Законы, регулирующие расходы в XIII icon

Законы, регулирующие расходы в XIII



Смотрите также:
«Международные конвенции...
Темы стенгазет Список наиболее значительных памятников права Российского государства...
Законодательства в области сми в республике казахстан...
3 Законы и нормативные правовые акты...
Статьи
1. Законы Ньютона...
Комитет по развитию и интеллектуальной собственности (крис) Девятая сессия Женева...
Комитет по развитию и интеллектуальной собственности (крис) Девятая сессия Женева...
Расходы это расходы, связанные с образованием юридического лица...
Программа конференции 09: 00 09: 30     регистрация участников 09: 30 10: 30    ...
Вначале XIII века этнополитическая ситуация в Таврике (так назывался полуостров до XIII века)...
Дополнительная программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 08. 00...



скачать
Limiting Yardage and Changes of Clothes”

Sarah-Grace Heller

(из книги «Medieval Fabrications : Dress, Textiles, Cloth work, and Other Cultural Imaginings»/Edited by E. Jane Burns (The new Middle Ages) /2004 )


Перевод: Симонова Татьяна Сергеевна (Tin) © 2007

Законы, регулирующие расходы в XIII-вечной Франции, Лангедоке и Италии


В XIII в. «Виа Франчиджина» («Via Francigena» - древняя дорога паломников – прим. Tin) проходила через торговые города центральной Италии к Провансу и Франции.

По ней шли шелка к северу через Италию, в то время как шерстяные ткани делали свой путь южнее и восточнее. Торговые города Лангедока и Прованса развили свою нишу в торговле шерстью, шелком и золотой парчой. Историями и песнями обменивались также. Как кансоны трубадуров были переняты и составлены французами и итальянцами, так и французские рыцарские романы были переделаны на итальянское наречие и имитировали провансальский стиль. Франция обладала правами бесспорного культурного господства в конце XIIIв., когда Брунето Латини, описывавший себя как итальянца в изгнании, писал свое “Livre dou Tresor” (“Большое Сокровище”) частично на французском потому что: “язык более очаровательный и чаще используемый чем все другие”.

Некоторые позиции относительно одежды и социального разделения, несомненно, были переданы с определенным обменом одеждой и историями. Идея интегрирования законов регулирующих расходы, контролировавшая издержки и проявлявшаяся в одежде (а также в свадьбах, похоронах, обедах и лошадях), была принята в этих и других регионах в XIIIв., устанавливая законную структуру, которая сохранялась до XVIIIв. В то же самое время, хотя идея регулирования демонстративной роскоши распространилась, каждое государство или город реагировало по-своему, приводя свои опасения и преимущества данной системы в директивах, а также в других формах выражения, например, таких как поэзия. Эта попытка предполагала синхронную оценку некоторых сохранившихся законов регулирующих расходы данного исходного периода регулирования деятельности XIII века. Она стремилась пройти за пределами лингвистических и национальных границ, поместив постановления об одежде в большем контексте политической истории и дидактической литературе времени.

«…»

Указы о дорогих одеждах светских людей, очевидно, отсутствуют в церковных декретах до XII в., как отмечает Сatherine Kovesi Killerby . Однако с XII в. проповедники церкви так же как светские законодатели начинают уделять внимание светской одежде, охватывая города запада. В к. XI и XII вв. большое недовольство вызывали мужские прически и длина подола. В к.XII в. беспокойство было обращено к отделке подола и использованию меха. В 1157г. Первый генуэзский сборник законов запретил использование соболиного меха, стоящего более 40 сольдо, на отделку “hems” (краев одежды – прим. Tin). Хотя просто объявленное вне закона и изъятое из переработанного сборника законов 1161г., это постановление отмечало начало развития европейского закона регулирующего расходы. В 1188г. французский король Филипп Август, вместе с другими руководителями крестового похода, предписал церковнослужителям и мирянам в армии отказаться от “vair” (two-toned fur) (беличий мех двух тонов – прим.Tin), беличьего меха и соболя, “scarlet” (алого цвета – прим.Tin) шерстяных тканей и одежд с разрезами или на шнуровке. В 1195г. папский легат собрал Нарбоннский собор в Монпелье, предостерегающий граждан обоих полов от распутности и тщеславия одеждой с разрезами или «языками», такими как длинные женские шлейфы, особенно в лице сарацинской угрозы в Испании и Иерусалиме. Несомненно, считалось, что стили наподобие шлейфов или сильно обрезанных и пришитых «языков» использовали непомерное количество ткани, что расточало деньги, которые лучше могли бы быть использованы для военных целей. Ариоданте Фабретти и другие датировали рост директив, регулирующих расходы, законами Людовика VIII в 1229г. во Франции. Однако, наиболее наглядно видно, что эта тревога вокруг желания демонстрации, несомненно, имела начало в предыдущем столетии. Кроме того, законы от 1229г. не выглядят существенными. В каком бы то ни было сборнике законов нет подобных постановлений, и Людовик VIII умер сразу после 1226г. Без этого закона общепринятая хронология должна быть смещена, делая Францию выглядящей менее значимой как законодателя постановлений, касающихся расходов, чем может указывать популярная историография. Дошедшие до наших дней французские законы, которые мы можем проверить документально, датированы правлением Филиппа III в 1279 и 1283гг., и Филиппа IV в 1294г. К тому времени законодательство уже появилось в Испании, Италии и Португалии. Детально разработанные законы, ограничивающие одежду для дворянской иерархии, были приняты в Кастилии при дворе Альфонсо X, в 1258г. XIII-вечные законы в Португалии точно определяли необходимую квалификацию портных и запрещали определенные стили, излишества, духи; новые законы появились позднее - при дворе Альфонсо III. В 1234г. король Джеймс Арагонский установил ограничение на обеды и на предметы роскоши, сделанные и используемые арабами. Законы, регулирующие чрезмерность в похоронах, появились в Италии в Брешиа ок.1200 и 1276г., и в 1242 в Реджо; Бассано регулировал свадьбы и похороны начиная с 1259г. до 1265. На свадьбы было обращено внимание в Перуджи в 1266г, а также в Падуи в 1277 и в Венеции в 1299г.. От законов освобождены многие коммуны, такие как Флоренция, но очевидно, что это постановление обсуждалось в 1281г., хотя подробности отсутствуют.

Новые законы были распространены и старые также исправлены в Болоньи (1233, 1250, 1260…), Витербо (1257, 1251), Парме (с 1258 по 1266), Сан-Джиминьяно ( 1251, 1267), Сиене (1249, 1277 по 1282…),Сицилии и Апулии (1272, 1290), Прато (1283), Пизе (1286), Ферраре (1287), Вероне (1295), Кремоне (1297), Фабриано (1299) и др. городах. Более подробная картина обильного законодательства во многих энергичных городах Италии все ещё возникала, задумывается в своей работе Catherine Kovesi Killerby. В этом модифицированном контексте французские законы явились в меньшей степени как модель для Европы. Наоборот, они последовали за первой волной законов, пребывающей полностью в середине расцвета регулирования, что, по-видимому, распространилось по западному Средиземноморью в XIIIвеке. Франция, несомненно, была важным регионом в Средние века, как и в последующие столетия, французская средневековая одежда, вероятно, вызывала общепризнанно несоразмерно больше внимания, чем другие регионы, усиливая значимость французских законов для большей исторической среды.

«…»

Как упоминалось выше, церковный собор 1195г. в Монпелье распространил свои директивы на одежду простого народа, также как на церковнослужителей, угрожая светским членам палаты лордов отлучением от церкви, если они не усилят умеренность в одежде среди своих подчиненных. Моральный тон этого закона отображает дух реформы, объединившей в одних руках структуру францисканского закона с другой, в преследуемых катарских идеалах, а именно в евангилистической простоте и отказе от мирской роскоши.

Контроль, регулирующий расходы, налагался на светских людей в качестве епитимьи церковными советами в течение Альбигойского крестового похода. После поражения в Безье, Каркассоне и Термесе, граф Раймонд VI Тулузский встретился с папскими послами в Нарбонне для переговоров в январе 1211г. «Песнь об альбигойском крестовом походе» (“Chanson de la croisade albigeoise”) сообщает, что Папа приказал графу и его вассалам вернуть их поместья, отозвать солдат и прекратить защищать еретиков и иудеев; кроме того, среди прочих вещей, они должны были поститься шесть дней в неделю, перестать собирать пошлины, платить назначенную церковными миротворцами ежегодную плату, отказаться от излишка и “Ni ja draps de paratge poichas no vestiran, Mas capas grossas brunas, que mais lor duraran” (“они не должны были носить благородные ткани, но плащи из грубой «темной» шерсти, которая будет служить им дольше”).

«…»

К к.XIIIв. появляются другие законы. В 1273г. городское консульское правительство Монпелье ограничило использование шелка и различных драгоценных камней для женщин города. В 1274 или 1275г. консул г.Монтобан составил список определенных мехов, шелков и одежд, окрашенных в пурпурный цвет, как предметов, которые и мужчинам и женщинам было запрещено носить на улицах. Законы г.Арль, составленные между 1162 и 1202г., запрещали проституткам носить головные покрывала и разрешали порядочным женщинам срывать эти покрывала, если они их видели.

Francois Bousgarbies описывает регламент в Кагоре в 1288г. Историк Jules Quicherat писал, что в 1276г. консул Марселя регламентировал цены на обильно украшенные hoods (капюшоны) и плащи на подкладке из ‘cendal’ (тонкая шелковая ткань – прим. Tin) и др. шелков; в 1298г. консул Нарбонны принял закон относительно шнурованных ‘sorquanie’ (соркани), одеваемых сверху, который разрешал демонстрировать плиссированные и вышитые женские сорочки.

«…»

Французские законы рассматривают 14 категорий мужчин и только 3 категории женщин в 1279г., и 32 и 7 соответственно в 1294г. Провансальские и итальянские законы также уделяют больше внимания регламентированию отдельных предметов туалета, таких как особые шелка, и где они могут носиться, особые орнаменты, меха и др., тогда как французские законы дают очень мало информации о стилях, покрое и тканях, будучи более заинтересованными в описании детальной социальной иерархии и устанавливая, сколько смены одежды за год разрешено людям каждого ранга.

Некоторые выдержки из трёх указов 1270-х гг. проиллюстрируют этот момент. Консул Монпелье ограничил использование шелка для женщин в 1273г.: «Они не могут носить одежды из шелка, золота или серебра, за исключением ‘сendal’ (тонкая шелковая ткань – прим. Tin). Кроме того, мы объявляем, что женщина не может носить шелковых одежд; женщина может носить ‘сendal’ в качестве подкладки к своим одеждам, но не снаружи». Некоторые указы в сборнике рекомендуют мужьям не позволять своим женам носить шелковые платья (‘gowns’), пелиссоны (‘pelisses’), камизы (‘chemises’) или ленты для волос (‘hair bands) вышитые золотом, серебром, жемчугом или др. дорогими украшениями. В указах Сиены от 1277 к 1282г. есть подобный интерес к драгоценным металлам, камням и жемчугам в украшениях женских волос; вышитым лентам (orphrey bands), выполненным в золоте и серебре, которые носили мужчины и женщины предположительно вокруг шеи, на запястье и швах рукава; к шлейфам, и к женским одеждам (‘robes’), содержащим много ярдов шерстяной ткани:

Et nulla mulier cuiusque conditionis vel stature sit possit mictere ultra xviij brachios panni scarleti intra gonnellam et guarnachiam; et si faceret totam robbam scilicet gonnellam, guarnachiam et mantellum, posit mictere xxiiij brachios dicti scarleti et non plus; et hoc idem fiat et observetur de quodlibet panno francisco…

(«И никакая женщина какого бы то ни было социального положения или ранга не может иметь платье (‘gown’) и верхнюю одежду (‘overdress’) имеющие в своем составе более 18 ‘brachios ’ (около 12 ярдов); и если она имеет полный комплект одежды, с ‘gown’, ‘overdress’ и ‘mantel’ (плащом), она может использовать 24 ‘brachios ’ ткани алого цвета (‘scarlet’) и не более; и разрешение это будет дано и соблюдено для любой французской фабрики»)

Указы Филиппа Смелого в 1279г. ограничивали число новых комплектов одежды и цен на ткань для них, в соответствии с рангом и годовым доходом, и к тому же запрещали меха для горожан – мужчин и женщин – с менее чем 1000 фунтами личного капитала, полностью запрещая золотые шпоры и лошадиные снасти.

“…nus ne dux, ne cuens, ne prelaz, ne bers, ne autres, soit clers soit lais,

ne puisse faire ne avoir un anz plus de iiij paires de rodes varies, ne don’t l’aune de Paris conte plus de xxx s. de tournois, se il n’avoit plus de vij mile livrees de terre a tournois, et cil n’en pourrait avoir que v au plus…”

(«Никто, ни герцог, ни граф, ни прелат, ни барон, ни другие, церковнослужитель ли или мирянин, не может иметь более чем четыре ‘sets (вида?комплекта?) одежды, подбитой беличьим мехом в год, ни подобной одежды, что стоит более чем 30 ‘tournois’ су за парижский ‘aune’ (локоть, аршин – прим. Tin), если он не имеет более чем 7000 ‘tournois’ фунтов земельных доходов, и этот человек не может иметь более чем пять ‘sets (видов? комплектов?) одежды…»)

Сквайрам (‘squires’) разрешалось только две новые ‘robes’, пока они не имеют 4000 фунтов в год, в каковом случае им было разрешено четыре. Пункт несколькими параграфами позже устанавливал, что то же будет правильным для женщин какого бы то ни было социального ранга, пока она, её отец или её муж не имеют 5000 фунтов или более в год, в этом случае она могла прибавить пять новых комплектов одежды (‘sets of clothes) к её гардеробу.

Все три отрывка стремятся ограничить расходы на ткани и демонстрацию. В Монпелье женщинам было разрешено ненавязчивое демонстрирование шелка, но не хвастовство им. Шерсть, по-видимому, считалась более приемлемой – менее яркая, менее греховная и, возможно, менее подрывающая экономику. Сиена, в противоположность, ограничивала дорогие французские шерстяные ткани, такие как богато окрашенные и валяные алые ткани (‘scarlet’), пытаясь добиться этого ограничением количества в ярдах, что вызывало недовольство у обоих – и у сиенских женщин, и у торговцев, которым было выгодно нарушать закон – в 1300г. они заявили, что не все ткани имеют одинаковую ширину, и не все женские объемы одинаковы.

«…»

Монпелье и Сиена обычно уделяют больше внимания женской внешности, чем мужской, в то время как Франция ясно демонстрирует приоритеты, более ориентированные на соблюдение общественного положения, очевидного соотношения, чем на ограничение расходов женщин.

Что касается общественного положения, замечено также, что Франция учитывает духовных лиц, которых не учитывают прованские и итальянские законы. Городское законодательство итальянских и провансальских коммун было полностью буржуазным, тогда как французские законы, учитывавшие большее и более многообразное население, неизбежно должны были формулировать больше вариантов статусов. Французские законы могут быть названы «антибуржуазными» - это впечатление может быть усилено, когда они сравниваются с городскими законами, но которое в корне искажает суть указов.

«…»

Автор размышляет также, что женщинам уделялось очень много внимания, особенно в Миди (‘Midi). В XIV и XVв. в Италии расходы на всё увеличивающееся приданое (что отлично описано в воспоминаниях Данте о времени, когда отцы боялись рождения дочерей, “Paradiso XV”) привели к попыткам контроля, как полагают Cholnacki, Hughes и др., но в XIIIв. подобные расходы ещё не достигали тех гигантских размеров. Объяснение, которое также могло быть верным для раннего периода, может быть найдено в теории Cholnacki для XV-вечной Венеции, что женская возрастающая роскошь в одежде была результатом недостаточно продуктивной экономики или политических рынков сбыта, оставляя им только вещи, такие как платья, отвечающие потребностям самовыражения и для сохранения их здоровья.

«…»

Рассмотрим XIII-вечную поэму “Ad greu cossire” поэта P.Basc, чей пол остается неясным. В ней рассказчик женского пола оплакивает потерю её хороших одежд: «чтобы Папа римский сжег заживо каждого, кто лишает нас украшений»(13-15). Она говорит, что она не может дольше носить её белую камизу, богато вышитую шелком в ярких цветах и золотом и серебром (60-65), дважды повторяя рефрен «Увы! Я не осмеливаюсь носить это!» (59,64) . Линда Паттерсон читает это как прямую реакцию на законы, регулирующие расходы Альбигойского крестового похода. Другие, как например, E. Jane Burns, обращали внимание на это как на более общее выражение женского отношения к одежде или к патриархальному обществу.

«…»

Когда пытались ввести французские законы регулирующие расходы в окружающую ситуацию, многие писатели повернулись к длинным описаниям касающимся одежды, приводя советы и сатирические поучения “Романа о Розе” (“Roman de la Rose”), чье продолжение Жана де Мена и первоначальный успех приблизительно одного времени с законами Филиппа III и IV. Эта работа была адаптирована по всей Европе, устанавливая форму для аллегорических видений поиска любви, среди прочих вещей. Короткая провансальская версия аллегории в этом стиле “Lai on cobra” рассказывает о встрече автора Peire Guillem с Богом Любви и его дамой на пути в Тулузу. Как и “Rose” эти очерки подробно излагали описание внешнего вида одежды (48-58,107-113) и в отдельности их лошадей и упряжь (59-87, 115-125), кое-что Rose только упоминает при случае (1113- 16). Это наглядно разделило стиль на авторов и публику для продолжения описания нарочитых фантастических нарядов. В описании лошадиной снасти, автор передает идею географии роскоши, как он представляет её в своем мире. Он помещает великие богатства мира во французском королевстве, которое он ставит в один ряд с императорским двором в Германии, и замечает, что они «бледнее» в сравнении с Персией: «Без сомнения, король Франции никогда не сможет позволить себе вожжи и ‘chest’ сбрую (упряжь), не будучи императором; цена двух камней, украшающих их, равна стоимости всех сокровищ короля Дариуса, 77-81». Прибавляя четвёртую размерность он отмечает, что женские ‘harness’стоили больше, чем все состояние Кастилии и пяти королевств Испании вместе (115-117). Провансальский автор оценивает в описании ослепительные камни и ткани, но надо себе представить возможность позволить себе всё это за пределами своего собственного региона. Он мог изобразить аналогию к ситуации, касающейся регулирования расходов вокруг него: Монпелье торговало шелками, но не могло позволить своим гражданам хранить их.

Окситания была перекрестком для богатств, но эти богатства были предназначены для какого-то другого места.

«…»

Цикл сцен из анонимного тосканского собрания историй конца XIII в., названных “Novellino”, проливает некоторый слабый свет на то, как читатели центральной Италии видели своих торговых партнеров и клиентов – и, возможно, конкурентов. Рассказчик демонстрирует итальянское восприятие в истории, действие которой происходит в левантийской Александрии (Levantine Alexandria): «…в Александрии, где улицы, на которых сарацины готовят еду на продажу и люди проходят улицы в поиске лучших деликатесов; как люди делают здесь с тканями». Итальянцы кажутся единственными, кто восхищается улицами, полными неотразимых тканей. (Наблюдение автора не выставляет женщин на те улицы.) Как в “Lai on cobra”, сарацинский мир - реальный, но далекий горизонт для торгового развития.

В другой истории красивая жена французского горожанина находила себя менее привлекательной, чем другие женщины на празднике, потому что их платья были лучше и новее. Она попросила своего мужа о новом платье. Он пообещал купить его так скоро, как появятся деньги. Пришел торговец, прося о ссуде, обещая два процента. Муж отказался: ростовщичество прокляло бы его душу. Жена настояла, чтобы он взял взаймы, жалуясь на то, что он просто отказывается, избегая покупать ей новое платье. Когда она появляется в платье, любуясь собой, как она мечтала, Merlin приходит к ней и допрашивает её, замечая, что враги Господа вложили деньги в её платье. Вначале она гордо воздерживалась, затем отказалась от платья за свободу души своего мужа от проклятья (86-88). Франция всегда жаждала новых одежд, и это позволяло проповедникам контролировать женщин, в то время как мужья поддавались на их уловки.

В противоположность этой грешной Франции и горожанам, жаждущим новые наряды, другая история любопытно упоминает рыцарские церемонии «сына графа Раймонда» при дворе Ле-Пюи (“Le Puy) в Провансе. Так много известных людей явилось из любви к Раймонду, что одежды и серебро начали истощаться, и ему пришлось раздеть его собственных благородных рыцарей для того, чтобы чтить своих посетителей (стр.154)).Здесь провансальская тяга к роскоши, разорившая непомерными ожиданиями щедрости – «безумной щедрости», о которой мечтала Rose. Альбигойский крестовый поход, что уничтожил династию «Раймондов» Тулузских, затягивается как признак экономического краха.

XIII-вечный закон, регулирующий расходы, добился успеха при обоих дворах, где богатство одежды стало социальным проявлением, и в городах, чья торговля и промышленность давала материал для роскоши. Франция была в большей степени организованной и доминирующей политической силой, а также поставщиком определенной моды - от шерстяных тканей алого цвета (‘scarlet woolens) до «Романа о Розе» (“Roman de la Rose”). Она не должна рассматриваться как новатор всего, законы регулирующие расходы возникли независимо в каждом районе, едва они достигали аллегории в “novas” или сонетах; едва они адаптировали имеющиеся ткани на свой манер и запретили в зависимости от обстоятельств. Города Лангедока, Прованса и Италии разработали детальные городские системы закона, списанные с моделей римского права, усвоенного в тех краях и быстро развивающегося в самоувековечивающихся механизмах закона производства и контроля. История, касающаяся регулирования расходов, должна отражать, как эти законодательные эксперименты XIII в. зарегистрированы в уникальности каждой из тех областей, так же как их экономика и светский человек зависят др. от др.. Если законы регулирующие расходы и постоянно нарастающий спрос потребления есть внешний аспект Раннего Модернизма, этот вид модернизма должен быть признан появившимся в XIIIв. в этих регионах.







Скачать 125,48 Kb.
оставить комментарий
Дата26.09.2011
Размер125,48 Kb.
ТипЗакон, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх