Стенограмм а всероссийского семинара-совещания Центра социально-консервативной политики icon

Стенограмм а всероссийского семинара-совещания Центра социально-консервативной политики


Смотрите также:
Стенограмм а заседания «круглого стола» Центра социально-консервативной политики Центр...
Проблемы формирования среднего класса в российской деревне Материалы Всероссийского...
8 июля в Киеве прошло очередное заседание Центра социально-консервативной политики Украина...
Программа 21-24 сентября 2010 г...
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмм а заседания Государственно-патриотического клуба партии «Единая Россия» Центр...
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Стенограмма совещания в Центре социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Участника 5-го Всероссийского семинара-совещания «Система государственного учета и контроля рв и...
Программа информационно-методического семинара-совещания...
Стенограмма заседания Центра социально-консервативной политики Газетный пер., д. 3-5, стр. 1...
Законодательного Собрания Красноярского края...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6
скачать




С Т Е Н О Г Р А М М А

Всероссийского семинара-совещания

Центра социально-консервативной политики


22 августа 2008 г,

г. Самара

Теплоход «Александр Пушкин»


Председательствует заместитель руководителя Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, заместитель секретаря президиума Генерального Совета партии «Единая Россия» Шувалов Юрий Евгеньевич.

Сессия 1. – «Текущая политическая ситуация и задачи предстоящего съезда партии «Единая Россия»


Председательствующий.

Добрый день, уважаемые коллеги! Приветствую вас на гостеприимной земле Самарской области. Я хочу поблагодарить Дмитрия Александровича Анищенко, директора самарского регионального отделения ЦСКП, который организовал наше сегодняшнее пребывание здесь. Результат проводимого совещания, я уверен, будет достаточно продуктивным. Я еще раз выражаю нашу общую благодарность Самарской области за то, что она нас принимает, за то, что и администрация, и депутаты Законодательного собрания с большим вниманием относятся к нашему семинару. И давайте начнем наше заседание.

Я хочу напомнить, что Центр социально-консервативной политики существует уже более 3 лет. Это четвертый год нашей активной работы. И каждый год, летом, мы выезжаем в регионы. Это стало доброй традицией. Летние семинары дают нам существенный заряд бодрости на весь политический сезон. Я думаю, что так произойдет и на этот раз, и мы реализуем многое из задуманного.

Я сейчас хочу рассказать о нашем плане работы. Мы сегодня предложили дополнительное совещание или скорее пленарное заседание. Но мы попробуем его провести как обычный «круглый стол» Центра социально-консервативной политики в свободной форме с достаточно свободной темой. Он называется «Развитие идеологии партии «Единая Россия», реализация «Стратегии 2020» и предложения к организации и проведению съезда партии в ноябре текущего года. Это важно. Это, собственно говоря, задачи той креативной группы, которую я возглавляю в партии, и той работы, которую ведут политические клубы партии. Хочу подчеркнуть, что мы впервые в таком большом составе собираемся все вместе. Во всех федеральных округах открыты Центры социально-консервативной политики, а также во многих субъектах Федерации уже существуют ЦСКП. Завтра мы будем обсуждать опыт работы региональных Центров социально-консервативной политики, обменяемся этим опытом, потому что в разных федеральных округах разные приоритеты. Пришло время получше познакомиться друг с другом и обменяться тем позитивным опытом, который уже существует. Я думаю, что это взаимно обогатит нашу работу.

И третья тема, она одна из главных сейчас - это партийная дискуссия, которая дает возможность обновлению партии. В нашем заседании принимают участие представители всех трех клубов. По сути, они в настоящее время принимают активное участие в работе Центра социально-консервативной политики. Мы обсудим работу, которая предстоит клубам на осеннюю сессию и до нового года. Считаю это важным. И партия «Единая Россия» не скрывает свою заинтересованность в работе Центра социально-консервативной политики. От нас ждут результатов, от нас ждут креатива, от нас ждут конкретных программ и предложений. Поэтому я сегодня предлагаю в свободной дискуссии обсудить состояние партии, высказаться о том, кто мы и что должны делать в ближайшее время, будем говорить о «Единой России» в большей степени, о задачах партийных.

Со своей стороны я хочу сказать, что обозначенные нами приоритеты и принципы развития страны подтверждаются временем и, что очень важно, страна действительно стала сильной страной и начала реализовывать собственную программу развития, укрепления своих позиций в мире, качественного обеспечения жизни людей, качественного изменения жизни людей к лучшему. Все эти процессы начались. Во многом этому способствовала та политическая стабильность, которая была достигнута в результате проведенных выборов в 2003 и 2007 годах в Государственную Думу, работа парламентского большинства в Государственной Думе, и те партийные съезды, которые определяли приоритеты развития.

Однако мы должны говорить о том, что останавливаться на месте нельзя. И сейчас, как мне кажется, все больше становятся востребованными вопросы, связанные с идеологическим профилем партии: что такое «Единая Россия». Если мы говорили ещё 4 года назад, что это центристская партия, отражающая интересы большинства населения страны, то сегодня, и об этом заявил Борис Грызлов, в трехлетний период мы имеем уже все основания более четко формировать свою идеологию и более четко позиционировать себя. Это нам нужно в первую очередь для того, чтобы в партию пришли те единомышленники, те способные, умные люди, которые действительно являются носителями тех интеллектуальных возможностей и тех человеческих возможностей, которые сейчас есть в стране, для того, чтобы решить амбициозные задачи Стратегии 2020. Без этих людей чисто организационными, административными мерами и той работой, которая ведется в партии, мы ничего не решим. Поэтому мы и ставим задачу по реализации кадрового проекта партии. Но для того, чтобы привлекать к себе людей действительно способных, нам нужно себя более четко позиционировать. Поэтому вот эти заявления Бориса Вячеславовича, связанные с российским консерватизмом, они были сделаны летом, и они, безусловно, двигают партию вправо.

Мы должны откровенно для себя говорить, при том, что Центр социально-консервативной политики создавался как антикризисный центр в 2005 году и решал задачи, связанные с проводимой социальной политикой, сегодня мы становимся идеологическим институтом, обеспечивающим развитие консервативной партии, но имеющим национальную специфику. Любой консерватизм имеет национальную специфику. Поэтому у нас реализовывался русский проект, мы знаем. Мы пришли к определенному пониманию того, что нам вот эту национальную специфику надо развивать, учитывая многонациональный состав нашей страны. Есть радикальные силы в обществе, которые используют этот проект для раскрутки уже ненормальных отношений, которые могут возникать в обществе. Поэтому мы его решили переименовать проект «Вектор России». И он, собственно говоря, задает мировоззренческие основы идеологии партии. Проект «Вектор России» сейчас реализуется с опорой на партнерские отношения государства и конфессий.

Я хочу вам напомнить наш семинар в Москве в 2006 году, когда в ЦСКП выступал митрополит Кирилл, который поддержал идею социально-консервативной политики. Основные принципы нашей идеологии назвал государственными. Сегодня присутствует священник Георгий, который является его представителем. Отношения с церковью, безусловно, являются важными для партии. И есть программа «Историческая память». Да и наш сегодняшний визит начался с посещения монастырей и храмов Самарской области. Поэтому я придаю этому очень большое значение.

И если мы сумеем в партии донести вот эти принципы, принципы очень серьезного отношения к основным конфессиям в стране и примем изменения в законодательство соответствующим образом, чтобы мы не говорили о том, что церковь сама по себе, государство само по себе, мы можем выйти из того заколдованного круга, в котором находились 70 лет и теряли свои основы, отрывались от истории, от культуры российской. Вот это, мне кажется, такие мировоззренческие основы, о которых стоит сегодня говорить. Я хотел бы пригласить коротко выступить о реализации вот этих мировоззренческих принципах, определяющих нашу идеологию.

Что касается следующего уровня, то этот уровень связан, конечно, с экономикой. Мы пережили 10 лет после дефолта. И мы радостно говорим, что дефолт у нас невозможен, потому что у нас есть достаточное количество запасов в стране ресурсов: и финансовых, и сырьевых, и так далее.

Я хочу сказать, что мы находимся на очень опасной грани заблуждения, мы близки реально к серьезному кризису, потому что мы стали цивилизованными, с точки зрения экономики, страной. И мы реально зависим от мировой экономики, которая переживает не лучшие времена. От сегодняшнего решения властей относительно экономической политики будет зависеть, насколько мы можем дальше сохранять вот эту устойчивость и реализовывать именно консервативную политику, которая является достаточно дорогой политикой в отличие от либеральной, когда вопрос выживания людей становится проблемой самих людей.

А в основах нашей идеологии заключается забота о реализации социальной политики, активная забота о тех людях, которые не могут обеспечить себя. Мы с вами создаем условия для экономического процветания и условия для того, чтобы люди могли жить богато, достойно и развиваться. Вот эта дорогая политика требует, безусловно, серьезного экономического обеспечения. И поэтому мы об этом тоже должны говорить. Мы реализуем программу промышленного развития страны. Мы внесли законопроект, который будет серьезно доработан одним из институтов ЦСКП, законопроект о промышленной политике. Реализуется ряд законопроектов. Но есть, безусловно, те решения, которые мы должны для себя поставить в качестве принципиальных и настоять на них, перед тем как мы заявим о том, что мы уже согласовали свои позиции по реализации Стратегии 2020. У этой стратегии есть цели, но методы их достижения пока остаются не до конца понятными с точки зрения экономических механизмов их реализации. Об этом нам тоже надо говорить сегодня.

И третий вопрос. Он не менее важный, мне кажется. Мы сейчас четко понимаем то, что Россия является суверенной, самостоятельной, сильной державой. И только такой она может быть - единой в своей территории. Но при этом мы должны очень большое внимание уделять международной политике, то есть тому, как выглядит Россия в мире. Сегодня мы проходим определенные испытания в связи с событиями на Кавказе. Мы видим, что программа запущена против России, информационная и пропагандистская кампании. Сегодня у нас присутствуют наши коллеги из Европы. Созданный в Европе Центр уже работает в том направлении, чтобы довести информацию о том, что происходит в России. Но мы должны для себя понимать, что Россия должна и будет оставаться открытой страной, открытой всему миру, в том числе и русскому миру, который распространяется вне России. Это мир русского языка, русской культуры. И мы должны сделать все, чтобы наша политика была открытой и понятной в мире. Об этом тоже хотелось бы поговорить и принимать программы, которые бы это обеспечивали.

Это в целом мое вводное слово. А теперь я хотел бы предоставить слово учредителям.

^ Кравченко Денис Борисович (заместитель руководителя Комитета РФ по делам молодежи) – Добрый вечер, уважаемые коллеги! Ощущения очень позитивные от того, что вот такой большой коллектив в таком прекрасном регионе на таком корабле плывет. Мы, конечно, к этому стремились. Поскольку у нас достаточно насыщенная повестка дня, и мы не так часто все вместе собираемся с нашими региональными руководителями, то мы договорились с коллегами, на сегодня, по крайней мере, ограничивать свои выступления 5-7 минутами.

В этой связи я хотел бы тезисно нескольких тем коснуться. И предлагаю следующим выступающим, и я сам к этому готов, в дальнейшем, если кого-то из участников нашего семинара затронет тот или иной тезис, та или иная тема, более детально обсуждать уже в неформальной обстановке сегодня вечером или завтра.

Я бы хотел несколько слов сказать о взаимодействии наших Центров с федеральными и региональными органами исполнительной власти, о работе в регионах. Мы можем сегодня с вами поговорить о тех проблемах, которые возникают в регионах, в этой связи у кого как получается взаимодействовать. На мой взгляд, мы должны коснуться темы завтрашнего дня о дальнейшем развитии наших Центров в регионах, поскольку не во всех регионах они есть.

Если немножко раскрыть эту тему, то мы в своей работе, это всем вам известно, опираемся на взаимодействие с исполнительными органами власти по различным наиболее социально значимым и актуальным темам. Мы приглашаем к себе для работы представителей органов исполнительной власти, в основном на уровне министров, зам. министров. У нас неоднократно были представители ведущих, наиболее таких активных министерств: министерства образования, министерства регионов, министерства здравоохранения, руководители федеральных агентств. Иногда, когда идет более глубокое обсуждение, мы приглашаем также и руководителей департаментов. Я не зря об этом говорю, поскольку считаю, что нам необходимо, в том числе в регионах удерживать тот уровень, который мы задали на федеральном уровне. И я считаю, что на сегодня ЦСКП, по крайней мере для тех людей, которые занимаются политикой и партийной деятельностью, особенно в «Единой России», это брэнд. Этого не нужно стесняться. Нужно вести себя достаточно активно и уверенно.

Все прекрасно знают, что три основные задачи в момент образования перед нами ставило руководство, это – развитие идеологии партии, экспертиза законопроектов, поступающих в Государственную Думу, и программа социально-экономического развития нашей страны. Если с первыми двумя пунктами, на мой взгляд, мы справились, то на сегодня наши акценты несколько сместились, что касается третьего пункта, это социально-экономическая программа. Основы ее есть. В ней отражены, насколько я понимаю, наши предложения, принятые и в Программе 2020, которую заявило руководство нашей страны. Теперь мы выходим на детализацию этой программы и, безусловно, считаем необходимым заниматься созданием программных проектов на территориях. На мой взгляд, это общее мнение, насколько я знаю, руководство нашего Центра будет сегодня в регионах ставить приоритетные задачи перед нашими Центрами и руководителями Центров заниматься созданием социально-экономических программ развития регионов, выявлением точек роста, привлечением независимых экспертов, в том числе, если необходимо, федеральных экспертов. Мы в этой работе обязательно постараемся опираться на различные мнения, выслушивать все стороны, основные стороны, представленные по тем или иным вопросам. Но если у себя в Центре в Москве мы позволяем себе приходить к каким-то заключениям путем дискуссии, то в региональной работе необходимо изучить наши мнения по тем или иным вопросам и опираться в дискуссии на уже заданные направления.

Что ещё? Также, на мой взгляд, важно в работе в регионах, это, по крайней мере на сегодня, наша принципиальная позиция – не подпадать под влияние губернаторов. Несмотря на то, что большинство из губернаторов члены нашей партии, мы позиционируем себя как независимый партийный центр и стараемся вырабатывать ту позицию и те предложения, которые реально необходимы, а не кому-то, может быть, нужны, в том числе руководству региона. И мы рассчитываем, что наши коллеги, наши друзья, безусловно, будут опираться на те наработки, которые мы совместно вырабатываем, и будут демонстрировать наглядные яркие результаты своей работы, поскольку мы считаем, что они к этому весьма и весьма подготовлены.

Также второй вопрос, я его коснусь слегка, поскольку это тема завтрашнего дня. Второй приоритет в сегодняшней работе нашего Центра – это клубная деятельность. Я подробно не буду останавливаться. Завтра мы к этому вернемся.

В заключение своего выступления я кратко вернусь к задачам съездов. На мой взгляд, мы можем инициировать два таких вопроса. Они, в общем-то, уже обсуждались у нас на съезде. Но, может быть, по-новому посмотреть на них. Это, во-первых, кадровое обновление и партийный кадровый резерв, и с участием нашего Центра в том числе с привлечением тех экспертов, которые себя зарекомендовали профессионально, а также более глубокая, детализированная программа социально-экономического развития страны: с опорой на регионы и федеральные округа. На мой взгляд, важнейшую роль в этой области играют наши руководители окружных центров. Спасибо.

^ Горяинов Леонид Владимирович (заместитель главного редактора «Парламентской газеты») – Коллеги, я хотел бы остановиться на вводной части более конкретно в определенных вопросах. Я планировал, что тема моего выступления будет «Текущая политическая ситуация. Задачи предстоящего съезда партии». Об этом я буду говорить. Но нам всем понятно, что от партии ждут комплексного, целостного, учитывающего все реалии на территории страны социально-экономической программы. Такая целостная программа нужна. Об этом говорилось неоднократно. Она должна носить пошаговый, технократический характер с показателями.

В процессе подготовки сегодняшнего выступления я обнаружил, что такая программа комплексная уже существует. Это программа фактически озвучена в течение трех дней - 17,18,19 августа - вице-премьером Правительства – Министром финансов Кудриным. Кто хочет, может ознакомиться. Это открытая информация, имеющаяся на сайте Министерства финансов.

Что в ней тревожит? Эта программа основана на одной простой идеологии – идеологии бюджетного баланса. И она не отвечает ни на один из важнейших вопросов. С каким качеством, какие люди будут жить в этой стране через 15, 20, 30? Что они будут производить? По каким дорогам они будут ездить? Как они будут адаптировать свою личную экономическую жизнь в условиях дороговизны ресурсов. То есть лишена фактически любой содержательной стратегии, кроме понятия бюджетного баланса.

Второе тревожное свойство состоит в том, что фактически мы имеем дело с программой постепенного повышения налогов, причем налогов не на потребление, налогов которые выражаются обычно акцизами на алкоголь, табак, а программу увеличения налогов на труд, добавленную стоимость. Поэтому всем, кому это интересно, я, может быть, чрезмерно, тревожные мысли выражаю, но я думаю, всем, кто ознакомиться с этими замечательными документами, в которых нет ни слова о развитии, о том, что мы будем производить вместо нефти и газа, об инфраструктуре в широком смысле, включающей в себя связь, дороги, электросети.

И теперь мы становимся поневоле участниками захватывающего действа, не войны, но борьбы по крайней мере, в которой очень интересно, кто победит – Минфин во главе с Кудриным или «Единая Россия» вместе с бизнесом. Я, конечно, надеюсь, что победа будет за партией как более представительной структурой, нежели отдельно взятое министерство. Я верю, что власть как федеральная, так и в каждом отдельно взятом регионе наконец востребует экспертную проработку основных своих решений. Я считаю, что они есть в ЦСКП, как и во многих других структурах, которые есть в регионе. Мы знаем, что уровень экспертной проработки многих решений, осуществляемой неформально, пока недостаточно высок.

Что касается партии. Косвенную ответственность за происходящее она, конечно, несет, поскольку всегда партийные документы прибегали к неким округлым неконкретным выражениям. Я думаю, лимит конкретики исчерпан.

И коротко о том, что все-таки является, на мой взгляд, главными предметами этой серьезной пошаговой программы, которую партия должна предложить обществу на предстоящий период. Это прежде всего вопрос инфраструктурного развития, потому что Кудрин в своей концепции этому тоже начал уделять большое внимание, но как всегда выхолащивая вопрос. Идеология бюджетного баланса не предусматривает конкретные инфраструктурные объекты. Это, безусловно, жилищная проблема, поскольку в стране, несмотря на интенсификацию жилищного строительства, убывает ежегодно больше старого жилого фонда, сформированного в основном в 60-е, 70-е годы, чем строится. Это полный тупик, в котором оказалась пенсионная реформа. И как интегрирующая все эти проблемы, проблема абсолютно несовершенной и тормозящей страну бюрократическая система. В конце концов это проблема элиты как группы населения, которая экономически удовлетворена своим материальном положением, которая все более и более выводит активы за пределы государства, но не в состоянии решить ключевые проблемы страны, о которых сейчас говорю, поскольку по сути дела они не влияют на уровень потребления этой прослойки. Я полагаю, не сильно сгущаю краски. Лучше их сгущать заранее, чем потом бороться с последствиями каких-то проблем. Спасибо большое.

^ Демин Игорь Юрьевич (заместитель начальника Управления по связям с общественностью и взаимодействию со СМИ Аппарата Государственной Думы) – Я бы согласился со всем, что здесь только что говорил мой коллега Леонид Горяинов. Но то, что говорит Леонид, говорят и коммунисты. В этом смысле, чем мы от них отличаемся. В принципе, мне кажется, мы должны давать какие-то позитивные программы. Те позитивные программы, которые мы пытаемся давать последние 4 года, пока мы работаем, они все не имеют какой-то завершенности. Здесь присутствует один из уважаемых в стране предпринимателей Груздев Владимир Сергеевич. Он говорил об этом НДС 4 года тому назад. Начал говорить в клубе об этом НДС, что его надо отменять, что НДС - это сплошное воровство. И, тем не менее, НДС остается. Мы вроде объясняем, то, что творит один из лучших мировых бухгалтеров, Минфин – это бухгалтер Правительства, то, что он творит, это же не вписывается в развитие страны. И фактически вчера он утвердил концепцию таргетирования инфляции. Но об этом уже начали говорить уже давно. Вот он ее утвердил. Чем кончается таргетирование инфляции для стран с неразвитой экономикой, с такой как наша страна? Вынесением промышленного производства в соседнюю страну. В качестве примера может быть Индия. То есть здесь все население будет в перспективе безработным.

Мы себя назваем консервативной партией, партией с современной консервативной идеологией. Была у нас встреча фракции с лидером нашей партии Путиным, где все выступающие как раз говорили о том, что необходимо развивать промышленность. Чтобы бороться с инфляцией надо не через таргетирование, а через развитие промышленности. Но это опять ушло в песок. В чем причина? Мы, к сожалению, не доводим какие-то наши идеи до конца.

Обанкротившиеся монетаристы, ультралибералы, как их называют, выдвигают новые идеи, монетаризм обанкротился, теперь они выдвинули новую идею – таргетирование инфляции. А где это таргетирование пощупать можно? В Чехии они пробовали его, в Израиле. Но это же маленькие страны. Посмотрите, что в результате применения этой политики получилось в Южной Америке. Мы же консерваторы, мы же не левые. Недоведение до конца тех идей, которые есть сейчас в этой аудитории, недоведение до широкой аудитории, мне кажется, это одна из наших основных проблем. Партия объективно сейчас нуждается в клубах в первую очередь потому, что клубы объединяют людей, которые могут что-то объяснять населению.

Я думаю, что необходимо довести все-таки идеи борьбы с остатками старого монетаризма до логического конца. Если у нас инфляция в стране 9%, никакое таргетирование не пройдет. Это уже понятно. У нас население живет бедно. Следовательно, уровень инфляции каждого гражданина будет значительно выше, чем уровень инфляции, который идет, условно говоря, в Соединенных Штатах.

Мы, конечно, можем объявить таргетирование инфляции на уровне 18%. И этот бюджет, конечно, будет выдержанный. Но инфляция 18 %! О чем тут говорить с господином Кудриным?

И, естественно, то, что мы здесь двигаемся вправо с этой точки зрения, то, что мы уходим с центральной позиции, мы перестаем быть центристами, это тоже очевидно. Когда мы себя называем центристами, мы таким образом называем себя партией, которая должна все время постоянно находится у власти. Мы все время будем в центре, все время находится у власти. Когда мы называем себя консерваторами, как мне представляется, современными консерваторами, в этом смысле ЦСКП нам лучше переименовать Центр современной консервативной политики. Если мы считаем себя современными консерваторами, мы уже можем и лишиться власти, объективно лишиться власти. Но я не вижу в этом ничего ужасного, если через 15-20 лет власть на время перейдет к левым, которые через 4 года вынуждены будут опять лет на 15-20 отдать ее нашим наследникам – настоящим консерваторам.

И с этой точки зрения я хотел ещё одну вещь сказать, которая, как мне кажется, ещё не звучала сегодня, это вопрос о наследии Солженицына. Мы проводили последнюю дискуссию, как раз говорили о том, что наша партия как партия консервативная могла бы многие идеи почерпнуть у Солженицына. И либералы тут же обвинили нас в том, что мы берем Солженицына, который в принципе выступал против партии, в качестве идеолога партии. Но одновременно эти же либералы из этих же уст, и не только либералы, и коммунисты с другой стороны, критикуют, ругают нас именно за то, что мы не являемся партией. Именно в том понимании, в каком они считают себя партией, мы не являемся партией, как мне кажется. Действительно именно по этой причине внутри нашей партии существуют три клуба. Мы боимся называть эти три клуба фракциями, чтобы нам опять не рубили крылья.

Я хочу сказать ещё раз, что в принципе если относится к Солженицыну не как к писателю, а как мыслителю, очень многие идеи могут быть востребованы. Я хочу сказать, что к творчеству Солженицына, если мы его в каком-то смысле хотим взять и переработать в качестве идеологии для нашей партии, надо тоже относится творчески. То есть не просто так переписывать, как мы в конспектах переписывали Маркса, чаще всего Ленина и Сталина. Вот о чем я хотел сказать. Спасибо.

^ Игошин Игорь Николаевич (заместитель председателя Комитета Государственной Думы по науке и наукоемким технологиям) – Я постараюсь очень кратко остановиться на нашей ретроспективе, в которой мы работали. Скоро мы будем отмечать 4 года, уже будет рукой подать до 5-летия создания Центра социально-консервативной политики. Отсчитывать не от формального момента создания – января 2005 года, когда мы были по сути дела уже формально институционализированы, прошли формальное оформление, а с того места, когда мы стали собираться в первый раз. Фактически 5 лет Центру, уже достаточно рукой подать.

Так получилось, что Центр социально-консервативной политики в жизни партии «Единая Россия» играл по-настоящему ключевую роль тогда, когда нужно было выработать конкретные решения в сложных ситуациях. И когда была сложная ситуация, возникал некий вакуум решений. Так было в январе 2005 года, когда Центр реагирования и выработки идей в кризисе, который вызвал неверное исполнение решений по монетизации, парализовал на какое-то время многие работающие центры власти. Так было, когда Центр социально-консервативной политики через полгода после своего формального оформления выступил с инициативами по корректировке подходов формирования федерального бюджета и в первый раз по-настоящему столкнулся с определенными ветвями и группами исполнительной власти, показав, что представительная власть, избранная власть не всегда должна, не всегда может соглашаться с властью исполнительной. И в первый раз тогда же после очень серьезных столкновений, дискуссий, в том числе проходящих в формате мозгового штурма, который тогда полностью утвердился на площадке ЦСКП как основная форма проведения дискуссий, когда любое мнение приветствуется, со всех сторон, не только с представителями партии, но потом в итоге вырабатывается единая позиция, на основе высказанных мнений, которые анализируются, и часто, как это происходит в мозговом штурме, то, что сначала казалось не совсем соответствующим, в итоге часто ложится в основу решений. Так вот тогда в 2005 году горячо дискутировали, часто на очень высоких тонах по поводу подходов формирования бюджета, отстаивая более публичный подход формирования бюджета. Нам удалось не только осмелиться на эту конфронтацию, что сейчас это, наверное, звучит немножко не так серьезно. Тогда это было одно из первых серьезных таких дискуссий, столкновений представительной власти и исполнительной, но суметь найти то компромиссное решение, которое в итоге легло в основу формирования бюджета 2006 года, легли в основу формирования трехлетнего бюджета.

Так было в 2006 году, когда мы проводили несколько заседаний друг за другом, в частности одно из них было упомянуто, с участием митрополита Кирилла, заседания по нашей русской духовности. Мы вырабатывали разные разделы программы «Россия-2016». Тогда это была первая модель такой программы. Мы взяли горизонт планирования 10 лет. Нас критиковали. В частности, критиковало Правительство, которое менее чем через год вышло со своей программой «Россия-2020», известная часть которой в принципе была основана как раз в дискуссиях, в том числе написана людьми, которые принимали участие в наших дискуссиях. И сегодня, наверное, на моменте 2008 года, находясь в той точке, которая опять достаточно очевидно является точкой вызова, моментом, когда страна подводит итоги определенного этапа и в связи с определенным обострением на площадке внешнеполитической вынуждена пересматривать многие вопросы, вынуждена по-новому смотреть на те вещи, которые раньше казались очевидными. И вынуждена будет так или иначе понять, какие реальные модернизационные усилия можно предпринять уже сейчас для того, чтобы действительно получить новый толчок в развитии.

Определенная страница нашей истории, определенная страница нашего развития по-настоящему требует того, чтобы ее перевернули. И те решения, которые долго вызревали, но которые пока, к сожалению, пока, кроме разговоров, нигде не видны, эти решения должны уже по-настоящему проводиться в реальной модернизации страны. Страна должна по-настоящему начать работать. Здесь задача нашего клуба, задача нашей дискуссионной площадки как раз в том, чтобы, может быть, пройти по той программе, которую мы принимали, утверждали, вырабатывали на клубе, посмотреть какие части, приняты очень многие части, были положены в основу правительственной программы. И очень многие части были разработчиками проектной программы взяты из нашей дискуссии. Они это тоже не скрывают. Но посмотреть какие части остались не реализованы, и какие были просто реализованы декларационно, нереально.

Например, очевидно сегодня перед нашей экономикой будет стоять задача создания реальной альтернативы, реального толчка движения по пути инновационного сценария. И здесь мы должны вернуться к тем решениям, которые обсуждались в 2005-2006 годах, которые вроде бы достаточно очевидно приняты, приняты в том числе Правительством в этих дискуссиях. Например, создание более высоких планок для малого бизнеса, создание возможностей для развития, понижение налогов в инновационной сфере, в той сфере, где налог на добавленную стоимость. Об этом сегодня много говорили. Здесь, наверное, не надо повторяться. Важно настоять на том, чтобы эти решения реально были приняты. И где-то, наверное, партия уже шла к тому, чтобы многие решения начать проводить без дополнительных согласований, просто выходя с такими законопроектами на более высокий уровень независимости от исполнительной власти.

Будут острые моменты. Мы видим, что действительно часть исполнительной власти, пользуясь моментом внешнеполитического обострения, стала вбрасывать такие острые темы как, например, реформа пенсионной системы, очень болезненная для большинства людей, которые слышат о ней.

Наша задача здесь – в дискуссиях выработать какое-то решение, которое, с одной стороны, не будет просто отмахиваться в силу непопулярности темы, просто отмахиваться от тех аргументов, которые приводит Правительство, но в то же самое время позволит найти какой-то компромисс, который будет воспринят обществом. Например, попытаться заставить Правительство привязать будущее к какой-то далекой перспективе, близкой, не знаю. Повышение того же пенсионного возраста к реальному повышению уровня жизни в той же самой пропорции, в которой Правительству удалось добиться повышения уровня жизни. То есть мы должны с одной стороны предложить не просто отрицать инициативы Правительства, которые непопулярны, но которые в какой-то степени будут вынужденными на определенном этапе развития страны, но попытаться найти те формулировки, которые заставят Правительство провести их качественно, продуктивно, действительно добиться позитивного результата.

И как раз на тех немногочисленных площадках, где приветствуется любое мнение, где любое мнение не только просто высказывается, но потом анализируется, где по-настоящему мозговой штурм заканчивается анализом, включением в общую программу, вовлечением новых идей, вовлечением новых людей. Наша задача – на очередном этапе обострения, на очередном этапе дискуссии сохранить это лидерство, сохранить характер нашей площадки и попытаться сделать так, чтобы настоящие решения мы сможем, выработать в этом году, которые легли бы в основу будущего движения, работая в том числе с исполнительной и законодательной властью. Спасибо.

Председательствующий.

Спасибо. Тогда начнем уже более живое обсуждение. Но учитывая то, что многие захотят что-то сказать я предлагаю недолго выступать каждому из заинтересованных людей. И первое слово я хотел бы сам предоставить Рустэму Арифджанову. Это известный журналист, но это ещё и главный редактор нового журнала, который будет называться «Консерватор». Поэтому, пожалуйста, Рустэм, Вам слово.

^ Арифджанов Рустэм Мустафаевич (обозреватель русской службы новостей, главный редактор журнала «Консерватор») - Игорь Евгеньевич, после того как коллеги здесь сказали, как хорошо, что здесь не присутствуют журналисты, очень приятно. Но я действительно здесь присутствую не как журналист, а как коллега среди единомышленников. Я бы хотел сказать вот о какой важной составной части нашего разговора, наших действий. Перед тем как выпустить журнал, мы надеемся, с божьей помощью он выйдет где-то в конце октября, мы проводили целый ряд фокус-групп в Санкт-Петербурге и с помощью коллег из Центра социально-консервативной политики Санкт-Петербурга, которые поддержали наше начинание, журнал будет выходит в Санкт-Петербурге и определили очень важную вещь: для основной массы людей от 20 до 40 лет «консерватор» звучит практически также как ретроград. То есть они не делают различие между этими пониманиями. Мы собираемся люди думающие, люди старающиеся понять, что происходит со страной, но мы всегда понимаем, что эта часть населения достаточно небольшая, а работать мы хотим на огромные массы людей. И поэтому одна из наших, наверное, мне кажется, задач – это ещё и стилеобразующая, потому что объяснение - что есть консервативная политика в экономике, что есть консервативная политика в идеологии, консервативная политика в нашем мировоззренческом понимании, оно должно быть сочетаемо с тем, что есть консерватизм как образ жизни.

Юрий Евгеньевич говорил о связях с церковью. Горяинов говорил о позиции по отношению к Кудрину. И это все должно быть преломлено не только в нашей будущей работе, но, я надеюсь, и в вашей работе. Короткие, понятные, может быть, воспринимаемые основной массой наших граждан термины. Мы для себя приняли как рабочий вариант некий слоган или лозунг, что мы берем лучшее из старого, нужное из нового, потому что для того, чтобы перебить вот это понимание что такое ретроград, что такое консерватизм. Мне кажется, если мне дадут выступить завтра чуть-чуть, потому что чем ближе банкет, тем количество должно быть выступлений. Поэтому я, может быть, чуть больше скажу об этом, чтобы это тоже не ушло, эта тема тоже не ушла – консерватизм как стилеобразующее понятие, поведение в быту. Пока все.

^ Пушкарев Игорь Сергеевич (мэр г. Владивостока) – Уважаемые коллеги! Уважаемый Юрий Евгеньевич! Я хотел бы сказать, что очень приятно. Вот этот дух, который у нас, когда мы собираемся во Владивостоке в Центре социально-консервативной политики, он зарождается здесь. И мне очень приятно, что у нас такая же дискуссия, интересные высказывания. Мы все их собираем, аккумулируем и направляем сюда в Центр. Многое перекликается. Видно, что одна общая проблема, которая волнует все общество, в том числе, как говорят, Владивосток далеко, но город нашинский. Мы говорим, Москва далеко, но город нашинский. Видно, что это одно пространство. И проблемы, с которыми мы сейчас сталкиваемся, также волнуют и нас – дальневосточников. И здесь я сегодня хотел бы выступить с определенной презентацией города Владивостока, особенно после того как мой коллега предыдущий выступал. Владивосток – это город, в котором я живу и которым мне посчастливилось благодаря партии, руководить в такой судьбоносный для него момент. Почему судьбоносный? Потому что с того момента, когда он был основан, когда прапорщик Комаров водрузил наш российский флаг, прошло почти 50 лет. И город, и Дальний восток развивался благодаря решениям центра. Уже с первых лет началось финансирование. Был указ государя-императора, и началось по 30 тысяч рублей в год финансирование Владивостока. В то время - колоссальные деньги. Благодаря этому он и начал развиваться и быстро расти. Затем было решение, тоже не менее важное, о том, чтобы сделать крепость Владивосток. В то время, если на нынешние средства перевести, это более 2 миллиардов долларов. Колоссальные деньги по тем временам. И создана была действительно величайшая крепость – самая крупная крепость в мире. По протяженности самая большая – это Владивосток. Ее никто никогда не пытался штурмовать. Она сыграла свою роль благодаря тому, что все знали, что она самая большая. Чтобы ее штурмовать, нужно было как минимум миллион человек армии. И она сыграла свою роль потому, что Владивосток российский. Всегда было желание у соседей. Население Китая было раз в 10 больше, чем в России. Но тем не менее Владивосток, Приморский край и Хабаровский край - эти уникальные земли, и богатейшие сейчас, они российские. И как сегодня уже на протяжении последних нескольких десятков лет Россия черпает ресурсы в Сибири, так я думаю, что будущее поколение будет черпать ресурсы, и страна будет развиваться благодаря Дальнему Востоку.

Если дальше по истории идти, то решение на столетии Владивостока было принято – не только он должен быть военным форпостом, но и экономическим центром. Как говорил автор идеи Никита Сергеевич Хрущев после посещения Владивостока, сказал, сделаем наш Сан-Франциско. И начал строиться Владивосток. И в то время также была создана программа, по которой было выделено порядка 5 миллиардов долларов на нынешние деньги. И по сути сейчас Владивосток является тем городом, который был создан тогда. Более миллиона квадратных метров в год строилось жилья в конце 80-х годов. Сегодня у нас во всем крае строится порядка 350 тысяч. И львиная доля все равно это Владивосток. И сейчас это увеличение идет.

Если дальше говорить, то в последнее время, все об этом знают, также принято судьбоносное, очень важное решение не только для Владивостока и Приморского края, а в целом для всей страны, решение о том, чтобы провести Форум АТЭС в 12 году во Владивостоке. И сейчас уникальные сооружения будут построены. И уже началась реализация этого. Я говорю так, нет ни одного европейского города в мире, в радиусе часа полета от которого, проживало бы более 320 миллионов человек жителей Азии. Это уникальный город. И для Владивостока, и для страны это перспектива именно как у российского герба орел на две стороны смотрит – на запад, и на восток. Сейчас с Европой как-то мы выясняем отношения, смотрим и боимся, будем прилагать все усилия, понятно. Надеемся, что все будет нормально. Это очень важно для нашей экономики, потому что мы интегрированы в мировую экономику. Но когда мы также будем интегрированы не только в Европу и не столько в Европу, но максимально дифференцируем и колоссальный рынок Азии – Китай, Япония, Корея – мы чувствовать будем себя намного комфортнее, стабильнее. Это нужно для нас. Это необходимо. И здесь Владивосток является такой точкой. И это очень важно.

И я бы хотел подчеркнуть, что действительно, особенно актуально, наверное, в последние недели, месяц, когда мировой кризис, когда мы это на себе ощущаем, когда ситуация внешнеполитическая непростая, именно государство создает и решает все эти вопросы. И те вопросы, которые здесь обсуждаются, я думаю, очень важны. Я думаю, что завтра будут выступления, и будет возможность более подробно рассказать. Если будут вопросы, в перерывах пообщаться, обсудить. Хотел бы поблагодарить и пригласить, я знаю, есть такие планы, следующий семинар провести во Владивостоке. Я думаю, нам будет что показать. И очень важно будет посмотреть какие у нас планы, задачи, какие мы ставим и что уже сделано. А сделано немало. За последние несколько месяцев мы согласовали генеральный план города, который учитывает уже все эти решения и закручивает такую стратегическую задачу. И мы ее намерены выполнять. На этом позвольте завершить. Спасибо.

Председательствующий.

Тем более в Сингапуре мы тоже открыли ЦСКП. Он будет поддерживать наши восточные территории.

^ Священник Георгий – Я тоже, предвкушая завтра интересные разговоры, хотел бы просто сказать несколько мыслей. Действительно у нас сегодня из средств массовой информации, из обсуждения которого есть общее, складывается такое впечатление, что между государством и церковью, между церковью и обществом существует некая такая тесная связь. И особенно об этом говорят из-за рубежа. Приходится очень часто слышать это в плане критики, что церковь и государство в России сращиваются. На самом деле нам приходится каждый раз объяснять и говорить о том, что на самом деле это не так. И я думаю, что те, кто здесь присутствуют, хорошо это знают и понимают. У нас сегодня складывается такая странная ситуация, что вроде бы церковь и государство, церковь и общество, гражданское общество в России имеют исторически глубокую укорененную традицию. И в то же время они остаются до сих пор друг для друга незнакомыми. Это действительно сегодня приходится ощущать, когда встречаешься с людьми, занимающимися политической деятельностью, общественными вопросами, что в церкви люди верующие, мало представляют себе, порой, то, что происходит в государстве, светской части российской жизни. Это незнакомство порождает ряд проблем, когда мы говорим на разных языках, когда мы не слышим друг друга, когда у нас есть масса стереотипов друг о друге, и мы боимся подойти поговорить друг с другом обстоятельно, серьезно о тех проблемах, которые нас волнуют.

И мое ожидание от присутствия здесь на семинаре – это такая дискуссия, разговор о ценностях, прежде всего, в России, в политической жизни, в общественной жизни. Потому что у нас, на мой взгляд, создалась такая сегодня ситуация, когда с одной стороны есть некие программы социально-экономического развития, материального развития России, так скажем, обобщая это все. И с другой стороны некие пробиваются разговоры на тему ценностей, на тему того, а что мы есть как страна, куда мы идем, какие цели и задачи развития нашей страны. И, порой, складывается впечатление, что у нас нет смычки между этими двумя блоками. Есть некий блок материального развития страны и есть попытки осмыслить это с точки зрения ценностей. Они как-то не смыкаются, как-то не происходит какого-то такого гармоничного сосуществования двух этих составляющих. И, наверное, «Единая Россия» как самая крупная партия в стране могла бы предложить некий такой синтез, некое, я бы сказал, ценностно ориентированное политическое действие. Потому что любой разговор о ценностях, если он не подкреплен конкретной программой реализации этих ценностей, отстаивании их в обществе, превращается в демагогию. Мы об этом прекрасно все знаем. И люди от такой демагогии устают.

И, может быть, то, что сегодня в России есть некая сдержанность по отношению к ценностям, это, наверное, наследие советского прошлого, когда очень много говорили о ценностях, но при этом разрыв между тем, что говорили и что реально воплощали в жизнь, был велик, и люди очень сильно устали от этих разговоров. И они просят действия: сделайте, чтобы нам хорошо жилось, чтобы у нас было все хорошо и не надо нас грузить какими-то ценностями или чем-то. Мы видим, что без мотивации, без серьезного понимания того, для чего мы живем, очень трудно стимулировать экономическую активность. То есть мы попали в такую проблему, когда наше социально-экономическое развитие зависит от серьезной мотивации.

Если человек хочет жить, если он хочет создавать семью, если он хочет обустраивать свое пространство, в котором он живет, это не стимулируется только экономическими рычагами. Это необходимо, нужно, но человек живет и ценностями. Он живет переживаниями, он живет мыслями. Если у человека депрессия, то давай ему деньги, он будет их тратить на алкоголь, на наркотики, ещё на что-то. Вот это все материальное богатство будет съедаться и уходить в никуда.

И, на мой взгляд, сегодня действительно актуальная задача стоит перед страной, чтобы найти серьезный синтез между ценностями и материально-экономическим развитием. Спасибо.

^ Шувалов Игорь Евгеньевич (президент «ЦСКП-Северо-Запад») – Я хотел бы сказать о своем видении необходимости комплексного подхода ко всему тому, что делается в ЦСКП. Как раз отец Георгий передо мной отчасти об этом сказал, и меня это очень порадовало. Но во многом у нас, в Северо-Западном отделении, именно этот вопрос обсуждается. Мы не раз говорили, что действительно обсуждение ценностей идет само по себе. Вот даже сегодня обсуждение экономических вопросов само по себе, бюджета само по себе и никакого взаимного влияния не происходит. Вот это, я считаю, большая сложность, существующая как в ЦСКП, в партии, так и в Правительстве. Я абсолютно согласен с тем, что здесь сказал Леонид Владимирович Горяинов о том, что рассматриваемые Правительством Стратегии 2020 является просто некими ориентирами бюджета. Они совершенно не содержат в себе никакой политической воли. К сожалению, в Правительстве многие вещи происходят так: есть какие-то тенденции, давайте их зафиксируем. Вот у нас в бюджете что-то там нарастает, значит, видимо, и будет нарастать ещё 4 года.

Дискуссия ведется по бюджету уже по частностям, то есть полпроцента сюда, полпроцента туда, на образование. А как вообще будет существовать образование в отрыве от структуры занятости, в отрыве от возможности реализовать это образование, оно не обсуждается. Зачем тратить деньги на образование, если люди его или не могут реализовать, или уезжают с ним заграницу.

Точно также прозвучало здесь ряд фиксаций некоторых тенденций. Зафиксируем, что происходит такая-то ситуация с городами, только там могут быть плоды экономического прогресса зафиксированы, а нет при этом желания ситуацию модернизировать, сделать так, чтобы это происходило иначе или, скажем, предусмотреть варианты. А варианты такие есть. Например, предложенный Санкт-Петербургской сельскохозяйственной академией в лице ректора проект по местному усадьбенному расселению. Это спорный проект. Существует аналогичный. Я не буду останавливаться на всех проектах. Но альтернатива есть тем тенденциям, которые происходят в Европе. Но нам необязательно их рассматривать и просто совершать экстраполяцию, что вот так будет и дальше. И это просто отслеживание умирания больного, а не его лечение. Надо предлагать, но естественно не революционные, не какие-то непродуманные, но те методы, которые принципиально могут изменить ситуацию.

Точно также прозвучало, что ЦСКП, я, может быть, не совсем точно сейчас процитирую, мог бы обеспечить преемственность регионального развития. То есть предполагается, что до сих пор у нас региональное развитие шло успешно. Думаю, что это не так. И не только региональное развитие не происходит успешно, а даже сама субъектность региона является весьма спорной. На всех уровнях идет дискуссия об объединении Петербурга и Ленинградской области и какие традиции мы должны туда привнести: Петербурга или Ленинградской области, или ещё какие-то. Происходит политическое решение в объединении регионов, но нет никаких расчетов. Я думаю, в этом кругу я могу это сказать. И очень жаль. Потому что исходя из тех расчетов, какие мы делаем на базе лингвистических исследований, следовало бы, если объединять Петербург, то не с Ленинградской областью, а сразу с Псковской и Новгородской.

Во-первых, это действительно соответствовало бы бюджетным традициям крупных экономических районов, сложившимся энергетическим и территориальным производственным комплексам. И там можно долго говорить о соотношении городского и сельского населения и так далее. Что такое в бюджете объединенного субъекта сельское хозяйство? Ничто. Им можно пренебречь на фоне любого заказа на строительство подводной лодки. То есть вот здесь я бы хотел сказать, что часто мы рассматриваем какие-то вопросы, которые в отрыве от контекста кажутся важными и их нужно решить. Но если вложить этот элемент в общую мозаику, то он там выглядит совсем иначе. Поэтому я хотел бы сказать, что нужно все-таки прийти к какой-то системе целеполагания и понять ради чего мы все это делаем. Ради чего мы увеличиваем бюджет образования на 5 %, а военный бюджет на 1 %? Может быть этот 1 % ничего не даст. А будучи привнесен в образование, увеличит его в два раза. Но опять-таки, зачем нам увеличивать образование, не имея соответствующую структуру занятости? Я думаю, структура занятости – это одна из основ вообще социально-экономической политики, а не имеющаяся тенденция на сегодняшний день.

И я думаю, что именно патриотический подход состоит в том, чтобы обеспечить каждого российского гражданина максимальным продвижением ко все более высококвалифицированному и высокооплачиваемому рабочему месту. И если это поставить во главу угла, то тогда становится, например, понятно отношение к миграции. Потому что иначе непонятно, когда мы рассматриваем вопрос одного уровня, не обращаясь к вопросам более высокостоящего уровня. Миграция – это хорошо или плохо? И да, и нет. В зависимости для чего это делается.

Поэтому я думаю, что нужно все-таки выстроить более четкую систему целеполагания. И здесь очень важно, конечно, обращение к наследию Солженицына. Часто говорят благосостояние. Правильно сказал отец Георгий, какое благосостояние в отсутствие душевной направленности, понимания, зачем это все происходит. Поэтому мы полагаем, что главный вопрос это все-таки определиться изначально с тем, что есть российская цивилизация, существует ли она как отдельная цивилизация или это некое случайное временное образование вроде Золотой Орды. А нам это говорят с Запада. Мы не только патриотически должны сказать, это не так, и кто так говорит, тот наш враг. Я согласен с этим лично эмоционально. И я думаю, что нужно привести достаточно строгую аргументацию. Когда Кондолиза Райс говорит, Россия не в состоянии освоить самостоятельно богатства Восточной Сибири. Мы можем ответить: в состоянии. Но на сегодняшний день это не так.

Другое дело, что мы видим целесообразность существования нашей страны в данном территориальном и этническом составе. И аргументация этого – это первый и главный вопрос. Если это не точно, если мы это не можем доказать, тогда не имеет смысла стратегия развития железных дорог до 30-го года, потому что если страна распадется хотя бы на две части, то эти дороги повиснут где-то недостроенными, и деньги будут потрачены зря.

У нас есть пример строительства портов в Прибалтике. Было потрачено много денег, люди туда уехали. Это теперь одна проблема. Конечно, было бы лучше сохранить Прибалтику в составе России, но желательно с этого начать. В чем российский кристалл, в чем особенности российских приоритетов и соответственно на какой территории, на каком этническом составе это может быть сохранено с гарантией. Правильно сказал Владимир Владимирович Путин некоторое время назад: единство России не есть что-то данное нам, за это надо бороться. Опять-таки, если это правильно. И мы должны в дискуссии с Кондолизой Райс уметь доказать, что да, это та цивилизация, которая важна для всего мира, важно для народа, ее населяющего, именно она принесет им счастья. В конечном счете люди должны не только иметь какой-то уровень благосостояния, но люди должны быть счастливы. Иначе ничего не получится. И в конце концов благосостояние относительно.

Наверное, долго говорить не стоит. У меня завтра есть ещё доклад. Он привязан к нашей организационной работе на Северо-Западе. Но там я уже буду говорить в основном об этом. Только кратко остановлюсь, ради чего все это делается. А делается это ради ежедневной работы саморазвивающегося продукта под названием «Стратегия 2020» ЦСКП. То есть это некий живой организм, который направлен на решение определенных комплексных проблем. Вот такое мое мнение. Спасибо.

^ Волобуев Сергей Григорьевич (координатор проекта «Вектор России») – Уважаемые коллеги, постараюсь кратко тоже обозначить те позиции, которые предыдущие докладчики уже так или иначе выражали. Буквально на этой неделе Борис Вячеславович Грызлов заявил, что одной из важнейших задач грядущего съезда является дальнейшее идеологическое самоопределение партии. С одной стороны, понятно, что партия себя уже определила как консервативную. Это уже давно произошедшее. Это уже свершившийся факт. Но со стороны общества, со стороны экспертов совершенно справедливо часто звучат вопросы, связанные с необходимостью уточнения – что же мы вкладываем в понятие консерватизма. И не наша вина в том, что мы сегодня не дали этого развернутого понимания, потому что консерватизм – это достаточно живая политическая установка, связанная с сохранением чего-то, связанная со сбережением чего-то. Вопрос: чего и как?

Мы в рамках проекта «Вектор России» начали работу над формированием документов концепции современного российского консерватизма. Понятие консерватизма всегда нуждается в определении. Эта установка предполагает все-таки определения - с чем связан консерватизм, что мы сохраняем, на что нацеливаем наши усилия. И здесь очень важно определить важнейшую вещь, которая сегодня мелькало в разных контекстах, в разных аспектах – региональном, экономическом и культурном. Мы говорили о консервативном подходе. В чем его специфика? Очень важно понять, что специфика консервативного подхода в ином понимании – базисные надстройки, нежели это фиксируется материалистическо-маркситской философией. Для консерватизма базисом является все-таки человек, признание духовного измерения человека, его свободы, ответственности, креативного, творческого потенциала, а соответственно, признание духовных основ и вечных оснований общественного бытия, которые осознаются и постигаются в контексте религии, духовной философии и затем претворяются уже в различных областях общественной жизни. Не экономика является базисом общественного развития. Это марксистская догма, которая, кстати, деформировала реальное экономическое развитие в силу того, что блокировало духовное развитие общества. В этом был кризис советской империи, советской цивилизации. Для нас важнейшим обстоятельством является сегодня действительно выстраивание связи между подлинным базисом, которым являются духовные основы общества, и различными сферами общественного бытия, начиная от экономики и заканчивая культурой, образованием, просвещением.

И та концепция, которую мы сегодня формируем, призвана ответить на эти вопросы. Очень важно понять, что эта концепция должна ответить на целый ряд вещей. Во-первых, необходимо зафиксировать, к кому апеллирует современный российский консерватизм. Он апеллирует к духовной, свободной, ответственной личности. Сегодня после столетия атеистической философии, после столетия внушения людям, что они являются лишь заложниками системы общественных отношений, заложниками обстоятельств, а последние годы постсоветскому человеку внушали, что он лишь игрушка рыночных сил, которому может повезти или не повезти, важно вернуть человеку то подлинное измерение, на которое он оперевшись, может реально менять свою жизнь, реально менять обстоятельства вокруг себя. И зачастую это осознается даже на правительственном уровне. Сегодня включены в концепции эти понятия человеческого фактора, развития человеческого капитала. Но это делается недостаточно развернуто. Мы ещё не имеем смелости совершить мировоззренческий сдвиг, который очевидно уже назревает после падения искусственной, административно поддерживаемой диктатуры материалистической философии отрицания духовного измерения в человеке.

И, конечно же, пытаясь определить что такое современный российский консерватизм мы должны дать ответ на целый ряд сложных вопросов. Во-первых, отношение современного российского консерватизма к тем консервативным течениям и школам, которые существовали в России. На наш взгляд, это предварительный взгляд, который требует дальнейшей дискуссии, обсуждения, современный российский консерватизм должен восходить к тем концепциям и школам, которые не были привязаны чрезмерно к исторической фактуре, которые не в конкретных исторических формах видели реализацию вот этих вечных духовных начал человеческого и общественного бытия, а пытались осмыслить их на философском уровне. Это тоже звучало в рамках идеологической дискуссии клубов. Мы видим здесь русскую религиозную философию общества, государство и право, несмотря на колоссальное различие между мыслителями, в отстаиваемых их позициях. Мы видим единое их поле. И его требуется сегодня систематизировать, осмыслить.

Особенностью консерватизма является утверждение целого ряда духовных оснований. Ещё раз повторюсь, свободный, духовный, ответственный человек, который ищет смысл своего бытия, Игорь Евгеньевич говорил, а счастье - это совершенно справедливо. Понятие счастья шире, чем понятие благосостояния. Понятие счастья означает реализацию смысла жизни, понятого в неком духовном контексте. Человек может быть счастлив и не достигая материального благосостояния. Это очень важный момент. И развитие страны, будущее страны с консервативной точки зрения не может быть заложником экономической конъюнктуры. Но мы сегодня сами влезаем в эту экономическую логику, логику материалистическую, либеральную, когда связываем перспективу развития страны только с экономическим ростом. Экономический рост важен, но он важен для чего-то. Он важен для развития человека, для освобождения его духовного мира, собственно говоря, для самореализации человека. Это должно быть зафиксировано в этой концепции. Мы призываем все региональные отделения активно включиться уже с сентября в работу над этой концепцией. Мы направим первое видение в самое ближайшее время. Спасибо.

^ Маигов Саламбек Сайдиевич (директор НПЦ «ЦСКП Урал-Полярный» в Ханты-Мансийской области) – Я постараюсь быть краток. ЦСКП «Урал-Полярный», Ханты-Мансийск. Я бы хотел все-таки с учетом разноплановых выступлений, которые здесь звучали, все-таки акцентировать внимание на одном вопросе. Как поднять роль ЦСКП чтобы наши взвешенные, достаточно интересные мысли, экспертные заключения, которые вырабатываются на заседаниях ЦСКП, были востребованы партией, а вместе с ней и Правительством? Конечно, есть проблемы системного характера. «Единая Россия», на мой взгляд, ещё не стала правящей партией в полном смысле этого слова. В смысле того, что Правительство зависит от той идеологии и того концептуального видения, которое вырабатывается на партийных площадках. Мне кажется, что в этой связи необходимо акцентировать внимание на двух вопросах. Это развитие реального сектора экономики и развитие регионов в широком понимании слова, особенно если мы говорим о вопросах, связанных с развитием Северного Кавказа и кавказской политики в целом.

Если говорить о реальном секторе экономики, если мы собираемся решать вопросы трудоустройства людей за счет увеличения бюрократического аппарата, я считаю, что это неправильно. Как экономист-международник могу сказать, что очень серьезным показателем развития экономики является процентное соотношение трудоспособного населения именно в реальном секторе экономики. У нас же, к сожалению, тенденция, с одной стороны, увеличение бюрократического аппарата. Вместе с этим увеличиваются разного рода сферы предоставления услуг. Я не говорю о Министерстве внутренних дел или Минобороны. У нас только в охранных предприятиях числится столько же, сколько числится у нас в Министерстве обороны. Настолько у нас раздут, грубо говоря, сектор предоставления различного рода услуг. А кто будет производить, кто будет поднимать экономику? Как руководитель производственного предприятия могу сказать, что тот же север на самом деле через 10 лет осваивать будет некому. Сегодня прорабов 40 или 50 лет, которые готовы были бы профессионально работать на месторождениях, практически нет. Это люди уже предпенсионного возраста. Эти вопросы не решаются.

Теперь говоря о развитии регионов. Тоже очень много проблем. Допустим, развитие инфраструктуры московского региона. Мэр Москвы заявляет, что необходимо для решения комплекса проблем 3 триллиона рублей. У нас все вопросы, связанные с развитием или реализацией какой-то программы, упираются в конкретную финансовую сумму. Нет обсуждения, нет понимания, что, как мы собираемся делать. То же самое Северный Кавказ. Ведь проблемы на Северном Кавказе, может быть, ушли куда-то вниз, но они системно не решаются. 80 % безработицы в Северокавказском регионе, свидетельствует о том, что проблемы, связанные с тем, что люди не устроены, нет у них понимания как и для чего им жить, приводит к радикализации определенной части населения.

И если говорить о ЦСКП. Чисто такой пример конкретный. В 2007 году и сейчас в июле-месяце были приняты законы о саморегулируемых организациях. В июле был закон принят именно в сфере строительной области. Почему, допустим, до того как такого рода законы принимаются, не проходят, может быть, не в таком широком масштабе, но хотя бы отчасти обсуждения этих законопроектов на площадках того же ЦСКП в регионах. Ведь в конце концов закон о СРОТахх в строительной области будет затрагивать те же конкретные предприятия, которые работают в различных регионах. У нас был такой хороший Указ Президента России Дмитрия Анатольевича Медведева о комплексе мер по поддержке малого и среднего бизнеса. Опять же обсуждение этой проблематики у нас происходит постфактум.

Я считаю, что необходимо нам заранее пытаться обсуждать те или иные законодательные инициативы. Я как строитель читаю со своими коллегами законодательство о саморегулируемых организациях в сфере строительного бизнеса, то у нас очень много вопросов возникает. А если бы это обсуждение было до инициирования принятия этого закона, может быть, какие-то наши инициативы, предложения нашли бы отклик в этом законе.

Но и заканчивая свое выступление, я хотел бы сказать, не слышно все-таки голоса ЦСКП на таком общефедеральном, общероссийском уровне. Может быть, стоит хотя бы раз в месяц или раз в квартал проводить достаточно серьезные массовые мероприятия под эгидой ЦСКП, где в рамках дискуссии честно, откровенно, может быть, и без журналистов, потому что там, где журналисты, там обязательно присутствуют элементы популизма, а именно как эксперт сообщества мы высказывали бы свои суждения, свое мнение по поводу тех или иных проблем.

Я не согласен с Деминым, что мы в критике своей можем стать коммунистами. Если мы удовлетворены сегодняшним статус-кво, тогда незачем вообще дискуссии устраивать. Но на самом деле есть много вопросов, которые требуют ответов. А для этого надо организовывать дискуссии и говорить то, что мы считаем нужным. Но очень важно, чтобы голос экспертного сообщества был услышан.

Я ещё хотел бы поддержать предыдущих ораторов в том, что на самом деле у нас не то, что раздвоенность, у нас в плане интеллектуальной материи нет единой материи. Я когда в аспирантуре учился в Институте мировой экономики и международных отношений, в котором представлены наши ученые мужи, они все время жаловались и продолжаются жаловаться, что Российская Академия Наук сама по себе, а решения, которые принимает Правительство сами по себе. И нет взаимосвязи, кроме формальной. Почему так происходит? Наверное, нужно обсудить все вопросы и попытаться на них найти ответы. Спасибо за внимание.

Председательствующий.

Спасибо большое. Коллеги, переходим в более неформальную форму общения.





Скачать 1,42 Mb.
оставить комментарий
страница1/6
Дата27.09.2011
Размер1,42 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх