Российско американские отношения на дальнем востоке (1917 1922 гг.) icon

Российско американские отношения на дальнем востоке (1917 1922 гг.)


Смотрите также:
Статья напечатана в сборнике научных статей Из истории Гражданской войны на Дальнем Востоке...
А. И. Петров. Китайцы в Кяхте (1727-1917 гг.)...
Расписание учебных занятий на 2009/10 учебный год...
Статья написана совместно с Г. Г. Левкиным...
Литература. Арин О. Азиатско-тихоокеанский регион: мифы, иллюзии, реальность. М.: Флинта, 1997...
Конференция будет проходить с 25 по 27 октября 2012 года в г. Владивостоке...
Конференция будет проходить с 25 по 27 октября 2012 года в г. Владивостоке...
Российско-американские отношения в 1990-ые начале 2000-х годов (исторический аспект...
Советская историография российско-украинских отношений 1917-1922 гг. 07. 00. 09. Историография...
I. Китайско-американские отношения...
Несколько мужчин и женщин, жителей Рикоту без слов...
Ii. Японо-американские отношения после окончания холодной войны...



Загрузка...
скачать


На правах рукописи


Фролова Екатерина Александровна


РОССИЙСКО – АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ (1917–1922 гг.)


Специальность 07.00.02 – Отечественная история


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук


Хабаровск – 2010


Работа выполнена на кафедре истории Отечества, органов безопасности и зарубежных пограничных органов Хабаровского пограничного института Федеральной службы безопасности России.



Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор

^ Анисимов Александр Леонидович

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

^ Гарусова Лариса Николаевна

кандидат исторических наук

Самохин Андрей Владимирович

Ведущая организация:

^ Государственное образовательное

учреждение высшего профессионального

образования «Санкт-Петербургский Госу-

дарственный Университет»



Защита состоится 26. 11. 2010 г. в 16.00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.293.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Дальневосточный государственный гуманитарный университет» по адресу: 680000, г. Хабаровск, ул. К. Маркса, 68, корп. 1, ауд. 311.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Дальневосточный государственный гуманитарный университет».


Автореферат разослан «____» октября 2010 г.





Учёный секретарь диссертационного совета Е.С. Скрабневская

кандидат исторических наук


^ Актуальность исследования. Формирование эффективной внешней политики Российской Федерации, в полной мере отвечающей ее национально-государственным интересам, невозможно без объективного научного изучения исторического опыта и специфики внешнеполитической деятельности России.

В определении общих перспектив развития нашей страны, а также путей ее выхода из нынешнего кризиса существенное значение имеет решение проблем комплексного развития районов Дальнего Востока и их взаимодействия со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. От этого в значительной степени зависит будущее страны, ее место в мировой политике, глобальной геополитической структуре и мирохозяйственных связях.

Существенные перемены, происходящие сегодня в АТР, привели к глобальным изменениям в структуре международных отношений, повлияли на расстановку сил в мире. В новых условиях возрастает и значение российского Дальнего Востока как территории, обладающей выгодным географическим положением, значительными естественными ресурсами, мощным экономическим и политическим потенциалом.

В прошлом Азиатско-Тихоокеанский регион являлся зоной сложнейшего переплетения острых международных противоречий и конфликтов, политической нестабильности, конфронтации между великими державами. Для объективной исторической оценки современного положения России в бассейне Тихого океана и её взаимоотношений со странами АТР несомненный интерес представляет исторический опыт в решении геополитических и экономических проблем российского Дальнего Востока. Исследование данной проблемы важно как для изучения особенностей российско-американских отношений в прошлом, так и для понимания их современного состояния.

Период революций, Гражданской войны и интервенции был сложным не только в истории России, но и в истории российско-американских отношений на Дальнем Востоке. При этом региональный аспект российско-американских отношений на Дальнем Востоке всегда имел свои особенности, благодаря которым Россия в начале ХХ в. сохранила, а впоследствии и укрепила статус тихоокеанской державы. Их исследование дает возможность изучения взаимоотношения и взаимодействия государств, принадлежащих к разным политическим культурам. Это позволяет выявить межгосударственную и региональную специфику формирования и развития международных отношений на Дальнем Востоке в Новейшее время и учитывать их при проведении в регионе политики, направленной на защиту интересов нашей страны. Кроме того, постановка проблемы взаимодействия на международной арене стран, принадлежащих к разным мировым и локальным цивилизациям, вытекает из потребностей исторической науки, т. к. без этого невозможно представить объективную картину истории международных отношений и тенденции их развития.

^ Степень научной разработанности темы. Анализ научной литературы по проблеме российско-американских отношений позволил выявить такую особенность историографии темы, как совмещение в ней ряда проблем, а именно: истории Дальнего Востока в период революций, Гражданской войны и интервенции, истории международных отношений в АТР в начале ХХ в., а также российско-американских отношений. Только комплексное изучение всех составляющих позволяет решить задачу всестороннего исследования темы.

В историографии темы необходимо выделить два основных периода: советский – 20-е – конец 80-х гг. и постсоветский – 90-е г.г. XX в. до настоящего времени.

В рамках советского периода историографии сложилось несколько этапов, которые отличаются друг от друга подходами, концептуальными оценками в изучении темы, а также степенью освоения источниковой базы.

Особенностью изучения проблемы в 20-е – начале 30-х гг. ХХ в. являлось то, что авторами работ являлись участники событий, происходивших на Дальнем Востоке в период Гражданской войны и интервенции. Среди них: П.М. Никифоров, В. Виленский-Сибиряков, П.Н. Караваев, М. Павлович (Вельтман), П.С. Парфенов и др., что приближает данные работы по степени субъективности к мемуарам и воспоминаниям. Наиболее значимыми в этом ряду являются работы П.М. Никифорова, М. Павловича, в которых раскрываются планы союзников, в т.ч. и США в период интервенции на российском Дальнем Востоке, а также вопросы, связанные с работой Вашингтонской конференции и принятыми на ней решениями1.

В 30-х – второй половине 50-х гг. ХХ в. наибольший интерес исследователей вызывали события Гражданской войны на Дальнем Востоке, широкая панорама которых показана в трудах М.И. Губельмана, З.Г. Карпенко, Г.Е. Рейхберга, А.П. Шурыгина и др. Однако, вопросы развития российско-американских отношений не стали предметом специального изучения и рассматривались лишь в контексте истории борьбы с интервентами и белогвардейцами2. Серьезный отпечаток на изучение темы в данный период накладывала чрезмерная политизация исторической науки.

Следующий этап историографии проблемы, длившийся со второй половины 50-х до середины 80-х гг. ХХ в., совпал с обновлением политической и общественной жизни страны, которое отразилось на развитии исторической науки. Появились работы советских ученых по истории политики США на российском Дальнем Востоке в 1918-1922 гг. и истории советско-американских отношений3. Публиковались специальные исследования по истории советской внешней политики4.

В научных монографиях и статьях того времени освещены различные аспекты политических, экономических и иных контактов между Россией и США5. Однако период «Холодной» войны, крайняя напряженность в российско-американских отношениях повлияли на содержание и направленность этих изданий. Для многих работ характерны категоричность суждений, идеологизация подходов. Узость источниковой базы, вследствие недоступности для специалистов многих архивных документов и материалов также отразилась на выводах исследователей.

Наиболее изучаемым в 50-е – начале 60-х гг. ХХ в. стал сюжет американской интервенции. В работах Г.К. Селезнева, С.С. Григорцевича, Б.Е. Штейна, А.В. Березкина, Е.И. Поповой раскрывалась политика США на Дальнем Востоке, их стремление использовать в своих интересах противоречия между странами6. Справедливо утверждалось, что политика США и их роль в интервенции на Дальнем Востоке сводились к следующему: основная ставка в регионе делалась на режим А.В. Колчака, японо-американские противоречия периодически обострялись; сохранялась враждебность по отношению к советской власти; противоречивость и непоследовательность позиции США обусловливалась наличием противоборствующих тенденций «жесткого курса» и сотрудничества внутри самих США.

В большей степени проявлялся интерес к развитию российско-американских отношений в период после Октябрьской революции и в меньшей степени в период существования Временного правительства. Анализ трансформации этих отношений в указанный период и особенности их развития в Дальневосточном регионе практически отсутствовал.

С историей российско-американских отношений на Дальнем Востоке неразрывно связано образование и существование Дальневосточной республики как политико-дипломатического феномена, ставшего возможным в ходе развития российской истории.

Одним из важнейших в раскрытии темы являлся вопрос о дипломатической деятельности РСФСР и ДВР в отношении США. В своих исследованиях авторы отмечали, что создание Дальневосточной республики было продиктовано международной обстановкой и внешнеполитическими условиями. Несоветская форма «буфера» предполагала определенные возможности в области международной политики, для прорыва экономической блокады России, известной нейтрализации наиболее агрессивных кругов США по отношению к Советской России. Историки Л.М. Папин, Н.А. Авдеева, А.И. Крушанов, Б.М. Шерешевский, А.П. Шурыгин А.Т. Якимов, В.И. Василевский, Н.П. Егунов, С.Н. Шишкин, Э.М. Щагин, Н.А. Шиндялов, Л.И. Беликова, Б.И. Мухачев, А.С. Степанов, С.С. Григорцевич, М.А. Персиц, Г.С. Сараджан, В.В. Сонин и др. с середины 50–80-х гг. ХХ в. исследовали различные стороны истории ДВР 7.

Международной интервенции в Сибири и на Дальнем Востоке посвящено монографическое исследование М.И. Светачева8. В нем впервые комплексно рассмотрены планы и позиции каждой страны, принимавшей участие в интервенции на Дальнем Востоке, в т. ч. и США. М.И. Светачев выявил и обосновал сочетание военной интервенции с экономической экспансией, со стремлением США и Японии установить свое господство на Дальнем Востоке. Полнее, чем другие авторы, он осветил экономическую экспансию иностранных держав, среди которых политике США уделено большое внимание. М.И. Светачев доказал, что интервенция против России, в т.ч. и со стороны США, фактически началась еще до октября 1917 г. с чем автор полностью согласен.

В 90-х гг. ХХ в. начинается качественно новый период в исследовании проблем революции, Гражданской войны и интервенции, а также международных, в том числе и российско-американских отношений на Дальнем Востоке. Он характеризуется расширением источниковой базы, в т.ч. за счет засекреченных прежде документов центральных и местных архивов, плюрализмом позиций авторов. Вместе с тем, объем исследований по данной проблематике в силу целого ряда причин уменьшился.

Особое внимание в постсоветский период исследователи стали уделять Белому движению, участники которого вступали в непосредственное взаимодействие с представителями и правительством США. В этой связи необходимо отметить работы Ю.Н. Ципкина, в которых раскрывается процесс взаимодействия белых правительств с представителями США9.

Экономический аспект концессионной политики РСФСР и ДВР на Дальнем Востоке в 1920–1922 гг. по отношению к США проанализирован в работах Н.В. Марьясовой, А.Т. Мандрика, С.С. Хромова10. Большой вклад в изучение международной обстановки и советской внешней политики на Северо-Востоке России в отношении США внесли работы Б.И. Мухачева11. Автор проанализировал внешнеполитическую деятельность РСФСР и ДВР в указанном регионе по вопросам организации концессии Б. Вандерлипа, рыболовства и т.д. Кандидатская диссертация С.Г. Кошкаревой является своеобразным продолжением в изучении данной проблемы на современном этапе12.

Российско-американские отношения на Дальнем Востоке повлияли на позицию России в ходе ее участия в международных конференциях. Данный аспект отражен в монографиях А.С. Степанова, где раскрыта роль дипломатии РСФСР и ДВР на заключительном этапе Гражданской войны13.

В работах Г.С. Сараджан рассматривалась деятельность представителей ДВР на Вашингтонской конференции. Делегации ДВР необходимо было показать внешнеполитическую самостоятельность республики и заинтересовать бизнес США в концессиях на территории «буфера»14.

Внешней политике ДВР посвящена монография Ю.Н. Ципкина и Т.А. Орнацкой, опирающаяся на обширную архивную базу15.

В монографии А.Ю. Сидорова освещена политика Советской России на Дальнем Востоке в контексте анализа американо-японских противоречий. Большое внимание уделено Вашингтонской конференции и новой системе международных отношений, сложившейся в АТР после ее проведения16.

Однако проблема российско-американских отношений в вышеуказанных трудах характеризовалась лишь в общем виде и не являлась предметом специального исторического исследования.

Важной частью историографии проблемы являются труды о деятельности спецслужб, которые стали инструментом реализации внешнеполитических целей как со стороны Советской России, так и со стороны США на Дальнем Востоке17. Работе американских спецслужб, а также механизму осуществления дипломатической деятельности РСФСР и ДВР на Дальнем Востоке посвящены труды М.В. Фукс18. Н.С. Кирмель исследует деятельность спецслужб «белых» правительств в отношении США19. Данные работы позволяют выявить процесс взаимодействия спецслужб обеих стран, позволивший Советскому правительству проводить более жесткий курс по отношению к Японии в регионе.

Исследование истории взаимоотношения двух стран в Дальневосточном регионе невозможно вне контекста российско-американских отношений в целом. Это потребовало обращения к трудам таких известных историков как А.И. Уткин, Э.А. Иванян, Г.В. Севостьянов, В.Л. Мальков, которые вобрали в себя новейшие архивные материалы не только российских, но и, в большей степени, американских архивов, что позволило взглянуть на проблему российско-американских отношений во всем их разнообразии20.

В области изучения непосредственно регионального аспекта российско-американских отношений необходимо отметить монографию Л.Н. Гарусовой, в которой автор рассматривает историю и современное состояние контактов Дальнего Востока России и США в области экономики, политики и культуры, а также анализирует их разнообразные формы и виды проявлений в течение более чем 200-летнего исторического периода21.

Научный интерес вызывает третий том фундаментального труда ведущих специалистов института Истории археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН «Дальний Восток России в период революций 1917 года и Гражданской войны»22. На основе новых подходов и оценок авторы осветили основные моменты истории Дальнего Востока, в том числе и в области международных отношений.

Ряд проблем российско-американских отношений рассмотрены в научных статьях, опубликованных в ведущих научных журналах и сборниках научно-исследовательских конференций23. Они содержат важные факты и оценки российско-американских отношений в тот или иной момент в рамках рассматриваемого исторического периода.

Основной особенностью зарубежной историографии российско-американских отношений на Дальнем Востоке в период 1917–1922 гг. является то, что наибольшее внимание иностранными исследователями уделено проблеме союзной интервенции24. В то время как отечественные исследователи изучали двусторонние аспекты отношений, американские ученые в основном рассматривали вопрос влияния и воздействия США на Россию.

Наиболее значимыми исследованиями американской политики в годы Гражданской войны в России являются труды Дж. Кеннана и Дж. Стефана25. Дж. Стефан в своих исследованиях утверждает, что политика США не преследовала захватнических целей, однако озабоченность политикой Японии, имевшей экспансионистские планы в отношении российского Дальнего Востока определила политику США в регионе. Историки США в своем большинстве оправдывают американскую политику, хотя иногда и высказывают критические замечания и свое несогласие с ней. Так, в монографии К. Смита версию о необходимости помощи в эвакуации чехословакам как одно из оснований американской интервенции автор считает надуманной26.

После Второй мировой войны активно развивалось изучение истории международных отношений на Дальнем Востоке в Японии27. В монографиях японских историков освещены американо-японские противоречия, оказавшие большое влияние на развитие российско-американских отношений на Дальнем Востоке.

В отдельных главах книги известного японского историка Т. Хары «Сибирская экспедиция. Революция и интервенция», части которой переведены и находятся в фондах РГАСПИ, дается оценка политической и военной обстановки на Дальнем Востоке в 1917–1922 гг.28 Автор считает, что японская интервенция осуществлялась со следующими целями – свержения Советской власти, образования контрреволюционных марионеточных государств от Байкала до Тихого океана, использования их природных ресурсов, создания на Дальнем Востоке баз для противодействия США, использования в связи с этим новых возможностей для установления японского контроля в Китае, прежде всего в Маньчжурии.29

В целом для всех работ зарубежных авторов характерно признание того, что политика Советской России была дальновидной, она позволила усилить противоречия между США и Японией в Азиатско-Тихоокеанском регионе и спасти Дальний Восток от аннексии.

Анализ как российской, так и зарубежной историографии показывает, что в ходе многочисленных исследований был накоплен богатый научный опыт в области исследования истории российско-американских отношений. Однако не все проблемы дальневосточной политики России и США в ходе их взаимоотношений на российском Дальнем Востоке исследованы достаточно подробно. Проблема российско-американских отношений на Дальнем Востоке в 1917 – 1922 гг. нуждается в специальном исследовании.

Объектом диссертационного исследования является социально-экономическая, общественно-политическая и международная ситуации на Дальнем Востоке в 1917–1922 гг.

^ Предметом диссертационной работы являются военные, политические дипломатические гуманитарные российско-американские связи в 1917–1922 гг. на Дальнем Востоке.

^ Целью диссертационной работы является исследование особенностей трансформации российско-американских отношений на Дальнем Востоке в 1917–1922 гг.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

  • провести сравнительный анализ политики Временного, а затем Советского правительств по отношению к США на российском Дальнем Востоке;

  • раскрыть специфику взаимоотношений различных региональных российских правительств по отношению к США в ходе Гражданской войны на Дальнем Востоке;

  • проанализировать вклад Дальневосточной республики в развитие российско-американских отношений на Дальнем Востоке 1920–1922 гг.

  • рассмотреть концессионную политику как инструмент внешней политики РСФСР на Дальнем Востоке для нормализации отношений с США.

  • провести сравнительный анализ деятельности представителей различных политических режимов на российском Дальнем Востоке в период работы Вашингтонской конференции в 1921–1922 гг.

  • выявить роль и реальный исторический вес российско-американских связей на Дальнем Востоке в общем контексте внешней политики России в указанный период.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1917 г. по 1922 г. Нижней границей исследования является февраль 1917 г. – падение империи и становление новых отношений между Россией и США. Верхняя граница исследования – конец 1922 г. – определена временем ликвидации ДВР и установления Советской власти на Дальнем Востоке. Особенностью данного периода является то, что формирование российско-американских отношений протекало в условиях Гражданской войны, частой смены политических режимов, а также вмешательства иностранных государств во внутренние дела России.

Территориальные рамки исследования включают территорию современного Дальнего Востока (республику Якутия, Чукотский автономный округ, Хабаровский, Приморский и Камчатский края, Еврейскую автономную область, Сахалинскую, Магаданскую, Амурскую области) и территорию Забайкалья, которая входила в состав ДВР.

^ Методологическую основу исследования составил системный подход, позволяющий рассматривать российско-американские отношения на Дальнем Востоке как систему, единое целое и в то же время как подсистему для вышестоящих уровней (российско-американских отношений в целом).

При этом системный подход является в данном исследовании не столько способом решения задач, сколько методом их постановки. А для решения задач используются общенаучные и конкретно-исторические методы.

Исследование основывается на фундаментальных методологических принципах: историзма и научной объективности.

Принцип историзма предполагает знание исторических реалий процесса трансформации российско-американских отношений. Он также предполагает, что нельзя модернизировать прошлое, «осовременивать» его, подходить с мерками сегодняшнего дня к событиям прошлого.

Принцип объективности потребовал всестороннего комплексного анализа совокупности всех факторов и явлений для преодоления односторонности в оценке исторических процессов.

Общенаучные методы – дедуктивный, анализ и синтез – позволили выйти на уровень обобщения конкретного материала и сформулировать концепцию исследования.

Использование проблемно-хронологического метода помогло выделить ряд этапов в ходе трансформации российско-американских отношений на российском Дальнем Востоке и проследить в хронологической последовательности деятельность центральных и местных властей по формированию этих отношений.

Методы системного и сравнительного анализа сделали возможным изучение объекта и предмета исследования в комплексе и динамике. В интерпретации материала и оценках преобладает многофакторная трактовка международных отношений, учтены взаимосвязи внешней и внутренней политики государства.

Сравнительно-исторический и историко-ситуативный методы позволили рассмотреть отношения России и США на региональном уровне в контексте конкретных исторических ситуаций, сравнить отношения центра к вопросам данных отношений на разных этапах.

Контент-анализ избавил от субъективности в работе с официальными документами, а именно при изучении дипломатической переписки, которая в большом количестве рассматривалась в ходе изучения темы исследования.

В целом, данные методы способствовали решению комплекса задач поставленных в исследовании.

Источниковая база исследования. В работе были использованы следующие группы источников: опубликованные документы, архивные материалы, периодическая печать, мемуары.

К первой группе относятся сборники опубликованных документов. Важная информация содержится в официальных документах Правительства и Министерства иностранных дел Дальневосточной республики30.

Первые документы по истории Гражданской войны и интервенции в регионе, начинают издаваться в 20-е – 40-е гг. ХХ в. 31

Значительным шагом в формировании источниковой базы по теме исследования стали публикации сборников документов о военной интервенции на Дальнем Востоке, борьбе Дальневосточной республики против интервентов, изданные в 1993–1997 гг. Институтом истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. В них содержатся ранее не публиковавшиеся документы Госдепартамента США, НКИД РСФСР и МИД ДВР32. В сборнике документов о деятельности Сибирского бюро ЦК РКП (б) в последний период Гражданской войны содержится большое количество документов, освещающих российско-американские отношения на Дальнем Востоке33. В последние годы вышли также документальные сборники о советско-американских отношениях, которые позволяют выяснить позицию администрации и общественности США по отношению к советской России и Дальневосточной республике, в т.ч. и по вопросам концессионной политики34.

В качестве одного из основных источников для написания диссертации послужили архивные материалы центральных и региональных архивов.

Исключительную ценность для исследования темы представляют фонды архива внешней политики Российской Федерации (АВП РФ).

Фонд 04 (Архив Г.В. Чичерина) содержит переписку между НКИД РСФСР и Госдепартаментом США. Большую научную ценность представляют неопубликованные документы, которые хранятся в указанном фонде. Среди них переписка руководств ДВР и РСФСР по вопросу предоставления концессий американскому предпринимателю Синклеру на территории Сахалина; материалы переговоров с американскими предпринимателями по аренде военной радиостанции на острове Русский в районе Владивостока; документы о пребывании американских делегаций на Дальнем Востоке и их встречах с руководством «буфера». Особую ценность для исследования представляют документы международной конференции, состоявшейся в Вашингтоне (1921–1922 гг.) которая определила баланс сил в АТР, а ее решения определили внешнюю политику советской России в Дальневосточном регионе. В этой связи в научный оборот впервые вводится блок официальных отчетов членов торговой делегации ДВР, прибывших в США в ходе работы Вашингтонской конференции. Большой интерес представляет также доклад министра иностранных дел ДВР И.И. Кожевникова «Международное положение ДВР и вытекающая из него внешняя политика коммунистической партии на Дальнем Востоке», который включает раздел «ДВР и Америка».

В фонде 08 АВП РФ (Секретариат Л.М. Карахана) содержится подборка дальневосточной прессы 20-х гг. ХХ в., которая позволяет проанализировать некоторые аспекты российско-американских отношений на Дальнем Востоке. Кроме того, фонд содержит переписку сотрудников НКИД РСФСР с Министерством иностранных дел ДВР по вопросам концессионной политики на Дальнем Востоке. Часть этой дипломатической переписки вводится в научный оборот впервые.

Важным источником для исследования являются документы Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). Фонд 71 (Институт марксизма ленинизма при ЦК КПСС) включает обширный материал, раскрывающий истоки, причины и ход американской интервенции на Дальнем Востоке на основе официальной переписки американских консулов во Владивостоке, Иркутске, Чите, Харбине и Токио с государственным секретарем США Р. Лансингом. Наиболее интересными являются материалы по установлению американского контроля над Транссибирской магистралью и КВЖД и документы, раскрывающие отношения колчаковского правительства с правительством США.

Фонд 372 (Дальневосточное бюро ЦК РКП (б)) РГАСПИ содержит документы, касающиеся деятельности американской железнодорожной миссии во главе с Д. Стивенсом в период существования Международного Железнодорожного Комитета (МЖК), а также письма Г.В. Чичерина Б. Вандерлипу о передаче концессии на право эксплуатации рыбных и нефтяных ресурсов Восточной Сибири.

Документы фонда П.Н. Караваева (ф. 373), одного из членов делегации ДВР в Вашингтоне, освещают взаимоотношения делегации ДВР с представителями иностранных держав, прессы и бизнеса США.

Особую ценность имеют документы 159 фонда (фонд Г.В. Чичерина) РГАСПИ. Они содержат переписку Г.В. Чичерина с В.И. Лениным по вопросам концессионной политики, а также оригиналы писем Б. Вандерлипа Советскому правительству. Данные документы были рассекречены в 2006 г. и вводятся автором в научный оборот впервые.

Деятельность Правительства и Министерства иностранных дел ДВР отражена в материалах фондов Р-18 (Министерство Дальневосточной республики г. Чита) и Р-19 (Министерство иностранных дел Дальневосточной республики) Государственного архива Хабаровского края (ГАХК).

В фонде Р-266 ГАХК хранятся документы и материалы по истории американской интервенции на Дальнем Востоке.

В Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока (РГИАДВ) и государственном архиве Приморского края (ГАПК) содержатся материалы о присутствии американцев на территории Дальнего Востока, их официальных и неофициальных контактах с местными властями, а также действиях американских военнослужащих в период американской интервенции на Дальнем Востоке.

Третью группу источников составляет периодическая печать времен Гражданской войны и интервенции. В газетах и журналах того времени публиковалась информация о внешней политике США, советской России и буфера на Дальнем Востоке в 1920–1922 гг., документы международных конференций и переговоров, интервью политических деятелей и дипломатов35.

В четвертую группу источников вошли мемуары участников Гражданской войны, как большевиков, так и представителей «белого» лагеря и интервентов, а также дипломатов и сотрудников Министерства иностранных дел ДВР36. Воспоминания лидеров Белого движения, командующих интервенционистскими войсками, иностранных дипломатов и разведчиков дают представления о деятельности США на российском Дальнем Востоке37. Однако мемуарные источники требуют критического отношения, т.к. их авторы, как известно, субъективно оценивают свою деятельность.

Монографии, публикации, авторефераты, диссертации не являясь источниками первого порядка, несут информацию, позволяющую заметно расширить базу исследования.

Таким образом, совокупность использованных в работе источников дает возможность решить задачи исследования.

^ Научная новизна диссертационного исследования заключается во всестороннем исследовании сложного комплекса российско-американских отношений на Дальнем Востоке в период 1917–1922 гг. При этом учитываются особенности взаимодействия российской и американской сторон на локальном, региональном и национальном (межправительственном) уровнях.

  • Выявлены особенности процесса трансформации российско-американских отношений после Февральской революции 1917 г. в контексте изменения российской политической системы; впервые проведен сравнительный анализ политики Временного и Советского правительств в отношении США на Дальнем Востоке России.

  • Определены результаты положительного и отрицательного влияния США на политику России с точки зрения национальных интересов нашей страны в 1917 – 1922 гг., а также основные механизмы и факторы взаимодействия двух стран в регионе.

  • Раскрыты ключевые аспекты стратегических национальных интересов США и России, определяющие мотивы поведения двух государств в отношении Японии в ходе сохранявшейся японской интервенции на российском Дальнем Востоке.

  • Вычленены и прослежены главные направления политики России в отношении США в период существования Дальневосточной республики, основанные на стратегических национальных интересах.

  • Показана роль и реальный исторический вес российско-американских связей на Дальнем Востоке в общем контексте внешней политики России в указанный период.

В ходе исследования данной проблемы впервые введены в научный оборот архивные материалы, обнаруженные в фондах АВП РФ, РГАСПИ, ранее недоступные исследователям, позволившие решить основные задачи исследования.

Использование ранее засекреченных и неопубликованных источников способствует новому взгляду на взаимоотношения России и США на Дальнем Востоке 1917–1922 гг.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Материалы диссертации могут стать основой для создания курсов и спецкурсов по истории России, истории Дальневосточного региона, а также истории международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования обсуждались на международных научно-практических семинарах и конференциях: «Дальний Восток России и страны АТР в изменяющемся мире» (г. Владивосток, 2008 г.), «Дальний Восток: динамика ценностных ориентаций» (г. Комсомольск-на-Амуре, 2008 г.), «Актуальные проблемы исследовании истории КВЖД и российской эмиграции в Китае» (г. Хабаровск, 2008 г.), всероссийских и региональных научно-практических конференциях: «Дальний Восток: проблемы межкультурной коммуникации» (г. Комсомольск-на-Амуре, 2006 г.), «Экономика, управление, общество: история и современность» (г. Хабаровск, 2009 г.). По теме диссертации автор опубликовал семь статей, в т.ч. в изданиях, утвержденных Перечнем ВАК – 4.

^ Структура и содержание диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы.

Во Введении обоснована актуальность темы исследования, определены его объект и предмет, цели и задачи, раскрыта теоретико-методологическая база, охарактеризованы научная новизна и практическая значимость диссертации.

^ В первой главе – «Российско-американские отношения на Дальнем Востоке (1917 – 1920 гг.)» показан процесс трансформации российско-американских отношений в 1917 – 1920 гг.

Анализ российско-американских отношений на территории Дальнего Востока показал, что их развитие в указанный период носило сложный, противоречивый характер, при котором они претерпели самые резкие изменения за весь период их существования.

В феврале 1917 г. политика России в отношении США заметно активизировалась, что было обусловлено главными задачами Временного правительства: получением официального признания со стороны США, а также кредитов и бесперебойных поставок товаров и грузов из США, в т.ч. и через территорию Дальнего Востока38. США, в свою очередь, добивались продолжения участия России в войне с целью сохранения своих материальных и людских ресурсов.

Особенностью отношений в данный период являлось то, что, несмотря на финансовую зависимость от США, американское направление во внешней политике России не являлось доминирующим вследствие давней ориентированности России на Европу.

Как свидетельствуют источники, региональные российско-американские связи в данный период характеризовались наличием ранее сложившихся официальных отношений, а также попытками налаживания новых видов экономических и политических контактов. Значение российского Дальнего Востока с его богатыми природными ресурсами и выгодным географическим положением в глазах США, Японии и Китая трудно переоценить. Кроме того, его значение напрямую связывалось с решением транспортно-коммуникационной проблемы в условиях продолжения войны. Задачей, которая встала перед страной в предреволюционные годы, была проблема транспортировки военных грузов с Дальнего Востока в Европейскую Россию. Правительство США выразило готовность оказать содействие в решении проблемы. Однако помощь в решении данного вопроса предполагала определенный контроль американцев над сибирскими и дальневосточными железными дорогами, который также давал возможность влияния на экономику и политику региона.

Изменение общественного строя, произошедшее в результате Октябрьской революции, привело к разрыву двусторонних отношений и изменению политики со стороны США по отношению к «русскому вопросу», что, в свою очередь, отразилось и на региональных российско-американских отношениях.

Наличие природных ресурсов на территории российского Дальнего Востока, его географическое положение, а также существование на его территории в период 1917 г. – 1920 г. нескольких правительств, большинство которых, независимо от своей политической ориентации, стремилось добиться признания и поддержки со стороны Соединенных Штатов, определило, несмотря на отсутствие официальных контактов, особый характер российско-американских взаимоотношений в регионе.

Политика Советского правительства по отношению к США в данный период сводилась к необходимости официального признания РСФСР Соединенными Штатами. Этим была продиктована попытка аккредитации в США М.М. Литвинова и Л.К. Мартенса, контакты с представителями США, в том числе и на Дальнем Востоке, а также разработка концепции концессионной политики. В целом Советское правительство продолжало внешнеполитический курс на сотрудничество с США, взятый Временным правительством. Перспектива отчуждения Дальневосточного региона в ходе интервенции была чревата для России потерями: источника сырья для экономики всей страны; части территорий и населения как потенциальных экономических ресурсов и выхода к Тихому океану.

Поскольку Советское правительство воспринимало Дальний Восток как неотъемлемую часть России и не допускало мысли о его потере, то, несмотря на участие американцев в интервенции, рассматривало США как государство, на установление отношений с которым, хотя бы неофициальных, можно было рассчитывать для сохранения данного региона за Россией. При этом оно исходило из наличия противоречий между США и другими державами, прежде всего Японией, на российском Дальнем Востоке. Кроме того, между США и РСФСР не было никаких территориальных споров. Материальные претензии Соединенных Штатов Америки к России были невелики по сравнению с претензиями Англии и Франции. Торговля могла принести обеим сторонам выгоды.

В соответствии с этим Советское правительство не теряло надежды на нормализацию отношений с США и осуществляло целенаправленную деятельность в данном направлении.

Политика Белых правительств по отношению к США в обозначенный период характеризовалась желанием официального признания, а также финансирования со стороны США39.

В свою очередь, США занимали преимущественно выжидательные и часто непоследовательные позиции. Поиск сравнительно демократического правительства в Сибири и на Дальнем Востоке со стороны Соединенных Штатов не исключал поддержки жестких авторитарных режимов, а декларируемое невмешательство в русские дела сочеталось с участием в военной интервенции.

Наиболее важным периодом в истории российско-американских отношений на Дальнем Востоке в рамках исследования являются 1918 – 1919 гг. – время участия США в интервенции на российском Дальнем Востоке. Участие США в интервенции было вызвано целым комплексом причин, среди которых основными являлись: необходимость удержания России в войне, непринятие Октябрьской революции, советского государства и, как следствие, стремление оказать содействие контрреволюционным силам, а также желание защитить и усилить позиции США на Дальнем Востоке.

Реализацию своих целей американская сторона осуществляла посредством военно-политического, идеологического, экономического вмешательства. При этом, как показывают архивные источники, конкретная политическая деятельность американских должностных лиц на русском Дальнем Востоке и в Сибири не всегда совпадала с официальной линией Вашингтона40.

^ Во второй главе – «Трансформация российско-американских отношений на Дальнем Востоке (1920 - 1922 гг.)» представлен анализ процессов изменения российско-американских отношений на глобальном и региональном уровнях, политических процессов в Дальневосточном регионе и проблем стратегического партнерства России и США в ходе продолжавшейся японской интервенции на российском Дальнем Востоке.

В этой связи отмечено, что период 1920 – 1922 гг. характеризуется некоторой отстраненностью США от политических событий на русском Дальнем Востоке и лишь эпизодическим участием в них, поскольку после падения правительства А.В. Колчака и эвакуации американских войск из Сибири и Дальнего Востока правительство США воздерживалось от прямой активной политики в Дальневосточном регионе. В данный период российско-американские отношения во многом приняли неофициальный, неформальный характер, но отмеченный сотрудничеством, которое не может восприниматься вне контекста американской информационной поддержки Советской России в ее противостоянии планам японской экспансии на Дальнем Востоке.

Использование американо-японских противоречий являлось основной составляющей внешней политики Советского правительства по отношению к США. Исходя из этого, было осуществлено создание нового демократического государственного образования – Дальневосточной Республики (ДВР).

Образование и существование ДВР занимает особое место в истории российско-американских отношений на Дальнем Востоке. Необходимость сохранения региона для России и невозможность проведения внешнеполитических действий от своего лица, в силу неприятия американской стороной большевизма, приводило Советское правительство к необходимости создания «буфера» на территории российского Дальнего Востока. Внутреннее и внешнее содержание «буфера» во многом соответствовало представлениям американцев о демократическом государственном образовании, что позволяло Москве реализовывать внешнеполитические задачи, связанные с предотвращением военного конфликта между Японией и Советской Россией41.

По мнению Советского правительства, образование ДВР могло стать фактором налаживания отношений с США и способствовать официальному признанию Соединенными Штатами изначально Дальневосточной республики, а затем и РСФСР. При этом главной особенностью реализации внешнеполитических целей и задач по отношению к США посредством ДВР была их четкая зависимость от РСФСР42. Вместе с тем, вследствие удаленности региона от центра имели место попытки принятия самостоятельных внешнеполитических решений и их реализации на региональном уровне.

Одним из направлений внешнеполитической деятельности по отношению к США являлась концессионная политика. Все российские правительства на Дальнем Востоке путем предоставления концессий пытались наладить отношения с Соединенными Штатами. В итоге Советское правительство более других сумело привлечь внимание американского капитала, однако успех советской концессионной политики не был полным, поскольку летом 1921 г. США выступили с инициативой урегулирования международных противоречий в АТР с участием всех великих держав, за исключением Советской России, который впоследствии реализовался в созыве Вашингтонской конференции (1921–1922 гг.).

Тем не менее, Соединенные Штаты нуждались в «респектабельных» российских представителях для давления на Японию в ходе конференции. Во время работы конференции в Вашингтоне и Нью-Йорке действовал целый ряд русских представителей43. Все они представляли интересы различных политических направлений и имели различную степень аккредитации в США на момент проведения конференции. Несмотря на наличие противоположных политических целей, задач и, как следствие, борьбы между ними, всех их объединяло общее негативное отношение к действиям японских интервентов и осознание необходимости сохранения Дальневосточного региона в качестве неотъемлемой части России.

Присутствие и деятельность российских представителей в Вашингтоне отразилось на ходе обсуждения конференцией «русского вопроса», ее решениях и политических заявлениях участников, которые непосредственно затрагивали Россию. В их числе: – резолюция по КВЖД, отказ от включения Северного Сахалина в договор четырех держав, т.е. отказ поддержать притязания Токио на часть острова, демилитаризация Курильских островов по договору пяти держав и обещание делегации Японии о выводе ее войск из Приморья.

Деятельность делегации ДВР в ходе работы Вашингтонской конференции сыграла большую роль. Эффективная политическая кампания, направленная на разоблачение политики Японии в отношении российского Дальнего Востока создала соответствующую атмосферу и дала американцам необходимые аргументы для политического давления на Японию, чтобы вынудить ее уйти из Приморья. При этом делегация ДВР позиционировала себя как представитель независимого «демократического» государства, а ее деятельность за кулисами конференции по формированию американского общественного мнения была призвана облегчить официальному Вашингтону решение этой задачи44.

Таким образом, речь шла о совпадении национально-государственных интересов сторон, их взаимодействии на антияпонской почве. В результате принятые на конференции решения в целом не противоречили интересам России.

В заключении подводятся основные итоги диссертационного исследования, формулируются выводы по основным проблемам, рассматриваемым в соответствии с поставленными задачами.

Автором показано, что российско-американские отношения на Дальнем Востоке 1917—1922 гг. являются одной из важных составляющих отечественной истории данного периода. Несмотря на непоследовательность политики США, основной характеристикой двусторонних отношений в рассматриваемый период являлась высокая степень влияния Соединенных Штатов на формирование внешней политики России на дальневосточном направлении.

Выявлено, что в указанный период наблюдался коренной сдвиг в формах и механизмах отношений России с США в результате политической ситуации в России, при котором ключевую роль приобрел не межгосударственный уровень отношений, а другие каналы взаимодействия двух стран. Основные цели, которые преследовали США в своей политике в отношении России – минимизация угроз национальной безопасности США, исходящих от японской стороны, недопущение превращения Токио в геополитического конкурента Вашингтона, достижения наибольших экономических и политических выгод США от возможного развития России.

В работе показано, как с установлением нового внутриполитического курса в России в 1917 г. кардинально изменился характер российско-американских отношений, в том числе пути и механизмы их развития.

К особенностям российско-американских отношений на Дальнем Востоке в 1917-1922 гг. следует отнести: более активные российско-американские контакты в регионе по сравнению с европейской частью России, что было обусловлено изначально повышенным вниманием к российскому Дальнему Востоку со стороны США ввиду его географического положения, а также наличием природных богатств на его территории; обеспокоенность США позицией японского капитала в области эксплуатации природных ресурсов Дальнего Востока; участие американской стороны в союзной интервенции на российском Дальнем Востоке.

Период между февралем и октябрем 1917 г. характеризовался наличием официальных дипломатических отношений между Россией и США, особенностью которых являлась инициатива США в вопросе признания и финансирования Временного правительства России. Основной задачей американской стороны было продолжение участия России в войне с целью сохранения своих материальных и людских ресурсов. При этом данная постановка задачи не учитывала возможности продолжения Россией военных действий против Германии. Такая позиция вытекала из неправильной оценки ситуации в России, что было обусловлено слабой работой консульского корпуса и прибывавших миссий, а также недолгим, по сравнению с другими странами, периодом дипломатического контакта двух стран.

Экономическое и политическое взаимодействие правительств России и США в отношении Дальнего Востока складывалось достаточно продуктивно. При этом Дальний Восток всегда оставался надежным тылом, сохраняя баланс сил в Тихоокеанском регионе со стороны России. В условиях Первой мировой войны территория российского Дальнего Востока позволяла решать транспортно-коммуникационные проблемы. Правительство США, выразив готовность оказать содействие в решении данного вопроса, стремилось к установлению своего контроля над российскими железными дорогами, что позволило бы США влиять на политику и экономику региона.

Период 1918–1920 гг. характеризовался резкими изменениями в развитии российско-американских отношений.

Слом общественного строя, произошедший в результате Октябрьской революции, привел к разрыву официальных отношений и изменению политики со стороны США по отношению к «русскому вопросу», что, в свою очередь, отразилось и на региональных российско-американских отношениях.

Всестороннее исследование проблемы российско-американских отношений в данный период позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на отсутствие официальных контактов, российско-американские отношения на территории российского Дальнего Востока не только имели место, но и приобрели особый характер.

Анализ российско-американских взаимоотношений в период с 1917 г. по 1920 г. позволяет с определенностью утверждать, что, несмотря на наличие нескольких правительств на территории Дальнего Востока, их различную политическую окраску и политическую ориентацию, все они стремились добиться признания и поддержки Соединенных Штатов.

Позиция правительства США в указанный период оставалась непоследовательной. Несмотря на официальное заявление о невмешательстве в «русские дела», она не исключала поддержки авторитарных режимов на территории российского Дальнего Востока и участия США в военной интервенции.

В хронологических рамках исследования период 1918–1919 гг. являлся временем наибольшей военно-политической активности США на Дальнем Востоке. При этом выделение российского Дальнего Востока среди других регионов России явилось следствием нескольких причин: практически открытых претензий Японии в отношении российского Дальнего Востока; а также собственных геополитических и экономических интересов США, касавшихся, в первую очередь, ресурсов и контроля над российскими железными дорогами, что позволило бы осуществлять влияние на жизнь региона в целом.

Реализацию своих целей американская сторона осуществляла посредством военно-политического, идеологического, экономического вмешательства, путем участия в военной интервенции на территории российского Дальнего Востока; деятельности американских общественных организаций ХСМЛ (Христианского Союза Молодых Людей), Красного креста, АБП (Американского Бюро Печати); контрабанды во внутренних водах России, участия и практически полного контроля в МЖК (Международном Железнодорожном Комитете).

Анализ документов и материалов позволяет сделать вывод о том, что период 1920–1922 гг. характеризуется дальнейшей эволюцией российско-американских отношений на Дальнем Востоке. К его особенностям необходимо отнести отстраненность США от политических событий на российском Дальнем Востоке после падения правительства А.В. Колчака и эвакуации американских войск из Сибири и Дальнего Востока. Вместе с тем, уход Американского экспедиционного корпуса означал усиление позиций и активности Японии на Дальнем Востоке. В основе советской политики в отношении США лежало использование американо-японских противоречий, базирующееся на совпадении геополитических интересов России и США в Тихоокеанском регионе. Такие факторы как необходимость сохранения региона для России, отсутствие официальных дипломатических отношений и невозможность проведения внешнеполитических действий от своего лица, определили следующие направления внешнеполитической деятельности Советской России по отношению к США на Дальнем Востоке – активное использование ДВР и осуществление концессионной политики.

Советская концессионная политика не была успешной, т.к. в 1921 г. США разработали план урегулирования международных противоречий в Тихоокеанском регионе посредством проведения Вашингтонской конференции (1921–1922 гг.).

Несмотря на то, что «русский вопрос» не был центральным в ходе конференции, тем не менее, принятые в ходе Вашингтонской конференции решения, к которым США имели самое непосредственное отношение, позволили прекратить японскую интервенцию и впоследствии осуществить советизацию Дальнего Востока. Интересы Советской России, которая наряду с Китаем рассматривалась американцами как важный противовес Японии на Дальнем Востоке, не были ущемлены.

После Вашингтонской конференции резко возрос интерес Москвы к Дальневосточному региону. Дальневосточная республика была упразднена, а ее территория вошла в состав РСФСР.

В период существования ДВР в отношении США Советское правительство руководствовалось, в первую очередь, государственными интересами, простыми и ясными целями борьбы с японской интервенцией и стремлением к восстановлению территориальной целостности России. В советской политике на Дальнем Востоке нашла свое применение главная особенность внешнеполитической стратегии Советского государства, связанная с реализацией насущных национально-государственных интересов и специфических идеологических установок.


^ Список опубликованных по теме диссертации работ


  1. Статьи в периодических журналах перечня ВАК




  1. Фролова, Е.А. Советская концессионная дипломатиям на Дальнем Востоке (1917– 922 гг.) / Е.А. Фролова // Власть. –2008. – №8. – С. 122 – 126.

  2. Фролова, Е.А. Американская интервенция на Дальнем Востоке в годы гражданской войны. Идеологический аспект / Е.А. Фролова // Россия и АТР. –2009. – № 1. – С. 119 – 123.

3. Фролова, Е.А. Экономический аспект деятельности делегации Дальневосточной республики в США (1921 – 1922 гг.) / Е.А. Фролова // Власть. – 2009. – № 3. – С. 116 – 119.

4. Фролова, Е.А. Деятельность русских группировок в период работы Вашингтонской конференции / Е.А. Фролова // Проблемы Дальнего Востока. –2009. – № 2. – С. 123 – 131.


  1. Статьи в научных журналах и сборниках:


5. Фролова, Е.А. Концессионная политика как фактор советско-американских отношений на Дальнем Востоке (1920 – 1922 гг.) / Е.А. Фролова // Дальний Восток России и страны АТР в изменяющемся мире: материалы XI международной научной конференции молодых ученых 12 – 15 мая 2008 г. – Владивосток: Институт истории археологии и этнографии РАН, 2008. – С. 32 – 41.

6. Фролова, Е.А. Политика США по установлению контроля над Транссибирской магистралью и КВЖД в период интервенции на Дальнем Востоке / Е.А. Фролова // Экономика управление общество: история и современность материалы седьмой всероссийской научно-практической конференции молодых исследователей аспирантов и соискателей 20 марта 2009 г. – Хабаровск: Дальневосточная академия государственной службы, 2009. – С. 150 – 158.

7. Фролова, Е.А. Американское участие в контроле над Транссибирской магистралью и КВЖД в период гражданской войны и интервенции / Е.А. Фролова // Актуальные проблемы исследования истории КВЖД и российской эмиграции в Китае материалы научного семинара с международным участием 21 – 22 ноября 2008 г. – Хабаровск: Дальневосточный государственный гуманитарный институт, 2008. – С. 142 – 147.


Фролова Екатерина Александровна


^ РОССИЙСКО – АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ (1917 – 1922 гг.)


Специальность 07.00.02 – Отечественная история


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук


Сдано в типографию .10.10. Подписано в печать .10.10.

Заказ № .Формат издания 60х90/16. Бумага офсетная.

Усл. печ. л.1,5. Тираж 100 экз.


Хабаровский пограничный институт Федеральной службы

безопасности Российской Федерации.

Научно-исследовательский и редакционно-издательский отдел.


Отпечатано в специальной типографии РИО ХПИ ФСБ РФ.

г. Хабаровск, ул. Большая, 85. Тел. 1-68, 2-65.



1 Никифоров П.М. Исторические документы о действиях и замыслах международных хищников на Дальнем Востоке. М., 1923; Павлович М. (Вельтман М.П.) Вашингтонская конференция и международное положение. М., 1923.

2 Карпенко З. Гражданская война в Дальневосточном крае Хабаровск, 1934; Шурыгин А.П. Революционные волнения в интервентских войсках на Дальнем Востоке (1918 – 1920 гг.) – Хабаровск, 1938.

3 Иванов С. Американская агрессия на Советском Дальнем Востоке. Владивосток, 1952; Кунина А.Е. Провал американских планов завоевания мирового господства в 1917 – 1920 гг. М., 1954; Фураев В.К. Советско-американские отношения 1917 – 1939. М., 1964; Гершов З.М. Американо-советские отношения в 1917 – 1918 гг. М., 1965; Попова Е.И. Политика США на Дальнем Востоке 1918 – 1922. М., 1967; Гвишиани Л. Советская Россия и США. М., 1970; Ганелин Р.Ш. Советско-американские отношения в конце 1917 начале 1918 г. Л., 1975, и др.

4 История международных отношений и внешней политики СССР (1870 – 1957 гг.). М., 1957; История международных отношений и внешней политики СССР 1917 – 1939 гг. М., 1961. Т. 1–3; Чичерин Г.В. Статьи и речи по вопросам международной политики. М., 1961; Труш М.И. Внешнеполитическая деятельность В.И. Ленина (1921 – 1923 гг.). М., 1963; Его же. Советская внешняя политика и дипломатия в трудах В.И. Ленина. М., 1977; Международные отношения на Дальнем Востоке. Кн. вторая. 1917 – 1945. М., 1973; История внешней политики СССР 1917 – 1975 гг. М., 1976. Т. 1–2, и др.

5 Фураев В.К. Советско-американские отношения 1917 – 1939. М., 1964; Цветков Г.Н. Шестнадцать лет непризнания: политика США в отношении советского государства в 1917– 1933 г. Киев, 1971; Гвишиани Л. Советская Россия и США.М., 1970.

6 Березкин А.В. США – активный организатор и участник военной интервенции против Советской России. М., 1952; Гулыга А., Геронимус А. Крах антисоветской интервенции США (1918 – 1920 гг.). М., 1952; Григорцевич С. Американская и японская интервенция на советском Дальнем Востоке и ее разгром. 1918 – 1922 гг. М., 1957; Солнцев З.М. Дипломатическая борьба США за господство на море и противоречия империалистических держав 1918 – 1945. М., 1962; Мельчин А.И. Разгром американо-японских интервентов на Советском Дальнем Востоке в 1920 – 1922 гг. М., 1963; Попова Е.И. Политика США на Дальнем Востоке 1918 – 1922. М., 1967, и др.


7 Папин Л.М. Крах колчаковщины и образование Дальневосточной республики. М., 1967; Шерешевский Б.М. Создание Дальневосточной республики – образец ленинской тактики революционно-целесообразных компромиссов // Труды Новосибир. гос. ун-та. Новосибирск, 1969. Вып. 3; Егунов Н.П. Очерки истории Дальневосточной республики. Улан-Удэ, 1972; Крушанов А.И. Ленин и Дальний Восток (о ленинском плане образования буферного государства) // Труды ДВНЦ АН СССР. Сер. ист. Т. 8. Владивосток, 1972; Сараджан Г.С. Буржуазная пресса о деятельности делегации ДВР в Вашингтоне (1921 – 1922 гг.) // Вопросы источниковедения и историографии ДВГУ. Владивосток, 1974. Вып. 3; Её же. Внешнеполитическая деятельность Дальневосточной республики (к историографии проблемы) // Вопросы источниковедения и историографии. Владивосток, 1975. Вып. 4; Степанов А.С. К вопросу о роли ДВР в прорыве империалистической экономической блокады Советской России // Народы Азии и Африки. 1978. № 2, и др.

8 Светачев М.И. Империалистическая интервенция в Сибири в 1918 – 1920 гг. Новосибирск, 1983.

9 Ципкин, Ю.Н. 1) Белое движение на Дальнем Востоке (1920-1922 гг.). Хабаровск, 1996; 2) Антибольшевистские режимы на Дальнем Востоке России в период гражданской войны (1917–1922 гг.). Хабаровск, 2003; 3) Небольшевистские альтернативы развития Дальнего Востока России в период Гражданской войны (1917-1922 гг.). Хабаровск, 2002. и др.

10 Мандрик А.Т. История рыбной промышленности российского Дальнего Востока (50-е годы XVII в. – 20-е годы XX в.). Владивосток, 1994; Марьясова Н.В. Иностранный капитал на Дальнем Востоке России в 20-30-е гг. (Концессии и концессионная политика Советского государства). Владивосток, 2000; Хромов, С.С. Иностранные концессии в СССР. М., 2006. Т. 1–2.

11 Мухачев Б.И.: 1) Мероприятия Коммунистической партии и Советского правительства по борьбе с иностранной экспансией на Камчатке (1920 – 1921 гг.) // Вопросы истории Советского Дальнего Востока. Кн. первая. Владивосток, 1963; 2) Становление Советской власти и борьба с иностранной экспансией на Северо-Востоке СССР. Новосибирск, 1975; 3) В.И. Ленин и Северо-Восток в период образования и деятельности Дальневосточной республики // Ленин и Дальневосточная республика. Владивосток, 1985; 4) Геополитическая ситуация на Севере Дальнего Востока в период ДВР и борьба с иностранной экспансией // Азиатско-Тихоокеанский регион в глобальной политике, экономике и культуре XXI века. Материалы док. междунар. науч. конф. Ч. 1. Хабаровск, 2002, и др.

12 Кошкарева С.Г. Советская концессионная политика на Северо-Востоке страны в 1920 – 1945 гг.: автореф. дис. ... канд. ист. наук. Владивосток, 2007.

13 Степанов А.С.: 1) Ленинская внешняя политика на Дальнем Востоке в 1920 – 1922 гг. // История СССР. 1979. № 5; 2) Заслуга нашей дипломатии: (Ленинская политика мира на Дальнем Востоке 1917 – 1922). М., 1991, и др.

14 Сараджан Г.С.: 1) Дальневосточная республика и Вашингтонская конференция: автореф. дисс. … канд. ист. наук. Л., 1974; 2) ДВР и США // Из истории Дальневосточной республики: сб. науч. трудов. Владивосток, 1992, и др.

15 Ципкин Ю.Н., Орнацкая, Т.А. Внешняя политика Дальневосточной республики (1920–1922 гг.). Хабаровск, 2008.

16 Сидоров А.Ю. Внешняя политика Советской России на Дальнем Востоке (1917 – 1922гг.). М., 1997.



17 Очерки истории российской внешней разведки: в 6 тт. Т.2.: 1917 – 1933 годы. М., 1996.

Колпакиди А. Внешняя разведка России. М., 2001;

18 Фукс М.В. Планы «сине-оранжевой войны» и первые шаги российско-американского военного сотрудничества на Дальнем Востоке, 1920 – 1923//http: // zaimka.ru/soviet/fuchs 2.shtml.

19 Кирмель Н.С. Белогвардейские спецслужбы в гражданской войне 1918 – 1922 гг. М., 2008.

20 Уткин А.И. Дипломатия Вудро Вильсона. М., 1989; Севостьянов Г.Н. Москва – Вашингтон: На пути к признанию. 1918 – 1933. М., 2004; Мальков В.Л. Путь к имперству: Америка в первой половине ХХ века. М., 2004; Листиков С.В. США и Революционная Россия в 1917 г.: к вопросу об альтернативах американской политики от февраля к октябрю. М., 2007; Иванян Э.А. У истоков советско-американских отношений. М., 2007.

21 Гарусова Л.Н.: 1) Российско-американские региональные отношения на Дальнем Востоке: история и современность. Владивосток, 2001; 2) Гарусова Л.Н. Исторические аналогии и параллели в российско-американских отношениях на Дальнем Востоке // Актуальные проблемы мировой политики региональное и международное измерение. Владивосток, 2008. С. 92–98.

22 Дальний Восток России в период революций 1917 года и гражданской войны. (История Дальнего Востока России, кн. 1). Владивосток, 2003. Т. 3.

23 Гражданская война на Дальнем Востоке России: итоги и уроки: тезисы докл. и сообщений междунар. науч. конф. – Владивосток, 1992; Вестник центра по изучению международных отношений в Тихоокеанском регионе. – Хабаровск, 2001; Российско-американские отношения в прошлом и настоящем // Образы, мифы, реальность. – М., 2007; Актуальные проблемы мировой политики региональное и международное измерение. – Владивосток, 2008 и др.

24 Graves W.S. America’s Siberian Adventure, 1918 – 1920. N.Y., 1931; Curry R.W. Woodrow Wilson and the Far Eastern Policy 1913 – 1921. N. Y., 1968; Kennan G.F. Russia and the West under Lenin and Stalin. Boston, 1961; Maddox R. J. The Unknown War With Russia. Wilson Siberian Intervention. San Rafael, 1974; Goldhurst R. The Midnight War: the American Intervention in Russia 1918 – 1920. N. Y., 1978.

25 Kennan G.F. Soviet–American Relations 1917 – 1920. Vol. 2. The Decision to Intervene. London, 1958; Kennan G.F. Soviet–American Relations 1917 – 1920. Vol. 1 // Russia Leaves the War. N.Y., 1967; Stephan J. The Russian Far East. A History. Stanford (Cal.), 1994.

26 Smith C. Vladivostok under Red and White Rule. Revolution and Counterrevolution the Russian Far East 1920. Seattle and London, 1975.

27 Фудзимото В. Дальневосточная республика и Япония // Дальний Восток Россиив контексте мировой истории: от прошлого к будущему. Материалы междунар. Конфер. Владивосток, 1997. В. Фудзимото совместно с К. Сугимори была издана книга «200-летняя история японо-русских и японо-советских отношений от первой встречи представителей двух стран до японской интервенции в Сибири и на Дальнем Востоке». В. Фудзимото была написана вторая часть этой книги: «Русская революция и война Японии с целью интервенции в Сибири и на Дальнем Востоке».

28 РГАСПИ. Ф. 71. Оп. 35. Д. 1738. Л. 61.

29 Там же.



30 Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства. М., 1920; Вестник Дальневосточной республики. Чита, 1921 – 1922; Собрание узаконений и распоряжений правительства ДВР. Чита, 1921–1922, и др.

31 И на Тихом Океане свой закончили поход. Хабаровск, 1932; 4 – 5 апреля 1920 г.: сб. док. Хабаровск, 1937; Борьба за советский Дальний Восток 1918 – 1922 гг. Хабаровск, 1938; Борьба за Советы в Забайкалье: сб. статей, материалов и док. Чита, 1947.

32 Дальневосточная республика: Становление. Борьба с интервенцией (февраль 1920 – ноябрь 1922 г.): док. и материалы. Ч. I–II. Владивосток, 1993; Колчак и интервенция на Дальнем Востоке. док. и материалы. Владивосток, 1995; Подготовка и начало интервенции на Дальнем Востоке России (октябрь 1917 – октябрь 1918 г.): док. и материалы. Владивосток, 1997; Квакин А. В. За спиной Колчака: документы и материалы. М., 2005.

33 Дальневосточная политика Советской России (1920 – 1922 гг.). Новосибирск, 1996.

34 Советско-американские отношения. Годы непризнания. 1918 – 1926. М., 2002.


35 Вечерняя газета. 1921 – 1922 гг.; Влади – Ниппо. 1920 – 1921 гг.; Воля. 1920 г.; Голос Родины. 1920 г.; Дальневосточное обозрение. 1920 г.; Далекая окраина 1918 – 1919. гг.; Дальневосточная трибуна. 1921 г.; Красное знамя. 1918 – 1922 гг.; Приамурье. 1919 г.; Слово. 1920 – 1921 гг. и др.

36 В огне революции: сб. статей и воспоминаний. Хабаровск, 1927; Казанин М.И. Записки секретаря миссии. М., 1962; Блюхер В.К. Статьи и речи. М., 1963; Никифоров П.М. Записки премьера ДВР. М., 1963 (1974); Гражданская война на Дальнем Востоке (1918 – 1922). Воспоминания ветеранов. М., 1973, и др.



37 Болдырев В.Г. Из пережитого // Сибирские огни. – 1924. – № 1; Его же. Директория. Колчак. Интервенты. Воспоминания. Новониколаевск, 1925; Гревс И. Колчак, Америка и Япония: Интервенция Америки в Сибирь. М., 1932; «Им не убить идеала…». Воспоминания интервентов. Хабаровск, 1990; Милюков П.Н. Воспоминания. М., 1990; «Дело не получило благословения Бога». Публицистика и мемуары белых. Хабаровск, 1992; Атаман Семёнов. О себе. (Воспоминания, мысли и выводы). М., 1999; Последние бои на Дальнем Востоке. М., 2005, и др.


38 АВП РФ. Ф. 08. Оп.5. Д. 24. Л. 23.

39 Колчак и интервенция на Дальнем Востоке. Док. и материалы. – Владивосток, 1995.


40 Подготовка и начало интервенции на Дальнем Востоке России (октябрь 1917 – октябрь 1918 г.): Документы и материалы. – Владивосток, 1997. Graves W. S. America’s Siberian Adventure, 1918 – 1920. – N.Y., 1931.



41 Советско-американские отношения. Годы непризнания. 1918–1926: Документы. – М.:, 2002.

42 РГАСПИ. Ф 17. Оп. 3. Д.102. Л.1-2, 4-5.

43 АВП РФ Ф. 04. Оп. 51. Д. 54805.

44 АВП РФ Ф. 04. Оп. 51. Д. 54805.







Скачать 479.01 Kb.
оставить комментарий
Фролова Екатерина Александровна
Дата26.09.2011
Размер479.01 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх