Учебное пособие для магистрантов по специальности «Физика кинетических явлений» Часть первая icon

Учебное пособие для магистрантов по специальности «Физика кинетических явлений» Часть первая


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Рабочая программа учебной дисциплины Физика (0А01) рп фти 1/УД. 011...
Учебное пособие томск 2010 удк 519. 2...
Учебное пособие Часть первая...
Сборник задач. Часть I. Механика. Молекулярная физика. Термодинамика: Учебное пособие...
Учебное пособие для студентов вузов в 2-х частях часть 1...
Учебно-производственный план 2005/2006 г факультет физико-технический, курс Yномера групп...
Практикум по дифференциальным уравнениям...
Учебное пособие историко-культурные туристские ресурсы Северного Кавказа для студентов по...
Учебное пособие историко-культурные туристские ресурсы Северного Кавказа для студентов по...
Методические указания, программа и вопросы к самостоятельной работе для магистрантов...
Учебное пособие для студентов технических специальностей Павлодар...
Лекционный курс по биологической физике учебное пособие для студентов...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
вернуться в начало
скачать

^ 1.1.7. Газодиффузионная технология обогащения урана. Первым ключевым элементом газодиффузионной технологии следует признать пористые фильтры. Именно в них совершается таинство разделения смеси молекул на лёгкие и тяжёлые. Определяющее значение для экономической эффективности процесса обогащения имеет качество фильтров — средний диаметр пор. Чем меньше диаметр пор, тем больше можно повышать рабочее давление газа, достигая той же степени разделения без увеличения числа газодиффузионных ступеней [19-23].

В СССР были созданы диффузионные фильтры с очень мелкими по­рами, эффективно работающие длительное время при достаточно высоких давлениях в химически агрессивной среде гексафторида урана (рис. 5.3.4). Их механическая прочность позволяет работать в течение длительного времени в условиях переменных давлений и вибрации. Фильтр делается из двух слоев — несущего, который обеспечивает необходимую механическую проч­ность, и делящего. Сделанный в основном из никеля, диффузионный фильтр представляет собой трубку диаметром 15 мм, длиной 550 мм и толщиной стенки 0,15 мм. Делящий слой толщиной 0,01 мм имеет поры, средний диаметр которых составляет 0,01 мкм. Опыт эксплуатации показал, что такие фильтры имеют хорошие разделительные характеристики и могут работать без регенерации более десяти лет.



Второй ключевой элемент газодиффузионной технологии — это компрес­сор, способный давать необходимую степень сжатия при требуемом расходе гексафторида урана. Скорость звука в газообразном гексафториде урана очень мала: примерно 80 м/с. Поэтому компрессоры должны работать со сверхзву­ковыми скоростями газа.

На газодиффузионных заводах США и Франции применяются мощные многоступенчатые осевые сверхзвуковые компрессоры. В компрессор посту­пают два почти одинаковых потока газа. Первый — обогащенный газ при низком давлении р', прошедший через пористые стенки фильтров в делителе предыдущей ступени. Этот газ проходит все ступени осевого компрессора и на выходе из него имеет высокое давление р. Второй — обеднённый газ, прошедший вдоль каналов пористых трубчатых фильтров в делителе следу­ющей ступени каскада. Этот газ имеет несколько сниженное по сравнению с р промежуточное давление р". Для восстановления давления до р этот газ должен пройти только часть сту­пеней компрессора (достаточно одной или двух). Благодаря этому требуе­мую мощность электропривода удаётся уменьшить.

В СССР были созданы более про­стые по конструкции одноступенчатые центробежные (радиальные) компрес­соры со сверхзвуковыми скоростями (рис. 5.3.5). На каждой ступени уста­навливались два компрессора. В пер­вый поступал обогащенный газ при низком давлении р', которое повыша­лось на выходе из компрессора до про­межуточного давления р". Этот газ объединялся с обеднённым газом и по­ступал во второй компрессор, из кото­рого выходил полный поток, сжатый до высокого давления р.

При сжатии в компрессоре газ на­гревается и перед входом в делитель охлаждается водой на каждой ступени каскада в холодильнике до рабочей температуры процесса.

Для работы компрессоров требуются мощные электродвигатели. Посколь­ку все давления внутри газодиффузионных машин ниже атмосферного,

необходима система уплотнения, обеспечивающая высокую герметичность. В СССР была достигнута необычайно высокая герметичность каскада в усло­виях наличия десятков тысяч фланцевых соединений. Представление о ней можно получить из следующего примера. Если откачать все объёмы завода до глубокого вакуума, прекратить откачку и закрыть их, то давление будет постепенно нарастать вследствие натекания воздуха. Для того, чтобы давле­ние повысилось до 0,5 ат, должны пройти сотни лет!

В СССР были разработаны и созданы надёжные системы регулирования потоков лёгкой и тяжёлой фракций в каждой ступени, обеспечивающие поток в конце каскада почти в миллион раз меньше потока гексафторида



Рис. 1.1.5. Газодиффузионная ступень СССР в каскаде


урана через головную ступень. Были разработаны и созданы клапаны и все необходимые для работы каскадов вспомогательные системы, в том числе мощные системы электроснабжения и охлаждения, приборы для измерения изотопного состава урана.

Типичный газодиффузионный каскад, производящий уран для ядерной энергетики, обогащенный до 5% по 235U, содержит более 1000 ступеней. На каждой ступени имеется мощный компрессор. Практически вся энергия, потребляемая в газодиффузионном каскаде, переходит в тепло, которое долж­но быть отведено охлаждающей водой. Поскольку разделение на фильтре происходит в условиях, весьма далёких от термодинамического равновесия, удельное потребление энергии в процессе газовой диффузии очень велико. На газодиффузионных заводах США удельное потребление энергии перво­начально составляло 3000 кВт*ч/кг ЕРР, а после модернизации и рекон­струкции оно было снижено до 2500 кВт · ч/кг ЕРР. На наиболее современ­ном газодиффузионном заводе ЕВРОДИФ во Франции удельное потребление энергии составляет 2400 кВт*ч/кг ЕРР. Дальнейшее снижение этого пока­зателя представляется весьма проблематичным. Дело в том, что качество фильтров, определяемое величиной среднего диаметра пор, не влияет на удельное потребление энергии. Оно определяет размеры газодиффузионных ступеней. Чем меньше диаметр пор, тем выше может быть давление гексафто­рида урана перед фильтром, а потому тем меньше будут размеры ступени и соответственно ниже удельные капиталовложения [24].

Плата за энергию составляет примерно половину всех эксплуатационных расходов газодиффузионного завода. Тем не менее это не может быть пре­пятствием для ядерной энергетики. Ведь потребление энергии на газодиффу­зионном заводе составляет только 3-5% электроэнергии, вырабатываемой на АЭС из обогащенного урана, получаемого на этом заводе.


^ 1.2. История и современное состояние технологии

газовых центрифуг 1)

Г. Циппе


1.2.1. Введение. В двадцатом столетии покончено с национализмом и диктатурами, которые принесли ужасные последствия людям, пострадав­шим во Второй мировой войне. Будем надеяться, что новое время глобальной кооперации и мирной конкуренции позволит найти наилучшие пути развития цивилизации на благо всего человечества.

Газовые центрифуги для обогащения урана — пример такой глобальной кооперации. Технология, основанная на этих устройствах, внесла важный вклад в завершение холодной войны между Западом и Востоком, во многом благодаря ей человечество удержалось от ядерного холокоста.

Как только закончилась Вторая мировая война, её победители воспользо­вались в своих интересах не только индустриальными комплексами бывших врагов, но и интеллектуальной силой их специалистов. Например, Советы вывезли частную лабораторию Манфреда фон Арденне из Западного Берлина на побережье Чёрного моря в Сухуми вместе с персоналом и их семьями.

После ядерных бомбёжек японских городов Хиросимы и Нагасаки Арденне был вызван к маршалу Берия на заседание правительства. Там ему сказали: «Такую же бомбу Вы должны сделать для нас!». После нескольких секунд размышления Арденне ответил: «Задача создания ядерной бомбы состоит из двух частей. Более лёгкая — изготовление самой бомбы. Более трудная часть — получение обогащенного урана-235 из природной смеси изотопов. Эту работу, я полагаю, мы для вас сделаем. Сама же бомба будет Вашей задачей». Берия согласился, дал Арденне список людей, так или иначе находящихся в распоряжении Советов, и сказал: «Выбирайте, кого из них Вы хотите использовать в проекте, и немедленно приступайте к работе». В списке было и моё имя — я был выбран и вскоре перевезён из Москвы в Сухуми. По-видимому, Арденне взял меня потому, что я получил докторскую степень в Радиевом исследовательском институте Венского университета в Австрии. В этом институте практиковались студенты, специализировавшиеся по атом­ной физике и технике.

В Сухуми, на Чёрном море, в бывшем санатории поблизости от посёлка Агудзера уже были собраны несколько крупных учёных: нобелевский лауреат Густав Герц — специалист по диффузионному разделению изотопов, профес­сор Петер Тиссен — бывший глава знаменитого берлинского Института кайзеpa Вильгельма и доктор Макс Штеенбек — бывший директор большого завода фирмы «Сименс». По их единодушному мнению единственным средством избежать дальнейшего применения ядерного оружия мог бы стать так называ­емый «ядерный баланс». Только если обе стороны — Запад и Восток — будут обладать необходимым арсеналом ядерного оружия, его реальное использо­вание станет бесполезным, потому что даже для людей, которые обладали бы возможностью пересидеть длительное время в безопасных убежищах, правление в полностью разрушенном и заражённом радиоактивностью мире потеряет всякий смысл.

Я был назначен сотрудником группы доктора Штеенбека, у которого было две работы. Его, как широко известного германского эксперта по физике плазмы, аналогичный советский специалист профессор Арцимович извлёк из концентрационного лагеря в Познани для участия в работе над масс-спектрометрическим (а точнее электромагнитным) обогащением урана. В ка­честве второй своей обязанности Штеенбек должен был думать о новых, неизвестных методах разделения изотопов урана. Он был блестящим физи­ком-теоретиком, математиком и, одновременно, обладал опытом организатора, который приобрёл во время работы в хорошо известной компании «Сименс».

В конце 1946 года мы приступили к работам по развитию газовых цен­трифуг. После нескольких базовых экспериментов с толстостенной резиновой трубой, закреплённой на оси электромотора с изменяемой скоростью вра­щения, Штеенбек выполнил теоретические газодинамические расчёты для движения газа внутри вращающегося цилиндра. Затем он сформулировал предложение для технического совета в Москве. Оно заключалось в разра­ботке 10-метровой в длину тонкостенной центрифуги с периферийной ско­ростью ротора около 250 метров в секунду для одностадийного выделения из природной смеси изотопа уран-235, качество которого было бы пригодно для изготовления бомбы. Примечательно, что, несмотря на тот факт, что такое устройство никогда и нигде в мире реализовано не было, технический совет согласился попробовать реализовать предложенный Штеенбеком проект газовой центрифуги.

Учёные и инженеры в Сухуми не верили в идею Штеенбека, которую они называли «вертящимся дымоходом». Было ясно, что прежде чем эти длинные трубы достигнут рабочей скорости вращения, они должны будут пройти через большое количество критических частот, определяемых резонансами изгибных колебаний вращающихся труб-роторов. Лично я не имел опреде­лённого мнения по этому вопросу. Для меня работа над центрифугами была единственным способом выжить и не попасть в тюрьму. Я решил приложить все свои силы в качестве экспериментатора, чтобы найти решение задачи.

В то время Штеенбек проводил много времени с Арцимовичем в Москве и предоставил мне выполнять в Сухуми большую часть экспериментальных работ по исследованию динамики роторов.

Доктор Штеудель, опытный сотрудник, пришедший из AEG — крупной известной германской фирмы, присоединился к нашей команде и привнёс в проект много хороших идей. Он начал строить аппарат для сепарации изотопов урана с ротором, который полностью подвешен магнитными си лами. Такой ротор размерами примерно 30 миллиметров в диаметре и 30 сантиметров в длину был изготовлен частично из алюминия и частично из стали. Кожух целиком и трубки для подачи гексафторида урана, также как и охлаждаемые устройства для выделения лёгкой и тяжёлой фракции были выполнены из стекла.

Именно Штеенбек предложил стабилизировать длинную центрифугу с по­мощью цепочки демпферов, расположенных внутри вращающейся трубы. Такое устройство было впервые применено в экспериментах Штеуделя. Оно соединялось с небольшими отверстиями в покрытии ротора специальными гибкими пружинами, навитыми вокруг центральной проволоки.

1-го марта 1948 года Штеенбек вернулся из Москвы и сообщил нам, что если мы до 1-го апреля не сможем продемонстрировать успешный экс­перимент по сепарации урана, то разработка центрифуг будет прекращена. К этому моменту доктор Штеудель со своими сотрудниками уже более года занимался созданием своих устройств. Возникли сильные сомнения в том, что доктор Штеудель сможет за столь короткое время сделать требуемое. Поэтому я предложил Штеенбеку построить более простой прибор, чтобы, используя все мои столь долго накапливаемые знания, достичь поставленной цели к нужному сроку. 21-го марта 1948 года группа, состоящая кроме меня из трёх привлечённых сотрудников, с помощью очень простой машины про­демонстрировала успешное разделение урана-235 между верхним и нижним концами ротора с коэффициентом сепарации 8%. В тот же день доктор Штеудель также преуспел в эксперименте по сепарации на машине своей конструкции с таким же результатом.

Успешные эксперименты по разделению изотопов урана в непрерывном потоке рабочего газа гексафторида урана на двух различных приборах способ­ствовали поддержке проекта. Человеческие ресурсы лаборатории и рабочие часы механической мастерской были увеличены.


^ 1.2.2. Надкритические центрифуги. Для создания центрифуги с рото­ром, вращающимся с надкритической частотой, нам необходимо было понять, как работает длинный ротор. Чтобы исследовать эту проблему я сконструиро­вал простой прибор с плоским диском-ротором, ось вращения которого можно было зафиксировать так, чтобы она располагалась в нескольких миллиметрах от центра этого диска. Таким способом я смог отмечать точку вращения верхней части ротора на его зачернённой верхней поверхности. Нижний конец оси ротора вращался в подшипнике, установленном на невращающемся диске, который, находясь в демпфирующей масляной ванне, мог смещаться благодаря упругой центровке тремя пружинами. С увеличением скорости вращения точка вращения вертящегося верхнего конца ротора перемещалась от точки фиксации оси к центру масс верхнего конца вращающегося ротора. Путь точки вращения описывал более или менее сложную кривую. Её вид за­висел от массы верхней части вращающегося ротора, массы невращающегося опорного диска, вязкости демпфирующего масла, упругих сил, действующих на ось ротора, и от жёсткости центрирующих пружин.

Штеенбек быстро нашёл математическое описание неизвестного поведе­ния этого вращающегося ротора — неизвестного по крайней мере нам — а позже распространил свои расчеты на описания вращения длинного надкритического ротора, который нам нужно было разработать. С этого момента мы были в состоянии управлять поведением ротора при любой критической резонансной частоте вращающейся трубы центрифуги, для всех возможных комбинаций пружин, масс и сил упругости, с помощью подшипника, оп­тимизированного по жёсткости центрирующих пружин и по степени его демпфирования.

После шести лет работы мы научились приёму создания длинных надкри­тических роторов путём соединения с помощью гибких сильфонов нескольких коротких подкритических труб. Мы продемонстрировали успешную работу группы из шести длинных трёхметровых центрифуг, содержащих по 10 ко­ротких труб диаметром 58 миллиметров и по 9 гибких сильфонов, в более чем 1000-часовом испытании на ресурс. Рабочая скорость была 1200 или 1400 оборотов в секунду в зависимости от прочности алюминиевого сплава, из которого была сделана труба центрифуги. Соответствующая периферийная скорость была 220 или 240 метров в секунду. В испытаниях на разделение изотопов при использовании гексафтрида урана для роторов этого типа мы получили коэффициент разделения на концах, равный 3. В процессе второго цикла сепарации полученного обогащенного продукта, полученного в первом цикле, мы довели коэффициент обогащения до 5. Потеря гексафторида урана в собирающих ампулах за один цикл работы была равна всего лишь 0,15%. Эффективность центрифуг по работе разделения достигла примерно 50% теоретического максимума.


^ 1.2.3. Выбор газовых центрифуг для промышленного применения.

Штеенбек был проинформирован Арцимовичем о состоянии развития всех опытных работ в Советском Союзе по производству высокообогащённого урана-235 для ядерной взрывчатки. Конечной целью было получение 1 кг высокообогащённого (более 90%) U-235 за каждый день работы обогатитель­ного завода. Мы рассчитали, что для этого необходима 20-километровая сум­марная длина труб центрифуг, и для своей работы такой центробежный завод потреблял бы около 3 Мегаватт электроэнергии. Масс-сепарационный метод потребовал бы для изготовления магнитов больше стали, чем было использо­вано для постройки всего советского флота. Диффузионный метод был уже введён в промышленную эксплуатацию, но вследствие коррозии внутренних поверхностей разделительного оборудования страдал такими большими поте­рями гексафторида урана, что требуемое обогащение и производительность в тот момент не были получены.

Оценивая ситуацию, Штеенбек решил написать непосредственно главе советской ядерной программы — маршалу Берия. Он предложил для получе­ния необходимого обогащения построить оснащённый центрифугами обогати­тельный завод на выходе диффузионного. После отправки второго, срочного письма маршалу Берия Штеенбек был вызван для аудиенции. Затем было решено перенести работы над центрифугами из Сухуми в Ленинград.

Во время этой драматичной встречи Штеенбек обратился к Берии с прось­бой вернуть его семью домой как можно скорее. Кроме того, он попросил оформить для своих сотрудников письменный контракт, определяющий срок

окончания работы и дату возвращения домой. Берия согласился, и я получил контракт, согласно которому я должен был быть отправлен домой через полго­да после окончания моей работы над газовыми центрифугами в лабораторной стадии. Контракт был подписан 29 ноября 1950 года.


^ 1.2.4. Переезд в Ленинград. В 1952 году главный конструктор Кировского завода Н.М. Синев приехал в Сухуми для того, чтобы выбрать персонал и оборудование для продолжения работ в Ленинграде. Штеенбек в письменной форме подтвердил, что я успешно завершил свою часть работы. Я остался в Сухуми, тогда как выбранные Синевым сотрудники и оборудование были перевезены в Ленинград.

Для того чтобы перевезённое оборудование снова заработало, потребова­лось около полугода. В январе 1953 года я получил приказ, игнорирующий мой подписанный контракт, присоединиться к группе, которая работала над центрифугами в Ленинграде. В ленинградской лаборатории уже ждал своей начинки один большой общий корпус для шести длинных, трёхметровых над­критических центрифуг. Если бы одна из таких центрифуг вышла из строя, то все другие были бы немедленно разрушены. Я понимал, что вероятность подобной аварии довольно высока, и, поэтому испытал сильное огорчение, предвидя конец моей работы в неопределённо далёком будущем.


^ 1.2.5. Возврат к подкритическим? коротким центрифугам. Тем временем русские коллеги, работавшие над совершенствованием разделительной газовой центрифуги, преуспели в следующих моментах: они предложили
применить трубки Пито для отбора разделяемых фракций внутри центрифуги
и использовать молекулярный насос Гольвека для поддержания необходимого вакуума вокруг вращающегося ротора. Я сразу понял, что эти идеи, вместе с применением альнико-подобного магнитного сплава для верхней части трубы центрифуги, что позволяло осуществить бесконтактный подвес, открывают скорейший путь к успеху и организовал проведение соответствующих экспериментов.

Я отказался тратить хотя бы час рабочего времени на применение этих устройств для надкритических центрифуг и предложил все усилия прило­жить в новом направлении. Я был уверен в возможности решения задачи с использованием подкритических центрифуг в течение полугода. Советское руководство с моими предложениями согласилось, и Штеенбек сел за расчёты динамики газа в трубах и оптимальных размеров канавок молекулярного насоса на внешней части ротора. Нам было сказано: «Продемонстрируйте эффективность машины, равную 15% от теоретической разделительной спо­собности, и вы получите разрешение уехать домой».

Подкритические роторы 58 мм в диаметре и 45 см в длину работали с периферийной скоростью 350 метров в секунду вместо 240 метров в секунду для надкритических роторов, что было обусловлено увеличенным диаметром соединительных сильфонов. Следовательно, разделительная способность для роторов одинаковой длины тем самым увеличивалась примерно вчетверо. Ре­зультатом первых разделительных экспериментов была 30%-я эффективность подкритических центрифуг.

С такими перспективами на скорое решение задачи я подписал 12 октября 1953 года новый контракт, содержавший фиксированную дату конца моих служебных обязанностей — 1 января 1954 года.

Последняя разработка, над которой я работал в Советском Союзе, был ротор 100 мм в диаметре и 50 см в длину. Мы назвали эту машину «ССЦ-100» — самостабилизирующаяся центрифуга с диаметром трубы ротора 100 мм.

К тому времени проблема коррозии на советских газодиффузионных за­водах была решена. Поэтому я пришёл к следующему мнению: «Отлично, они (руководство Советского Союза — ред.) более не нуждаются в нас, теперь у них есть высокообогащенный уран, производимый на диффузионных заводах, и поэтому можно уезжать домой». Однако это моё мнение оказалось совершенно ошибочным.

Через три года после завершения нашей ленинградской разработки первый завод, оснащённый центрифугами, был запущен. Метод газовых центрифуг постепенно начинал работать. В течение 30 лет — вплоть до окончания «холодной войны» — Советский Союз смог держать в секрете тот факт, что высокообогащенный уран для арсенала из десяти тысяч боеголовок был наработан четырьмя обогатительными заводами, оснащёнными миллионами простых подкритических центрифуг.

После окончания нашей работы в лаборатории Кировского завода нас перевезли в Киев, чтобы мы провели там так называемое «время остывания». Правительство СССР решило выдерживать иностранцев на территории Совет­ского Союза в течение 2-х или 3-х лет после завершения их участия в засек­реченных работах. В это время им предлагалось сотрудничать в несекретных проектах. После этого периода и по возвращению в любую другую страну они больше не должны были бы иметь никаких ограничений, связанных с их прежней секретной деятельностью в СССР.

28 июня 1956 года, два с половиной года спустя после того, как мы покинули лабораторию в Ленинграде, Штеенбек, его секретарь, Шеффель со своей семьёй и я были отпущены домой. После приезда в Германию мы согла­сились заключить контракт об определении наших прав на общую разработку газовой центрифуги, сделанной в Советском Союзе. Этот контракт, подписан­ный в июне 1958 года и признанный обязательным для фирмы DEGUSSA во Франкфурте (Германия), отдавал Шеффелю и мне все патенты и другие права на использование центрифуг на западе, в то время как Штеенбек получил такие же привилегии во всём блоке восточных стран.

В апреле 1957 года я посетил международную конференцию в Амстердаме по разделению изотопов, организованную профессором Кистемакером. Я убе­дился в том, что развитие газовых центрифуг в Советском Союзе значительно превосходило представленные там достижения по разделению изотопов урана. Низкое энергопотребление по сравнению с газовой диффузией было порази­тельным преимуществом. Я решил не оставлять мои знания похороненными в Советском Союзе, а внедрить газовые центрифуги в технологию обогащения урана в западном мире.

В январе 1958 года я встретился с профессором B.C. Емельяновым, со­ветским представителем по атомной энергии в Вене. Он пригласил меня вернуться в Советский Союз для работы над межконтинентальными ракетами. Я не захотел снова ехать на Восток, а попросил у Емельянова разрешения применить мои знания в области центрифуг в западном мире, и я его получил. Он даже предложил мне свою поддержку, если мне потребуются какие-либо протоколы, и у меня есть магнитофонная запись телефонной консультации об этом разрешении.

Шеффель и я начали работать в лаборатории фирмы DEGUSSA во Франкфурте. С помощью Штеенбека все мои патенты, зарегистрированные в Австрии, были переданы фирме DEGUSSA, и мы договорились о честном разделе прибыли в случае успеха. В контракте DEGUSSA подтвердила своё использование центрифуг исключительно в мирных целях.

В июле 1958 года я поехал к патриарху обогащения изотопов с помощью газовых центрифуг профессору Джессу Бимсу из Вирджинского университе­та в Шарлоттсвилле, США. Было заключено соглашение о сотрудничестве с полным обменом информацией между фирмой DEGUSSA, Вирджинским университетом, а также между Комиссией по атомной энергии США и Гер­манским министерством по атомной энергии.

У меня было намерение выяснить, сможет ли новый обогатительный процесс конкурировать с американской диффузией. В течение двух лет я демонстрировал ресурсные и разделительные испытания короткокорпусных газовых центрифуг и снова получил эффективность по работе разделения, равную 30%.

Несколько раз я возвращался на несколько дней в лабораторию фирмы DEGUSSA во Франкфурте (Германия), чтобы помогать Шеффелю, который работал над повторением советской центрифуги последней модели ССЦ-100.

Спустя два года Комиссия по атомной энергии США решила не продол­жать сотрудничество с Германией. Я написал финальный отчёт о полученных мною результатах, который известен как «USAEC-report ORO-315». Это была последняя подробная несекретная публикация. Моя виза была прекращена, и я вернулся в Германию, в фирму DEGUSSA.





оставить комментарий
страница2/16
Дата26.09.2011
Размер3.65 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
отлично
  9
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх