Национализм как фактор социально-политических трансформаций: опыт россии (социально-философский аспект) icon

Национализм как фактор социально-политических трансформаций: опыт россии (социально-философский аспект)



Смотрите также:
Массовое историческое сознание в контексте социально-политических трансформаций 1985-1991 гг...
Катарсис как социально-эстетический феномен (социально-философский аспект)...
Глобализация и национализм: история и современность. Социально-философский анализ...
Антюшин С. С. Военная безопасность как фактор стабильности российского общества...
Национализм в постсоветской россии: социально-философский анализ...
-
Социальная политика как фактор адаптации населения в условиях политических трансформаций...
Религиозный фактор в современном терроре (социально-философский анализ)...
Программа дисциплины "Теории социально-политических трансформаций"...
Социально-философский анализ...
Межнациональные отношения и их влияние на обороноспособность современной россии:...
В. И. Ишаев Социально-экономическая динамика России...



скачать


На правах рукописи


извекова Елена Викторовна


НАЦИОНАЛИЗМ КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ТРАНСФОРМАЦИЙ: ОПЫТ РОССИИ

(СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ)


Специальность 09.00.11 – социальная философия


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук


Тверь 2010

Работа выполнена на кафедре социально-гуманитарных дисциплин АНО ВПО Центросоюза РФ «Российский университет кооперации»

Саранский кооперативный институт (филиал)


^ Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Фярит Ахметович Айзятов


Официальные оппоненты: доктор культурологии, профессор

^ Виктор Владимирович Федоров


кандидат философских наук, доцент

Евгений Николаевич Бикейкин


Ведущая организация: МГПИ им. М.Е. Евсевьева


Защита состоится «26» марта 2010 г. в 16.00 часов на заседании диссертационного совета по философским наукам ДМ 212.263.07 при Тверском государственном университете по адресу: 170000, г. Тверь, ул. Желябова, 33.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: 170000, г. Тверь, ул. Скорбященская, 44 а. Реферат диссертации представлен на сайте – http: //www.university,tversu.ru/aspirants/abstracts


Автореферат разослан « 24 » февраля 2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент С.П. Бельчевичен


^ I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования определяется значимостью последствий национализма для России и всего мира. Историки утверждают, что из 6000 лет известной нам истории человечества только 300 лет оно провело без войны. Но, пожалуй, не было ни одного дня, когда бы в той или иной форме не происходили столкновения между представителями различных родов, племен, этносов, наций. Этническое, национальное противостояние лежит в подоплеке многих международных конфликтов и двух последних мировых войн, начатых и продолженных под националистическими лозунгами. В конце XX столетия чудовищные акты национализма в форме «этнических чисток» осуществлены на территориях Азербайджана, Афганистана, Бурунди, Грузии, Руанды, Сомали, Таджикистана, Узбекистана, Филиппин, бывшей Югославии и некоторых других государств.

К сожалению, избежать волны всплеска национализма не удалось сначала царской, затем советской, а чуть позже современной России, оказавшейся к концу последнего десятилетия ХХ в. на грани распада. Помимо вызванных поспешными реформами социально-экономических противоречий, одной из главных причин кровавых столкновений между этносами и необъявленной войны в Чечне стали прямые ошибки политического руководства страны, отсутствие у него продуманной национальной политики, спровоцировавшие политический сепаратизм национальных республик. В условиях острейшего социально-экономического кризиса первой половины 1990-х гг. Б. Ельцин фактически занимался покупкой лояльности региональных политических элит федеральному Центру («Берите суверенитета столько, сколько сможете»), которые тут же превратили эту самую лояльность в ликвидный политический товар: получение льгот, преференций в обмен на демонстрацию поддержки.

Согласно Всероссийской переписи населения 2002 г., на территории России проживают и имеют российское гражданство представители 182 этносов – от наиболее многочисленного русского, составляющего 79,8 % от общего населения страны, до коренных малочисленных народов. В России 7 этносов насчитывают более 1 млн. человек (русские, татары, украинцы, башкиры, чуваши, чеченцы, армяне), 16 этносов – более 400 тыс. человек. Имеется 15 этносов численностью от 100 до 400 тыс. человек, 8 этносов – от 50 до 100 тыс. человек и 34 этноса – от 10 до 50 тыс. человек. Численность остальных меньше. По Конституции 1993 г. Российская Федерация помимо краев и областей имела в своем составе 21 республику, 1 автономную область, 10 автономных округов. По мере укрепления вертикали власти - укрупнения субъектов Федерации, приведения учебных программ национальных республик в соответствие с федеральными образовательными стандартами в ряде случаев имеют место всплески националистических настроений.

Государственной программы гармонизации межэтнических отношений в Российской Федерации до сих пор нет. Как нет единства взглядов в среде отечественных и зарубежных специалистов о сущности, исторических типах и формах национализма, всемирной и региональной значимости этого исторического феномена, его роли в контексте социально - политических трансформаций царской, советской, современной демократической России. Исследования национализма главным образом осуществляются в пределах политических и политологических дисциплин. И это, вкупе с дефицитом критической рефлексии парадигмальных оснований дискурса о нациях, национальных государствах, национализме, определяет актуальность поиска.

^ Степень научно-теоретической проработанности проблемы. Анализ научных и социально-философских публикаций последних десятилетий свидетельствует, что вынесенная в заглавие диссертации проблема национализма как фактора социально-политических трансформаций России в качестве специального предмета социально-философского исследования в отечественной литературе не рассматривалась. Во многом это связано с полипарадигмальностью социальных наук, объективной многоаспектностью такого сложного феномена, как «национализм», создающих возможности его самых разных интерпретаций.

Вплоть до начала 1960 гг. за рубежом магистральная линия разработки теоретических представлений о национализме связана с «историческим направлением» исследований, выразившим себя работами сравнительно-исторического и историографического плана Г.Айзекса, Э. Карра, А. Коббана, Г. Кона, У.Конора, Л.Снайдера, Ф. Хертца, К. Хэйза, Б. Шефера, Т. Шидера, О. Лемберга, Э. Хаана, проанализировавших реальное многообразие исторических типов и видов национализма. В то же время, как и многие современники, они, отмечая важное значение исторических символов, традиций, усматривали сущность национализма в социальной (групповой) психологии, вынося за скобки изучение экономических, социальных, политических, культурных условий их бытия.

После окончания II мировой войны, распада мировой системы колониализма, следствием которых в результате национально- освободительных движений стало появление на политической карте мира десятков новых национальных государств, сформировалось собственно теоретическое направление исследований национализма, заявившее сначала работами К. Дойча, Э. Кедури, Э.Д. Смита, а чуть позже - книгами и статьями Б. Андерсона, Э. Геллнера, Т. Рэйнджера, Э. Хобсбаума. В трудах этих авторов национализм уже не сводился к субъективно-символическим состояниям массового сознания, а интерпретировался как многоплановое историческое явление, представленное в многообразии духовных, предметно-практических воплощений. После данных разработок стало невозможно писать о национализме так, как о нем писали ранее. Идеи, содержащиеся в работах указанных авторов, впоследствии использованы в исследованиях У. Альтерматта, Р. Брубейкера, Э. Балибара, П. Брасса, Дж. Бройи, Х. Бхабха, И. Валлерстайна, П. Ван дер Берга, К. Ведери, А. Гастингса, Э. Гидденса, К. Гирца, Д. Горовитца, Р. Гриффина, Т.Р. Гэрра, М. Канна, Ф. Джеймисона, М. Манна, Р. Монза, К. Оффе, Э.Д. Смита, Д. Шнаппера, Г. Шоплина, А. Умланда, Й. Файхтингера, Ю. Хабермаса, С. Хантингтона, К. Хюбнера, М. Хроха, П. Чартерджи, Т. Эриксена.

В России конца 1980-х - первой половины 1990-х гг. работы названных специалистов оказали влияние на российских философов, политологов, многие из которых активно включились в дискуссии об этнонациональном обустройстве России. В этот период интерес отечественных исследователей концентрировался преимущественно на проблемах взаимосвязи национализма с процессами формирования, развития «этносов» и «наций», «национального сознания», этнической идентичности. В работах Р.Г.Абдулатипова, В.А. Авксентьева, С.А. Арутюнова, Л.Ф. Болтенковой, Ю.М. Бородая, Ю.В. Бромлея, А.А. Гусейнова, Л.Н. Гумилева, Г.Г. Дилигенского, В. М. Межуева, М.П. Мчедлова, В.И. Козлова, А.С. Панарина, И.К. Пантина, Н.Н. Седовой, В.А. Тишкова, В.И.Толстых, Ж.Т. Тощенко, В.Н. Шевченко, Ю.А. Шипкова, С.В. Чешко, И.Г. Яковенко и др. эти проблемы стали предметом плодотворного обсуждения. Характерная черта работ этого времени - преимущественно негативная оценка национализма.

Позже национализм и его роль в процессе социально-исторических трансформаций трактовались не столь однозначно. Во второй половине 1990-х начале 2000-х гг. список авторов, анализирующих зарубежные концепции национализма, взаимосвязь национализма с «этнизмом» и «национальным сознанием», соотношение понятий «раса», «этнос», «нация» пополнился именами В.Б. Авдеева, А.Р. Аклаева, Ю.В. Арутюняна, Ю.А. Гаврилова, Л.Г. Ионина, В.В. Ильина, С. Г. Кагияна, А. Н. Кольева, В.В. Коротеевой, С.В. Лурье, А.О. Миллера, М.О. Мнацаканяна, В.С. Малахова, А.Н Малинкина, В.В.Марнихина, О. Михневича, О.Ю. Морковцевой, Е.Ф. Морозова, А.Н. Савельева, А.Н. Севастьянова, В.Д. Соловья, Г.У. Солдатовой, З.В. Сикевич, А.А. Сусоколова, П.И. Пучкова, Е.А. Троицкого, В.Г. Федотовой, А.И. Элеза, В. Япринцева и др.

В последние годы проблемы взаимосвязи национализма с процессами формирования наций, империй, национальных государств и глобализации человечества анализировались в работах Ю.Д. Гранина, В.К. Кантора, В.А. Колпакова, Т.Л. Полянникова, С.Н. Саньковой, Т.Ю. Сидориной, М. фон Хагена, Дж. Хоскинга, Р.С. Уортмана, других отечественных и зарубежных авторов. Но среди них нет ни одной, где национализм рассматривался бы как фактор социально-политических трансформаций России и в этом качестве как предмет социально-философского анализа. Большинство исследований национализма в последние годы осуществляется в пределах политических, социологических, этнопсихологических, культурно-антропологических (этнологических) изысканий.

^ Гипотезой исследования выступает предположение, согласно которому социально-политическая эволюция России во многом осуществлялась под влиянием противоборствующих видов государственного и этнического национализма.

^ Объект исследования - национализм как всемирно-исторический феномен социально-политической истории человечества нового и новейшего времени.

Предмет исследования – национализм как фактор социально-политических трансформаций царской, советской, современной России.

^ Цель и задачи исследования. Цель диссертации - подвергнуть рефлексии роль национализма в социально-политических трансформациях России ХIХ – начала ХХI столетий.

В соответствии с указанной целью сформулирован комплекс задач:

- проанализировать пространство теоретического дискурса о нациях и национализме, выделив в нем различные – с точки зрения нормативных оснований – типы теоретических интерпретаций сущности этих исторических феноменов;

- предложить социально-философскую интерпретацию понятия «национализм», приемлемую для социологов, политологов и других обществоведов;

- проанализировать эволюцию государственного и этнического национализма в России ХIХ - начала ХХ столетий;

- изучить последствия «права наций на самоопределение» и роль этнического национализма в деле дезинтеграции СССР, формирования Российской Федерации;

- обсудить перспективы национального единства современной России.

^ Методологические и теоретические основы поиска обусловливались характером предметно-теоретической сферы, структурой изыскания. Непосредственным эвристическим базисом освоения социального материала выступали общефилософские требования историчности, реалистичности, конкретности, объективности, всесторонности рассмотрения. В работе применялись общенаучные методы анализа, синтеза, обобщения, индукции, дедукции, аналогии, восхождения от абстрактного к конкретному.

Теоретический остов исследования составили труды отечественных и зарубежных авторов о сущности, характере эволюции, социально-политических последствиях национализма, природе цивилизаций, проведении «модернизации».

^ Достоверность исследования обеспечена соответствием избранной методологии целям и задачам работы, надлежащей теоретико-логической демонстративной фиксацией результатов, их эмпирической верификацией. Диссертация соответствует требованиям паспорта специальности 09.00.11 – социальная философия.

^ Информационной базой диссертации послужили тексты классиков социальной философии, данные, свидетельства, фиксируемые историческими источниками, научной литературой.

Положения, выносимые на защиту, и их научная новизна.

1. Эксплицированы парадигмальные и философские основания конкурирующих исследовательских стратегий изучения наций и национализма, в теоретических контекстах которых понятия «нация» и «национализм» истолковываются различным образом, создавая барьеры «непонимания» между специалистами. Преодолеть эти барьеры, по мнению автора, можно за счет выхода в трансдисциплинарную область – сферу современной социальной философии, в переделах которой многие из дисциплинарных исследовательских стратегий оказываются дополнительными, расширяя поле возможных конкретизаций национализма в качестве исторического феномена нового и новейшего времени.

2. Уточнена социально-политическая природа национализма как относительно нового исторического феномена, воплощенного в многочисленных идеологиях и практиках формирования, развития, экспансии наций, основанных на предполагаемом превосходстве одних перед другими и стремящихся использовать объективно существующую или воображаемую ситуацию экономического, культурного и другого «неравенства» в собственных целях.

3. Показано, что феноменологически национализм существует в цивилизационных, региональных, страновых и иных конкретно-исторических формах, многообразии типов и видов. Основными видами национализма являются государственный и этнический национализм, которые, в свою очередь, будучи представлены в многообразии экономических, политических, лингвистических и иных форм, взаимно питают друг друга, являются фактором социально-политических трансформаций.

4. Имперский национальный проект так и не был конкретизирован в системе бюрократических действий по интеграции населения, не возведен в ранг государственной национальной политики. Разделяя своих «подданных» на «великороссов» и «инородцев», не отделив православие от государства, монархическая власть не создала светской системы обязательного начального образования на русском языке на всей территории империи. Будучи крайне непоследовательным, имперский национализм трансформировался в направлении от первоначальных попыток культурно - лингвистической гомогенизации и политической унификации «инородцев» к свертыванию программ образования для нерусских народов, закреплению конфессиональных различий, сохранению «ценза оседлости», попыткам переселения русскоязычного населения на территории других народов.

Национальная политика империи эволюционировала от мягких ко все более жестким методам национальной интеграции, рождая культурный национализм, который по мере ослабления и либерализации монархии, трансформировался в финский, литовский, грузинский и иной национализм, ставший важным фактором социально-политических революционных трансформаций, в конечном счете распада единого государства.

5. Обосновано, что государственный национализм имперской России значительно либеральнее тотального национализма в СССР эпохи авторитарного режима Сталина, использовавшего различные формы насилия для культурной и идеологической гомогенизации населения. Пытаясь восстановить себя в прежних границах, советская Россия из конъюнктурных соображений провозгласила «право наций на самоопределение, вплоть до отделения» и определила себя как федерацию социалистических республик. Де юре это открывало возможность решения «национального вопроса»: формирования новой политической – гражданской - общности через «расцвет» и «сближение» этносов (наций). Но де факто СССР эволюционировал к недемократическому унитарному государству, в котором идеология и практика госнационализма (нациестроительства) разбилась о сопротивление этнобюрократии союзных республик. Этнонационализм взял верх, и на 1/6 части суши помимо РФ образовались еще 14 государств, политические элиты которых, мобилизовав интеллигенцию, спешно занялись выдавливанием иноязычного населения, формированием собственных наций.

6. Избежать агрессивного всплеска политического и культурного национализма не удалось и новой «демократической» России, где после распада Союза возникли и до сих пор не исчезли центробежные тенденции. Для их купирования, сохранения, укрепления общего для всех этносов политического и культурного пространства России, по мнению диссертанта, следует:

- перманентно выравнивая социально-экономический уровень развития регионов, постепенно переходить к модели «кооперативного федерализма»1, сохраняя в отдельных случаях практику договорных отношений между федеральным Центром и субъектами федерации и приводя в полное соответствие федеральное и региональное законодательство;

- повысить общий уровень культурно-лингвистической стандартизации населения. Должны быть общий государственный язык (остальные языки должны получить статус региональных), единая национальная символика, общая – надэтническая- культура, общие традиции и главное – общее положительное отношение к надэтническому институту сограждан –государству. «Мы - граждане России» - этот уровень политико-культурной идентификации людей разной этнической принадлежности в одно «воображаемое сообщество» - «нацию» должен стать доминирующим;

- модернизировать общенациональную систему образования. Сохраняя в своем составе «национальные школы», эта система должна быть содержательно единой и выстраиваться на основе «образовательных округов», территориальные границы которых не должны совпадать с границами субъектов Федерации.

В контексте достижения этой цели необходимо: а) осуществив этнически независимую экспертизу, привести в соответствие с федеральными образовательными стандартами учебные пособия, программы образования национальных республик России, где на протяжении последних лет явно доминируют националистические тенденции; б) создать общероссийские программы гражданского образования и воспитания для взрослых, детей, молодежи, ввести эти программы в систему федеральных государственных стандартов образования.

^ Теоретическая значимость работы заключается в концептуальной проработке социально-исторического феномена национализма, подчиненной задаче уточнения его роли в социально-политических трансформациях царской, советской, новой России.

^ Практическая значимость исследования состоит в выработанных автором рекомендациях, позволяющих уточнить направления национальной политики РФ, улучшить организацию межэтнических отношений, механизмы руководства социально-политическими процессами. Обобщения, выводы диссертации могут найти применение в преподавании – подготовке, чтении специальных и общих курсов по социальной философии, национализмоведению, макросоциологии.

^ Апробация исследования. Основные положения диссертации нашли отражения в 5 публикациях автора, излагались на научных конференциях: Развитие гражданского общества в России (Тверь, 2008); Рождественские чтения (Нижний Новгород, 2009); Инновационные технологии и российская культура (Саранск, 2009).

^ Структура и объем работы. Структура диссертации обусловлена целями, задачами, принятым способом исследования. Работа включает введение, две главы, заключение, список цитируемых источников (249 наименований).

^ II. основное содержание диссертации

Во Введении обозначается актуальность исследования, выявляется степень изученности проблемы, определяются объект, предмет, цели, задачи, методологическая, информационная, источниковая основа поиска, формулируются исходная гипотеза, основные выносимые на защиту результаты анализа, его теоретическая и практическая значимость.

^ В главе I – «Природа национализма» - раскрываются основные параметры этого объемного, имеющего как политические, так и социокультурные корни явления.

В первом параграфе «Национализм: сравнительный анализ современных парадигм исследования» уточняются рефлективные платформы толкования подлежащего анализу феномена.

Массив литературы о нациях и национализме являет переплетение различных типов дискурса, выстроенных в зависимости от предпочтений, отдаваемых тем или иным стратегиям исследования истории человечества, в теоретических контекстах которых «нация» и «национализм» истолковываются различно.

Наиболее влиятельные из них (стратегий) - перениализм, модернизм, социетализм. Созданные в их пределах концепции национализма содержательно и методологически разнообразны, в ряде моментов противоречат, а в ряде моментов дополняют друг друга.

Оценка исследовательских платформ подводит к выводу, - становление национальных государств в Европе неразрывно связано с вызванной капитализмом социокультурной трансформацией общества.

Новый тип разделения труда существенным образом изменил общество, которое теперь не могло иметь «стабильной ролевой структуры». В индустриальном обществе возникает потребность в большом количестве новых профессий, особых навыков. Однако возникновение этих явлений привело не к формированию закрытых каст специалистов, а, напротив, к отсутствию глубинных дистанций между представителями различных профессий. Меняется и образование, становящееся универсальным. На первое место выходит базовое, типовое обучение, которое предшествует получению узкоспециализированных знаний. Возникает насущная потребность в единой образовательной системе, внедрение и поддержание которой способны осуществить централизованные органы управления, - государство.

В обществе с развитой вертикальной и горизонтальной мобильностью, потребностью в типовом обучении необходима культурная, лингвистическая стандартизация. Становлению Volksnation («нации народа» - Ю. Хабермас) способствовало и формирование пролетариата, состоявшего из оторванных от своих корней крестьян. Язык и культура смогли в городских условиях заменить им деревню и прежние родовые структуры, став новыми скрепами общества. Сказанное приводит к постепенному сведению государственных границ к границам культурным, что выражено формулой: «одна культура — одно государство; одно государство - одна культура». Такое государство оказывается национальным, продуцирующим националистические настроения.

Национализм увязал общественные и частные интересы, выстроил связь между государством и обществом посредством введения института гражданства, выделения коллективной сущности общества.

Возникло понятие коллективного интереса, облеченного в форму культурных запросов. Непредвзятая оценка высказанных в дискуссии взглядов относительно природы нации и национализма подводят к выводам.

1. Для перениалистов нация - политизированное этнокультурное сообщество, объединенное общим происхождением и претендующее на этом основании на политическое признание. Для модернистов нация - территориальная политическая общность, гражданское объединение юридически равных граждан на конкретной территории.

2. С точки зрения перениалистов, нация «укоренена» во времени и пространстве; неразрывно связана исторической родиной. Модернисты полагают, что нация - сотворенный феномен. Сознательно и продумано «строится» ее членами или создается элитами, которые стремятся влиять на эмоции масс, чтобы достичь своих целей.

3. Модернисты полагают, что нации, как правило, расколоты, подразделяются на некоторое количество (региональных, классовых, гендерных, религиозных и проч.) социальных групп, каждая их которых обладает собственными интересами.

4. Невзирая на разницу в приоритетах, отдаваемых представителями различных версий модернизма той или иной группе факторов в процессе образования наций и способствующих появлению государств современного типа, общим для них является понимание исторического движения «от государства к нации». Другими словами, не нации получают в пользование государства, а государства обретают или формируют нации, вырабатывая как «свое иное» идеологию национализма, которая, будучи усвоена политическими и культурными элитами входящих в национальные государства или династийные империи недоминантных этносов, используется лидерами национально-освободительных движений как принцип собственного национального государства.

5. Общее, что объединяет парадигмы социетализма и модернизма, состоит в разделяемом их представителями и восходящем к марксизму принципе целеполагающей предметно-практической и интеллектуально-духовной деятельности, понятой в качестве способа существования социального мира.

Во втором параграфе «Типы национализма» рассматриваются различные классификации национализм в зависимости от его роли в глобальной и локальной социально-политической, гражданской истории. Скрупулезно анализируя типологии Л. Снайдера (выделявшего интегрирующий, дифференцирующий, агрессивный, современный национализм); Д. Пламенаца (говорящего о западном, промежуточном, антизападном национализме), К. Хэйеза (различавшего изначальный, производный, якобинский, традиционный, либеральный, интегральный, экономический национализм), Г. Кона (выступившего с моделями западного и незападного национализма), автор выявляет их недостатки. Одновременно он формулирует некие презумпции, позволяющие адекватно решить познавательную задачу.

Понимание национализма в качестве относительно нового феномена в жизни человечества, существующего в многообразии идеальных и предметно-практических воплощений, возможно, «высокая», но не пустая абстракция.

Как событие человеческой истории «национализм», во-первых, есть процесс и результат духовной и предметно-практической деятельности преследующих цели людей. Таким образом, онтологически он представляет сложное, исторически изменчивое единство объективного и субъективного, бытие которого дано наблюдателю в конкретно-историческом многообразии форм.

Во-вторых, сосуществование, смена идеальных и предметно-практических форм национализма определяется серьезными изменениями в территориальном, политическом, экономическом, религиозном, языковом, культурном и ином «бытии» народов. Будучи осознанными, они воплощаются, в-третьих, в индивидуальном и групповом сознании, в когнитивном или эмоционально-волевом виде: как совокупность взглядов, идей, концепций, чувств, на базе которых строятся программы преобразования действительности.

Сказанное позволяет строить разные типологии национализма. Если за основу классификации взять «субъекты» и «сферы», национализм можно подразделить на «государственный», «этнический», «групповой», «персональный» («бытовой»). Если взять «цели», которые ставят государства, народы, индивиды, можно выделить «политический», «экономический», «культурный», «лингвистический» национализмы. По «средствам», используемым субъектами, национализм можно дифференцировать на «легитимный», «шовинистический», «экстремистский». По степени институционализации – на «организованный» (в группы, партии, движения, госинституты) и «стихийный». И так далее.

Автор специально обращает внимание, что содержательное ядро возможных типологизаций национализма составляет явное или скрытое обоснование превосходства того или иного народа перед другими с намерением сохранить (изменить) реально существующее (воображаемое) социальное (в широком значении) неравенство. Сутью и целью национализма является «нация»: ее формирование, развитие, многоразличная (территориальная, политическая, культурная и др.) экспансия.

^ Глава II – «Национализм и трансформации социально-политического строя России» - подчинена задаче проследить влияние национализма на видоизменения державной, институциональной организации отечества.

Первый параграф «Государственный и этнический национализм в России XIX – начала XX вв.» посвящен рефлексии эволюции двух типов национализма на протяжении более чем вековой истории нашей страны.

Основа «государственного национализма», – само государство – форма совместной жизни, способом существования которой являются политическая и правовая унификация полиэтнического населения в качестве граждан, в которой уже заключен мощный потенциал многоликого национализма. Ведь полноценная «нация» как социокультурная общность может быть образована на основе языка и культуры одного («титульного») народа, которые с точки зрения государства должны стать общими для всех граждан независимо от этнической принадлежности. Одно это создает объективное неравенство между «титульными» и нетитульными этносами в составе полиэтнических государств (и государственных образований внутри федераций) и служит предпосылкой государственного и этнического национализма. Для тех представителей политически и культурно недоминирующего этноса, которые не владеют (или плохо владеют) языком «межнационального общения» (то есть языком доминирующего этноса) закрываются многие каналы социальных коммуникаций и мобильности: в бизнесе, науке, армии и других сферах. Они объективно вынуждены пребывать на «вторых ролях» в национальном государстве. И это неравенство провоцирует борьбу за получение доминантного статуса.

Не опасаясь преувеличений, автор резюмирует: политические, социально-экономические, культурные формы государственного и этнического национализма, взаимно обусловливая друг друга, оказали серьезное трансформирующее влияние на изменение социальной и политической обстановки в России, способствовали дезинтеграции Российской империи.

К началу I мировой царская Россия не интегрирована ни экономически, ни культурно, ни конфессионально. Ее многочисленные народы, включая русских, неохваченные общей системой образования, продолжали «жить на особицу». Интеллигенция составила политическую оппозицию монархии и, вырабатывая и распространяя идеологию этнокультурного и политического национализма, возглавила борьбу за культурное и политическое «самоопределение» народов империи. Накануне Октябрьской революции в России существовало 6 откровенно националистических партий, остальные, включая кадетов и большевиков, так или иначе, поддерживали лозунг «самоопределения наций».

Незавершенность государственного проекта укрепления единства империи на основе программы «Православие. Самодержавие. Народность» связана не только с непоследовательностью ее осуществления, но и с невозможностью непосредственной (прямой) имплантации западноевропейской модели социально-экономического и социально-политического развития (в состав которой, помимо прочего, входила идея правового «национального государства») в «тело» российской цивилизации. Многочисленные программы и попытки «европеизации» споткнулись о цивилизационное сопротивление элит и народных масс, вызвав к жизни многоликий национализм окраин как контртенденцию на «великорусский шовинизм».

Второй параграф «Советский федерализм и самоопределение наций» продолжает освещение сюжета целостности национального государства при конституционально признанном праве образующих его этнических групп на госсуверенизацию.

Что означает формула «самоопределение наций»? Определение народом самого себя в качестве «нации» со всеми присущими ей характеристиками? Но что следует включать в состав признаков нации? Общность территории, языка, культуры, наличие государственности? Как установить, является ли компактно проживающая на определенной территории языковая группа «этносом» или «нацией»?

В «снятом» виде вопросы входят в состав проблемы самоопределения. Поскольку в науке однозначного ответа на них нет, практическое решение проблемы фактически отдается на откуп политикам: «государственникам» или «националистам». Они, естественно, переводят разговор в правовую плоскость. Подмена вопроса очевидна: самоопределение наций и право наций на самоопределение не одно и то же. Как только обсуждение вопроса о самоопределении переводится в плоскость любого (международного, национально-государственного) «права», мы сразу же законодательно ограничиваем самоопределение. Надо либо предоставить народам (этносам, этническим группам) ничем не ограниченную возможность самим определять себя, свое политическое настоящее и будущее, либо ограничить эту возможность законом. Второе предпочтительнее. Ибо свободное, неограниченное законом, волеизъявление «народа» (нации), превращается в «свободу от» (Фромм) государства и права, в свободу анархии, разгул которой уничтожает полиэтническое (многонациональное) государство.

Самоопределение наций может быть реализовано в четырех вариантах: 1) отделения от полиэтнического государства, создания собственного «национального государства»; 2) выход из состава одного государства и присоединение к другому государству, где проживает большинство (или значительное число) представителей этноса; 3) самоопределение в качестве самостоятельного субъекта в составе национального государства (федерации или конфедерации), в той или иной мере наделенного суверенными (несуверенными) правами и атрибутами государственности (собственная территория, законодательство, органы власти и т.д.); 4) самоопределения в виде «национально-культурной» автономии в составе многонационального унитарного или федеративного государства.

Уже в царской России все варианты активно обсуждались политическими силами: на протяжении многих лет «национальный вопрос» пытались решить имперские бюрократы, а после революции 1905 г. – политические партии, в программах которых он занимал одно из центральных мест.

Конституция РСФСР, принятая V Всероссийским съездом Советов 10 июля 1918 г., объявила страну федерацией национальных республик. Области «с особым бытом и национальным составом» могли создавать автономные союзы – субъекты федерации. Выбор большевистской партии в пользу данной модели национально-государственного строительства в значительной мере вызван стремлением как можно более расширить и упрочить базу мировой революции, посредством привлечения на свою сторону национальных движений.

В дальнейшем ограничение права наций на самоопределение в составе РСФСР, а потом и Советского Союза лишь их формальной возможностью отделения на долгие годы перекрыло развитие страны по пути подлинного федерализма. Правда, XII съезд партии (апрель 1923) принял ленинскую поправку о праве республик на самоопределение в составе СССР, которая затем зафиксирована и в Конституции 1936 г. Но, во-первых, это право распространялось лишь на союзные республики, а во-вторых, вплоть до начала распада Советского Союза, оставалось декларативным. Между тем надо отдать должное политической интуиции и прагматизму вождя: он настоял, чтобы статус союзных республик получили только те национально-государственные образования, которые расположены по периметру Российской Федерации – то есть пограничные республики. То, что нынешняя Россия сохранила территориальную целостность после катаклизмов конца 1980-х начала 1990-х гг., как ни парадоксально, мы обязаны тому, что право на самоопределение вплоть до отделения получили только республики, не входящие в состав РСФСР.

Автор решительно высказывается против наделения «права народов на самоопределение» этническим смыслом. При федеральном устройстве государства речь должна идти не о сецессии, а о децентрализации управления, расширении самоуправления, здоровом просторе всех этносов обеспечивать свое самовоспроизводство за счет представительной культурной автономии.

В третьем параграфе «Национализм как фактор дезинтеграции СССР» раскрываются причины дезагрегации союзного государства.

Обладая полнотой власти, советский режим в «республиканско-государственном» строительстве демонстрировал приверженность принципу «одна нация — одно государство». Это противоречило реальной этнополитической ситуации в стране. Границы образовавшихся республик часто не совпадали с историческим ареалом расселения того или иного этноса. Соотнося «республику» в составе СССР с определенной «коренной» нацией, будто бы являющейся субъектом самоопределения, правящий режим фактически лишал право на «свою» государственность другие «титульные» народы, нередко численно значительно превосходящие «нации».

Невозможность провести административные границы по границам этническим привела власть к привлечению к работе по «национальному размежеванию» этнографов и других специалистов, которые занялись территориализацией этничности, заложив с тех пор мощную традицию этнического картографирования в российской этнографии. В конечном итоге в расчет брались два приоритета: преимуще­ство в прошлом угнетенной нации, для которой создавалась «своя» государственность и интересы экономического развития образуемых национальных республик и областей. Именно этим объясняется, что в границы многих национальных образований включены территории с преобладающим иноэтничным населением. Не последнюю роль играли чисто волевые факторы, в том числе симпатии кремлевских вождей, а также низовое лоббирование и давление местных элит.

Логика строительства государственности по национальному (этническому) принципу заставляла инициаторов про­цесса идти по пути бюрократического формотворчества. С легкостью манипулируя судьбами миллионов, власть инициировала создание новых образований за счет территорий, население которых тяготело к иной социокультурной модели поведения. Тем самым люди становились фактическими заложниками «государственного» подхода, а подчас и просто прихоти должностных лиц.

Имитация удовлетворения «национальных интересов» того или иного народа путем «привязки» его к определенной территории побуждала партийные и советские органы к проведению политики расселения и переселения в зависимости от этнического состава населения волости, уезда, области, губернии. Все это осуществлялось волюнтаристски, нередко в приказном порядке.

Методы «социалистического строительства» вызывали протест в тех национальных районах, где они грубо вторгались в традиционный социокультурный уклад жизни. Насильственная коллективизация, уничтожение национальной интеллигенции, борьба с религией, обычаями, не могли не вызвать сопротивления населения, принимавшего подчас массовый характер.

В четвертом параграфе «Перспективы национального единства России» обсуждается грядущее возникшего в 1991 г. нового государства. С позиций автора, включаемые в состав РФ субъекты федерации не обладают признаками «суверенности», «субъектности международного права». Российский федерализм, с этих позиций, правильно понимать не как национально-территориальную, а как территориальную форму демократического устройства общества на базе волезаявления всех (а не лишь «титульных») живущих в данной административной единице граждан.

Именно с этим правильно связывать перспективы межэтнической толерантности, национального единства России.

В Заключении подводятся основные итоги проведенного исследования, формулируются практические предложения, намечаются перспективы дальнейшей обсуждения проблемы.

Основные результаты исследования опубликованы в следующих работах автора:

1. Извекова Е.В. О понятии «государство» // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». – М.: Изд-во МГОУ, 2009. № 3. – 0,6 п.л.

2. Извекова Е.В. Типы государственности // Философия. Наука. Культура. – М.: МГУ, 2008. № 3. – 0,5 п.л.

3. Извекова Е.В. Об идеале государственного устройства // Философия. Наука. Культура. – М.: МГУ, 2008. № 3. – 1 п.л.

4. Извекова Е.В. Национализм как фактор дезинтеграции СССР // Философия. Наука. Культура. – М.: МГУ, 2009. № . – 0,6 п.л.

5. Извекова Е.В. Перспективы национального единства России // Философия. Наука. Культура. – М.: МГУ, 2009. № . – 0,6 п.л.



1 Суть модели «кооперативного федерализма» состоит в учете особенностей субъектов федерации: Федерация должна обеспечить единый правовой статус ее субъектов, а возможное расширение полномочий последних в сфере совместного ведения должно сопровождаться усилением ответственности регионов за соблюдение федерального законодательства.





Скачать 256,43 Kb.
оставить комментарий
извекова Елена Викторовна
Дата26.09.2011
Размер256,43 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх