Данную работу для вас подготовила студентка icon

Данную работу для вас подготовила студентка


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Страничку альманаха подготовила для Вас студентка...
Ложные друзья переводчика данную работу можно заказать на сайте...
А. И. Голембиовская студентка 2 курса...
Интервью об осмыслении спектакля Ф. Абрамова «Деревянные кони»...
Подготовила: Маслова Анна, студентка 4 курса школы искусства, культуры и спорта двфу...
Скачайте данную работу бесплатно...
Определение
Скачайте плиз данную работу бесплатно...
Тезисы выступления цш н. Н. Балуева...
«Карл Густав Юнг- профессионал и успешный человек»...
Новости клубов 18...
«Радиационная защита предприятия обеспечение устойчивой работы предприятия в условиях...



Данную работу для вас подготовила студентка

V курса гуманитарного факультета НФ БашГУ

специальности «Филология» Хакова Айгуль А.


БАШКИРСКИЙ НАРОДНЫЙ ЭПОС

На Южном Урале и прилегающих к нему степях, на стыке двух континентов — Европы и Азии — происходило формирование башкирской народности, в котором участвовали разноязычные племена — тюркские, угро-финские, монгольские, иранские. Ведущую роль в этом сложном этно-историческом процессе, протекавшем почти одно тысячелетие на огромной территории от Алтая до Черного моря, играли древние тюркоязычные кочевники. В исследовании, проведенном на обширном сопоставительном материале, Р. Г. Кузеев пришел к выводу о том, что «древнебашкирская общность складывалась в этническом отношении как многосоставное и многоплеменное образование, при ведущем этно-языковом влиянии на формирующийся этнос древнебашкирских племен — выходцев из Южной Сибири и Алтая; в X в. формирование древнебашкирского этноса еще не завершилось, но уже на рубеже IX—X вв. сложилось племенное объединение, послужившее основой для дальнейшего становления башкирского народа и обусловившее в Древней Башкирии новое направление развития культуры, характерное для тюркских кочевников той эпохи».

В этническом процессе Башкирии в XI — начале XIII в. наметилось два потока. Один из них был частью приаральско-уральских кочевий и захватил современное башкирское Зауралье, а второй являлся продолжением движения древнебашкирских племен с юга, с Нижней Волги и северокавказских степей. Приток кыпчакских и кыпчакизированных кочевников с юга был настолько значительным, что они, как пишет Р. Г. Кузеев, «проникая во все части древнебашкирского этноса, влияли на дальнейшее его формирование и нивелирование этнокультурных признаков».

В XIII в. Южный Урал, степное Зауралье и Приуралье до Волги — вся эта территория, где шла консолидация башкирских племен, подпала под монгольское владычество, а в I половине XV в. оказалась разделенной между тремя феодальными ханствами — Ногайским, Казанским и Сибирским, возникшими на развалинах Золотоордынского государства. Так более чем на три столетия задержалось сплочение башкирских племен в единую народность. Их объединение произошло позднее.

Весь этот долгий этнический процесс получил своеобразное отражение не только в исторических преданиях, шежере-родословных, другой исторической литературе, но и в эпических сказаниях, которые составляют значительное место в фольклорном наследии башкирского народа. История башкирской фольклористики освещена в научной литературе достаточно широко. Мы же отметим здесь лишь значительные факты, касающиеся публикации и изучения эпических сказаний.

Значительным явлением в истории башкирской фольклористики было издание в 1812 г. на русском языке популярного в народе эпического сказания «Кузыкурпяс и Маянхылу». Подготовленная неизвестным в истории русской культуры Тимофеем Беляевым, эта книга явилась, по утверждению Л.И. Климовича, «едва ли не самым ранним опытом перевода эпического произведения тюркских народов России на русский язык». Были публикации и других сказаний. Например, сказание «Заятуляк и Хыухылу» было записано и опубликовано до Октябрьской революции четырежды: в 1843 г. — В. И. Далем, в 1858 г.— Л. Суходольским, в 1902 г. — башкирским музыкантом М. Султановым, в 1910 г. - башкирским и татарским писателем-классиком М. Гафури.

В конце XIX в. известный русский музыковед С. Г. Рыбаков опубликовал нотные записи мелодий сказаний о Заятуляке и Хыухылу и Кара-юрге с пересказом их содержания. В конце XIX — начале XX вв. школьным инспектором А. Г. Бессоновым был записан в числе множества башкирских народных сказок вариант сказания «Алпа-мыша и Барсынхылу», который, однако, был опубликован только в 1941 г. В этот же период выдвигается ряд ученых-просветителей, краеведов-любителей коренной национальности. Это (кроме названных выше Мансура Султанова и Мажита Гафури) — Мухаметсалим Умутбаев, Фазыл Туйкин, опубликовавшие в своих записях отрывки эпоса «Идукай и Мурадым», Файзи Валеев, который в 1916 г. познакомил читателей журнала «Сознание» с башкирским эпическим сюжетом «Ек Мэргэн». Однако изучение их не получило тогда систематического научного характера. Но еще в конце XIX в. Г.И. Потанин в статье «Дочь моря в степном эпосе», обратившись к варианту сказания о Заятуляке, опубликованному Л. Суходольским, сопоставлял его с эпическими произведениями других тюркских, а также монгольских народов. Это был первый в научной печати отклик на башкирский народный эпос. Он рассматривался с позиции «школы заимствования», умалявшей национальную самобытность фольклорных произведений.

Основательное изучение башкирского народного устно-поэтического творчества началось после Великой Октябрьской революции, когда выросли научные кадры, накапливался опыт принципиально нового отношения к фольклору. Рассматривая фольклор как источник языка, истории, этнографии народа, общество развернуло большую работу по сбору и формированию фольклорных фондов, пропаганде народного творчества. В 20-е годы были записаны и опубликованы интересные варианты сказания «Карас и Акша», кубаиры о батырах и Родине, произведения других жанров, сделаны первые шаги по систематизации и классификации традиционного фольклора.

В конце 30-х — начале 40-х годов в институте работал неутомимый собиратель башкирского фольклора Мухаметша Бурангулов (1888—1966). Он передал в фонд института свои записи и поэтические обработки эпических сказаний «Урал-батыр», «Акбузат», «Алпамыша», «Кара-юрга», «Идукай и Мурадым», «Юлай и Салават» и много произведений других жанров, большинство из которых он записал еще до Октябрьской революции и в 20-е годы. Он же составил сборник исторических сведений о дореволюционных башкирских сэсэнах с приложением к ним поэтических произведений, в которых ут­вердившийся в народной памяти сэсэн выступает или автором данного кубаира, или его героем. В республиканских газетах и журналах впервые опубликованы эпические сказания «Акбузат», «Юлай и Салават», «Идукай и Мурадым».

В 1961 г. на башкирском языке была издана монография А. Н. Киреева (Кирея Мэргэна) «Эпические памятники башкирского народа», которая в несколько новой, уточненной редакции вышла и на русском языке. В ней впервые подвергнуты специаль­ному исследованию произведения башкирского народного эпического творчества, многие из которых еще недавно причислялись к мифам («Урал-батыр»), сказкам («Акбузат», «Заятуляк и Хыухылу», «Алпамыша», «Кузыкурпяс и Маянхылу») или песням («Акхак-кола, «Кара-юрга», «Конгур-буга»). Автору монографии удалось доказать наличие героического эпоса в башкирском фольклорном наследии. Множеством примеров он раскрыл идейно-тематическое содержание и национально-поэтическую специфику жанра, различные формы его художественного выражения, а также особенности современного бытования. Должное внимание обращено здесь и на проблемы возникновения, развития эпических сюжетов, их соотношение как с исторической действительностью, так и с мифологическими воззрениями народа, освещена система образов, показано влияние эпических традиций на другие башкирские фольклорные жанры, например, на исторические песни и байты. Таким образом, к концу 60-х годов проделана большая работа и по сбору, и по научному осмыслению собранного фольклорного материала.

С середины 70-х годов оживилось издание научных и научно-популярных книг башкирского эпоса в русском переводе. Среди них особое значение имеет однотомник «Башкирский народный эпос», подготовленный совместно с Институтом мировой литературы им. А. М. Горького и изданный в 1977 г. в серии «Эпос народов СССР» на языке оригинала и в научном переводе на русский язык. Этому предшествовало обстоятельное исследование представленных в нем сказаний: «Урал-батыр», «Акбузат», «Заятуляк и Хыухылу», «Акхак-кола», «Кара-юрга», «Конгур-буга». Оно проведено А. С. Мирбадалевой часто с выходом на «арену» общих эпических традиций тюркоязычных народов, что дало возможность увидеть не только определенные общности, но и в значительной мере раскрыть и глубинное своеобразие башкирского народного эпоса, его национальную самобытность. Таким образом, можно сказать, что в области сбора и изучения башкирского народного эпоса сделано немало.

В фольклористической науке существуют различные мнения о происхождении героического эпоса. По утверждению советских ученых, он зародился на стадии разложения первобытно-общинного строя на основе мифологических рассказов о мироустройстве, преданий о первых людях, их богатырях, самоотверженно выступавших против злых сил. Решающую роль в становлении героического эпоса сыграл период «военной демократии» («героический век»), когда «происходило расшатывание локальных, родовых, патриархальных связей, создавался известный простор для выделения и активного проявления отдельной личности, что действительно было необходимо для появления образов богатырей».

Трудно указать начало и конец «героического века» в истории башкирского народа. Тем более, если эпос, по справедливому замечанию ученых, весьма восприимчив на исторические события, активно впитывает в себя общественную жизнь последующих формаций, отражая стремление народа к новым идеалам, борьбу его за более справедливые формы жизни. В силу последнего продуктивное развитие эпических традиций башкирского народа охватывает большие хронологические рамки, начиная с эпохи разложения первобытно-общинного строя до зарождения капиталистических отношений в Башки­рии. Героические сказания «Урал-батыр», «Акбузат», созданные на основе древних мифологических представлений, и сказание «Юлай и Салават», отражающее антиколониальную и социально-освободительную борьбу, слившуюся в XVIII веке с Крестьянской войной 1773—1775 гг. против крепостничества в России, составляют нижние и верхние границы «эпической эпохи» башкир. Все героические сюжеты башкирского народного эпоса создавались в пределах этой хронологической рамки. Так, эпос сопутствовал всей истории башкирского народа вплоть до XIX столетия.

«Эпос — это живое прошлое народа в масштабах героической идеализации, — писал академик В. М. Жирмунский. — Отсюда его научная историческая ценность и в то же время его большое общественное, культурно-воспитательное значение».

Для тюркоязычных народов, в том числе и для башкир, ха­рактерно, что их историческая память донесла до наших дней многие эпические сказания в живом бытовании. В числе таких «живых» башкирских народных произведений можно назвать «Алпамыша и Барсынхылу», «Кузыкурпяс и Маянхылу», «Заятуляк и Хыухылу», «Кусяк-бий», «Акхак-кола», «Кара-юрга», «Конгур-буга». Этим и объясняется многочисленность их записей в фольклорных фондах республики.

Разнообразен репертуар башкирских эпических сказаний как по сюжетному составу и тематике, так и по жанровым разновидностям. В многотомном научном своде башкирского фольклора для обозначения жанровых разновидностей башкирского народного эпоса принято три термина: кубаир — песнь-прославление (коба-превосходный, славный, йыр — песня); хикаят (хикэйэт) — рассказ, повествование, повесть; кисса (кисса) — рассказ, сказание, история. Имея в общем содержании различную степень историчности, эти понятия достаточно точно отражают жанровые особенности башкирских эпических сказаний. Ясно, что отмеченные разновидности взаимодействуют между собой. В отдельных конкретных произведениях можно обнаружить ор­ганическое слияние характерных качеств той и другой разно­видности. Примерами этого являются чередование стихов и прозы в повествовании, сочетание высокой героики с соцально-бытовыми мотивами, картин национальной действительности со сказочной фантастикой в содержании. О том же собственно свидетельствует изображение чувств чистой любви, ха­рактерных для романических, дастанов и кисса. В сказаниях центральные события развиваются не в вымышленном мире, а в обычных условиях патриархально-феодальной действитель­ности («Кара-юрга», «Кузыкурпяс и Маянхылу», «Алдар и Зухра»). Таким образом, признавая определенную условность принятой классификации, мы тем не менее должны констатиро­вать, что в нарастающем художественном совмещении ха­рактерных свойств этих разновидностей отражается эволюция башкирского народного эпического творчества, которая связана, в свою очередь, с идейно-эстетическими потребностями исторического развития и соответственным ростом художествен­ного мышления народа.

Самыми древними эпическими сказаниями башкир являются кубаиры «Урал-батыр» и «Акбузат». Эпос “Урал-батыр” уже давно стал достоянием общественности, хотя единого мнения о его точном возрасте нет. Несмотря на это, уже многие поколения исследователей с неизменностью обращаются к нему, пытаясь вновь и вновь проникнуть в его тайны и разгадать тот символический код, который содержится в нем. И тем не менее этот эпос продолжает удерживать внимание исследователей и вовлекает в свою орбиту все новые поколения ученых. «Урал-батыр» - выдающееся создание башкирского народа.

Творцами и хранителями башкирского эпоса издавна были народные сказители — сэсэны. Само понятие «сэсэн» непременно ассоциируется в сознании башкир с высокими духовными качествами человека, а затем уже — с импровизаторским талантом и поэтической находчивостью, острословием и справедливостью суждений и поступков. Потому искусство сэсэнов издревле пользовалось особым уважением народа; однажды сказанное ими поэтическое слово передавалось из поколения в поколение как бесценный завет.

«Наиболее зрелым импровизаторское искусство становится в пору развития эпических традиций устно-поэтического творчества народа». В становлении и шлифовке поэтических форм башкирского фольклора и в дальнейшем обогащении, канонизации и приближении устно-поэтических традиций к новым эстетическим потребностям общественного развития участвовали многие сэсэны. Но не только о древних и средневековых, но даже и о сэсэнах XVIII и XIX столетий письменные документы до нас не дошли. Память о наиболее значительных из них сохранилась лишь в народной поэзии. Так через фольк­лорные произведения стали нам известны имена легендарных сэсэнов средневековья Хабрау-йырау и Ерэнсэ-сэсэна, общих для башкир, казахов, ногайцев, каракалпаков.

Сказительское мастерство башкирские сэсэны перенимали друг у друга. От старых умудренных опытом сказителей постигали искусство молодые. Этим собственно и объясняется традиционность эпического повествования, сохранение архаических мотивов, общих стилистических формул, поэтических средств изображения во многих сказаниях. Но вместе с тем каждое поколение сказителей вносило в эпическое повествование нечто свое, что обусловливалось эстетическими и другими общественными потребностями исторического развития, нередко оказывалось и под влиянием господствующей идеологии об­щества.

В башкирских сказаниях, как и во многих эпических жанрах других тюркских народов, стихи обычно че­редуются с прозой. Прозаическая часть рассказывается, а сти­хотворная поется без сопровождения музыкального инстру­мента. Напевы довольно разнообразны. За некоторыми произведениями закрепились определенные мелодии. Например, такие эпические сказания, как «Заятуляк и Хыухылу», «Акхак-кола», «Кара-юрга», «Конгур-буга», имеют собственные напевы. Однако большая часть эпических произведений не имеет определенной мелодии. Видимо, сэсэны при исполнении их использовали один или несколько излюбленных мотивов, которые не были прикреплены к определенным сюжетам. Тирадный стих, эпическая нагнетаемость действия наложили печать на мелодии сказаний, которые отличаются нарастающей ди­намикой ритма.

Форма стиха башкирских сказаний в некотором отношении напоминает казахский жыр, алтайский кай, каракалпакские дастаны. В метрике и форме стиха наблюдается довольно большое разнообразие. Встречаются в эпических поэмах семи- и восьмисложные, девяти-, одиннадцати- и двенадцатисложные метры. Например, сказание «Заятуляк и Хыухылу», а также некоторые варианты «Акхак-кола» в основном имеют девятисложный стих. В многострочной строфе главная мысль обычно заключена в первых или в последних строках. Остальные стихи дополняют, уточняют эту мысль. Например:

Среди шестидесяти лошадей

Исчезли шесть горячих коней:

Нет пестрого, которого подпругой не охватишь,

Нет саврасого, для которого подхвостник короток,

Нет вороного, чьи ноги, как у ласточки,

Нет серого с голубиной грудью,

Нет мухортого со светлой полоской на лбу,

Нет солового со звездочкой на лбу, говорят.

(«Акхак-кола»)

Башкирский народный эпос и по сей день исполняется народными сэсэнами и пользуется большой популярностью. Эпические сказания, созданные гением и талантом народа в далеком прошлом, и сегодня волнуют наших современников, по­вествуя о благородных чувствах, стремлениях и делах народных героев-батыров, боровшихся за счастье людей.

Эпос затрагивает и освещает большой круг вопросов. Он — незаменимый источник информации для исследователя. Но, кроме него, народное творчество располагает богатыми и разнообразными жанрами, в которых мы тоже можем найти интересующие нас сведения о тех или иных сторонах быта. Поговорки и пословицы, песни и кубаиры, сказки и сказания передают эмоциональную сторону переживаемых народом событий. В них мы можем обнаружить и отпечаток веками складывавшихся взаимосвязей с соседними народами, и отношение к тем или иным событиям из собственной истории. Другими словами, народное творчество является богатейшей основой для изучения жизни и быта народов. Поэтому необходимо не только бережно к нему относится, но и сохранить его как уникальную духовную культуру, ставшую неотъемлемой частью мирового культурного фонда.
В эпоху общественных трансформаций народное творчество не остается безучастным к нему. Оно живо реагирует на изменившиеся формы бытия. Частушки, песни, пословицы, поговорки и другие формы народного творчества отражают те или иные стороны современных процессов. Некоторые из них в шутливых, юмористических формах высмеивают отдельные недостатки трансформационных процессов, его темпов, направлений и т.д.

Конечно же, сейчас трудно ожидать, что возродятся эпические формы народного творчества. Но это не значит, что народное творчество станет беднее, а его содержание потеряет былую привлекательность. И пусть каждая эпоха накладывает свой отпечаток на безымянное и анонимное творчество этноса, но без осознания народной культуры, впитавшей в ходе многовекового развития и положительные, и отрицательные черты многих культур, в конечном итоге не возможно ни понимание насущных явлений и реалий , ни осмысление собственного места и роли в современной действительности, ни движение вперед, к светлому и счастливому будущему.




Скачать 133.03 Kb.
оставить комментарий
Дата26.09.2011
Размер133.03 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

плохо
  1
средне
  1
хорошо
  1
отлично
  7
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх