Салия Мамаджанова Рустам Мукимов сколько тебе лет, душанбе? icon

Салия Мамаджанова Рустам Мукимов сколько тебе лет, душанбе?


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Урок английского языка в 3-м классе по теме: "День рождения Билли"...
Георг бюхнер войцек действующие лица...
Beginner – Вводный курс английского языка...
Энциклопедия
Действующие лица: вера 40 лет леонид 40 лет...
Доклад о человеческом развитии представят в Душанбе душанбе, 6 дек «Авеста»...
Централизованная библиотечная система «Гагаринская» Дорогой друг!...
Душанбе Издательство «Дониш»...
Народная поговорка...
Ф. И. О. Хамзин Ильнур Шамильевич Дата рождения: 15 декабря 1985 г Адрес: Республика Таджикистан...
Ctc kingshurst Academy Категория 2, уровень 2...
Если тебе первокурсник имя. Тебе, первокурсник!...



Загрузка...
скачать

Фаріанг 3’ 2004 Їашни Душанбе

Салия Мамаджанова

Рустам Мукимов


СКОЛЬКО ТЕБЕ ЛЕТ, ДУШАНБЕ?




Города как люди – у каждого своя судьба со своими взлетами и падениями. Вот и наш Душанбе, как считают многие, которому 80 лет, имеет свою историю, причем не менее древнюю, чем у Худжанда или Истравшана. Более того, даже 80-летний период жизни после провозглашения его столицей молодой таджикской республики богат событиями столь значительными, которые подчас сравни иным векам в развитии древнего таджикского зодчества. И всему этому свидетелями являются произведения архитектурного творчества, здания, сооружения, их комплексы, городские образования, улицы, дороги, озера, все то, что составляет город со всем многообразием его жизни.

Душанбе по праву считается одним из немногих городов Центральной Азии, где сосредоточены богатейшие рукописные материалы древности, рассказывающие об истории таджиков, его поэзии, высокой традиционной культуре и искусстве. В библиотеках, хранилищах восточных рукописей и других учреждениях воплотилась национальная архитектура, которая своими формами и заложенными в них традиционными элементами зодчества даёт возможность почувствовать часто связь времен. Республика знакомит туристов с традиционным искусством народа, запечатленного в живописных настенных панно, скульптурных композициях, произведениях декоративно-прикладного и монументального искусства и др.

Душанбе расположен в Центральном Таджикистане, на южном склоне могучего Гиссарского хребта. Последний вместе с Туркестанским, Заравшанским, Каратегинским и Алайским хребтами отделяет друг от друга бассейны рек Заравшана и Амударьи.

Гиссарская долина, в восточной части которой расположен Душанбе, представляет собой, как говорят специалисты, межгорную впадину длиной около 100 км и шириной от 1,5 до 24 км. Город возник в районе слияния рек Кофарнихона и его крупного северного притока – Варзоба. Средняя температура января здесь + 1º С, а июля + 28º С. Располагается Душанбе на высоте 800 метров над уровнем моря. В предгорьях, окружающих город с северной, восточной и южной сторон, проходит пояс адыров, образующих переходную полосу от равнины к хребтам. Территория района, где находится Душанбе, относится к зоне высокой сейсмичности – здесь возможны землетрясения силой 9 и более баллов.

Ещё 8-7 тысяч лет назад, в эпоху новокаменного века предгорную и горную части Средней Азии занимала племенная общность, названная историками гиссарской культурой по району обитания племен, селившихся в горных и предгорных районах Гиссарской долины (эта культура встречается в Северном Таджикистане, Северном Афганистане, в Чуйской долине, предгорьях Гиндукуша и др.). Известный русский ученый, академик А.П.Окладников считал, что носители гиссарской культуры были первыми земледельцами горных областей. Памятники, которые характеризуют эту культуру (остатки каркасных жилищ, каменных очагов, топоры, ножи и другие домашние инструменты), обнаружены в Туткауле, на левом берегу реки Вахш в близи Нурека или Тепаи Гозиёне в Хисоре, т.е. в районе, где впоследствии возникло условно называемое нами Душанбинское поселение.

Как считает А.П.Окладников, люди, жившие на Тепаи Гозиёне и на территории самого Душанбе (в районе нынешнего Комсомольского озера), занимались скотоводством, земледелием, знали ткачество. Хотя у жителей Гиссарской долины основным орудием труда был камень, они были знакомы и с металлом, в частности, с медью.

Археологические и письменные данные позволяют подтвердить о развитие на этой территории древних очагов цивилизации в период раннего сословного общества, формирование здесь первых государственных образований, возникновение восточно-иранских племенных объединений (середина первого тыс. до н.э. – середина первого тыс. н.э.).

Так, в эпоху государственно-общинного общества Гиссарская долина с находящимися на ее территории поселениями и городищами, сначала входила в Бактрийское государство. Затем Бактрия была завоевана древнеиранскими царями из Ахеменидской династии. В 30-х годах IV в. до н.э. Ахеменидское царство пало под ударами войск Александра Македонского.

Большой археологический материал предоставил в руки ученых древнее городище, обнаруженное на северо-западной окраине Душанбе, на высоком обрывистом левобережье реки Варзоб. В настоящее время оно почти полностью снесено современной застройкой. Но археологи успели в начале 1950-х годов провести раскопки этого важного памятника – свидетеля древнего поселения на территории современного города. Цитадель был отделен от территории городища (Шахристана) широким рвом, по которому сейчас протекает канал. Она имеет прямоугольную форму, вытянутую по линии Запад-Восток (300х150 м). В 1989 году остатки цитадели были раскопаны археологом А.Л.Абдуллаевым и выявлен культурный слой, относящийся к греко-бактрийскому времени, т.е. IV-II вв. до н.э. По остаткам раскопанного монументального здания можно представить, что оно имело айван и центральную стену длиной 60 м, перпендикулярно к которой примыкали стены хозяйственных помещений, тогда как жилой комплекс, по предположению археологов, находился на втором несохранившемся этаже.

В целом, материалы раскопок последних лет А.Л.Абдуллаева (дополнительные раскопки были произведены археологом Института истории, археологии и этнографии имени А.Дониша АН Таджикистана Бубновой М.А. в 2003 году на территории собственно городища, т.е. Шахристана) указывают, что в Греко-бактрийское время Душанбинское городище являлось одним из крупных городских центров Гиссарской долины. Город обслуживал земледельческий район, поэтому он был ориентирован на отрасль производящего хозяйства (здесь найдено множество орудий для обработки зерновых культур, т.е. зернотерки, терочники, пестики и ступки, железный серп и др.).

При раскопках рабочими была найдена электровая (сплав золота и серебра) серьга греко-бактрийской работы. Она состоит из двух частей – сплетенной из тонкой проволоки дужки и собственно серьги, прикрепленной к дужке с помощью втулочки и изготовленной из тонкого электрового листа. Серьга изображает лежащего сфинкса с женской головой и грудью; из-под плоской шапочки видна прическа. Звериные лапы вытянуты вперед. Два крыла плотно прижаты к телу и голове. «Загадочный сфинкс» - под таким названием вошла находка в научную литературу. А вообще, сфинкс, по древнегреческой легенде, охранял город Фивы, задавая каждому прохожему неразрешимую загадку. Не получив ответа, он его пожирал.

Исследователи считают, что этот образ принесли сюда греки во II веке до н.э. и что в Бактрии сфинкс играл роль оберега, призванного охранять людей от злых духов.

Здесь же, близ насосной станции, школьники нашли круглый бронзовый диск – фалар (принадлежность конского снаряжения) диаметром 14,5 см. Он состоит из двух круглых пластин, скрепленных между собой бронзовым ободком и одиннадцатью заклепками. Одна поверхность фалара плоская, другая - лицевая - имеет позолоченное (из сусальных листиков золота) изображение канонического образа юного Диониса20, свидетельство распространения в Бактрии культа Диониса-Вакха – греческого божества вина и виноделия, сына Зевса, верховного бога в греческом пантеоне. Образ этого бога в 340 году до н.э. создал знаменитый греческий скульптор Пракситель и с этим высоким искусством ваяния, видимо, был знаком бактрийский мастер, который, пусть не так совершенно, пытался создать этот образ в другом, а именно в прикладном виде искусства. Находка учеными датируется I в. до н.э. – I в. н.э., когда были ещё сильны влияния художественной школы греческой культуры на огромной территории Кушанского государства.

Уникальной находкой на городище является миниатюрная голова опять же бога Диониса с местной интерпретацией. Как полагает А.Абдуллаев, Дионис считался одним из почитаемых богов древних жителей долины и поэтому не удивительно, что в Гиссарской долине издревле выращиваются лучшие сорта столового и винного винограда.

Основываясь на многочисленных обнаруженных предметах импортного происхождения, таких как слоновая кость и раковина каури, А.Абдуллаев с уверенностью утверждает, что Душанбинское городище в III-II вв. до н.э. имело широкие торгово-экономические связи как с Индией, Китаем, Ираном, так и странами Средиземноморья (А.Абдуллаев. Древняя история Душанбе. // Мероси ниёгон, 1998. –Душанбе, вып. 3, с.33).

Вместе с фаларом были обнаружены и медные монеты кушанских царей, относящиеся к I в.н.э. Одна из них была чеканена великим кушанским правителем Канишкой. На её лицевой стороне царь Канишка изображен стоящим перед жертвенником. Как отмечает один из ученых-нумизматов Института истории, археологии и этнографии имени А.Дониша АН Таджикистана Д.Давутов, характерно, что изображение царя выполнено в статуарном стиле, т.е. в подражание статуям этого царя, известным по археологическим находкам. На оборотной стороне монеты изображено божество.

Помимо названных монет, в Душанбе обнаружен клад из 39 серебряных Сасанидских монет V века, чеканенных от имени Сасанидских царей. Пехлевийская надпись содержит имя и титул царя. Находки Сасанидских драхм свидетельствуют о торговых и культурных связей жителей Душанбинского городища с соседним Афганистаном и Ираном. Однако наиболее древняя монета была обнаружена в 1956 году на проспекте имени Рудаки во дворе дома № 19. Эта медная монета, чеканенная в подражание монетам греко-бактрийского царя Гелискла, датируется первым веком н.э. Как во многих монетах греко-бактрийского государства, на её лицевой стороне изображена голова царя восточного типа в профиль, на оборотной же стороне – божество.

Техника обработки металла, а также анализ изобразительного мастерства исполнения названных выше предметов материальной культуры показывает, как высока была художественная культура древних бактрийцев, предков современных душанбинцев. Многочисленные обломки глиняной посуды, обнаруженные здесь, свидетельствуют об интенсивной жизни этого поселения в III-II вв. до н.э.

В 1961 году в северо-западной части высокого левого берега реки Варзоб, в центре Душанбе на территории усадьбы Х. Юлдашева был обнаружен некрополь древнего поселения. Раскопки этого некрополя показали время его существования от эпохи бронзы до VII-VIII вв. н.э.. Причем, умерших здесь хоронили в глиняных кувшинах-хумах высотой до одного метра. На венчике одного из хумов археологи обнаружили надпись греческим письмом, что позволило датировать погребение I-II вв. н.э.

В 1956 году в районе нынешнего киноконцертного комплекса «Кохи Вахдат» на проспекте Рудаки археологи раскопали погребальную камеру со стенами из квадратного кирпича. Любопытны были и предметы обихода, которые сопровождали погребенного. Это – бронзовое зеркало с ручкой, золотой кружок с гладкими поверхностями. Однако самое удивительное было то, что непосредственно над вскрытой камерой находилась другая погребальная камера, выложенная из больших известняковых плит. Оба погребения были датированы II-III вв. н.э. Помимо этих находок на восточных холмах были раскопаны и другие могильники.

В августе 1957 года братья Грамс передали в музей старинные вещи, найденные ими на северо-востоке Душанбе, у подножия холмов. Особенно интересен браслет из бронзовой проволоки, а также бронзовое зеркало, колокольчик и несколько подвесок из раковин и минералов. Одна из подвесок, похожая на пирамидку, была примечательна тем, что на ней было изображение древней символики бактрийцев – козла, который изображался со времени среднеазиатского энеолита в качестве знака Зодиака или символа тайных сил природы.

Желание археологов найти более ранние периоды существования города пока ничего не дало. В результате раскопок 1980-х годов, а также 2003 года (раскопки были начаты в связи с проектированием на территории Душанбинского городища мемориального парка «Пойтахт-80», посвященного 80-летию столицы Республики Таджикистан – Душанбе. Когда писались эти строки, на территории бывшей войсковой части, где и находились остатки городища, шли интенсивные археологические изыскания под руководством упомянутой выше М.А.Бубновой) в районе радиостанции и «Путовского спуска» были обнаружены в основном остатки керамических изделий, характерных для высокой техники гончарного производства греко-бактрийского и кушанского периодов – изящная тонкостенная посуда и не менее изящные бокалы, издающие при ударе мелодичный звук. Найдена и подвеска от сережки, перегородчатая золотая пластинка, которая украшена в технике инкрустации кораллами и бирюзой. Кто знает, возможно, раскопки 2003 года, несмотря на их непродолжительность, принесут сенсационные находки, которые удревнят возраст Душанбе. Однако на сегодняшний день пока можно считать установившимся фактом основание города на месте столицы таджикского государства в конце IV-начале III вв. до н.э., т.е. возраст Душанбе насчитывает 2400-2500 лет. Именно столько лет назад на территории Душанбе находился сначала небольшая крепость (построенная в период Александра Македонского), затем - развитый греко-бактрийский (в начале III века до н.э.), а впоследствии кушанский трехчастный (Цитадель, Шахристан и Некрополь) город с высоким искусством ремесленного производства и широкими культурными внешними и торговыми связями. Две первые части каждая в отдельности были обнесены оборонительными стенами, предназначенные для защиты города и населения.

Судить полностью о городской структуре античного Душанбе теперь уже, конечно, будет трудно, так как буквально в начале сентября 2003 года территория городища почти полностью будет благоустроена под парковые сооружения с монументом, посвященным 80-летию города, музей города, аквапарк, зоны отдыха и др.

Однако можно ли считать, что город Душанбе зародился в четвертом – третьем веках до н.э.? Казалось бы, достаточно для такого утверждения материальных памятников названных эпох. Но у археологов есть непреложное правило – чтобы древние остатки города назвать городом с более чем двухтысячелетним возрастом он должен функционировать на одном месте на всем протяжении своей истории развития. Именно так было с древним Худжандом, который появился 2,5 тысяч лет назад под названием Александрия Эсхата. Поэтому возникает вопрос – существовал ли Душанбе в последующие исторические периоды, полные крупных политических, экономических и социальных потрясений? Из археологических памятников раннефеодального периода на территории Гиссарской долины (древний Шуман-Суман) известно крупное городище Шиша-хона, случайно обнаруженное при строительстве жилых домов 84 микрорайона в правобережье Душанбе. В 1981 году в буквальном смысле ковш экскаватора вонзился в самое сердце древнего города. Срочно организованный археологический отряд под руководством Т.М.Атаханова за короткий промежуток времени (строительство ведь не может ждать многолетних раскопок!) исследовал остатки городища Шиша-хона, получившее название от шести небольших жилых построек. Древнее городище, как свидетельствуют раскопки, состоит из двух частей: цитадели-крепости, покоев местного правителя, и шахристана, окружавший центр с южной и северо-восточной сторон жилищ ремесленников.

Цитадель, которая скрыта под невысоким холмом, расположена в северо-западном углу древнего города и отделена от него глубоким рвом шириной до 8 метров. Здесь же обнаружены гончарные трубы – остатки былого городского водопровода. Это наглядное свидетельство высокого уровня благоустройства.

Обнаруженные керамические изделия, т.е. большие хумы для хранения зерна и жидкостей (воды, а может вина), а также штамп гончара, позволили датировать городище VI-VIII вв. н.э. Коллекцию находок пополнили также многие другие гончарные изделия, детские игрушки в виде птиц и лошадей более позднего периода. Но самой интересной находкой была терракотовая статуэтка, рельефное изображение божества – Вретрагна – бога победы. Её аналогов, как считает Т.М.Атаханов, в Средней Азии не встречается. От других статуэток её отличает богатый головной убор, рельефный зигзагообразный ободок. Находка датируется V в. н.э., т.е. эфталитским периодом.

Как известно из истории, в раннем средневековье наиболее распространенной формой жилищного строительства был замок, укрепленный угловыми башнями, толщей сырцово-пахсовых стен, высоким стилобатом. Часто сами раннефеодальные города представляли группу замков внутри городских стен. И в окрестностях древнего Душанбе высились замки землевладельцев. Один из них сейчас известен под названием Чормагзтепа, расположенный в районе современного жилого массива «Испечак» на западе Душанбе. Этот замок, дошедший до нас в виде оплывшего холма, был изучен археологом В.С.Соловьевым вместе со студентами Душанбинского госпединститута имени К.Джураева (сейчас Госпедуниверситет) и Таджикского Госуниверситета (сейчас Национальный Госуниверситет). Когда-то холм окружали со всех сторон великолепные деревья орешника, от которых и получило своё название Чормагзтепа (Ореховый холм).

В результате раскопок выяснилось планировка ядра замка в виде двух рядов узких коридорообразных помещений, разделенных глухой массивной стеной. Как считает В.С.Соловьев, такая планировочная композиция уникальна для архитектуры Средней Азии до арабского времени. Построенный в VII в.н.э., затем он перестраивается до начала IX века.

Интересны отдельные находки хумов, кухонной и столовой утвари, керамических сосудов, железных наконечников, стрел. Найдены и такие любопытные детали как лазуритовая фишка для игры, терракотовая фигурка козла – детская игрушка и др. Многие изделия несут в себе характерные для творчества тохаристанских и согдийских мастеров черты. И это не случайно, ведь Гиссарская долина издревле была местом тесных контактов между Тохаристаном и Согдом, а также взаимной преемственности традиций, которому способствовал и Великий Шелковый путь, проходящий по Гиссарской долине со II в. до н.э. То есть Душанбе, как мы уже отмечали выше, находился на оживленной торговой караванной трассе, соединяющей Восток с Западом.

И ещё об одном памятнике раннего средневековья следует сказать, о котором пока ещё мало кто знает. Это - крепость какого-то правителя Арки Мир, остатки которой обнаружили на территории нынешнего ботанического сада. Четырехугольный холм-тепа под слоем оплывшей глины имел постройки жилого назначения с очагами. Кто знает, может именно здесь находится главная сенсация городской жизни, ведь здесь археологи нашли помимо раннесредневековых материалов и кушанские. Для истории Средней Азии не редкость, когда сооружения возводились на остатках более древних построек. Будем надеяться, что планомерные раскопки Арки Мир раскроют ещё не одну тайну Душанбе.

Внимание Е.Денисова, бывшего сотрудника ИИАиЭ им. А.Дониша АН Таджикистана, привлек другой объект – холм Тепаи Искандар, который находится в районе пересечения улиц Фучика и Коргар. Хотя предварительное исследование памятника дали материал X-XII вв. (шестиугольные жженые кирпичи, бронзовые серьги и браслеты, керамическая поливная и расписная лепная посуда, штамп, очажки и др.), в нижнем слое предполагается открыть городское или сельское поселение более раннего периода, а именно III-V вв.н.э., т.е. позднекушанского.

Средневековую цивилизацию на территории Душанбе напоминают не только развалины города или замка. Сенсационной находкой 1987 года явилось обнаружение в окрестностях Душанбе (селение Дара близ Семиганча в южном предгорье Гиссарского хребта) парных бронзовых статуэток козла и зебу. Чем же примечательны эти статуэтки, изучением которых занялся Т.М.Атаханов? Первое, что привлекает внимание – это их назначение. Как утверждает ученый, эти предметы когда-то украшали трон царя. Причем, козел символизировал воинство самого царя, а зебу – маленького наследника (или Будды). Трон, видимо, достался Кутейбу ибн Муслиму, который вместе с западным соседом – правителем Чаганиана захватили в 705 году Ахарун и Шуман, правители которых обладали столь роскошным троном.

В начале IX века Гиссарская долина вошла в состав первого таджикского саманидского государства. Города Шуман и Ахарун вместе со своими округами в это время не играли уже самостоятельной политической роли и были подвластны Чаганиану (область в районе Денау Сурхандарьинской области Республики Узбекистан, в котором правила влиятельная при саманидах династия). В этот период область Шуман занимала территорию между реками Рамид (Кофарнихон) и Чангоб (Хонако) с одноименным городом в районе Душанбе. По предположению Т.М.Атаханова, древний Шуман – это городище Калаи Шодмон, находящееся на территории нынешнего Кофарнихонского района на реке Семиганч.

В Шуман из Чаганиана вела дорога, на котором находились населенные пункты Навандак (в районе современного Сари Осиё) и Хамаваран (в районе современного Хисора). Далее дорога шла в область Вашгирд. На этой дороге находились населенные пункты Абан Касван или Абан Кашра и Андиан или Абдиан, по-видимому, старое селение Андиган в районе Кофарнихона.

В плодородной долине Каратагдарьи и прилегающих местностях лежала область Ахарун с одноименным городом, по-видимому, развалины городища Шахринау или городища Узбеконтепа к юго-западу от Пахтаабада.

Но история не стоит на месте. К X-XI вв. государство Саманидов ослабевает. В XII веке усиливается династия Гуридов, под властью которой попадает весь Южный Таджикистан. Но и эта власть не оказалась долгой. Уже в начале XIII века Гуриды в результате усиления государства Хорезмшахов признают влияние Хорезмшаха Мухаммада, который становится практически единовластным правителем Средней Азии. И всей этой тенденции к установлению устойчивой государственности вскоре приходит конец: Средняя Азия во второй декаде XIII века захватывается монгольскими ордами, оставившие после себя развалины и пепелища на некогда цветущих оазисах, ухоженных таджиками. Так было и с Шуманом и Ахаруном. Люди были вынуждены покинуть эти места надолго. Об этом наглядно свидетельствует разрушенная Шиша-хона.

Возрождение разрушенных городов, селений, торговых пунктов, ирригационных каналов и других уже относится к периоду образования огромного государства Тимура и его потомков. Именно XV и XVI века характеризуются временем подъема хозяйственной жизни в южных районах Таджикистана. Широко развиваются ремесла, торговля. Возрождение не минует и Душанбе, который обживается и начинает интенсивно торговать. Так, в одном из кладов, найденных в Душанбе, оказалось 1040 монет, а в другом – более двух тысяч.

Материалы Ш.Т.Юсупова, этнографа из Института истории, археологии и этнографии им. А.Дониша АН Таджикистана, полученные на основе изучения Душанбе, позволяют достаточно зримо увидеть этот город как бы глазами очевидца – так много сейчас накопились исторические сведения у этого ученого. Давайте, познакомимся с некоторыми материалами Ш.Т.Юсупова, дополненные другими сведениями ученых Таджикистана.

Наиболее раннее письменное упоминание о Душанбе встречается в конце 1676 года в ярлыке балхинского хана Субханкули-Баходура царю Федору Алексеевичу об отправке в Московское государство посланником Али-Мурад Чухра с предложением вступить на путь общения. К слову сказать, Субханкули-хан (1680-1702 гг.) впоследствии стал ханом Бухары. Именно ему посвятил один из своих трудов поэт Мухаммад Салах Балхи «Субхан-Кули-наме». Сообщается о Душанбе и в книгах ученого XVII века Махмуда ибн Вали «Бахр-ал-Асрор», бухарского историка начала XVIII века Мир Мухаммада Амина Бухори «История Убайдуллохана».

В документе Субханкули-Баходура указывалось помимо всего, что Душанбе и другие земли не входят непосредственно в состав его державы, но покоряются ему, и что в этой области назначаются преданные слуги для выполнения приказов. Такое обращение возникло в связи с тем, что во второй половине XVII века и, особенно, в первой половине XVIII века в Средней Азии стала усиливаться феодальная междоусобица. Естественно, это ослабляло центральную бухарскую власть. Например, в 1703 году бухарские феодалы с большим войском пришли в Гиссарскую долину и начали борьбу с местными феодалами. В связи с этими событиями упоминается крепость Душанбе. Это свидетельствует о том, что Душанбе в позднесредневековый период продолжал оставаться городом в Гиссарском владении.

А первую карту, на котором был указан Душанбе, составили участники знаменитой «Гиссарской экспедиции». В 1875 году топографы Д.М.Вишневский и Ф.Ф.Шварц побывали в Регаре (сейчас Турсун-Заде), Каратаге, Хисоре и Душанбе. Тогда же, в конце XIX века, в Душанбе побывало много путешественников и экспедиций. Почти все они опубликовали отчеты о своих поездках, и благодаря этим записям мы можем сейчас хоть немного представить себе Душанбе того времени.

Так, И.Минаев в 1879 году отмечал, что в бассейне реки Кофарнихон лежат пять значительных городов, а именно: Файзабад, Кофарнихон, Душанбе, Гиссар и Кабадиан. Один из бродов находится против Душанбе, но он очень опасен и проходим не во всякое время года.

Офицер канцелярии туркестанского генерал-губернатора Н.А.Маев, проезжавший здесь в 1875 году, писал следующее: «Душанбе со своей крепкой цитаделью на горе, лежит при входе в ущелье Варзоб на берегу Зидды-Дарьи, которая, начиная с этого места, получает название Душанбе-Дарья…Выше города Душанбе, при входе в ущелье, есть мост, но чтобы проехать по нему, пришлось бы сделать большой объезд…». В.И.Липский в 1902 году писал о Душанбе, что «издали он кажется большим городом, вытянутым по левому высокому берегу реки и погруженным в зелень». Русский исследователь и путешественник Д.Н.Логофет в 1913 году писал: «Являясь одним из главных пунктов по торговле хлебом, Душанбе привлекает на свои базары массу торговцев, отвозящих отсюда хлеб, преимущественно в Бухару».

Однако мы знаем, что задолго до приезда представителей русской армии, во времена правления хисорского правителя Абдулкаримхана, примерно с 1840 по 1849 гг. Душанбе окружала глинобитная стена, толщина которой достигала 4-5 метров. Судя по такой толщине можно представить оборонительную мощь крепостных стен, высота которых была более 10 метров. Каким же был облик этого сильно укрепленного города на берегу Варзобдарьи?

Душанбе с крепостью на высоком обрывистом берегу реки Варзоба был тесно связан с сельскохозяйственной округой. Крепость правителя был укреплен по углам и у ворот башнями. В городе предположительно жило до 10 тысяч населения. Однако частые междоусобные войны местных феодалов часто приводили к разрушению и опустошению города и его пригородных селений. Так, в XIX веке правитель Бальджуана и Куляба разграбил и разорил Рамит, Шахмансур, Сари-Асия, о от Душанбе оставил груды развалин. Однако жители города вновь отстроили, восстановили его.

До заключения русско-бухарского мирного договора 1868 года о вхождении Восточной Бухары (куда входили Гиссарские владения) под протекторат Российской империи Душанбе являлся одним из крупных городов и центров одного из амлякдарств (районов) Хисорского бекства. В одном из сообщений XIX века сообщается, что округи, принадлежавшие Душанбе, Каратагу и Теппе, все вместе составляют Хисор, и что город Душанбе был одним из самых значительных городов этой части Бухарского ханства. В этом городе местные правители проводили летнее время. Базарным днем был здесь не понедельник (Душанбе), а воскресенье. И на этом базаре, многолюдном, многоголосом постоянно торговали или делали покупки жители не только Душанбе, но и дальних кишлаков Лакая, Бабатага, Файзабада, Янги-Базара, Варзоба, Ханаки, Харангона и др.

8 октября 1907 года произошло сильное землетрясение, почти полностью разрушившее городок Каратаг. С тех пор Душанбе становится постоянной летней резиденцией хисорского бека и его приближенных. Вплоть до установления Советской власти Душанбе ничем не отличался от других городов Восточной Бухары, где господствовали феодальные социально-экономические отношения.

Душанбе в это время состоял из нескольких отдельных кварталов со своими мечетями. На правой стороне нынешнего спуска, по улице Исмоила Сомони, к реке Варзоб (Душанбинки) возвышалась городская крепость, огражденная глинобитной стеной. Об этой крепости, как пишет Ш.Юсупов, упоминают многие русские путешественники, востоковеды, военные, посещавшие во второй половине XIX века, т.е. после установления протектората России над Восточной Бухарой (И.П.Минаев, Л.Ф.Костенко, Н.А.Маев, Б.Н.Литвинов, В.И.Липский, А.В.Нечаев и др.). По углам и ворот возвышались глинобитные же башни. Ворота были одни. Внутри крепости-урда находились жилые и хозяйственные постройки, а также прекрасный бассейн-хауз с водой.

Двор состоял из нескольких частей: из жилых покоев жен бека (внутренний запретный двор), бекских конюшен и коровников вдоль высоких стен (хозяйственный двор). Третий двор был вымощен белыми каменными плитами и выходил в сад, где возвышалась беседка вся устланная коврами и шелковыми одеялами. Отсюда открывался прекрасный вид на горную речку Варзоб и живописный окружающий ландшафт. Хауз был устроен посередине двора, где росли четыре больших чинара. Под широкими тенистыми кронами этих излюбленных в Средней Азии деревьев располагались глиняные возвышения – суфы, покрытые коврами и паласами. Всё здесь – вода, зелень, густая и прохладная тень – располагало к отдыху бека и его гостей. Здесь же, в крепости, находилась небольшая мечеть, где молился бек со своими приближенными.

С трех сторон крепость окружали постройки и сады жителей Душанбе, а четвертая сторона выходила на обрывистый берег Варзоба. У входа в ворота стояли 5 медных пушек. Снаружи, у ворот, находились канцелярия амлокдора и казарма.

Помимо жилого назначения крепость являлась и надежным заслоном в Варзобское ущелье. Как и во многих феодальных городах Средней Азии в Душанбе имелся зиндон, т.е. подземная тюрьма в виде ямы, над которой возвышались глинобитные стены с узкой щелью вместо окон. В районе нынешнего Дома офицеров по улице Чапаева, рядом с мазаром «сугал» находилась каландархона, т.е. обиталище представителей мусульманских религиозных орденов-каландаров, живших чрезмерно аскетично исключительно за счет подаяний.

В дореволюционной Душанбе было около двух десятков кузниц, маслобоен, ювелирные мастерские и др. В городе было несколько кварталов, разделенных по профессиональной принадлежности мастеров: кварталы кожевенников, ткачей, даже каландаров. Но не только по профессиональной ориентации делились кварталы. В Душанбе был, например, целый квартал евреев.

Если говорить о населении, то 1887 году капитан русской армии Лилиенталь насчитал в городе 700 дворов. В другом отчете, русского офицера Б.Н.Литвинова, который был в Душанбе в 1894 году, отмечается чуть больше 500 дворов. Вот несколько строк из его дневника, приведенные в брошюре О.Панфилова и В.Дубовицкого: «В настоящее время Душанбе представляет собой бедный гиссарский город, вытянувшийся вдоль Варзоба и насчитывающий более 500 дворов населения, в громадном большинстве таджиков. Бедные глинобитные сакли и дувалы (стены, заборы) перемежаются с великолепными фруктовыми садами; на краю города дома крыты, как и в кишлаках, двухскатной камышовой крышей; в центре же, возле полуразрушенной такой же глинобитной крепости – дома более чистые; но во всем городе нет ни одной постройки из жженого кирпича, хотя в глиняных стенах и заборах зачастую виднеются отдельные жженые кирпичи».

Обязательными компонентами восточного типа города, каким был Душанбе, являлись каравансараи, лавки, чайханы, которых насчитывалось по несколько. Например, к началу ХХ века здесь функционировали 12 чайхан, где люди могли не только попить чай и поесть, но и пообщаться с соседями, совершить торговую сделку, устроиться не ночлег, послушать музыку, песни, принять участие в соревновании острословов и другое, т.е. был своего рода клубом в широком понимании слова. Помимо этого, в 14 квартальных мечетях имелись мактабы-школы, в городе функционировали два мадраса.

С внешним миром Душанбе был связан караванными путями, единственная колесная дорога соединяла Душанбе с Гузаром. Основным средством передвижения служили осел, лошадь и верблюд. Это при всем том, что здесь пересекались издревле стратегические и торговые караванные пути, ведущие в Хисор, Ширабад, Байсун, Термез, Курган-Тюбе, Кабадиан, Куляб, Гарм и другие города и районы.

Через реку Варзоб в город можно было переправиться только по единственному деревянному мосту или переходить реку в мелководье вброд. Мост находился у кишлака Бини Хисорак, лежащий на левом берегу. В дореволюционный период существовала дорога и через Варзобский перевал в Самарканд, а через Шахристанский – в Ура-Тюбе (сейчас Истравшан) и оттуда – в Ташкент, Худжанд, Канибадам и другие города, и населенные пункты.

Согласно сведениям Ш.Юсупова, в 1915 году в Душанбе по инициативе русской администрации была построена первая больница. В неё входили шесть зданий из жженого кирпича с железной крышей. Но функционировать больница стала только после установления Советской власти в городе, т.е. 1921 году. Любопытно отметить, что небольшой Душанбинский гарнизон в этом здании (местные жители называли его «хонаи урус», т.е. «русский дом») оборонялся от нападений басмаческих банд. Здесь же в 1924 году были телеграф и телефонная станция. Эта первая больница уцелела до наших дней – здесь сейчас часть городской больницы № 1 по улице Техрон (бывшая имени Горького), недалеко от площади Дусти.

На этом можно было бы завершить наше путешествие в историю Душанбе, которая, как и у многих древних городов, была полна событий, драматизма, разрушений и опять возрождения. Думаем, что у читателя после знакомства с судьбой города не осталось сомнения в том, что возраст Душанбе далеко выходит за пределы 20 веков и что сегодня мы вправе вместе с 80-ти летием столичного города праздновать и 2400-2300-летие со времени основания города. Однако изучение исторического прошлого Душанбе ещё не закончено, более того, оно только приобретает планомерный и целенаправленный характер. И кто знает, не придется ли нам вскоре быть свидетелем сенсационного сообщения археологов о более древнем возрасте Душанбе. Ведь, как вы знаете, в руках археологов имеются вещественные, пусть пока ещё единичные или, как пишут иногда, случайные свидетельства о бактрийском периоде. Не будем загадывать вперед и наберемся терпения. Но терпения не равнодушно взирающего зрителя, но активного. Это значить, что и мы, почитатели города, окажем посильную помощь ученым лучше узнать наше прошлое.

Читатель может возразить, сказав, что не все являются археологами, историками или этнографами. Да, это справедливо. Но, вспомните, что нас, жителей города Душанбе, да и всего Таджикистана, тысячи, если не миллионы. И если каждый из нас, например, вовремя не даст исчезнуть в руках «любителей» нумизматики хоть одной случайно найденной монеты или другого предмета старины, то будьте, уверены, что и вы сделали свой вклад в дело изучения славного прошлого родного города, столицы родной республики. Стремление воспитать своих детей, учеников, просто знакомых любознательность к истории города – это ещё один путь внести свою лепту в благородное дело воспитания патриотических чувств у окружающих.


^ ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА:

Н.М.Федоровский. По горам и пустыням Средней Азии. - М.-Л., 1937, с. 154.

Д.А.Чумичев. Сталинабад. - М.: Географиздат, 1950.

Х.Б.Салбиев. Развитие столицы Таджикской ССР Сталинабада. - Сталинабад: Таджикгосиздат, 1950.

А.Хасанов, А.Вишневский. Сталинабад – столица Таджикской ССР. Исторический очерк. –Сталинабад: Таджикгосиздат, 1959. – 348 с., ил.

Х.Мамадназаров. Рожденный Октябрем. –Душанбе: Ирфон, 1975. – 140с., ил.

В.Г.Веселовский. Архитектура и градостроительство в Таджикистане. –Душанбе: Ирфон, 1967.

В.Г.Веселовский. Архитектура Таджикистана за годы Советской власти. // Архитектура СССР, 1967. –М., № 10.

В.Г.Веселовский. В горном Таджикистане.. // Архитектура (Приложение к Строительной газете), 1968. –М., № 11

В.Г.Веселовский. Таджикистан. // Архитектура СССР, 1970. –М., № 5.

В.Г.Веселовский. Архитектура и градостроительство Таджикистана. // Архитектура СССР, 1977. –М., № 11.

В.Г.Веселовский. Таджикская советская архитектура. // Таджикская ССР. Энциклопедия. Изд. 2-е. –Душанбе: ТСЭ, 1984.

В.Г.Веселовский, Д.Д.Гендлин. Архитектура Советского Таджикистана. –М.: Стройиздат, 1972. – 108 с., ил

В.Г.Веселовский, Р.С.Мукимов, М.Х.Мамадназаров, С.М.Мамаджанова. Архитектура Советского Таджикистана. –М.: Стройиздат, 1987. –319 с., ил.

Р.С.Мукимов, С.М.Мамаджанова. Зодчество Таджикистана. Учебное пособие. –Душанбе: Маориф, 1990. – 176 с., ил. С.М.Мамаджанова. Традиции и современность в архитектуре Таджикистана (на примере Душанбе). –Душанбе: Ирфон-Мерос, 1993. –з68 с., ил.

С.Мамаджанова, Р.Мукимов. Архитектурное наследие Душанбе. –Душанбе: Мерос, 1993. –172 с., ил.

О.Панфилов, В.Дубовицкий. Душанбе – молодой и древний. –Душанбе: Адиб, 1991. Ш.Юсупов. К истории дореволюционного Душанбе. –Душанбе: Дониш, 1988.

В.А.Ранов, В.С.Соловьев. Душанбе – город древний. – Душанбе: Дониш, 1993.

А.А.Яблоков. Варзоб. Книга о реке. –Душанбе: Маориф, 1989. – 95 с., ил.

Ф.Г.Патрунов. По Таджикистану. Путеводитель. - М.: Профиздат, 1987. –238 с., ил.

В.Савченко. Долина счастья. // В кн.: Гиссарская долина (составитель Р.Каримов). – Душанбе: Ирфон, 1987.

История таджикского народа. Том 1. Древнейшая и древняя история. Под редакцией Б.А.Литвинского и В.А.Ранова. –Душанбе: АН РТ, 1998.

Э.Гулямова. Археологические памятники Гиссарской долины. // В кн.: Археологи рассказывают. –Сталинабад: Таджикгосиздат, 1959.

К.В.Тревер. Бронзовый фалар, найденный в Сталинабаде. // Сообщения республ. историко-краеведческого музея Тадж.ССР, вып. 3. –Сталинабад, 1958.

Д.Довутов. Клад древних монет. // Коммунист Таджикистана, 2 апреля 1989 г.

История Ленинабада. –Душанбе: Ирфон, 1986.

В.Соловьев. Душанбе: по следам далекого прошлого. //Коммунист Таджикистана, 1 февраля 1989 г.

Т.М.Атаханов. Царский трон правителя Шумана. // Мероси ниёгон, 1992.-Душанбе, вып.

Ш.Юсупов. Сколько лет Душанбе? // Комсомолец Таджикистана, 15 мая 1986 г.

Ш.Юсупов. К истории дореволюционного Душанбе. –Душанбе: Дониш, 1988.

Ш.Юсупов. «Русский дом» в Душанбе.// Мероси ниёгон, 1992. –Душанбе, вып. 1.

С.Юсуфджанов. Город, рожденный дружбой. // Вечерний Душанбе, 26 февраля 1991 г. Н.О.Турсунов. Сложение и пути развития городского и сельского населения Северного Таджикистана XIX – начала ХХ вв. –Душанбе: Ирфон, 1976;

Р.Мукимов. История и теория таджикского зодчества. –Душанбе: ТаджикНИИПАГ, 2002.

Л.Ф.Костенко. Туркестанский край. Опыт военно-статистического обозрения Туркестанского военного округа. –СПб, 1902, ч. 2;

Б.Н.Литвинов. Через Бухару на Памир. //Исторический вестник, 1904, № 4.

Д.Н.Логофет. В горах и на равнинах Бухары.- СПб, 1913

Д.Н.Логофет. Страна бесправия. –СПб, 1914.

Н.Маев. Географический очерк Гиссарского края и Кулябского бекства. // Известия ТОРГО, 1876.

М.С.Андреев. В Хисоре. //Туркестанские ведомости, 1919, № 68; И.Минаев. Сведения о странах по верховьям Амударьи. – СПб, 1878; А.В.Нечаев. По горной Бухаре. – СПб, 1914.

Л.Соболев. Заметки о Гиссарских ведениях и о среднем течении Сурхобдарьи. // Известия ИРГО, вып. 9, 1873.

Н.С.Стремоухов. Поездка в Бухару. //Русский вестник, 1875, № 6.







Скачать 242.76 Kb.
оставить комментарий
Дата26.09.2011
Размер242.76 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх