Воспитательная деятельность детского оздоровительного лагеря: история и современность. icon

Воспитательная деятельность детского оздоровительного лагеря: история и современность.


4 чел. помогло.

Смотрите также:
Воспитательная программа летнего пришкольного оздоровительного лагеря "Солнышко" при моу...
Программа летнего оздоровительного лагеря «радуга» лето -2012...
«Центр эстетического воспитания детей Нижегородской области» отрядному вожатому...
Наименование детского оздоровительного лагеря...
Пресс-релиз избирательная комиссия Оренбургской области сообщает о выборах президента и...
Программа оздоровительного лагеря «Солнышко»...
План работы пришкольного оздоровительного лагеря с дневным пребыванием детей детей мбоу «сош...
План мероприятий детского оздоровительного пришкольного лагеря «Улыбка» школы №147...
1. виды детского отдыха, характеристика детских оздоровительных учреждений...
«Финансовая азбука»...
Программа деятельности профильной смены школьного оздоровительного лагеря дневного пребывания...
План работы летнего оздоровительного лагеря с дневным пребыванием детей при моу сош №5 г...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
вернуться в начало
скачать
Липецкий государственный педагогический университет

Идеология каникул: смысл и значение
(последняя статья)

В данном сборнике представлена статья, написанная Сталем Анатольевичем Шмаковым в 1999 году. Ее актуальность заключается в ключевой фразе автора: «Ко всем идеям и идеологиям прошлого и настоящего необходимо относиться взвешенно».

Идейное, педагогическое и деятельностное пространство каникулярных лагерей, по нашему мнению, следует рассматривать, прежде всего, с позиций их идеологии, а не философии, как это иногда предлагается. Философия – прежде всего наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления и затем чье-то сложившееся убеждение по какому-нибудь поводу, мировоззренческая концепция. Философия заключает в себе методологические принципы, лежащие в основе многих наук. Нельзя отрицать того, что в философии не было и нет единодушия, присущего сфере окончательно познанного, и она, к сожалению, не имеет всеобще значимых результатов.

Если рассматривать философию каникул как «осмысление принципов и идей» каникулярных пространств образования, как сложного социального явления, «которое объективно задает условия функционирования образовательной среды и тем самым влияет на развитие ребенка» (Н. Крылова), то это все-таки скорее не философия, а идеология каникул.

Идеология – понятие греческое, и означает оно простую мысль – учение о ведущих идеях. Согласно французской философии периода Великой революции, это метод установления практических правил воспитания, этики и политики посредством точного познания физиологической и психологической организации человека и физиологического мира.

В настоящее время понятие «идеология» употребляется исключительно как характеристика неистинного (вариативного) мировоззрения, отражающего политические, в нашем случае педагогические, интересы определенной социальной группы, партии, ассоциации и далее общества. Также идеологию рассматривают как систему разнообразных взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности.

Каникулы страдают:

  • от неразумной политизации и тотальных традиций общества (злоупотребление лозунговой наглядностью, диспропорция слова и дела, перенасыщение жизни детей массовыми формами и акциями политического характера);

  • вместе с тем, и от неразумной деполитизации воспитания детей, уводящей от злободневных социальных проблем жизни общества;

  • от авторитарных школьных традиций принуждения, игнорирования прав и свобод ребенка, от готовых форм работы, которые исключают детское творчество и импровизацию;

  • от искусственного сужения социального и теоретического пространства жизнедеятельности детей (превалирование дел на территории лагеря, слабое использование возможностей своего региона);

  • от тенденции неоправданного разделения организаторских и воспитательных функций учителей и вожатых, которые обедняют воспитательные усилия, нарушают сотрудничество, порождают ненужную конфликтность. Руководителям лагерей необходимо объединить функциональные обязанности стоящих на отряде воспитателей и вожатых;

  • от отживших, не интересных детям, формальных видов и форм деятельности в лагере.

Как же сильны в наше время сознание и идеологическая банальность, если, даже отвергая ее, мы к ней же и возвращаемся. Или никак не решаемся отказаться от пустоты. И вместе с тем мы обязаны помнить, что и в тоталитарные времена у нас была и есть Родина, в которой мы жили и живем. Были, есть «это чудо великое – дети», с которыми при любой власти надо возиться, работать, уважая и ценя любого отдельно взятого ребенка. Любого! Стало быть, необычайно ценна главнейшая идея летнего лагеря: человек (ребенок) – мера всех ценностей. И какие же для всех, кто работает с детьми в летних лагерях, существуют благоприятнейшие условия для выхода на каждого отдельного ребенка. Н. Алексеев и В. Слободчиков рассматривают в качестве важной идеи каникулярного лета проектирование сферы отдыха и оздоровления детей, которое может выступать как форма самоорганизации данной сферы и как способ самореализации каждого субъекта в социальном пространстве лагеря.

Необыкновенно важна связь с национальной почвой, национальными традициями, национальной культурой, православием как источниками ценностных ориентаций, духовности. Эта связь должна быть критической, чтобы прийти к истинному пониманию сущности российского менталитета путем расчистки сознания ребят от предрассудков. С. В. Кульневич считает, что предрассудки укоренены не только в народном менталитете, но и в трех смыслах, которые эксплицитная (внешняя, государственная) стратегия образования придает идеалам народного воспитания по вектору долженствования вместо ориентации на то, что есть и может быть реально. Дети обязаны осознать и прочувствовать достоинства и недостатки этнической доминанты русского человека (отвага – безрассудство; трудолюбие – игра в случайную удачу на авось; национальная мечта – эзотеричность, ожидание чуда и т. д.). И мы сами, и дети должны понять, что ценить национальные показатели, опираясь только на притчевые, фольклорные основы, опасно. Мы, наконец, обязаны по-новому осмыслить себя в прошлом,
настоящем и будущем, чтобы не смотреть на других сверху вниз. Словом, детям необходимо национально сориентироваться,
разумно вернуться к русским истокам. Ведущей идеей нового
содержания воспитательной работы в лагере следует брать русские национальные истоки духовного воспитания человека:

  • историю славянской цивилизации, историю России (в том числе своего края), топонимику края, области; выдающихся личностей; исторические факты и события и др.;

  • русское искусство, литературу, живопись, музыку, балет, архитектуру, в том числе советского периода;

  • народное творчество (фольклор, народные промыслы, рукоделие, народный костюм, русскую кухню и т. п.);

  • народные обряды, обычаи, праздники;

  • народные спортивные состязания, игрища, игры, забавы, потехи, досуги;

  • начала собственной духовной истории и т. п.;

  • понимание воспитательной деятельности как преобразования детьми окружающей действительности (на этой идее основывалась концепция И. П. Иванова во Фрунзенской коммуне).

Мир, окружающий ребенка, при всем его противоречии, пестр, удивителен и всегда притягивает его новизной. А лагерь часто отпугивает казенщиной, скукой и… одинаковостью. Если этот «разлад» не ликвидировать – катастрофа. Приобщение подростков к усовершенствованию среды лагеря как нового социального пространства самореализации – важная преобразующая идея, способствующая социальному закаливанию детей, побуждению к творчеству.

Но не только среда летнего лагеря может быть объективным полем индивидуального саморазвития и пространством преобразующей деятельности, но и иная, «запредельная» социальная среда, которая может дать детям возможность проявить активную заботу обо всем окружающем мире.

Есть такая наука – матпрограммирование. Там задачи решаются от конца, значит, от цели. Давайте поставим конечную цель (цели) летней кампании, даже отдельной смены, отдельного лагеря. Может быть, это экспансия, по идее Андрея Сахарова, т. е. устройство мира (в нашем случае пространство лагеря и есть «мир на время»), мира суверенного, личного, созданного по своему усмотрению. Кстати, есть экспансия внешняя, есть и внутренняя. Вторая – значительно серьезнее и труднее. Словом, лагерь должен давать возможность детям реконструировать само время.

Важна смена школьного и домашнего образа жизни на альтернативный, лагерный образ. Она способна сформировать у ребят фонд счастливых воспоминаний. Что значит новый образ жизни и деятельности в лагере? Он ведь и так новый, не отягощенный обязательным и монотонным учением. Образ – главная единица основного и дополнительного образования, зримо и незримо отражающая образец направлений и форм деятельности, способов деятельности. Однако образец, выбираемый детьми или для детей, не всегда есть то, чему нужно следовать и подражать.

Образец жизни ребят в лагере связан с удачей, успехом, приключением, риском, выбором, свободой и другими показателями, отличными от школы «возвышенной деятельности» (Платон). Эта деятельность протекает:

  • в свободное от обязанностей, притягательное каникулярное время ожиданий и свершений;

  • в пространстве рядом расположенной магической природы с культами леса, реки, озера, моря, луга, болота, поля;

  • в новой романтизированной, игровой среде летнего лагеря, удовлетворяющей социальным ожиданиям ребят;

  • в новой общности, коллективе, объединении сверстников, ребят разных возрастов, взрослых, представляющих временный союз единомышленников, живущих по идеям социального,
    интеллектуального, партнерского равенства по законам «роскоши человеческого общения» (Антуан-де-Сент Экзюпери), в атмосфере братства;

  • в новом режиме бытия, где чередуются компоненты того, что связано с удовольствием и обязанностями;

  • в пространстве и психологическом климате ненасильственности и радости от постижения социальных ценностей каникул.

Есть некое тождество между школьной переменой и лагерной сменой. В обоих случаях подразумевается промежуток времени, изменившийся образ жизни (содержание деятельности, стиль отношений, плотность событий, меняющий приоритетные идеи).

Ранее, говоря о лете, мы уточняли, что это пионерское лето с его сложившейся «нормативной» идеологией. Какое же оно нынче? Экономически нестабильное: резко подскочила цена детской путевки, правда, выросли нищенские зарплаты работников загородных лагерей, но увеличилась и арендная плата.

И все-таки наконец-то начал возрастать уровень затрат на воспитание детей. Наше традиционное воспитание всегда было дешевым. Мы ведь думали о том, как и «на сколько» будем кормить детей в летних центрах отдыха, а вот на собственно воспитательную работу выделяли «остаточные» крохи. И многие наши лагеря действовали, да и сегодня еще действуют, без лодок и палаток, без рюкзаков и мячей, без штормовок и набора полезных игр, без трудового инструмента, музыкальных инструментов, без хороших книг, фильмов и т. д. и т. п.

И все-таки процесс экономического роста лагерей начался, и уже появились материально крепкие каникулярные центры отдыха.

Сложнее вопрос о том, как быть с традициями «пионерского» в прошлом лета? Решение его требует взвешенности и осторожности. В обществе идут необратимые процессы демократических преобразований. Сегодня ясно, что идея многопартийности, свободы совести, убеждений войдет и в детскую общественную жизнь. Очевидно, появятся у нас разные детские организации, которые будут уважать права ребенка, знать и постигать любые учения, пришедшие в сокровищницу человеческой культуры, его право выбора любой полезной деятельности, удовлетворяющей личные интересы. Такие организации уже серьезно заявляют о себе. Цель детских организаций нынче предельно проста – помочь каждому ребенку сохранить и утвердить свою самобытность, стать талантливым, найти себя. Кроме того, развить способности социальные, проще говоря, умение жить с людьми, научиться гражданственности.

В опыте каникулярного лета много хранится добрых «синих ночей», костров, походов, игр, полезных дел. И новый девиз каникул сегодня импонирует многим: «Будь готов служить Родине, правде, добру, справедливости!». Совсем не обязательны ежедневные линейки с рапортами и салютами, совсем не обязательно всегда и всюду летом, тем более в жаркое время, носить красный галстук. Это и ранее было абсурдно. Но сохранить в программе лета дни пионерских традиций следует. Сохранить многие организационные традиции самоуправления, шефства и т. п. абсолютно необходимо.

А самое главное – сохранить традицию использования летнего лагеря как «селекционного поля» (А. В. Луначарский) практического опыта детей, времени творческого освоения новой, в том числе природосообразной, информации, ответственности перед собой и обществом. Сохранить традиции освоения детьми в лагере обновленных социальных норм, стереотипов, ролей и социальных масок в единстве стихийного и сознательного. Словом, сохранить и упрочить те традиции лагерей, на которые пока не ориентирована школа.

Наверное, нет необходимости сравнивать идеологии школы и летнего лагеря. Хотя и там, и там заложены принципы личностно-ориентированного образования, но в летнем лагере поле собственно деятельности, свободной самореализации шире, в лагере больше свобод и точнее ориентация на интерес детей.

Летним лагерям, школьным каникулам абсолютно необходима выверенная идеология, истоками которой являются, во-первых, ритуальная и праздничная педагогика православия, все позитивные народные традиции досуга, во-вторых, общечеловеческие ценности как поле индивидуального самообразования; в-третьих, международный контекст каникулярного опыта.

Но самое сущностное в том, что идеология, как свод принимаемых людьми идей, идеалов, должна отвечать на главные вопросы: в чем смысл жизни, каковы ее ценности?

Мы должны раз и навсегда осознать, что в недалекой истории Отечества нашего идеи и идеалы интерпретировались и санкционировались партийными идеологами с позиций определенных социальных групп. В рамках классовой идеологии формировались общественные идеалы (идеи) как прогнозы и утопии такого социального устройства, в котором якобы могут быть осуществлены перспективные идеалы, и личность достигает совершенства.

Всем, кто любит Россию, а не плод собственной фантазии, следует прекратить поиск «современной русской идеологии», как и «педагогической идеологии», прекратить искусственное конструирование идеологических и мировоззренческих систем «для россиян». Русская идея существует в неизменной своей нравственной высоте и притягательности уже многие столетия. Она пережила века, смуты и войны, революции и «перестройки» и не нуждается ни в замене, ни в поправках, ибо имеет в своем основании абсолютную праведность христианства, его мировоззренческие позиции, не потерявшие своего актуального значения сегодня. Имеет культуру и духовность народа плюс объективную ценность и основу национальной идеологии.

Только на фундаменте вечных ценностей может строиться общенациональная стратегия. И этот фундамент есть не что иное, как подлинно народный выбор, сделанный не нами и не сегодня. Он сделан многими поколениями наших предков.

Таким образом, не ставя задачей изложить конструктивную идеологию каникул (летних лагерей), мы лишь обозначили составные этой идеологии. В заключение напомним, что питает идеологическую систему каникул, откуда необходимо брать идеи, ее составляющие, как главные педагогические ориентиры духовного взаимодействия с детьми.

На первое место мы ставим многовековой опыт народа, отраженный прежде всего в Библии, в социокультурных, природосообразных и фольклорных традициях, хранящих важные идеи и мысли самоценного времяпрепровождения.

На второе место – существующие установочные документы цивилизованного времени, международные и российские, в которых отражена позитивная конъюнктура ушедшего и наступившего веков: «Конвенция о правах ребенка» (1991 г.), «Концепция внешкольного воспитания» (1991 г.), «Закон об образовании» (1996 г.) и др. Сошлемся хотя бы на статью 31 Конвенции о правах ребенка: «Государства-участники признают право ребенка на всестороннее участие в культурной и творческой жизни и содействуют предоставлению соответствующих и равных возможностей для культурной и творческой деятельности, досуга и отдыха». Всем работающим с детьми необходимо знать правовые документы о детстве, чтобы формировать собственную идеологию. Кстати, «всякие знания нам даются по нравственности» (А. С. Пушкин).

На третье место мы ставим научную, научно-методическую и публицистическую отечественную и зарубежную литературу по педагогике, психологии, которая затрагивает проблемы каникул, отдыха школьников, деятельность летних центров всех типов.

На четвертое место – художественную литературу, произведения искусства о детях. Один фильм «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» режиссера Э. Г. Климова может дать богатую пищу для выработки педагогической идеологии по каникулярному лету.

Конечно же, сама жизнь, живая практика летней педагогики, прогрессивный опыт лучших лагерей, с которыми можно ознакомиться, способны оплодотворить идеологию каникул.

Единственное предупреждение: ко всем идеям и идеологиям прошлого и настоящего необходимо относиться взвешенно.

УДК 37.0 + 371

^ Н. П. Аникеева

Новосибирский государственный педагогический университет

Лидеры досуговой педагогики
С. А. Шмаков и О. С. Газман


Автор рассматривает идеи С. А. Шмакова, воплощенные в его творческой и практической деятельности по организации летнего отдыха детей; анализирует деятельность О. С. Газмана, направленную на создание игрового психологического климата в детском лагере «Маяк» при АПН СССР.

В педагогической литературе часто используется термин «досуг»; существует масса работ, где он является предметом исследования. На наш взгляд, досуг – весьма расплывчатое понятие. Более приемлемым представляется введенное американским психологом Эриком Берном понятие «структурирование времени». Людей, способных структурировать, т. е. организовывать, занимать, наполнять содержанием свободное время, Эрик Берн считает сегодня наиболее востребованными в обществе.

Поэтому, как мы видим, нет проблемы досуга, а есть проблема лидеров – людей, владеющих умением структурировать время других. К наиболее талантливым из них, несомненно, относится Сталь Анатольевич Шмаков (даже не поднимается рука писать о нем в прошедшем времени).

В данном случае педагогике несказанно повезло. Сталь Анатольевич с его блестящими режиссерскими способностями, коммуникативным даром, всепобеждающим обаянием мог успешно самоутверждаться в любой сфере культуры. Судьба распорядилась так, что именно детство и юношество смогли получить этот заряд оптимизма и стать носителями идей творческого отношения к деятельности.

Почему я могу искренне и уверенно это утверждать? Я вхожу в круг тех, кто стоял у истоков этого яркого фейерверка. Полстолетия назад я училась в Новосибирске на первом курсе физмата педагогического института. Куратором у нас был сам заведующий кафедрой педагогики и психологии Юрий Владимирович Шаров. Ярчайшая личность, Интеллигент, авторитетный ученый, он тщательно подбирал себе первых аспирантов (только что открылась аспирантура). Как раз в это время Сталь Шмаков с женой Зинаидой отработали положенные три года в самой крайней точке Новосибирской области – селе Северном (там это время помнят до сих пор). Он стал первым аспирантом (во всех смыслах) шаровской аспирантуры, первым (и постоянным) куратором нашей группы. «Сталь сделал нам юность», – говорим мы со старыми друзьями.

С. А. Шмаков привлек студентов из других групп и факультетов. Организовалась яркая и мощная команда. Среди помощников Шмакова сразу выделился студент филфака Олег Газман. Летом актив нашей команды работал со Сталем в пионерском лагере им. К. Заслонова, где С. А. Шмаков стал на многие годы старшим педагогом, а Олег Газман – старшим вожатым. Зимой мы работали в одном из первых зимних лагерей «Снежная республика». Даже окончив вуз и работая в г. Татарске Новосибирской области, я ездила на каникулах в «Снежную республику». Через Обком ВЛКСМ Сталь Анатольевич организовывал командировки членам своего актива на традиционный сбор зимнего лагеря.

Его деятельная натура не могла ограничиться детскими оздоровительными лагерями. С помощью единомышленников из Обкома ВЛКСМ он организовал «Клуб красногалстучников»:
педагогов и вожатых, которые по его инициативе назвали себя «Союз одержимых». Уже после его отъезда из Новосибирска в Липецк «Клуб красногалстучников» начал дружбу с «Фрунзенской коммуной» г. Ленинграда, благодаря чему автору этих воспоминаний посчастливилось принять участие в деятельности ленинградских коммунаров.

Влияние С. А. Шмакова на практическую педагогику велико и еще не до конца осознано. Ученых, которые бы своей деятельностью, своей жизнью доказывали сущность закономерностей педагогики – единицы. Из основных теоретических положений, которые реализованы в педагогической деятельности Сталя Анатольевича, я назову только три.

1) Прежде всего, это опора на важнейшую социальную потребность – потребность в принадлежности (зафиксированную К. Левиным). Для человека в любом, а особенно детском, возрасте очень важно чувствовать, к какому «Мы» он относится. Любая общность – семья, группа единомышленников, нация и т. д. – повышают чувство уверенности, самооценку, придают смысл жизнедеятельности личности. Шмаков умел создавать реальные общности. Он организовал различные реальные «Мы», которые тотчас становились референтными группами для их членов. Как известно из социальной психологии, именно наличие общности «Мы» создает сферу доверия. Как талантливый лидер он созидал клубы, союзы, где сразу устанавливал профессиональные и ценностные ориентиры. Липецкие вожатые в подмосковном пионерлагере «Маяк» Академии педнаук, когда им руководил О. С. Газман, отличались от других вожатых личностным подходом, высоким творческим потенциалом, ориентацией на благоприятный психологический климат среди детей и коллег.

2) Средство, которым владел в совершенстве Сталь Анатольевич для создания единого «Мы» и которое блестяще пропагандировал – это игра. Недаром одна из его книг так и называется «Ее величество – Игра». Шмаков – бесспорно родоначальник игровой педагогики в Сибири.

Игрой он сразу обозначал для детей это «Мы». Попадая в детский лагерь, они становились жителями города Заслоновска, «Снежной республики». Шмаков создавал игровые ситуации, реализуя положение Л. С. Выготского: в игре ребенок выше на голову самого себя. Взрослые и дети сразу оказывались в атмосфере творчества. Масса игровых форм, сотворенных С. А. Шмаковым, распространилась по всей стране: «Город Мастеров», «Цирк: арена смелых и умелых», «Цыганский табор», «Балет на льду» и т. д. – для детей; «Вожатская свадьба», «Русская изба» и т. д. – для коллег-взрослых.

3) Активно реализовалась Сталем Анатольевичем игровая педагогическая позиция. Нельзя назвать ни одного вида деятельности, им организованной, где бы он сам и его коллеги не были включены в игровую ситуацию. Если это военизированная игра «Зарница», то парад принимает С. А. Шмаков как главнокомандующий в белом мундире, а все вожатые и педагоги – в военной форме. Если это «Цирк», то С. А. Шмаков в сверкающем наряде объявляет номера, естественно, собственными шутками и рифмовками. В начале и в конце праздника звучат песни на его слова.

В книге «У штурвала добрых дел» Сталь Анатольевич писал: «Болтовня, что дети сами все могут сделать. Самодеятельность как общественная форма активности должна быть развита взрослыми. Готовую самодеятельность увидеть трудно, к ней необходимо приучить, ибо самодеятельность – это то, что возникает в результате педагогического руководства…».

Игровая педагогическая позиция – это самое тонкое руководство, так как дети не чувствуют, что их воспитывают. С ними взрослые просто взаимодействуют в игровой ситуации не в качестве воспитателя, педагога, а, например, «начальника цеха» (если это Город Мастеров), «главного режиссера клоунады» (если это Цирк), «командира разведки» (если это «Зарница») и т. д. И взрослый входит в игровую роль, иначе ситуация будет нарушена, благоприятный игровой климат даст трещину. В такой атмосфере сами взрослые раскрепощаются и активизируют свои творческие возможности. Но без лидера такой эффект маловероятен.

Подготовка кадров – специалистов досуговой деятельности осуществлялась С. А. Шмаковым всю жизнь. Он первый в нашей стране открыл в Новосибирске класс пионерских вожатых (первый профильный класс в системе образования). Его клубы (для вожатых и их друзей) – «Союз Одержимых» в Новосибирске, – «Радуга» в Липецке пользовались большой популярностью в педагогической среде.

Размышляя о перспективах организации летнего досуга детей, мы не можем не обращаться к блестящему опыту еще одного из лидеров досуговой педагогики ХХ века. Имя Олега Семеновича Газмана сразу стало известно в отечественной педагогике в период его руководства коммунарскими сменами во Всероссийском пионерлагере ЦК ВЛКСМ «Орленок», где он был начальником пионерского лагеря «Солнечный», а затем заместителем начальника управления «Орленка». Соединив коммунарскую методику И. П. Иванова и игровой «заряд» С. А. Шмакова, он создал собственную педагогическую систему досуговой деятельности.

Пионерский лагерь «Маяк» при АПН СССР, начальником которого в 1973 году стал Олег Семенович, за 4–5 лет превратился в полигон передовых педагогических идей. Он в это время возглавлял лабораторию игровой деятельности НИИ педагогических инноваций АПН. Надо отметить, что в материальном отношении лагерь был чрезвычайно беден: устарелые деревянные одноэтажные корпуса, туалеты во дворе. Постоянно ожидалось, что его закроют для реконструкции. Лагерь находился недалеко от Голицыно, в Подмосковье. Поэтому туда приезжали, там гостили, а нередко и жили всю смену друзья, единомышленники О. С. Газмана – журналисты, писатели (С. Соловейчик, Н. Крыщук, С. Иванов и др.), музыканты, архитекторы и другие представители творческих профессий.

Занимаясь теорией и практикой воспитания, Олег Семенович выдвинул в качестве «трех китов» идеи детского саморазвития, свободы и педагогической поддержки. При этом он виртуозно показал, как эти положения личностно-ориентированного подхода (в то время в теории еще не было этого термина) реализуются в условиях временного детского коллектива.

О. С. Газман писал: «Учитывая, что содержание рекреативной деятельности с необходимостью должно реализовать ее оздоровительные возможности, особое значение приобретает игровое обеспечение рекреационных процессов. Досуг как специфическая рекреационная деятельность может строиться только на основе свободы выбора, добровольности, личной творческой активности. Именно этим требованиям отвечает игра».

В «Маяке» детские отряды сразу были обозначены по возрастному принципу: два младших отряда (дошкольники и младшеклассники) образовали жителей «МА» (малыши), а подростки и старшеклассники – «ЯК» (т. е. «взрослые» личности). У них были свои «часы отбоя»; раньше – у МА, позже – у ЯКов. Особый отряд – школьники внепионерского возраста назывался «Обыкновенное чудо». «Чудики» имели особые обязанности и права. От них выдвигались «котломои» в столовую; отвечающие за смену постельного белья и отправку в прачечную Москвы; из них же выбирались и помощники вожатых младших отрядов. Для них отбоя не было, они могли устраивать вечерние песни под гитару, репетиции, диспуты, однако вместе со всем лагерем обязаны были являться на утреннюю линейку. Вероятно, поэтому у «чудиков» был самый организованный «тихий час». В то время, когда многие дети других отрядов после обеда читали, писали письма, «чудики» откровенно отсыпались.

Коммунарский девиз: «Все делать творчески, иначе зачем?» был реализован во всех проявлениях жизнедеятельности лагеря. Был принцип: в каждом сезоне новые творческие дела; и это были – «День умопочитания», «Аукцион знаний», «День “Все наоборот”», исторические игры разных эпох. Приведу в пример только один «исторический» день. На большом Совете Дела, где присутствовали начальник лагеря, старшая вожатая, врач лагеря, представители педагогов и вожатых, гости, живущие в это время в лагере, и большая часть «чудиков». Некоторых членов Совета Дела следует обозначить особо. Начальник лагеря – канд. пед. наук, член-кор. РАО О. С. Газман, старшая пионервожатая – ст. науч. сотрудник лаборатории игровой деятельности НИИ педагогических инноваций АПН Н. Е. Харитонова, врач лагеря «Маяк» – канд. мед. наук А.У. Лекманов (ныне д-р мед. наук, профессор, президент Российского общества SOS-деревень) – бессменный руководитель клоунской команды детского цирка. Для возможностей сотрудничества с последним, О. С. Газман обращался в Президиум АПН с просьбой командировать детского хирурга А. У. Лекманова на лето врачом пионерского лагеря.

На первом этапе подготовки исторических игр были выработаны основные «исторические эпизоды» XVIII века: «Наука побеждать» А. Суворова, Бородинское сражение, Екатерининский бал. На II этапе весь большой Совет Дела был разделен на ряд микрогрупп, которые должны осуществлять информационно-материальное обеспечение подготовительной работы. Мне, попавшей в микрогруппу «Бородинское сражение», необходимо было поработать в «Бородинской панораме» Москвы, остальные получили задания – добыть познавательные материалы в Ленинской библиотеке, реквизиты в костюмерных мастерских театров, где работают знакомые артисты и т. д. Конечно, может создаться иллюзия, что сам факт географического расположения лагеря в Подмосковье облегчает задачу организации высоко интеллектуального творчества. Однако можем ли мы назвать другие подмосковные лагеря, которые используют эту возможность?

На третьем этапе новые микрогруппы писали сценарий каждого исторического эпизода. Наконец, четвертый этап – полтора дня подготовки: клеились, шились, изобретались костюмы суворовцев, турок; сооружалось из беседок детского городка крепость Измаил; строгалось разнообразное «русское» и «французское» оружие для Бородинской битвы, репетировался Екатерининский бал, сочинялись «философские» речи окружающих царицу придворных, монтировались магнитофонные записи соответствующего музыкального сопровождения для трансляции по радио. Итак, получился «исторический» день спрессованных во времени событий. В «МА» – это эпизод «Наука побеждать». Он начинается накануне вечером. Все ложатся спать в палатках, взятых напрокат в военной части. Врач предварительно проверил у всех состояние горла и носа. Три суворовца, чье состояние не соответствовало здоровью военного времени, согласились спать только в «военном лазарете» – изоляторе, а не в спальне. И у турок, и у суворовцев выставлены с вечера часовые. Тем не менее, с той и другой стороны постоянно мелькают лазутчики. Часовые громким голосом требуют назвать пароль, после чего лазутчики скрываются. «ЯКи», которые подгоняют последние штрихи к обмундированию кутузовской и наполеоновской армий, с явной завистью поглядывают на палатки. В кабинете начальника лагеря идет примерка ему костюма М. И. Кутузова и подбор грима.

Утром – суворовская эпопея. Задолго до завтрака турки уже «сидят в крепости». Я впервые видела, чтобы дети начальных классов упорно сидели неподвижно в тесном пространстве. (Что делает игра!) Многочисленные зрители из других отрядов заранее занимают места вокруг территории «МА». Наконец, после завтрака суворовцы «переходят через Альпы» – крышу одноэтажного корпуса по заранее прикрепленным веревочным лестницам. По радио звучит бравая песня «Соловей-соловей-пташечка» (в конце похода суворовцы сами споют ее под аккомпанемент настоящей флейты). И вот – «осада крепости Измаил». Турки в чалмах издают воинственные кличи (явно не на русском языке). Когда суворовцы приближаются, турки организуют взрыв – зажигают протянутый по земле шпагат, заранее облитый соляркой. Атака отбита. Один из зрителей (из отряда «ЯКов» – нынче известный московский журналист) восклицает: «Когда я был в «МА», мы так не воевали…» По радио тем временем идет репортаж о взятии крепости на языке суворовских донесений, списанных из архивных источников. Под давлением исторических фактов турки вынуждены были сдаться.

Вот еще один из эпизодов этого дня – Бородинское сражение. На лагерном стадионе (точно по карте) размечены огневые точки поля Бородино. Все трибуны заполнены зрителями. Под звон колоколов (трансляция по радио) архиепископ в настоящем церковном облачении (из костюмерной Московского театра), размахивая кадилом, благословляет доблестных воинов на святое дело защиты Москвы. Воины дают клятву верности. О. С. Газман в образе
Кутузова принимает ее, произносит речь.

Далее под симфоническую музыку идет хореографическое изображение битвы французов и русских, подготовленное за полтора дня Артемом и Юлией Шмаковыми (дети С. А. Шмакова) – выпускниками Липецкой танцевальной студии. Никогда не поверишь, что это сделано за такой короткий промежуток времени. Пластичность, синхронность движений, боевой задор в глазах. День был солнечный, поэтому блеск оружия (дерево, задрапированное фольгой) усиливали эмоционально-драматический эффект.

Заканчивался этот насыщенный день Екатерининским балом, подготовленным «Обыкновенным чудом». Императрица Екатерина (одна из вожатых) принимает гостей – французских философов, где блистает Дени Дидро (Денис Газман – сын Олега Семеновича), благосклонно слушающий крепостных актеров графа Шереметьева.

Надо отметить, что «День истории» был проведен в родительский день, поэтому присутствие стольких зрителей усиливали подъем и праздничное настроение.

Данная игра полностью соответствовала тем требованиям, которые выдвигал О. С. Газман: «Во-первых, игра не должна быть перегружена познавательной информацией, трудом, физическим напряжением. Она должна оставаться игрой, эмоционально полноценной, приносящей радость, духовный подъем, чувство раскрепощенности и свободы. Напряженную работу, возникшую вокруг игры, следует рассматривать как явление спонтанное, добровольное, которое педагог поощряет, но специально не стимулирует.

Во-вторых, игра должна быть умной, но не скучной. В познавательно-ролевых играх следует сохранять элементы приключений, загадочности, карнавальности, поддерживать юмористическое начало».

Олег Семенович показал себя мастером организации детского самоуправления и управления вожатским коллективом, часто используя игровые приемы. Общий сбор, изобретенный А. С. Ма­каренко, проверенный во «Фрунзенской коммуне» и «Орленке», был обязательным условием самоуправления и в «Маяке». Вариантом игровых приемов можно назвать такой: взрослые приходят на общий сбор лагеря и сообщают, что вчера не успели провести планерку по итогам предыдущего периода, поэтому немного времени потратят на обсуждение. Несколько вожатых и педагогов высказывают противоположные мнения о прожитых событиях. Начальник лагеря занимает нейтральную позицию. Тут вступают в дискуссию старшие школьники, за ними и остальные («МА» в общих сборах редко участвуют). Получается содержательный разговор. О. С. Газман виртуозно умел подавать своевременные реплики, часто юмористические, снимая чрезмерное напряжение и направляя обсуждение в деловое русло.

Можно выделить общие позиции в деятельности С. А. Шмакова и О. С. Газмана:

  • развитие теории игровой педагогики;

  • талант входить в игровое состояние до последних лет жизни;

  • создание мощных команд в детских лагерях, где они являлись лидерами. При этом в команды активно привлекались творческие люди из непедагогических сфер.

Включение в воспитательный процесс людей различных профессий (а не только педагогов) позволяет расширить границы семиотических сфер (по словам Ю. Лотмана) и тем самым обогатить смысловое поле досуговой деятельности.





оставить комментарий
страница5/12
Дата24.08.2011
Размер1,19 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
плохо
  2
отлично
  6
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх