Воспитательная деятельность детского оздоровительного лагеря: история и современность. icon

Воспитательная деятельность детского оздоровительного лагеря: история и современность.


4 чел. помогло.

Смотрите также:
Воспитательная программа летнего пришкольного оздоровительного лагеря "Солнышко" при моу...
Программа летнего оздоровительного лагеря «радуга» лето -2012...
«Центр эстетического воспитания детей Нижегородской области» отрядному вожатому...
Наименование детского оздоровительного лагеря...
Пресс-релиз избирательная комиссия Оренбургской области сообщает о выборах президента и...
Программа оздоровительного лагеря «Солнышко»...
План работы пришкольного оздоровительного лагеря с дневным пребыванием детей детей мбоу «сош...
План мероприятий детского оздоровительного пришкольного лагеря «Улыбка» школы №147...
1. виды детского отдыха, характеристика детских оздоровительных учреждений...
«Финансовая азбука»...
Программа деятельности профильной смены школьного оздоровительного лагеря дневного пребывания...
План работы летнего оздоровительного лагеря с дневным пребыванием детей при моу сош №5 г...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
вернуться в начало
скачать
Новосибирский государственный педагогический университет

^ Возможности детского оздоровительного лагеря
в снижении социальной дезадаптации подростков


В статье дается понятие дезадаптации и анализируется педагогический потенциал лагеря в коррекции этого явления.

Проблемы дезадаптации подрастающего поколения, к сожалению, не уменьшаются, а лишь увеличиваются в современный период, в связи с чем поиск различных педагогических возможностей и условий снижения социальной дезадаптации детей и подростков становится особенно актуальным.

Понятие «социальная дезадаптация» включает ряд характеристик. Социальная дезадаптация – это регрессия адаптированности личности к своей социальной среде, ведущая к серьезным нарушениям взаимодействия личности с социальной средой. Поскольку любое проявление нонконформизма имеет некоторый элемент социальной дезадаптации, то нельзя понимать этот термин излишне широко: только дезадаптация, ведущая к противозаконным действиям, психическим расстройствам или серьезным конфликтам может быть объектом вмешательства социальных служб и педагогов. Надо принимать во внимание возрастную и культурную относительность проявлений социальной дезадаптации: поведение, приемлемое для подростка, может быть истолковано как социальная дезадаптация в более зрелом возрасте. То, что нормально в одной культуре или субкультуре, выглядит ненормальным в другой. Нередко социальная дезадаптация молодого человека на поверку оказывается лишь адаптацией к субкультуре какой-то группы.

Социальная дезадаптация предполагает наличие у личности искаженного восприятия окружающей действительности и отсутствие адекватной системы отношений и общения, а также неумение изменять свое поведение в соответствии с ролевыми ожиданиями в обществе (М. М. Семаго).

К типичным симптомам социальной дезадаптации подростка относят: низкую успеваемость, трудности в общении, неадекватное поведение, гиперактивность, агрессию, невротические реакции, нарушение норм морали и права, деструктивное восприятие окружающего.

Вызывается социальная дезадаптация совокупностью факторов, в число которых входят: социальный, психологический, психосоматический и т. п., а порождается, в первую очередь, нарушением взаимодействия личности и среды. К сожалению, на практике наибольшее внимание уделяется дезадаптированной личности, и гораздо меньшего внимания удостаивается дезадаптирующая среда.

Крайне важно, что в итоге дезадаптации, формирующаяся
социальная депривация приводит к депривации основных потребностей подростка – потребностей в полноценном развитии и самореализации.

В условиях детского оздоровительного лагеря весьма значимым становится то, что здесь у педагогов имеется возможность позитивно влиять на дезадаптированную в той или иной степени личность, а также в наличии имеется благоприятная, здоровая среда.

К наиболее весомым причинам социальной дезадаптации детей и подростков сегодня относят:

  • дисфункциональность семьи (нарушение некоторых основных функций семьи: воспитательной, хозяйственно-бытовой, эмоциональной, социального контроля и т. п.);

  • личностные особенности ребенка (темперамент, характер, психопатологию);

  • школьную дезадаптацию (конфликтная среда, отказ школы от реализации воспитательной функции, репрессивные меры воздействия);

  • асоциальную неформальную молодежную среду;

  • социально-материальные причины (материально низкий достаток семьи, многодетность, недостаток у родителей времени – знаний, опыта, семьи с одним родителем и т. п.).

Условия детского оздоровительного лагеря, при правильной педагогической инструментовке, позволяют существенно снизить развитие социальной дезадаптации. Детский оздоровительный лагерь может стать для личности ребенка социализирующей системой, которая будет способствовать его адаптации к современному социуму. Механизмами этой адаптации могут выступать всевозможные игры, имитирующие социум и процессы в нем, а также игровые роли, позволяющие ребенку освоить закономерности и нормы общества в целом. Кроме того, важнейшим механизмом социальной адаптации детей становятся возникающие в детском оздоровительном лагере «вертикальные» (взрослые – дети) и «горизонтальные» (дети – дети) позитивные взаимоотношения, которыми, к сожалению, обладают в повседневной жизнедеятельности вне лагеря не все подростки.

В целом же детский оздоровительный лагерь имеет следующие условия, способствующие снижению дезадаптации детей и подростков:

  • развивающая, адаптивная среда (эмоционально комфортная, не блокирующая развитие личности, поскольку, когда комфортно – не надо защищаться; среда, создающая каждодневные перспективы развития личности, фасилитирующая среда – облегчающая шаги личностного роста ребенка);

  • расширение позитивных социальных ролей, увеличение возможности выбора ролей (многообразие ситуаций социальной коммуникации в лагере позволяет осваивать новые межличностные (друг, член команды и т. д.) роли, лидерские роли (ответственный, организатор, руководитель, вожак, командир), игровые роли (врач, военный, президент, проверяющий и т. п.);

  • эффективные личностные взаимоотношения (благополучные отношения, созданные как в системе «взрослый – ребенок», так в системе «ребенок – ребенок», позволяют пережить опыт нахождения в желаемых позитивных взаимоотношениях и заложить потребность личности в ожидании и продуцировании этих отношений в дальнейшей жизнедеятельности);

  • благоприятный психологический климат (целенаправленная деятельность коллектива взрослых по формированию благополучного психологического климата в детских коллективах и в коллективе детского оздоровительного лагеря в целом создает преобладающий позитивный, мажорный фон настроения всего коллектива, характеризующийся выраженной эмпатией, эмоциональной безопасностью, стабильностью позитивного межличностного взаимодействия);

  • расширенный спектр деятельности (многообразие видов деятельности для ребенка – творческой, спортивной, досуговой, образовательной, при созданных условиях ее быстрого освоения, позволяет осуществлять деятельностный выбор и оперативно его реализовывать).

Говоря о возможностях развивающей адаптивной среды в лагере, следует иметь в виду, что педагоги и психологи, работающие в детском оздоровительном лагере, не могут, к сожалению, устранить социальные микрофакторы в жизни ребенка, приведшие к появлению социальной дезадаптации. Но в то же время они имеют возможность создать в условиях детского оздоровительного лагеря такую социальную среду (комфортные отношения, положительная атмосфера и пр.), которая сможет позитивно воздействовать на ребенка, снижая уровень его социальной дезадаптации. Пребывание в данной среде позволяет ребенку пережить иной (положительный) опыт и роли, а в дальнейшем, хотя бы отчасти, тиражировать данные роли и опыт в своей повседневной жизнедеятельности. Таким образом, проживание ребенка в комфортных социально-психологических условиях детского оздоровительного лагеря позволяет педагогам «сделать» ему определенную «социальную прививку» от дальнейшего закрепления дезадаптивного поведения, т. е. получить отсроченный социализирующий эффект.

Деятельность педагогического коллектива в детском оздоровительном лагере по созданию условий для снижения дезадаптации подростков может быть действительно эффективной, если опирается на следующие основные принципы: деятельности, позитивных отношений, доверия и принцип развития.

Результат, достигаемый при соблюдении данных условий, – это, в первую очередь, развитие (возврат, нахождение) подростком своей идентичности (отождествления себя с неким целым – социумом, коллективом, семьей) как показателя:

  • адаптивности личности к реальной действительности;

  • устойчивости существования личности в условиях нестабильности, изменений;

  • становления базовых ценностей личности.

Соответственно, если начинает развиваться и крепнуть идентичность личности подростка, то снижается его состояние одиночества (как противоположное идентичности), разорванности отношений с окружающим миром, оптимизируется процесс ценностно-смыслового самоопределения, освоения социальных моделей
поведения.

Раздел 2



^ СТРАТЕГИЯ ЛЕТНЕГО ОТДЫХА
В КОНТЕКСТЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ОПЫТА


УДК 374 + 37.0

В. П. Пивченко

Новосибирский государственный педагогический университет

^ Организация летнего отдыха в педагогическом опыте А. С. Макаренко

Автор анализирует организацию летнего отдыха в педагогической системе А. С. Макаренко как демонстрацию истинного коммунарства: взаимовыручки, творчества, находчивости, дисциплинированности и других высших качеств.

Жизнь и деятельность, педагогический опыт и наследие А. С. Макаренко уже многие десятилетия вызывают ожесточенные споры. Эти споры были особенно яростными в 90-е годы прошлого века, когда по многим позициям, в том числе и в педагогике, происходила переоценка ценностей. Спектр высказываемых в адрес Макаренко оценок – самый широкий: от «сталиниста, который еще до ГУЛАГа опробовал тоталитарные методы перевоспитания» (Ю. Азаров), до «великого гуманиста ХХ века» (А. Фролов).

В последние годы накал полемики несколько снизился, и сегодня есть возможность непредвзято и глубоко оценить и проанализировать разнообразные аспекты макаренковской педагогики.

Один из таких аспектов – организация летнего отдыха воспитанников в коммуне им. Ф. Дзержинского, возглавляемой А. С. Ма­каренко.

Хотя, ставя перед собой задачу выявления особенностей педагогического потенциала летнего отдыха коммунаров-макаренковцев, необходимо отдавать себе отчет в том, что этот вопрос теснейшим образом увязан со всем педагогическим опытом А. С. Макаренко, тем впечатляющим социально-педагогическим экспериментом, который он осуществил в 1920–1930-е годы.

Суть педагогических достижений Макаренко заключается в том, что он, говоря языком современной педагогики, создал одну из самых эффективных в истории мировой педагогики гуманистических воспитательных систем.

Существует достаточно много определений понятия «воспитательная система». В контексте исследуемой здесь проблемы наиболее оптимально такое: «воспитательная система – это целостный социальный организм, возникающий в процессе взаимодействия основных компонентов воспитания (цели, субъекты, их деятельность, общение, педагогически освоенная среда) и обладающий такими интегративными характеристиками, как образ жизни коллектива, его психологический климат» [1, с. 15].

В воспитательных учреждениях, возглавляемых А. С. Макаренко в разные годы, особенно в коммуне им. Ф. Э. Дзер­жинского, можно увидеть все без исключения признаки воспитательной системы гуманистического типа. Скорее, необходимо сказать по-другому: именно из опыта Макаренко, прежде всего, и выросла в 70–80-е годы прошлого века теория воспитательных систем, в рамках которой возникло данное выше определение этого феномена.

Можно назвать много составляющих успешности макаренковской педагогики, которая практически не допускала «педагогического брака» (бывшие «социально-дефективные» дети, попав к Макаренко, в созданный им детский коллектив, по выходе из него становились достойными людьми, гражданами своей страны, и никто не возвращался впоследствии к преступному прошлому; а в 1920–1930-е годы через учреждение Макаренко прошло более трех тысяч малолетних преступников и беспризорников).

В числе слагаемых успеха Макаренко – и его педагогическое мастерство и колоссальная самоотдача и работоспособность; это и гуманистическая идея строительства нового общества и создания нового человека, которая одушевляла воспитательную деятельность Макаренко.

Один из принципиальных моментов педагогики Макаренко заключался в том, что он, организовав своего рода «общину», строил отношения с воспитанниками не как с «объектами», подлежащими перевоспитанию, а как с нормальными, обычными детьми, у которых за плечами – неблагоприятный социальный опыт. Следовательно, надо создать условия, которые будут задавать позитивный жизненный опыт, социально значимые ориентиры.
И – никаких специальных методов для «малолетних бандитов». «Человек плох только потому, что он находился в плохой социальной структуре, плохих условиях. Я был свидетелем многочисленных случаев, когда тяжелейшие мальчики, которых выгоняли из всех школ, считали дезорганизаторами, поставленные в условия нормального педагогического общества, буквально на другой день становились хорошими, очень талантливыми, способными идти быстро вперед. Таких случаев масса» [3, с. 72].

Нормальная жизнь коммунаров включала множество интересных, созидательных дел, главные из которых – работа в заводских цехах и учеба. Такой интенсивный график, конечно, требовал и организации отдыха, отпуска.

Этот аспект детской жизни был очень значим для Макаренко, о чем он неоднократно писал: «Мы каждый год совершали походы. Я им придавал очень большое значение, и не просто походы, а очень большие мероприятия… Такие походы начинались с осени. Для меня этот поход был важен, как летняя перспектива, та же самая, которую вы имеете перед собой, думая, куда вы поедете в отпуск летом, мечтаете и готовитесь, так и коллектив готовился к походам» [3, с. 100].

Представляется важным напомнить, что, создавая коллектив, Макаренко пришел к идее «перспективных линий», понимаемых им как ожидание «завтрашней радости». Таких линий у Макаренко три – близкая, средняя и далекая. Сочетание этих трех перспектив позволяет вести детский коллектив в целом и каждого воспитанника в отдельности от «простейших примитивных удовлетворений до глубочайшего чувства долга».

Летний отдых находился у Макаренко в зоне «средней перспективы». Однако это не просто заслуженный отпуск, досуг, свободное времяпровождение. Будучи педагогом, как говорится, «до мозга костей», Макаренко все возможные действия, события, факты, оборачивал на пользу воспитания, осознавая любое явление как возможность организовать воспитательное влияние. Так что, организуя летний отдых воспитанников, Макаренко в этом процессе решал одновременно множество педагогических задач.

А значит, чтобы проявилась истинная радость по поводу осуществления мечты, необходимо приложить немало усилий, считает Макаренко. «Летний отпуск по своему характеру должен соответствовать заслугам коллектива и развитию производства, организации быта и культурной работы. Чем больше достижения коллектива в работе, чем он дальше ушел вперед в организованности и дисциплине, тем более ценный отпуск будет ему предоставлен. Каждый коллектив должен стремиться к тому, чтобы заслуги коллектива были настолько значительны и единодушны, чтобы он в целом заслужил лучшие условия отпуска. Лучший отпуск для коллектива – это лагерь где-нибудь у воды. Подготовка лагеря, его оборудование, организация столовой, спортивных площадок, встреч, культ- и спортработы должны заранее занимать коллектив» [3, с. 357].

Нельзя не признать и важность материальной составляющей такого варианта проведения отдыха. Макаренковцы добились того, что их детское учреждение было хозрасчетной организацией, и поэтому могли сами распоряжаться большей частью зарабатываемых ими на заводе средств. Помимо денег, затраченных на подготовку и организацию данного мероприятия, каждый коммунар, как правило, откладывал и личные карманные деньги на поход. Впрочем, эти «походные» деньги ребят хранились, по общему согласию, у Макаренко, и он возил с собой эти 50–60 тысяч рублей личных коммунарских сбережений, выдавая их по первой просьбе. А такой марш, между прочим, подразумевал участие в нем (в разное время) от 200 до 500 человек!

За годы существования коммуны макаренковцы совершили шесть походов: плавали по Волге, путешествовали в Крым и по Кавказу. Сама процедура выбора маршрута обнаруживает множество возможностей реализовать грамотный педагогический подход к человеку, к деятельности, к коллективу.

Это сегодня любой вожатый, педагог подобные технологии планирования работы с детьми считает аксиомой. Однако истоки этой «технологичности» мастерски задавал в нашей педагогике именно Макаренко.

Вначале, как вспоминает соратник Макаренко, известный педагог В. Н. Терский, в кабинете Макаренко собирается инициативная группа, которая осмысливает перспективы развития сообщества в самых общих чертах. И делается это еще осенью.

Инициативная группа приходит к выводу, что именно летний поход может объединить всех, задать общий «мажорный тон» и позитивный, бодрый настрой. Но, как считает Макаренко, важно, чтобы инициатива все же исходила не от актива, а от рядовых коммунаров; идея уже «витает в воздухе»: «Вечером общее собрание. Никто ничего не знает (но фактически все знают все). На собрании летний поход предлагает Алексюк. Этот самый маленький наш малыш. Он так мал, что верит в то, что это он придумал все сам. И на самом деле придумал он, ему не подсказали. Он действительно хочет этого похода, давно мечтает о нем» [2, с. 181–182].

Далее начинается активная коллективная деятельность по планированию похода, и это тоже способ решения многих педагогических проблем. В. Терский пишет: «… стали поступать проекты, и много самых различных. И тут же, как всегда, дело это было поставлено на материалистическую платформу:

1. Для похода нужны средства. Значит, надо выполнить промфинплан.

2. Неуспевающих в поход не пустят. По школе надо ликвидировать отставание отдельных ребят. И тут же, по-деловому: кто персонально за кого из отстающих отвечает, кто кому поможет.

3. В походе же будем встречаться с людьми, с прекрасными коллективами. Значит надо оркестру пополнить и отшлифовать репертуар, а литкружку, изокружку…

Действия всех взаимосвязаны, слаженны. Река этого стремления была широкой, охватывающей всю жизнь коммуны. Надо было не только ликвидировать плохие отметки в школе, а решить и много других задач» [5, с. 182].

Излишне говорить, что сам поход был демонстрацией истинного «коммунарства»: взаимовыручки, творчества, находчивости, дисциплинированности и других высших качеств. Вот как об этом говорит Макаренко: «Жить в лагере с коммунарами, мало сказать, – наслаждение. В коммунарском лагере есть какая-то своя особенная прелесть, не похожая ни на какую другую. Нас живет здесь сто пятьдесят шесть человек, наша жизнь вся построена на стальном скелете дисциплины, многих правил, обязанностей, само собой понятных положений. Но этот скелет так для нас привычен, так органично связан с нами, что мы его почти не замечаем или замечаем только тогда, когда гордимся им. Молодой радостный коллектив живет так, как не умеют жить взрослые» [4, с. 263].

Немаловажно и то, что, в полном соответствии с идеей развития коллектива, движения его вперед, выбор маршрутов от одного похода к другому также носил характер от простых мероприятий до сложнейших в организационном, материальном, психофизическом отношении многодневных акций. В. Н. Терский замечает по данному поводу, что маршруты походов выбирались коллективом по принципу возрастающей трудности.

Один из летних походов коммуны, по Кавказу в 1931 г., действительно оказался очень трудным. Во время этого похода коммунарам вместе с Макаренко пришлось пережить большие сложности: ливневые дожди, разлив Арагвы и Терека, палящее солнце, нехватку продуктов, ночи без сна, страшную давку в вагонах, когда пришлось спать по очереди в тамбуре на чемоданах… При одном из переходов Макаренко так стер ноги, что последний отрезок пути его почти несли на руках, а сапоги потом пришлось разрезать, так как иначе снять их Макаренко не мог.

Но, по словам Терского, все передряги коммунары и, естественно, сам Макаренко переносили не просто мужественно, а весело. Ведь такое путешествие – это испытание на прочность отношений, проверка на силу и выдержку. Лишь тогда, когда сохраняется присутствие духа, мажорный тон и оптимизм даже в самых сложных ситуациях, такой «крутой маршрут» позволяет «превратить все это в победу над обстоятельствами, особую радость» [5, с. 226].

Критики Макаренко уже давно упрекают его в гипертрофированности роли коллектива в воспитании личности. Однако при внимательном прочтении его текстов и при знакомстве с воспоминаниями коммунаров легко убедиться, что это не так. И летние походы коммунаров – это возможность для Макаренко проявить педагогику «индивидуального действия». Здесь можно каждому проявить себя в разных ролях, ощутить моменты ответственности и коллективного признания; коллектив создает почти каждому возможность пережить ситуацию успеха.

Помимо всего прочего, такие походы, конечно, имели огромное познавательное и развивающее значение. Обретался новый опыт, появлялись новые друзья, осваивалась разнообразная деятельность. Вновь обратимся к воспоминаниям В. Н. Терского: «Строго соблюдался режим дня. Хотя и реже, но, как дома, выпускали походные стенгазеты «Дзержинец» и «Резец», сделали горлетную площадку. Ракетки и мячи привезли с собой. Горлет привлек внимание молодежи Ялты. Книгами нас снабжала городская библиотека. Многие привезли в своих личных корзинах учебники и между делами готовились к новому учебному году. Купались, загорали, по вечерам играл оркестр, танцевали, проводили концерты самодеятельности, группами ходили в горы, отдыхали, кому как нравится. Удили бычков, любители отправлялись с рыбаками ловить сетями кефаль, играли в футбол и волейбол с отдыхающими. Никто не скучал. Побывали в Никитском саду, в Гурзуфе и плавали вдоль побережья Крыма на пароходе «Крым». В пути высаживались, бывали на скользких камнях
Кикеиниза, в Симеизе, Алупке, Алуште.

Бодрые, жизнерадостные, ищущие новых напряжений, успехов, возвращались мы домой в коммуну из крымского похода» [2, с. 184].

Знакомясь с педагогическим опытом Макаренко в сфере организации детского отдыха, становится все более ясным, что его наследие, во-первых, до сих пор недостаточно осмыслено; во-вторых, оно будет актуально в любом гуманистически ориентированном обществе; в-третьих, именно воспитательная система является одним из оптимальных средств для наиболее полной самореализации личности. Идея воспитательной системы, трансформируясь то в организацию колонии, то коммуны, то современного детского оздоровительного лагеря, позволяет достичь наивысшего педагогического эффекта, будь то учеба, творчество, труд или летний отдых. И речь здесь идет не о «силе коллектива», а о благоприятной, комфортной социальной, психологической, материальной среде, одушевленной созидательной деятельностью и перспективой «завтрашней радости».

Все это в полной мере воплотилось в педагогической деятельности А. С. Макаренко, многое из опыта которого так актуально сегодня.

Список литературы

1. Бодалев, А. А. Концепция воспитания школьников в современных условиях / А. А. Бодалев, З. А. Малькова и др. – М. : Ин-т теорет. педагогики и междунар. исслед. в образовании, 1993. – 24 с.

2. Макаренко, А. С. Марш 30-го года / А.С. Макаренко. – М. : Просвещение, 1988. – 287с.

3. Макаренко, А. С. О воспитании / А.С. Макаренко. – М. : Политиздат, 1990. – 415 с.

4. Макаренко, А. С. Сочинения. Т. 2 /А. С. Макаренко. – М.: АПН, 1950. – 495 с.

5. Терский, В. Н. Все выше и выше / В. Н. Терский // Марш 30-го года. – М. : Просвещение, 1988. – 287 с.

УДК 371

Л. И. Шопина

Липецкий государственный педагогический университет

С. А. Шмаков – профессор, ученый, педагог

Автор раскрывает позиции С. А. Шмакова в научной, общественной, творческой и профессиональной сферах деятельности.

Липецким государственным педагогическим университетом подготовлен к изданию первый том избранных сочинений профессора Сталя Анатольевича Шмакова. Редакционная коллегия считает необходимым довести эту информацию до всех заинтересованных лиц и пригласить коллег к сотрудничеству в столь необходимом для отечественной педагогики деле.

Активная деятельность профессора Шмакова в области теории и практики досуга, его книги, статьи, лекции и непосредственная работа в детских лагерях позволяют с полным основанием считать его одним из выдающихся педагогов второй половины XX века. Неординарность личности, пассионарность и харизматичность Шмакова привлекали сотни и тысячи последователей. Школа Шмакова и сегодня полнокровно существует в педагогике как социальное явление. Откликались на идеи Сталя Анатольевича самые талантливые, бескорыстные и яркие, откликались инерцией добра, творчества и любви.

Несомненно, С. А. Шмаков – личность ренессансного масштаба. Педагог, ученый, которого друзья называли «Человек-Творчество», он сознательно выбрал и «сделал» свою судьбу. Создававшаяся им атмосфера «праздника идей» заражала окружающих, давала возможность каждому реализоваться, раскрыть природные способности. Все, чего бы ни касался С. А. Шмаков, начинало жить, дышать, искриться. Практически везде – в научной деятельности, творчестве, педагогике, в других сферах – он сказал новое слово.

В первый том избранных сочинений профессора С. А. Шмакова включена написанная в 1994 году монография «Игры детей – феномен культуры» – на редкость полный, гармоничный труд, по сути, подытоживающий дело всей жизни ученого. Позже по материалам монографии была написана докторская диссертация. Во время ее защиты председатель диссертационного совета академик В. А. Сластенин сказал: «для Сталя Анатольевича обретение статуса доктора наук – чистая формальность. Страна знает его труды».

Действительно, страна знала его работы. Каждый российский вожатый считал удачей, если в его личной библиотеке была брошюра с советами, рекомендациями или сценариями С. А. Шмакова. Теория и практика игры, методика становления детского коллектива стали доминантными лейтмотивами творчества талантливого педагога.

Анализировать проблемы, связанные с теорией игр, С. А. Шма­ков начал еще в молодости. Для того, чтобы читатель смог проследить развитие его мысли, в первый том помещены фрагменты уникального документа – диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук, которую С. А. Шмаков блистательно защитил в 1959 году, это «Игра в системе работы пионерской организации имени В. И. Ленина». Сталь Анатольевич завершал работу над диссертацией в то время, когда страна готовилась торжественно отметить 40-летие Всероссийской пионерской организации. Пионерия была на взлете, точнее, в апогее своего развития, уже были обретены опыт, статус, традиции, но еще не утрачена искренность, свежесть чувств. Идеология пионерии рождалась в душах страстных, бескорыстных, увлеченных людей, веривших в справедливость и полезность того, чем они занимались. Интенсивность процессов, происходивших тогда в молодежной политике, можно сравнить с энергией Большого взрыва, вследствие которого, по мнению геофизиков, образовался новый мир. Правофланговым этой когорты стал Сталь Шмаков, и надо признать, что перед нами действительно оригинальное и сильное произведение выдающегося представителя вожатского корпуса страны. В 2004 году бывший заместитель министра просвещения РСФСР Л. К. Баля­сная в личной беседе с составителем данного тома отметила:

– Бесспорный факт, что Шмаков был самым ярким из молодежных вожаков Советского Союза в 60-е годы.

– Неужели самым ярким? Союз был огромным, вожатых было много...

– Да, самым! – убежденно подтвердила Любовь Кузьминична.

Читается труд легко и радостно, словно это не диссертация, а непосредственный, эмоциональный рассказ о дорогих автору мыслях, открытиях. Он искренен, талантлив, правдив. Идеи Сталя Анатольевича универсальны и полезны для организации любого позитивного молодежного коллектива. К тому же, работа представляет безусловный интерес для исследователей детских и молодежных движений первой половины XX века.

В диссертации цитируются выступления руководителей государства той поры. Их следует понимать, прежде всего, как непременный атрибут любой научной работы – без этого она просто не была бы допущена к защите. Кроме того, нельзя не отметить, что выбор цитат – крепких, качественных – просто доставляет удовольствие непредвзятому читателю.

Защита диссертации прошла великолепно. Члены совета оценили ее по содержанию как докторскую. А Шмакову сказали: «Ты еще так молод. Для тебя защититься на доктора – дело нескольких месяцев. Ведь текст, по сути, готов». К сожалению, этому предсказанию не суждено было сбыться на протяжении долгих 45 лет.

В 2007 году мы отмечали 80-летний юбилей пионерской организации. Оболганная, обескровленная, она и в начале нового века объединяла в своих рядах немало мальчишек и девчонок – нормальных, не соблазнившихся грязной рекламой и старательно навязываемыми стандартами легкой, беззаботной, бессмысленной жизни. Эти ребята и теперь несут эстафету добра, заложенную в те далекие годы. Первая диссертация Шмакова раскрывает столько позитива в деятельности пионерии, столько доброго содержания, и для нас, сегодняшних, «реабилитирует» столько творческих идей, что многое видишь совершенно не так, как стараются преподнести современные средства массовой информации. Диссертация раскрывает подлинное историческое значение пионерии в истории страны.

Все, кто общался со Сталем Анатольевичем, отмечают его поразительную доброту, интеллигентность, истинно русскую культуру мысли и чувства, неуемную фантазию, заразительную энергетику и жизнерадостность. Его портрет – красивого, воодушевленного – был помещен на обложке всесоюзного журнала «Вожатый». Именно С. А. Шмакову поручили приветствовать приехавшего на слет молодежи первого космонавта планеты Юрия Алексеевича Гагарина.

Шмаков жил вместе со своим временем, создавал свою эпоху и менялся вместе с ней.

Изменения в стране в середине 1980-х С.А. Шмаков, как и многие интеллигенты, вначале встретил с радостью и надеждой на светлые преобразования. Глубокий аналитик, он видел слишком много проблем, которые накапливались в рамках старого строя. На вопрос: «Верите ли в изменения?» ответил: «Не только верю, верую». Многие из соратников тогда не поняли этого, отшатнулись от него, упрекали в предательстве. Но на самом деле ни о каком предательстве не могло быть и речи. Суть-то в том, что Сталя Анатольевича невозможно было втиснуть в жесткий контекст определенного политического течения. Он растворялся, он талантливо существовал во вневременном мире детства, жадно воспринимая и развивая новое, позитивное, болезненно переживая негатив. Он создал свою романтическую страну, уникальный мир, где царил Его величество Ребенок, мир, независимый от политики. И менялся Сталь Анатольевич согласно своему особому личностному сценарию, потому и не старел. Накопленное за жизнь душевное богатство росло, выплескиваясь через край. Оттачивалось научное и гражданское мировоззрение. Приходили опыт, мудрость, глубокий анализ. Новые книги ученого отражали динамику его мировосприятия, в них – поиски, картина мучительного становления личности.

В начале 1990-х годов свои наработки, размышления и находки профессор попытался обобщить в набросках к первой, так и не законченной докторской диссертации «Досуг как социально-педагогическое явление». В ней много мудрых мыслей, аналитики, предвиденья и точных ассоциаций. Написанные в сложное, «смутное» время, тексты поражают нестандартностью, глубиной и стремлением найти ответы на вопросы, пришедшие с кардинальными переменами в обществе. Для читателя, верно оценивающего научный и нравственный потенциал личности Сталя Анатольевича, его идеи представляют огромный интерес. По существу, перед вами не просто мысли, а целая россыпь драгоценных материалов. И каждый, кто развил, доработал, сберег и отшлифовал хотя бы одну идею, внес бы тем самым серьезнейший вклад в педагогическую науку. Это – роскошный подарок ученым, текст приводится в первозданном, практически не тронутом редакторами виде.

Каждое из трех фундаментальных научных произведений, вошедших в первый том, словно мощная органная фуга, поражает богатством содержания, философским потенциалом, классической строгостью мысли и полифоничностью смыслов. Они разные, так как отражают динамику изменений мировоззрения автора в разные жизненные периоды. Бесспорно одно: Шмаков всегда искренен. Он жил вместе со своей страной, верил ее идеалам, увлекался ее планами, создавал ее будущее и любил ее прошлое.

Он жил, игнорируя все правила осторожности. Щедро растрачивал себя, помогая всем окружающим, согревал всех, «всем был должен», оставаясь при этом обязательным человеком, глубоким ученым, блистательным лектором.

Сообщаем, что в перспективе готовятся к изданию еще шесть томов избранных сочинений Сталя Анатольевича Шмакова. Последний, седьмой том целиком будет посвящен анализу его творчества и воспоминаниям об ученом. Обращаемся ко всем, кто помнит Сталя Анатольевича или увлечен его идеями, с просьбой принять участие в составлении тома, в частности, будем благодарны за ретроспективный анализ того, какие из традиций и инноваций Шмакова продолжают жить в Новосибирске, какие новые технологии созданы на основе его идей, как оценивает наследие Шмакова ваш регион, как относится к его творчеству молодежь и т. д. и т. п. Будем благодарны за воспоминания и аналитические статьи.

Надеемся, что совместными усилиями мы сможем сделать доброе дело: сохранить для будущих поколений информацию о прекрасном ученом, творческом человеке и Педагоге.

УДК 374 + 37.0

^ С. А. Шмаков





оставить комментарий
страница4/12
Дата24.08.2011
Размер1,19 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
плохо
  2
отлично
  6
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх