«Католичество на Северном Кавказе» icon

«Католичество на Северном Кавказе»


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Бадаев С. Э. С...
На северном кавказе в ХХ веке...
На северном кавказе в ХХ веке...
Кремль выступает за реальные программы развития туризма на Северном Кавказе...
Этнические вызовы и тупики федеральной политики на Северном Кавказе...
Развитие высшего исторического образования на северном кавказе с 1945 по 2000 гг...
1 Москва, Издательство мгоу, 2007...
Массовые репрессии 30-40-х гг. XX в...
«Мир, порядок и согласие на Северном Кавказе через укрепление гражданского общества»...
Механизмы безнаказанности на Северном Кавказе (2009-2010 гг.) как они работают?...
Механизмы безнаказанности на Северном Кавказе (2009-2010 гг.) как они работают?...
«Мемориал»



Загрузка...
скачать
Тема «Католичество на Северном Кавказе»

ОБЩАЯ ХАРКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. В кавказоведческой литературе не раз освещался вопрос распространения христианства на Северном Кавказе, но преимущественно православного толка. В тоже время на Кавказе были и попытки внедрения католической ветви христианства, что оставалось вне поля зрения исследователей. Католичество на Северном Кавказе не было предметом отдельного научного исследования. Несомненно, этот пробел в истории религиозных верований народов Северного Кавказа не способствует всестороннему и полноценному исследованию социокультуры развития региона.

Исторически Северный Кавказ всегда являлся полиэтничным и поликонфессиональным регионом, поэтому вопросы межэтнических и межконфессиональных отношений были очень актуальны. Современная этнополитическая и этноконфессиональная ситуация в регионе актуализирует необходимость изучения исторического опыта межэтнического и межконфессионального взаимодействия.


^ Цель и задачи

Целью исследования является изучение проблем проникновения католичества на Северный Кавказ.

Цель предполагает постановку и решение следующих задач:

- освещение истории поэтапного появления и деятельности католических миссионеров на Северном Кавказе;

- исследование маршрутов и деятельность миссионеров-католиков на Северном Кавказе;

- рассмотрение причин появления католических этнических групп на Северном Кавказе;

- показ роли католических общин в политических событиях на Кавказе;

- определение влияния католичества в Северокавказском регионе;

^ Хронологические рамки исследования охватывают в период с начала XIII века, когда на Северном Кавказе появляются первые католические миссионеры, (их появление было связано с завоевательными походами татаро – монголов) до Октябрьской революции. В XVIII -XIX веках, особенно в пореформенное время в результате присоединения Северного Кавказа к России. В колонизационной и миграционной политике России происходит значительное усложнение этнической и социальной структуры населения, появление новых миграционных волн католического населения.

^ Научная новизна исследования. В ходе исследования впервые был произведен обзор деятельности католических миссионеров на Северном Кавказе. Рассмотрены цели и задачи католических миссий. Вводятся в научный оборот новые архивные источники, отражающие религиозные верования народов Северного Кавказа.

^ Методология исследования базировалась на использовании общенаучных принципов, в том числе сравнительно-исторического подхода к анализу объекта исследования, и на специфических подходах исторического и социокультурного характера. Метод историзма позволил в пределах поставленной задачи воспроизвести картину религиозно духовных взаимоотношений народов Северного Кавказа и европейцев. В процессе исследования был применен системно-функциональный метод, позволивший определить роль католицизма у народов Северного Кавказа в их духовной жизни.

^ Степень изученности проблемы.

Актуальность темы исследования диктуется восстановлением и введением в научный оборот множества фактов, свидетельствующих о попытках распространения католического вероучения, среди народов Кавказа начиная с XIII века. Можно считать обделенной вниманием со стороны историков деятельность разных этнических групп католического вероисповедания, по воле судьбы оказавшихся среди народов Северного Кавказа. Изучение католичества в регионе необходимо для полноценной характеристики общественно-политической жизни северокавказского сообщества народов в XVIII –XIX веках.

В советской исторической науке нет исследований, посвященных религиозной теме в силу того, что отношение к религии было отрицательное, традиционные социологические схемы, двухцветное видение мира исключили из жизни общества и из науки такие понятия, как религия, бог, духовенство, церковь. Советские историки ограничивались категоричной оценкой этих явлений как унизительной формой поклонения и отвлечения от классовой борьбы. Поэтому в монографических исследованиях редко упоминается о роли церкви в распространении той или иной религии.

Немногочисленные работы по католичеству на Северном Кавказе представлены работами видных советских историков-археологов: Е.И. Крупновым, В.А. Кузнецовым, О. Милорадович.1

В монографических исследованиях, посвященных различным проблемам истории Северного Кавказа, в той или иной связи затрагиваются вопросы, связанные с историей католичества в этом регионе и появлением католиков.2

В XIX в. факт присутствия европейцев, а именно поляков, на Северном Кавказе нашел отражение в исследованиях регионального уровня. Первой известной попыткой стала работа общественного деятеля и краеведа Г.Н. Прозрителева, в которой выявляются причины появления польских пленных после 1812 года на Северном Кавказе, определяется их роль и значение в развитии региона.3

Интерес к проблемам истории отдельных народов России в отечественной историографии возрастает в «перестроечный» период. Большое влияние на интенсификацию этого процесса оказало открытие новых архивных материалов. Выходит ряд комплексных научных исследований, посвященных истории католичества и особенностям его распространения на территории России. Опираясь на широкую источниковую базу, авторы пытались разобраться в причинах и особенностях многовекового противостояния католиков и православных, конфессиональных особенностях адаптации иностранных переселенце (поляков) в России.4

Весомый вклад в изучении истории греческой и западной церкви на востоке в средние века внес деятель церкви американской Дворник Фрэнсис. В своей работе он подробно рассматривает цель и задачи, которые преследовала церковь, направляя своих представителей с миссионерской деятельностью.5

Новый этап в своем развитии переживает церковно-историческая наука, появляются новые исследования по истории конфессиональной жизни. Среди них следует отметить работу правящего архиерея Ставропольского - Бакинской епархии Гедеона, «История христианства на Северном Кавказе до и после присоединения к России». На основании многочисленных источников он рассматривает древнехристианские археологические памятники, историю Кавказской и Владикавказской епархии.6

^ Источниковая база исследования включает разнообразные документы различные по информационной насыщенности, которые мы делим на три группы.

К первой группе источников относятся архивные документы высших и местных государственных органов власти дореволюционной Российской империи, непосредственно свидетельствующие о прошлой деятельности, тех или иных лиц, учреждений, общественных организаций. В диссертации использованы документы более 10 фондов хранящихся в Центральном государственном архиве Республики Северная Осетия – Алания, научного архива Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В.А.Абаева ВНЦ РАН и Архива РСО-Алания.7 Материалы этой группы источников представлены указами, циркулярами инструкциями, описями, отчетами, докладами, донесениями, рапортами, а также документы личного происхождения (прошения, объяснения, жалобы и т.д.)

К этой же группе можно отнести церковные документы - указы римско-католической духовной консистории, ежегодные отчеты ведомственных учреждений о количестве лиц римско-католического вероисповедания, метрические свидетельства о рождении крещении, смерти раскрывающих конфессиональную адаптацию переселенцев в регионе.8

Вторую группу источников составляют записки католических миссионеров и европейских путешественников, которые в разное время и с разной целью побывали на Северном Кавказе.9 В дневниковых записях ученых и путешественников Штедера, Г.Ю. Клапорта, И. Бларамберга и др. содержатся интересные сведения о быте, культуре, религии северокавказских народов.10

Третью группу источников составляет данные периодической печати, отразившие отношение российской общественности к политическим событиям в Польше и к появлению поляков на окраинах России. Следует отметить, что центральной периодике рассматривались лишь общие вопросы, связанные с переселением поляков на окраины.11 Более информативны по содержанию были публикации местной печати, отражавшие все стороны жизни северокавказского населения, составным элементом которого были иностранные переселенцы (поляки, немцы).12

К этой же группе относим и опубликованные материалы, среди которых следует отметить сборники «Периодическая печать Кавказа об Осетии и осетинах»13, «Осетия. Историко-этнографический справочник». В них содержатся фрагментарные сведения по христианству у осетин.

Важное значение имеет группа опубликованных статистических материалов, позволивших определить количество иностранцев католиков в регионе в различный временной промежуток.14 Особенно следует отметить «Первую всероссийскую перепись населения 1897 года», которая позволяет проследить процесс расселения и адаптации, а также ряд социально-экономических характеристик иностранного населения на юге России.15 Немаловажное значение для исследования темы диссертации служат и материалы, содержащиеся в «Терском» и «Кавказском» календарях.16

Законодательное регулирование жизнедеятельности европейских этнических обществ в Российской империи нашло отражение в опубликованных законодательных актах и документах. В них раскрываются аспекты правового положения европейских переселенцев на территории Российской империи.17 Манифесты, указы, рескрипты, доклады были выявлены в «Актах», собранных Кавказской археографической комиссией. Это фундаментальное издание документов обстоятельно освещает военную и политическую историю Кавказа, его исторические и экономические памятники помогает определить роль и значение европейских переселенцев в освоении и развитии региона.18

^ Теоретическая и практическая значимость исследования состоит, прежде всего, в том, что ее положения и выводы, а также впервые введенный в научный оборот разнообразный и интересный материал о работе католических миссий по распространению католичества на Северном Кавказе, и межэтнических, межконфессиональных отношений народов данного региона могут быть использованы специалистами в области межнациональных и межконфессиональных отношений. Практическая и теоретическая значимость диссертации состоит и в дальнейшей более углубленной разработке феномена распространения католической ветви христианства среди народов Северного Кавказа. Результаты исследования могут быть использованы при написании фундаментальных трудов по истории религии отдельных народов и республик, в целом Северного Кавказа, при разработке факультативов, спецкурсов и спецсеминаров.

^ Апробация работы. Основные положения и выводы исследования докладывались: на ежегодной научно-практической конференции Владикавказского института управления «Человек, государство, общество: традиционные проблемы и новые аспекты» (Владикавказ, 25 мая 2006 года).

Диссертация обсуждалась на совместном заседании отделов археологии и истории Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева ВНЦ РАН и Правительства РСО-Алания.

^ Структура диссертации соответствует поставленным целям и задачам. Она состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность проблемы исследования, определены его объект и предмет, установлены хронологические рамки диссертации, ее методологическая основа, выявлена степень изученности проблемы, дана характеристика источниковой базы, показана научная новизна, теоретическая и практическая значимость, изложены цели и конкретные задачи работы, приводятся сведения о научной апробации исследования.

^ В первой главе «Первые католические миссионеры на Северном Кавказе» рассматривается появление первых католических миссионеров на Северном Кавказе и их деятельность.

Первое движение католических миссий на Восток было связано с грозной опасностью для всей Европы в связи с сокрушительными и завоевательными походами монголов на Запад. Монгольская армия в 1236 – 1240 гг. под предводительством хана Батыя и военачальника Субудая завоевала почти всю Восточную Европу (в том числе Кавказ), опустошила Венгрию, Маравию и Силезию и вышла на берега Адриатики. И только внутренние причины и распри заставили вернуться монголов на Восток, прекратив экспансию в Западную Европу.

Монголы ушли, но в Европе страх перед ними остался и вскоре на далеко неспокойный восток Европы в опасное путешествие венгерские доминиканцы отправляют группу из четырех миссионеров с задачей найти древнюю прародину венгров и узнать о судьбе оставшихся там соотечественников. В пути три миссионера из ордена св. Доминика погибают, но четвертый, «брат Отто», вернулся, чтобы взять большее число братьев для проповеди католической веры в Восточной Венгрии. Однако, восемь дней спустя по возвращении на родину, он умер, успев указать своим преемникам дорогу к восточным венграм.

По его следам на Восток в 1235 г. отправляется новая группа доминиканских миссионеров из четырех человек во главе с монахом Юлианом. Путешественники посетили земли зихов и алан. Здесь по их сведениям вместе жили христиане и язычники.19 Миссионеры отметили у них большое уважение к кресту.

В ожидании попутчиков, из-за боязни татар, которые по слухам были близко, братья – проповедники задержались в Алании на 6 месяцев, находясь при этом в величайшей нужде, не имея в это время ни хлеба, ни питья, кроме воды. Поэтому в силу необходимости двое из них вернулись обратно в Венгрию, но другие остались там, не желая отказаться от начатого путешествия.20 Это было первое посещение Северного Кавказа латино - католическими миссионерами, хотя пропаганда католицизма не входила в их непосредственные задачи.

Вслед за группой Юлиана папа Иннокентий IV посылает новую миссию. На Лионском Соборе в 1245г., когда монголы наиболее угрожали спокойствию Европы, было решено послать к хану миссионеров, которые должны были войти с ним в мирные сношения, попытаться обратить его в христианскую веру и собрать сведения о дальнейших планах монголов.21 Таким образом, в 1246 году папа Иннокентий IV снарядил миссию во главе с миноритом Плано Карпини. Миссия выехала из Лиона в апреле 1245г. и вернулась в Лион осенью 1247г. Никакого успеха на религиозном поприще их миссия не имела, но ее руководителем был представлен отчет о путешествии. Это миссия носила скорее политико-разведывательный характер, нежели евангельский.

В 1253 г. В Монголию была направлена еще одна миссия во главе с Вильгельмом Рубруком. Отчет о путешествии Рубрука на Восток был издан еще при жизни самого автора.

Католические миссии были слишком слабы и немногочисленны, чтобы оказать какое-либо реальное влияние на народы Восточной Европы и Кавказа, уже давно православные, и тем более на татаро-монголов. Но интересы западной церкви и папства не были этим исчерпаны, из-за чего усилия на Востоке наращивались.

Особое внимание в главе уделяется венецианским и генуэзским колониям в Причерноморье и их взаимоотношения с народами Северного Кавказа»

Основной причиной проникновения западноевропейцев на Северный Кавказ, вследствие которой этот регион в XIII-XV вв. оказался в поле их зрения, следует считать, по-видимому, начало интенсивного развития торговли и накопления торгового капитала в некоторых странах Европы, послужившее толчком к более настойчивому стремлению проникнуть в Индию и Китай, откуда в Европу издавна шли наиболее ценные товары. Ближайшие же сухопутные дороги из Европы на Восток проходили через Кавказ и контролировались татаро – монголами, а потому решая свои проблемы, европейцы изначально направлялись в государство монголов. На восток устремлялись не только воины и купцы, но и христианские миссионеры-представители католической церкви, главной задачей которых было обращение монголов в христианство.

Появление европейцев (в частности итальянцев) на берегах Черного моря и на Северном Кавказе можно главным образом объяснить тем, что в Итальянских республиках происходил подъем ремесел, торговли и экономики, оживление которых привело к торговой активности и к тому, что в XII-XIII вв. итальянцы устремились к берегам Северо-Восточного Причерноморья и обосновали здесь множество торговых факторий. С начала XII и почти до конца XV столетия итальянцы монопольно осуществляли здесь свою экономическую деятельность, сумев нейтрализовать вмешательство татар значительной данью. Торговля с Востоком приносила баснословные прибыли в связи с чем в Италии между городами-республиками развернулась конкурентная борьба за восточные рынки. Наиболее упорно она шла между городами-республиками Генуей и Венецией. Сначала успех сопутствовал Венеции, потеснившей Геную на Эгейском море, но ненадолго.

В Причерноморье и на Кавказе с самого начала доминировали генуэзцы. Но в 1238 г. Генуя и Венеция заключают перемирие и приступают к настоящей торговой экспансии в Крыму, а после Нимфейского договора (1261г.), предоставившего большие льготы генуэзцам, последние приступают к освоению территории, приобретя в Каффе квартал. В 90-е годы XIII века итальянские купцы уже имели прочные позиции в Копарио (Копе на нижней Кубани), Матреге (Тамань), Севастополисе (Сухум). По сведениям Н. Мурзакевича, ссылавшегося на генуэзского автора Джироламо Серра, генуэзские купцы из Каффы в 1266 г. достигли Дагестана и начали торговлю с народами, живущими вокруг Каспия, а также посещали Тифлис и Кубачи в Дагестане.

В какой то степени сведения о продвижении генуэзцев из Крыма и Копы в глубь Северного Кавказа подтверждаются косвенными данными легендарно - фольклорного характера и даже археологией. Так, французский консул в Крыму Ксаверио Главани в 1724 г. в Черкесии видел кресты на могилах с латинскими надписями. А в Карачае еще в начале XIX в. известно было кладбище Гетмишбаш, где сохранилось много могил и надгробных камней, рассматривавшихся карачаевцами как католические или франкские. Ф. Дюбуа де Монпере сообщает легенду, записанную от генерала Энгельгардта по которой, франки или генуэзцы обитали по всем долинам Северного Кавказа, «жилища франков заполняли главным образом долину Кисловодска, распространялись даже за рекой Кубанью».22

Как видно из приведенных нами сведений, генуэзские колонии на Северо - Западном Кавказе вели торговлю почти со всеми народами Северного Кавказа.

Торговый путь, видимо, начинался от Анапы и проходил через станицы Холмскую, Саратовскую, Большой Зеленчук, Марухт в Карачай затем оттуда одна ветвь пути шла через Главный Кавказский хребет на Цебельду, а другая - по Тереку к Каспийскому морю. Еще одна дорога шла по направлению Анапа – Геленджик - правобережье реки Кубани - Северный Прикаспий – Туркестан - Иран-Китай.

За очень короткое время на Северо - Западном Кавказе между Таной (Азов) и Севастополисем (Сухум) возникло 39 генуэзских колоний. Из них наиболее крупными поселением, не считая Таны и Севастополиса, считалась Матрега на Таманском полуострове (быв. Матраха, Таматарха, Тмутракань) - крупный торговый центр, связанный с соседними народами Северного Кавказа и заморскими странами, где останавливались все торговые суда. Другие итальянские колонии на побережье Черного и Азовского морей - Мана (Анапа), Суджука, Геленджик - были незначительными торговыми пунктами.

Но итальянцы не ограничивались одним морским побережьем. Они сумели проникнуть и во внутренние области Кавказа, где остались многочисленные следы их пребывания: замки, церкви, погребения, шахты и рудники, обнаруженные на территории от Анапы до Теберды и Терека.23

В третьем параграфе рассматривается католическая кафедра на верхнем Джулате.

На берегу р. Терек против селения Эльхотово и 2 км юго-восточнее станицы Змейской расположено крупнейшее в Северной Осетии средневековое городище Верхний Джулат. По результатам раскопок археолога В.А. Кузнецова, известно, что та часть городища которая, находилась на правом берегу Терека, была незначительна. Основная территория городища занимает всю долину Терека от узкого дефиле между горой и рекой на севере и простирается на юг на расстояние до 2 км.24 Эта зона распространения подъемной керамики. Кроме того, в ходе археологической разведки в 1959 г. В.А. Кузнецовым и Т.Б. Тургиевым на склонах и мысовых выступах Кабардинского и Терского хребтов по обоим берегам Терека выявлено 10 поселений. На семи из них встречается материал золотоордынского времени, а топографически они тяготеют к Верхнему Джулату. Поскольку в процессе раскопок городища выявлены два культурно и хронологически разных культурных слоя - аланский X-XII вв. и золотоордынский XIII- XIV вв. - можно утверждать, что концентрация населения здесь не вызывает сомнений. В золотоордынскую эпоху на Верхнем Джулате ведется активное строительство, возводятся кирпичные мечети, минареты (есть сведения о трех минаретах, оставленные Ю. Клапортом)25 из которых до начала 80-х годов XX в сохранялся лишь один Татартупский минарет высотою 21 м.26 Строятся и христианские церкви: археологическими раскопками О.В. Милорадович и В.А. Кузнецовым их открыто четыре. В результате Верхний Джулат предстает перед нами как разрастающийся феодальный город с этническим и конфессионально пестрым населением, один из центров улуса Джучи.27

Верхний Джулат лежит в так называемых «Эльхотовских воротах», в месте прорыва Терека через невысокий Кабардинский и Терско - Сунженский хребет с выходом на север. На юге Эльхотовские ворота плавно расширяются и сливаются с Осетинской равниной, откуда пролегает наиболее удобный путь в Закавказье через два перевала - Крестовый с выходом к Тбилиси, Мамисонский с выходом в Западную Грузию. Проходя через Эльхотовские ворота, этот важный путь направлялся на север и через 35 км приводил к другому большому городищу алано-ордынского времени - Нижнему Джулату на правом берегу Терека против г. Майский.28 Можно полагать, что отсюда один транзитный путь вел через Пятигорье на Кубань и Копу - Матрегу, другой путь шел к Маджарам. Маджары же были своего рода «транзитным узлом» Северного Кавказа в XIII - XV вв., поэтому генуэзцы не могли их миновать. Очевидно, что они не могли также миновать Верхний и Нижний Джулаты, и здесь можно обнаружить следы пребывания итальянских купцов и миссионеров.

Подтверждение же этому мы находим в записках немецкого дворянина Иоанна Шильтбергера который в начале XV вв. побывал на Северном Кавказе. По пути из Дербента в Татарию Шильтбергер посетил «гористую страну Джулат, населенную большим количеством христиан, которые там имеют епископство. Священники их принадлежат к ордену кармелитов, которые не знают по-латыни, но молятся и поют по-татарски для того, чтобы их прихожане были более тверды в своей вере. Притом многие язычники принимают святое крещение, так как они понимают то, что священники читают и поют».29 Иоанн Шильтбергер не различал Нижний и Верхний Джулат, для него это была одна «гористая страна Джулат», а в ней, безусловно, доминировал более крупный Верхний Джулат. Поэтому данные Иоанна Шильтбергера о христианах «страны Джулат» мы можем распространить на Верхний Джулат.

Факт существования епископской кафедры на Верхнем Джулате подтверждается и тем, что аналогичные католические кафедры были созданы и в других населенных пунктах Центрального и Северо-Восточного Кавказа, перечисленных в булле папы Бонифация IX, в первую очередь в Маджарах. В таком случае мы можем говорить о возникновении на Северном Кавказе в XIV веке римско-католической церковной организации.

Имеющиеся археологические материалы позволяют локализовать упомянутое Иоанном Шильтбергером католическое епископство именно на Верхнем Джулате, где сейчас известны четыре христианских храма, тогда как на Нижнем Джулате нет ни одного. Весьма показательно, что два из них имели подалтарные погребальные крипты, а эта конструктивная и литургическая особенность выделяет данные храмы в отдельную для Северного Кавказа типологическую категорию верхнеджулатских церквей с криптами.

Отдельный параграф первой главы посвящен изучению истории католической миссии у алан в Китае. После татаро-монгольского нашествия 30-х годов XIII в. аланская раннефеодальная государственность пала, а этнодемографическая карта Северного Кавказа претерпевала кардинальные перемены. В частности, резко сократилась территория и численность кавказских алан. Разбитые монголами, они разделились на тех, кто продолжал упорное сопротивление, уйдя в горы, и тех, кто примкнул к победителям и пошел к ним на службу. Во главе последних стояли аланские феодалы и военачальники Бадур, Уцзорбухан, Матярша, Елебадур, и др. Некоторые из них монголами были оставлены владетелями своих земель, другие зачислены в монгольскую гвардию, а третья часть покорившихся алан была переброшена далеко за пределы Кавказа. Так, сын Елебадур Юй-ва-ши (имена в китайской интерпретации) был послан на подавление восстания в Сибирь.30

Зная историю обращения кавказских алан в христианство, мы можем полагать, что аланы были православными. Монголы к этому относились терпимо. Занесенное в Центральную Азию в VII - VIII вв. несторианство в XIII веке было на подъеме: христианизировано было самое многочисленное племя монголов кереиты, а также часть уйгутов, басмалы, найманы, каракидани. Хан Гуюк приблизил к себе православных священников из Сирии, Византии, Алании и Руси, объявив себя врагом латинства (католичества) и ислама. Для католической же Европы несториане были еретиками и врагами. Мы не знаем, как несториане встретили появление православных алан, но имеем сведения об интересе к ним, проявленном католической церковью. Видимо, в Китае и в его столице Ханбалыке - Пекине римские папы имели свою агентуру и были осведомлены о положении дел на столь огромном расстоянии. Л. Н. Гумилев цитирует «книгу о великом Хане» XIII-XIV вв., где сказано о ханбалыкских несторианах, не подчиняющихся римской церкви и что благодаря поддержке великого хана католикам удалось окрестить многих местных несториан и некоторых язычников. В это же время западная церковь предприняла все усилия по обращению алан в католичество.

Первым католическим миссионером среди алан в Китае, видимо, был «брат» Иоанн Монтекорвино, (1328г.), прибывший в Пекин в начале XIV века. Деятельность Монтекорвино была успешной и явно привела к католизации части алан. После смерти Иоанна Монтекорвино, в 1333 г римскому папе Бенедикту XII из Ханбалыка были посланы два письма. В первом из них от имени великого хана Токалмута содержится просьба, чтобы папа «молился за нас и наших верных слуг аланов, его христианских сыновей». Второе письмо папе направили аланские князья. «Вашему Святейшеству должно быть известно, что мы уже давно осведомлены о католической вере вашим легатом, братом Иоанном Монтекорвино, наставлены им ради нашего блага и много утешены сим сильным, святым и терпеливым мужем, умершим восемь лет назад. С того времени остались мы без главы и без духовного утешения. Мы порадовались о новом легате, но таковой сюда не пришел. Поэтому мы умоляем Ваше Святейшество направить к нам доброго, терпеливого и умного легата, который мог бы позаботиться о наших душах.31

На смену Монтекорвино был направлен легат Джованни Мариньоли. Как указывает Р. Хенинг: «Христианские общины в Китае были искорены в 1368 году при династии Мин, проявившей враждебное отношение ко всему иностранному. Хотя католичество в Китае удерживалось до XV века, когда последний монгольский император Китая Тогон Тимур в 1368 покинул Пекин, в числе отрядов, следовавших за ним в г. Каракорум, была и асская дружина, сохранившая и в беде верность своим повелителям», - пишет А. Иванов.32

Католичества у алан в глубинах Монголо-Китайской империи XIV веке, наверное, наложилась на их предшествующее православие, с которым они прибыли в Китай со своей Родины. В результате эта группа алан не осталась православной, но и католической не стала.

^ Во второй главе Католичество у северокавказских народов в конце XYI – начале XXв., в данной главе рассмотрены религиозные воззрения горцев Северного Кавказа с начала XVI – до середины XVIII в. и католичество в духовной культуре народов Северного Кавказа (с середины XVIII в - начала XX в.)

Религиозные верования народов Северного Кавказа в XVI - XVIII вв. как видно из источников и записей путешественников того времени, была различной. Горцы Дагестана, ногайцы, чеченцы (кроме жителей соседних с Грузией районов) исповедовали ислам, причем население Восточной и предгорной Чечни и предгорной Ингушетии было мусульманским еще в XVI в., в то время как большинство населения горной Чечено-Ингушетии приняло ислам лишь в XVII – XVIII вв.. В Осетию ислам стал проникать преимущественно в среду феодалов, где он приблизительно фиксируется в 1741 г. В Балкарию и Карачай ислам проник, видимо, в конце XVII – начале XVIII в.

Адыги продолжали придерживаться традиционных верований, смешанных с пережитками средневекового христианства. Были и такие, которые формально исповедовали ислам, но не отказывались и от доисламских обрядов и представлений. Поэтому западноевропейские путешественники, посещавшие Северный Кавказ не только в XVII в. но даже и в XVIII в., не могли понять, какую религию исповедуют народы этого края (в частности адыги) – языческую, христианскую или мусульманскую. Некоторые из путешественников упоминают, что в Кайтаге у адыгов сохранились священные деревья и целые рощи, у которых совершались все общественные торжественные акты, в том числе и мусульманские. Эти рощи заменяли храмы, в них совершались жертвоприношения и молебствия.

«Горные черкесы, насколько я мог узнать, из рассказов являются чем-то вроде друидов, поклоняющихся старым дубами другим деревьям, где как им кажется, живут какие-то невидимые божества, способные исполнить их мирские просьбы…»33

Такое смешение религий на северном Кавказе - результат начавшегося с середины XVI века соперничества между Россией и татарами-мусульманами на Северном Кавказе, которое привело к открытой борьбе между христианством и исламом в этом регионе, когда каждая из двух могущественных сторон стремилась влиять на народ посредством религиозных идей.

В параграфе католичество в духовной культуре народов Северного Кавказа (с середины XVIII в - начала XX в.) говорится о том, что

в конце XVIII в. в судьбах народов Северного Кавказа наступил новый этап, когда усилилась ориентация на Россию многих владетелей и союзов горских обществ. Большинство их приняло российское подданство, при этом не раз возобновляли свои присяги, хотя и сохраняли свое место управлении. В это происходят новые процессы – вовлечение Северного Кавказа в общероссийский рынок и переход к насаждению царским правительством своей военно-административной власти горскими народами.

Все эти изменениями отразились и на религии северокавказских народов. Практически все они были мусульманами, ислам насаждался среди них крымским ханом. Только часть осетин исповедовала христианство православного толка. Но то же время горские народы никогда не отказывались от традиционных верований.

С присоединением горских народов к России российская сторона пыталась вернуть их в христианство. В 1774 году в Петербурге был принят указ об отправке миссионеров в Осетию для «восстановления» там христианства. За 1745 -1749 гг. православные миссионеры окрестили 1019 человек.

Что касается католичества, то после долгого перерыва католики вновь появились на Северном Кавказе в конце XVIII века. Их появление тоже связано с вхождением Северного Кавказа в состав Российской империи. Основную массу появившихся на Северном Кавказе католиков составляли поляки: после подавления царским правительством польского восстания в 1863 году часть восставших пол яков была выселена в Сибирь, другая – на Кавказ. Так в одном только Владикавказе к 1876 году их насчитывалось уже 1153 человек. Приток поляков усилился в годы первой Мировой войны.

Значительное место среди появившихся на Северном Кавказе иностранцев занимали немцы. Их предки появились в России в разное время и из разных областей Германии. Но основная масса немецких эмигрантов появилась в России во второй половине XVIII – первой половине XIX веков. Это были крестьяне, селившиеся колониями в сельских местностях. Правительство Екатерины II в 1762 – 1763 годах издало манифесты, призывавшие немецких крестьян переселяться в Россию, обещая им льготы и благополучие на новых землях. Переселенцы обустраивались на новых местах, строили дома и церкви, пытались сохранить этническую самобытность, приверженность к католической религии, традициям, обрядам.

Католические церкви становились очагами просвещения. При войсковых часовнях существовали воскресные школы, в которых дети получали прочные знания родного языка и постигали основы культуры своей далекой родины. Так во Владикавказе действовало католическое приходское училище.

Немцы открыли во Владикавказе Евангелическо-лютеранское училище, поляки и литовцы – римско – католическое училище.34 Во всех школах основное внимание уделялось изучению особенностей вероучения. В этом были заинтересованы и родители. Например, в 1916 году в администрацию римско-католической гимназии родители обратились со следующим заявлением: «Мы родители-католики учащихся вверенной Вашему Превосходительству гимназии, понимая, как велико значение религии для нравственного воспитания детей и как необходимо для них изучение Закона Божья, искренне желаем, чтобы нашим детям Закон Божий преподавался в гимназии.35

Образование в 1917 году во Владикавказе «Литовское общество» из местных жителей и беженцев, также заботилось об обучении детей грамоте и Закону Божья на родном языке.36

С приходом к власти большевиков начались гонения на церковь и верующих. Приходы существовали до 1930-х годов, но численность католиков к тому времени значительно сократилось. Из-за боязни репрессий многим пришлось покинуть обжитые места, и переселяться в другие.

Таким образом, как и несколько веков назад, во время турецкого нашествия, Католическая Церковь вновь была уничтожена на землях Северного Кавказа.

В заключении подведены итоги диссертационного исследования и сформулированы основные выводы:

  1. Северный Кавказ в XIII – XVIII в. был ареной столкновений разных направлений христианства. Наибольшим влиянием пользовалось греко-византийское православие. Несколько меньшее влияние зафиксировано со стороны Грузинской церкви, слабее было представлено католичество.

  2. Распространение католичества началось в XIII веке и прошло несколько этапов от первых миссионеров до европейских этнических поселений на рубеже XIX – XX вв.

  3. Католичество оказало определенное влияния на культуру и религиозное мировоззрение местного населения, представленное археолого-архитектурным и фольклорно - историческим материалом.



^ Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

  1. Лазарова Э.Т. Первые католические миссионеры на Северном Кавказе//Сборник научных трудов. Ритмы истории. Вып.2. Владикавказ, 2004, с.82-82

  2. Лазарова Э.Т. К вопросу религиозных воззрений горцев Северного Кавказа в межконфессиональный период (с начала XVI – до середины XVIII вв.)//Бюллетень ВИУ Материалы VIII межвузовской научно-практической конференции. Владикавказ 2006, №17, с.409-420

  3. Лазарова Э.Т. Итальянцы в Причерноморье и их взаимоотношение с народами Северного Кавказа//Сборник статей и тезисов СОГПИ. Вып.6. Владикавказ, 2006, с.110-113.

  4. Лазарова Э.Т. Католические миссии на Северном Кавказе XIII – XVвв.// Научная мысль Кавказа. Ростов –на-Дону 2006, №12, с.192-199.




1 Кузнецов В.А. Археология Северной Осетии. Орджоникидзе, 1977; Кузнецов В.А. Церкви Верхнего Джулата их время интерпретации IIV по археологии Кавказа. Махачкала, 1975; Кузнецов В.А. Христианство на Северном Кавказе. Владикавказ, 2002, с.98; Кузнецов В.А. Эльхотовские ворота в X-XV веках. Владикавказ, 2003. с.156; О чем рассказывают археологические памятники Северной Осетии. Орджоникидзе, «Ир», 1968, с.52; Кузнецова В.А., Милорадович О.В. Археологические исследования в Северной Осетии в 1959 году. // КСИА, 1961, вып. 86, с.92

2 Канукова З.В. Старый Владикавказ. Владикавказ, 2002

3 Прозрителев Г.Н. О военнопленных поляках на Северном Кавказе в войну 1812 года. – СПб., 1914; Прозрителев Г.Н. Очерк жизни и деятельности И.В. Бентковского // Сборник сведений о Северном Кавказе. – Ставрополь, 1909. Т.2. С. 18

4 Шейтман П. От Пия IX до Павла VI. – М., 1970; Моравский З. Ватикан издали и вблизи. – М.,1981; Рашкова Р. Ватикан и современная культура. – М., 1989; Текстиль Л. Священный вертеп. – М., 1988.

5 Дворник Фрэнсис. Миссии греческой и западной церкви на Востоке в средние века. М., 1970

6 Гедеон митрополит Ставропольский и Бакинский. История христианства на Северном Кавказе до и после присоединения его к России. М.-Пятигорск, 1992

7 ЦГА РСО - Алания, «Терский календарь»- ф.12.оп.2. д. 201. Л.1; «Терские ведомости», 1911. - №11, №69;

Статистические таблицы населенных мест Терской области. Владикавказский округ. Владикавказ, 1890. т. II. Вып. IV. С. 48

8 ГАСК ф.68. оп.1. д.8135; ф.135, оп. 2. д. 223, 933

9 Рубрук Гильом. Путешествие в восточные страны. М., 1957, с. 115-116; Путешествие Ивана Шильтбергера по Европе, Азии и Африке с 1349 года по 1427 год. // Записки Императорского Новороссийского университета Одесса, 1867, т.I, вып I. с.31 – 33; Рассказ римско-католического миссионера доминиканца Юлиана о путешествии в страну приволжских венгерцев, совершенном перед 1235годом.

10 Штедер. Дневник путешествия, которое было предпринято в 1781 году от пограничной крепости Моздок во внутренний Кавказ. Спб., и Лейпциг, 1797, Клапорт Ю. Путешествие по Кавказу и Грузии в 1807-1808 годах// Известия СОНИИ. Вып.12.1948; Бларамберг И. Дневник 1811-1871годы. Путешествие по Кавказу. Берлин, 1872

11 Русская старина. – 1893. – т.78 - №6, т. 79-№7 - №9; 1894 – т. 81 - №1, №2, №6; т. 82 - №7, №9, №11, №12;1895 – т.83. - №3, №4, №6, № 10; Исторический вестник. – 1895. – т. 60 - №8-11; Русский архив. – 1893. Кн.3; 1895, кн.2.; Вестник Европы. – 1887. - №2, №4; 1889 - №7, №9-11.

12 «Ставропольские губернские ведомости». – Ставрополь , 1865 - №12-20; 1867 - №39; 1875 - №5, №28-31, №43-47;1877 - №1-4;1878 №46-50, №52; «Ставропольские епархиальные ведомости». - Ставрополь, 1886 – №2, №23-27;1887 - №43-47;1915 - №39; «Терские ведомости», 1911. - №11, №69;Северокавказская газета. – Ставрополь, 1911- №2; Кубанские областные ведомости. – Екатеринодар, 1886 - №9; 1892 - №4-6, №8-12.

13 Осетины глазами русских и иностранных путешественников. Орджоникидзе: Сев-Осет. книгоиздат, 1967. – 320 с.

14 Сборник статистических с ведений о Ставропольской губернии. – Ставрополь, 1868-1871. В 7-ми Вып.; Списки населенных мест по сведениям 1873 г. Ставропольской губернии/сост. Бентковский И.В.-Ставрополь,1874;Сведения о населении Терской области с расселением их по городам и округам, по народностям и племенам 1882, ЦГА РСО-Алания, ф.12.оп.2. д.201

15 Первая всеобщая перепись населения Российской империи за 1987г. – Ставрополь, 1905. Т.65, 66, 67, 68;

16 «Терский календарь»- 1899, 1914, ЦГА РСО-Алания, ф.12.оп.2. д. 201. Л.1

17 Российское законодательство X-XXвеков. – М., 1988. В 9-ти Т; Полное собрание законов Российской империи. М., 1898. Т. XVI, XVII; Устав о ссыльных. Иркутск, 1911; Сборник узаконений и распоряжений о переселении. СПб., 1901

18 Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией // Под ред. Берже А. Тифлис, 1866-1888. В 12-ти т.

19 Аталиков В.Н. Наша старина. Нальчик, 1996,с.5

20 Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII – XIVвв. Нальчик, 1974, с. 32-33

21 Маленина А.И. История монголов. СПб., 1910,с.30

22 Дюбуа де Монпере. Путешествие вокруг Кавказа. Сухуми, 1984,с.23

23 Зевакин Е.С. и Печко Н.А. Очерки по истории генуэзских колоний на Западном Кавказе в XIII – XVвв.// 3, 1938 Исторические записки. С.11-12

24 Кузнецов В.А. Эльхотовские ворота X-XV веках. Владикавказ 2003, с.156

25 Кузнецов В.А., Милорадович О.В. Археологические исследования в Северной Осетии. Орджоникидзе, «Ир», 1968, с. 52

26 Семенов Л.П. Татартупский минарет. Дзауджикау, 1974, с.63

27 Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII - XIV вв. М., «Наука», 1985, с.121

28 Чеченов И.М. Древности Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1969, «Эльбрус», с.40

29 Путешествие Ивана Шильбергера по Европе, Азии и Африке с 1349 года по 1427 год // ЗИН университета. Т. I, вып. I. Одесса, 1867, с. 34

30 Гумилев Л.Н. Поиски вымышленного царства. М., 1970, с.469

31 Брун Ф. О странствиях царя – пресвитера Иоанна. Записки Новороссийского университета, год третий, т. V, Одесса, 1870, c. 159

32 Иванов А. История монголов (Юань - ши) об ассах – аланах X в. СПб.,1914,т. II, вып. III, с. 300

33 Зевакин Е.С.Путешествие господина Абри де Мотерэ в Европу, Азию и Африку…т.II. Гаага,1727,с.89

34 ЦГА РСО-А. Ф. 12. Оп.2. Д.594.Л.13;Ф.123.Оп.1.Д.163.Л.8

35 ЦГА РСО-А. Ф.286. Оп.1.Д.28.Л.Л.1-2

36 Там же. Ф.123..Оп.1.Д.899.Л.1







Скачать 263,12 Kb.
оставить комментарий
Дата26.09.2011
Размер263,12 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

плохо
  1
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх