Империя уральских самоцветов icon

Империя уральских самоцветов


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Урок "В гостях у Хозяйки Медной горы"...
России Серия «Пятая империя»...
«Развитие ветеринарии в Европе в средние века»...
Это запад Турции, прошедший испытания временем и цивилизациями: Древние Греция, Рим, Византия...
Французская колониальная империя...
Рабочей программы учебной дисциплины (модуля) Исламский мир в прошлом и настоящем фдт ...
Д. Ливен Империя: Российская империя и её соперники...
«Взмах»
Литература: 12 рус нар сказки. Сборники «Гора самоцветов»...
Аннотация примерной программы учебной дисциплины «История»...
«Живи и помни»...
Республика Башкортостан расположена в южной части Уральских гор и равнин Предуралья и Зауралья...



Загрузка...
скачать
Империя уральских самоцветов


Все камни драгоценны,

но не все это замечают.


Морис Метерлинк


1.

Эпоха Великих Империй прошла. Современные декоративные монархии только в какой-то мере отражают судьбу драгоценного камня и в наше время. Драгоценные камни в эпоху Великих Империй носили сакральный смысл, сейчас они в лучшем случае украшают, декорируют власть и богатство.

Соответственно, и империя уральских самоцветов, сиявшая в пространстве и времени Российской империи времен Елизаветы и Екатерины Великой, угасла. Воспоминания о ней сохраняются только в тёмных залах Эрмитажа, в витринах и фондах столичных минералогических музеев, в архивных документах и в лесах и полях Восточного склона Урала и ближнего Зауралья, таящих следы работы старателей на старинных копях самоцветов.

Следует уточнить содержание самого понятия «империя уральских самоцветов». Речь идет об эпохе, когда уральский драгоценный камень имел царский, имперский статус, охватывая своим влиянием не только Россию, но и Европу - Францию, Италию, Англию, Германию, а также значительно позже - Китай и Японию. Последствия экспансии уральского камня ощутимы в Старом и Новом Свете: практически каждый национальный музей содержит в своей экспозиции уральские минералы.


2.

Общую историю уральских самоцветов можно разделить на такие этапы:

  • естественная «геолого-минерагеническая» история;

  • древняя история культуры уральского камня;

  • возникновение и расцвет «империи уральских самоцветов»;

  • угасание и гибель империи;

  • новейший этап: попытка реставрации империи.


3.

Разнообразие уральских самоцветов обеспечено, прежде всего, более чем тремя миллиардами лет геологической эволюции могучей уральской геосистемы, определившей действие минералообразующих систем в контрастных физико-химических и тектонических режимах. Здесь в течение протерозоя, палеозоя и мезозоя проявился созидательный минерагенический потенциал магматических, пегматитовых и грейзеновых систем, осуществлены все варианты гидротермального синтеза - от высокотемпературного до телетермального. Мезозойский гипергенез оставил нам в наследство мощные коры выветривания и россыпи, где драгоценный камень вызревал, приобретая достоинства и теряя дефекты. Словом, здесь выразительно представлены все звенья минерагенического цикла: от магматитов и метаморфитов до гидротермалитов и продуктов гипергенеза.

Здесь пространственно и исторически сопряжены древняя континентальная кора и наследие палеозойского океана. Мезо-кайнозойской эрозией вскрыты корни позднепалеозойских гор. Здесь накоплены россыпи, где платина и золото встречаются с горным хрусталем, агатом, демантоидом, пушкинитом, розовым топазом и голубым эвклазом.

Яшмы и родониты, рубиноносные мраморы и гранитные пегматиты с топазом и бериллом, с розовым и полихромным турмалином, слюдиты с изумрудом, александритом и фенакитом, демантоид из платиноносных россыпей в контурах концентрически зональных дунит-клинопироксенитовых массивов Платиноносного пояса, наконец, аметисты Тальяна, Сизиковой, Ватихи из минерализованных трещин в гранитах и малахит из подземных карстовых пещер – все это самоцветное богатство благодаря настойчивости горщиков и старателей извлекалось в течение трех веков из темных уральских недр, чтобы молодая Российская империя поражала не только мечом на поле брани, но и великолепием и богатством дворцов и храмов, чтобы внимательный мастер счастливо сочетал в ювелирном искусстве драгоценный камень с драгоценным металлом, чтобы русский (читай, уральский) самоцвет украсил лучшие музеи мира.

4.

Древняя история культуры уральского камня составляют тысячелетия взаимоотношений человека и камня, осознанные археологией. Недаром ранняя история человека подразделяется по технологии обработки и использования камня и минерального вещества: палеолит, мезолит и неолит.

Главным стратегическим ресурсом в эти далекие времена на Урале были яшмы и сходные с ними кремнистые породы. Яшмовый пояс маркирует след великого Палеозойского океана от Мугоджар до Полярного Урала. Декоративные качества, природный рисунок камня использовался при изготовлении, например, оружия охоты и войны. Наконечник стрелы, копья, лезвие ножа раскраивались так, чтобы острие и лезвие были декорированы красной полосой в яшме – это может быть самый ранний пример украшения оружия.

В то же время известны примеры «магических», то есть истинно драгоценных камней, не имеющих прикладных функций. К ним можно отнести изделия из благородных разновидностей кварца – прежде всего горного хрусталя, а также аметиста и агата (конические нуклеусы, позже - шары).

Недавно появились публикации французских геммологов об уральской природе скифских изумрудов, подтверждающие (на основе изотопного анализа) сведения Геродота и Плиния о богатстве Рифейских гор. Всё это убеждает нас, что предыстория уральских самоцветов, чреватая новыми сенсационными открытиями, еще ждет своего пытливого и настойчивого исследователя.


5.

Вся более чем двухвековая история империи уральских самоцветов начинается в XVI-XVII веках, этот период условно можно назвать доекатеринбургским. Это счастливое время, когда крестьянская стихийная добыча самоцветов ещё не была регламентирована законами, начинается открытием самоцветов Дмитрием Тумашевым на реке Нейве в 1668 году, в царствование Алексея Михайловича (1645-1676). О находке самоцветов сразу же оповестили царя, и ответ был скор и ясен:

«От царя и великого князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя России самодержца, в Сибирские города стольникам и воеводам нашим и дьякам и всяким приказным людям.

Бил челом нашему великому государю медной руды плавильщик Дмитрий Тумашев, и сказал: ездил-де он в Сибирь руд искать и отыскал цветное каменье, в горах хрустали белые, фатисы вишневые и юги зеленые и тунпасы желтые, и чтобы нам великому государю пожаловать его Дмитрия велеть его отпустить его с Москвы в Сибирь до Верхотурья, для подлинного прииску золотые и серебряные и медные руды и всякого цветного узорчатого каменья, на своих проторях и ездить бы ему в Тобольском и Верхотурском уездах повольно…»


6.

В 1721-1765 гг. произошло становление императорской монополии на уральский камень, развилась государственная система поисков, оценки и добычи самоцветов. Период начинается в последние годы строительства молодой империи Петром Великим (1682-1725), пересекает краткие времена Екатерины Первой (1725-1727.) и Петра Второго (1727-1730), потом захватывает царствование Анны Иоанновны (1730-1740) и воплощается в полной мере в Елизаветинское время (1741-1761).

В 1721 году Василий Татищев в перечне необходимых ремесел в проекте Исетского завода (будущего Екатеринбурга) уже упоминает гранильное и камнерезное дело. 1720-1725 годы отмечены добычей крупных раухтопазов на р. Нейве. В 1735 году Вильгельм де Геннин (1676-1750) доносит о тумпасе Мурзинской слободы. В 1744 году бригадир Андрей Беэр «усмотрел несколько сот ширфов» в Корниловом Логу и «через ширфовку нашел камней тумпасовых и между ними хрусталей несколько...». В этом же году бригадир выслал в Кабинет Её Императорского Величества карту Мурзинки с проектом "геотехнологической" добычи в Корниловом Логу. Предлагалось прокопать "от речки в поле канал, где и всегда по веснам и в дождивые времена течение иметца, и потом зделать в канале закол (частокол. - Э. Е.), чтобы землю проносило, а камни в заколе могли оставатца, почему надежда есть ... тех камней собрать немалое число. А может быть, и рубины и гранаты найтится могут, ибо тамошние мужики сказывали ему Беэру, что прежде сего находились тамо камни красного, синего и зеленого цветов... " Проект этот, впрочем, имеет античные корни: смотри свидетельство Плиния Старшего (23-79 вв.), автора "Естественной истории" о добыче золота в Испании. Но на Урале он был осуществлен лишь в 1748 году.

Елизавета Петровна указала, что добывать камень должно только под присмотром бригадира Беэра, а добытый камень отправлять через Екатеринбург в столицу: «сколько и каких собрано будет, оные бы отправлять в Екатеринбургскую канцелярию, отколь оные сюда присылать. И при том запретить накрепко, чтобы их партикулярных людей, кроме вышеописанного офицера, тех каменьев никто на себя и на других не добывал». В мае 1749 года в столицу было отправлено 454 "разных цветов камней", в 1750 году - уже 1572. К 1750 году россыпь в Корниловом Логу была истощена, а в 1757 году ученики Екатеринбургской гранильной фабрики добыли только 33 "камешка". Прииск бездействовал до 1765 года, когда здесь снова были обнаружены топазы и хрустали.

Летом 1996 года, по прошествии более чем двух с половиной веков с начала разработки россыпей у деревни Корниловой, мне показали добытый там и ограненный голубой топаз.

В 1747 году началась промышленная обработки камня в Екатеринбурге. В 1751 году, 8 декабря, пущена в ход Императорская Екатеринбургская гранильная фабрика.


7.

Екатерининская эпоха (1762-1796) – расцвет империи самоцветов. Расцвет, освещенный сиянием двух уральских самоцветов – аметиста и малинового турмалина. Самодержавие Екатерины Великой простиралось до каждой копи самоцветов, до каждого драгоценного камня. В 1765 году Императрица утвердила доклад "Об учреждении Экспедиции в Екатеринбурге для сыскивания разных цветных камней". Руководил Экспедицией генерал-майор Яков Данненберг. Вместе с Данненбергом на Урал прибыли 30 мастеров с Петергофской гранильной фабрики и два итальянских мастера - братья Жан-Батист и Валери Тортори из Флоренции. Сейчас во Флоренции, на правом берегу реки Арно, располагается величественный и в то же самое время трогательный памятник Николаю Никитичу Демидову, почётному гражданину города. Память о связях Флоренции с Уралом запечатлена в белом каррарском мраморе.

Уже через два года императрице доложили о результатах работы экспедиции:

«По высочайшей Вашего Императорского Величества 1765 года марта 15 дня конфирмации, в Екатеринбург и Оренбург для сыску и действительного разрабатывания мраморовых, агатовых и других цветных каменьев отправлен генерал-майор и кавалер Данненберг с командою, какие ж где каменья, в коликом количестве в 157 местах обысканы: полученная от него ведомость с планом и пробными каменьями Вашему Величеству поднесены, затем известных более 200 мест в сию весну и наступающее лето освидетельствовав, где полезно окажется разработать должно, а отделанных каминных, колонных и других мраморовых 1107 штук привезено и не мало нынешней весной отправится. Реченный генерал-майор представляет, что выписанные из Италии два мастера российских прилежно обучают и многие хороший успех оказывают».

Семен Ваганов доставляет Екатерине II карту месторождений драгоценных, цветных и поделочных камней и образцы. Императрица велела карту оклеить тафтою и оставила у себя, заказав по образцам на первый случай для украшения дворца тридцать разновидностей камней. В 1768 году начались первые казенные работы на месторождении аметистов Тальяне (название - от искаженного «итальянец»). В 1770 году Гмелин пишет о разработке более 100 жил с аметистами на правом берегу реки Амбарки, расцвет добычи аметистов произошел в 1780-1785 годах. В 1777 году братья Тортори работают на копях около деревни Южаковой и Алабашки. В 1782 г. произведены казенные работы на Алабашских копях, в это же время произошло открытие аметистов на правом берегу р. Анбарки у деревни Сизиковой. С 1785 года собирали камень для большой Пирамиды (составной каменной горки), которая должна была отразить все минеральное разнообразие и богатство Российской империи, и именно в это время партия Якова Федорова ведет добычу «агата изжелта-красноватого с разными прожилками» в пяти верстах от села Шайтанского. В 1787 году «девица Марфа Гаврилова нашла друзу малинового шерла прямо на дороге, размытой дождями», у деревни Шайтанки. Именно эти малиновые турмалины крестьяне и называли самоцветами. Они были названы сибиритами; «за безумные деньги – за сотни и тысячи рублей – продавались отдельные кристаллы этого красивого камня» (Ферсман,1914). В 1787 году партией Якова Федорова добыто 18 пудов агата-переливта недалеко от Шайтанки. А в 1797 году Раздеришин, бергмейстер, глава Комиссии для приискания камней и прочих редкостей, упомянул о коренном месторождении шайтанского переливта. Прииск открыт в 1799 г.

На рубеже веков происходят два события, подчеркивающих имперский статус самоцветного дела в России:

  • в 1800 году граф Строганов становится Президентом Академии художеств и Главным начальником Экспедиции мраморной ломки и прииска цветных камней;

  • в 1802 году завершено "Генеральное описание" месторождений самоцветов на Урале, начатое по указу Екатерины Великой в 1765 году.

Якова Ивановича Данненберга отправил на Урал И. И. Бецкий, директор Академии художеств, заведующий Канцелярией «от строений и садов», а также начальник Уральской экспедиции по розыску, добыче и обработке цветных камней. При Александре Сергеевиче Строганове Уральская экспедиция была преобразована в гранильную фабрику и Горнощитский мраморный завод. Строганов «в кратковременное, лишь только семилетнее управление Екатеринбургскою гранильною фабрикою каменнодельное искусство привел в самое цветущее состояние: он образовал для неё достаточное количество художников и мастеров, снабдив значительным запасом различных твердых камней и лучшими из имевшихся в то время при Академии художеств рисунками, чего означенная фабрика с начала своего существования до поступления в его управление – в течение 35 лет – не могла приобрести».

Екатеринбургская гранильная фабрика, основанная в 1751 г., сразу же получила заказ изготовить ступени, колонны и плиты для полов для Царскосельского дворца и Воскресенского монастыря. С этого времени Императорская Екатеринбургская гранильная фабрика трудом, верой и правдой служила кесарю и богу. В 1811-1836 гг. фабрика - в ведении Кабинета Его Императорского Величества. Директорами фабрики были Якоб Мор, Я. Коковин, генерал-майор И. И. Вейц, в 70-годы – некто Лютин, а с осени 1885 г в течение 26 лет фабрикой руководил В. В. Мостовенко. С 1913 по 1917 гг. директором был Андреев; его сменил Кандыкин.

Накануне войны 1914 года художественной частью Петербургской и Екатеринбургской фабрик назначен заведовать академик А. А. Лансере.

В 1915 году фабрика получила очередной заказ в связи с отделкой сеней храма Воскресения.

8.

1802-1881гг. - расцвет культуры уральского камня.

1801-1825 гг. - царствование Александра I Благословенного;

1825-1855 гг. - Николая I;

1855-1881 гг. - Александра II Освободителя.

На этот период приходятся: новый всплеск интереса к малиновому шерлу и аметисту, открытие самой знаменитой копи Мокруши с голубыми топазами и уникального месторождения изумрудов и александритов на р. Токовой. 1805-1810 гг. отмечены большой добычей аметистов на Тальяне и у деревни Сизиковой. В 1810 году братья Федор и Афанасий Кузнецовы нашли малиновые шерлы в дресве гранита у деревни Шайтанки. В 1815 году добычу шерла производил директор Императорской Екатеринбургской гранильной фабрики Якоб Мор. Он "был столько счастлив, что встретил богатейшие гнезда сего редкого ископаемого". В 1828 году старателем Старцевым в Алабашском районе найден кристалл берилла весом в 2507 г, оцененного в 150 тыс. рублей, "какового нигде и никогда не было, да и едва ли можно надеяться, что когда-либо подобный мог найтись". Кристалл пожалован Музею Горного института (Санкт-Петербург) Николаем I.

^ Извлечение из правил на добычу цветных камней от 6 мая 1832 года (Цит. по материалам Мурзинского филиала Нижнетагильского музея истории горнозаводского дела).

1. Екатеринбургская фабрика учреждена для делания вещей из цветных камней для Императорского двора.

2. Фабрика пользуется исключительным правом отыскивать и добывать цветные камни на казенных землях.

3. К прииску камней допускаются ...только крестьяне тех селений, где находятся цветные камни.

4. Крестьянин... получает билет за подписью командира фабрики.

5. Билет выдается на одно лицо не больше года.

6. В билете означать... и место, где проводить добычу именно в окрестности только своего селения, не касаясь мест, принадлежащим другим селениям.

7. Если крестьянин желает отыскивать камни в другом месте, то... взять другой билет со внесением за оный также 10 рублей.

11. Крестьянин, получивший билет на добычу камней, имеет право продавать оные как в натуральном виде, так и обделанные.

12. Ежели кто обличен... в добыче... без билета взыскать штраф 100 рублей в пользу фабрики.

14. Кто во второй раз обличен... предать суду.


В 1830 году крестьянин Белоярского уезда Максим Кожевников на реке Токовой в корнях вывороченной бурей сосны находит изумруды. В 1831-1834 годы производилась разведка и добыча изумрудов на Сретенском руднике под руководством директора Екатеринбургской гранильной фабрики Якова Васильевича Коковина. В 1832 году Николай I подарил Александру фон Гумбольдту, знаменитому путешественнику, изумительный кристалл изумруда (13 см по удлинению), который хранится в музее Гумбольдтовского университета. В 1832 году открыт Старской (Троицкий) прииск изумрудов. А в 1833 г. крестьяне Карелин и Голендухин своей находкой положили начало долгой жизни Мариинского месторождения. 17 апреля 1834 года, «когда вся Россия праздновала совершеннолетие наследника престола (будущего императора Александра II), нашли на Урале хризоберилл, совершенно отличный от всех прочих разновидностей этого минерала. «По своим превосходным качествам новый минерал занял вскоре одно из первых мест между самыми дорогими ископаемыми. Этот драгоценный камень, по случаю достопамятного дня, назван в честь Его Императорского Величества нашего величайшего монарха александритом, по предложению известного минералога Н. Норденшельда» (Кокшаров, 1862). Уникальная и самая дорогая друза, содержащая «26 больших и многих меньших тройников» александрита, весом 5,87 кг (25х14х11 см), прежде всего, украсила вельможную коллекцию князя П. А. Кочубея (а сейчас хранится в Музее Академии наук им. А. Е. Ферсмана в Москве). В 1834 году найден изумруд по свидетельству статского советника Ярошевицкого «лучшего достоинства, весьма травянистого цвета, весом в фунт... самый драгоценный и едва ли не превосходящий достоинством изумруд, бывший в короне Юлия Цезаря». В 1834-1835 гг. произведена крупная добыча агата (переливта) для украшения собора всех учебных заведений Санкт-Петербурга (для двадцати четырех колонн его дарохранительницы).

В 1858 году девочка из деревни Корниловой (Корнилов Лог) нашла «прекрасный синий корунд». Камень огранен и подарен Александру II. Корнилов Лог, под присмотром директоров Императорской Екатеринбургской фабрики подвергнут детальной разведке.

Открытие алмазов на Урале связано с невероятным совпадением счастливых случайностей. Во-первых, первый кристалл случайно был найден мальчиком Павлом Поповым, работавшим на Крестовозвиженских промыслах на промывке золотоносной россыпи. Совершенно случайно в этих краях оказался минералог Шмидт из Фрайбергской горной академии. Он-то и определил точно алмаз, первоначально принятый за топаз. Наконец, находка случилось именно в то время, когда Александр фон Гумбольдт, предсказавший в письме Николаю I открытие уральских алмазов, совершал своё путешествие по Уралу.

Впрочем, X. Кинг утверждал, что русский (скифский) алмаз был известен ещё древним грекам [21].

С открытием изумрудов и алмазов на Урале стали известны все библейские камни.

«Вставь в него оправленные камни в четыре ряда рядом: рубин топаз, изумруд – это один ряд; второй ряд: карбункул, сапфир и алмаз; третий ряд: яхонт, агат и аметист; четвертый ряд: хризолит, оникс и яспис; в золотых гнёздах должны быть вставлены они. Сих камней должно быть двенадцать по числу двенадцати имён сынов Израилевых, по именам их и по рождению их, на каждом, как на печати должно быть вырезано по одному имени из числа двенадцати колен».

^ Исход, ч. 28. Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового завета. Казанская епархия, 1991.

Открытие малахита на Урале [13] произошло в то благодатное время, когда здесь уже понимали, как драгоценный, цветной и поделочный камень может служить славе России и приумножать богатство умных промышленников. В начале века Николай Никитович Демидов, не имея своего, скупал гумешевский поделочный малахит, и уже с 1808 года на Демидова работали малахитные мастерские в Париже, Женеве, Риме. И когда открылся меднорудянский малахит, слава о нём разносится по всему миру. 1835 год: Александр Гумбольдт сообщает на заседании Парижской академии об огромном малахите (гнездо, где малахита было до 3000 пудов!), найденном на Уральских рудниках Демидова. Малахит в таком количестве «есть произведение, которое еще не встречали в коре Земного Шара» (Горный журнал,1836).

В 1841 г. малахитовую глыбу описывает знаменитый английский геолог Р. Мурчисон. В 1851 г. штуфы малахита представлены на Всемирной выставке в Лондоне. В 1856 г. глыбу малахита изучает П. В. Еремеев, профессор минералогии, академик. В 1862 году партии малахита поступают во Францию и Англию. В 1867 году он представлен на Всемирной выставке в Париже. В 1868 году великому князю Владимиру Александровичу, посетившему Нижний Тагил, подарен пудовый штуф малахита. В 1873 году Всемирная выставка в Вене также была украшена уральским малахитом. А в 1876 году малахит снова на выставке, но уже в Филадельфии, в 1878 году – опять в Париже. В 1886 году августейший Президент Императорского минералогического общества герцог Н. М. Лейхтенбергский получил в дар коллекцию меднорудянского брошантита и малахита и, по свидетельству сопровождавшего его лукавого врача Н. А. Белоголового, «радовался как ребенок».

Дворцы и храмы украшаются малахитом, среди них Михайловский замок (строительство 1797-1800 гг.). В кабинет-будуаре императрицы счастливые гости видели гумешевский малахит, сибирский агат, змеевик, красный мрамор. После пожара 1837 года восстанавливается Малахитовая гостиная Зимнего дворца (1839), зелёный цвет уральского камня декорирует дворец короля малахита А. Н. Демидова в Сан-Донато, в Италии (первая треть XIX в.). Создан «Малахитовый храм» в Таврическом дворце (1837), малахит украшает петербургский дом П. Н. Демидова на Большой Морской улице (1836-1837). Для внутреннего убранства Исаакиевского собора в 1843-1851 годы поставлено от 1200 до 1500 пудов малахита. Малахит всюду: и в Большом Кремлевском дворце (1848-1849), и в Новом Эрмитаже (1851-1852), где создана первая, по выражению В. Б. Семенова [13], коллекция изделий из малахита, и в Малахитовом зале Зимнего дворца (1861-1865), и в гостиной императрицы; и в зеленой гостиной Юсуповского дворца (1867) на Мойке, и в особняке З. И. Юсуповой (1852) на Литейном проспекте. Малахитовые камины украшают Большой Кремлевский дворец, там же на половине императрицы располагается малахитовый будуар. Малахит подчёркивает высокую торжественность парадного кабинета Александра I в Большом Царскосельском дворце, а малахитовый павильон завершает архитектурный ансамбль в Колонном парке Петергофа.

А. Н. Демидов – король уральского малахита, владелец Нижнетагильских заводов, с 1828 по 1875 годы обеспечил экспансию уральского камня в Европу, великие мира сего в науке, искусстве, власти и религии оказались причастны к созданию славы уральского малахита.

Судьба другого царского камня – орлеца (родонита) – также освещена августейшим вниманием [4]. В 1858 добыта громадная глыба орлеца около 1000 пудов весом. В 1867 году по рисунку академика М. Шурупова из неё изготовлена великолепная чаша. В 1888 году началась работа по изготовлению уникального саркофага царицы Марии Алексеевны из монолита орлеца весом 48 тонн, добытого в конце 60-х годов. Этот труд был счастливо завершён, и саркофаг установлен в 1905 году.

Орлец – любимый царский камень. Месторождение Седельниковское и Екатеринбургская фабрика принадлежали Государю Императору. Чаши из родонита укрепляли династические и политические связи: они подарены в 1870 году австрийскому императору, а в 1875 – президенту Франции.

В 1875 году открыта знаменитая копь Мокруша с голубыми топазами. В 1880 году начата промывка песков на реке Положихе (рубин, сапфир, гранат). Растет слава «уральской Бразилии» - россыпей топазов, эвклаза, берилла и хризоберилла на реках Санарке и Каменке.

В этот период Россия стала, благодаря титаническому труду Николая Ивановича Кокшарова, центром развития рациональной описательной минералогии мирового значения. Как справедливо отмечает А. Е. Ферсман, «количественная минералогия и кристаллография родились на Урале». А. Е. Ферсман продолжает: «…Когда в уютных барских кабинетах собирались академик Кокшаров, генерал Гадолин и князь Кочубей, то их беседы, тянувшиеся далеко за полночь, касались только камня – камня уральского». Трудно остановиться, когда цитируешь А. Е. Ферсмана! Поэтому продолжу: «Кочубей рассказывал о Л. А. Перовском, о его знаменитой коллекции, которую он купил у Перовского за бесценок, о мальчике Перемитине, которого пригрел за изумруды граф Перовский и который затем стал уральским миллионером».

В Николае Ивановиче Кокшарове соединились настойчивость и стремление к безукоризненной точности в исследовании с иррациональной страстью коллекционера минералов. Кроме того, эти качества сочетались с чрезвычайно полезным даром куртуазного вельможи и человека высшего света. Поэтому, наследуя высокую традицию драгоценного камня, минералогия стала не только благородной дворянской, но императорской наукой. Когда Н. И. Кокшаров был во главе Минералогического (Императорского!) общества, Президентом общества был избран герцог Николай Максимилианович Лейхтенбергский, сын «главнозаведующего Института корпуса горных инженеров». Минералогическое общество стало аристократическим и знатным, в его состав избирались титулованные особы, аристократы, генералы, светские дамы и кавалеры. Здесь «лакеи в белых перчатках подавали чай».

Августейший Президент Минералогического общества в 1866 году посетил Урал. Именами семейства минералогических герцогов на Урале названы копи принцессы Евгении Максимилиановны Лейхтенбергской недалеко от Екатеринбурга и Николай-Максимилиановские - у Златоуста. Президентами Императорского минералогического общества были члены императорской семьи, новые самоцветы назывались именами царей, академики от минералогии были царскими вельможами. Впрочем, это была давняя, еще со времён Елизаветы Петровны и Екатерины Великой, традиция пристрастного участия царствующих семей в захватывающем ум и сердце приключении уральских самоцветов.

Но именно в это время величие природного самоцветного наследства, открытия новых месторождений драгоценных камней пришлись на беспрецедентный расцвет минералогической науки. Первые шесть томов «Материалов для минералогии России» Н. И. Кокшарова увидели свет в России (1852-1877), но полное издание (11 томов!) появилось только на немецком языке (1853-1892). «Ни одно государство в мире, - писал Р. А. Прендель в 1893 году, - не может похвастаться подобным собранием монографий по отечественным минералам».

Важно подчеркнуть, что все открытия самоцветов на Урале, все достижения отечественной минералогии сразу же становились общеевропейским и мировым достоянием. Всемирность, многомерность отечественной минералогии отражает простой перечень почетных званий академика Н. И. Кокшарова, сына Горного начальника Березовского завода, в жилах которого вместе с русской текла и кровь грузинских князей (цитирую по И. И. Шафрановскому):

«Горный инженер, почётный член Академии наук в Петербурге, директор и почётный член Минералогического общества в Петербурге, почетный член университетов в Петербурге, Москве, Киеве, Казани, Харькове, почетный член Медицинской академии в Петербурге, член-корреспондент Академии наук в Париже, Берлине, Мюнхене, Риме, Турине, Копенгагене, Нью-Йорке, Филадельфии, Баварии (также иностранный член академий в Мюнхене и Риме), член-корреспондент научного общества в Геттингене, Геологического института в Вене, Геологического общества в Лондоне, Общества естествоиспытателей во Фрайберге, действительный член Географического общества в Петербурге, почетный член Минералогического общества в Париже, Общества естествоиспытателей и врачей в Гиссене, объединения натуралистов «Лотос» в Праге, Вольного немецкого общества наук, искусств и общего образования в родительском доме Гёте во Франкфурте-на-Майне, Фармацевтического общества в Петербурге, Общества естествоиспытателей в Петербурге, Москве, Харькове, Казани, Одессе, Риге, иностранный член научного общества в Богемии».

В это время европейские собрания обогатились уральскими самоцветами и изделиями из драгоценного, цветного и поделочного камня. В Музее естественной истории в Лондоне как бесценное достояние хранится огромная ваза из уральского авантюрина, подаренная Николаем I первооткрывателю пермской системы Р. Мурчисону. Уникальная коллекция герцогов Лейхтенбергских, лучшую часть которой (стараниями Н. И. Кокшарова!) составили уральские самоцветы, была завещана Баварской академии наук. Впрочем, выразительные и редкие экземпляры, прошедшие через руки нашего академика, можно встретить во многих европейских музеях. Так создавалась и крепла слава уральского камня в Европе.


9.

На царствование Александра III Миротворца (1881-1894) и Николая II (1894-1917) приходится закат уральской империи камня, отмеченный несколькими яркими событиями.

В 1880-1886 гг. - добыча топазов на Мокруше и по реке Кривой, на копи Золотуха.

Разработка копей идет крайне неровно. Бывают совсем глухие годы, когда "камень нейдет" или добывается какой-нибудь один камень: нынче нашли хорошую аметистовую копь, в прошлом году добывали топазы и т. д. От этого обстоятельства зависит цена на камень: меньше добыча - камень дорожает, открыли новую копь - цена на него быстро падает. Самый ходкий камень из мурзинских самоцветов - это аметист, который проник далеко в Европу и крепко держится на рынке. Ценятся больше всего аметисты темной воды, впадающие в синие тона. Гранильщики и ювелиры охотно покупают аметист, как доступное украшение для покупателя средней руки. Но иногда аметист поднимается независимо от добычи; это происходит при возведении в сан нескольких новых архиереев - для панагий, митр и наперсных крестов это самый глазастый камень. По справедливости его можно назвать архиерейским камнем, как есть любимый камень у католического духовенства - зеленый турмалин.

^ Д. Н. Мамин-Сибиряк (1890)


Найденный в 1868 году “алмазоподобный” демантоид сначала стоил копейки. Только после Парижской выставки 1898 года демантоид стал поистине всемирно известен и знаменит [9]. Если Н. Норденшельд открыл демантоид из платиноносных россыпей Нижнетагильского завода для науки, то первое его минералогическое описание в 1871 году сделал Павел Васильевич Еремеев (тоже родной для Урала академик минералогии). Но ювелирным камнем демантоид стал благодаря отцу и сыну Калугиным (отец - известный горщик и мастер, сын – один из основателей коллекционного дела на Урале, чьи минералогические коллекции были известны в Европе и Японии) [9].

Демантоид получает царский статус, потому что «при дворе Государя императора во время коронации императора Александра III в 1883 году, … придворные дамы надевали по дюжине желтых демантоидов (топазолитов! - Э. Е.) на свои кокошники» [9]. Чтобы стать драгоценным, демантоиду потребовалось, по крайней мере, четверть века.

В 90-х годах Екатеринбургская гранильная фабрика получила большой заказ в связи со строительством храма Воскресения в Санкт-Петербурге. Были изготовлены украшения из орлеца (два клиросных киота и балюстрада) и яшмы. В 1885 г. - при промывке рубинов и сапфиров на реке Положихе с вашгерда снят алмаз на 1,5 карата. В 1899 г. - крупная добыча бериллов (более 35 пудов) на Семенинской копи (Адуй). В 1895 году А. А. Комаров проводил поиски узорчатого камня для украшения гробницы почившего императора Александра III в окрестностях села Шайтанского.

В 1899-1916 гг. развернулась деятельность англо-французской "The New Emerald`s company". По расчетам В. Б. Семенова (1993), компания вывезла с Урала 8655 килограммов изумрудов.

На Всемирной выставке в Париже (1900) карта Франции, исполненная уральскими мастерами из уральских самоцветов, символически воплотила в контурах Французской Республики сияющее достоинство уральских самоцветов. Это был последний подарок последнего Российского императора республиканской Франции. Перечислим это «картографическое» собрание уральских самоцветов: яшма (калканская, кушкульдинская, николаевская, сибайская, тунгаринская, ямская), фоменский мрамор, авантюрин, шайтанский переливт, агат, кахолонг, сердолик. Каждому городу соответствует драгоценный камень. Париж отмечен сибиритом (так называли эвдиалит - малиновый турмалин) в 4,25 карата, Лилль – фенакитом, Нант – бериллом, Гавр и Марсель – изумрудом, Реймс – хризолитом (вернее сказать - демантоидом), Руан – сапфиром, Лион – турмалином, Бордо – аквамарином, Ницца – гиацинтом, Шербур – александритом, Тулон – хризобериллом, другие города представлены горным хрусталем, рубеллитом, топазом, аметистом. Названия на карте выведены буквально золотыми буквами, а реки обозначены платиной. Карта получила высшую награду выставки, а её автор - директор Екатеринбургской фабрики Василий Васильевич Мостовенко - награжден командорским крестом Почетного легиона.

В 1900 году произведена крупная добыча розовых и полихромных турмалинов вблизи села Липовское.


^ Малиновая шерла (рассказ о том как были найдены рубеллиты на Липовке, записано в д. Липовке, Режевской район, по В. П. Круглящевой,1991)

....А на двадцатом году как я женился, у нас один человек Русин Петр Родионович пахал пашню и выпахал малиновую шерлу. Видно вымет ее был, самый верх. Там, вниз-от, в камне пойдет, как бочка, а от ее в стороны, как корни от дерева. В их - мякоть, мягкая глина, а в ей камни, как панки (показывает большой палец). В бочке этой шерлы так туго набито, что не знаешь, куда ломок засунуть, кое-как засунешь, И как разворотишь, камень-шерла так и рассыплется. С виду камень и ничего не оказывает, а как его огранят, так он так засияет, ну, скажи, прямо глазам больно. Ох, и камня что этого раньше было! Прямо тарелками, шапками продавали. Как он, мужик-от, выпахал, дознались, пошли искать. Все вымета находили, а по ним и до жил...

Только наши липовцы мало кто нажился на этом камне. Перекупщики же нажились... Приедут вина навезут. Дадут сколько-то денег да вином напоят. Приезжали южаковцы, сизиковцы. Они домов потом каменных настроили...

Он Русин-от, борозду чистил последний раз и в ту пору нашел камень, на вымет напал. Пришел к мужикам - он вроде как не совсем умом-то был, - принес и говорит: "Какие-то камешки нашел.." Тут народ и бросились. Каменшики первым делом, кто знает. Намыли пудовиками. Приедут с поля и рядятся мерой, а не так, чтобы по камню, как южаковцы. Особенно нажился коло камня Василий Лович, шайтанский.

Недалеко от Шайтан-камня, на левом берегу реки Реж, можно найти развалины мельницы Василия Ловича Зобнина. Сохранился каменный фундамент, можно найти жернова, но все заросло, затянуто травой забвения, как и шурфы, которые по заданию Зобнина в поисках аметистов пробили недалеко от мельницы.

В 1904 г. состоялась новая добыча топазов на Мокруше и аметистов в Голодном логу. В 1910-1911 гг. вскрыто крупное гнездо с топазами на Мокруше, поступили крупные партии аметистов из копей д. Сизиковой. В 1914-1918 гг. продолжилась добыча аметистов на Ватихе.

В 1912-1916 гг. А. Е. Ферсман обследовал копи самоцветов в Мурзинском районе. Книга его "Драгоценные и цветные камни России" (1914) - это уже в значительной мере сборник воспоминаний, мифов и легенд о былой империи уральских самоцветов.


10.

Гибель империи: 1917-1991 - советский период, отмеченный искоренением основы драгоценного статуса природного камня. Коренное отличие советского этапа освоения Самоцветной полосы от имперского периода XVIII-XIX вв. заключается в технократическом, промышленном подходе к самоцветам. Была разрушена инфраструктура Российской империи - власть, религия и идеология - в пространстве и времени которой уральский самоцвет приобретал статус драгоценного, то есть камня, удостоверяющего божественную природу самодержавной власти. В имперский период сакральное существо драгоценного камня России подтверждалось постоянным заказом Кабинета Его Императорского Величества драгоценного, цветного и поделочного камня и изделий из него. Увлечение минералогией охватывало сановников и императорскую семью. Во всяком случае, долгое время Всероссийское императорское минералогическое общество имело высочайших покровителей. Если в 1800 году должность Главного начальника Экспедиции прииска цветных камней занимал по совместительству Президент Академии художеств граф Строганов, то два с половиной века спустя аналогичную экспедицию возглавлял горный инженер, исполняющий абсурдные для месторождений самоцветов инструкции о стадийности поисковых, поисково-оценочных и разведочных работ. Месторождения топазов, аметистов, горного хрусталя, изумрудов, александритов не столько истощены, сколько разрушены технократической системой поисковых, оценочных и разведочных работ [2]. В 1931 году произошло полное символического смысла событие: Изумрудные копи - единственное в России месторождение ювелирных изумрудов и александритов - переданы в ведение Союзредмета, как источник стратегических бериллиевых руд. В 1956 году они перешли под начало Первого Главного Управления Минсредмаша, а в 1989 году - Первому главному научно-технологическому управлению Министерства атомной энергетики и промышленности.

Следует подчеркнуть, что гибель империи самоцветов обусловлена не истощением месторождений, а революционным преобразованием мира. Мир стал рациональным, технократическим, секулярным. В социалистическом индустриальном государстве нет ни социальной, ни экономической, ни культурологической основы для развития самоцветного дела. Самоцветы в ювелирном деле заменяются более технологичными искусственными аналогами, а уникальные произведения ювелиров, казалось, забыты Богом и потеряли своих высоких заказчиков на Земле.

11.

Нам досталось богатое наследство. Уральский камень знаменит. Слава его, созданная в XVIII веке, в имперский период, развитая восторженным мифотворцем уральского камня академиком Александром Евгеньевичем Ферсманом, неизбывна. Эту самую главную драгоценность – славу уральских самоцветов – должен приумножать и хранить Музей, объединяющий естественную и неестественную историю уральских драгоценных и узорчатых камней. Трудно и, может быть, не имеет смысла возвращать уральский камень из далеких собраний Старого и Нового Света. Но время собирать камни пришло. Нужно возвращать на историческую родину информацию об уральских самоцветах, представляющих Урал во многих странах мира.








Скачать 245.93 Kb.
оставить комментарий
Дата27.09.2011
Размер245.93 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх