекция 3 предпринимательская среда...
Программа заседаний...
Рабочая программа дисциплина «Предпринимательская деятельность» Специальность «Товароведение и...
Тема Деловые переговоры Вопросы Переговоры как образ мышления и жизни...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
вернуться в начало
скачать
^

О региональных и муниципальных программах поддержки предпринимательства


До недавнего времени предприниматели в селах не имели возможности взять кредит по нацпроекту АПК, а предпринимателям, чей бизнес не связан с сельскохозяйственным производством, и по сей день нет возможности получать кредиты на по-настоящему выгодных условиях. При том что развить свое дело в селе много сложнее, чем делать это в городе. Хотя бы по причине удаленности от основных рынков сбыта, консервативности и ничтожности местных рынков, неплатежеспособного населения, гораздо более высоких накладных расходов, отсутствия связи, деловых партнеров, возможностей рекламы и т.д. Тем не менее, сельский предприниматель находится в одинаковых условиях с городским в плане доступа к финансовым ресурсам. И если он задумал открыть сувенирный цех, то кроме собственного приусадебного участка, он не имеет более никаких преимуществ по сравнению с городским коллегой, но сплошную «исторически сложившуюся» несправедливость. Кстати, сейчас он не может и сарая на своем участке поставить без проекта и разрешения, не то что построить помещение для цеха!

На что, собственно, он вообще может надеяться? В этом плане будет не лишним проанализировать районные программы поддержки малого предпринимательства. Мы внимательно прочитали около десятка целевых программ, которые были приняты и действуют в районных муниципальных образованиях Хабаровского и Приморского краев, а также Амурской области. Не будем настаивать на полной объективности, потому как для этого нам необходимо было бы прочитать все районные программы по всей России, что не представляется возможным. Поэтому сделанный срез будет представлять общие тенденции и положения, которые относятся к обобщенной - лучше шаблонной - районной целевой программе поддержки малого предпринимательства на Дальнем Востоке. Хотя, честно говоря, когда мы показывали данную статью представителям районных муниципалитетов других регионов, то в целом они соглашались, что данные выводы вполне подходят к положению дел в их муниципальных образованиях.

Первое, что бросается в глаза – почти все районные программы не обеспечены средствами бюджета. Насколько известно, принимать программы без финансового обеспечения теперь не принято, но это теперь. Во всяком случае, программы, принятые в 2005–2006 гг. сплошь голые, то есть по сути являются декларациями. То есть если посмотреть на финансовое обеспечение программных мероприятий, то напротив каждого из них – пустые клетки. Одна из программ вообще обеспечена 35 тысячами рублей, которые с рассрочкой на три (!) года планируется выплатить районной газете за обеспечение информационной поддержки, а попросту за публикацию объявлений о конкурсах и круглых столах для предпринимателей.

Вообще районные программы надеются на региональный бюджет, и их основное ядро суть информирование предпринимателей о региональных программах поддержки малого бизнеса, а также о существующих кредитных линиях. Конечно, есть и исключения из этого правила. Например, инвестиционная программа Вяземского муниципального района Хабаровского края, разработанная в ходе совместных проектов с ХКБОО «Зеленый Дом». Или программа «Самообеспечение» Уссурийского городского округа Приморского края, внедренная при содействии Института экономики города, Москва. Это программы, которые закладывают реальные средства на развитие микроэкономики села через поддержку ЛПХ (Уссурийский ГО), кооперативов и фермеров (Вяземский район). Но они были приняты вследствие стороннего консалтинга и даже софинансирования (Вяземский район), а потому не имеют права идти в зачет. Ведь речь идет вообще о тенденциях, а тенденции таковы, что районы выпускают шаблонные программы, обеспечением которых является бумага, на которых они напечатаны. Часть программ, в том числе и региональные, вообще не имеют столбца с цифрами: есть мероприятия, сроки, привлекаемые стороны… и все, собственно.

Районные программы, повторимся, совершенно не рассчитывают на ресурсы района. Вслед за отсылкой на региональные программы поддержки малого предпринимательства районные управленцы надеются на другие ресурсы, имеющиеся в распоряжении региональных властей. Например, ресурсы на утилизацию и вторичную переработку. Понятно, что краевой центр стремится переместить свои полигоны подальше от мест компактного проживания сотен тысяч людей, и что наилучшим выходом является размещение полигонов в слабо заселенных районах, и что на это будут краевые средства, и что эти средства так или иначе перепадут и мелким предпринимателям, у которых наработаны те или иные каналы поставок и сопутствующих услуг. Только в чем здесь заслуга районной администрации?

С другой стороны, есть еще поправка на федеральные реформы, например, в сфере ЖКХ. Там, как известно, идет диверсификация поставщиков услуг, и хотя монополисты – различные Службы заказчика – успешно сопротивляются, не желая уступать рынок, тем не менее политически правильным шагом с точки зрения районных властей было прописать соответствующие мероприятия по поддержке предпринимателей, решивших попробовать себя в роли управляющих компаний. Особых сомнений нет, что рынок останется за бывшими или нынешними унитарными службами, но политика есть политика.

Поскольку все программы, которые мы имели возможность изучить, были приняты до начала нацпроектов, то мы почти не видим сельскохозяйственную составляющую. Но если мы будем иметь в наличии программы более свежие, в них обязательно будет заложено развитие малых сельскохозяйственных производств - с поправкой на средства нацпроекта. Что лишний раз продемонстрирует слабый менеджмент в районных МО. Потому как сильный менеджмент в первую очередь определяет собственные стратегические цели в любой программе, а уже затем привлекает для их реализации средства и ресурсы со стороны. Здесь же мы видим, как районы послушно плетутся в арьергарде региональных и федеральных проектов.

Для поддержки собственных производителей программы предусматривают, что будут размещать от 10 до 20 % от объемов муниципальных заказов среди своих предпринимателей. Правда, при действующем 94 ФЗ это обязательство звучит несколько самоуверенно. А что если краевые поставщики будут предлагать по каждой позиции более низкие цены? Или уже так «исторически» сложилось, что на долю местных приходится в районе 15 % объемов от муниципальных заказов? И именно эту тенденцию программы прописывают как собственный результат?

Все программы информируют о наличии административного барьера, но не уточняют, какого уровня эти барьеры: собственного районного, регионального или федерального. Единственным замеченным мероприятием является создание системы «одного окна», что в пределах районного центра не факт как актуально: так и так районная администрация обычно занимает одно здание, а проблемы с налоговой или Роспотребнадзором никакое «одно окно» не решит. В числе остальных мероприятий: мониторинг и подготовка предложений – посмотрим, так сказать, и попросим, тот же Роспотребнадзор. Без всякой надежды на то, что хотя бы одно из застенчивых предложений будет услышано.

Ну и общепринятый набор имиджевых мероприятий: выставки, конкурсы «Предприниматель года», конкурсы по благоустройству… Кстати, как интересно сделана подача этих последних конкурсов. Предпринимателями они воспринимаются как принуждение вкладываться в благоустроительные работы – они ведь и так платят все необходимые налоги, на которые и должно проводиться благоустройство. Так вот, чтобы процесс вложений в благоустройство вокруг офиса был более приятным, его решили сделать в виде праздника. Воспитывать, так сказать, культуру благотворительности.

В качестве результатов все программы сулят увеличение доли малого бизнеса в экономике района, создание дополнительных рабочих мест, но, судя по перечню предлагаемых совершенно безобидных мероприятий, надежда эта исключительно на естественный ход событий: все равно дела в стране идут в гору, все равно ставка по кредитам понемногу падает, все равно активность малого бизнеса растет, так что смотри на статистику и приписывай результаты своей программе.

Если же оставить сарказм в стороне, то остается сказать следующее: трудно говорить об эффективности шаблонных районных «предпринимательских» программ. Хотя бы в силу того, что эти шаблонные программы принимались вообще без финансирования. Что говорит о том, что развитие предпринимательства в большинстве районов приоритетной задачей не является.

Однако ведь все МО подходят к страшной дате, к 1 января 2009 года. Скорей всего, срок вступления 131 ФЗ в полную силу продлен не будет, и это означает то, что районным бюджетам останется надеяться только на собственные, по преимуществу, доходы. Возможно, часть малозначительных статей налоговых поступлений федеральным законодателем будет перераспределена в пользу местных бюджетов: единый сельхозналог полностью оставят, да процентов 50 налогов от индивидуальных предпринимателей… Но в Хабаровском, скажем, крае единый сельхозналог в 2005 году приносил в бюджеты чуть более 3 миллионов рублей, а НДФЛ давал в бюджеты более 20 миллиардов. И НДФЛ, думается, в пользу местных бюджетов никто пересматривать не будет. Так за какие средства предстоит осуществлять свои полномочия районным муниципалитетам? Опять администрировать краевые полномочия в сфере образования и социального обеспечения? Таким образом, не проще ли будет посадить районы снова на сметы, как в приснопамятные советские времена?

Но что об этом думают сами районные власти? Мы понимаем муниципалов из Вяземского района, которые целенаправленно создают налогооблагаемую базу. Но что, кроме разговоров, с 2004 года делало большинство районных муниципалитетов, чьи шаблонные программы по предпринимательству мы только что в целом просмотрели? Это очень большой вопрос. Который раскрывается просто: районы продолжают надеяться на свои региональные центры – авось, помереть с голоду не дадут. Вот только эта надежда никак не отражается на своих предпринимателях. Им-то надеяться на бюджет как не приходилось, так и не приходится.

Теперь почитаем региональные программы поддержки предпринимательства. Как сказано в одной из них, «несмотря на положительные результаты деятельности малого предпринимательства в крае, все же потенциал его используется пока не в полной мере. Ключевыми факторами, негативно влияющими на развитие, по-прежнему являются как недостаток собственных финансовых средств, производственных и офисных помещений, несовершенство налогового законодательства, так и административные барьеры, препятствующие работе предпринимателей. Наличие данных проблем характерно для большинства регионов, поскольку мы живем в едином правовом и экономическом пространстве. Поэтому в процессе реализации действующей краевой программы особое внимание было направлено на поиск путей снижения административных барьеров, расширение возможностей и упрощение доступа субъектов малого предпринимательства к финансовым ресурсам, содействие развитию производственной и инновационной деятельности малого предпринимательства и на совершенствование форм взаимодействия власти и бизнеса».

Какие же из перечисленных проблем «закрывает» региональная шаблонная программа по поддержке малого предпринимательства? Из тех мероприятий, которые обеспечены финансово (размер финансирования по одной из программ определяется ежегодной заявкой ведомства, ответственного за реализацию программы), это:

1) субсидирование процентной ставки по кредитам и займам, полученным предпринимателями в финансовых структурах. Например, в Хабаровском крае закрывается до 70 % кредитной ставки. Если не ошибаемся, это одно из значительных предложений, которое сделано в сторону предпринимателей со стороны регионов;

2) финансово-кредитная поддержка инвестиционных проектов малого бизнеса;

3) микрокредитование проектов;

4) реализация на конкурсной основе эффективных и быстроокупаемых предпринимательских проектов при условии их софинансирования районными МО (курсив наш. – «ЗД»);

5) финансирование инновационных и инвестиционных проектов (до 70 % от общей стоимости) при условии софинансирования со стороны предпринимателей).

Все это замечательно, однако, познается в сравнении. По имеющимся данным, в 2005–2006 гг. финансовый вес Программы развития и поддержки предпринимательства Хабаровского края составил 19,3 млн рублей средств краевого бюджета. Из них 8,5 млн рублей было выделено на кредитную поддержку; 1,43 млн рублей – на реализацию инновационных проектов; 1,85 млн пошли в качестве помощи предпринимателям из районов, принимавших участие в выставочной деятельности. Для сравнения, Каунтерпарт Бизнес Фондом в крае было поддержано 1,4 тыс. проектов на сумму свыше 270 млн рублей, а кредитование малого бизнеса банками составило 48 млрд рублей. Мы пока не подводим ни к каким выводам, так как сравнивать деятельность кредитных организаций и бюджетных довольно бессмысленно. Мы лишь показываем объем требований кредитной массы со стороны предпринимателей, и, зная специфику заемщиков того же Каунтерпарт Бизнес Фонда (а это почти сплошь торговцы, и поначалу были порядочной частью «челноки», возившие вещи и продукты из Китая), просим обратить внимание, что в этой массе потребителей кредитов некому и некогда было прописывать особые условия для каких-то сельских предпринимателей. В стране шел рост дикого рынка, на доходах которого поднялся не один банк, и едва ли на двадцатую часть этот бизнес производил товары. И уж совсем невозможно представить процент кредитов, который пришелся на долю сельских производителей.

Потому не будет лишним сделать определенные предложения. Во-первых, сельский предприниматель должен рассчитывать на более внимательное отношение к его незаметной особе. Если мы обратим внимание на величину кредитной массы, востребованной предпринимателями малого и среднего бизнеса, то не может не напрашиваться вывод: регион и тем более район должны финансировать не «быстроокупаемые» проекты, коими являются подавляющим большинством проекты торговые, а рискованные, трудные, но стратегически необходимые. В среде бизнеса как такового и регион, и район должны определиться, кому более всего трудно, кто более всего рискует, но чей продукт деятельности важен для экономики и населения. Быстроокупаемые и так получат финансовую поддержку, никто в это не сомневается. Проще говоря, мы требуем особого отношения к сельскому предпринимателю, тем более к сельским фермерам и кооперативам, потому как за ними стоят села.

Во-вторых, большой проблемой сельского предпринимателя является отсутствие залога. А для начинающего предпринимателя и вовсе нет возможности для получения стартового капитала, так как ему не найти ни поручителей, ни имущества. Дабы спасение утопающих не было делом рук самих утопающих, и район, и регион просто обязаны решить вопрос с залоговыми фондами, под которые (при наличии бизнес-плана, нефинансового поручительства сельского главы, выписок из похозяйственных книг) тот же Россельхозбанк мог бы финансировать начинающих предпринимателей либо фермеров и кооператоров, которым требуются значительные кредиты, но есть недостаток в залоговом имуществе.

Есть в этой связи предложение и к федеральному уровню. Если речь пошла о готовности, точней, о неготовности районных и сельских МО к существованию в рамках 131 ФЗ, то отчего не закрепить все сельские налоги в селе и районе, причем принудительным порядком разделив их 50 на 50 (в противном случае районные депутаты, глядящие в рот районному главе, подпишут 90 на 10 в пользу районного бюджета, не моргнув и глазом). Ведь в настоящее время сельские бюджеты формируются в основном из налогов на землю, которые селяне платить не желают. Да и какой налог может быть с огорода, на котором кормится семья? И когда в селе остается 10 % от НДФЛ, какой смысл сельскому главе напрягаться и способствовать появлению новых сельских производств, рабочих мест? Мы понимаем, что вертикаль власти, стянув налоги на себя, тем самым контролирует нижестоящие уровни. Но контроль и медленное убиение села, как самого обделенного субъекта, – это ведь разные вещи.

Мы знаем об инициативах федерального правительства помочь муниципалам с формированием бюджета. И о том, что данная помощь будет заключаться в отказе в пользу муниципальных образований незначительных налогов. Однако даже эти незначительные налоги – дело совершенно спорное. Одно дело, когда владелец сельского магазина в какой-нибудь Гнутовке заплатит 6 % от прибыли по упрощенке в сельский и районный бюджеты. Другое дело, когда эти же проценты заплатят предприниматели города Москвы московскому самовластному правительству, от которого стоном стонут его же муниципальные районы. Москва от данного нововведения получит реальную ощутимую выгоду. А Гнутовка? Поэтому речь должна идти о дифференцированном подходе в вопросах реформирования налогообложения. С селом можно и налогом с ИП-шников поделиться, и НДФЛ стоит подрегулировать в его же пользу, но вот в отношении бюджетообразующих регионов и городов, коих у нас всего шесть по стране, речь должна идти обратным порядком. Наоборот, они должны оплатить муниципальную реформу в пользу худосочных районов и сел, но не нажиться в очередной раз в согласии с уравнивающим принципом. В таком случае и районам, и сельским главам будет верный мотив развивать предпринимательство на своей территории, если они будут получать доходы от него в свой бюджет, а не глотать слюни при виде совершенного обирательства.

Вывод-то простой: наше село не растет потому, что ему не на что расти. Не на что расти местному предпринимателю, не на что развиваться местному самоуправлению, которые повязаны одной веревкой. Тот же сельский предприниматель не может надеяться на деньги в районной кассе, ему слишком далеко до региональной, и только благодаря нацпроекту хоть какая-то надежда для него появилась и процесс вроде как тронулся. Но куда? Из одного тупика в другой?





Скачать 3.75 Mb.
оставить комментарий
страница6/28
Дата29.09.2011
Размер3.75 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх