Иван Стасюк. «Черная археология»: мародеры против России icon

Иван Стасюк. «Черная археология»: мародеры против России


Смотрите также:
«Черная археология»: мародеры против России...
Археология в изменяющейся России...
Программа XXV научной конференции «Новгород и Новгородская земля. История и археология»...
Ю. Козенков. «Убийцы россии»...
Ю. Козенков. «Убийцы россии»...
«чёрная роза. Украина»...
Экзаменационные вопросы по предмету Библейская археология 5-й курс ядс...
П ланы США против России и Украины...
"Черная металлургия" — разработка комбинированного урока...
Кавеидиш Р. К 12 Черная магия / Пер с англ. А. Блейз...
Кавеидиш Р. К 12 Черная магия / Пер с англ. А. Блейз...
Кавеидиш Р. К 12 Черная магия / Пер с англ. А. Блейз...



Иван Стасюк. «Черная археология»: мародеры против России


«Когда приходилось рисовать разрезы курганов, то с

особой болью отмечалась и грабительская траншея...

Сколько профессионалов-кладоискателей, всяких

бугровщиков и курганщиков навсегда затрудняли

научные выводы»

Н.К. Рерих. «Неповторимое». 1935.


И тогда в покоренный город вступаем мы - мародеры,

И мы диктуем условия

И предъявляем права!

Ах, до чего же весело гуляем мы, мародеры,

Ах, до чего же веские придумываем слова!

^ А. Галич. «Марш мародеров»


На протяжении тысячелетий территорию нашей страны населяли различные племена. Каждая ушедшая эпоха, каждый народ оставили свои вещественные следы, запечатленные в земле. Это древние погребения и руины разрушенных городов, клады и культурные слои сельских поселений, давно забытые дороги и заброшенные святилища, или даже отдельные случайно потерянные предметы. Ныне все объекты такого рода объединяются под общим названием «археологические памятники», которые признаются неотъемлемой частью всемирного культурного наследия. Народам России по праву исторической преемственности вместе с землей достались неоценимые культурные богатства.


Древности всегда привлекали пристальное внимание не только ученых, но и нечистых на руку дельцов, грабителей могил, коллекционеров и торговцев антиквариатом. Однако никогда прежде ограбление археологических памятников не достигало такого размаха, как в последние полтора десятилетия. Никогда прежде оно не представляло тотальной угрозы достоянию всех народов России. Ученые бьют тревогу, мародеры и перекупщики древностей подсчитывают прибыль, государство безмолвствует. Почему же так случилось?


Ответ крайне прост. В 1990-е годы на рынке легально появились относительно недорогие и качественные металлодетекторы. За несколько лет их ассортимент многократно вырос, и уже в начале XXI века в любом уголке России рядовому потребителю стали доступны сотни моделей металлодетекторов, от простых до суперпрофессиональных. Никогда прежде рынок не предлагал такого выбора электронных средств поиска, позволяющих эффективно и без особых усилий отыскивать скрытые в земле артефакты. Началось победное шествие кладоискательства. Образ искателя усиленно пропагандируется, его делают популярным многочисленные телепередачи и статьи в журналах, магазины предлагают соответствующий антураж, проходят многочисленные съезды и фестивали «искателей». Кладоискательство преподносится как разновидность активного отдыха (сродни охоте, рыбалке, туризму), якобы способствующая развитию исторических знаний и способное при определенном навыке принести материальную выгоду обладателю металлодетектора. Разумеется, чем детектор дороже, тем больше шанс отыскать древнее сокровище.


Но так ли все это? Что за вожделенные сокровища спрятаны в земле, каково их истинное значение для страны и народа, а в конечном итоге и для каждого из нас? Кто пополняет ряды кладоискателей и чьим интересам они вольно или невольно служат? Каково место «свободного поиска» в социально-психологическом контексте современности и влияние его на развитие России как государства? На эти вопросы мы попытаемся ответить в предлагаемой статье.


Изучением скрытых в земле древностей занимается специальная наука – археология. В отличие от истории, имеющей дело с письменными памятниками (текстами, документами) и опирающейся на слово, археологи работают с объектами материального мира. Но цель у историков и археологов одна – воссоздать максимально цельную картину прошлого, понять причины, сущность и последствия процессов, происходивших в древности. Непосвященному человеку может показаться, что археология – это поиск и выкапывание древних реликвий, что для археолога важнее всего находимые в процессе раскопок вещи: драгоценности, украшения, орудия труда, оружие. Но это иллюзия, чрезвычайно распространенное заблуждение. Главный результат раскопок, главная цель археолога суть не сами вещи, а та информация, которую можно получить с помощью увязки этих вещей с археологическим и культурным контекстом, из которого они происходят. Именно эта информация имеет высшую научную ценность.


Сама по себе древняя вещь, какой бы редкой, красивой, драгоценной она ни была, несет лишь крохотную часть этой информации. Гораздо больший информационный потенциал заключен в так называемых «комплексах» и «контекстах» - сочетаниях предметов в рамках одного погребения, одной постройки, одного культурного слоя. Только анализируя весь археологический комплекс в целом – сочетание слоёв, построек, погребений и найденных предметов – исследователь может претендовать на объективность и научное значение своих выводов. Отдельная находка, вырванная из комплекса – как вырванное из книги слово, по которому уже никогда не удастся понять, о чем же шла речь в повествовании. Так же и слой, погребение, лишенные находок, подобны книге, в которой недостает слов, целых страниц и иллюстраций. Чем больше их вырвано, тем сложнее понять общий смысл, тем больше ошибок может допустить исследователь.


Каждый археологический комплекс уникален, неповторим и невосстановим. Он сформировался однажды в определенном месте при определенных условиях и несет только ему одному присущую информацию. При повреждении комплекса восстановить эту информацию невозможно никакими средствами. Ущерб, единожды нанесенный археологическому памятнику, невосполним никогда и ни при каких условиях. Именно этот факт, а не материальная стоимость скрытых в земле древностей, определяет ценность каждого памятника археологии. С точки зрения ученого, захоронение сарматского царя с нескольким килограммами золотых украшений и культурный слой бедной древнерусской деревушки времен Дмитрия Донского, в котором можно найти разве что черепки разбитых горшков и пару обломков грубых браслетов из бронзовой проволоки, имеют одинаковую ценность – это источники уникальной исторической информации.


Но археологические раскопки памятника – это одновременно и его уничтожение. Слой за слоем снимается сохранявшийся тысячелетиями грунт, содержащий драгоценную информацию, запечатленную в виде различных по цвету и плотности прослоек. Извлекаются предметы, разбираются остатки древних жилищ. Каждый археолог прекрасно понимает это. Понимает также и то, что каждый сотрудник экспедиции, каждый землекоп на раскопе несет огромную ответственность – ведь в его задачу входит не просто ковырять землю лопатой в поисках ценностей. Он обязан вовремя заметить каждую деталь, каждое изменение цвета земли (ведь ему есть историческое объяснение!), скрупулезно зафиксировать мельчайшие подробности. Раскопки – это вовсе не механическая выемка и просеивание грунта. Это сложнейший, трудоемкий исследовательский процесс, сопровождающийся описаниями, зарисовками, фотографиями, десятками чертежей в различных масштабах и проекциях, многочисленными анализами и пробами грунта. Конечный результат раскопок – не только коробки с находками, но и огромный массив полевой документации – своего рода виртуальной копии раскопанного памятника. Обратившись к ней, исследователи даже через сто или двести лет смогут получить полное представление об изученном объекте.


Полевая документация оформляется в виде научного отчета, который сдается для вечного хранения в архив Института археологии. Копии его могут предоставляться в музеи, где хранятся найденные в ходе раскопок предметы, а также в региональные научные центры. Каждый такой отчет – готовое научное произведение, навсегда сохраняющее для потомков физически утраченный памятник археологии.


Чем же вредно кладоискательство? Ответ очевиден. Информация, археологический комплекс не имеет для грабителей никакой ценности. Их единственная и конечная цель – вещи, нажива, товар на антикварном рынке. Даже самые любопытные мародеры никогда не заботятся о фиксации – строгая научная методика раскопок не только требует профессионализма, но и сильно сказывается на темпах работ, а воры, как известно, всегда действуют в спешке. Разрушение контекстов, выкапывание и кража с памятника отдельных предметов оборачивается невосполнимым уроном, уничтожением уникального исторического источника. Даже если ученым удается отследить и найти украденные предметы, восстановить их контекстуальные связи не удастся уже никогда.


Именно стремление извлечь максимум информации из памятника диктует медленные темпы научных раскопок. Оправдывая своё рвение, мародеры часто упрекают археологов в том, что сотни памятников стоят не раскопанными, в то время как экспедиция много лет подряд копает один, «бедный» с их точки зрения объект. Но раскопки – это лишь начало долгой исследовательской процедуры, вершина айсберга. Необходимо проанализировать, осмыслить и опубликовать новый материал. Как известно, хорошо – скоро не бывает. Поэтому настоящие археологические исследования – длительный, трудоемкий процесс, длящийся годами. Намного легче пройти за пару дней десяток памятников с металлодетектором и извлечь все артефакты. Вот только последствия такого хищнического «исследования» будут катастрофическими.


Археология никогда не ставила задачи раскопать всё и сразу. Каждое новое поколение ученых привносит новые методы исследования, новые технические средства. Копает по-новому и делает это лучше, чем предыдущее. Ученые сознательно оставляют объекты для раскопок будущим поколениям. Существует даже негласный принцип, согласно которому полностью вскрыть и раскопать можно лишь памятник, которому угрожает разрушение. Если же такой угрозы нет, необходимо оставлять контрольные участки для будущих экспедиций.


Поэтому темпы работ и, соответственно, количество находок ученых не идут ни в какое сравнение с числом находок снимающих пенку кладоискателей. Ежегодно в поле выезжают около 400 научных археологических экспедиций – и выходят десятки тысяч мародеров. Последние гордятся своей добычей, уже во много раз численно обогнавшей известные официальной науке находки, и хвастливо заявляют об этом на своих интернет-форумах. А ведь это, если вдуматься – попросту эпидемия рвачества, торжество правового нигилизма. Это национальная трагедия, свидетельствующая о глубоком психологическом надломе, нравственном упадке и деградации современного российского общества. Собственные граждане гордятся тем вредом, который они нанесли своей стране и народу, своей истории. Гордятся вандализмом и мародерством, разрушением культурного наследия в целях наживы. Но как потом их дети и внуки приобщатся к прошлому своей страны? Из чего узнают они историю своего народа? Ведь не кладоискатели пишут книги и учебники, они лишь набивают карман и удовлетворяют животный азарт добычи. Стоит ли ныне удивляться тотальной исторической безграмотности? И это – только начало.


Из уст мародеров можно услышать, что они-то, мол, и есть истинные добытчики исторического знания. Пока археологи жалуются на хроническую нехватку денег и пытаются выпросить гроши на свои экспедиции, кладоискатели вкладывают свои личные средства, покупают современное оборудование, которое, якобы, и не снилось «официалам», тратят свое личное время на поиски древностей. Большинству из них невдомек, что их затраты – сущие копейки по сравнению с бюджетом научной экспедиции, к тому же мародеры с лихвой вернут вложения на черном рынке древностей. Личное время они не тратят, а проводят с удовольствием, ведь поиски и ограбление археологических памятников, по их же признанию – любимое хобби, а для кого-то – смысл жизни и единственный источник дохода.


В современных условиях ученые действительно вынуждены тратить массу сил и времени на поиски средств, но это проблема не только археологии, а российской фундаментальной науки вообще. Прекращение финансирования фундаментальных исследований, подмена их эрзац-наукой – важнейший инструмент в глобальной операции по превращению России из мировой державы в мировую помойку радиоактивных отходов и недоразвитый сырьевой придаток. Наука сейчас злонамеренно уничтожается экономическими и социальными рычагами, ее подменяют модные «утки» вроде кладоискательства или нанотехнологий.


Тем смешнее и нелепее выглядят бросаемые в адрес ученых обвинения: мол, археологи и есть главные грабители могил, торгующие находками своих экспедиций. Средства, потраченные учеными на проведение раскопок, реставрацию находок, обработку материала, а также силы и нервы, затраченные на поиск этих средств, в десятки, часто в сотни раз превосходят рыночную стоимость найденных артефактов.


Нет, у воровских идеологов нет проблем с логикой. И истинную ситуацию они прекрасно знают. Знают, что не торгуют археологи ни находками, ни своим именем. Приведенное выше обвинение, активно тиражируемое на всех интернет-форумах и внутри воровской «тусовки» - всего лишь пропагандистский ход, элемент идеологической войны, призванный дискредитировать науку и возвысить мародеров. Не случайно в подтверждение его приводят лишь аргументы на уровне «гад буду, сам видел», «знакомый рассказывал» и «я точно знаю». Иногда приводятся фамилии археологов, якобы продававших находки прямо с раскопа. Вот только на поверку оказывается, что нет в нашей стране археологов с такими фамилиями. Есть лишь фантомы, выдуманные персонажи, порожденные не в меру богатой фантазией охотников за древностями…


«Любительская» археология, самовольные раскопки археологических памятников в России законодательно запрещены. Согласно Федеральному закону от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», все памятники археологии относятся к особо ценным объектам культурного наследия федерального значения. Объекты археологического наследия (как недвижимые памятники, так и отдельные вещи) находятся в государственной собственности и отчуждению из госсобственности не подлежат, а все физические и юридические лица, проводившие раскопки, в течение трех лет обязаны передать все обнаружены предметы на постоянное хранение в государственный музейный фонд России.


Для того чтобы легально проводить археологические раскопки, необходимо получить специальное разрешение – Открытый лист. За ведение раскопок и разведок без Открытого листа законом предусмотрена административная ответственность (КоАП РФ, ст. 7.15), а если при этом был нанесен ущерб памятнику, то и уголовная (УК РФ, ст. 243).


Часто грабители ссылаются на то, что ведут свои «работы» на тех памятниках, которые они сами и нашли и которые не значатся в списках органов охраны, не состоят на государственном учете и формально не находятся под защитой государства. На слабые умы этот аргумент действует, но в том же Федеральном законе № 73-ФЗ прямо говорится о том, что памятник считается выявленным и подлежащим охране с момента его обнаружения. При этом не имеет значения, кто и при каких обстоятельствах его обнаружил.


Таким образом, любые нелегальные раскопки археологических памятников могут и должны караться по закону, а археологические предметы на территории России находятся в государственной собственности и изъяты из гражданского оборота. Отчуждению из государственной собственности эти предметы не подлежат, независимо от давности владения. Следовательно, популярная среди мародеров и скупщиков древностей уловка – утверждение о том, что предмет был найден еще дедом, прадедом и т.п. и много лет хранился в семье, вследствие чего продавец приобрел на него законные права – не имеет под собой никакой юридической основы. Проще говоря, торговать археологическими предметами в России нельзя, как нельзя торговать оружием, наркотиками, государственными наградами.


Но соответствующие статьи в Уголовном и Административном кодексе «спящие». Из-за отсутствия конкретной правоприменительной практики и неразработанности подзаконных актов их крайне сложно применить даже к откровенным мародерам, не говоря уже об искушенных в уловках дельцах черного рынка. Несмотря на очевидную противозаконность и вредоносность, размах грабительских раскопок продолжает расти. Встает закономерный вопрос – кому это действительно выгодно?


Ответить на него несложно. Наибольший выигрыш имеют производители и продавцы металлодетекторов – зарубежные фирмы и их отечественные импортеры. Официальный рынок кладоискательского оборудования по оборотам значительно превосходит подпольный рынок древностей. Именно представители кладоискательской индустрии лоббируют интересы своих потребителей, всячески противодействуют попыткам законодательно ограничить свободу мародерства, преподносят его как безобидное хобби. Неоднократные попытки археологов инициировать разработку законов о кладоискательстве упирались именно в это экономическое лобби.


В выигрыше остаются также зарубежные коллекционеры, к которым контрабандой утекают сокровища народов России. Наша земля хранит невероятные богатства различных эпох. Бронза Кавказа, золото скифов и античных городов Причерноморья, доспехи римских легионеров, мечи и украшения викингов – все это расхожие бренды на мировом антикварном рынке. Контрабанда национальных сокровищ приобретает все более широкий размах.


Самое низшее звено – рядовые коллекционеры и копатели, удовлетворяющие свои низменные желания, обусловленные соответствующим интеллектуальным уровнем. Запрос времени – идеология декадентства, разрушения, наживы и эгоизма, отсутствие взгляда в будущее – насаждается сейчас по всем мыслимым и немыслимым каналам. Согласно чьему-то иезуитскому замыслу, русский народ сам уничтожит свою историю, продаст память предков. И сделает это, будучи полностью уверен в своей правоте, обосновав эту правоту целой системой казуистических доводов.


Здесь уместно ознакомиться с основными пунктами идеологии кладоискателей, развивавшейся от системы самооправдания в стройный и не лишенный внешней привлекательности набор доводов. Попробуем проследить его эволюцию.


Попытайтесь доказать первому встреченному в поле искателю, что он нарушает закон, что действия его губительны для национальной истории и культуры. В ответ вы услышите, с незначительными вариациями, набор стандартных контраргументов.


«А мы памятники не копаем, мы только по полям ходим» ― ответит он. Врет. Нагло и беззастенчиво. Еще как копают! Правда, не всякий из них отважится раскопать известный и стоящий на государственной охране памятник археологии. Но если случайно выявится неизвестный могильник, не включенный в свод памятников, если на поле вдруг металлоискатель выявит погребение с вещами – ни один из них не остановится и не побежит сообщать в археологическое учреждение. Выкопают и продадут все до последней бусины. И не задумаются, что своими действиями навсегда вычеркнули страницу родной истории, которая уже никогда не будет написана. Что обокрали прошлое своего народа, своей страны.


Или вот такой пример. Многие древние могильники и поселения в прошлом столетии сильно пострадали от хозяйственной деятельности – курганные насыпи, остатки сооружений снесены распашкой или при строительстве. Визуально, на поверхности земли, такой могильник не виден, в сводах органов по охране памятников значится разрушенным и как памятник археологии, стало быть, формально не существует. Но отсутствие видимой над землей части еще не означает уничтожение того, что находится под землей. Вот такие-то объекты и составляют предмет вожделения охотников за древностями – и, вроде, не памятник, и находок масса. Этим промышляют все они без исключения.


Следующий шаг на пути эволюции безобидного искателя в закоренелого мародера – уцелевшие могильники, стоящие посреди пахотного поля. В них десяток-другой курганов по краю неизбежно попадал под распашку и сейчас так же формально не существует. Прошелся с металлоискателем по краю – вроде и на памятник не влез, и нарыл артефактов. Хотя, если разобраться, это уже прямое вторжение в охранную зону. В том беда, что зона эта, как и сам памятник, никем не охраняется, а зачастую и не установлена вовсе.


Еще дальше. Поле – это неконтролируемый азарт, и ведет туда «искателя» совершенно непреодолимая сила, перед которой часто отступают доводы рассудка. И вот наш герой уже бродит, как бы невзначай, между вполне сохранившихся курганов, а потом и взбирается на них, «просвечивает» насыпи – сначала отвалы чужих грабительских раскопов, потом и нетронутые предшественниками насыпи… В итоге памятник украшен десятком свежих шурфов, а новоиспеченный мародер-уголовник, возвышаясь над пирамидой грязно-коричневых костей, гордо держит в перемазанных лапах ржавую секиру. Или браслет. Или копье…


Но существуют не только погребения. Есть еще и места древних поселений, тоже ценнейшие археологические памятники. «Прочесывание» их с металлоискателем вообще воспринимается мародерами как норма, хотя и попадает под действие статьи 243 УК РФ. Вот этим уж промышляют все они до единого. Стало быть, все – уголовники.


«Но взгляните: все же и так раскопано до нас! Надо забрать оставшиеся вещи, потому что если не заберем мы, придут другие и заберут или застроят домами». Наконец-то наш герой откровенно признался во всем и сразу. По аналогии со старой детской сказкой про капитана Врунгеля: чтобы спасти китов от вымирания, надо их всех истребить – тогда и вымирать будет некому. Культурное наследие разрушается у нас на глазах. Давайте же ускорим его гибель, чтобы снять с себя ответственность за его сохранение? Абсурд.


Не так давно мародеры перешли от самооправдания к самовозвеличиванию и нападкам на официальную науку. Апологеты кладоискательства утверждают, что история долгое время полностью принадлежала узкому, закрытому сообществу ученых, что она пропахла плесенью музеев и пылью книжных полок. И лишь теперь, с массовым распространением кладоискательства, народ может сам, без ученых посредников (которые, будто бы, и есть настоящие мародеры, делающие деньги из истории) прикоснуться к своему прошлому. Каково, а? Вывернуть все наизнанку и подать под нужным соусом – вполне в духе доктора Геббельса. Чем нелепее и грубее ложь, тем легче ей поверят.


Главный козырь воров – скомпрометировать археологов, самоутвердиться за их счет и доказать (в первую очередь, самим себе), что ученые на самом деле – такие же преступники. Археологи, по их словам, и торгуют находками, и зарабатывают обманом деньги, и фальсифицируют историю. А борьбу официальных археологов против гробокопателей последние объясняют…банальным желанием выдавить конкурентов с рынка древностей.


Измеряя всех своим аршином, грабители приписывают ученым свои собственные мотивы. В их умах просто не укладывается тот факт, что есть люди, которыми движет не стремление к наживе, а исследовательский интерес, искреннее желание открыть завесу тайны и сделать доступным любому желающему новое знание. Ведь написание научной работы, публикация подчинена именно этой цели. Сам факт существования официальной науки, служащей интересам общественным, не личным, не укладывается в систему ценностей мародеров, не умещается в их сознании. Ученый с их точки зрения – либо вор и мошенник, либо карьерист. Третьего не дано. Так мыслят эти контуженные перестройкой биосоциальные существа с безвозвратно деформированной психикой. Остается пожалеть их и тот народ, который так легко поддался навязанным идеалам, манипуляции собственным сознанием.


Вот еще одно, уже трагикомическое обвинение в адрес науки с одного из интернет-форумов: «Ненавижу официальных деятелей от «истории» и «археологии»! Понаписали книг, таблиц, разобраться невозможно!». Комментарии излишни.


Психологию грабителей раскрывает следующая цитата (орфография и пунктуация исправлены нами в соответствии с правилами русского языка): «А по-моему, сдавать в музей – это дело лишнее. Науке что надо? Правильно, информация. Значит, сфотографировал вещь с линейкой со всех сторон, сфотографировал место находки – вот и неси в музей, а саму вещь оставь себе, викинга можно продать и купить велосипед сыну. Викингу уже все равно, государство перебьется, а сыну – польза». Не понимает, бедняга, что с таким видением будущего сыну его останется только выращивать турнепс для новозеландских буренок или обслуживать вентиль на нефтяной трубе.

Еще одна дословная цитата: «Чтобы не умирать с голоду на раскопе, есть один-единственный путь – хозрасчетная археологическая организация. Науке что нужно? Информация. Ну, так пусть она ее получит. Значит, надо копать правильно. Бровки, линейки, зачистки, кисточки, все дела. Фотографии, описания – в Интернет. А находки – на аукцион, для финансирования следующих экспедиций. Шедевры типа «Нефертити» – государству за отдельное бабло, возможно пусть выкупает на открытом аукционе на равных условиях с частниками… Короче, это вопрос политический и на самом деле у черных и белых и у коллекционеров тут один интерес, общий. Только надо его осознать».


Нет, не общий интерес, и осознавать тут нечего. Между археологическими источниками, которыми находки являются для ученых, и «хабаром», «копаниной» или «шмурдяком», как называют их мародеры в зависимости от материальной ценности – дистанция огромного размера. Профанация науки, сведение ее высших целей к банальным мотивам личного обогащения – страшная тенденция в развитии общественного сознания. Кажется, нечто подобное пережили все великие империи накануне своего краха…


Сам термин «черный археолог» и сопутствующий ему образ вольного разбойника, презревшего устои общества и его ценности, оказался необыкновенно притягателен. Он полностью соответствует декадентской эпохе. Журналисты, обслуживающие желтую прессу, способствуют росту социального престижа этих, по сути дела, воров. «Романтика поиска» - говорят они. Да, есть и воровская романтика, вот только нормального человека от неё инстинктивно воротит.


«Археологам можно, а нам нельзя?» - часто задаваемый вопрос. Да, археологам можно, а шариковым нельзя. Пусть и шаблонно звучит эта фраза, но все же история принадлежит народу, а не отдельным корыстолюбцам, пытающимся жить «с лопаты». И единственный способ общественного владения историческими артефактами – это хранение их в общедоступных коллекциях. Единственный способ сделать доступным знание – его публикация.


Книги, которые мы читаем, учебники, по которым учатся наши дети, написаны отнюдь не кладоискателями. Вовсе не они многолетними полевыми изысканиями создавали и пополняли археологические коллекции Государственного Исторического Музея, Эрмитажа, многие другие экспозиции, которые самим фактом своего существования доказывают древнюю и богатую историю народов России. И уж тем более не они посвятили годы жизни изучению этих коллекций, бескорыстному служению истории. Не они сводили воедино разрозненные факты, позволившие узнать о различных сторонах жизни наших предков, излагали результаты своих трудов на страницах книг и журналов, чтобы сделать доступными всем желающим. И уж точно не им судить о том, кто вправе распоряжаться бесценным культурным достоянием – памятниками археологии.


Сообщество ученых никогда не было закрытым. И музейные коллекции, и летописные страницы говорят живым языком, который надо лишь научиться понимать. Читай, думай, анализируй, общайся – ни один специалист не откажет в консультации – и скоро поймешь, что слова о всенародной принадлежности исторического знания – не пустой звук. Для каждого, кто заинтересовался историей, ее мир открыт. Если же человеку лень напрягаться, вдумываться, если за стеклом музейной витрины он видит не исторический источник, памятник ушедшей эпохи, а вещицу, имеющую свою рыночную цену – в этом виноваты уже не археологи.


В 1859 году был подписан закон об Императорской Археологической Комиссии (ИАК), давший ей право производства раскопок древних поселений и захоронений. Закон этот никто никогда не отменял. Его лишь корректировали в соответствии с наименованием и функциями главного археологического учреждения страны. При этом сообщество профессиональных археологов никогда не было закрытым – получить право на раскопки мог и может человек, который докажет свою профессиональную подготовку и подтвердит намерение проводить раскопки не с целью личного обогащения или пополнения своей собственной коллекции, а для пополнения музейного фонда России, культурного богатства, принадлежащего всему народу и доступного для изучения. Ни первому, ни второму пункту ни один из мародеров не удовлетворяет. Отсюда агрессия, мистификации в отношении якобы «закрытого» сообщества археологов.


Никто не доверит делать операции на сердце водителю автобуса, равно как и жизни пассажиров не доверят кардиохирургу, не имеющему прав соответствующей категории. Почему же памятники археологии может копать любой профан с металлодетектором? Почему он сам дает себе такое право, пользуясь слабостью контролирующих органов?


Что же касается мнимой пользы, которую якобы приносит «живое общение с историей» посредством кладоискательства и коллекционирования, здесь следует разобраться досконально. Несколько тяжеловесно, но предельно конкретно пишет на этот счет археолог С.В. Гусев:


«В основе идеологии современных грабительских раскопок лежит эклектический, или барахольный, постмодернизм, по сути, поддельный модернизм, лучше всего приспособленный к существованию в эпоху современного капитализма в России, с его свободным рынком. Происходит смешение всего и вся: стремление к обращению к корням с элементами интерьера в доме или элементами одежды переплетаются с посещением Макдональдса, а уж обладание древнерусскими браслетами или гривнами и подавно, по мнению таких эклектирующих постмодернистов, буде они на витрине домашнего музейчика, отражают истинные народные корни и патриотизм их обладателей. В то же время, мерилом здесь являются деньги – чем больше коллекция и древнее предметы, тем значимей патриотизм и постижение корней родной культуры их обладателями. Вкусы и потребности включаются в оборот рынка древностей и обслуживаются непосредственно рыночными способами.


Обладатели древних предметов создают себе, а чаще перенимают созданные антикварами образы: практически налицо потребление образов. Коллекционеры собирают образы, поглощают их и практически не создают ничего нового. В отличие от них, археологи включают абстрактные предметы в рамки действительности (с тем или иным успехом) и представляют предметы на всеобщее обозрение или обсуждение».


Мнимое открытие истории для народа – на деле банальная жажда наживы и удовлетворение личной коллекционерской страсти. История становится доступной не каждому желающему, а наиболее богатым, оборотистым коллекционерам. В отличие от музеев, их собрания закрыты и недоступны ни простым зрителям, ни исследователям. Научный, методический потенциал таких собраний крайне низок. Собранные невеждами без какой бы то ни было фиксации, они утрачивают свою главную ценность – источниковедческую. Они перестают быть источником исторического знания.


Конечно, невежды отказываются признать себя таковыми. Напротив, они стремятся выглядеть солидными, компетентными людьми, знатоками своего дела. Ухватив некоторые методические принципы археологического ремесла, они временами даже пытаются копировать классическую науку, если не по содержанию, то хотя бы по форме. Недавно такими воинствующими невеждами был издан альманах «Домонгол», выход которого был инициирован одноименным интернет-порталом, пристанищем коллекционеров и мародеров. Несмотря на смехотворно низкий уровень публикаций, по наивности превосходящих даже труды XVIII века (времени становления археологии, ее первых, по-детски неуверенных шагов), выход этого объемного опуса представлен как торжество грабителей над хранителями, доказательство жизнеспособности кладоискательства. Вор пытается загладить вину, издавая каталог украденного? Воистину, «куда хрестьяне, туда и обезьяне».


Познавательный потенциал «Домонгола» равен нулю. Нельзя доверять некритично приведенным данным. Количество ошибок, неверных интерпретаций там просто зашкаливает. Ни один серьезный исследователь просто не в состоянии работать с такой информацией. Одна фраза «булавка подгорицкой культуры» чего стоит (правильно – «подгорцевского типа», это надо же так переврать)! Зато сборник красивых картинок вызывает рефлекс слюноотделения у других мародеров, возбуждает их к новым «подвигам».


Сейчас активно пропагандируется «альтернативная история» – лженаука, изобилующая очевидными нестыковками и подтасовками фактов. Несмотря на методическую несостоятельность, популярность таких книг растет. Идет глобальная профанация науки, один из важнейших этапов разрушения национального самосознания русского народа, войны против России. Но это так, к слову.


«Черная», или «любительская археология» - не безобидное увлечение любознательных краеведов. Это серьезное правонарушение, симптом глубокого нравственного кризиса, поразившего современное российское общество. Одни только силовые меры здесь не помогут. Будем надеяться, что страна преодолеет этот постыдный этап, сойдет наконец окончательно пена пореформенной вседозволенности и правового нигилизма первой половины 1990-х годов, и люди наконец осознают истинную, непреходящую ценность того богатейшего наследия, что досталось нам по праву исторической преемственности. Противостояние грабителей и хранителей суть психологическое противостояние: война идеологий патриотизма и декадентства, сохранения и разрушения. Только в условиях глубочайшего нравственного кризиса, упадка национального самосознания возможен культ мародерства.


Грабители, отвоевывая свое место под солнцем, ссылаются на мировой опыт. Мол, в цивилизованных странах наука научилась продуктивно взаимодействовать с кладоискателями, там действуют общественные организации любителей приборного поиска и т.д. и.т.п. Давайте же посмотрим, как обстоят дела в других странах.


Действительно, металлодетекторы продаются не только в России. Наша страна не одинока в этой проблеме. Египет, Греция, Турция, Италия, Швеция много десятилетий ведут беспощадную борьбу с расхищением национальных сокровищ. Попробуйте там хотя бы приблизиться к памятнику археологии с чем-то, хоть отдаленно напоминающим металлодетектор – полиция не заставит себя долго ждать. В Китае недавно приговорили к расстрелу банду «черных археологов» за ограбление древней гробницы. В Англии, действительно, действует Служба фиксации случайных находок, активно взаимодействующая с любителями поиска. Но между «любителями поиска» и черными археологами, каковыми является большинство наших доморощенных Индиана Джонсов, есть существенная разница. За то, что творят наши мародеры, в Англии безжалостно штрафуют и сажают за решетку.


В 2010 году парламент республики Литва запретил использование металлодетекторов для отыскания древних кладов и реликвий. Поводом к принятию закона послужило ограбление мародерами нескольких погребений эпохи викингов. Аналогичный закон готовится сейчас в Эстонии – маленькой стране с богатейшей историей и прекрасными памятниками древности. Верховная Рада Украины недавно объявила «черных археологов» вне закона. В Белоруссии планируется создание археологической полиции. Слово за Россией – следующий ход должен быть наш.


Когда скифский царь Иданфирс в 512 году до нашей эры вел тяжелую войну против армии персидского завоевателя Дария, намного превосходившей его силы, Дарий упрекал скифов в трусости, потому что они избегали открытого сражения и не выводили против персов свои главные силы, предпочитая партизанскую тактику. Скифский царь ответил: «Мы кочевники. У нас нет ни полей, ни городов, и нам нечего оборонять в степи. Мы вовсе не убегаем от тебя, а поступаем так, как делаем в обычной жизни – кочуем от пастбища к пастбищу. Но если же ты желаешь во что бы то ни стало сражаться – то у нас есть могилы предков. Найди их и попробуй разрушить, и тогда узнаешь, станем ли мы сражаться!» Вскоре Дарий позорно бежал из Скифии с остатками своей армии. Не смог покорить скифов и Александр Македонский.


Невольно задаешься вопросом – а сможет ли постоять за себя народ, сам готовый ограбить и продать отеческие гробы?


© Иван Стасюк 2010 г.




Скачать 224.73 Kb.
оставить комментарий
Дата26.09.2011
Размер224.73 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх