Архив Святейшего Синода как один из центров дореволюционного российского архивоведения (конец XIX – начало ХХ в.) icon

Архив Святейшего Синода как один из центров дореволюционного российского архивоведения (конец XIX – начало ХХ в.)



Смотрите также:
Слушали: Доклад...
Д. О. Серов Учреждение Синода и реформирование церковной юстиции России...
История корейского населения российского сахалина (конец XIX начало XXI вв.)...
Программа архипастырского визита Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Украину...
«музыка итальянского барокко»...
История народно-инструментальной музыкальной культуры юга Дальнего Востока России (конец XIX в...
Исследовательская работа Выполнена учениками...
Журнал Московской Патриархии...
Б. И. Колоницкий идентификации российской интеллигенции и интеллигентофобия конец...
А. И. Шренк исследователь европейских тундр Александр Иванович Шренк (Александр Густав фон...
Информатика и информационные технологии...
П. Н. Милюков: эволюция взглядов по нац...



скачать


А.С. Ионов

(Москва)


Архив Святейшего Синода как один из центров дореволюционного российского архивоведения (конец XIX – начало ХХ в.)


Вопрос о возрождении традиций архивного дела в структуре Русской Православной Церкви (РПЦ) был поставлен на повестку дня уже несколько лет назад, когда в 2000 г. было официально объявлено о создании Церковно-исторического архива РПЦ на базе Церковно-научного центра «Православная энциклопедия»,1 а с 2002 г. в Православном Свято-Тихоновском Гуманитарном Университете стало осуществляться обучение по специальности «историко-архивоведение». Историко-архивоведческому знанию, только сейчас, после перерыва примерно в восемь десятилетий возвращающемуся в сферу деятельности РПЦ, еще предстоит доказать свою уникальность, свое место в контексте исторического и церковно-научного знания, эксплицировать теоретические и методические основы т.н. церковного архивоведения. Настоящая статья является попыткой внести хотя бы небольшую лепту в это дело, рассмотрев вопрос об уровне развития архивоведения и постановки архивного дела в центральном церковном архиве дореволюционной России – Архиве Святейшего Правительствующего Синода.

Архивоведческая школа, сложившаяся в Архиве Св. Синода к 1917-1918 гг. была достаточно заметным явлением на небосклоне «российской науки об архивах» того времени. Это видно хотя бы из того, что начальник Архива Синода, видный историк русской иерархии К.Я. Здравомыслов, входил в замечательную плеяду российских ученых и архивистов, стоявших у истоков Союза Российских архивных деятелей и архивной реформы 1918 г. «Вместе с кн. Н.В. Голицыным по поручению совета Союза РАД [он] разработал один из первых проектов закона об архивной реформе и положения об управлении архивным делом».2 Издания Архива Св. Синода, а это более 50 томов архивных описаний и публикаций документов, имелись во всех крупнейших библиотеках России: в фонде Канцелярии Синодального Архива отложилась обширная подборка писем многих научных и образовательных учреждений России с просьбами о высылке печатной продукции Архива.3

Однако всего примерно за полвека до этого, в середине 1860-х гг., ситуация была прямо противоположной: обер-прокуроры Св. Синода, в ведении которых находилась Синодальная Канцелярия, на протяжении почти полутора веков существования этого «церковного правительства», тщетно бились над правильной постановкой его архива, который было «даже нельзя назвать архивом, а - складом и даже свалкою документов, значительная часть которых была утрачена».4 Основная причина тщетности этих мер заключалась в том, что упорядочение архива всякий раз пытались совершить силами чиновников синодального ведомства. Последняя такая попытка была предпринята в начале 1860-х гг. начальником Канцелярии Синода П.И. Саломоном. Чтобы решить проблему нехватки архивных площадей, было принято решение уничтожить примерно четверть хранившихся в Архиве материалов. Комиссия из трех чиновников работала почти 5 лет, однако Саломон так и не решился уничтожить отобранные ее к уничтожению материалы «в виду отсутствия <...> надежного органа для проверки правильности производимых работ».5

В декабре 1865 г., по предложению помощника начальника Архива (впоследствии – начальника) Н.И. Григоровича такой орган был создан в лице Высочайше учрежденной Комиссии для приведения в ясность и порядок дел, хранящихся в Архиве Св. Синода (впоследствии – Комиссия по разбору и описанию архива Св. Синода). В ее первый состав вошли крупнейший историк-искусствовед А.Ф. Бычков (председатель Комиссии до 1901 г.), профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии М.О. Коялович, перу которого принадлежит один из первых трудов по российской историографии «История русского самосознания», будущие директора Петербургского археологического института И.Е. Андреевский и А.Н. Труворов, профессора СПбДА И.А. Чистович и П.И. Савваитов и др. Все они изъявили желание безвозмездно работать в Комиссии.

Первоочередной задачей новоучрежденной Комиссии стало поединичное рассмотрение дел, выделенных «чиновничьей» комиссией к уничтожению. Однако почти сразу была выявлена малая эффективность такой постановки работы: новая Комиссия поэтапно принимала решения о невозможности уничтожения почти всех дел, которые отобрала к уничтожению прежняя. Очень скоро Комиссия поняла, что ее основной задачей должна стать разборка и описание дел архива, а не отбор документов к уничтожению. Эмпирическим путем была установлена, выражаясь современной терминологией, «запретная дата» - 1800 г.,6 т.е. полный запрет на уничтожение документов XVIII и более ранних веков. Комиссия приступила к подробному описанию дел XVIII в.

Для характеристики уровня развития теории архивоведения в Комиссии по разбору и описанию Архива Синода весьма примечателен следующий эпизод. На одном из первых ее заседаний (еще до установления «запретной даты») обсуждался вопрос о деле 1719 «О сборе Псковской провинции рекрут». По мнению члена Комиссии священника Морошкина, его следовало уничтожить, поскольку оно целиком повторяло содержание сенатского указа из Полного собрания законов Российской империи (ПСЗ). Это мнение встретило критику со стороны председателя Комиссии А.Ф. Бычкова, который указал на невозможность уничтожение данного дела. При этом он привел следующий аргумент, с которым согласились все члены Комиссии: данное дело имеет ценность для науки потому, что архив Камер-коллегии, ведавшей подобными изложенному в деле вопросами, почти целиком был уничтожен.7 Таким образом, из данного эпизода можно сделать вывод: в недрах Комиссии (а это был только 1866 г.) уже существовали зачатки представления о некоей целостной системе ретроспективной информации о Российской государстве, что впоследствии стало именоваться Архивным фондом страны.

С первых же лет своего существования Комиссия стала своеобразным консультативным органом при Синоде по вопросам архивов Русской Церкви в целом. Синод направлял на заключение Комиссия все бумаги, касавшиеся постановки архивной части в местных церковных учреждениях. Основной проблемой, волновавшей местные церковные власти, была нехватка площадей для размещения архивов, и они нередко обращались в Синод с одной и той же просьбой: разрешить уничтожение определенных разрядов дел. После рассмотрения нескольких таких, ставших почти типовыми, обращений, Комиссия 5 декабря 1868 г. приняла общие рекомендации для Духовных Консисторий по вопросам архивного дела.8

В данном документе устанавливался запрет на уничтожение архивных документов целыми разрядами, без просмотра каждого дела и составления описи единиц, предположенных к уничтожению. Уничтожение прямо называлось «крайней мерой», вызванной лишь проблемой нехватки архивных площадей. Но здесь Комиссия сделала попытку найти выход из создавшегося положения: Духовным Консисториям предлагалось разместить часть своего архива в одном из ближайших (по возможности, городских) монастырей или церквей. Однако, такое перемещение могло быть осуществлено только в случае невозможности хранить все дела в консисторском архиве и при соблюдении определенных условий: а) «Дела не должны быть рассеяны по разным монастырям и церквам»9 (недробимость фонда); б) на перемещаемые дела следовало составить «подробный каталог», на основании которого данную часть архива принимал под расписку настоятель соответствующего монастыря или причт прихода. Кроме того, в рекомендациях звучал призыв к епархиальным властям не останавливаться на перечисленных мерах в деле сохранения церковных архивов для науки, а создавать, по подобию Синодальной, епархиальные архивные комиссии из преподавателей семинарий, духовенства и других лиц для разбора епархиальных архивов и составления их «ученых описаний» для последующей публикации в епархиальной периодике, что будет способствовать изучению истории епархии. Только после этого, по мнению членов Комиссии, можно было бы произносить «безошибочный приговор о совершенной бесполезности того или другого дела не только для архива консистории, но и для науки».10

Таким образом, возможность проведения экспертизы ценности материалов конкретного архива Комиссия по описанию Архива Синода ставила в прямую зависимость от степени изученности в историографии истории региона, к которому относился данный архивный фонд. Например, в 1866 г. Комиссия призвала Архангельскую Консисторию к особенной осторожности в выделении архивных материалов к уничтожению по причине малоизученности истории Архангельской губернии. В 1867 г. по той же причине было отказано Казанской Духовной Академии в разрешении на уничтожение большинства предположенных к ликвидации документов Саратовской духовной семинарии: поскольку последняя существовала недавно и о ней еще не было никаких «печатных известий», Комиссия призывала к сохранению всего архива.11 Примечательно, что вскоре был издан циркулярный указ Синода от 14 сентября 1868 г., согласно которому уничтожение дел из архивов правлений духовных семинарий становилось возможным лишь при условии составления подробной исторической записки о семинарии (описи отобранных к уничтожению дел должны были составляться специальными комиссиями на местах и высылаться на рассмотрение Синода).12

Некоторые критерии экспертизы ценности, принятые Комиссией, имеют прямые параллели в современной теории экспертизы. Например, некоторые документы Синодального архива за XIX в. были признаны не подлежащими хранению в виду поглощения содержащейся в них информации другими документами (например, в 1879 г. таковыми были признаны присылаемые из епархий наградные списки, содержание которых целиком поглощалось составлявшимися на их основе в Канцелярии Синода наградными реестрами).13 В современной экспертизе ценности это критерий повторяемости информации.

В 1911 г. Комиссией была предпринята попытка разработать общие принципы экспертизы ценности документов для учреждений духовного ведомства. Для этого было решено учесть опыт не только церковных, но и правительственных учреждений других ведомств, а также разработки археологических учреждений и обществ по этому вопросу. Однако фактическое игнорирование в большинстве церковных учреждений запроса Комиссии по этой теме не позволило воплотить это начинание в жизнь.14

Вообще, в области разработки теории и практики экспертизы ценности в Архиве Синода было характерно движение в сторону большего сужения круга документов, которые могли подлежать уничтожению. Например, в 1911 г. Комиссия приняла решение отказаться от уничтожения хранившихся в архивах Духовных Консисторий исповедных ведомостей, которые ранее массово уничтожались.15

Для характеристики уровня развития архивоведения в Архиве Св. Синода важно упомянуть имевшую место попытку его начальника, известного деятеля археологических съездов конца ΧΙΧ в. А.Н. Львова вмешаться постановку делопроизводства епархиальных учреждений: он выступил с проектом изменения порядка представления приходами в Консисторию исповедных книг.16

На достаточно высоком для того времени научном уровне в Архиве Св. Синода была поставлена система научно-справочного аппарата (НСА), ее рассмотрение требует отдельного исследования, поэтому здесь мы лишь вкратце затронем данную проблему. Для документов XVIII в. основным элементом НСА были подробные описания дел Канцелярии Синода (в XVIII в. это было единственное центральное учреждение духовного ведомства) по хронологии (каждому году должен был соответствовать отдельный том,17 внутри которого, в виду сложности восстановления структуры Канцелярии в XVIII в. документы также располагались по хронологии). К 1915 г., когда фактически остановила выпуск печатных описаний, было выпущено 28 томов «Описания документов и дел, хранящихся в Архиве Св. Синода», 4 тома были близки к завершению печатания в типографии, 7 были сданы в печать, еще 19 томов были уже фактически приготовлены к набору.18 Вообще, издание описаний за XVIII в. предполагалось завершить к 1921 г. – двухсотлетнему юбилею Синода. Однако начавшаяся в 1914 г. война и последовавшая за ней революция перечеркнула планы Комиссии, деятельность которой (под названием «Комиссии по описанию документов и дел 2 отделения IV секции Единого Государственного Архивного Фонда») документально прослеживается до 1923 г.19

Однако нельзя не отметить, что в кругозор Комиссии простирался далеко за пределы архивов духовного ведомства. В 1908 г. Комиссия одобрила предложенную доктором церковной истории С.Г. Рункевичем идею издания, выражаясь современной терминологией, «межархивного путеводителя» к документам по истории Русской Церкви за первые годы после создания Синода (издание задумывалось как юбилейное) в материалах Государственного архива МИД (Рункевич к тому времени в своих трудах уже раскрыл информационный потенциал фонда «Кабинет Петра Великого» для церковной истории), МАМЮ и МГАМИД. Однако уже отмеченные внешние обстоятельства не дали провести эту идею в жизнь.20

Для документов XIX в. начальником Архива Н.И. Григоровичем в 1878 г. был составлен образец описи-инвентаря, который должен был составляться на документы каждого года. Точно сформулированные заголовки дел инвентаря располагались в строго хронологическом порядке без подразделения на отделения и столы Канцелярии. Инвентари снабжались именным и предметным указателями, переводной таблицей шифров. Образец инвентаря был принят Комиссией для описания фондов хранившихся в Архиве Синода Синодальной Канцелярии, Хозяйственного Управления и др.21 Однако на практике он применялся лишь для описания документов тех лет, которые не имели хорошей делопроизводственной описи или были вовсе не разобраны. Это видно из сохранившейся с дореволюционной поры и поныне существующей системы описей к фонду Синодальной Канцелярии в РГИА (ф. 796): на документы с конца XIX в. имеются качественные делопроизводственные описи, заголовки дел в которых расположены по структуре Канцелярии.

Об уровне развития теории научно-справочного аппарата в Архиве Синода ярко свидетельствует помета последнего его начальника К.Я. Здравомыслова на одной из бумаг, относящихся к архивной дискуссии 1917-1918 гг.: «Чутье при отыскивании в архивах исторических материалов должно отойти в область преданий. Его заменяют научно и ясно составленные хронологические и алфавитные – личные, предметные и географические указатели не только к заголовкам дел и документов, но и к содержанию их. Такие указатели всем приходящим в архивы для научных занятий скоро ориентироваться в материалах по интересующему их вопросу. На составление таких указателей должно быть обращено серьезное внимание всех служащих в архивах».22

Таким образом, Комиссии по разбору и описанию Архива Синода удалось накопить достаточно большой опыт в разработке теоретических и методических основ церковного архивоведения. Данные разработки внедрялись не только в Архиве Синода: фактически с первых лет своего существования Комиссия стала своеобразным координационным центром развития архивного дела в духовном ведомстве в целом по стране. Достигнуть такого уровня Комиссии позволил ее высококвалифицированный состав. Помимо уже упоминавшихся ученых, следует назвать имена следующих председателей Комиссии, последовательно сменявших друг друга с начала ХХ в.: граф С.Д. Шереметев, академики А.И. Соболевский, С.Ф. Платонов и В.Г. Дружинин. Проведению теоретических разработок этих светил отечественной гуманитарной науки в жизнь способствовал строгий отбор штатных сотрудников Архива: на службу принимались лишь лица с высшим образовании, что было закреплено в Положении об Архиве 1897 г., одна из исходных норм которого определяла в качестве одной из основных задач данного учреждения удовлетворение научных запросов.23 В 1918 г. почти все сотрудники Архива, начиная с его начальника, помимо основного высшего образования имели диплом Петроградского археологического института.

1 В Москве состоялась презентация первого тома "Православной энциклопедии"// Православие-2000: [Электронный ресурс Сретенского монастыря]. Электрон. данные. [Б. м.], 2000. Режим доступа свободный: http://www.pravoslavie.ru/news/001120/17.htm ; Создается церковно-исторический архив РПЦ. Электрон. данные. [Б. м.], 2000. Режим доступа свободный: http://txt.newsru.com/religy/18dec2000/archive.html и http://www.utro.ru/news/life/2000/12/18/20001218191512.shtml

2 Хорхордина Т.И. Российская наука об архивах: История. Теория. Люди. М., 2003. С. 309.

3 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф.. 814. Оп. 1. Д. 156, 191 и др.

4 Любавский М.К. Лекции, читанные на архивных курсах Центрархива в 1928/29 гг. [Машинопись в Библиотеке ИАИ РГГУ]. Лекция 9.

5 Пятидесятилетие Высочайше учрежденной Комиссии по разбору и описанию архива Св. Синода 1865-1915. Ист. записка. Пг.: Синод. тип., 1915. С. 9.

6 Там же. С. 42.

7 Там же. С. 39-40.

8 Сохранение памятников церковной старины в России XVIII- начала ХХ вв.: Сб. док./ Дедюхина В.С., Масленицына С.П., Шестопалова Л.В., Лифшиц Л.И., Потапова Н.А. М.: Отечество, 1997. С. 102-104.

9 Там же. С. 103.

10 Там же.

11 Пятидесятилетие... С. 51.

12 Там же. С. 52

13 Там же. С. 48.

14 Там же. С. 49.

15 Там же. С. 60.

16 Там же. С. 59.

17 I-й том, изданный в 1868 г., охватывал дела 1542-1721 гг. (из них 86 дел относились к периоду по 1720 г. включительно, т.е. до учреждения Синода).

18 Пятидесятилетие... С. 173-178. Кроме того, Комиссией были изданы «Описание архива западнорусских униатских митрополитов» (СПб., 1897-1907), «Описание рукописей, хранящихся в Архиве Св. Синода» (СПб., 1910), ""Опись документов и дел бывшей комиссии духовных училищ за 1808 - 1839 годы" (СПб., 1910), а также несколько томов «Полного собрания постановлений и распоряжений по Ведомству Православного Исповедания» за XVIII в.

19 РГИА. Ф. 814. Оп. 1. Д. 156. Протоколы заседаний Комиссии (Т. 4). Лл. 426-429 и др.

20 Пятидесятилетие... С. 78-79.

21 Там же. С. 69.

22 РГИА. Ф. АА. Оп. 1. Д. 275. Л. 33.

23 Пятидесятилетие... С. 85.





Скачать 115,05 Kb.
оставить комментарий
Дата26.09.2011
Размер115,05 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх