Способы восприятия и исчисления времени: проблемы юридической методологии icon

Способы восприятия и исчисления времени: проблемы юридической методологии


Смотрите также:
Методология и методика исторического исследования...
Музыкального восприятия...
Курсовая работа Философско-математические учения нового времени...
На вопросы к экзамену по психологии ощущения и восприятия...
Лекция 29 Тема 7 Эффективность и оптимизация программ...
Программа дисциплины «Актуальные проблемы юридической науки» для направления 030500...
Пояснительная записка Задачи курса: Усвоение общих представлений о науке вообще и юридической...
2 экзамена психология ощущения и восприятия и мышления и речи...
Социальная история россии новейшего времени: проблемы методологии и источниковедения...
Программа V международной научной конференции студентов...
Программа для аспирантов и соискателей юридического факультета к кандидатскому экзамену по...
Программа для аспирантов и соискателей юридического факультета к кандидатскому экзамену по...



Загрузка...
скачать


Оборотов И.Г.

соискатель кафедры теории государства и права ОНЮА

Способы восприятия и исчисления времени: проблемы юридической методологии

Современная юриспруденция использует для разрешения разнообразных теоретических и прикладных задач несколько взаимодополняющих способов отсчета времени. Изучение последних диктуется необходимостью более глубокого осмысления правовой действительности, повышения эффективности осуществления права. Многообразие способов отсчёта времени связано с отношением ко времени в рамках той или иной культуры и не может быть изучено без предварительного знакомства с вариантами восприятия времени.

Вопросы исследования способов восприятия и отсчета времени затрагивались в трудах отечественных и зарубежных авторов – историков, философов, культурологов, юристов. Среди них особо следует отметить Л.Н. Гумилёва, А.Я. Гуревича, Е.Ю. Догадайло, Б. Домбровского, В.В. Сорокина, Дж. Уитроу, О. Шпенглера.

Во второй докторской диссертации (по географическим наукам) «Этногенез и биосфера Земли» Л.Н. Гумилёв для подтверждения гипотезы о четырёхчленной конструкции этнического становления рассматривает «четыре ощущения времени», опираясь при этом на свою более раннюю статью «Этнос и категория времени», в которой были описаны семь различных способов отсчёта времени. Ученый указывал, что для целей его исследования «важна не та или иная система отсчёта, а различие в понятиях прошедшего, настоящего и будущего» [1, 104]1; в нашем же случае предметом исследования, напротив, являются именно системы отсчёта времени, которые раскрываются через изучение различных восприятий (ощущений) времени.

Существование нескольких способов восприятия времени связано с переменами этнопсихологии на различных этапах этногенеза: период пассионарного подъёма, акматическая фаза, фазы надлома, инерции и обскурации, мемориальная и гомеостатическая фазы характеризуются различным отношением ко времени. Таких ощущений Л.Н. Гумилёв насчитывает четыре: пассеизм, актуализм, футуризм и безразличное отношение ко времени. Близки к подобным выводам О. Шпенглер и А.Я. Гуревич, которые говорят о существенных изменениях в отношении ко времени в разных культурах и эпохах, но в то же время не делают общих выводов.

Пассеистическое ощущение времени присуще начальному периоду становления этноса и выражается в том, что «каждый активный строитель этнической целостности чувствует себя продолжателем линии предков, к которой он что-то прибавляет… Результатом такого восприятия времени являются подвиги героев, добровольно отдававших свою жизнь за отечество… Для них характерно отсутствие личной заинтересованности… Они чувствовали себя не просто наследниками великих традиций, а частицами оных, и, отдавая ради этих традиций милую жизнь, быстро, как воины, или медленно, как зодчие, они поступали согласно своему нервно-психофизическому складу, определившему вектор и характер их деятельности» [1, 104-405]2.

Актуализм, приходящий на место пассеизма, отличается тем, что «люди этого склада забывают прошлое и не хотят знать будущего. Они хотят жить сейчас и для себя… Они тоже совершают подвиги, но ради собственной алчности, ищут высокого положения, чтобы насладиться своей властью, ибо для них реально только настоящее, под которым неизбежно понимается своё, личное» [1, 105]3.

Футуризм обозначает «игнорирование не только прошлого, но настоящего ради будущего. Прошлое отвергается как исчезнувшее, настоящее – как неприемлемое, реальной признаётся только мечта» [1, 106-108] 4. Отмечается губительное влияние футуризма «в чистых формах и высоких «концентрациях»» на этнос, который либо гибнет целиком, либо гибнут «мечтатели», либо «мечтатели» объявляют свою мечту осуществлённой и становятся актуалистами.

В наиболее общих чертах, пассеизм, актуализм и футуризм – ощущения времени, при которых как единственная объективная реальность воспринимаются, соответственно, прошлое, настоящее и будущее.

Если три этих ощущения присущи времени становления этноса и отражают стадии этнической динамики, то период статического состояния этноса характеризуется собственным ощущением времени, а именно – игнорированием его как такового. В фазе обскурации люди утрачивают остатки пассионарности и превращаются в обывателей, которых время не интересует, «потому что они не извлекают из отсчёта времени никакой пользы для той деятельности, которая их кормит» [1, 109]5.

Итак, совершенно ясно, что «пространство и время… субъективно переживаются и осознаются людьми, причем в разных цивилизациях и обществах, на различных стадиях общественного развития, в разных слоях одного и того же общества и даже отдельными индивидами эти категории воспринимаются и применяются неодинаково» [2, 26-27]6. Остаётся лишь попытаться ответить на вопрос: почему субъективные восприятия времени столь разнообразны?

Для ответа на данный вопрос, думается, необходимо учесть точки зрения Л.Н. Гумилёва и А.Я. Гуревича. Согласно первой из них ощущение времени человеком зависит от его психологических (точнее – этнопсихологических) характеристик и, как правило, не выбирается и не изменяется в течение всей его жизни; господствующее ощущение времени при определённых обстоятельствах определяется преобладанием людей с той или иной степенью пассионарности. Другая позиция основывается на том, что человек не рождается с «чувством времени», его временные и пространственные понятия всегда определены той культурой, к которой он принадлежит [2, 27]7.

Для полноты изложения нужно упомянуть и кантовское отношение ко времени: по его мнению «время не есть эмпирическое понятие, выводимое из какого-нибудь опыта… Время есть необходимое представление, лежащее в основе всех созерцаний… время дано a priori»  [3, 56]8. То есть, согласно И. Канту, человек уже от рождения оснащён чувством (а точнее – «чистым априорным знанием») времени – данностью, к которой не примешивается ни малейшей доли опыта. Однако априорность темпорального предзнания ни в коем случае не исключает возможности индивидуального и коллективного конструирования времени, но даже выступает в качестве чистого базового знания.

Видимое противоречие между двумя приведёнными мнениями снимается и они оказываются вполне совместимыми в следующей интерпретации: человек от рождения обладает некоторым «зарядом» пассионарности (в другой трактовке – темпераментом), который определяет поведение, но, с другой стороны, немалое влияние оказывает окружающая культурная среда. Таким образом, восприятие (ощущение, чувство) времени определённым человеком имеет два основных источника: его априорное чистое знание о времени, несущее отпечаток его же прирождённой пассионарности, и влияние господствующих социально-культурных установок.

В сознании подавляющего большинства людей характерно наличие нескольких «пластов» отношения ко времени – религиозного, астрономического, биологического, социального и др. В общих чертах, речь идёт о переживаемом и о мыслимом времени: если первое присуще любому человеку на любой стадии развития, то второе является результатом интеллектуальной деятельности по постижению темпоральности. Нечто подобное подразумевал О. Шпенглер, когда писал: «слово «время» ровно ничего не означает для первобытного человека… Время у него имеется, однако он о том совершенно ничего не ведает… «время» –­ это открытие, которое мы можем совершить только мысля» [4, 163]9. Такому открытию учёный придаёт огромное значение, поскольку оно принесло человеку беспримерное освобождение и даже власть над самим временем благодаря одному только созданию имени для него [4, 164]10.

Постоянное переживание человеком времени даёт ему возможность накапливать ощущения, которые становятся источником идеи времени (мыслимого времени); поэтому, долго аспектами времени, которые имели основное значение для человеческого ума, были не теоретические свойства – длительность, направленность и необратимость, а эмпирические – повторяемость и одновременность [5, 72-74]11.

Ощущение времени, таким образом, трактуется двояко: через осознание себя в контексте исторического процесса (Л.Н. Гумилёв) и как чувствование времени в повседневной деятельности (М. Гюйо, Дж. Уитроу). В этой связи нужно заметить, что этнология серьёзно дополняет теории, которые полагают истоки идеи времени только в чувственном: этнопсихологическая основа вкупе с чувственно-рациональным восприятием позволяют субъекту выработать индивидуальное отношение ко времени, возможно, даже сформулировать собственную дефиницию времени.

Наряду с вопросом о восприятии времени существует и другой, связанный с исчислением (или отсчётом) времени. Исчисление времени становится возможным только после «открытия» времени, когда человек уже не просто живёт во временнóй среде, но и знает об этом и старается её постигнуть. Для повседневных нужд изобретают различные способы исчисления времени, причём они могут использоваться параллельно. Нужно подчеркнуть, что использование любого из этих способов связано именно с его практическим удобством, но никак не с неумением исчислять время иначе.

Для рассмотрения способов отсчёта времени снова необходимо обратиться к трудам Л.Н. Гумилёва. Учёный насчитывает семь таких способов, которые могут в тех или иных вариантах сосуществовать и дополнять друг друга, и сопоставляет характер отсчёта с его назначением и использующим его субъектом [6, 153-154]12: 1) отсутствие всякого отсчёта (когда в этом нет потребности; соответствует людям, с точки зрения педагогики, недоразвитым); 2) фенологический календарь (используется людьми, непосредственно зависящими от природы для приспособления коллектива к её явлениям); 3) циклический календарь (фиксирует повседневные события и присущ людям с родовым сознанием); 4) «живая хронология» (фиксирует исторические события в пределах одного поколения – пока жива память о событии – в условиях перехода от стабильного состояния к динамическому); 5) линейный отсчёт (используется практиками для политических и деловых целей, счёт ведётся от конкретной даты); 6) квантование времени (применяется учёными-теоретиками для анализа и синтеза исторических явлений); 7) релятивное время (используется при исследованиях космоса, творческих процессов и др.).

В сфере современной юриспруденции используются практически все способы отсчёта (естественно – за исключением первого, когда отсчёт времени отсутствует), однако, в теории и на практике оперируют различными категориями – здесь снова сказывается практическая необходимость.

Фенологический календарь использовался в Древней Руси до принятия латинских названий месяцев, однако с некоторыми изменениями древнеславянская номенклатура дожила и до настоящего времени в ряде славянских языков (например, украинском и белорусском). Названия месяцев фенологического календаря отражали важные природные явления: сечень – сезон вырубки леса, серпень – время жатвы и т.д. [7, 37]13. Древнеримский календарь также содержит некоторые указания на природные явления, например название месяца апреля (думается, наиболее архаичное) происходит от «aperire» – раскрывать, т.е. апрель – это месяц раскрывающихся на деревьях почек; однако уже в начале І в. большинство месяцев носило либо порядковые названия (сентябрь, октябрь и т.п.), либо имена божеств (Януса, Марса, Майи и Юноны, а также божественных императоров Юлия и Августа). Древний египетский календарь ориентировался на два важнейших события – восход Сириуса и разлив Нила. Тюрки, по свидетельству китайских хронистов VI в., отмечали смену времён года «только по зелени травы». Несмотря на кажущуюся зависимость человека от фенологии при такой системе отсчёта, и египтянам, и тюркам все же удалось создать довольно точные календари.

Циклический счёт времени изначально также основывался на наблюдениях за природой, в первую очередь – за движением Солнца, Луны и светил, что проявилось, например, в недельном цикле (не всегда семидневном), где дни носят названия планет или числительных. Периодическое повторение астрономических и природных явлений (новолуния, солнцестояния, смены времён года) влияло и на человеческое мировоззрение, вырабатывая характерное для мифологического сознания циклическое восприятие истории, выразившееся в мифах о смерти и воскресении Осириса, Адониса и многих иных богов и героев.

У кочевых народов Дальнего Востока система счёта времени получила развитие в двенадцатилетнем цикле, годы в котором получили названия животных. Этот цикл был усовершенствован в Китае и Тибете путём добавления пяти названий стихий, так что стал шестидесятилетним. Однако и двенадцати- и шестидесятилетний циклы, удобные в повседневной жизни для исчисления дат событий индивидуальной жизни, не могли удовлетворить хронистов, хотя и использовались ими в целях популяризации [6, 145]14.

В деятельности, связанной с осуществлением права, невозможно обойтись без использования фенологического и циклического календарей – первый чаще всего используется в природоресурсовом и жилищном праве (речь идёт о сезонах, временах года), второй – практически во всех отраслях (неделя и месяц упоминаются в подавляющем большинстве правовых актов).

Итак, удобство циклического отсчёта неоспоримо, но сфера его применения ограничена (его, например, явно недостаточно для соотнесения далеко отстоящих друг от друга во времени исторических событий), в связи с чем появляются «живая хронология» и линейный отсчёт времени.

«Живая хронология» употребляется не только на бытовом уровне, когда с некоторыми важными событиями – войной, нахождением у власти определённого лица, переселением в новое жилище – связываются иные события второстепенного характера. Такой способ отсчёта времени применялся, например, в странах античного Средиземноморья и Древнем Китае, где годы носили имена правителей (царей, архонтов, консулов и др.). Юридическое значение «живой хронологии» заключалось в двух аспектах: во-первых, с её помощью устанавливался год принятия нормативного акта (5-й год царствования Ашшурбанипала), во-вторых, – фиксировались во времени юридические факты (например, указанием на мартовские иды года консульства Цезаря и Бибула). Необходимо заметить, что в Украине и теперь номер закона содержит указание на созыв Верховной Рады, хотя и не указывается год её легислатуры (думается, в настоящее время в отечественной правовой системе этим исчерпывается значение «живой хронологии»).

Линейный отсчёт времени появился в связи с необходимостью чёткого упорядочения событий во времени и заключается в установлении определённой точки отсчёта (сотворения мира, Рождества Христова, основания Рима, Хиджры и т.д.), к которой можно привязать любое событие с помощью категорий «раньше», «позже» и «одновременно». Так, в современном мире отсчёт времени происходит от Рождества Христова, дата которого была вычислена в VI в. римским монахом Дионисием Малым, хотя во многих странах секуляризация мышления заставила заменить выражения «до Р.Х.» и «после Р.Х.» на обессмысленные «до н.э.» и «после н.э.».

Линейное восприятие истории характерно для религиозного сознания, представляющего время в качестве «стрелы», направленной к определённой цели. Так, английский историк Р.Дж. Коллингвуд пишет, что «любая история, написанная в соответствии с христианскими принципами должна быть универсальной, провиденциальной, апокалиптической и периодизированной» [8, 49]15. Указанными признаками может обладать только такой процесс, который имеет начало, конец и определённую направленность, иначе говоря, «векторность» (правда, у истории в целом нет «длины» – её можно установить только для отдельных эпох, периодов и т.п.). То же говорит и А.Я. Гуревич: «новое [христианское] осознание времени опирается на три определяющих момента: начало, кульминацию и завершение жизни рода человеческого. Время становится векторным, линейным и необратимым» [2, 100]16.

Поразительно, что линейное время в европейской историософии уживается с циклическим: «осознав, что знание – это сила и его выгодно накапливать, европейская цивилизация забывает о цикличности процессов, ведя учёт преимущественно результатов. А их удобно подсчитывать при помощи линейной шкалы времени» [9, 91]17. Характерным примером является концепция Дж. Вико, по которой «циклическое вращение оказывается не простым вращением истории, прохождением её через определённые фазы. История движется не по кругу, а по спирали, ибо она никогда не повторяется, а вступает в каждую новую фазу в иной форме, которую определяет предшествующее развитие» [8, 66]18. Спиралевидный характер развития присущ и для синергетики, представляющей историю в виде последовательного чередования периодов порядка и хаоса, иерархизации и деиерархизации: по словам В.П. Бранского, «анализ синергетического циклизма показывает, что этот циклизм не только не отрицает хорошо известный диалектический циклизм…, но и содержит его в качестве одного из важных своих моментов» [10, 37]19.

Другая попытка совмещения линейного и циклического времени связана с цивилизационным подходом, который изображает всемирную историю как полилинейный процесс зарождения, развития, расцвета и упадка сменяющих друг друга локальных цивилизаций. В данном случае развитие предстаёт в виде развёрнутого волнообразного процесса «чередования гребней и впадин», отражающего качественные изменения цивилизации, перестройку её структуры [11, 6]20. Идею волнообразного развития выдвинул и американский социолог Э. Тоффлер, который пишет о трёх волнах, воплотившихся в сельскохозяйственной, индустриальной и постиндустриальной цивилизациях [12, 382]21.

В практической деятельности линейная система отсчёта остаётся наиболее удобной: с её помощью устанавливаются точные датировки таких юридических фактов, как заключение договора, рождение человека и т.п. Линейное время измеряется двумя основными способами: хронологическим и хронометрическим. С точки зрения хронологии время – последовательность определённых точек («моментов времени»), а с позиции хронометрии оно выступает в качестве некоторой длительности. В юридической сфере эти способы времяизмерения выражаются через понятия „термін” и „строк”.

В теоретической юриспруденции возможности использования разных способов отсчета времени несколько расширяются: кроме уже упомянутых сюда относятся ещё и квантование времени и релятивное время. Примером кванта времени может послужить срок – определенная протяжённость времени. Целесообразным видится введение квантового времени в юридическую методологию, поскольку это может позволить более глубоко взглянуть на проблемы договорного права, юридической ответственности и др. Квантование времени – это и неотъемлемый инструмент историка, стремящегося к классификации и упорядочению (периодизации) событий, выяснению закономерностей развития.

Значение релятивного (относительного) времени прежде всего проявляется при исследованиях правового сознания, в которых немаловажно определение отношения личности и общества ко времени (а именно – ощущение темпа времени). Последнее обстоятельство выступает одной из важнейших детерминант правового поведения: на выбор человеком варианта поведения в конкретной ситуации может оказать влияние его субъективное восприятие текущего момента времени. Изучение проблемы индивидуального времени с использованием понятия относительности, таким образом, должно способствовать усовершенствованию методик юридической квалификации. Однако этим далеко не исчерпываются возможности применения релятивного времени в правоведении: к примеру, российский учёный В.В. Сорокин утверждает, что в период коренных социальных преобразований «ход правового времени резко ускоряется и правовые процессы начинают развиваться в непривычном для наблюдателя темпе»  [13, 190]22, удостоверяя тем самым разнотемповость времени.

Очевидно, что изменение характера отсчёта времени (точнее – изобретение новых способов) напрямую связано с научно-техническим прогрессом и переменами в жизненном укладе. Однако кроме способов отсчёта времени изменяются также и эталоны его измерения: речь в данном случае идёт об измерении сравнительно небольших временных промежутков.

Древнейшими инструментами, предназначенными для этой цели, были солнечные, песочные и водяные часы – клепсидры (последние оставались редкостью); время также измерялось по мере сгорания лучины, свечи или масла в лампаде. Средневековые монахи ориентировались во времени по количеству прочитанных ими страниц священных книг или произнесённых псалмов [2, 94]23. Но если в раннее Средневековье в Западной Европе эталоном времени была продолжительность церковной службы, то уже с ХIV века – это час, отмеряемый часами на ратуше, а в Новое время – уже и настенными, карманными и наручными часами. Более того: вскоре появляются часы с минутными и секундными делениями, а к началу ХХI века во многих сферах используются дробные доли секунды. Такую ситуацию нужно связывать с двумя обстоятельствами: коммерциализацией времени [14, 708]24 (по известному выражению Б. Франклина – «время – деньги») и увеличением высокоточных технологий, в которых исключается всякая приблизительность.

Следует заметить, что средневековый европейский партикуляризм не ограничивался одной только правовой сферой, но проявлялся и в быту. Вместе с тем, по мере усиления центральной государственной власти происходила правовая унификация, одним из инструментов которой стала стандартизация времени, иначе говоря – выработка единого эталона и шкалы времени для всей страны или крупных её регионов. По справедливым словам А.Я. Гуревича, «с переходом контроля над временем к государственной власти она стала выдавать свои часы за единственно верные и навязывать их всем подданным. Локальное время разъединяло, тогда как общегосударственное, и затем и зональное время сделалось средством сплочения, усиления связей. Возникает единое темпоральное мышление» [2, 138]25.

В конце ХIХ в. единая шкала и эталоны времени закрепляются уже во всемирном масштабе: открывшаяся 1 октября 1884 г. в Вашингтоне Международная меридианная конференция установила единый нулевой меридиан и понятие «всемирные сутки» (Резолюция V). Результатом конференции стало введение системы поясного времени, основанного на Гринвичском меридиане; с 1928 г. эта шкала получила название «шкала всемирного времени» (UT-Universal Time) [15, 103-109]26.

Итак, время выступает в качестве одного из важнейших атрибутов сознания личности: исходя из глубин человеческой психики и формируясь под воздействием внешних обстоятельств (духовное воспитание и светское образование, трудовая деятельность и общественное сознание) категория времени обретает неповторимые для каждого человека характеристики. Однако в ходе теоретических обобщений можно выделить четыре основных способа восприятия (ощущения) времени: пассеизм, актуализм, футуризм и безразличность. Ощущения времени, господствующие при конкретных условиях, практическая необходимость и уровень научно-технического развития служат факторами, обусловливающими изобретение и использование новых способов исчисления времени, а также его эталонов и шкал.

Несомненно огромное значение времени как одного из измерений правовой действительности: во времени разворачивается процесс правового развития; временем ограничивается действие правовых актов; время как срок выступает в качестве важнейшего мерила; эталонирование времени является эффективным инструментом централизации государственное власти и унификации права. Однако и этим значение времени не исчерпывается. Думается, нужно обратить внимание на необходимость разработки проблемы индивидуального времени в правовом контексте, что позволит углубить понимание процессов, происходящих в правосознании и, самое главное, – максимально приблизить оценки, даваемые в ходе юридической квалификации к действительности.

Литература:

  1. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – СПб: Кристалл, 2002.

  2. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. – М.: Искусство, 1972.

  3. Кант И. Критика чистого разума. – Симферополь: Реноме, 2003.

  4. Шпенглер О. Закат Европы: В 2 т. – Т.1. – М.: Айрис-пресс, 2003.

  5. Уитроу Дж. Естественная философия времени. – М.: Едиториал УРСС, 2003.

  6. Гумилёв Л. Н. Этнос и категория времени // Доклады географического общества СССР. – 1970 – Вып.15.

  7. Черепнин Л.В. Русская хронология / Под ред. проф. А.И. Андреева. – М.: Историко-Архивный Институт ГАУ НКВД СССР, 1944.

  8. Коллингвуд Р.Дж. Идея истории. Автобиография. – М.: Наука, 1980.

  9. Домбровский Б. Каким временем мы пользуемся? (Этическая концепция времени) // Логос. – 2000. – №2.

  10. Бранский В.П. Синергетический циклизм в истории, культуре и искусстве // Мир психологии. – 2002. – №3.

  11. Карнаух В.К.Волны цивилизации. – СПб.: СПбГУ, 1998.

  12. Ящук Т.І. Філософія історії. – К.: Либідь, 2004. – С.382.

  13. Сорокин В.В. Право и время: правовая система в переходное время // Правоведение. – 2002. – №1.

  14. Історія європейської ментальності / За ред. Петера Дінцельбахера – Львів: Літопис, 2004.

  15. Догадайло Е.Ю. Правовая система и время: о правовых способах управления временем //Северо-Кавказский юридический вестник. – 2006. – № 1.




1 Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – СПб: Кристалл, 2002. – С.104

2 Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – СПб: Кристалл, 2002. – С.104-105

3 Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – СПб: Кристалл, 2002. – С.105.

4 Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – СПб: Кристалл, 2002. – С.106-108.

5 Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – СПб: Кристалл, 2002. – С.109.

6 Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. – М.: Искусство, 1972. – С.26-27.

7 Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. – М.: Искусство, 1972. – С.27.

8 Кант И. Критика чистого разума. – Симферополь: Реноме, 2003. – С.56.

9 Шпенглер О. Закат Европы: В 2 т. – Т.1. – М.: Айрис-пресс, 2003. – С.163.

10 См.: Шпенглер О. там же. – С.164.

11 См.: Уитроу Дж. Естественная философия времени. – М.: Едиториал УРСС, 2003. – С.72-74.

12 См.: Гумилёв Л. Н. Этнос и категория времени // Доклады географического общества СССР. – 1970 – Вып.15. – С.153-154.

13 Черепнин Л.В. Русская хронология / Под ред. проф. А.И. Андреева. – М.: Историко-Архивный Институт ГАУ НКВД СССР, 1944. – С.37.

14 Гумилёв Л. Н. Этнос и категория времени // Доклады географического общества СССР. – 1970 – Вып.15. – С.145.

15 Коллингвуд Р.Дж. Идея истории. Автобиография. – М.: Наука, 1980. – С.49.

16 Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. – М.: Искусство, 1972. – С.100.

17 Домбровский Б. Каким временем мы пользуемся? (Этическая концепция времени) // Логос. – 2000. – №2. – С.91.

18 Коллингвуд Р.Дж. Идея истории. Автобиография. – М.: Наука, 1980. – С.66.

19 Бранский В.П. Синергетический циклизм в истории, культуре и искусстве // Мир психологии. – 2002. – №3. – С.37.

20 См.: Карнаух В.К.Волны цивилизации. – СПб.: СПбГУ, 1998. – С.6.

21 Ящук Т.І. Філософія історії. – К.: Либідь, 2004. – С.382.

22 Сорокин В.В. Право и время: правовая система в переходное время // Правоведение. – 2002. – №1. – С.190.

23 Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. – М.: Искусство, 1972. – С.94.

24 Історія європейської ментальності / За ред. Петера Дінцельбахера – Львів: Літопис, 2004. – С.708.

25 Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. – М.: Искусство, 1972. – С.138.

26 Догадайло Е.Ю. Правовая система и время: о правовых способах управления временем //Северо-Кавказский юридический вестник. – 2006. – № 1.. – С.103-109.





Скачать 177,6 Kb.
оставить комментарий
отметить Л.Н
Дата26.09.2011
Размер177,6 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх